Александр поветкин религия

Слон и Моська: Почему Поветкин проиграл Кличко

Александру Поветкину изначально оставляли немного шансов на победу в бою с чемпионом мира во всех мыслимых и немыслимых категориях Владимиром Кличко. Но мало кто мог подумать, что даже тот коэффициент, который давали букмекеры на победу российского бойца, 3,8, окажется, скорее комплиментом в адрес нашего боксера, нежели реальной, выверенной цифрой, которая показывала бы действительное соотношение сил на ринге. Этим же коэффициентом, видимо, букмекеры пытались привлечь как можно больше ставок на Поветкина, которому на протяжении полугода в России обеспечивали мощнейший пиар, так, что полстраны действительно поверили, что Русский Витязь сможет одолеть украинского чемпиона.

Бой Александр Поветкин — Владимир Кличко Фото: АиФ / Алексей Богданов

Сам бой оставил впечатление какого-то ритуального жертвоприношения. Будто ни в чем не повинную зверушку, или дитя отдали на заклание, чтобы ублажить кровожадного бога бокса, в роли которого в этот вечер выступал Владимир Кличко. А к человеческой жертве присовокупили еще и щедрые подношения в виде «золота» — 17 миллионов долларов, которые Кличко получал бы гарантировано, вне зависимости от исхода поединка.

Как только главный шаман вечера, придававший всей церемонии сакрального смысла, Майкл Баффер, начал отрабатывать свой стандартный гонорар в 150 тысяч долларов за одну лишь запатентованную им фразу Let’s get rrrready to rrrrumble, стало ясно, Поветкину сегодня несдобровать.

Бой Александр Поветкин — Владимир Кличко Фото: АиФ / Алексей Богданов

Сразу стало заметно преимущество украинца в росте – 9 сантиметров. Сразу же стало понятно, почему разница в размахе рук в 15 сантиметров – это существенное преимущество. И, конечно же, все увидели, что семь килограммов чистой мышечной массы, которых недоставало Поветкину – тоже весомый аргумент.

Я полностью контролировал ход поединка. Ни один из ударов Поветкина не нанес мне значительного урона

Вся тактика относительно невысокого боксера, которому предстояло как-то преодолевать 15 сантиметров, чтобы дотянуться до соперника, свелась к тому, что Александр практически с открытым забралом кидался на амбразуру, занявшую главную высоту. Других приемов в арсенале боксера, команда которого утверждала, что они изучили соперника и разработали убойную тактику, не находилось.

Не будь Кличко умным боксером, он бы может и поддался азарту и желанию в таком громком поединке втянуться в бескомпромиссный поединок и показать открытый бокс. Проблема в том, что Доктор Стальной Молот, как Владимира называют за живой ум и сокрушительный удар, не видел ни одной причины принимать открытый бокс. В итоге все потуги Поветкина подойти на приемлемое расстояние гасли в неумолимом клинче, который украинец раз за разом без устали провоцировал, виснув на согнувшемся Поветкине, как мокрое белье на веревке для сушки. Попутно, в моменты особо пылких атак, Кличко снабжал позабывшего об обороне Александра стандартной порцией джебов и двоек, которые то проходили, то нет.

Бой Александр Поветкин — Владимир Кличко Фото: АиФ / Алексей Богданов

Все эти бесконечные танцы с элементами борьбы и периодические оплеухи привели к тому, что в седьмом раунде поединок мог закончиться досрочно, когда особо сильный удар пробил оборону уставшего к тому моменту Поветкина. Был и еще один момент, чуть позже, когда Кличко удалось нанести первый из двойки сокрушительный удар левой. Александр на секунду потерял способность ориентироваться и второй удар правой должен был подвести черту под поединком, но Владимир почему-то своим мощнейшим выпадом промахнулся по цели, которая стаяла прямо напротив него, опустив руки, и не двигалась, не уклонялась – Кличко просто не попал в голову противника.

Бой Александр Поветкин — Владимир Кличко Фото: АиФ / Алексей Богданов

Шутка ли, когда в таком статусном поединке все трое судей отдают победу одному бойцу, да еще и с таким большим преимуществом, как 119 – 104. Но и такой счет, как и коэффициент букмекеров, скорее могут показаться комплиментом Александру, бившемуся на родине, нежели реальным раскладом сил. Специалисты с телеканала HBO подсчитали, что Поветкин нанес сопернику всего 59 ударов. 31 из них пришелся в голову украинского соперника, и еще 28 – в туловище.

«Я полностью контролировал ход поединка. Ни один из ударов Поветкина не нанес мне значительного урона», — заявил сразу после боя Владимир Кличко, удивившийся, что его соперник вообще не явился на послематчевую пресс-конференцию, хотя его состояние позволяло и передвигаться и внятно разговаривать.

Бой Александр Поветкин — Владимир Кличко Фото: АиФ / Алексей Богданов

Сам же Кличко нанес Поветкину 139 ударов. Что самое ужасно, все они пришлись в голову российского боксера. Был момент, когда украинец хотел было ударить по туловищу, но понял, что для такого маневра ему придется согнуться чуть ли не пополам. Решил продолжить «окучивать» голову Александра.

«Я пытался завершить эту встречу досрочно, но стойкость Александра не позволила мне воплотить в жизнь задумку», — заявил Кличко после боя.

Да, разок попытался, понял, что скорее всего при небольшой доле упорства это удастся, и решил не гневить и без того разочарованных зрителей в «Олимпийском» — поступил по-джентельменски, по-дружески.

В итоге произошло то, что и должно было произойти: Поветкин получил право сразиться за титул чемпиона мира, Кличко отстоял свои звания, в Россию приехал большой бокс мирового уровня, соперники заработали по 17 и 6 миллионов долларов (вряд ли нужно дополнительно объяснять, кто сколько), все вместе дружно поблагодарили организаторов МИЦ и «Роснефть», которые не пожалели двух с половиной десятков миллионов долларов.

Будем ждать матч реванш, если Поветкин, конечно, на него отважится – это ведь пострашнее, чем на пресс-конференцию прийти.

Бой Александр Поветкин — Владимир Кличко Фото: АиФ / Алексей Богданов

«Я готов дать реванш, если Поветкин захочет и если захотите вы, зрители. Единственное, на словах сказать о реванше просто, другое дело — организовать его на самом деле. Поскольку я являюсь чемпионом также по версии WBO и IBF, то обязан проводить защиты и этих титулов. Ближайшая защита титула WBO, и ясность с противником наступит в течение ближайшего месяца», — отметил после боя Кличко.

А Поветкину надо научиться держать удар. Понятное дело, первое поражение в карьере всегда воспринимается болезненно, но даже в такой ситуации надо оставаться профессионалом, не бояться посмотреть в лицо своей неудаче, прийти на пресс-конференцию… Пока же профессиональный бокс не далеко ушел от всего остального российского спорта.

Интересный фрагмент интервью с Александром Поветкиным.

– Когда вы стали выходить на бои под песню «Русь»?

– Кажется, в конце 2005 года сидели с друзьями, разговаривали. Играла музыка, а потом кто-то включил эту песню. Как услышал – аж мурашки по телу пошли. «Ну-ка, стоп-стоп. Вот под эту песню я буду выходить». Уже потом познакомился с Николаем Емелиным – тем, кто сочинил её и исполнил.

– Многие к этой музыке относятся с иронией.

– Многим что-то не нравится. Но это – моё. Если это не во вред другим людям, каждый должен делать то, что ему хочется.

– Когда и как вы стали интересоваться язычеством?

– Еще когда был в любителях – году в 2004-м. Произошло это необыкновенно. Как-то утром я проснулся, включил телевизор, а там шёл мультик «Детство Ратибора». Он меня очень зацепил. После этого посмотрел фильм «Русь изначальная». Начал интересоваться, читать, разговаривать со святыми отцами – православными. Больше всего мне не нравится, когда пытаются разделять: православие и язычество. Ну зачем? И то, и другое – наша история. Но мне и по совести, и по духу ближе то, что было до христианства. То, что было в Киевской Руси. Поэтому я язычник.

– Что про это говорят православные священники?

– Говорят, что это от сатаны, от нечистого. Я с этим не согласен. Я шёл к этому не один год, много общался с разными людьми – в том числе с теми, которые ведут раскопки. При этом у меня много друзей-христиан, которых я ценю, люблю и уважаю.

Я русский славянин. Главное для меня – жить по чести и по совести. На добро отвечать добром, на зло – тем же.

– Наш бог – Христос. Кто бог у язычников?

– Было многобожие. Например, ты занимаешься земледелием – твой бог Велес. Я воин – мой бог Перун. Сварог – прародитель богов.

Повторю: надо почитать свой народ, свой род, жить по чести и по совести. Это и есть моя вера. А что, у нас сейчас исповедь заменяет совесть? Не может быть так.

Никому и ничего не хочу навязывать. Я выбрал такой путь и иду по нему.

– Храмы у язычников есть?

– Природа – наш храм. Не тот, который люди создавали. А то, что создано природой. Самое главное у язычника – жить в гармонии с природой. Поэтому мне особенно неприятно наблюдать за тем, как её сейчас уничтожают.

Еще раз: я не то чтобы какой-то чересчур верующий. Я просто придерживаюсь образа жизни, который был у наших предков. Кто такой славянин? Это человек, который пашет на своей земле и защищает её, если надо. Вот и всё.

– Расскажите о своих татуировках. Вы единственный, кого об этом интересно спросить.

– Это мои обереги. (показывая на правое предплечье) Эту сделал давно. Мы были на сборе в Кисловодске. Увидел этот знак на доме одного человека. Он рассказал, что это древний оберег, символ языческой Руси. Выглядит как человек, обращающийся к солнцу. Я решил сделать себе на руке. На левом плече – звезда Руси. А на ладони рунами написано «За Русь». Еще на груди я ношу Секиру Перуна. Крестик я не ношу.

– Дизайн ваших футболок – та же тема?

– Его делали православные ребята. Они по раскопкам восстановили старые вязи. А в центре как будто шлем – это шестилиственник Перуна, ну и буквы «А» и «П» – Александр Поветкин.

– Как на ваше увлечение язычеством реагируют родные?

– Никак. Бабушка моя – очень верующая – сказала: «Бог один. Ты веришь по-своему, я – по-своему». Разговора нет: любим, уважаем друг друга.

– Прочитал, что вы были в Патриаршем совете по культуре. Как это возможно в вашем случае?

– Я об этом вообще ничего не знал, пока меня кто-то не спросил. «Как здорово! Хоть бы меня предупредили».

– После вашего поражения от Кличко иеромонах Дмитрий Першин сказал: «Поветкин проиграл из-за своего увлечения язычеством».

– Смешно, если честно. Зачем переводить на кого-то или на что-то? Я проиграл из-за себя. Потому что не выполнил план. Потому что я слабее. Но я никогда не сдамся. Я буду идти к новому бою с Владимиром Кличко и обязательно пройду.

– Руны – славянские в том числе – популярны у националистов. Вы считаете себя националистом?

– Давайте разберемся в понятиях. Я человек, который любит свою родину и свой народ. Поэтому, считайте, я националист. Что в этом плохого? Просто у нас сейчас это путают с фашизмом и нацизмом. Делать зло кому-то нельзя, ни одна религия этому не учит. У меня много разных друзей – и мусульман, и христиан. Всех их люблю и уважаю.

Сейчас по всей России много спортивных клубов, где ребята тренируются бесплатно, это очень важно. У нас сейчас много недовольных кавказцами, приезжими из других стран, которые недостойно себя ведут. Я уверен: если бы мы не были слабыми, этих разговоров вообще не велось.

– В чем слабость? В том, что бухают?

– Это – одно из основных. Ещё – что на всё наплевать. Я не говорю, что все такие, но многие. На первом месте – личная выгода. Понятно, что люди должны хорошо зарабатывать, нормально жить; просто не это должно быть на первом месте. На первом – родина и близкие. Русский мужчина – это воин. Воин, который обязан постоять за свою родину, за свою мать и за свою женщину. А у нас сейчас ребята сами за себя постоять не могут. Многие мне скажут: «Эй, надо учиться идти». Да, надо! Но заниматься собой параллельно с учёбой тоже надо. Вы посмотрите на Колю Валуева – это же очень умный мужчина! Мы когда были на сборах, я своими глазами видел, сколько он читает. Поэтому не удивлен, что он сейчас депутат.

Я когда общаюсь с родителями, всегда говорю: «Отдавайте детей в секции. В бокс, в самбо, в рукопашный бой». Процентов 70 мне отвечают: «А зачем? Чтоб он дураком стал?». Да вы посмотрите вокруг: где он дураком скорее станет – на улице или в секции?

Мы часто слышим: «Надо черных бить». Это неправильно. Надо самим становиться сильнее. Если будем сильнее, никто на нашей земле не будет вести себя так, как нам не нравится. Когда в доме есть хозяин, кто себе это позволит? А если хозяина нет?

Автор Юрий Дудь Просмотры: 1 452

О том, что значат для города Чехов парни с кулаками, можно судить хотя бы по плакатам, которые висят на блочных домах у ледового дворца. Местный «Витязь» уже давно не гоняет соперников по КХЛ, но герои плакатов – Джереми Яблонски (ушел из клуба в 2012-м) и Джон Мирасти (в 2013-м), а центральный сюжет – их перемах с кем-то из соперников.

В качалке ледового дворца – закрытой, устроенной специально для хоккейной команды и ее друзей – сегодня известный посетитель: Александр Поветкин проводит силовую тренировку. Я встречаюсь с ним в километре отсюда – в узбекской чайхане, вкусном и, судя по всему, главном общепите города.

Поветкин пробирается в угол зала и представляется: «Саня». Кладет на стол айфон, какую-то древнюю, закованную в резину трубку и стальной кистевой эспандер. Заказывает чай, суп, куриный шашлык и «огурцов побольше».

Воттоваара

– Ваш бой против Кличко – самое рейтинговое спортсобытие прошлого года. Как после этого изменилась ваша жизнь?

– Никак. Ну по крайней мере я этого не вижу. В том же ритме тренируемся, занимаемся, ездим общаться с детьми. В Якутии были, в Волгограде. Звонят, приглашают на детские турниры. Чисто детей поддержать.

– Пример детской непосредственности, с которой вы сталкивались?

– В Туле один очень просил: «Можно я с вами побоксирую?». Перчатки надели – и вперед. Он маленький, лет 10 – со стороны выглядело забавно. Еще постоянно спрашивают: «Как стать чемпионом?». «Как? Поставили цель – идите и не сдавайтесь». Я вообще думаю, что не сдаваться – это самое главное.

– Как вы провели отпуск?

– Был с женой в Доминикане. Бегал, прыгал, отдыхал. Потом катался на лыжах в Норвегии. Я вообще ими не увлекаюсь. В 2001 году мы были на Урале на сборах, там были небольшие горки и я чуть-чуть научился. С тех пор вообще ни разу не вставал – и вот теперь решили поехать.

Вообще я не выпиваю, особо не гуляю. Поэтому я стараюсь уехать куда-нибудь в тихое место, когда в России начинаются бурные праздники. Мне это неприятно, если честно – я хочу, чтобы наш народ был здоров. Не только физически, но и духовно. В этот раз поехали в Норвегию. Покатался, испытал радость. Каждый день ложился спать в одиннадцать-полдвенадцатого. В новогоднюю ночь – тоже.

– Лучшее путешествие в вашей жизни?

– В Карелию. Ездили с друзьями – погулять, полазить по городам. Ездили на машинах, по дороге кто только ни встречался – и лисы, и зайцы, и лоси. Центр поездки – гора Воттоваара. Это дикое место, но там очень красиво. На три дня разбили там палатки и жили. Ели кашу и тушенку. Прекрасные ощущения.

Спина болела

– Давайте восстановим события главного боя вашей жизни. 5 октября, поздний вечер, только что вы проиграли. Что дальше?

– Поехал в гостиницу. Там были мои друзья, дочка и мама. Общались часов до двух ночи. Мобильный у меня был выключен. Всех, кого надо, я увидел, поэтому до следующего дня мне он был не нужен.

– Как друзья и близкие вас отвлекали?

– Да про бой мы особенно не болтали… Знаешь, у меня всегда есть цель – выиграть. Но такого, что проиграл – и все, конец жизни, у меня нет. Я знаю одно: я не сломался, не засомневался – заканчивать или нет – ни капли. Я знаю, что дойду и выиграю все равно. «Что мне делать? Как мне быть»? – такого у меня нет. Я воспринял это просто: на данный момент я оказался слабее. И тактически, и физически Кличко был сильнее.

– Сколько раз вы пересматривали бой против Кличко?

– Ни разу.

– Разве это профессионально?

– Не знаю, профессионально или нет. Я посмотрю обязательно – и не один раз.

– Представим, что следующей осенью у вас новый бой с Кличко. Что бы вы делали иначе?

– Считаю, что я делал мало ударов. Надо было делать больше – разрабатывать комбинации из трех-четырех ударов. А я зациклился: бью со всей силы – попадаю в блок, бью со всей силы – попадаю в блок. Надо было пробовать другое. Возможно, это от того, что желания было чересчур много.

– Один из ваших тренеров Александр Зимин после боя сказал: «Подготовку Саше испортили американские тренеры». Вы ведь с ним согласны?

– Я считаю, что виноват сам. Зачем на кого-то перекладывать? Испортил, не испортил… Я сам.

– Зайду с другого угла: я правильно понимаю, что в следующий раз вы не будете нанимать тех же тренеров, что были у вас сейчас? Конкретно я имею в виду Стейси Маккинли, который приехал к вам чуть ли не перед самым боем.

– Считаю, что у него было много интересного… Но смысла менять тренера прямо перед боем не было – это да. Мой недочет в том, что я не убедил в этом руководство. Я не настоял на этом. Это еще одна моя ошибка.

– Все считают, что это был очень незрелищный бой. Вам так показалось?

– Учитывая, что почти весь бой прошел в клинче, такое мнение можно понять… Но судить проще, когда ты видел его со стороны. Я – пока нет. Для меня бой был тяжелым. Конечно, когда смотришь, хочется другого. Хочется битвы, зарубы, не чтобы обнимали тебя постоянно. Но у каждого боксера своя тактика – я никого не виню.

– Леннокс Льюис сказал: «Если бы Кличко хотел нокаутировать Поветкина, то нокаутировал бы».

– Полная ерунда. Смог бы – нокаутировал. Но если по бою посмотреть, можно увидеть, что он всячески пытался это сделать, но в последний момент не получалось. Конечно, он хотел! Факт, что не смог. А сейчас говорить можно все, что угодно.

– Еще ходила версия, что Кличко специально попросили не отправлять вас в нокаут. Вас такие разговоры задевают?

– Ну вот кто такое может говорить? Люди, которые не понимают. Вы посмотрите бой! Понимаю: он ударил бы меня, я поплыл, а он вместо того, чтобы добивать, ушел бы в сторону. Но в бою такого не было.

– После личной встречи у вас есть ответ на вопрос: что особенного в Кличко? Почему он столько лет держит пояс?

– Физически сильный. Сильный в тактике. Вместе с командой они отлично выбирают, как вести бой. Он же не полез со мной драться. Полез бы – картина, может, и другая была. А он где-то прихватил, где-то обнял, где-то повис на мне – так, что у меня спина потом фиг знает сколько болела. Опытный.

– Вы через несколько дней после этого пообщались с пранкером Вованом. Когда вы клали трубку, вы еще не понимали, что вас разыграли?

– Да я вообще не думал, что бывают такие люди. О том, что это шутка, узнал от знакомых – мне позвонили, рассказали. Ну, пошутил и пошутил. Встретимся с ним – я тоже как-нибудь пошучу.

Фактура такая

– Когда Кличко выходит биться, все смотрят на кубики его пресса и охают, какой же он атлет. Почему у вас такого нет? Пару лет назад вы выглядели так, что многим вообще казалось: у вас лишний вес.

– Фиг знает, если честно. Может, фактура такая. Но мне это никогда не мешало.

– У каждого бойца есть своя история о том, как он гонял вес. Расскажите свою.

– Гоняли не только по еде, но и по воде. Помню как сейчас: по юношам боксировали на турнире в Воронеже, перед финалом – взвешивание. Накануне я уже поставил на окно сок – чтобы холодный был, чтобы после взвешивания, наконец, смог его выпить. Пить хотелось так, что я уснул и начал сниться сон, будто я уже взвесился. Я подскакиваю, бегу к окну, открываю сок. Хорошо, сосед по номеру проснулся: «Саня! Саня! Ты чего?». Открываю глаза – в руках сок. Как лунатик подскочил, на автопилоте. Вот было бы здорово, если бы я пришел на взвешивание, напившись этого сока…

Еще был момент у другого парня, когда на взвешивании у него было несколько лишних грамм. А прическа у него – длинные волосы. Посмотрел на весы и пошел побрился наголо. Вернулся – и прошел.

– Вы слышали, что кричали из первых рядов во время вашего боя против Кличко?

– Нет. Я был настолько на своей волне, что вообще ничего не слышал. Даже то, что тренеры кричали.

– Оттуда кричали: «Петуха бей». Очевидно, в адрес вашего соперника. Уже после боя вам было неловко за это?

– Я не обращал никакого внимания. У каждого может быть свое восприятие того, что значит «петух».

– Ну, тут все вполне очевидно: если речь идет не о птицефабрике, в русском языке так называют гомосексуалистов.

– Это в каком русском языке так говорят? Это не в русском языке – это на блатном жаргоне. Каждый кричит со своей колокольни. Что, всех идти бить за это? Если у тебя что-то есть – ты скажи в лицо. Если в лицо не говорит – нет смысла обращать на него внимания.

– Говорили, что это ваш брат кричал.

– Кто говорит?

– Журналисты, которые были неподалеку от ринга.

– Вряд ли. Брат был со мной в углу.

– Как вы относитесь к людям нетрадиционной сексуальной ориентации?

– Отрицательно. Меня иногда спрашивают: «А что они тебе сделали?». Ничего. Но у меня дочка растет. Замуж будет не за кого выдать! Я считаю, что это неправильно. Интересоваться, кто и с кем, я не собираюсь. И винить кого-то тоже. Но мне это не нравится.

– Проиграть бой натуралу и проиграть бой гомосексуалисту – для вас есть разница?

– Я об этом не думаю. Человек выходит на ринг как боксер. А кто он по жизни, я не интересуюсь.

– Если бы вдруг стало известно, что Владимир Кличко – гей, как бы вы отреагировали? Таким же крутым боксером, успешным бизнесменом и достойным человеком он бы при этом остался.

– Я отвечу просто: не думаю, что это так.

Сечки

– Ваш бывший тренер Тэдди Атлас сказал: «Я думал, у Поветкина есть характер. Оказалось – нет». Он так отреагировал на то, что вы не полетели к нему тренироваться в США.

– Это его личное мнение. У нас с Атласом нормально все складывалось. Но когда его только приглашали, я сказал, что тренироваться буду только в России. В Америку я и так к нему два или три раза ездил. Вот и вся политика.

– Если речь идет о классном тренере и о вашей карьере, почему не пойти на неудобства, не перелететь через океан и не подготовиться к бою там?

– Я люблю Россию. Буду жить только в России. И тренироваться буду только в России. Говорят: в Америке самые лучшие специалисты. Я с этим не согласен. Считаю, что в России все самое лучшее. Все.

– Ага, особенно – автомобили.

– Ну, если автопром развивать, может, и машины станут лучше.

– В 3000-м году.

– Если мы посмотрим времена СССР, все самое лучшее в России было у нас. И самолеты, и военная техника. Значит и с машинами можно было бы к этому подобраться.

Так вот, по поводу тренировок в Америке. Выступать я готов где угодно, но тренироваться – только здесь. Нельзя ведь съездить в ту же Америку за две недели до боя, потренироваться, подготовиться. Тренировки – это ежедневный процесс. И вести его надо дома.

В боксе есть много американцев, которых тренируют американцы. И где они? Что, выиграли у Кличко?

– Почему вы вообще не пытались учить английский? Все-таки бокс – это англоязычная тусовка.

– Мы сделаем ее русскоязычной.

– Летом вы расстались со своим промоутером Владимиром Хрюновым. Очевидно, вы были им недовольны. Приведете пример – чем именно?

– Например, наша сторона выиграла торги на проведения боя Лебедев – Джонс. Почему мы должны идти на их условия? В итоге Джонс боксировал в своих перчатках – тех, которые привез из Америки. Многие говорят, что перчатки не имеют значения. Ну как не имеют? Имеют, если Денису все, что можно, рассекли, у него все распухло и он ничего не видел.

– Это из-за перчаток?

– Да все может быть. Я такие сечки, такие шишки до этого не видел никогда в жизни.

– Последний раз, когда вам было страшно?

– Года три назад – когда последний раз прыгал с парашютом. Это здесь, в Волосово. Страшно – именно когда открывают дверь и ты понимаешь: «Надо прыгать». Но меня не толкали, я сам. У меня уже 8 прыжков. Первый раз прыгал лет в 14, с отцом. Люблю такой адреналин.

– Почему, прыгая с парашютом, вы не боитесь получить травму?

– Можно сейчас выйти на улицу, поскользнуться и сломать себе что-нибудь. Поэтому и не боюсь.

Денис Лебедев: «Не ожидал, что когда-нибудь у меня будет такое лицо. А надо было ожидать»

$5 800 000

– Я правильно понимаю, что бой против Кличко сделал вас богачом?

– Ну не богачом, но заработал денег, да.

– Из 5,8 миллиона долларов, которые вы должны были получить за бой против Кличко, сколько дошло до вас?

– Ну, точно не столько. Но достойная сумма.

– После какого боя вы заработали свой первый миллион долларов?

– После этого. Но в жизни у меня ничего не изменилось. Живу в хорошей трехкомнатной квартире. Машины своей нет. Mercedes, на котором я сейчас езжу, мне дали в тест-драйв.

– В 2012 году вы получили премию от Союза десантников России. Согласно пресс-релизу, вам помимо статуэтки полагался еще и денежный грант. Неужели?

– Грант? Нет, ничего такого не было. А вот звание дали – старший сержант ВДВ.

– Вам не кажется это странным: не служили, а имеете звание?

– Можно по-разному относиться. Мы просто близко общаемся с десантниками, с парашютом вместе прыгаем. Это была их инициатива. А для меня это почетно – я очень уважаю эти войска.

– Денис Лебедев рассказывал историю о десантнике, который ожил прямо в морге. Ваш пример невероятной силы этих парней?

– Вы знаете Евгения Родионова? Это наш русский парень, который воевал в Чечне. Когда он попал в плен, ему сказали: «Сними крестик или отрежем тебе голову». Он не снял и ему отрезали голову. Человек не отказался от своей веры, несмотря на то что это стоило ему жизни.

Финал

– Ваш первый брак не сложился. Почему?

– Меня часто не было дома, я все время в разъездах был… Наверное, я виноват. Дочка живет в Курске, но мы каждый день на связи – общаемся, вместе ездим отдыхать. Я считаю так: что бы ни было между мужчиной и женщиной, забывать детей нельзя ни в коем случае. Дети – святое.

– Прошлым летом вы снова женились. Как вы познакомились с Евгенией?

– Когда уже официально развелся, встретил ее в общей компании. Чтобы добиться хоть какого-то расположения, пришлось потрудиться. Был женат, есть ребенок – это не всем нравится, поначалу меня игнорировали. Но я не привык отступать.

– Вы и правда мечтаете снова выступить на Олимпийских играх?

– Если профессиональным боксерам разрешат там выступать, если я буду достоин, если буду первым в весе – с удовольствием бы поехал. Любительский бокс не такая простая штука, как кому-то кажется. Там четыре раунда: не успеешь раскачаться – уже проиграл по очкам…

Я прекрасно помню свою Олимпиаду – афинскую. То, что мне всегда нравилось: у нас очень дружная команда была. Жили как семья.

– В Афинах вы получили золото, но не бились в финале. Расстроились?

– Да, расстроился. Биться я должен был с египтянином. Незадолго до этого я встречался с ним на турнире, кажется, в Англии и досрочно выиграл. Естественно, мне хотелось выйти против него же в финале Олимпиады и снова отлично победить. Я был отлично настроен и отлично готов. Перед выездом из отеля, начали говорить: «Вроде он руку травмировал. Вроде не будет биться…». Но я думал: может, оттуда специально закидывают – психологическая атака, чтобы я подрасслабился.

Но приехали во дворец и там уже сказали, что боя не будет. Я расстроился: «Елы-палы, как так?». Вроде и медаль, а вроде и не так почетно.

Секира Перуна

– Когда вы стали выходить на бои под песню «Русь»?

– Кажется, в конце 2005 года сидели с друзьями, разговаривали. Играла музыка, а потом кто-то включил эту песню. Как услышал – аж мурашки по телу пошли. «Ну-ка, стоп-стоп. Вот под эту песню я буду выходить». Уже потом познакомился с Николаем Емелиным – тем, кто сочинил ее и исполнил.

– Многие к этой музыке относятся с иронией.

– Многим что-то не нравится. Но это – мое. Если это не во вред другим людям, каждый должен делать то, что ему хочется.

– Когда и как вы стали интересоваться язычеством?

– Еще когда был в любителях – году в 2004-м. Произошло это необыкновенно. Как-то утром я проснулся, включил телевизор, а там шел мультик «Детство Ратибора». Он меня очень зацепил. После этого посмотрел фильм «Русь изначальная». Начал интересоваться, читать, разговаривать со святыми отцами – православными. Больше всего мне не нравится, когда пытаются разделять: православие и язычество. Ну зачем? И то, и другое – наша история. Но мне и по совести, и по духу ближе то, что было до христианства. То, что было в Киевской Руси. Поэтому я язычник.

– Что про это говорят православные священники?

– Говорят, что это от сатаны, от нечистого. Я с этим не согласен. Я шел к этому не один год, много общался с разными людьми – в том числе с теми, которые ведут раскопки. При этом у меня много друзей-христиан, которых я ценю, люблю и уважаю.

Я русский славянин. Главное для меня – жить по чести и по совести. На добро отвечать добром, на зло – тем же.

– Наш бог – Христос. Кто бог у язычников?

– Было многобожие. Например, ты занимаешься земледелием – твой бог Велес. Я воин – мой бог Перун. Сварог – прародитель богов.

Повторю: надо почитать свой народ, свой род, жить по чести и по совести. Это и есть моя вера. А что, у нас сейчас исповедь заменяет совесть? Не может быть так.

Никому и ничего не хочу навязывать. Я выбрал такой путь и иду по нему.

– Храмы у язычников есть?

– Природа – наш храм. Не тот, который люди создавали. А то, что создано природой. Самое главное у язычника – жить в гармонии с природой. Поэтому мне особенно неприятно наблюдать за тем, как ее сейчас уничтожают.

Еще раз: я не то чтобы какой-то чересчур верующий. Я просто придерживаюсь образа жизни, который был у наших предков. Кто такой славянин? Это человек, который пашет на своей земле и защищает ее, если надо. Вот и все.

– Расскажите о своих татуировках. Вы единственный, кого об этом интересно спросить.

– Это мои обереги. (показывая на правое предплечье) Эту сделал давно. Мы были на сборе в Кисловодске. Увидел этот знак на доме одного человека. Он рассказал, что это древний оберег, символ языческой Руси. Выглядит как человек, обращающийся к солнцу. Я решил сделать себе на руке. На левом плече – звезда Руси. А на ладони рунами написано «За Русь». Еще на груди я ношу Секиру Перуна. Крестик я не ношу.

– Дизайн ваших футболок – та же тема?

– Его делали православные ребята. Они по раскопкам восстановили старые вязи. А в центре как будто шлем – это шестилиственник Перуна, ну и буквы «А» и «П» – Александр Поветкин.

– Как на ваше увлечение язычеством реагируют родные?

– Никак. Бабушка моя – очень верующая – сказала: «Бог один. Ты веришь по-своему, я – по-своему». Разговора нет: любим, уважаем друг друга.

– Прочитал, что вы были в Патриаршем совете по культуре. Как это возможно в вашем случае?

– Я об этом вообще ничего не знал, пока меня кто-то не спросил. «Как здорово! Хоть бы меня предупредили».

– После вашего поражения от Кличко иеромонах Дмитрий Першин сказал: «Поветкин проиграл из-за своего увлечения язычеством».

– Смешно, если честно. Зачем переводить на кого-то или на что-то? Я проиграл из-за себя. Потому что не выполнил план. Потому что я слабее. Но я никогда не сдамся. Я буду идти к новому бою с Владимиром Кличко и обязательно пройду.

– Руны – славянские в том числе – популярны у националистов. Вы считаете себя националистом?

– Давайте разберемся в понятиях. Я человек, который любит свою родину и свой народ. Поэтому, считайте, я националист. Что в этом плохого? Просто у нас сейчас это путают с фашизмом и нацизмом. Делать зло кому-то нельзя, ни одна религия этому не учит. У меня много разных друзей – и мусульман, и христиан. Всех их люблю и уважаю.

Сейчас по всей России много спортивных клубов, где ребята тренируются бесплатно, это очень важно. У нас сейчас много недовольных кавказцами, приезжими из других стран, которые недостойно себя ведут. Я уверен: если бы мы не были слабыми, этих разговоров вообще не велось.

– В чем слабость? В том, что бухают?

– Это – одно из основных. Еще – что на все наплевать. Я не говорю, что все такие, но многие. На первом месте – личная выгода. Понятно, что люди должны хорошо зарабатывать, нормально жить; просто не это должно быть на первом месте. На первом – родина и близкие. Русский мужчина – это воин. Воин, который обязан постоять за свою родину, за свою мать и за свою женщину. А у нас сейчас ребята сами за себя постоять не могут. Многие мне скажут: «Эй, надо учиться идти». Да, надо! Но заниматься собой параллельно с учебой тоже надо. Вы посмотрите на Колю Валуева – это же очень умный мужчина! Мы когда были на сборах, я своими глазами видел, сколько он читает. Поэтому не удивлен, что он сейчас депутат.

Я когда общаюсь с родителями, всегда говорю: «Отдавайте детей в секции. В бокс, в самбо, в рукопашный бой». Процентов 70 мне отвечают: «А зачем? Чтоб он дураком стал?». Да вы посмотрите вокруг: где он дураком скорее станет – на улице или в секции?

Мы часто слышим: «Надо черных бить». Это неправильно. Надо самим становиться сильнее. Если будем сильнее, никто на нашей земле не будет вести себя так, как нам не нравится. Когда в доме есть хозяин, кто себе это позволит? А если хозяина нет?

30 Сен 2013

Александр Поветкин – боксер-родновер

Славянский боксёр Поветкин

Александр Поветкин – боксер-родновер

Еще не так давно, боксер Александр Поветкин был в совете по культуре у патриарха Гундяева, крестился перед выходом в ринг и обязательно носил на груди христианский крестик.

Однако, сегодня Александр Поветкин уже не крестится, выходя на бой, и на его груди уже висит не чужеРодный крестик, а свой, Родной, родноверческий символ – Топор Перуна, указывающий, на то, что перед нами стоит настоящий Русский воин-боец, не привыкший к поражениям и никому не дающий поблажек.

Александр Поветкин решил оставить христианство и перейти в лагерь родноверов-язычников.
Сегодня, перед самым ответственным поединком в его жизни, с боксером Кличко-младшим, у Александра на правом запястье появилась татуировка, изображающая руну Мир или (в перевернутом виде) руну Чернобог.
Обе эти руны говорят о внутренней борьбе с самим собой.

А о символе, нанесенном на бицепс правой руки, боксер-родновер Александр Поветкин поведал сам:
«Для каждого человека есть что-то родное. Это мое родное, часть нашей истории, наследие наших предков, и все. Я интересуюсь историей своего народа, изучаю ее. Татуировка называется «Звезда Лады Богородицы», это древний славянский оберег, в который вложен глубочайший смысл».

Все последние выходы в ринг боксера-родновера Александра Поветкина сопровождает известная песня певца-родновера Николая Емелина с названием «Русь» (Внуки Сварога).

Поединок Русского Витязя Александра Поветкина и Кличко-младшего будет проведен в Москве, 05 октября 2013 года, в спортивном комплексе «Олимпийский».