Алексиевич Светлана Александровна

Светлана Алексиевич

Биография

Творчество Светланы Алексиевич вызывает неоднозначные отзывы. Одни по ее книгам снимают фильмы и ставят спектакли, другие считают писательницу рупором постсоветской чернухи. Ей приписывают изобретение нового жанра в литературе – романа-исповеди от лица конкретного человека. Сама Алексиевич в интервью сказала, что мечтает собрать сотню историй, рассказанных 50 женщинами и 50 мужчинами, чтобы получился рассказ о душевных переживаниях свидетелей жизни и падения советской империи.

«Самое интересное сейчас — не политика, не передел мира, а вот это пространство маленького человека. Но в то же время через это пространство высвечивается и наша культура, и наша история».

Детство и юность

Светлана Александровна Алексиевич родилась в украинском городе Ивано-Франковске (тогда Станислав) 31 мая 1948 года. Семья писательницы интернациональная. Отец родился в Беларуси, мама в Украине. После демобилизации глава семьи перевёз родных в Беларусь, в Гомельскую область. Там Светлана Алексиевич в 1965 году окончила школу и поступила в университет, выбрав факультет журналистики. В 1972 году будущая писательница получила диплом Белорусского государственного университета.

View this post on Instagram

A post shared by Yulia Vasilyuk (@vasilyuk_yulia) on May 9, 2016 at 12:12am PDT

Светлана Алексиевич

Трудовая биография Светланы Алексиевич началась с работы в школе. Сначала она работала воспитателем в школе-интернате, потом преподавала детям историю и немецкий язык в Мозырском районе. Писательство давно влекло Алексиевич, и она устроилась корреспондентом в районную газету «Припятская правда». Затем перешла в другое издание – «Маяк коммунизма» в одном из райцентров Брестской области.

С 1973-го по 1976-й Светлана Алексиевич работала в областной «Сельской газете». В 1976-м ей предложили место руководителя отдела очерка и публицистики в журнале «Неман». Там Алексиевич трудилась до 1984 года. В 1983-м принята в Союз писателей СССР.

С начала 2000-х Светлана Алексиевич жила за границей, сначала в Италии, потом во Франции и Германии, в итоге вернулась в Беларусь.

Книги

Светлана Александровна Алексиевич говорит, что на каждую книгу уходило от 4 до 7 лет жизни. В период написания она встречалась и разговаривала с сотнями людей, свидетелями событий, о которых рассказывается в произведениях. Эти люди, как правило, имели за спиной очень сложную судьбу: прошли сталинские лагеря, революции, воевали на разных войнах или выжили в чернобыльской катастрофе.

View this post on Instagram

A post shared by Алла Карпухина (@karpukhina.alla) on Feb 14, 2019 at 2:55pm PST

Писательница Светлана Алексиевич

Первая книга, которой начинается творческая биография Светланы Алексиевич — «Я уехал из деревни», разоблачающая отношение государства к сельским жителям. Издание подготовили к печати еще в середине 70-х, но до читателя книга так и не дошла. Типографский набор запретило партийное руководство, а позже и сама автор отказалась от публикации.

«У войны – не женское лицo» — это книга о женщинах, которые воевали на фронтах Великой Отечественной войны. Они были снайперами, лётчицами, танкистами, подпольщицами. Их видение и восприятие войны – совсем иное, чем у мужчин. Они тяжелее переживали чужие смерти, кровь, убийства. А по окончании войны у женщин-ветеранов начался второй фронт: им нужно было адаптироваться в мирной жизни, забыть об ужасах войны и снова стать женщинами: носить платья, туфли на каблуке, рожать детей.

View this post on Instagram

A post shared by Mari (@kiz_lma_) on Feb 9, 2019 at 3:09am PST

Светлана Алексиевич — «У войны – не женское лицo»

Книга «У войны – не женское лицo» не издавалась 2 года, пролежав в издательстве. Алексиевич обвинили в искажении героического образа советских женщин, в пацифизме и излишнем натурализме. Произведение увидело свет в годы перестройки и было напечатано в нескольких «толстых» журналах.

Сложной оказалась и судьба последующих произведений. Вторая книга называлась «Последние свидетели». Она состояла из 100 рассказов детей об ужасах войны. Здесь ещё больше натурализма и страшных подробностей, увиденных глазами детей от 7 до 12 лет.

В третьем произведении Светлана Алексиевич поведала о преступлениях Афганской войны. Книга «Цинковые мальчики» была напечатана в 1989 году. Её выход сопровождался волной негативных рецензий и критики. А ещё – судебным разбирательством, остановленным после того, когда на защиту опального литератора встали западные правозащитники и общественность.

View this post on Instagram

A post shared by Štekanko (@stekanko) on Nov 18, 2018 at 5:01am PST

Светлана Алексиевич подписывает книги поклонникам

Война занимает в произведениях Светланы Алексиевич центральное место. Сама писательница объясняет это тем, что вся советская история связана с войной и пропитана ею. Она утверждает, что все герои и большинство идеалов советского человека – военные.

Четвёртая книга, названная «Зачарованные смертью», вышла в 1993 году и также вызвала неоднозначные отклики. Это произведение о самоубийствах, зарегистрированных в первые 5 лет после исчезновения СССР. В ней автор пытается понять причины и «очарование» смерти, уносящей жизни тысяч людей – простых коммунистов, маршалов, поэтов, чиновников, покончивших с собой после развала гигантской империи. Как утверждает сама Алексиевич, это размышление о том, как страна выходила из-под «наркоза прошлого» и «гипноза великого Обмана».

View this post on Instagram

A post shared by Учитель рус.языка и литературы (@yuliateterko) on Apr 25, 2018 at 10:56pm PDT

Светлана Алексиевич — «Чернобыльская молитва»

Пятое произведение под названием «Чернобыльская молитва» о мире и жизни после чернобыльской катастрофы. Светлана Александровна считает, что после аварии на ЧАЭС не только изменился генный код и формула крови населения большой страны, но и скрылся под водой весь социалистический материк.

Через все книги Алексиевич проходит развенчание коммунистической идеи или, как утверждает писательница, «великой и страшной Утопии – коммунизма, идея которого не умерла окончательно не только в России, но и во всём мире».

«Чудный олень вечной охоты» — произведение о любви, но снова под специфическим углом зрения Алексиевич. Прежде в сочинениях Светланы герой попадал в экстремальные ситуации. В новой повести любовь становится таким окружением, в котором человеческие качества проявляются с не меньшим рвением и глубиной.

View this post on Instagram

A post shared by Книжная Лавка (книги) (@kirpichiki_books) on Oct 19, 2018 at 10:36pm PDT

Светлана Алексиевич — «Время секонд хэнд»

«Время секонд хэнд» («Конец красного человека») посвящена воспоминаниям 20 человек о времени с начала перестройки и до начала 21 века. Эти люди рассказывают о надеждах, которые связывали со сменой политической системы в стране, о том, как выживали в «лихие 90-е», когда на продажу шло все, что стоило хоть каких-то денег, о том, как гибли близкие в никому не нужных чеченских конфликтах.

Светлана Алексиевич – претендентка на Нобелевскую премию в категории «Литература» с 2013 года. Но тогда премию вручили канадской писательнице Элис Манро. В 2014-м её получил французский писатель Патрик Модиано.

Вручение Нобелевской премии Светлане Алексиевич

В 2015-м Алексиевич снова попала в число кандидатов, которые, помимо премии, могли бы стать обладателем денежного вознаграждения в 8 млн шведских крон ($953 тыс.). Кроме неё, рассматривались кандидатуры японского писателя Харуки Мураками, кенийского Нгуи Ва Тхионго, норвежского Юна Фоссе и американца Филиппа Рота.

8 октября в Стокгольме Нобелевская премия все же была вручена Светлане Алексиевич. Известие о присуждении премии белорусской писательнице было встречено неоднозначно как в России, так и в Беларуси.

Многие говорят о политическом выборе претендента. Алексиевич – ярая антисоветчица, известная своей критикой внутренней и внешней политики президентов Владимира Путина и Александра Лукашенко. Писательницу обвиняют в спекулятивно-тенденциозной журналистике и антироссийской позиции.

Личная жизнь

На вопросы о личной жизни Алексиевич отвечает, что не получается быть счастливой. Мужа, как разузнали СМИ, у Светланы нет, как и собственных детей. Писательница воспитала племянницу Наталью, дочь преждевременно умершей сестры. У девушки своя семья, названной матери она подарила внучку Яну. В прессе фото близких практически не появляются, публикуются в основном снимки Алексиевич.

Светлана Алексиевич сейчас

В 2018 году Светлана Алексиевич стала лауреатом премии имени Анны Политковской за то, что «смело говорила о несправедливости», существующей в странах бывшего СССР, «критиковала российскую аннексию Крыма и нарушения прав человека в конфликте на востоке Украины, а также растущий национализм и олигархию в Украине». Награду вручила правозащитная организация Reach All Women in War.

View this post on Instagram

A post shared by Sonja (@sonja.korvin) on Oct 22, 2018 at 5:29am PDT

Интересный факт: в Беларуси, куда Светлана Александровна вернулась в 2013 году из Европы, ее книги выходили отдельными изданиями, а переводились еще реже. И только после вручения Нобелевской премии издательствам пришла идея выпустить комплект из 5 книг на белорусском языке. Деньги на публикацию собирали методом краудфандинга, таким образом удалось выручить $ 100 тыс., и библиография писательницы пополнилась циклом «Голоса Утопии» в «чистом» варианте, без цензорских правок.

Собрание сочинений в 5 томах, помимо свободной продажи, планировалось направить в библиотеки страны. Однако Брестская, Могилевская и Гродненская области отказались принимать этот дар.

View this post on Instagram

A post shared by @gabrenas on Jan 24, 2019 at 8:16am PST

Светлана Алексиевич в 2019 году на выставке фотографа Антанаса Суткуса

Сейчас Алексиевич работает над двумя новыми произведениями, по ее словам, «о старости и о любви». В начале 2019 года писательница стала гостьей XXVI Минской международной книжной выставки-ярмарки.

Подпись Светланы Александровны появилась под открытым письмом французского журналиста Бернара-Анри Леви, сторонника бомбардировок Ливии и Югославии, призывающего сохранить единую Европу и ее либеральные достижения. В письме под заголовком «Боритесь за Европу – или вредители разрушат ее» констатируются нависшие над континентом угрозы, в том числе влияние России, и звучит призыв «к битве за цивилизацию».

Библиография

  • 1985 — «У войны не женское лицо»
  • 1985 — «Последние свидетели»
  • 1989 — «Цинковые мальчики»
  • 1994 — «Зачарованные смертью»
  • 1997 — «Чернобыльская молитва»
  • 2013 — «Время секонд хэнд»
  • «Чудный олень вечной охоты»

«Страна полицаев». Писательница Алексиевич против советских партизан

В год 75-летия Великой Победы, помимо шельмования подвига наших дедов и прадедов иностранцами, продолжаются и попытки пересмотра истории войны на постсоветском пространстве. Сегодня это касается уже не только Украины и Прибалтики, но и Белоруссии.

От Феликса Дзержинского до «Чернобыльской молитвы»

В 2015 году Нобелевская премия по литературе была присуждена белорусской писательнице Светлане Алексиевич с формулировкой «за её многоголосное творчество — памятник страданию и мужеству в наше время».

Алексиевич стала первым русскоязычным автором, удостоенным этой премии, с 1987 года. По этому случаю с поздравлениями к писательнице обратился министр культуры Владимир Мединский.

Светлана Алексиевич прошла в своем творчестве очень длинный путь. Уроженка Станислава, ныне Ивано-Франковска, дочь белоруса и украинки, на заре карьеры она опубликовала очерк о Феликсе Дзержинском под названием «Меч и пламя революции», в котором были такие строки: «Когда у меня вырастет сын, мы обязательно приедем на эту землю вместе, чтобы поклониться неумирающему духу того, чье имя — Феликс Дзержинский — „меч и пламя“ пролетарской революции».

Вопрос-ответ За что писательница Светлана Алексиевич получила Нобелевскую премию?

Широкую известность Алексиевич принесла документальная книга «У войны не женское лицо», отмеченная многочисленными наградами, включая Премию Ленинского комсомола.

Произведения «Цинковые мальчики» (о войне в Афганистане) и «Чернобыльская молитва» (об аварии на Чернобыльской АЭС) получили уже не столь лестную оценку. Дело в том, что Алексиевич стали упрекать в использовании некорректных приемов: например, воспоминания матерей, потерявших сыновей в Афганистане, она выстраивала так, чтобы получилась удобная для ее замысла картина. Дошло даже до судебных разбирательств, однако свой стиль госпожа Алексиевич менять не собиралась.

Много времени проводя на Западе, она хорошо чувствовала, что именно там можно выгодно продать. Это касалось и статей, и политических взглядов.

Критика Путина + похвала Майдану = Нобелевская премия по литературе

В 2014 году в немецкой газете Frankfurter Allgemeine Zeitung она выпустила эссе «Коллективный Путин», в котором, в частности, говорилось: «Путин сделал ставку на низменные инстинкты и выиграл. Даже если бы завтра Путина не стало, куда бы мы делись от самих себя?… Бывший полковник КГБ льстит себе мыслью, что останется в истории собирателем русских земель. Как написано в летописи: „Отсюда есть и пошла земля русская“. Кому-то в Кремле кажется, что Донецк и Харьков — это тоже русская земля. Жители Крыма могли бы проголосовать за возврат в состав России и без подсказки Москвы, потому что русских там большинство. Но, похоже, Кремлю нравится поиграть мускулами. Попугать. Они там, в Кремле, не могут поверить, что на Украине произошел не нацистский переворот, а народная революция. Справедливая. Украинцы увидели брошенные имения этих господ с позолоченными унитазами. Как номенклатура советского времени, они думали, что власти позволено все и она не ответственна перед обществом. Но люди за 20 лет изменились. Первый Майдан вырастил второй Майдан. Люди сделали вторую революцию, теперь важно, чтобы политики ее опять не проиграли».

Именно после этого выпада в адрес Москвы к Алексиевич и пришла Нобелевская премия, до того несколько раз ее обходившая.

Иногда, правда, писательница допускает тактические ошибки. Например, в 2016 году в Бруклине она заявила: «Каратели, которые работали на территории Белоруссии, были все из Украины. И больше того, не только в Литве, Латвии уничтожили, сами уничтожили евреев еще до того, как успели прийти немцы. Но это было и на Украине».

Украинские националисты ей подобной вольности не простили, и в 2018 году выступление Алексиевич в Одессе было сорвано, а сама она попала в списки сайта «Миротворец».

«Что такое Беларусь, по-вашему? Тысячи белорусов служили в полиции»

Но такие «проколы» с писательницей случаются нечасто. И в год 75-летия Победы она занялась модной на Западе темой: пересмотром итогов Великой Отечественной войны.

В интервью порталу «Медуза» писательница в феврале 2020 года заявила: «Я всю жизнь прожила в стране полицаев. А что такое Беларусь, по-вашему? Тысячи белорусов служили в полиции. Не надо думать, что у нас все уходили в партизаны и только отдельные предатели… Это ведь как происходило? В село заходят немцы, забирают всех молодых ребят — и те становятся полицаями. К тому же дают им еду, хорошую одежду, а рядом мучаются голодные матери, братья, сестры… Белорусы оказались единственной нацией, которая не смогла создать отряды, которые сами убивали своих евреев. Такого не было. Вот за мешок муки продать могли. Что там за мешок — за килограмм. В доме прячут девочку-еврейку, вся деревня молчит, а один гад доносит. И женщин сдавали, и детей, спасшихся от расстрелов».

Дальше госпожа Алексиевич решила пройтись и по партизанам: «Ведь кто такие партизаны? Они ведь далеко не сразу сложились в какое-то подобие военных отрядов. Поначалу это просто были полубандитские группы. Просто мужики с оружием, вот и все. Хорошо, если во главе оказывался бывший окруженец с нормальными взглядами, а так-то… Помните, у меня в книге „Время секонд-хенд“ есть история про Розочку? Восемнадцатилетнюю еврейскую девушку прислали из Москвы, она была связисткой. С ней спали все партизанские командиры, а потом, когда она забеременела, просто пристрелили на опушке. Вся моя деревенская жизнь состоит из этих рассказов».

Алексиевич на родине, мягко говоря, не поняли. И в интервью «Радио Свобода» она решила все объяснить кознями «Медузы»: «Редакция дала совершенно провокационный заголовок, он для меня был неожиданным. У нас это теперь в порядке вещей, когда с автором не согласовывают заголовок. Я не знала, что „Медуза“ уже отдает некоторой желтизной».

Хотя, казалось бы, при чем здесь заголовок? Суть очевидна: и полицаев в Белоруссии в годы войны было полно, и не предатели они, а жертвы обстоятельств, а партизаны — не герои, а бандиты, грабящие и насилующие мирное население.

«Нет у нас правды о Великой Отечественной войне, в частности о партизанской войне»

Собственно, в интервью «Радио Свобода» Светлана Алексиевич не меняет своей точки зрения: «Все мы вышли из советского мира и полны советских представлений. Мы до сих пор не знаем правды, я на этом настаиваю. Нет у нас правды о Великой Отечественной войне, в частности о партизанской войне… Вы говорите о книгах, о фильмах, но это тут же прикрывалось, поскольку существует общая главная идея: была Великая Победа. Всё, все проблемы закрыты… Я удивляюсь тому, как время идет, а вы не меняете свой взгляд на вещи. У нас люди прогнали чужой фашизм, а свой фашизм остался. Во Франции осталась та же страна — их страна. Это же совершенно разные вещи.

Сталин победил — разве это была победа свободной страны, победа демократии, свободы, о которой они мечтали в окопах? Ничего этого и в помине не было.

И поэтому фигура коллаборанта приобретает совсем иное значение».

«Так было воспитано поколение, — утверждает госпожа Алексиевич. — Это было сталинское поколение, для которого Родина была превыше всего. Это сейчас человек не готов так быстро умереть. А тогда люди умирали задешево».

Пожалуй, апофеозом выступления нобелевского лауреата следует признать общую оценку войны, которую она дает в беседе с «Радио Свобода»: «Я как человек, вышедший тоже из советской культуры, считаю, что это была справедливая война. Поскольку главное — это победа. Но не такая победа, которая все заслонила, и ГУЛАГ в том числе. Все-таки мы победили фашистов, мы тоже участвовали в победе над фашизмом. Хотя нельзя назвать сталинский фашизм менее агрессивным. Когда уже не будет нас, людей, которые воспитывались в этих советских идеях, советских суевериях, я думаю, что пересмотр будет в сторону национальной истории и национальных интересов. Об этом будут еще много спорить, но история будет все больше становиться национальной. Беларусь не решила ни один из своих интересов во время той войны. Кроме того, что изгнали фашистов».

Правда есть. Но предателям ее не понять

Удивительное дело: дочь украинки и белоруса, чье появление на свет стало возможным только благодаря победе над фашизмом, с легкостью препарирует историю страны, которой обязана жизнью. Советская комсомолка-интернационалистка, некогда восхищавшаяся Дзержинским, рассуждает о национальных интересах Белоруссии, которые не удалось отстоять в ходе той войны.

Все дело в том, что их не было и не могло быть. Ибо с фашизмом дрался многонациональный советский народ, он нес потери и он одержал победу. Те, кто пытался бороться за национальные интересы, оказывались по другую сторону: в различных коллаборационистских формированиях, в рядах полицаев и т. д. И они эту войну проиграли.

В годы Великой Отечественной войны на территории Белорусской ССР погибли около 2 миллионов советских граждан, это каждый четвертый житель республики. Все знают о трагедии Хатыни. Но Хатынь была лишь одной из 628 деревень республики, которые были сожжены вместе с их жителями. Нацисты, столкнувшиеся с яростным сопротивлением партизан, применяли тактику «выжженной земли», уничтожая все, что можно было уничтожить. Без срока давности. Кто из палачей Хатыни не понес наказания? Подробнее

Освобождение Белоруссии было делом всего советского народа. Блестящая операция «Багратион», осуществленная в 1944 году, была нашей общей победой.

Еще пару десятилетий назад просто попытка завести в Белоруссии разговоры, подобные тем, которые сейчас ведет госпожа Алексиевич, могла закончиться плачевно.

Сегодня же белорусскую молодежь уже можно встретить в рядах украинских вооруженных формирований, воюющих в Донбассе, да и в самой Белоруссии националистические формирования чувствуют себя все более вольготно.

Нельзя сказать, что позиция Светланы Алексеевич — это позиция всего белорусского народа. Она скорее отражает современный европейский взгляд, что неудивительно, поскольку большую часть своего времени она проводит на территории ЕС. Неудержимые. Как операция «Багратион» убила в немцах надежду Подробнее

Но 71-летняя писательница убеждена, что за ней будущее и очень скоро Белоруссия пойдет тем же путем, каким уже уверенно шагает Украина: в соответствии с новыми национальными веяниями, в Белоруссии начнут сносить памятники советским воинам, осквернять могилы партизан и чествовать престарелых коллаборационистов.

Госпожа Алексиевич хочет некоей новой правды о войне. Но для народа, единого народа, потерявшего в борьбе с нацизмом 27 миллионов жизней, никакой новой правды нет и не будет. Партизан всегда останется партизаном, а полицай — субстанцией коричневого цвета, на чью могилу будут приходить плевать и через столетия.

Люди, дравшиеся с фашистами, не умирали задешево, они приносили свою жизнь в жертву ради народа. Но тем, кто так же продажен и труслив, как коллаборанты времен войны, этого не понять.