Андреем боголюбским

Андрей Боголюбский

Андрей Боголюбский родился, предположительно, в 1111 году (по другим данным, в 1113) и являлся сыном Юрия Долгорукого и внуком Владимира Мономаха.

О детстве и ранней юности князя мы знаем мало. Согласно сохранившимся данным, Андрей Боголюбский получил неплохое образование и воспитание. Известно, что особое внимание он уделял христианству. Более подробные сведения появляются уже о том периоде, когда начинается его самостоятельная жизнь в различных городах, куда его отправляет отец. В юности Андрей – активный участник походов отца.

В 1149 году Юрий Долгорукий отправляет Андрея Боголюбского княжить в Вышгород, однако уже через год переводит его на запад, в города Пинск, Туров и Пересопницу. Несмотря на пожелания отца, в 1151 году Андрей Юрьевич уходит в Ростово-Суздальский край, где родился, вырос и имел крепкие связи. Владимир становится столицей княжества. В это же время под Владимиром вырос укрепленный княжеский замок Боголюбово – любимая резиденция князя, по названию которой он и получил свое прозвище. После смерти отца, вопреки его прежним желаниям, Андрей становится еще и князем ростовским и суздальским. А также наследует титул великого князя.

В своей политике князь Андрей Боголюбский прикладывает немало усилий для превращения Владимира в столичный город. Во времена его правления был построен Успенский собор и многие другие сооружения, которые продолжают оставаться памятниками культурного наследия.

Кроме этого, укрепляя свою власть, он перенес из Южной Руси особо чтимую икону Богородицы. По его приказу были составлены сказания о ее чудесах и о победоносном походе на волжских булгар в 1164 году, которому было придано всемирное значение.

К заслугам Андрея Боголюбского можно отнести меры по защите внешних рубежей от набегов кочевников и стремление его к независимости Руси от внешних сил. Успешными оказались и походы русских войск на Волжскую Булгарию.

Усиление княжеской власти и конфликт с видными боярами привели к заговору против Андрея Боголюбского, в результате которого в ночь с 28 на 29 июня 1174 года он был убит.

Андрей властвовал тогда в четырех нынешних Губерниях: Ярославской, Костромской, Владимирской и Московской; отчасти, в Новогородской, Тверской, Нижегородской, Тульской и Калужской; располагал областию Киевскою; повелевал Князьями Рязанскими, Муромскими, Смоленскими, Кривскими, даже Волынскими; но Черниговские и Галицкий оставались независимы: Новгород также.

….Великий Князь, женатый — по известию новейших Летописцев — на дочери убиенного Боярина Кучка, осыпал милостями ее братьев. Один из них приличился в каком-то злодействе и заслужил казнь. Другой, именем Иоаким, возненавидел Государя и благотворителя за сие похвальное действие правосудия; внушал друзьям своим, что им будет со временем такая же участь; что надобно умереть или умертвить Князя, ожесточенного старостию; что безопасность есть закон каждого, а мщение должность. Двадцать человек вступили в заговор. Никто из них не был лично оскорблен Князем; многие пользовались его доверенностию: зять Иоакимов, Вельможа Петр (у коего в доме собирались заговорщики), Ключник Анбал Ясин, чиновник Ефрем Моизович. В глубокую полночь (29 июня 1174 г.) они пришли ко дворцу в Боголюбове (ныне селе в 11 верстах от Владимира), ободрили себя вином и крепким медом в Княжеском погребе, зарезали стражей, вломились в сени, в горницы и кликали Андрея. С ним находился один из его Отроков. Услышав голос Великого Князя, злодеи отбили дверь ложницы или спальни. Андрей напрасно искал меча своего, тайно унесенного Ключником Анбалом: сей меч принадлежал некогда Святому Борису. Два человека бросились на Государя: сильным ударом он сшиб первого с ног, и товарищи в темноте умертвили его вместо Князя. Андрей долго боролся; уязвляемый мечами и саблями, говорил извергам: «За что проливаете кровь мою? Рука Всевышнего казнит убийц и неблагодарных!… Наконец упал на землю. В страхе, в замешательстве они схватили тело своего товарища и спешили удалиться. Андрей в беспамятстве вскочил, бежал за ними, громко стеная. Убийцы возвратились; зажгли свечу и следом крови Андреевой дошли в сенях до столпа лестницы, за коим сидел несчастный Князь. Петр отрубил ему правую руку; другие вонзили мечи в сердце; Андрей успел сказать: «Господи! В руце Твои предаю дух мой!», и скончался.

Владимирцы оплакивали Андрея, но не думали о наказании злодейства, и гнусные убийцы торжествовали.

Одним словом, казалось, что Государство освободилось от тирана: Андрей же, некогда вообще любимый, по сказанию Летописцев, был не только набожен, но и благотворителен; щедр не только для Духовных, но и для бедных, вдов и сирот: слуги его обыкновенно развозили по улицам и темницам мед и брашна стола Княжеского. Но в самых упреках, делаемых Летописцами народу легкомысленному, неблагодарному, мы находим объяснение на сию странность: вы не рассудили. (говорят они современникам), что Царь, самый добрый и мудрый, не в силах искоренить зла человеческого; что где закон, там и многие обиды. Следственно, общее неудовольствие происходило от худого исполнения законов или от несправедливости судей: столь нужно ведать Государю, что он не может быть любим без строгого, бдительного правосудия; что народ за хищность судей и чиновников ненавидит Царя, самого добродушного и милосердого! Убийцы Андреевы знали сию ненависть и дерзнули на злодеяние.

Впрочем, Боголюбский, мужественный, трезвый и прозванный за его ум вторым Соломоном, был, конечно, одним из мудрейших Князей Российских в рассуждении Политики, или той науки, которая утверждает могущество государственное. Он явно стремился к спасительному единовластию и мог бы скорее достигнуть своей цели, если бы жил в Киеве, унял Донских хищников и водворил спокойствие в местах, облагодетельствованных природою, издавна обогащаемых торговлею и способнейших к гражданскому образованию. Господствуя на берегах Днепра, Андрей тем удобнее подчинил бы себе знаменитые соседственные Уделы: Чернигов, Волынию, Галич; но, ослепленный пристрастием к северо-восточному краю, он хотел лучше основать там новое сильное Государство, нежели восстановить могущество древнего на Юге.

Цит по: Карамзин Н.М. История государства российского. М., 1988. Т.3. гл.1.С. 221-227.

Андрей Боголюбский: биография, семья и дети, правление и политика князя, причина смерти, причисление к лику святых

Изучая историю родной страны, каждый из нас еще в школе узнает о благоверном князе Андрее Боголюбском. Как гласят исторические источники, рожден он был приблизительно в 1111 г., а сражен неприятелем в 1174. За время своей жизни государственный деятель успел побывать в роли князя Вышгородского, Дорогобужского, Рязанского, Владимирского. В последнем городе он правил в роли великого князя, в этом же статусе и был убит.

Как все начиналось

Насколько известно из старинной истории, великий князь Андрей Боголюбский был либо вторым, либо третьим ребенком в семье. Его отец – прославленный Юрий Долгорукий, а мать – первая жена этого известнейшего правителя. Женщина была дочерью хана Аепы. Родившийся у Юрия Долгорукого Андрей Боголюбский хоть и станет в будущем прославленным правителем, в момент его рождения таковым не считался, да и ребенок был у отца не первым. Точную дату его рождения история до нас не донесла. Предполагается, что второе чадо у Юрия появилось в 1111. Сведения о точном дне, когда был рожден Андрей, можно найти в созданной за авторством Татищева «Истории», но книга эта была написана через шесть веков после смерти великого князя, и указание на точные даты, приведенное в ней, у многих вызывает сомнения.

Из достоверных источников до наших дней не сохранилось информации о том, как проходили детство и юность человека, в будущем занявшего положение великого князя. Известно, что для своего времени этот деятель был одной из важнейших фигур. Об этом рассказали миру его дела, и именно за них он запомнился на долгие тысячи лет.

Любовь и уважение

Известно, что благоверный Андрей Боголюбский особенную любовь и почтение вызывал у Иоанна Четвертого, в историю Руси вошедшего как Грозный. Этот правитель чтил своего давнего предшественника, что особенно было заметно в период приготовлений к Казанскому походу, случившемуся в 1548 году и длившемуся четыре года. Из истории мы знаем, что в подготовительный период русский царь нередко наведывался во Владимир, и даже распорядился в каждый год поминать всех знатных людей, погребенных в Успенском соборе. Относительно Андрея было решено служить панихиду дважды ежегодно. Первым был выбран день смерти князя, второй – день памяти, последний ноябрьский день года.

В период правления Ивана Четвертого сформировалась концепция истории, утверждавшая, что именно великий Андрей Боголюбский был основоположником самодержавия. Его почитают за человека, заложившего фундамент Владимирского княжества, за которым последовало создание страны с центром в Москве.

Значимый и известный

В период своего существования и правления святой князь Андрей Боголюбский был одной из наиболее важных фигур в политике Руси. Особенно ярко это было выражено в двенадцатом столетии, а именно в 60-70-х годах. Благодаря этому князю в северо-восточных русских землях сформировалось очень сильное княжество, объединившее Владимир и Суздаль. Места были выбраны не случайно – ранее это была вотчина деда, прадеда князя. Как известно из дошедших до наших дней сведений, в период правления государственного деятеля сформировалась совершенно отличная от прежних лет политика. Князь приложил все силы к тому, чтобы Владимир-на-Клязьме получил статус основного центра русской власти, окончательно вытеснив с арены событий Киев, занимавший такую позицию прежде.

В описаниях биографии Андрея Боголюбского отмечается, что впервые такие стремления в его деятельности можно было увидеть еще в тот период, пока был жив и активен отец будущего великого князя – ему пришлось сражаться за престол в Киеве с племянником Изяславом. Уже тогда Андрей показал себя исключительно храбрым воином, что особенно ярко проявилось в произошедшем в 1149 г. бое под Луцком. Вместе с тем сын предпринимал попытки помирить отца и воинственного Изяслава, что проявило его как мудрого и миролюбивого человека.

Вчера, сегодня, завтра

Еще в период, когда будущий святой Андрей Боголюбский воевал во славу своего отца, как можно заключить из дошедших до нас достоверных источников, у наследника были довольно обширные и честолюбивые замыслы. Дважды, когда у него был выбор, он остановился на Владимирском уделе – именно его он получил от отца в управление. Среди прочих городов ему достался Вышгород. В 1155 г. он выезжал из своих владений в сторону Владимира, забрав с собой клир, святой Борисоглебский меч и образ Богородицы, ранее хранившийся в женском монастыре. Эта икона вскоре станет одной из наиболее чтимых в области Владимира и Суздаля, затем – Москвы и всего созданного князьями великого и могучего государства.

Уже в тот момент поступки Андрея Юрьевича Боголюбского позволили ему рассчитывать на благосклонность бояр Ростова и Суздаля. В 1157 г. скончался отец. За ним осталось завещание, по которому престол Суздаля и Ростова должен был перейти младшим детям, рожденным второй женой Долгорукого – Всеволоду, Михалку. Однако любовь боярства была столь сильна, что Андрей без особенного труда смог воспротивиться последней отцовской воле и оставить престол себе. Из суздальской долгоруковской резиденции, из старой ростовской столицы центр княжества под влиянием Андрея сместился. Теперь главным городом был Владимир.

Новая метла по-новому метет

Придя к власти, Андрей Юрьевич Боголюбский приложил все возможные усилия, дабы консолидировать княжество изнутри. Его активность была столь выраженной, что оппозиция посмела поднять голову, и в 1161 г. это даже привело к столкновению. В числе противодействующих лиц были младшие из рода Юрия Долгорукого. Впрочем, ничем хорошим для них это не закончилось, и вскоре недовольные сбежали в Византию. Убежища там искали Всеволод, Мстислав, Василько, а также мать Всеволода – она же вторая жена князя Юрия. Предполагается, что женщина была родом из Византии, поэтому для нее оказалось естественным попросить убежища у Мануила. Вместе с ними вынуждены бежать были племянники Андрея – дети Ростислава, к этому моменту уже скончавшегося старшего ребенка Юрия Долгорукого. Вместе с родственниками княжество, управляемое теперь Андреем, покинули служившие при отце передними знатные люди. Исходя из сведений, которые дошли до нас об этом периоде, можно с уверенностью говорить о радикализме реформ, которые продвигал Андрей.

Известно, что в этот же этап правления Андрея Боголюбского многообещающий молодой князь вступил в противоборство с епископом Леонтом, в тот момент отвечавшим за Ростов. Считается, что князь дважды изгонял церковного служителя, но точные даты этих событий неизвестны. Предполагается, что это происходило в период 59-64 годов двенадцатого столетия. Леонт, как считают историки, был греческого происхождения, что объясняло его склонность к византийским обычаям и традициям. На Руси было решено по средам, пятницам отменять пост, ежели день приходился на великое празднество, но епископ пожелал отменить такое послабление, дабы во всем соответствовать исходной византийской традиции.

Религия и политика: противоборство взглядов

Еще одним поводом для конфликта князя и епископа стало стремление правителя сформировать Владимирскую митрополию, которая бы находилась наравне с Киевской и ни в чем от нее не зависела. Более того, вместо восседавшего митрополита в Киеве Андрей Боголюбский пророчил в главы митрополии своего фаворита – Феодорца, к этому времени приписанного к кафедре Владимира и Суздаля. Ее Андрей планировал отделить от Ростовской, и Леонт нашел себе сподвижников в лице киевских священнослужителей, также не согласных с политикой нового правителя.

Когда великий князь обратился за одобрением своих действий к Патриарху Константинополя, ответом внезапно стал категорический отказ. Это превратилось в ощутимую препону на пути реформ. С одной стороны, патриарх отметил княжеское усердие и воздал ему за это похвалу, вместе с тем дозволил сместить епископскую резиденцию во Владимир, дабы священнослужитель был ближе к двору правителя. Окончательно проблему решили лишь в 1169, когда Андрея вынудили отказаться от Феодорца. Его направили на киевский суд митрополитов, где было вынесено решение о срочной смертной казни.

Границы: а много ли они значат?

Склонный к автократии Андрей Боголюбский вскоре перестал умещаться в границах выданной ему зоны правления. Уже в конце 60-х годов века своего правления интересы великого князя вышли далеко за пределы изначальной области. В 59-67 в Киеве княжеский престол занимал Ростислав Смоленский, приходившийся Андрею двоюродным братом, да еще и бывший его старше. В это время группировка князей Волыни, Киева и Смоленска была достаточно сильна, чтобы регулировать равновесие в области политики. Когда Ростислав скончался, всем стало очевидно: силы Андрея существеннее любых потенциальных противников.

Во многом активные действия были спровоцированы князем из Волыни Мстиславом, который воспользовался помощью поляков и галицких войск и направился на Киев, дабы захватить престольный город. В ответ Андрей Боголюбский организовал аж 11 князей, в числе которых были сыновья покойного, ближайшие соратники самого Андрея, смоленские и черниговские правители, князь из Дорогобужа. Уже тогда можно было говорить о мощной коалиции, и ее духовным центром, головой и сердцем стал Андрей, в будущем нареченный святым.

Военные успехи

Как и предполагалось, Андрей Боголюбский и его соратники одержали победу. В марте 1169 г. Киев был взят и разграблен, причем боевые действия сильно повредили святым местам города. Пострадали монастыри. Летописцы из Владимира зафиксировали это в книгах, как результат неправильных поступков местного митрополита. Известно, что незадолго до описываемых событий Константин Второй поставил крест на поддерживавшем Андрея игумене Поликарпе, согласившемся с великим князем относительно практики постов. Результатом военного успеха было водворение на киевском престоле Глеба – младшего брата Андрея. С этого момента окончательно стало ясно: Владимир теперь становится более значимым и статусным городом, нежели древняя столица Руси.

Вскоре, в зимние месяцы 69-го, Андрей решил организовать еще один военный поход, в этот раз – в направлении Новгорода. Усобица выдалась очень крупной, но объединенное войско Владимира и Суздаля проиграло сражение. Впрочем, еще через год жители Новгорода все равно признали власть Андрея Боголюбского, поскольку его усилиями были перекрыты все пути поставки хлеба. С 1172 г. на княжение в Новгород прибыл сын Андрея Юрий, которого жители вынуждены были принять.

Постепенно, но неотвратимо

Немногим раньше жителей Новгорода правление Андрея Боголюбского признали Ростиславичи, в награду за это Роману достался киевский престол. Объединенные земли Суздаля и Владимира под княжением великого правителя получили прибавление. С восточной стороны был основан населенный пункт Городец-Радилов, благодаря чему стала подвластной Волжская Булгария, а с северной стороны земля пополнилась Заволочьем.

Политика Андрея Боголюбского, чьим центром было военное давление, начала давать сбои в 70-х годах. Массовые походы, как показывала практика, не показывают желаемого результата, налицо был кризис. В 1172 г. организовали сражение с волжскими булгарами, но знатные люди, союзные княжества отказались поддержать Андрея. Тогда же взбунтовались Ростиславичи. В 1174 г. в сторону киевских земель выступили карательные войска – многочисленные воины из разных земель, объединенных под властью Андрея. Несмотря на численный перевес, великий князь потерпел абсолютное поражение.

Современные историки предполагают, что в годы правления Андрея Боголюбского произошел социальный кризис, и именно им следует объяснять его внезапные неудачи периода 70-х. Безапелляционная автократия, которую продвигал князь, устанавливалась крайними военными и фискальными мерами, в силу чего знать воспылала недовольством по отношению к такому правителю. Конфликт был как между князем и боярам Суздаля и Ростова, так и во владимирских землях. В свое время Андрей попытался сформировать прослойку верной ему служилой знати, которая должна была стать сильнее родового боярства, но успехи достигнуты не были.

Кому платить за ошибки?

Правивший во Владимире Андрей Боголюбский стал жертвой заговора. Великий князь был убит в 1974 г. Сердцем заговорщицкой группировки были близкие к правителю представители Кучковичей. Кстати говоря, значительно позднее смерти Андрея появилась легенда о том, будто бы жена князя происходила именно из этой семьи. Историки считают, что она не стоит внимания и не имеет ничего общего с действительностью. Зато точно сохранилась информация о том, что великого правителя убили в ночное время в Боголюбовском дворце.

Про смерть великого князя рассказывали очевидцы. В настоящее время неизвестно точно, писали ли очевидцы летописи сами или же ответственный человек записывал все это напрямую со слов того, кто присутствовал в центре событий. В любом случае, в Киевской летописи можно видеть длинное и пространное описание событий той ночи. В краткой форме все изложено во Владимирской летописи. В 1934 г. организовали лабораторное обследование княжеских останков, по итогам чего подтвердили верность описанного в книгах. Из сохранившихся до наших дней источников видно, насколько острым было социальное недовольство, как сильно не любили князя к периоду окончания его правления. Некогда личность Андрея вызывала у простого и знатного люда уважение, он был настоящим героем, но к моменту смерти стал фокусом ненависти общества.

Однозначности быть не может

Из краткой биографии Андрея Боголюбского известно, что после смерти князя его тело пролежало еще два дня, дожидаясь отпевания. Сперва заговорщики и вовсе бросили его на огород, откуда затем было решено перенести в церковный притвор. Лишь спустя неделю княжеские останки отправили в Успенский собор во Владимире, здесь же было решено их захоронить. Дворец князя вскоре разграбили, во Владимире грабили административные здания, убивали представителей управленческого слоя, процветавших при Андрее. Аналогичные волнения происходили на всей территории волости. Лишь крестный ход, для которого пришлось взять образ Богоматери, прекратил непотребства и бесчинства.

Любопытным кажется тот факт, что во всех рассказах, посвященных убийству князя Андрея Боголюбского, можно видеть прославление этого политика как создателя храма. Обязательно отмечают, что он много и часто жертвовал церковным приходам, любил нищих и активно распространял христианскую веру. Благочестие, присущее личности князя, высоко оценивалось как его приверженцами, так и врагами. Известно, что правитель в ночное время зачастую приходил в церковь, дабы помолиться и испросить у Господа покаяние за все свои грехи. За это он обрел причисление в лице народа к рядам святых.

А что дальше?

Как известно из любой краткой биографии Андрея Боголюбского, вскоре после смерти князя началась активная борьба за все то, что создал великий правитель. Удивительным для многих кажется тот факт, что сыновья не были реальными претендентами на княжение – они полностью согласились с законом лествичного права. В записанной под контролем Владимирского полихрона четырнадцатого столетия Ипатьевской летописи впервые назвали убиенного князя великим. Во многом титул объяснили именно нюансами его смерти.

Из заключений Ключевского известно, что Андрея можно описать как человека, забывавшегося в битве, заносившегося в самые опасные места, не обращавшего внимание на риски. Усобицы и опасности были для него как вода для рыбы – и это качество в целом характеризовало многих южных жителей. В отличие от своих современников, Андрей мог не только быть активным в битве, но и быстро приходить в себя, едва только следовало о чем-то здраво рассудить. Воинственное опьянение, еще минуту назад заставлявшее сиять его глаза, проходило практически мгновенно, и посреди боя князь мог стать осторожным и разумным, наблюдательным, аккуратным – настоящим правителем, распоряжающимся обстановкой.

Отмечается, что Андрей был предусмотрительным, у него в любой момент все было готово к тому, как развернутся события. Этого человека никакие обстоятельства не заставали врасплох, и как бы ни был велик хаос вокруг, Андрей сохранял ясность ума. Каждую минуту он ожидал опасности, стремился упорядочивать все окружающее, во многом был сходен с Владимиром Мономахом. Удалый в бою, Андрей признавался, что воевать не любил. Пока отец еще был жив, после каждого успешного боя сын обращался к нему, прося примирения с побежденными.

Помнить и любить

После убийства князя Андрея Боголюбского о нем не забыли, и особенно сильной память хранилась в церковных кругах. В 1702 г. было решено канонизировать правителя. Князя назвали благоверным. День его памяти – 4 июля. Княжеские мощи хранятся во владимирском Успенском соборе. Для их сохранения выделили Андреевский придел.

Всего известно, что сыновей у Андрея Боголюбского было четверо, кроме того, была одна дочка. В 1165 г. скончался Изяслав, из летописей известный тем, что вместе с отцом принял участие в походе в Волжскую Булгарию. В 1173 г. умер Мстислав. Сравнительно много информации в исторических источниках можно найти про Юрия. Этот сын правил в Новгороде в 73-75 годах, в 85-89 был мужем Тамары, царившей в Грузии. Точная дата смерти неизвестна, предполагается, что Юрий скончался около 1190 года.

Четвертого сына звали Глебом. Точная дата рождения в летописях не отражена, предположительно, ребенок у Андрея появился в 1155 г. Юноша умер в двадцатилетнем возрасте и был канонизирован. Из исторических источников о нем ничего не известно, но есть определенная информация в более поздних записях. Считается, что, будучи двенадцатилетним, ребенок усердно читал церковные книги и много общался с монахами, вел добродетельную жизнь. Его смерть пришлась на период незадолго до того, как случилось убийство Андрея Боголюбского.

Также известно, что у князя была одна дочка, названная Ростиславой. Она стала супругой Святослава Вщижского.

С юга на север: как семья предопределяет судьбу

Человек, которого в будущем в исторических летописях окрестят первым великим князем Руси, в некотором смысле уже по своему роду обязан был стать правителем. Отцом Андрея был Юрий Долгорукий, определивший путь развития княжества. Он и его отец, Мономах, приложили немало сил к тому, чтобы объединить княжества, и чтобы Андрей продолжал это великое дело. В летописях позднего времени про него говорили, что именно Андрей был первым русским хозяином, действительно энергичным и жестким, как того требовало время. Властолюбивый от природы, талантливый по натуре, добродетельный по складу характера, этот человек просто не мог избежать судьбы известного правителя.

Как политик он впервые проявил себя в южных русских регионах, где пришлось поучаствовать в военном деле на стороне отца. Задачей рода было отстоять свое старшинство в родных землях, и им это удалось. Когда Юрий Долгорукий в 1149 г. получил Киев, он решил выделить престол этого древнего города именно Андрею – это не могло не попасть в летописи. Такое решение князь принял не случайно: уже к этому году сын проявил свою доблесть, верность, рассудительность и способность принимать адекватные решения, соответствующие ситуации. Он стал тем человеком, которому прозорливый Долгорукий мог доверить старинный город.

Новый опыт и иные традиции

Оказавшись в южных землях, Андрей столкнулся с обычаями, сильно отличавшимися от привычных ему дома. В летописях говорится о недовольстве и возмущении, даже смущении будущего великого князя – столь ему странны казались удельные усобицы между близкими. Бесконечные раздоры, как следствие – постоянно проливавшаяся родственная кровь. Все это вынуждало Андрея скорбеть о происходящем. Нет ничего удивительного в том, что молодой человек возжелал вернуться в родные края. Удельные порядки не были для него приемлемыми, тем более он не смог заставить себя их полюбить. Сперва Андрей удалился от того, что ему было противно, а едва набрал силу, стал принимать меры для исправления ситуации.

Переезд в Суздаль в 1156 г. произошел без согласия и одобрения княжившего в тот период отца. Вышгород остался без иконы – в будущем образ станет самой великой и значимой святыней всей русской земли. Из легенд известно, что переезд иконы по всему пути следования князя вызывал великие чудеса. Вблизи Владимира под иконой внезапно встали лошади, и было решено на этом же месте разбить лагерь для ночевки. Во сне к Андрею пришла сама Божья матерь, которая предостерегла от перемещения образа в Ростов, и повелела основаться во Владимире. Пробудившись, князь в точности исполнил божественную волю. В том месте, где ему пришло видение, повелитель решил разбить село, чье название Боголюбово дало имя ему самому. По прошествии некоторого времени в том же селе он поставит великолепную церковь из камня и роскошный терем. Село станет его постоянным и самым любимым местом жизни, здесь же произойдет убийство Андрея Боголюбского.

Новая жизнь и новые правила

Святыня, которую получил в свои руки Андрей, позволила ему сделать северо-восточные области значимее, важнее, сильнее. Икона, которую украсят драгоценными камнями, будет самым важным объектом не только Успенского собора, но и города, а затем – всей земли. По прошествии некоторого времени этот образ примут как самый важный для всей Руси.

В мае 1157 г. скончался Юрий Долгорукий, и Андрей принял власть. Он не пожелал ориентироваться на старое боярство, поэтому не поехал в Суздаль, вместо этого приблизил доверенных младших дружинников. Кроме того, фундаментом власти Андрея было южное население, независимое от бояр Суздаля и во многом существовавшее за счет администрации молодого князя.

Андрей прикладывал усилия для предотвращения междоусобиц. Одной из основных задач, определенных им для себя, было исключение борьбы с братьями, племянниками. В те же времена было решено поставить новый город, названный Владимиром-на-Клязьме, и приложить усилия, дабы тот превратился в истинную столицу, более прекрасную, нежели Киев. Здесь выстроили церкви, мощные укрепления и ворота из серебра и золота – такие же, как киевские. Успенский храм строился как кафедральный собор. Ожидалось, что здесь будет создана самостоятельная митрополия, но патриарх запретил такое самовольство.

Желания и реалии

Одним из спорных аспектов правления стала внешняя политика Андрея Боголюбского. Великий князь отличался обширностью военных замыслов, причем широта их не объяснялась потребностями страны. Более того, бояре также не поддерживали дальнейшего расширения княжеских земель. Подобное несогласие обязательно должно было стать поводом для конфликта, и отношения внутри управляемых Андреем земель обострялись. Предполагают, что проблемы в отношениях с боярами во многом были обусловлены еще и внутренними политическими решениями – князь пытался подчинить себе это свободолюбивое сословие. Кстати говоря, это заметно из книг писателя Заточника: в текстах он не раз говорил о том, что боярину, живущему на северо-востоке русских земель, свой терем лучше ставить вдали от резиденции князя, иначе разорения не избежать.

В 1173 г. было решено пойти в поход. Направлением выбрали Волжскую Булгарию. Для увеличения основного войска пригласили рязанских воевод и людей из Мурома. К месту сбора дружины подтягивались крайне медленно, вовсю демонстрируя нежелание идти на войну. В летописях про этот период и поведение подчиненных князя говорилось: «идучи не идут». Казалось бы, неповиновения не было, но от похода военные очевидно уклонялись.

В 1174 г. князь казнил Кучковича, и его брат и княжеский зять устроили заговор. Вскоре в нем приняли участие осетин Анбал, некий пришлый Ефрем. Как известно из летописей, суммарно в заговоре участвовали два десятка человек. Все они руководствовались страхом за свою жизнь.

Помним и сегодня

Кровавые события 1174 г. не прошли незамеченными для истории. Дворцовая часть, где все случилось, и по наши дни еще стоит. В 1935 г. в ленинградских лабораториях провели антропологическое исследование, которое показало, что рассказы о силе князя были полностью правдивыми.

Человек, без устали боровшийся с врагами извне, оказался не готов к нападению внутреннему, и родственники, приближенные смогли нанести ему смертельный удар. Сопротивление было отчаянным. Ежели бы князь смог выжить в ту страшную ночь, наверняка заговорщиков ожидала бы смерть – это было абсолютно в характере правителя. Бунтовщики и сами это понимали, поэтому боролись до победного конца, чего бы им это ни стоило. Что любопытно, несмотря на разграбление киевских святых мест, народ почитал Андрея за светлого князя и достойного правителя.

История мощей Андрея Боголюбского

Летом 1991 г. состоялось торжественное при участии патриарха Алексия II перенесение мощей преподобного Серафима Саровского из Санкт-Петербурга, куда они были вывезены в 1927 году и на долгие годы затерялись в фондо­хранилищах Ленинградского музея истории религии, в Саров, на место первоначального погребения. История возвращения князя Андрея Боголюбского в Успенский собор, где он был похоронен в 1174 году, сложнее…
Самое сильное впечатление при первом посещении Владимирского музея осталось у меня от стеклянной витрины, где лежали мощи владимирского князя (мне было семь лет, это было до войны).
И вот спустя много лет, в 1960 году, будучи назначенной директором музея, принимаю дела, вхожу в зал и… не вижу знакомой витрины. Сотрудники довольно невнятно объясняют: в 1958 году обком партии принял решение убрать мощи из музея и отвезти в Москву, в Исторический музей. Документов о передаче не было. Я обратилась к директору ГИМа В.Г.Вержбицкому — де, надо бы возвратить. Возражений не было, и вот во время очередной поездки в Москву на промерзшей «Кубани» в деревянном ящичке мы перевезли мощи в хранилище, которое находилось в Троицкой церкви. Слухи дошли до начальства, и мне было сказано: никому не говорить, на учет не ставить. (Это было сделано только в октябре 1982 года — мощи были записаны в инвентарную книгу под № НВ 9058 и хранились в фонде археологии.)
Оказывается, это было не первое возвращение мощей во Владимир…
Об истории убийства князя Андрея не раз писали в последнее время, и я лишь упомяну, что только на шестой день после убийства тело Андрея было положено в каменный гроб и привезено во Владимир. Погребли князя в златоглавом Успенском соборе, им построенном, недалеко от иконы Владимирской Богоматери. Там его останки покоились несколько веков.
В начале XVIII века Андрей Боголюбский был канонизирован, причислен к лику святых. В 1702 г. его нетленные мощи были положены «на вскрытии». В 1753 г. его гробница и еще две великокняжеские гробницы Владимирского Успенского собора были вскрыты для переоблачения святых мощей. Остатки древних одежд поместили в ризницу собора.
И вот грянул революционный 1917 год.
Из «Известий Владгубисполкома» узнаем, что 13 и 15 февраля 1919 г. комиссия по осмотру Успенского кафедрального собора при участии врачей-экспертов Успенского, Чернобровского, Абсианидзе, в присутствии понятых и настоятеля собора протоиерея М.Сперанского, ключаря священника И.Взорова произвела осмотр раки с мощами князя Андрея. Фотофиксацию производил заведующий Губернским уголовно-розыскным подотделом милиции тов. Рябов. Во вскрытой раке под шелковыми покровами и княжескими нарядами оказались кости и большое количество ваты для придания содержимому контуров человеческой фигуры. Согласно данным врачебного осмотра, «обнаруженное представляет собрание костей… насколько можно судить по наружному осмотру, принадлежат одному взрослому человеку». Так останки Андрея Боголюбского первый раз подверглись медицинскому освидетельствованию. Фрагмент византийской ткани из гробницы Андрея Боголюбского был передан в музей. (Он и сейчас экспонируется — после реставрации и воссоздания всего раппорта рисунка ткани.)
В декабре 1934 г. скелет Андрея Боголюбского «совершил путешествие» в Ленинград для рентгено-антропологического исследования с целью отождествления личности. Данные рентгенологической экспертизы настолько соответствовали летописным рассказам об Андрее Боголюбском, что для ученых принадлежность скелета именно этой исторической фигуре становилась бесспорной.
В 1935 г. Д.Г.Рохлин и В.С.Майкова-Строганова опубликовали результаты своей научной работы в статье «Рентгено-антропологическое исследование скелета Андрея Боголюбского». Антропологи дополнили и конкретизировали сообщения летописца: «и рубили его мечами и саблями, и раны копьем ему нанесли». Только один сравнительно легкий удар рубящим орудием по левой ключице был нанесен заговорщиком, стоявшим лицом к князю. Все остальные ранения были нанесены сбоку, сзади и уже по лежащему.
После научных исследований скелет князя «вернулся» из Ленинграда во Владимир и стал экспонатом музея.
1941 год — новое путешествие в Москву, только черепа, в мастерскую известного антрополога ‑ скульптора М.М.Герасимова, который по черепу сделал реконструкцию его внешнего облика. В 1963 году музей-заповедник заказал Михаилу Михайловичу изготовление скульптурного портрета, который сейчас находится в исторической экспозиции.
Лицо князя — некрасивое, скуластое, с широким приплюснутым носом, с мясистыми губами, с широко расставленными узкими глазами. Эта монголоидность от матери князя Андрея — дочери половецкого хана Аюба. Но какое умное лицо! Какая воля и энергия! Летописец пишет: «Умен во всех делах и доблестен», и добавляет: «Но погуби смысл (разум) свой невоздержанием».
А как горделиво, нет — надменно запрокинута голова! Князь никогда «не сгибал выю (шею)». Антропологи обнаружили изменения на почве остеохондроза диска между пятым и шестым шейными позвонками. Сросшиеся дужки 2-го и 3-го шейных позвонков, проявления артроза на суставных поверхностях 1-го и 2-го позвонков обусловили резкое ограничение движений позвоночника — князь почти не сгибал шеи. Вот откуда его осанка! Но, думается, и надменность, непреклонность в облике князя неотъемлемы.
Но возвращаемся в 80-е годы.
В адрес музея идут настойчивые обращения архиепископа Серапиона передать мощи Успенскому собору. Сейчас это кажется само собой разумеющимся, но в середине 80-х годов! Узнав об этом, секретарь обкома КПСС по идеологии Николай Иванович Шагов кричит (именно — кричит) по телефону: «Даю тебе две недели! Чтоб мощей во Владимире не было!». Что делать? Звоню директору музея истории и религии в Ленинград, в Москву, в Исторический музей, в институт антропологии, объяснив ситуацию, с просьбой взять на временное хранение. Все отказывают. А Н.И.Шагов усиливает интонации: «Ты о чем думаешь? Мы можем дать тебе оценку!».
К счастью, в 80-е годы во Владимире уполномоченным Совета по делам религий при СМ СССР был умный, образованный и просто порядочный человек Адольф Васильевич Зиновьев. Прекрасно понимая мое отчаянное положение, он хлопочет в Совете по делам религий пойти навстречу просьбе Владимиро-Суздальского архиепископа Серапиона.
И вот в музее выписка из протокола № 11 заседания Совета по делам религий от 23 декабря 1986 года: «Слушали Уполномоченного Совета… т. Зиновь­ева о возвращении мощей Андрея Боголюбского в Успенский собор г. Владимира». Постановили: «Считать целесообразным передать мощи Андрея Боголюбского в Успенский собор г. Владимира».
Реставраторы музея срочно изготавливают красивый ларец, внутри выстилают шелком. Мощи тщательно упакованы в микалентную бумагу (уже не газетная, когда везли из ГИМа 25 лет назад!), и 3 марта 1987 года везем (на «Волге»!) в резиденцию архиепископа. При передаче мощей в руки владыки я должна была сказать положенные по такому случаю официальные слова, но получилась неформальная взволнованная речь — о великом предке, возвысившем Владимиро-Суздальское княжество, украсившем наш город дивными «измечтанными всякой хитростью» строениями, о том, что наконец-то мощи князя возвратятся после долгих мытарств на место первоначального упокоения…
Был подписан акт о передаче мощей на постоянное хранение Епархии и общине Успенского собора. Поздним вечером в присутствии нескольких представителей церкви мощи были переложены в раку на то же место в Успенском соборе, как… 713 лет назад! Как было обещано архиепископом Серапионом, «вспышек религиозного фанатизма, паломничества и других нежелательных явлений» отмечено не было.
На этом история с мощами не закончилась ‑ в 2007 году епископ Евлогий разрешил вскрытие мощей великого князя по просьбе сотрудников Российского центра судебно-медицинской экспертизы. О результатах исследования М.Фурман неоднократно писал, было опубликовано воспроизведение нового «видения» облика князя Андрея, «эдакого мужика из Владимирской или Ярославской губернии, который не привлекал бы внимания, и его можно было бы встретить в любом людном месте». Воспроизведение облика напомнило портреты «их разыскивает милиция»…
Пусть будет научный спор между профессионалами судебно-медицинской экспертизы и Институтом этнологии и антропологии Российской Академии наук, о методиках, концепциях, типологическом подходе, об особенностях многочисленных компьютерных программ и т.д. Но и летописные данные, и взволнованное повествование попа Микулы, и исследования ленинградских ученых-антропологов 1936 года остались неопровержимыми. Что же касается широкой публики, то интерес вызвала «исправленная и выверенная современным компьютерным методом» графическая реконструкция внешности Андрея Боголюбского. Однако, если сравните его с работой знаменитого антрополога и замечательного скульптора М.М.Герасимова, ‑ разница-то будет невелика, если графический портрет украсить волосами. Вот как у В.Татищева описывается Андрей Боголюбский: «Ростом был невелик, но широк и силен вельми, власы чермные, кудрявы, лоб высокий, очи велики и светлы». Нет, перед нами встает не мужичок из толпы. А великий князь, который, по словам летописца, «умен во всех делах и доблестен», с неудержимым норовом, горделивой осанкой, хотя бы (в частности) объясняемой остеохондрозом. Великий князь, выдающийся государственный деятель, деяния которого вызывают удивление и восторг и 900 лет спустя!
Основоположник метода антропологической реконструкции признанный авторитет М.М.Герасимов, к тому же талантливый скульптор, воссоздал образ великого предка, сумев, кроме того, отразить в нем черты его характера.