Андрей рублев Владимир

Комментарии 9

Трубы Апокалипсиса. Так бы назвала образы, созданные Андреем Рублевым.

Страшный суд русского мастера сильно отличается от западноевропейского его представления с разделением людей на праведников и грешников, одни из которых возлетают в Эмпирею, другие – низвергаются в ад и страшные мучения.

Трубы Апокалипсиса – это не пытки и не деление на хороших и плохих. Это звуки фанфар, возвещающие о встрече всех с милостивым Спасителем Он выходит навстречу каждому, приглашая войти в единство с Ним.

Из грозного события сцена Страшного суда превратилась под кистью Андрея Рублева в торжество человеколюбия.

Фрески находятся в Успенском соборе Владимира и является памятником культуры, взятым под охрану ЮНЕСКО.

Глядя на удивительные фрески, сравнивая их с картинами Босха, понимаешь, чем русский национальный характер отличается от западно-европейского с его стремлением не дать или заставить. Столь же строги и образы страшного суда XII века на иконах и фресках того периода.

Икона «Страшный суд»

«Каждому воздастся по делам его» – было лозунгом того, что свершится в конце времен. Андрей Рублев жил на сто лет раньше Босха (родился в 1360 г.) и стал завершающей точкой в формировании образа русского национального характера и русской иконописной школы. Отличительная особенность рублевской школы — доброта, любовь и жертвенность.

Суд Божий не может быть справедливым и праведным, потому что несть человек, который поживет и не согрешит. Суд может быть только милостью Божией и ничем иным. Милость на Страшном суде значительно важнее и сильнее, чем наказание, важнее страха адских мучений, которыми полны картины Босха.

«Никогда не говори, что Судья справедлив, ведь если бы Он был справедлив, мы все были бы осуждены».

Бог требует только любви и милости и Сам есть Любовь. Что есть человек перед силами стихии? Песчинка, червь, раздавить которого не составит никакого труда. И так ли уж будет велик Бог, если начнет расправляться с беззащитными? Сила Бога не в этом и не ждет Он от человека безгрешности. Судный день для всех воскресших – это встреча, встреча первого дня Нового мира и Нового неба, встреча с милостивым Судиёй.

Так думал русский иконописец, когда приступал к росписи западной стены собора. Он опирался на образы живых русских людей, с которыми встречался, разговаривал, кто только что одолел татаро-монгольское иго на Куликовом поле. Страшный суд Андрея Рублева – это, прежде всего, память об ушедших поколениях, создавших землю русскую, воздаяние тем, кто уже никогда не вернется из боя.

Но это обращение не только к тем поколениям, что жило до Андрея, но и взгляд в будущее, навстречу грядущему поколению, которое еще будет жить после. Страшный суд — это ожидание встречи всех, кто в Судный день восстанет из гробов, кого отдаст Земля и Море, кого встретит Спаситель. Таким был замысел Андрея, когда он приступал к росписи сводов храма.

Нужно было показать единство и соборность всего человечества, идею, взятую у Сергия Радонежского. И он начинает. Начинает роспись с западной арки свода под хорами.

На самом верху арки Андрей изображает круг, в который вписана огромная полусжатая Рука Божия, в которой Господь содержит души всех праведных.

В той же арке он размещает царя Давида (слева от Руки Божией и пророка Исайю (справа от Руки Божией ).

В руке Давида свиток со словами, обращенными к тем, кто не боится суда Божия и ходит путями неправедными, зная о своих злодеяниях. Лик царя кроток и полон тревоги за них.

Фреска пророка Исайи не сохранилась полностью, остались только его одеяния и свиток со словами, обращенными к жестоковыйному еврейскому народу, у которого и глаза ослепли, и уши не слышат, и не могут они узреть правды.

Ниже образов пророков изображены архангелы с трубами, возвещающими воскресение мертвых для Страшного суда. Под образом пророка Исайи – архангел Гавриил с поднятой кверху трубой; напротив, под царем Давидом, с опущенной к земле трубой — архангел Михаил.

Их трубный глас направлен в ту сторону, где изображены Земля и Море, отдающие своих мертвецов под звуки трубы. Этот призывный клич воспринимается по-разному. Андрей начинает свою фреску с этого трубного гласа, возвещающего начало Суда.

Под сводом, куда арка является входом, Андрей будет расписывать сцену, в которой сольются в единстве не только арки, своды, стены и их сочленения, но и предстанет в полном единстве сцена Страшного суда.

Главная фигура здесь – «Спас в силах». Христос словно парит над головами входящих под своды храма через арку с изображениями архангелов. Он изображен на чисто голубом фоне в мандорле, окруженный небесными силами: херувимами и серафимами с добрыми глазами.

Лик Спаса добр и не внушает страха, серьезен, но не грозен. Господь творит Новый мир и всех приглашает участвовать в этом Творении. Его правая рука поднята кверху в благословляющем жесте. Левая опущена вниз, указывая путь в преисподнюю тем, кто не желает участвовать в творении Новой Земли и Нового неба. Господь Иисус Христос изображен в золотистых тонах, словно вылитый из золота: золотой нимб, светящиеся золотые власы и светящаяся золотая одежда.

Над Спасом изображены два парящих ангела, сворачивающих в свиток старое небо и отживший мир со старыми светилами, луной и звездами, который должен уступить место новому и невиданному царству добра и света.

Под изображением Спаса находится изображение престола, место Суда, пред которым предстанет всяк человек. На нем лежит большой Крест, орудие страстей Господних, и раскрытая книга с деяниями воскресших и пришедших на Суд. Здесь же у подножия престола изображены павшие ниц Адам и Ева, как образ искупленного человечества.

Слева и справа, согласно иконописной традиции деисусного чина, в молитвенных позах стоят Богородица и Иоанн Креститель, умоляя Спасителя пощадить род человеческий за их прегрешения. За Богородицей располагается архангел Михаил, за Иоанном Крестителем — архангел Гавриил. За ними следуют соответственно апостол Петр и апостол Павел.

Архангелы, выступая впереди ангелов, словно возглавляют их воинство, изображенное за спинами восседающих апостолов. Особенно тепло, легко и в свободном музыкальном ритме изображены ангелы южного свода с благородными и нежными ликами.

Павел и Петр, изображенные отдельно от других апостолов, тоже словно возглавляют ряды апостолов, изображенных на других стенах свода, с северной и южной стороны от арки. На северной стороне склона – апостолы Андрей, Марк, Лука и Матфей. Последним, на склоне восточной арки, мы видим ап. Филиппа.

На южной — Фома, Иаков, Варфоломей, Симон и Иоанн. Лики всех участников Страшного Суда (ангелов, архангелов, апостолов) выражают не гнев и страх, а доброжелательное, светлое и спокойное настроение, словно они идут на встречу, которая должна принести только радость и свет.

Апостол Матфей под кистью Андрея — тихий и кроткий старец, в котором выражена мягкость и расположенность к людям.

Лука изображен молодым и решительным. Он готов участвовать в этом Суде. Марк со спокойным выражением ожидает Суда.

Андрея Первозванного Рублев пишет по-особому. По легенде Андрей Первозванный пришел в Крым, в Корсунь и отправился вверх по Днепру. Ночью на одном из привалом ему приснился сон, что здесь будет великий город .

Это предсказание Андрея сбылось: на этой горе возник Киев. Потом он пойдет на север в Новгород. Андрей Первозванный у Рублева – крепкий человек с широкими плечами и крепкой шеей, с густой округлой бородой, размышляющий о том, чему он должен быть свидетелем.

В арке, которая ведет под купол, Андрей Рублев напишет в круге четырех зверей, олицетворяющих четыре царства, после которых наступает царство Христово. Они изображены в динамике, словно бегут по внутреннему кругу, опережая друг друга:

медведь (царство Вавилонское), лев (Персидское царство), пантера (Македонское царство) и человекозверь (Римское царство). Но ни у кого из них, кроме последнего, нет хищного выражения. На этот круг указывает пророку Даниилу Ангел. Их фигуры изображены на северной стороне свода, в самом низу

Там, где изображены Море и Земля, отдающие своих мертвецов, мы видим праведных жен, идущих на суд. Они изображены напротив пророка Даниила и Ангела. Их лица не выражают страха, они ждут не наказания, а встречи с тем, Кого так долго ждали, Кто для них радость и счастье.

В южном своде перед иконостасом Андрей Рублев создает фреску «Шествие праведников в рай», которая признана всемирным шедевром. Праведников сопровождают Павел и Петр. Апостол любви, Павел, изображен обернувшимся к толпе праведников, словно зовя их согласно свитку в левой руке «Приидите со мною…».

Рядом, чуть ниже, – апостол Петр с ключами от рая. В толпе праведников можно различить Николая Угодника и Григория Богослова, Савву Освященного и Антония Великого, Василия Великого и Иоанна Златоуста.

Напротив «Шествия праведников в рай» размещен сам рай с восседающими в нем праотцами: Авраамом, Исааком и Иаковом.

Там же в раю, между фреской «Шествие в рай» и Авраамовым ложем мы видим благоразумного разбойника.

Из всех персонажей «Шествия…» особенно поражает лик апостола Петра, о котором много написано. Петр в изображении Андрея – это сама любовь, чистая и младенческая, доверчивая и всепрощающая. Это те черты, которые Андрей Рублев хотел подчеркнуть как истинно русские: доброта, мягкость, чистосердечие и открытость. Такими он словно завещал всем нам оставаться всегда, сколько бы веков не прошло: «Будьте, как дети…»

Сайт: В поисках мира и душевного покоя

Нет ни белого, ни чёрного…

Авторы Произведения Рецензии Поиск Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

LiveInternetLiveInternet

Фрески Дмитриевского собора.
Построенный Всеволодом в самом конце ХII века, Димитровский собор был главгным княжеским собором, тогда, как Успенский собор был епископским кафедральным собором.
Посвящен собор Дмитрию Солунскому.
Интересна внутренняя отделка собора, наиболее древняя часть ее относится искусствоведами к ХII веку.
Фрески этого собора — один из самых замечательных памятников живописи домонгольского периода.
Вполне возможно, что эти фрески оказали влияние на творчество Андрея Рублева, особенно на росписи Успенского собора во Владимире. Так жеможно предположить, что и цветовая гамма образов Дионисия тоже имеет корни в этой живописи, которая создана либо в конце ХII века, либо в самом начале ХIII

Чудом уцелевшие во время разорений и варварских поновлений, они дошли до нас лишь частично. Но сохранились очень интересные сцены. Многие принципиально важные вопросы, связанные с их икорнографией, стилем, содержанием и смыслом, до сих пор не разрешены.
Сегодня, когда собор открыт для посещений, можно увидеть и фрагменты
внутреннего убранства храма, которых, повторюсь, сохранилось, к сожалению, совсем
немного.
Росписи XII века, обнаруженные в 1843 г., принадлежат композиции «Страшный Суд».
В центральном своде под хорами сохранились фигуры 12 апостолов-судей на
престолах и ангелы позади них.
Деталь фрески «Страшный суд». Роспись северного склона центрального нефа.
*Апостолы и ангелы, северный склон, фрагмент, левая часть.
*Апостолы и ангелы, северный склон, фрагмент, середина.
*Апостолы и ангелы, северный склон, правая часть.
Деталь фрески «Страшный суд». Роспись южного склона центрального нефа.
*Апостолы и ангелы, южный склон, фрагмент, левая часть.
*Апостолы и ангелы, южный склон, фрагмент, середина.
*Апостолы и ангелы, южный склон, фрагмент, правая часть.
В малом своде под хорами — сцены рая:
трубящие ангелы, апостол Петр, ведущий в рай святых жен, благоразумный
разбойник, «Лоно Авраамово» с праотцами Авраамом, Исааком и Иаковом, а
также Богоматерь на престоле.
Росписи Дмитриевского собора представляют собой оригинальный вариант
классического византийского стиля конца XII века. Их отличает
одухотворенность образов, пластичность фигур, тонкие сочетания красок.
Особенно поражает воображение совершенная красота ангельских ликов.
* Ангел. Дмитриевский собор.Южный склон западного свода центрального нефа.
*Ангел. Дмитриевский собор.Южный склон западного свода центрального нефа.
*Ангел. Дмитриевский собор.Южный склон западного свода, южный неф.
*Ангел. Северный склон..
*Ангел. Северный склон.
Следует отметить также необычную для того периода реалистичность в
изображении апостольских ликов, имеющих индивидуальные черты.
*Апостол Пётр. Дмитриевский собор. Западный свод южного нефа, северный склон.
* Апостол Павел. Дмитриевский собор. Северный склон западного свода центрального нефа.
* Апостол Симон. Дмитриевский собор. Северный склон западного свода центрального нефа.
*Апостол Фома. Дмитриевский собор. Южный склон западного свода центрального нефа.
*Апостол Андрей. Западный свод. Южный неф. Южный склон. Дмитриевский собор.
*Апостол Иаков.Западный свод. Южный неф. Южный склон. Дмитриевский собор.
Сцены рая: трубящие ангелы, апостол Петр, ведущий в рай святых жен, ик, «Лоно Авраамово» с праотцами Авраамом, Исааком и Иаковом.
*Трубящий ангел Северный склон южного нефа.
*Трубящий ангел Северный склон южного нефа.
*Апостол Петр, ведущий в рай праведных жне. Фрагмент.
Лоно Авраамово.
*Лоно Авраамово. Левая часть фрески.
* Лоно Авраамово правая часть фрески.
*Праотец Авраам с младенцем.
*Праотец Иаков.
*Праотец Исаак.
Необычно также развернутое изображение райского сада: деревьев с пальмовыми
ветвями; решетка, поддерживающая виноградные лозы; птицы, клюющие
виноград.
*Райский сад.
Интересна история реставрации фресок, из которой станет понятно, почему так мало осталось подлинных фресок ХII века.

В 18 веке фрески собора были переписаны маслом. При реставрации 1839-1843 гг. их сбили, а стены «перетерли» для новое «расписание» Новые фрески исполнил полешанин Михаил Сафонов. При удалении масляных росписей в 1839 году были случайно под двумя слоями штукатурки обнаружены подлинные фрески ХII века. В 1840 году архиепископ Парфений донес об этом Синоду. Синод в 1843 году рассмотрел рапорт Парфения и постановил: » Сохранить случайно открывшуюся во Владимирском Дмитриевском соборе … живопись с тем, чтобы исследовано было в точности, к какому времени она может быть отнесена». По иерархической цепочке доложили Николаю I. Тот дал соответствующие распоряжения и во Владимир прибыл художник-археолог Ф.Г. Солнцев. Тот осмотрел фрески, сделал копии и поручил расчистку Сафонову под наблюдением Парфения. Расчистка была закончена в 1844 году. До 1890 г. их никто не трогал. Но в 1890 г., как считает И.Э. Грабарь, фрески вновь «подновляли».
Первая научная реставрация была проведена в 1918 году Всероссийской комиссией по раскрытию и сохранению памятников живописи во главе с Грабарем. Раск4рытые тогда фрески удалось сохранить не все. При сравнении записей Грабаря и того, что есть сегодня, некоторых фрагментов не хвчатает. Утрачены. Была уничтожена и роспись, которую И.Э. Грабарь определил как результат сочинительства Сафонова.
В 1919 г. храм был закрыт для богослужений и передан Владимирскому музею.
В 1948-50гг. была снята роспись масляными красками, выполненная М. Сафоновым.
В 1952 году при удалении кирпичных «закладок» бывл обнаружен еще один фрагмекнт росписи 12 века. — часть орнамента и неба.
Вопрос об авторах- мастерах — самый темный. До сих пор нет единого мнения ни об их количестве, ни о происхождении. Первые предположения делал Грабарь. Он считал, что авторов двое и они были греками. Это мнение оспорено многими специалистами по древнерусскому искусстив, так как он допускал ошибки в атри буции фресок еще на этапе реставрации 1918 года. (А.И. Анисимов. «Домонгольский период древнерусской живописи» М. 1928 г. стр.111-119). Поэтому и в определении авторства более приемлемым считают мнение А.И. Анисимова и В.Н. Лазарева, которые считают, что мастеров было не менее пяти и что среди них был и русский мастер. (Н.В. Лазарев. «Русская средневековая живопись» М.1970 г. стр. 28-42).
* Свод с фрагментом фрески южного склона центрального нефа западного свода.

Андрей Рублев и его школа

Лазарев В. Н.

← Ctrl пред. Ctrl →

Часть четвертая. Примечания к таблицам

Фрески Успенского собора сильно пострадали от времени и от безграмотных реставраций XVIII–XIX веков. В 1768–1774 годах они были частично грубо переписаны маслом, частично забелены известью. В 1882 году, под руководством особой реставрационной комиссии, возглавлявшейся известным историком и археологом И. Е. Забелиным, была проведена большая работа по выяснению уцелевших фрагментов первоначальной росписи. Со всех открытых росписей были сделаны кальки и акварели, а затем все фрески были вновь записаны темперой либо по древней живописи, либо поверх масляной XVIII века, либо прямо по забелке. Летом 1918 года, по инициативе Всероссийской реставрационной комиссии, во Владимир направилась научная экспедиция, перед которой была поставлена задача расчистить все сохранившиеся старые фрески. Бригаду реставраторов возглавлял Г. О. Чириков, а научное руководство осуществлялось И. Э. Грабарем, А. И. Анисимовым и В. Т. Георгиевским. Расчистка фресок показала, что их сохранность далеко неодинаковая (наилучшая — в южной части храма, наихудшая — в северной). Даже в центральном нефе живопись на южной стене меньше попорчена, чем на северной. В процессе расчистки были удалены все записи, причем выявилось довольно большое количество утрат верхнего красочного слоя. Никаких новых записей не производилось, и утраченные места лишь слегка тонировались, так что они легко различимы на фотографиях.

В 1962–1963 годах фрески Успенского собора вновь реставрировались (работы проводили В. Е. Брягин и С. С. Чураков). Были закреплены отошедшие от кладки грунты, устранено шелушение красочного слоя, с поверхности фресок были удалены накопившиеся за сорок с лишним лет пыль и грязь, а также тонкая пленка казеинового клея, отчего краски приобрели большую свежесть и интенсивность.

Так как в летописи говорится, что Даниил и Рублев начали расписывать Успенский собор 25 мая 1408 года, то вероятнее всего они работали здесь не один, а два летних сезона. Однако, поскольку это не подтверждается документами, мы всюду даем приводимый в летописи 1408 год.

Табл. 39. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. СТРАШНЫЙ СУД. Фрески на своде и стенах центрального нефа. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

39а. А. Рублев. Страшный Суд. Роспись северного склона свода в центральном нефе. Владимир, Успенский собор. 1408 г. 39б. А. Рублев. Страшный Суд. Роспись южного склона свода в центральном нефе. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Эти два снимка дают хорошее представление о системе росписи в центральном нефе. Фигура Христа, изображенная в центре свода, поставлена в теснейшую композиционную связь с «престолом уготованным» (этимасия) и с фигурами Богоматери и Иоанна Крестителя, взывающих к Христу о милосердии. Так как на склонах свода и на прилегающей восточной арке изображены десять апостолов, то фигуры Петра и Павла перенесены на щековую стену, над западной аркой. Тем самым ряды апостолов очень удачно увязываются с этимасией и фланкирующими престол фигурами Богоматери и Предтечи.

Табл. 40–42. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ХРИСТОС ВО СЛАВЕ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

40. А. Рублев. Христос во славе 41. А. Рублев. Голова Христа 42. А. Рублев. Херувимы

Фигура Христа, размещенная в центре коробового свода центрального нефа, прекрасно вписана в круг. Ей присуща большая легкость, очень выразителен жест правой поднятой руки, призывающий праведников к наследию уготованного им царства небесного. При сравнении этой фигуры с аналогичным образом из «Страшного суда» в пареклисии Кахриэ Джами (P. Underwood, Third Preliminary Report on the Restoration of the Frescoes in the Kariye Camii at Istanbul by the Byzantine Institute. — «Dumbarton Oaks Papers», 1958 (XII), p. 244, fig. 6) сразу же бросается в глаза большая свобода и ритмичность рублевской фигуры. У византийского мастера все строже, симметричнее, скованнее. Несколько безличное выражение лица на византийской фреске у Рублева уступает место иному толкованию образа: его Христос мягче, человечнее, приветливее; голова приближается к форме круга, волосы обработаны в виде свободно ложащихся прядей, борода слегка сдвинута в сторону, складки хитона и плаща намечены смелыми, динамичными линиями. Все это придает образу Христа ту внутреннюю приподнятость и эмоциональность, которые отсутствуют в более спокойной и каноничной фигуре византийского мастера.

Великолепны по силе драматического выражения окружающие ореол херувимы, несомненно навеянные образами феофановского искусства.

Табл. 43–44. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АНГЕЛЫ. Фрески. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

43. А. Рублев. Держащий свиток ангел 44. А. Рублев. Держащий свиток ангел

Фигуры ангелов, которые держат символизирующий небо свиток, украшают свод среднего нефа. Они размещены над ореолом с Христом. Хорошо сохранившиеся одеяния написаны в широкой, уверенной манере. Особенно эффектны развевающиеся концы плаща, свидетельствующие о тонком понимании художником структуры складок, которые изображены в предельно динамичном аспекте.

Табл. 45. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. СИМВОЛЫ ЧЕТЫРЕХ ЦАРСТВ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

45. А. Рублев. Символы четырех царств. Фреска в замке восточной арки центрального нефа. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Эта интереснейшая композиция размещена в замке восточной арки центрального нефа. Как известно, в средние века существовало множество различных толкований на видение пророка Даниила. В этой связи Н. А. Демина («Фрески Андрея Рублева во Владимире». — «Декоративное искусство», 1960, № 8, стр. 7) правильно замечает, что «часто характеристика царств исходила из существующей исторической обстановки. Даже такие церковные авторитеты, как Иоанн Златоуст, считали «непогрешительным» их толкование «применительно к своему времени». Возможно, что Андрей Рублев, как и его современник Лука Смольнянин, патриот своего города, иллюстрировавший Псалтирь в 1395 году (т. е. всего за двенадцать лет до написания фресок в Успенском соборе), мог подразумевать: под львом — объединенные Польшу и Литву, где римско-католическое вероисповедание стало господствующим; под барсом — агрессивный тевтонский орден; под медведем — княжество Московское, упорно занимавшееся утверждением сильной власти и единства в своих пределах; под чудовищным зверем — татар, с жестокостью которых связывалось у русских представление о наступлении «Страшного суда».

Несмотря на большое количество утрат, эта фреска, размещенная на стене, над западной аркой центрального нефа, оставляет сильное впечатление. Композиция превосходно вписана в полукружие, склоненные фигуры вторят плавному ритму параболы. Посередине возвышается «престол уготованный» (этимасия) — символ Страшного суда. На престоле лежат Евангелие и крест. По сторонам от престола стоят Богоматерь и Иоанн Предтеча, а внизу представлены коленопреклоненные Адам и Ева. Эта центральная группа фланкируется фигурами апостолов Петра и Павла, позади которых изображены ангелы. С большим композиционным искусством Рублев так разместил фигуры апостолов, что они завершают и возглавляют группы апостолов, написанные на южном и северном склонах прилегающего свода. Тем самым художник достиг большой слитности различных частей росписи, украшающих свод центрального нефа и примыкающие щековые стены.

Среди фигур центральной группы особенно выразительна фигура Богоматери. Мария выступает здесь ходатаем перед Христом за весь «род христианский». Вместе с Иоанном Крестителем она молит Христа о прощении грехов человеческих.

В популярнейшем на Руси апокрифе «Хождение Богородицы по мукам» Мария трактуется как центральное действующее лицо, которое вымаливает грешникам временное прекращение мук. Придав фигуре сильный наклон, художник превосходно выразил устремленность Марии к Христу. Тем самым он наделил образ той эмоциональностью, которую тщетно было бы искать в фреске на аналогичную тему в пареклисии Кахриэ Джами (P. Underwood, op. cit., p. 245, fig. 6). У византийского мастера фигура Богоматери изображена почти в прямом положении, наклонена одна голова, что накладывает на фигуру печать известной скованности. У Рублева фигура Марии выглядит более свободной и естественной, а вместе с тем и более динамичной. С предельной наглядностью она воплощает страстный душевный порыв.

Очень красивы по силуэту фигуры Иоанна Предтечи и Евы, к сожалению, сильно пострадавшие от времени.

Табл. 50–53. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛЫ ПЕТР И ПАВЕЛ С АНГЕЛАМИ. Фрески. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Эти изображения украшают щековую стену над западной аркой. Петр и Павел возглавляют группы апостолов, размещенные на северном и южном склонах свода. Фигуры Петра и Павла великолепно вписаны в полукружие. Силуэты обеих фигур отличаются особым изяществом.

Табл. 54. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛЫ С АНГЕЛАМИ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

54. А. Рублев. Апостолы с ангелами

Эта фреска размещена на южном склоне свода и на восточной арке в центральном нефе. Большие утраты имеются в левой части композиции. Уцелевшие буквы на листах раскрытых книг позволяют опознать три правые фигуры (Варфоломей, Симон, Иоанн). Под фигурами апостолов находится арка, ведущая в южный неф. Над этой аркой написана сильно пострадавшая от времени композиция «Земля и море отдают мертвецов» (табл. 75–78).

75. А. Рублев. Земля отдает своих мертвецов 78. А. Рублев. Море отдает своих мертвецов 76. Земля отдает своих мертвецов 77. Море отдает своих мертвецов
75, 78. Фрески над южной аркой центрального нефа. Владимир, Успенский собор. 1408 г. 76, 77. Копия-реконструкция художника Н. В. Гусева. Москва, Музей А. Рублева.

55. А. Рублев. Апостолы с ангелами

Табл. 55. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛЫ С АНГЕЛАМИ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Эта фреска украшает северный склон свода и восточную арку в центральном нефе. Фигуры ангелов и апостола на восточной арке почти полностью утрачены. Буквы на листах раскрытых книг дают возможность опознать четырех апостолов (считая слева направо — Матфей, Лука, Марк и Андрей). Виднеющаяся внизу фреска не принадлежит к первоначальной живописи (она была выполнена в XIX веке).

56. А. Рублев. Апостол. Деталь фрески на восточной арке центрального нефа. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Табл. 56. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛ (деталь). Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

В трактовке лиц большинства апостолов Рублев крайне свободно обращается с устоявшейся иконографической традицией. Он наполняет эти образы новым жизненным содержанием. Всячески ослабляя аскетическое начало, Рублев стремится наделить лица тем выражением душевной доброты, благодаря которому лица подкупают своей приветливостью и каким-то открытым характером. В типах лиц ясно выступают национальные черты, что говорит о переработке художником живых впечатлений от окружавшей его действительности.

57. А. Рублев. Апостол Симон

Табл. 57. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛ СИМОН (деталь). Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Для рублевского почерка особенно типична та ясная и чистая линия, которой очерчена голова апостола Симона, по форме своей приближающаяся к кругу.

58. А. Рублев. Апостол Иоанн

Табл. 58. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛ ИОАНН (деталь). Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Одна из наилучших по сохранности голов, дающая хорошее представление о том, как выглядели рублевские фрески в мало поврежденном виде. В трактовке лица художник придерживается традиционного типа, но несколько смягчает его, стремясь выразить состояние глубокой задумчивости.

59. А. Рублев. Апостолы Матфей и Лука

Табл. 59. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛЫ МАТФЕЙ И ЛУКА С АНГЕЛАМИ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Одна из наилучше сохранившихся частей росписи свода в центральном нефе. Здесь особенно ясно видно, каким мастером силуэта был Рублев и как тонко он понимал специфическую природу драпировок, складки которых он передает с безукоризненной точностью.

60. А. Рублев. Апостол Матфей

Табл. 60. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛ МАТФЕЙ (деталь). Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Одна из наилучше сохранившихся голов на северном склоне свода в центральном нефе. Рублев весьма свободно обращается с иконографическим типом, установленным традицией для изображения апостола Матфея. Он наделяет его лицо чисто русскими чертами и придает ему выражение особой мягкости. Форму головы он сближает с кругом, в трактовке волос он прибегает к мягким, плавным параболическим линиям, с которыми контрастируют энергичные прямые линии складок.

61. А. Рублев. Апостол Лука

Табл. 61. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛ ЛУКА (деталь). Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Лицо апостола Луки во многом отступает от традиционного канона. Оно дано не только более молодым, но и более открытым и приветливым.

Табл. 62–64. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АПОСТОЛЫ МАРК И АНДРЕЙ С АНГЕЛАМИ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

62. А. Рублев. Апостолы Марк и Андрей 63. А. Рублев. Апостол Марк 64. А. Рублев. Апостол Андрей и ангелы

Фигуры апостолов Марка и Андрея, написанные на северном склоне свода в центральном нефе, имеют немало утрат. Тем не менее основные линии обоих лиц достаточно хорошо сохранились, чтобы можно было составить представление об их типе. И здесь очень мало от традиционного византийского канона. Силуэт головы Марка образует почти правильный круг. По своему общему характеру лицо апостола Андрея живо напоминает лица крестьян, уроженцев северных областей России. Оно несомненно было подсказано художнику всем тем, что он наблюдал в окружавшей его действительности. Но Рублев дал не индивидуальный портрет, а обобщенный образ русского человека, мужественного, спокойного и сосредоточенного.

Табл. 65–68. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АНГЕЛЫ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

65. А. Рублев. Голова ангела 66. А. Рублев. Голова ангела 67. А. Рублев. Голова ангела 68. А. Рублев. Голова ангела

Все четыре головы ангелов украшают северный склон свода в центральном нефе. Их фигуры размещены позади фигур апостолов Луки и Марка. Хотя лица имеют отдельные утраты, в целом они довольно хорошо сохранились. В исполнении фигур ангелов Рублеву несомненно помогал один из его ближайших учеников.

Табл. 69–71. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ТРУБЯЩИЕ АНГЕЛЫ. Фрески. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

69. А. Рублев. Трубящий ангел 70. А. Рублев. Трубящий ангел 71. А. Рублев. Голова трубящего ангела

Фигуры трубящих ангелов, имеющие множество утрат, размещены на склонах западной арки. По своему масштабу они принадлежат к числу наиболее крупных фигур (около 2,40). Оба ангела изображены в сложных поворотах, в которых нет и следа от излюбленной мастерами XI–XII веков фронтальности. Особым благородством отличается лицо ангела на северном склоне северо-западного столба (табл. 71).

Табл. 72. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ДУШИ ПРАВЕДНЫХ В РУКЕ БОЖИЕЙ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

72. А. Рублев. Души праведных в руке Божией

Этот медальон расположен в центре западной арки. Изображение руки с душами праведных иллюстрирует слова из «Книги премудрости» Соломона («А души праведных в руке Божией, и мучение не коснется их», III, 1). Данный сюжет встречается уже в росписи церкви Св. Апостолов в Салониках (ок. 1315; см. A. Xyngopoulos, Thessalonique et la peinture macédonienne, Athènes, 1955, pl. 18–1, pp. 52–53). Мы находим его также в сербских фресках (Манасия, 1418; см. V. Petkovic, La peinture serbe du moyen âge, II, Beograd, 1934, pl. CCIV) и миниатюрах (Сербская Псалтирь в мюнхенской Государственной библиотеке; см.: J. Strzygowski, Die Miniaturen des serbischen Psalters, Wien, 1906, Taf. XI). При сравнении рублевской фрески с этими памятниками бросается в глаза обобщение и упрощение всех форм, благодаря чему рука приобрела необычайную монументальность. Ее невольно воспринимаешь как эмблему в строго упорядоченной геральдической композиции.

73. А. Рублев. Пророк Исаия

Табл. 73. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ПРОРОК ИСАЙЯ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Этот медальон находится на северном склоне западной арки. Хотя на лице имеется много утрат, его тип остается все же достаточно четко выраженным. Этот тип можно условно назвать «рублевским» (приближающаяся к кругу голова, маленькие глаза, небольшой нос, очерченные плавными линиями пряди волос). Весьма эффектен извивающийся свиток, умело вписанный в круг.

74. А. Рублев. Царь Давид (деталь)

Табл. 74. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ЦАРЬ ДАВИД (деталь). Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Медальон с полуфигурой царя Давида размещен на южном склоне западной арки. Несмотря на частичные утраты, лицо в целом сохранилось хорошо. Оно подкупает своей мягкостью и добротой. Для Рублева и его ближайших учеников крайне характерно, что они очеловечивают традиционные византийские типы святых, всячески ослабляя в них аскетическое начало.

Табл. 75–78. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ЗЕМЛЯ И МОРЕ ОТДАЮТ СВОИХ МЕРТВЕЦОВ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

75. А. Рублев. Земля отдает своих мертвецов 78. А. Рублев. Море отдает своих мертвецов 76. Земля отдает своих мертвецов 77. Море отдает своих мертвецов
75, 78. Фрески над южной аркой центрального нефа. Владимир, Успенский собор. 1408 г. 76, 77. Копия-реконструкция художника Н. В. Гусева. Москва, Музей А. Рублева.

45. А. Рублев. Символы четырех царств. Фреска в замке восточной арки центрального нефа. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Ввиду очень плохой сохранности этой фрески, многие детали которой трудно различимы, мы воспроизводим ее в копии-реконструкции, выполненной художником Н. В. Гусевым (копия хранится в Музее Рублева в Москве). Фреска находится над аркой, ведущей из центрального нефа в южный. Слева изображена «Земля» с гробом в руках, справа — «Море», держащее большой корабль. Позади «Земли», живо напоминающей античные персонификации, виднеются фигуры восставших из мертвых. Наверху представлены три животных (медведь, лев и слон), а несколько ниже изображены змея и три птицы. Правее, около корабля, художник написал чудище с длинным клювом и рыбу. Выразительные фигуры медведя и льва очень близки к аналогичным фигурам в медальоне с символами четырех царств (табл. 45). Не подлежит сомнению, что Рублев использовал при изображении животных и птиц те образцы, которые были завезены на Русь Феофаном Греком и которые лежат в основе инициалов, украшающих вышедшие из его московской мастерской «Евангелие Кошки» и «Евангелие Хитрово». Ср. В. Лазарев, Феофан Грек и его школа, табл. 61а , г , 62а , 67а , 68б , в , 69а , 80 , 82 . Хороший анализ композиции с фигурами «Земли» и «Моря» дала Н. А. Демина (см. Антологию, стр. 98–99).

Табл. 79–83. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ЛИКИ ПРАВЕДНЫХ МУЖЕЙ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

79. А. Рублев. Лики праведных мужей 80. А. Рублев. Лики праведных мужей 81. А. Рублев. Лики праведных мужей 82. А. Рублев. Царь Давид из сцены «Лики праведных мужей»

83. А. Рублев. Св. Георгий из сцены «Лики праведных мужей»

Эта фреска украшает южную арку центрального нефа. Святители, среди которых могут быть опознаны Иоанн Златоуст, Василий Великий, Николай Чудотворец и Григорий Богослов, объединены со святыми монахами, а святые мученики, пророки и цари с преподобными, что было обусловлено недостатком места. В византийских изображениях Страшного суда эти группы обычно даются раздельно. См. P. Underwood, op. cit., pp. 247–248. Такое же четкое размежевание отдельных групп праведников находит себе место и в мозаике собора в Торчелло. Фреска с изображением шествия преподобных, возглавляемого Антонием Великим и Саввой Освященным, была выполнена с помощью ученика.

Табл. 84–86. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. ЛИКИ ПРАВЕДНЫХ ЖЕН. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

84. А. Рублев. Лики праведных жен 85. А. Рублев. Лики праведных жен 86. А. Рублев. Лики праведных жен

Эта фреска размещена на северной грани второго от входа южного столба в центральном нефе. Группа включает в себя двух цариц (Екатерина и Александра). Часть фигур дана в монашеском облачении. Группу праведных жен замыкает Мария Египетская. Лица, лишенные индивидуальной дифференциации, выдают славянский тип. Простыми и лаконичными средствами художник выразил в них нравственную чистоту и совсем особый оттенок душевной мягкости (см. Антологию, стр. 89).

87. А. Рублев. Ангел и пророк Даниил. Фреска на северном столбе центрального нефа. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Табл. 87. АНДРЕЙ РУБЛЕВ. АНГЕЛ И ПРОРОК ДАНИИЛ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Фреска размещена на передней грани северного столба. Большая часть фигуры пророка Даниила — новая (это живопись XIX века, выполненная по почти полностью утраченным старым контурам).

Сюжет этой фрески восходит к «Книге пророка Даниила» (главы VII–VIII): ангел показывает пророку грядущие события Страшного суда, предсказанные Даниилом в известном видении с четырьмя зверями.

Табл. 88–96. ДАНИИЛ. ШЕСТВИЕ СВЯТЫХ В РАЙ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

88. Даниил. Апостолы Павел и Петр с группой святых 89. Даниил. Апостол Павел 90. Даниил. Апостол Петр 91. Даниил. Апостол Петр с группой святых
92. Даниил. Пророки из сцены «Шествие святых в рай» 93. Даниил. Шествие святых в рай 94. Даниил. Группа мучеников из «Шествия святых в рай» 95. Даниил. Группа святителей из «Шествия святых в рай»

96. Даниил. Группа святителей из «Шествия святых в рай»

Фрески в южном нефе находятся в лучшем состоянии сохранности, чем фрески центрального корабля. Монументальная композиция с изображением шествия святых в рай размещена на своде южного нефа. За Петром идет апостол Иоанн. Среди пророков могут быть опознаны Давид и Даниил, среди мучеников — Георгий, Дмитрий Солунский и Феодор Стратилат (либо Тирон). В лицах превосходно выражено то состояние внутренней просветленности, о котором говорит Григорий Палама: «Апостолы Петр и Павел… не только выводят сидящих во тьме в этот чудный Свет, но и, распространяя свет, превращают в Свет тех, кто приобщается Ему, делают из них порождение совершенного Света» (А. Васильев, Андрей Рублев и Григорий Палама. — «Журнал Московской патриархии», 1960, № 10, стр. 41; см. Антологию, стр. 101–104).

97. Даниил. Райские врата и благоразумный разбойник. Фреска западной люнеты в южном нефе. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Табл. 97. ДАНИИЛ. РАЙСКИЕ ВРАТА И БЛАГОРАЗУМНЫЙ РАЗБОЙНИК. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Фреска размещена в северной люнете под сводом в южном нефе. Слева изображен благоразумный разбойник, первым вошедший в рай, в центре представлена группа райских деревьев, а справа — райские врата, которые охраняет херувим, держащий жезл. Наверху расположена надпись: «Благоразумный разбойник» и «Свет невечерний». В исполнении этой фрески Даниилу помогал один из его учеников.

98. Даниил (?). Богоматерь с ангелами. Фреска восточной люнеты в южном нефе. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Табл. 98. ДАНИИЛ (?). БОГОМАТЕРЬ С АНГЕЛАМИ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

Эта фреска, украшающая восточную люнету под сводом в южном нефе, имеет много утрат (на лице левого ангела, на лицах Марии и правого ангела, на троне, на одежде правого ангела). Фреска не очень удачно вписана в полукружие люнета (крылья ангелов заходят на прилегающий свод). По-видимому, здесь подвизался не сам Даниил, а его ближайший помощник, на что указывает и более низкое качество выполнения по сравнению с фресками самого свода.

Табл. 99–104. ДАНИИЛ. ИАКОВ, ИСААК И АВРААМ В РАЮ. Фреска. Владимир, Успенский собор. 1408 г.

99. Даниил. Иаков, Исаак и Авраам в раю 100. Даниил. Иаков и Исаак 101. Даниил. Исаак 102. Даниил. Лоно Авраамово
103. Даниил. Лоно Авраамово 104. Даниил. Души праведных

Одна из наилучше сохранившихся фресок. Украшает западный свод в южном нефе. Фигуры патриархов, выполненные в смелой, широкой манере, дают наиболее полное представление о характере письма Даниила. Патриархи сидят на низком седалище с подножием, позади них изображены деревья райского сада. За пазухой Авраама видны фигурки мальчиков, олицетворяющие души праведных. Слева от Авраама изображена группа детских фигур в белых сорочках, с нимбами. Это также олицетворения праведных душ. Великолепны силуэты всех трех фигур патриархов, наиболее широкие в средней части фигур и сужающиеся кверху и книзу, что сближает фигуры с формой овала. Лица полны доброты и имеют неповторимый по своему очарованию оттенок патриархального простодушия.

«Страшный Суд» Андрея Рублева: призыв к Встрече

Только дважды имя преподобного Андрея Рублева упоминается в летописях. И оба раза оно, среди прочих имен, — стоит последним.

Простой монах, черноризец, отказавшийся от славы и признания мира, Андрей Рублев снискал известность, которой не ведали иные князья и правители. Однако мы не знаем практически ничего о человеке, оставившем после себя шедевры мирового значения. Легенды, версии, гипотезы, предположения – ими полна его биография. И даже житие не дает нам практически никаких конкретных сведений. Но одна дата, в числе всех других, вызывает меньше всего сомнений: в 1408 году Андрей Рублев, в возрасте около 50 лет, пришел во Владимир, чтобы расписать уже тогда знаменитый собор Успения Богородицы.

17 июля знаменитый иконописец принял монашеский постриг с именем Андрей – в честь преподобного Андрея Критского. И не случайно было выбрано именно такое имя. Андрей Критский – глубочайший поэт раннего Средневековья, написавший «Покаянный канон», который назвали впоследствии великим каноном. И если Андрей Критский – непревзойденный певец покаяния, то Андрей Рублев – любви к человеку. Потрясает душу умиротворенность и человечность творений Андрея Рублева. Мастер коснулся своей кистью вопросов глубочайшей нравственности.

Фреска «Страшный Суд» преподобного Андрея Рублева, написанная во владимирском Успенском соборе – национальное достояние России, уникальное произведение, причисленной к всемирному наследию ЮНЕСКО. До и после Рублева, как отмечает академик Д. Лихачев, так никто не писал.

Тема Страшного Суда – одна из главных в средневековом искусстве, корнями уходящая в западную живопись, но волновавшая и художников Древней Руси. И хотя многие русские иконописцы к ней обращались, все же характер таких изображений оставался, по примеру европейских мастеров, — антиномичным: праведники – с одной стороны, и грешники, палимые геенским огнем и языками адского пламени, — с другой.

Да, мы знаем многие труды русских художников на тему Страшного Суда, наводящие ужас, пугающие, отторгающие. Можно вспомнить экспрессивную манеру Феофана Грека, который был учителем Андрея Рублева.

Непревзойденность фрески «Страшного Суда» Успенского Собора города Владимира – в исходящей от нее милости. Мы здесь не видим ни плача, ни злобы, ни адских мучений – все пронизано светом, радостью Встречи с Христом. Подобного еще не было. Сегодня мир будто поделен, а у Андрея Рублева – соборность. Нет ни черных, ни белых; ни плохих, ни хороших; ни богатых, ни бедных. Иконописец призывает к единству.

И, пожалуй, жажду единства Андрей Рублев почерпнул не у Феофана Грека. Здесь его главным учителем становится преподобный Сергий Радонежский, вдохновивший и благословивший Дмитрия Донского на Куликовскую битву и проповедовавший «идею соборности». Именно она, эта «идея соборности» давала Андрею Рублеву творческие силы. О ней тосковала душа художника, ища в страшной действительности образы для ее воплощения. И как не странно, тема Страшного Суда, до Рублева только лишь разъединявшая, стала одним из выдающихся воплощений союза и связанности людей.

— Андрей Рублев стоит у истоков рождения национального искусства, рождения национального самосознания, — считает кандидат искусствоведения, знаменитый владимирский реставратор и научный руководитель реставрационных работ фресок Андрея Рублева во Владимире Александр Скворцов, — ведь он прекрасно знал византийскую иконопись, работы своих соотечественников, предшественников и современников. Он видел фреску «Страшный Суд» во владимирском Дмитриевском Соборе, где перед нашим взором предстают грозные старцы, готовые осудить. Но Андрей Рублев выбирает свой путь. Он следует своей творческой интуиции, он не судит, а призывает всех стать участниками грядущей встречи.

Еще в шестнадцатом веке творчество Андрея Рублева было принято за образец иконописного искусства. На него ровнялись, ему подражали. Даже Иван Грозный призывал мастеров иконописи обращаться при написании икон к уже созданным Рублевым творениям. Но теперь, спустя 600 лет, когда искусствоведы по крупицам собирают наследие Андрея Рублева, состояние его фресок во Владимирском Успенском соборе с каждым годом ухудшается.

— Увы, изменения здесь сейчас происходят не в лучшую сторону. Система вентиляции и кондиционирования воздуха не работает. И поэтому новая котельная, установленная взамен старой, продолжает гонять туда и обратно грязный воздух, пыль, гарь, которые оседают на стенах. Нами уже разработан грамотный проект по вентилированию воздуха, но для его реализации у государства нет средств. Фрески тускнеют и уже плохо просматриваются, — говорит Александр Скворцов.

Фактически, о реставрации фресок Рублева сегодня не может идти речь, потому что во владимирском Успенском соборе до сих пор не налажен температурно-влажностный режим (ТВР). Как только будет установлен ТВР, встанет необходимость научных разработок методов консервации и «лечения» шедевра и предшествующих им физико-химических исследований. Однако ученые отмечают: с процессом реставрации Рублевского «Страшного Суда» мы уже опоздали не меньше, чем на десять лет.

Подчеркнем, что любые обвинения в ненадлежащем содержании памятника, брошенные в адрес Церкви и Владимиро-Суздальской епархии, несостоятельны. Во-первых, с огласно распоряжению Министерства культуры и Министерства государственного имущества Российской Федерации «О передаче памятников истории и культуры Владимирской епархии Русской Православной Церкви» от первого сентября 1999 года, духовенству и верующим владимирский Успенский собор не передан до сих пор. Хотя о том, что передача древнего храма в ведение РПЦ давно состоялась, неоднократно говорилось в СМИ.

Кроме того, по договору «О совместном использовании памятника истории и культуры религиозной организации и учреждения культуры Успенского собора XII века, г. Владимир», Владимирская епархия является лишь «Пользователем» владимирского Успенского собора только «во время проведения богослужений», которые устанавливаются «в дни особо чтимых праздников».