Андроник лукаш

СХИАРХИМАНДРИТ ИОАННИКИЙ — НАСТАВЛЕНИЯ БЕСЦЕННЫЙ ДАР

-Если в чем нужду имеете – просите Господа, молитесь: «Господи, дай мне то, что на пользу». Разговаривайте с Господом, благодарите, славословьте.
— Чем больше будете спрашивать, тем все у вас будет складно.
-Молитесь: «Господи, дай мне то, что полезно для спасения души моей!».
-«Господи, даруй мне молитву не только устами, но и сердцем».
— Не знаешь как правильно поступить? – Проси Ангела-хранителя. Придет благая мысль и положит на сердце как поступить. На сердце станет легко, будет мир. Если страх и тревога – дела не предпринимай.
— Начинаешь любое дело – стань на восток и помолись.
— Как вымолить детей? – Покаяние, причастие, литургия и 150 «Богородиц». От усердия и покаяния будет польза.
— Молитесь ночью. Когда? – Вставайте, когда Ангел-хранитель подымет от сна. Тогда в 40 раз сильнее молитва (чем днем)
— Меньше старайтесь спать. Пребывайте больше в молитве. Сейчас все в спячке у телевизора и компьютера. Просите у Господа покаяния.
— Все можно вымолить у Бога на литургии.
— Бойтесь осудить священство. С каждого Господь спросит.
— Жалейте о пройденных ошибках. Имейте твердое намерение исправиться.
— Спешите на покаяние. Торопятся люди обогатить себя, но все блага отнимутся смертью. На них обращено все ваше внимание. Остановитесь, безумные! Осознайте и покайтесь в грехах своих. Пребывайте в постоянном покаянии. Жалейте о соделанных ошибках. Все оставите, а душой вступите в вечность.
— День Господень – воскресенье. Причащайтесь, исправляйте себя. В этот день обязательно пойти в храм. Причащайтесь с искренней верой и не осужденной совестью. Положите начало более строгой жизни, подготовляйте себя к принятию будущих благ.
— Причащаться женщинам (если очищение) на 8 день. Если больные (женские заболевания) – сказать духовнику (священнику) – как он благословит.
— На войне, в других испытаниях, в критических ситуациях исповедывайтесь друг другу.
-Господа ставьте впереди себя, и всё у Вас будет складно.
-Вера, любовь, смирение – возьмите это за основу.
— Будьте милосердны, даже словом, если не можете дать.
— Кто первый скажет «прости», тот награды собирает.
— Скрывайте свои добродетели. Будьте мудры, благоразумны. Оскорбят, унизят вас – смиритесь, отступите.
— Все дела ваши, помыслы и т. д. если без любви, то все это не будет иметь значения.
— Храните в домах мир. Богатейте на небе. От тления пожнете тление. Спешите делать добро!
-Делайте добро на всяком месте и на всякое время. За зло воздавайте добром. Спешите делать добрые дела, покуда вы живы. Понуждай себя, как бы враг не препятствовал вам. Трудом, желанием, с Божьей помощью навыкает человек к добру, к Иисусовой молитве. Ангел-хранитель будет вас защищать на мытарствах, предъявлять ваши добрые дела. А когда очищается человек, Дух Святой вселяется в человека.
— Гасите искру раздражения. Если к вам обращаются недоброжелательно, с раздражением, просите прощения и уходите.
— Духи злобы не оставляют нас ни на один день. Ведется война. Попустил врагу войти в сердце – повели ему молчать, замереть. Богу поведай, что душа полна зла. Когда зло приходит – понуждай себя на шутку, веселость, и зло, словно дым, разсеется. Возненавидь врага, и он оставит тебя. Будешь языком, словами выражать злобу и она оболе тебя. Читай 150 «Богородиц». И молчи, молчи, молчи! Проси много раз прощения у обидевших тебя, и враг будет отступать.
— Нам часто приходится сожалеть о необдуманно сказанном слове или деле. Все отдали бы, чтобы вернуть его, но поздно, вред нанесен. Это потому, что не поставили впереди себя Бога, не обратились к Нему, не спросили благословения, наставления и вразумления.
— Все делайте ради Христа, без ропота и сомнения. С именем Господним будет все как Богу угодно. Если будете жить в Господе, будете сиять как светила.
— Имейте страх Божий, в храме нельзя разговаривать. За каждое сказанное слово отчет будете держать. Шепотом – если на потребу. От того у вас скорби. На причастии, если не причащаетесь, стойте как свеча. Просите у Господа о своих нуждах, а вы шастаете. На ектениях молятся за тех, кто со страхом входит в храм Божий. Мало таких.
— Имейте страх Божий. Каждый будет держать ответ. Молитесь, поститесь, кайтесь, причащайтесь. Если бы вы увидели, какие муки в аду, — спать бы не ложились и не ели. Страх и вечные муки под сознанием. Все будут в полном сознании. Тело и душа в аду.
-Не лгите, не обманывайте. Всё записывается, каждое слово. Молчи, но не лги.
-Спешите, милые, на литургию. Не понимаете, какой драгоценностью вы обладаете. Здесб мы говорим с Господом лицом к лицу.
-Удерживайте языки. Храните мир.
— Если Господь захочет спасти, то и в огне сохранит.
— Никогда ничего не бойтесь. Господь сам сказал: «Не бойся, малое стадо!». Бойтесь Бога и суда Его.
— Ежедневно читайте Евангелие, заставляйте себя, нудите. Злой дух отступает. Скучно, не хочется читать – читай! Незримым образом идет в нас преображение. Невидимо происходят в человеке изменения. Духом Святым просвещается все то, что нам полезно. Это труд. Навыкайте читать.
— Когда с вами Господь – надейтесь на победу. Силен Господь превращать зло в добро. Будьте в Боге, и Господь будет с вами. Впереди Бога ставьте. Какое дело начинаете, в транспорт садитесь, порог работы переступили и т.д. – «Господи, благослови!»
-Лукавый ослабевает причастием.Гнать его надо. Маловеры. Господь сказал — постом и молитвой..
-Готовьтесь «домой». Делайте добро ради Христа, ради Господа. На суде всех увидите в Царствии Божьем, а себя изгоняемого вон.
— Ждите Отца своего, грядущего на облаках со многою силою и славою. Вымаливайте себя, смиряйтесь. Призывайте святых своих, читайте тропари им.
— Всегда будьте в Боге. Просите: «Укрепи нас, Господи, в вере православной». Имейте веру и не сомневайтесь. Петр усомнился, когда шел по водам и стал утопать.
— Где безопасней спасаться? – На всяком месте владычества Его! Оставайтесь там, где живете и терпите.
— Смиряйте души ваши. Смиренный человек всецело предает себя воле Божьей. Он надеется на Бога, а не на себя и на человека.
-Держите пост в среду и пятницу. Тому, кто воздерживается и в понедельник, Ангел хранитель сообщит час смерти, и встретишь этот
час радостно, как праздник. Постись посильно. Когда ты грешил, врагу это нравилось, это записывалось в его хартии. А сейчас он
будет делать всё, чтобы сбить тебя. Будет наводить уныние, нерадение и т.д. Понуждай себя, трудись. Не думай, что я столько
читаю, и то, и то. А Богу нужно только сердце сокрушенное. Стань на колени, молись с покаянием, с сокрушенным сердцем, хоть и
очень мало молитв прочитад. Господь постепенно будет вразумлять и просвещать тебя. Через покаяние, если с сокрушенным сердцем и всей душой будешь тянуться к Богу.
и всей душой
-От московского патриарха – никуда. Еще рано в катакомбы.
— Радуйтесь, что вы православные. Просите у Господа укрепления, и все приложится вам. Одна у вас вера. Славянские народы, их невозможно разсоединить. Мы переплетены: что Белая Русь, что Малая Русь, что Большая Русь, — все равно Русь. Господь сказал: «объединю их Духом Моим». Мы дальние, приехали сюда, друг друга не знаем, и мы говорим о Боге и утешаемся этим. Это называется «объединю их Духом святым, а дома их разсоединю». Будьте в Боге, будьте примером в домах.
— Если спрашивают вас что-либо на духовную тему, знаете – отвечайте, сами не навязывайтесь.
— .Дети, слушайтесь родителей. Нужно у родителей брать благословение на любое дело. Не учитывая возраст. Во всем должно быть послушание.
— Не говорите на детей плохих слов, когда бываете в гневе. Клятва матери разрушает до основания.
— Наставляйте детей в Боге не словами, а делами своими. Чтобы они видели вас в святом углу утром и вечером. Если они сейчас не молятся, то когда Господь посетит их, вспомнят и то, что краем уха слышали…. 

Источник https://plus.google.com/u/0/111128238676395627840/posts/T4nZEEawH29?pid=6244523847154127490&oid=111128238676395627840

Преподобный Андрони́к Московский, игумен

Краткое житие преподобного Андроника, игумена Московского

Бла­жен­ный Ан­д­ро­ник, уро­же­нец Ро­сто­ва, на­чал ду­хов­ную жизнь под ру­ко­вод­ством ве­ли­ко­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. Он был лю­би­те­лем ду­хов­ной жиз­ни, по­это­му свя­ти­тель Алек­сий из­брал его на­сто­я­те­лем но­вой оби­те­ли, ко­то­рую хо­тел с Бо­жьей по­мо­щью по­стро­ить в честь неру­ко­твор­ной ико­ны Спа­си­те­ля, чтобы ис­пол­нить обет в па­мять спа­се­ния от ве­ли­кой бу­ри на мо­ре, ко­гда он плыл из Ца­рь­гра­да.

Ме­сто бы­ло вы­бра­но на ре­ке Яу­зе, то са­мое, где князь Все­во­лод Юрье­вич встре­тил пол­чи­ща Ба­тыя кро­во­про­лит­ным бо­ем. Пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил сю­да мо­лить­ся за но­вую оби­тель. В 1361 го­ду стро­и­тель­ство бы­ло за­кон­че­но, пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник при­сту­пил к воз­ло­жен­ным на него обя­зан­но­стям.

Игу­мен по­да­вал при­мер бра­тии стро­гим пост­ни­че­ством, кро­то­стью и глу­бо­ким сми­ре­ни­ем, и эти ка­че­ства при­вле­ка­ли в оби­тель мно­же­ство лю­дей, ко­то­рые при­хо­ди­ли сю­да учить­ся За­ко­ну Бо­жье­му и при­ни­ма­ли здесь ино­че­ство. По бла­го­сло­ве­нию свя­ти­те­ля Алек­сия в оби­те­ли устро­е­ны бы­ло об­ще­жи­тие. Пре­по­доб­ный Сер­гий не за­бы­вал по­се­щать сво­е­го уче­ни­ка и во­оду­шев­лять к по­дви­гам.

В 1365 го­ду ве­ли­кий по­движ­ник при­шел по­кло­нить­ся об­ра­зу Спа­са пе­ред от­прав­ле­ни­ем в даль­ний путь – в Ниж­ний Нов­го­род, к кня­зю Бо­ри­су – и по­том дол­го бе­се­до­вал с Ан­д­ро­ни­ком. На ме­сте их про­ща­ния по­ста­ви­ли ча­сов­ню. Свя­ти­тель Алек­сий и ве­ли­кий князь Ди­мит­рий так­же оста­нав­ли­вал­ся в оби­те­ли Ан­д­ро­ни­ка мо­лить­ся пе­ред ико­ной Спа­си­те­ля пе­ред по­хо­дом кня­зя на Ор­ду (1381).

Ду­хов­ная жизнь цве­ла в Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли под над­зо­ром бди­тель­но­го на­сто­я­те­ля. «Свя­той Ан­д­ро­ник, – пи­сал пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский, – си­ял ве­ли­ки­ми доб­ро­де­те­ля­ми. С ним жи­ли уче­ни­ки его Сав­ва и Алек­сандр, чуд­ные, зна­ме­ни­тые ико­но­пис­цы, Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие. Ико­но­пис­цы от­ли­ча­лись та­ким по­движ­ни­че­ством, та­кой рев­но­стью к по­сту и ино­че­ской жиз­ни, что удо­сто­и­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти; ум и мыс­ли их об­ра­ще­ны бы­ли к Бо­же­ствен­но­му све­ту, а чув­ствен­ное око с лю­бо­вью смот­ре­ло на на­пи­сан­ные ли­ки Хри­ста, Пре­чи­стой Бо­го­ма­те­ри и всех свя­тых».

Бла­жен­ный Ан­дрей Рублев в 1405 г. рас­пи­сы­вал сте­ны при­двор­но­го Бла­го­ве­щен­ско­го хра­ма и пи­сал ико­ны; в 1408 г. он вме­сте с Да­ни­и­лом укра­шал со­бор­ный храм во Вла­ди­ми­ре. За­тем укра­си­ли они сте­но­пи­сью Спас­ский храм в Ан­д­ро­ни­ко­вой оби­те­ли. По­след­ние их тру­ды по­свя­ще­ны бы­ли по прось­бе Ни­ко­на па­мя­ти Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Ан­дрея и их по­мощ­ни­ков. При по­мо­щи Бо­жьей они усерд­но при­ня­лись за де­ло и весь­ма укра­си­ли хра­мы раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя и по­ныне пло­да­ми тру­дов сво­их».

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, до­жив до глу­бо­кой ста­ро­сти, пе­ре­дал управ­ле­ние оби­те­лью сво­е­му уче­ни­ку Сав­ве, а сам по при­ме­ру на­став­ни­ка Сер­гия в глу­бо­ком без­мол­вии стал го­то­вить­ся к пе­ре­хо­ду в дру­гую жизнь. Скон­чал­ся ве­ли­кий по­движ­ник в 1404 го­ду.

Жития преподобных Андроника, Саввы и Александра Московских, Даниила Черного и Андрея Рублева

Пер­вые све­де­ния о пре­по­доб­ном Ан­д­ро­ни­ке на­хо­дят­ся в жи­тии Пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го, со­став­лен­ном око­ло 1418 го­да пре­по­доб­ным Епи­фа­ни­ем Пре­муд­рым. Иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет до­пол­нил (око­ло 1440 го­да) ска­за­ние пре­по­доб­но­го Епи­фа­ния неко­то­ры­ми под­роб­но­стя­ми, ко­то­рые он, ве­ро­ят­но, знал из пре­да­ний Тро­иц­ко­го и Ан­д­ро­ни­ков­ско­го мо­на­сты­рей. Пре­по­доб­ный Анд­ро­ник «был из го­ро­да и оте­че­ства свя­то­го Сер­гия», то есть Ро­стов­ской зем­ли. Юно­шей при­шел он к Пре­по­доб­но­му Сер­гию Ра­до­неж­ско­му и стал умо­лять, чтобы тот об­лек его в свя­той ино­че­ский об­раз. Пре­по­доб­ный Сер­гий не от­верг мо­ле­ния юно­ши: со­вер­шил ино­че­ский по­стриг и на­рек имя Ан­д­ро­ник. Ви­дя, что мо­ло­дой инок очень лю­бит без­мол­вие и мол­ча­ние, пре­по­доб­ный Сер­гий бла­го­сло­вил ему жить в кел­лии од­но­му. В воз­дер­жа­нии же и тру­дах Ан­д­ро­ник ста­рал­ся рев­но­вать сво­е­му стар­цу.

Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник, «ти­хий, крот­кий, сми­рен­ный», по от­зы­ву ле­то­пис­ца, рос и укреп­лял­ся в ду­хов­ной жиз­ни под над­зо­ром ве­ли­ко­го ав­вы Сер­гия. И свя­той на­став­ник очень лю­бил сво­е­го уче­ни­ка за «цве­ту­щие в нем доб­ро­де­те­ли» и без­от­вет­ное по­слу­ша­ние и осо­бен­но мо­лил о нем Бо­га, чтобы по­крыл его невин­ную ду­шу от вра­же­ских коз­ней и по­мог ему до­вер­шить свое те­че­ние до кон­ца. Так про­шло де­сять лет. Од­на­жды пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку при­шел по­мысл вый­ти из Тро­иц­кой оби­те­ли, чтобы ос­но­вать свой мо­на­стырь (как и слу­чи­лось впо­след­ствии, ко­гда еще был жив свя­ти­тель Алек­сий). Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник не скрыл по­мыс­ла от сво­е­го стар­ца, ибо, воз­ла­гая упо­ва­ние на Бо­га, он, по­яс­ня­ет иеро­мо­нах Па­хо­мий Ло­го­фет, мо­лил­ся в се­бе: «Ес­ли бу­дет угод­но Бо­гу, то мо­жет и на де­ло про­из­ве­сти».

И вот, ко­гда свя­ти­тель Алек­сий при­шел в Лав­ру к пре­по­доб­но­му Сер­гию для ду­хов­ной бе­се­ды, Пре­по­доб­ный спро­сил его: «Есть неко­то­рые из бра­тии, ко­то­рые, ко­гда при­хо­дят к свя­то­му ино­че­ско­му об­ра­зу, то­гда все­го от­ре­ка­ют­ся, а по­том, про­жив де­сять лет, дру­гие же и бо­лее, хо­тят вос­при­нять свя­щен­ный сан. Ты же как по­ве­лишь, вла­ды­ко свя­тый, бла­го­сло­вить или нет?» Свя­ти­тель Алек­сий от­ве­тил: «Ты име­ешь от Бо­га дар рас­суж­де­ния. Ес­ли ви­дишь ко­го, что он смо­жет па­сти ста­до Хри­сто­во, – не воз­бра­няй ему, а ес­ли ви­дишь ко­го, что он хо­чет при­нять свя­щен­ный сан не ра­ди Бо­га, а ра­ди че­ло­ве­че­ской сла­вы, – та­ко­вым воз­бра­няй». Дол­го еще про­дол­жа­лась бе­се­да. Свя­ти­тель Алек­сий об­ра­тил­ся к пре­по­доб­но­му Сер­гию: «Воз­люб­лен­ный отец, хо­чу про­сить од­но­го бла­го­де­я­ния у тво­ей ду­хов­ной люб­ви ко мне». – «Ни­что не воз­бра­не­но в мо­ей оби­те­ли для тво­ей свя­ты­ни». «Хо­чу, – ска­зал Алек­сий, – чтобы ты дал мне од­но­го из тво­их уче­ни­ков, я на­ме­рен с по­мо­щью Бо­жи­ей по­стро­ить мо­на­стырь во ис­пол­не­ние обе­та мо­е­го. Ко­гда плыл я из Ца­рь­гра­да, под­ня­лась ве­ли­кая бу­ря на мо­ре, так что ко­рабль со­кру­шал­ся от волн и мы все от­ча­я­лись в жиз­ни. То­гда дал я обет со­ору­дить храм в честь то­го празд­не­ства, в ка­кое счаст­ли­во до­стиг­нем при­ста­ни. Мо­ре улег­лось, и мы во­шли в при­стань 16 ав­гу­ста. По­то­му по­ло­жил я устро­ить оби­тель в честь Неру­ко­тво­рен­ной ико­ны Спа­си­те­ля; при­спе­ло вре­мя ис­пол­нить обе­ща­ние». (В те­че­ние пя­ти лет по при­бы­тии из Ца­рь­гра­да мит­ро­по­лит не имел воз­мож­но­сти ис­пол­нять свой обет, т. к. в его от­сут­ствие ско­пи­лось мно­го дел по управ­ле­нию Цер­ко­вью.) «Доб­рое де­ло, – ска­зал пре­по­доб­ный Сер­гий, – да даст те­бе Гос­подь вы­пол­нить его! А все, че­го по­тре­бу­ешь от сы­на тво­е­го, го­то­во пред то­бою», ибо знал ве­ли­кий ста­рец с са­мо­го на­ча­ла, для че­го свт. Алек­сий по­се­тил его. И ко­гда мит­ро­по­лит по­про­сил у него в на­сто­я­те­ли оби­те­ли воз­люб­лен­но­го уче­ни­ка Ан­д­ро­ни­ка, прп. Сер­гий от­дал его. На­де­лив оби­тель Пре­свя­той Тро­и­цы ми­лос­ты­ней, свя­ти­тель то­гда же взял с со­бою в Моск­ву пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка.

Ме­сто бы­ло из­бра­но в че­ты­рех вер­стах от Крем­ля, на реч­ке Яу­зе. Сам пре­по­доб­ный Сер­гий при­хо­дил бла­го­сло­вить это ме­сто. И уже в 1361 го­ду бы­ла воз­двиг­ну­та пре­крас­ная цер­ковь, освя­щен­ная мит­ро­по­ли­том в честь Пре­чи­сто­го Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля, а ико­ну Об­ра­за Хри­сто­ва, об­ло­жен­ную зо­ло­том, ко­то­рую свя­ти­тель сам при­вез из Кон­стан­ти­но­по­ля, по­ста­вил в церк­ви. В мо­на­сты­ре, где пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник стал пер­вым игу­ме­ном, был при­нят об­ще­жи­тель­ный устав. Пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник со сми­ре­ни­ем и усер­ди­ем нес на­сто­я­тель­ские тру­ды, пре­бы­вая во вся­ком воз­дер­жа­нии и мо­лит­ве; он был во­ис­ти­ну кро­ток и сми­рен серд­цем, как бла­го­ра­зум­ный уче­ник крот­ко­го учи­те­ля – пре­по­доб­но­го Сер­гия. К пре­по­доб­но­му Ан­д­ро­ни­ку ча­сто при­хо­ди­ли лю­ди за ду­хов­ным со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем. Бра­тия мо­на­сты­ря умно­жа­лись в чис­ле и пре­успе­ва­ли в доб­ро­де­те­лях. Через неко­то­рое вре­мя по­сле ос­но­ва­ния оби­те­ли пре­по­доб­ный Сер­гий при­шел по­смот­реть стро­е­ние сво­е­го уче­ни­ка, по­хва­лил его и бла­го­сло­вил, освя­тив мо­лит­вою: «Гос­по­ди, при­з­ри с неба, и виждь, и по­се­ти ме­сто сие, ко­то­рое Ты бла­го­из­во­лил со­здать во сла­ву свя­та­го Тво­е­го име­ни». По­сле это­го, по­учив о поль­зе ду­шев­ной, пре­по­доб­ный Сер­гий ото­шел в свою оби­тель. Мо­нас­тыр­ское пре­да­ние со­хра­ни­ло па­мять и о дру­гом по­се­ще­нии пре­по­доб­но­го Сер­гия, ко­гда он по­сле про­дол­жи­тель­ной бе­се­ды с пре­по­доб­ным Ан­д­ро­ни­ком по­шел в Ниж­ний Нов­го­род (1365 г.). На ме­сте бе­се­ды впо­след­ствии по­став­ле­на бы­ла ча­сов­ня.

Од­но из позд­них пре­да­ний по­вест­ву­ет, что бла­го­вер­ный князь Ди­мит­рий Дон­ской († 1389 г.) за­ез­жал в Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь до Ку­ли­ков­ской бит­вы (1380 г.), а по­сле по­бе­ды здесь бы­ло встре­че­но рус­ское вой­ско. Эти со­бы­тия и пре­да­ния сви­де­тель­ству­ют, что Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля поль­зо­вал­ся осо­бым по­кро­ви­тель­ством как ве­ли­ко­кня­же­ско­го до­ма и Мос­ков­ской мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ры, так и Тро­и­це-Сер­ги­е­ва мо­на­сты­ря. Сла­ва об оби­те­ли и ду­хов­ных по­дви­гах пре­по­доб­но­го Анд­ро­ни­ка рас­про­стра­ня­лась по Ру­си, так что мно­гие, взыс­ку­ю­щие ино­че­ско­го жи­тия, ста­ли к нему со­би­рать­ся. Чем бо­лее умно­жа­лось брат­ство, тем боль­шие по­дви­ги при­ни­мал на се­бя пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник. Он ста­рал­ся пре­успе­вать в уси­лен­ном воз­дер­жа­нии, ноч­ных бде­ни­ях, по­сте и мо­лит­ве. И кто мо­жет по­ве­дать, как он, доб­рый муж, ис­прав­лял дру­гих? Каж­до­го он, как отец, по­учал, за­пре­щал, умо­лял и вос­ста­нав­ли­вал на брань с неви­ди­мы­ми вра­га­ми и всех при­во­дил к со­гла­сию кро­то­стью. Так бо­го­угод­но про­жил он мно­го лет, но­ся на се­бе тя­жесть всех. Ко­гда же пре­по­доб­ный Ан­д­ро­ник ура­зу­мел свое от­ше­ствие к Бо­гу, он вру­чил паст­ву сво­е­му уче­ни­ку пре­по­доб­но­му Сав­ве, ко­то­рый си­ял мно­ги­ми доб­ро­де­те­ля­ми. А сам, по­учив бра­тию о ду­хов­ной поль­зе, ото­шел ко Гос­по­ду († 13 июня 1395 го­да). Мо­щи его по­чи­ва­ют под спу­дом в со­бор­ной церк­ви Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

Пре­по­доб­ный Сав­ва так­же со­дер­жал пре­дан­ную ему паст­ву в бла­го­че­стии, чи­сто­те и свя­то­сти. Ра­ди его ве­ли­ких ино­че­ских доб­ро­де­те­лей его по­чи­та­ли ве­ли­кие кня­зья, ино­ки и на­род. По­это­му и умно­жи­лось ду­хов­ное ста­до его уче­ни­ков, из ко­то­рых мно­гие бы­ли по­став­ле­ны игу­ме­на­ми в дру­гие мо­на­сты­ри, а неко­то­рые ста­ли епи­ско­па­ми. По­жив бо­го­угод­но и бла­го­чест­но мно­го лет, пре­по­доб­ный Сав­ва ото­шел ко Гос­по­ду.

Через неко­то­рое вре­мя игу­ме­ном оби­те­ли стал пре­по­доб­ный Алек­сандр, уче­ник пре­по­доб­но­го Сав­вы, муж весь­ма доб­ро­де­тель­ный и пре­успев­ший в мо­на­ше­ских по­дви­гах. С ним под­ви­зал­ся в оби­те­ли и дру­гой его ста­рец – пре­по­доб­ный Ан­дрей, ико­но­пи­сец пре­из­ряд­ный, ко­то­рый имел чест­ные се­ди­ны и всех пре­вос­хо­дил муд­ро­стью. С по­мо­щью Бо­жи­ей пре­по­доб­ные Алек­сандр и Ан­дрей воз­двиг­ли в сво­ей оби­те­ли пре­крас­ную ка­мен­ную цер­ковь, ко­то­рую укра­си­ли чуд­ной рос­пи­сью в па­мять сво­их от­цов.

Пре­по­доб­ный Иосиф Во­лоц­кий († 1515; па­мять 15/28 сен­тяб­ря) в «От­ве­ща­нии лю­бо­за­зор­ным и крат­ком ска­за­нии о свя­тых от­цах, быв­ших в мо­на­сты­рях, ко­то­рые в Рус­ской зем­ле» пи­сал со слов стар­ца Спи­ри­до­на, что свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский, ос­но­вав Ан­д­ро­ни­ков­ский и Чу­дов­ский мо­нас­ты­ри, взял игу­ме­на для Ан­д­ро­ни­ков­ской оби­те­ли у пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го – пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка. С ним бы­ли его уче­ни­ки Сав­ва и Алек­сандр и чуд­ные и про­слав­лен­ные ико­но­пис­цы Да­ни­ил и уче­ник его Ан­дрей, и мно­гие дру­гие та­кие же. Пре­по­доб­ные Да­ни­ил и Ан­дрей бы­ли так доб­ро­де­тель­ны и рев­ност­ны в пост­ни­че­стве и ино­че­ской жиз­ни, что спо­до­би­лись Бо­же­ствен­ной бла­го­да­ти. Они бы­ли так ис­пол­не­ны Бо­же­ствен­ной люб­ви, что ни­ко­гда не упраж­ня­лись в зем­ном, но все­гда ум и мысль воз­но­си­ли к неве­ще­ствен­но­му и Бо­же­ствен­но­му све­ту, чув­ствен­ное же око все­гда воз­во­ди­ли к на­пи­сан­ным ве­ще­ствен­ны­ми крас­ка­ми об­ра­зам Вла­ды­ки Хри­ста и Пре­чи­стой Его Ма­те­ри и всех свя­тых. В са­мый празд­ник Свет­ло­го Воск­ре­се­ния они, си­дя на се­да­ли­щах и имея пред со­бою все­чест­ные и Бо­же­ствен­ные ико­ны, взи­ра­ли на них неуклон­но, ис­пол­ня­ясь Бо­же­ствен­ной ра­до­сти и свет­ло­сти. И не толь­ко в этот день так тво­ри­ли, но в про­чие дни, ко­гда не за­ни­ма­лись ико­но­пи­са­ни­ем. Ра­ди это­го Вла­ды­ка Хри­стос про­сла­вил их и в ко­неч­ный час смерт­ный. Преж­де пре­ста­вил­ся пре­по­доб­ный Ан­дрей, а по­том раз­бо­лел­ся и спост­ник его пре­по­доб­ный Да­ни­ил. И на­хо­дясь при по­след­нем ды­ха­нии, уви­дел он по­чив­ше­го Ан­дрея во мно­гой сла­ве и с ра­до­стью при­зы­ва­ю­ще­го его в веч­ное и бес­ко­неч­ное бла­жен­ство.

Из это­го сви­де­тель­ства оче­вид­но, что пре­по­доб­ные Ан­д­ро­ник († ок. 1395–1404 гг.) и его уче­ни­ки игу­ме­ны Сав­ва († ок. 1410 г.) и Алек­сандр († по­сле 1427 г.), по­сле­до­ва­тель­но на­сто­я­тель­ство­вав­шие в оби­те­ли, и ико­но­пис­цы Да­ни­ил Чер­ный и Ан­дрей Рублев († до 17 но­яб­ря 1426 г.) рав­но по­чи­та­лись как свя­тые Спа­со-Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Пре­по­доб­ным Да­ни­и­лу Чер­но­му и Ан­дрею Рубле­ву при­над­ле­жат рос­пи­си важ­ней­ших хра­мов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви: Мос­ков­ско­го Бла­го­ве­щен­ско­го со­бо­ра в Крем­ле (1405 г.), Успен­ско­го со­бо­ра на Го­род­ке в Зве­ни­го­ро­де (на­ча­ло XV в.), Успен­ско­го со­бо­ра во Вла­ди­ми­ре (1408 г.), Тро­иц­ко­го со­бо­ра в Тро­и­це-Сер­ги­е­вой Лав­ре (1422–1426 гг.) и Спас­ско­го со­бо­ра Анд­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря.

По­след­ние же тру­ды их по­свя­ще­ны бы­ли, по прось­бе прп. Ни­ко­на, па­мя­ти прп. Сер­гия. «Пре­по­доб­ный, – го­во­рит ле­то­пись, – по­спеш­но со­би­ра­ет жи­во­пис­цев, му­жей от­лич­ных, со­вер­шен­ных в доб­ро­де­те­ли, Да­ни­и­ла, спост­ни­ка его Анд­рея и их по­мощ­ни­ков; по­спеш­но со­вер­ша­ет он де­ло, по­то­му что про­ви­дел ду­хом ско­рое пре­став­ле­ние тех жи­во­пис­цев, как это и бы­ло по окон­ча­нии де­ла. При по­мо­щи Бо­жи­ей они усерд­но при­ня­лись за де­ло, весь­ма укра­си­ли раз­ны­ми чуд­ны­ми изо­бра­же­ни­я­ми, изум­ляя по­ныне всех этим ко­неч­ным тру­дом сво­им. Пре­по­доб­ные, оста­вив па­мять о се­бе, спу­стя немно­го вре­ме­ни в доб­рой ста­ро­сти при­я­ли бла­гий ко­нец».

До недав­не­го вре­ме­ни счи­та­лось, что Спас­ский со­бор был по­стро­ен при игу­мене пре­по­доб­ном Алек­сан­дре, меж­ду 1410–1427 го­да­ми. Неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли от­но­сят вре­мя по­стро­е­ния со­бо­ра к 90-м го­дам XIV ве­ка (Спа­со-Ан­д­ро­ни­ков мо­на­стырь. М., 1872. С. 12). Ис­точ­ни­ки рас­хо­дят­ся в том, ка­кой из со­бо­ров, Тро­иц­кий или Спас­ский, был «ко­неч­ным ру­ко­де­ли­ем» пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея. Од­на­ко древ­нее сви­де­тель­ство о кон­чине и по­гре­бе­нии пре­по­доб­ных ико­но­пис­цев в род­ном для них Ан­д­ро­ни­ко­вом мо­на­сты­ре бы­ло под­твер­жде­но недав­ней на­ход­кой.

В од­ном из ру­ко­пис­ных сбор­ни­ков на­ча­ла XIX ве­ка некий Иона, име­ну­ю­щий се­бя «кер­жен­ским по­стри­же­ни­ком», при­ве­дя из­вест­ные ему све­де­ния о пре­по­доб­ных Да­ни­и­ле и Ан­дрее, пи­сал: «Свя­тость обо­их их сви­де­тель­ству­ет и древ­ле пись­мен­ныя ме­ся­це­сло­вы. Свя­тыя же их мо­щи по­гре­бе­ны и по­чи­ва­ют в том Ан­д­ро­ни­ко­ве мо­на­сты­ре под ста­рою ко­ло­коль­нею…»

Пре­по­доб­ный Ан­дрей Рублев – ду­хов­ный внук пре­по­доб­но­го Сер­гия, это не раз под­чер­ки­ва­лось. Но по­доб­но то­му, как Тро­иц­кий со­бор во­пло­тил в се­бе ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Сер­гия, ду­хов­ный опыт пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его уче­ни­ков во­пло­щен в со­бо­ре в честь Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за Спа­си­те­ля Ан­д­ро­ни­ко­ва мо­на­сты­ря. Этот мо­на­стырь явил­ся вы­ра­зи­те­лем ос­нов­ных идей пра­во­слав­но­го ико­но­пи­са­ния.

Об ико­нах пре­по­доб­ных Да­ни­и­ла и Ан­дрея еще в XVI–XVII ве­ках сви­де­тель­ство­ва­ли, что они «все чу­до­твор­ные». Ико­на Пре­свя­той Тро­и­цы пись­ма пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва Со­бор­ным опре­де­ле­ни­ем 1551 го­да при­рав­ни­ва­лась к ка­но­ни­чес­ко­му об­раз­цу (Сто­глав. М., 1890. С. 1681). В «Сте­пен­ной кни­ге», со­став­ляв­шей­ся под непо­сред­ствен­ным ру­ко­вод­ством мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го Ма­ка­рия в 1560–1563 го­дах, пре­по­доб­ные Ан­дрей и Да­ни­ил име­ну­ют­ся «бо­го­дух­но­вен­ны­ми ма­сте­ра­ми».

Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка и его свя­тых уче­ни­ков со­вер­ша­ет­ся в день кон­чи­ны пре­по­доб­но­го Ан­д­ро­ни­ка – 13/26 июня и в Со­бо­ре Ра­до­неж­ских свя­тых – 6/19 июля, уста­нов­лен­ном по бла­го­сло­ве­нию свя­тей­ше­го пат­ри­ар­ха Мос­ков­ско­го и всея Ру­си Пи­ме­на 10 июля (но­во­го сти­ля) 1981 го­да. Па­мять пре­по­доб­но­го Ан­дрея Рубле­ва от­ме­ча­ет­ся так­же в день его те­зо­име­нит­ства – 4/17 июля, за день до празд­ни­ка об­ре­те­ния чест­ных мо­щей пре­по­доб­но­го Сер­гия.

преподобный Андроник Глинский (Лукаш)

День памяти: 9 (22) сентября (Собор Глинских святых)

Прп. исп. Андроник (Лукаш), в миру Алексий († 21 марта 1974 г.). Родился в крестьянской семье в с. Лука близ Лохвицы на Полтавщине (1889). В Глинскую пустынь пришел в 1905-1906 гг. В 1915 г. был призван на фронт, затем оказался в плену, где провел 3,5 года; наученный старцами принимать все испытания с верой в Промысл Божий, он в смирении переносил тяжелые условия плена, а впоследствии вспоминал: «Мы землю копали: всё равно ведь нужно трудиться, — и чудеса Божии сопутствовали нам». В 1918 г. Алексий вернулся в обитель и стал нести послушание на мельнице, затем был назначен экономом, в 1920 г. принял постриг в рясофор, а в 1921 г. — в мантию (с именем Андроник). При закрытии пустыни (1922) он был рукоположен в иеродиакона и стал келейником викария Курской епархии епископа сщмч. Павлина (Крошечкина). Однажды в храме к о. Андронику подошла женщина, которая со слезами посетовала о закрытии храмов и молчании колоколов. «Бог даст, и зазвонят», — ответил подвижник, за что вскоре был арестован и сослан на 5 лет в лагерь на Колыме. В лагере о. Андроник работал санитаром тюремной больницы (где ссыльные узбеки называли его «мамой»). Освобожденный досрочно, он вновь стал келейником у владыки Павлина, в 1926 г. был рукоположен в иеромонаха. В 1927 г. был пострижен в схиму в связи с тяжелой болезнью. В кон. 1930-х гг. о. Андроника арестовали, требуя дать показания против владыки Павлина. Один из работников НКВД сильно ударил инока, и тот, упав без сознания, пришел в себя лишь в тюремной больнице (на вопрос, что случилось, он смиренно отвечал: шел на допрос, упал и ударился о камень). В другой раз о. Андроника привели в помещение с раскаленной печью и приказали влезть на нее; подвижник скромно спросил, нужно ли разуваться, и издевательство отменили. 3-м испытанием стало содержание на холоде в одном белье. Предложенных бумаг о. Андроник так и не подписал, говоря: «Я неграмотный. Не знаю, что там написано». Вновь отправленный на Колыму, он, по его признанию, почувствовал там себя легче, «только шпана очень беспокоила, если к ней попадешь». Своим трудолюбием и внутренним благородством инок снискал уважение заключенных и стражей. В конце срока начальник лагеря взял о. Андроника в свою семью, где подвижник вел домашнее хозяйство (однажды он повесил в доме маленькую картинку «Воскресение Христово» и на упрек начальника отвечал: «Не нравится — уйду в лагерь»). В 1948 г. схимник вернулся в пустынь, в 1949 г. был назначен благочинным и ризничим, в 1955 г. — возведен в сан игумена. Он стал опытным и любимым духовником, одним из самых известных старцев обители. После 2-го закрытия монастыря о. Андроник переехал в Тбилиси и служил в Александро-Невском соборе. Он вел переписку с глинскими иноками, к нему ехали со всего СССР (в одном из писем старца есть строки: «Духовный и возлюбленный мой родной сыночек… Буду молиться за тебя, родной, но ты и сам приложи свой посильный труд»). В 1966 г. о. Иоанн (Маслов) записал беседы прп. Андроника на магнитофонную пленку. За полгода до кончины старец перенес инсульт. 17 марта 1974 г. он весь день пробыл в забытьи, а затем молвил: «Милость Божия всё покроет», и начал кого-то благословлять (вероятно, он видел почивших собратий). На могиле о. Андроника (Грмагельское кладбище Тбилиси) Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Давид V сказал: «Мы знаем, что ты теперь в Царстве Небесном!.. Ко всем было открыто твое любящее сердце».

Тропарь Глинским святым, глас 4-й:

Преподобнии и богоноснии отцы наши Глинстии, / ученьми древних отцев старчество в обители утвердившии, / молитвою, кротостию, постом и смирением / с послушанием любовь Христову стяжавшии: /во дни гонения в разсеянии за веру православную, / яко звезды на небесех всю Вслеленную просветившии / и ко Христу приведшии. / Молитеся ко Господу / помиловати и спасти души наша.

Глинский старец Схиархимандрит Андроник (Лукаш)

Память — 8 / 21 марта.

Схиархимандрит Андроник (в миру Алексей Андреевич Лукаш), маститый старец, великий молитвенник и смиренный труженик на ниве Христовой, родился 12 февраля 1889 года в селе Лука Лохвицкого уезда Полтавской губернии в семье крестьянина Андрея и его жены Акилины. Начальное образование получил в сельской церковно-приходской школе. В 1905 году, желая всецело посвятить свою жизнь Богу, Алексей приехал в Глинскую пустынь и попросил настоятеля схиархимандрита Иоанникия (Гомолко) принять его в обитель. «Строгий, умный отец Иоанникий», проверяя решимость юноши, спросил: «Ты такой молодой, а послушания у нас тяжелые. Как будешь жить?».

Но, видя непоколебимое стремление Алексея к иноческой жизни, принял его в состав братии. Сначала Алексей нес послушание в монастырской гостинице, принимая гостей, затем — на мойке белья, на кухне, в саду, на пасеке и, наконец, в скиту.

Первым его старцем был отец Аристоклий (Ветер). В 1913 году отец Аристоклий перешел в Омский Покровский монастырь, а Алексея поручили строгому аскету и опытному подвижнику отцу Иулиану (Гагарину), который научил его следить за душевными страстями, не действовать по их внушению, а, призывая Божию помощь, противоборствовать им. С детства кроткий и смиренный, Алексей полностью предал себя вволю старцев. Такая настроенность привлекала к нему благоволение и милость Божию, помогала возрастать в богоугодной жизни и идти спасительным путем духовного обновления.

Тем, кто усердно занимается внутренним подвигом, посылаются и сугубые скорби. Так и жизненный путь старца был преисполнен различных скорбей.

В 1915 году Алексея призвали в армию. Сначала он служил в Перми, но вскоре был переведен на фронт, где попал в плен к австрийцам (вместе с отцом Андроником в плен попали еще пять монахов, служивших с ним в одном взводе) и пробыл в Австрии три с половиной года. Пленных почти не кормили, работу давали самую трудную. Многие пленные умерли.

Но Алексей усиленно молился и принимал все скорби как от руки Божией. От такого внутреннего устроения в душе его постоянно сохранялся мир. Он стяжал живую веру и получал благодатные утешения. О страданиях тех лет старец с присущей ему кротостью говорил: «Мы землю копали, все равно ведь нужно трудиться. И чудеса Божии сопутствовали нам». Конвоиры, видя, как старательно он работает, предлагали ему табак (нередко пленные меняли хлеб на табак), но Алексей не брал. Они удивлялись и говорили: «И не курит, и трудится».

После окончания войны, в 1918 году, он вернулся в обитель, где сначала проходил послушание на монастырской мельнице, а затем был определен на должность эконома. 11 июня 1920 года был пострижен в рясофор, а в 1921-ом принял монашеский постриг с именем Андроник. День пострига навсегда остался в его памяти. Позднее он писал и говорил своим духовным детям: «Помните великий день вашего пострига, помните обеты при постриге, данные вами… быть истинными монахами — вовеки не согрешите».

Годы, проведенные в обители, оставили в молодом иноке неизгладимый след и способствовали его духовному совершенствованию. И впоследствии, где бы он ни был, он всегда был тверд в исполнении своих монашеских обетов.

Отец Андроник глубоко переживал закрытие Глинской пустыни и говорил, что это было «событие страшное». Своей строгой иноческой жизнью и беспрекословным послушанием монах Андроник обратил на себя внимание епископа Павлина (Крошечкина), Курского викария, который взял его к себе в келейники, а в 1922 году рукоположил во иеродиакона.

Старец рассказывал: «Однажды в храме подошла ко мне какая-то женщина и со слезами говорила, что все церкви закрыты, колокола перестали звонить, а я сказал: «Бог даст, и зазвонят». За эти слова сослали меня на Колыму в 1923 году на 5 лет».

В ссылке отец Андроник служил санитаром в тюремной больнице. Он ухаживал за больными с искренними состраданием и любовью. Все его любили, а сосланные узбеки даже звали «мамой».

Однажды в больницу привезли умершего епископа Иринарха (Синькова). Отец Андроник обмыл его и упросил врача, чтобы тот отдал для погребения епископа большой гроб, который несколько лет стоял в больнице, потом застелил гроб белой простыней, из полотенца сделал омофор, надел на епископа свою шапку и в руки дал четки. Отец Андроник написал епископу Павлину, что Господь сподобил его похоронить епископа Иринарха. В 1936 году Патриаршим местоблюстителем Блаженнейшим митрополитом Сергием он был награжден за это золотым наперсным крестом.

По амнистии отец Андроник вернулся из ссылки раньше срока и по-прежнему был келейником у епископа Павлина, который в 1926 году в Московском храме Воскресения в Сокольниках (к этому времени Преосвященный Павлин был назначен епископом Можайским, викарием Московской епархии) рукоположил его в сан иеромонаха. Через год, когда отец Андроник сильно заболел, он был пострижен в схиму с оставлением имени Андроник (в честь преподобного Андроника, память 26 (13) июня).

Колыма

В то время главное бедствие людей было — отношение к личности как к строительному материалу, обесценивание человека, его жизни. Особенно трагический оборот все это приобретало в годы, когда шло массовое истребление целых слоев населения по различным признакам — уничтожение дворян, расказачивание, раскулачивание, наконец, 1937-1938 годы — пик «большого террора», страшные годы ежовщины, которые сменились долгими десятилетиями бериевщины. В русской литературе все эти трагические события долгие годы были абсолютно запретной темой.

В 1939 году старец Андроник во второй раз был осужден и сослан на Колыму. Сначала его одиннадцать месяцев держали в тюрьме, где каждую ночь вызывали на допросы и принуждали оклеветать епископа Павлина, но старец молчал. Ему угрожали, мучили: «Поставят к стене и начинают стрелять, но мимо, запугивают». Следователь кричал на отца Андроника: «Я тебя убью», а однажды сорвал со старца крест и бросил в печь.

Отец Андроник сказал: «Что ты делаешь? Меня крестили, мне дала мать крестик, а ты срываешь». Но на допросах его не били и бранными словами в его присутствии не ругались. Только один раз во время допроса вошел в комнату «какой-то верзила» и сказал следователю: «Сколько ты будешь возиться с этим стариком?» — и ударил отца Андроника так, что тот потерял сознание.

«Очнулся уже в тюремной больнице и на вопросы, что с ним случилось, отвечал, что шел на допрос, упал да о камень ударился». Как-то привели старца в большую комнату, в которой была раскаленная печь, и сказали: «Ну, Лукаш, садись на печку».

Отец Андроник спросил: «Как, разуваться? Босым лезть?». Тогда его удержали: «Пока подожди». Во время другого допроса раздели до нижнего белья, вывели в коридор, где стояли огромные ящики в рост человека.

В таком ящике его и заперли, а мороз был пятьдесят градусов. А старец подумал, что замерзнет и умрет там, но в последний момент ящик открыли, под руки вывели его, так как сам он идти уже не мог. Много раз предлагали подписать какие-то бумаги, но отец Андроник отвечал: «Я неграмотный, не знаю, что там написано», — и не подписывал. Затем отца Андроника перевели в лагерь, там было легче, допросов не было, «только шпана очень беспокоила, если к ней попадешь».

«Месяц-полтора доходяги, прибывавшие в лагерь, не работали, но кормили их сносно. Это делалось для сохранения, точнее — для временного сохранения, рабочей силы. Ибо комплекс лагеря был рассчитан в конце концов на постепенную гибель всех заключенных — от дистрофии и цинги, от самых разных болезней.»

«Смертность в лагере была очень высокая. В «лечебной» спецзоне (точнее назвать ее предсмертной) люди умирали ежедневно. Равнодушный вахтер сверял номер личного дела с номером уже готовой таблички, трижды прокалывал покойнику грудь специальной стальной пикой, втыкал ее в грязно-гнойный снег возле вахты и выпускал умершего на волю…»

В лагере много работали, отец Андроник был там дневальным. Трудолюбие, послушание и внутреннее благородство старца вызывали уважение не только у осужденных, но и у охранников. Сам начальник лагеря очень его уважал, дорожил им и в конце срока взял к себе в дом, где отец Андроник вел все домашнее хозяйство. «Я повесил картиночку «Воскресение», молился, а когда начальник стал за это упрекать, то сказал: «Не нравится — уйду в лагерь», — рассказывал старец.

По-видимому, он сильно болел в то время, так как просил начальника в случае его смерти сообщить в Патриархию, что скончался такой-то схимник. Все в той семье очень полюбили отца Андроника; жена начальника расспрашивала его о духовной жизни, а когда закончился срок отца Андроника и он уезжал в Глинскую пустынь, она дала ему денег на дорогу. Сам же начальник всеми силами пытался удержать отца Андроника, жалко ему было расставаться со старцем.

Глинская пустынь

28 сентября 1948 года отец Андроник вернулся в Глинскую пустынь. С самыми теплыми чувствами братской любви встретили его настоятель и старцы обители. Видя высокоподвижническую жизнь отца Андроника, епископ Сумской и Ахтырский Иларион в апреле 1949 года назначил его благочинным и ризничным монастыря. Как благочинный, он должен был следить за всем в обители, собирать братию на общие послушания (сенокос, заготовку дров, работы на огороде и др.), где всегда сам был первым. Во всех делах отец Андроник был энергичен и бодр, так что слово его, живое, задушевное, ясное, подбадривало всех окружающих. Работать с ним было легко и радостно.

Душа отца Андроника, очищенная многими скорбями, была преисполнена благодатных даров Святого Духа. Эта духоносность и привлекала людей к старцу. Великодушно претерпев все страдания, он делом исполнил заповедь: «Любите врагов ваших» и стяжал в своем сердце величайший дар благодати Божией — христианскую любовь к ближнему. Смирение и кротость безраздельно царили в его душе, потому-то и ходил старец, всегда смиренно согнувшись.

В его послужном списке было сказано: «Отец Андроник отличается особым смирением, кротостью и трудолюбием; послушен, любвеобилен». Вначале братия обращались к нему лишь по делам послушаний, но, чувствуя его горячую, искреннюю, снисходительную ко всем человеческим немощам любовь и духовную опытность, стали поверять ему свою душу. После беседы со старцем, его молитв тихое и благодатное утешение наполняло их сердце.

В короткое время он снискал такое доверие, что стал братским духовником. Епископ Сумской и Ахтырский Евстратий писал: «Отец Андроник пользуется заслуженным уважением всех насельников обители. Все свободное время проводит в молитве». Действительно, ни одного решения не принимал старец без усердной молитвы. За своих духовных детей молился он непрестанно, как сам писал: «Сколько есть моих сил, всегда днем и ночью я вас поминаю в своих прежних молитвах». Мудрый духовный наставник, отец Андроник имел дар от Бога безошибочно видеть внутреннее состояние человека. Вся сила духовного руководства старца сводилась к тому, чтобы указать каждой душе путь спасения через веру во Христа Спасителя. Спасая других, он и сам восходил на вершину богообщения, и слушающих его возводил за собой.

Советы старца всегда были основаны на учении святых отцов. В сохранившихся записях отца Андроника собраны наставления из «Отечника», «Луга духовного», других святоотеческих творений, а также глубокие по своему содержанию собственные изречения старца, которые он сам переписывал и раздавал своим ученикам.

5 мая 1955 года по благословению Святейшего Патриарха Алексия I отец Андроник был возведен епископом Евстратием в сан схиигумена. Велик был духовный авторитет старца. Не только братия, но и сам настоятель обители архимандрит Серафим исповедовались у него. С глубоким почтением и уважением относился к нему епископ Евстратий (Подольский), который писал отцу Андронику: «Вот уже шестой год я знаю Вас в ответственной и многотрудной должности (благочинного. — Автор), которую Вы исполняете с большой ревностью и такой же большой пользой для монастыря. Вы пользуетесь заслуженной любовью как насельников обители, так и многочисленных богомольцев ее… и моим архипастырским расположением». В прошениях обители к архиерею самыми убедительными для него были слова: «Сам схиигумен Андроник лично просит Вас». В 1960 году Святейший Патриарх Алексий I наградил отца Андроника палицей.

После закрытия обители в 1961 году отец Андроник переселился в Тбилиси под непосредственное попечение бывшего начальника Глинской пустыни митрополита Тетрицкаройского Зиновия (Мажуги), который очень любил и почитал старца. В Грузии отец Андроник продолжил свое старческое служение. Он совершал богослужения и исповедовал в храме святого Александра Невского, кафедральном храме владыки Зиновия. Сюда, как раньше в Глинскую пустынь, со всех концов страны устремились к нему ищущие спасения. Поистине, старец был пастырь духовный. Вся его жизнь была направлена к одной цели — спасению своей души и душ ближних.

Своим благодатным словом он врачевал язвы страждущих, утешал любовью и участием, разделял скорбь и горе, давал отраду и духовную поддержку. По его молитвам врачевались не только духовные раны, но и болезни телесные. Его пастырство побуждало иерархов Грузинской Православной Церкви ревностнее относиться к своему служению, поскольку у них в храмах было немного богомольцев, а церковь, где исповедовал отец Андроник, всегда была переполнена, благодаря молитвенному подвигу старца. В 1963 году по благословению Святейшего Патриарха Алексия I митрополит Зиновий возвел отца Андроника в сан архимандрита.

Тесна была духовная связь отца Андроника со всеми глинскими иноками, которые часто писали ему, приезжали. «Сердце горело, когда ехали к старцу», — вспоминали они. Письма отца Андроника к его духовным детям, инокам Глинской пустыни, составляющая часть его духовного наследия, проникнуты необыкновенно искренней, трогательной любовью, истинно отцовской заботой и даже лаской. В то же время они содержат и строгие, мудрые, высокодуховные наставления. Приведем лишь несколько отрывков из его писем:

«Духовный и возлюбленный мой родной сыночек отец И. (имя снято автором). Не скорби. Господь — сердцеведец, призови Его крепкой сердечной верой, и Он, Всеблагий, всегда тебе поможет. А больше всего всегда старайся и дела, и жизнь свою предавать всецело святой воле Божией. Буду молиться за тебя, родной, но ты и сам приложи свой посильный труд к этому делу».

«Мужайтесь, и да крепится сердце ваше среди докучливых и иногда устрашающих искушений. Добро всегда иметь Господа пред собою и в Его присутствии находиться в непрестанной молитве. Господи, посылаешь ми скорби, прошу: пошли и терпение. Господи помилуй, Господи помилуй, Господи прости, помоги мне Господи Крест Твой понести».

«Радуйся во искушениях, которые будут допущены тебе, при посредстве их приобретается духовный плод».

К Матери Божией имел отец Андроник величайшее благоговение и любовь: «Поручитесь Матери Божией — Она вас всегда и везде спасет!»

Очень часто старец повторял: «У человека не возможно, у Бога все возможно», «Нужно думать и помнить каждую минуту о смерти. Как ложишься спать, думай: «Легли многие и не встали; заснул — и на вечность».

К старцу обращались многие священнослужители для разрешения вопросов, которые у них возникали в их пастырской деятельности. Вот дословные ответы старца на некоторые из таких вопросов:

«Те, кто причащаются каждый день, — эти люди в прелести. Это не нужно, это от лукавого. Причащаться надо только один раз в месяц. Нужно приготовиться к Причастию, отсекать своеволие, чтобы Причастие было во спасение, а не во осуждение. Каждый день причащаться может схимник, монах больной, седмичный священник. Священникам надо почаще каяться. Людей исповедуем часто, а сами не каемся. Хорошо каждый день исповедоваться, что есть на совести.

Если в храме есть ковры, на которых изображены кресты, то такие ковры надо убрать… на кресте был Господь распят, а мы ходим, топчем. Однажды в Глинскую пустынь прислали дорогой ковер, а на нем большой крест, но сразу заметили и убрали.

Во время литургии на жертвеннике и на престоле нужно, чтобы обязательно горели свечи, если не горят, то смертно согрешает иерей».

Достигнув преклонного возраста, схиархимандрит Андроник почувствовал, что приближается переход его в иной мир, к чему он бдением, пощением и молитвой готовился всю свою жизнь. В ноябре 1973 года во время чтения утренней молитвы «Боже, очисти мя, грешного…» он стал говорить невнятно и сбивчиво, вскоре у него пропала речь и отнялась левая сторона тела. Многие полагали, что ему осталось жить несколько часов, но Божиим Промыслом он еще должен был пожить на пользу своих духовных чад. Через двадцать пять дней речь его восстановилась, но паралич левой стороны продолжался до самой кончины.

Не имея возможности по болезни посещать богослужения, он переносил болезнь без ропота и непрестанно молился дома, ежедневно причащаясь Святых Христовых Таин. На первой седмице Великого поста отец Андроник почувствовал облегчение и даже мог петь ирмос «Помощник и Покровитель…» И никто теперь уже не думал, что это была последняя его песнь. На третьей седмице его здоровье ухудшилось, и он перестал принимать пищу. 17 марта 1974 года, в воскресенье, в половине шестого утра, он был в забытьи.

Это состояние продолжалось до 10 часов вечера, когда он внятно произнес слова: «Милость Божия все покроет», а затем начал кого-то благословлять. По-видимому, за строгую подвижническую жизнь Господь сподобил его узреть отшедших своих собратий по духу. После этого он пришел в сознание и тихо сказал: «Я буду умирать»,- закрыл глаза и уже ни с кем не говорил, хотя все понимал и оставался в полном сознании. Силы старца слабели, и 21 марта, в четверг, в начале шестого часа утра он в мирной и безболезненной кончине предал дух свой Богу.

21 марта гроб с телом почившего схиархимандрита Андроника был поставлен в соборе в честь Святого благоверного князя Александра Невского в Тбилиси, где митрополит Зиновий совершил великую панихиду. Тело старца находилось в соборе до 26 марта. У гроба совершались панихиды и читалось местными и приезжими священниками Святое Евангелие. 26 марта архимандрит Иоанн (Маслов) с собором клириков совершил литургию Преждеосвященных Даров.

Память об отце Андронике будет всегда жить в сердцах многих людей. Он поистине «подвигом добрым подвизался, течение совершил, веру сохранил», а теперь ему «готовится венец правды, который даст Господь, Праведный Судия в день оный» (2Тим. 4, 7-8).

АНДРОНИК (ТРУБАЧЕВ)

Игумен Андроник (Трубачёв)

Андроник (Трубачёв) (род. 1952), игумен, преподаватель русской патрологии в Московской духовной семинарии и экзегетики Священного Писания в Московской духовной академии.

В миру Трубачёв Александр Сергеевич, родился 7 ноября 1952 года в городе Москве. Отец — диакон Сергий Трубачёв, церковный композитор, дед по отцу — священномученик протоиерей Зосима Трубачёв, дед по матери — священномученик священник Павел Флоренский.

В 1970 году окончил среднюю школу. В 1975 году окончил Московский государственный историко-архивный институт, защитив дипломную работу по кафедре архивоведения: «Комиссия по охране памятников искусства и старины Троице-Сергиевой лавры (1918-1925): Обзор архивных материалов». По выпуске работал в Государственном архиве Московской области.

С 1975 по 1976 годы служил в армии.

В 1980 году окончил Московcкую духовную семинарию.

В 1984 году окончил Московcкую духовную академию со степенью кандидата богословия за сочинение по кафедре основного богословия «Теодицея и антроподицея в творчестве священника Павла Флоренского» (Томск, 1998) .

В 1976-1990 годах работал в Издательском отделе Московской Патриархии: редактор отделов «ЖМП» — «Проповедь», «Богословский отдел»; издания т. 2 и 3 «Настольной книги священнослужителя — Месяцеслов. Сентябрь-август» (М., 1978-1979); редактор в 1978-1983 годах и руководитель в 1983-1990 годах издания «Минея. Сентябрь-август» (М., 1978-1989). В 1984-1990 годах и с 1993 года преподаватель Московских духовных школ. С 1990 . года — доцент.

Преподавал в Московской духовной семинарии нравственное богословие, Священное Писание Новый Завет, патрологию; в Московской духовной академии — пастырское богословие, Священное Писание Нового Завета.

Его духовные наставники — владыка Сергий (Голубцов), архимандрит Кирилл (Павлов).

В 1980 году поступил в братство Троице-Сергиевой Лавры.

19 марта 1981 года принял монашество с именем Андроник в честь преподобного Андроника Московского , а 1 мая того же года рукоположен во иеродиакона.

28 августа 1982 года рукоположен во иеромонаха.

8 апреля 1986 года возведён в сан игумена.

С 1989 года секретарь Синодальной богослужебной комиссии.

В 1990-1993 годах являлся наместником возрожденного в декабре 1989 года Спасо-Преображенского Валаамского ставропигиального мужского монастыря.

С 1993 года состоит в братстве Троице-Сергиевой Лавры.

С 1995 года — директор музея священника Павла Флоренского в городе Сергиев Посад.

Автор служб преподобным Андронику Московскому, Максиму Греку, Пимену Московскому, Угрешскому, ряда тропарей и кондаков; проекта Службы Господу Богу нашему, в Троице славимому, в память 1000-летия Крещения Руси . Отец Андроник — с 1993 года директор Центра изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского, а с 1997 года также основатель и директор Музея священника Павла Флоренского в Москве. Научные интересы: агиология и изучение наследия священника Павла Флоренского. Автор статей в ЖМП и БТ, составитель списков «Покров Пресвятой Богородицы над Россией» и «Святая Русь» , а также многочисленных статей в Православной Энциклопедии. Член Синодальной богословской комиссии Русской Православной Церкви.

Труды

Награды

Использованные материалы

  • Профиль на сайте Московской духовной академии:
  • Православная энциклопедия, т. 2, с. 416-417
  • Флоренский Павел Васильевич. Игумен Андроник (Трубачев)

Согласно профилю на сайте Московской духовной академии, кандидатская диссертация называлась «Священник Павел Флоренский. Личная жизнь. Творчество.» См.

Согласно профилю на сайте Московской духовной академии — с 1989 года. См.

День ангела — 13 июня.

Чинопоследования праздника Крещения Руси, М., 1988.

В книге Макарий, История РЦ, т. 1-9.

Старец и митрополит Зиновий (Мажуга)

Ко дню памяти преподобного митрополита Зиновия (Мажуги)

Зиновий Чесноков

7 марта — день памяти великого глинского старца митрополита Тетрицкаройского Зиновия (Мажуги). Святитель Зиновий был и старцем и митрополитом. Не каждый митрополит может быть старцем и не каждый старец может стать митрополитом. Многие удивлялись тому, что такой смиренный и простой человек смог стать архиереем. Владыка был кротким и смиренным. Примером своей жизни он учил других тому, как надо жить, как надо любить Бога. Люди, видя его простоту и смирение, стремились к этим добродетелям. Пастыри Церкви Христовой учились его духовности, старались достичь ее и в своей деятельности. Преподобный митрополит отошел ко Господу в 1985 году, но до сих пор живы те, кто был свидетелями его подвигов и святой жизни. Приведем воспоминания некоторых из них.

Католикос-Патриарх всея Грузии Илия говорит следующее о святом старце: «Это был выдающийся человек — очень мудрый, корректный. Он знал, где и что нужно сказать. Владыка принял участие в моем восхождении по духовной линии. Когда я прибыл сюда, будучи студентом второго курса Московской Духовной Академии, для пострига, Святейший и Блаженнейший Патриарх-Католикос всея Грузии Мелхиседек III поручил совершить мой монашеский постриг владыке Зиновию. Это было 16 апреля 1957 года. Тогда еще грузинских монахов не было, так что ни один грузин не участвовал в моем постриге. Матушки были — приезжие, особенно выделялась матушка Феофания. Они меня покрывали мантией. В те времена в Грузии как-то легче было. И вот, я ждал, каким именем назовут меня, и услышал Илия. Был Ираклий, а стал Илия. Ираклий, как Геракл, — это сила физическая, а Илия — сила Божия, духовная. Духовная сила заменила физическую. Жизнь митрополита Тетрицкаройского Зиновия была полностью посвящена служению святой Православной Церкви и ближнему. Бывают люди, имена которых надолго остаются в сердцах и в молитвах верующих людей. Таким облагодатствованным человеком, который стяжал благодать Святого Духа, был Высокопреосвященный митрополит Зиновий.»

Митрополит Саранский и Мордовский Зиновий (Корзинкин), вспоминает о преподобном митрополите Зиновии:

«Самым важным и ярким событием для меня была встреча со старцами Глинской Пустыни. В моей жизни наступил период духовного вразумления и просвещения, который завершился моим осознанным приходом в Церковь с целью послужить Ей. Венцом Божиих даров была встреча с «живым святым Глинским старцем» — преподобным митрополитом Зиновием Тетрицкоройцким. Очень много ярких воспоминаний о святом Владыке! В Тбилиси к нему меня брал с собой схиархимандрит Макарий (Болотов), у которого я находился на послушании. Отец Макарий по благословению Владыки вместе с преподобным Андроником (Лукашом) совершили постриг в схиму митрополита Зиновия с именем Серафим. Лично мне Владыка Зиновий сделал подарок — благословил при моём постриге в монашество принять имя священномученика Зиновия, епископа Егейского, после которого мне была передана великая святыня — мантия Глинских старцев, в которой они совершали монашеские постриги. Эта мантия до сих пор хранится у меня. Милостью Божией, после кончины незабвенного и всеми горячо любимого старца-митрополита Зиновия мне довелось облачать его в схиму во гробе вдвоем с отцом Макарием. Приведу яркий случай реальной силы молитвы святого Владыки Зиновия. У мамы отца Макария, схимонахини Марии был тяжёлый инсульт. Она была полностью обездвижена и врачи со скорбью сказали, что шансов выжить не видно. Владыка посетил её и помолившись произнёс, что она ещё поживёт. И действительно, через какое-то время она пошла на поправку и затем жила ещё несколько лет передвигаясь в коляске и в полном разуме общалась с людьми.»

Митрополит Истринский Арсений (Епифанов), первый викарий Святейшего Патриарха Московского и всея Руси рассказывает о преподобном митрополите Зиновии:

«Я хорошо помню приезд преподобного митрополита Зиновия (Мажуги) в Пюхтицу. Мне так запомнилась эта встреча, потому что все мы вместе с митрополитом Алексием (Ридигером) собрались и встречали владыку Зиновия у входа в храм, а владыка попросил шофера и вышел раньше из машины вместе со своим келейником Александром Чесноковым и пошел пешочком в монастырь. А в машине продолжала ехать одна очень полная монахиня. Мы встречаем, открываем двери машины, пока эта монахиня вылезла и думали, что владыка после нее выйдет. А он в это время подходит пешочком к храму. Вот так владыка, чтобы отдать уважение монастырю, решил последние несколько сотен метров пройти пешком. И не на машине заехал, а как паломник пошел пешком».

Вспоминая встречу с владыкой Зиновием, митрополит Евлогий (Смирнов) пишет, что, будучи еще архимандритом, он впервые увидел «сердцем необыкно— венного архиерея — тогда архиепископа русской общины в Грузии. Беседа длилась не более получаса. Но через нее владыка перелил со своей души живую веру на меня».

Протоиерей Александр Чесноков вспоминает:

«Он никогда ни на что не роптал. Рассказывал в основном с радостью даже о самых трудных годах своей жизни, никогда никого не обвинял и не ругал, и было видно, что он давно все принимает, как от руки Божией. Он общался с Богом через молитву. Владыка Зиновий так возлюбил Бога, что ему уже было “легко”, он был ко всему готов. Он полностью исполнил заповедь Иисуса Христа: Люби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 19, 19). Святитель Зиновий любил Бога и каждого человека. Каждый, даже просто переговоривший с ним, уходил от него духовно удовлетворенным и чувствовал, какая благодать исходит от старца.»

Последний из ныне живущих Глинских старцев игумен Вениамин (Селиванов) вспоминает: «Расскажу вам один случай прозорливости владыки. Сидели мы за столом, обедали. И почему-то владыка Зиновий назвал отца Михаила Максимом. Это было задолго до того, как отец Михаил (Диденко) принял постриг с именем Максим, и это уже произошло после того, как владыка отошел ко Господу.»

В заключение хотелось бы привести слова Архимандрита Антония (Гулиашвили) о святом митрополите Зиновии:

«Владыку Зиновия я знаю еще с того времени, когда я был иподиаконом у Святейшего Патриарха Ефрема. Я буду говорить только о том, что непосредственно испытал на себе и чему был свидетелем. Преподобный митрополит Зиновий (Мажуга) давал нам пример послушания, пример чистоты, пример кротости и терпения. Я знаю, что он перестрадал, будучи еще монахом Глинской пустыни, претерпел все гонения и лихолетья, когда свирепствовала безбожная власть. Тем не менее он сохранил любовь к людям, а самое главное — всепрощение ко всему и ко всем.

Преподобный Зиновий научил нас тому как надо делать добро! Можно долго говорить о том, сколько сделал святой владыка Глинским старцам, которые вернулись из заключения. Возьмите отца Андроника, которого он приютил здесь. Возьмите отца Филарета, который тоже здесь поселился. Возьмите отца Вениамина, который и по сей день живет в Грузии. А сколько тех, кого уже нет. А какое огромное количество паломников приезжали за наставлением к владыке Зиновию. Архиереи приезжали, митрополиты приезжали, например владыка Леонтий Симферопольский (Гудимов). Владыка был для всех доступен.

Владыка Зиновий был знаком с отцом Иоанном (Крестьянкиным). Когда я приезжал от отца Иоанна, то всегда получал от батюшки благословение передать какой-нибудь подарок Святейшему Илии и владыке Зиновию. Я уверен, что Глинские старцы святые! Потому что я живой свидетель той святости, которой нас научает Священное Писание. Как надо жить? Вот владыка Зиновий, отец Иоанн, отец Андроник (Лукаш) жили так.»