Благитко Наталья евгеньевна

Благитко Наталья Евгеньевна, Новосибирск

Места приёма

  1. Аллерго-пульмонологический центр «Клиника Дыхания»

    Адрес: г. Новосибирск, ул. Нижегородская, 18.

    Телефон: актуальный телефон указан на сайте клиники.

    Сайт: http://www.clinic-d.ru

    Тип клиники: частные медицинские центры и клиники.

    Способы оплаты: наличные.

    Как проехать: Проезд до Аллерго-пульмонологического центра «Клиника Дыхания» осуществляется по ул. Красный проспект до поворота направо на ул. Фабричная.

    Официальное название: ООО «Клиника Дыхания».

    Оказание медицинских услуг: взрослым пациентам.

    Ближайшие станции метро: Площадь Ленина, Речной вокзал, Октябрьская.

    В клинике ведут прием следующие специалисты: педиатр, ревматолог, кардиолог, психолог, функциональный диагност, пульмонолог, аллерголог, детский аллерголог, иммунолог, детский пульмонолог, лор, гинеколог, детский гинеколог, акушер, гастроэнтеролог, детский онколог, мануальный терапевт, сомнолог.

    Оценки клиники:

    • Дружественность персонала
    • Уровень оснащённости
  2. Областная больница (ОКБ)

    Адрес: г. Новосибирск, ул. Немировича-Данченко, д. 130.

    Телефон: актуальный телефон указан на сайте клиники.

    Сайт: http://oblmed.nsk.ru

    Тип клиники: государственные больницы.

    Способы оплаты: ОМС, ДМС, наличные, банковская карта.

    Как проехать: К новосибирской областной больнице можно проехать на автобусах №11, №107, №120 до остановки «Областная больница».

    Официальное название: ГБУЗ «Государственная новосибирская областная клиническая больница» (ГНОКБ).

    Руководитель клиники: Юданов Анатолий Васильевич (тел. (383) 315-99-00 ).

    Год открытия: 1938.

    Оказание медицинских услуг: взрослым пациентам, исследование анализов в лаборатории.

    Ближайшие станции метро: Студенческая, Речной вокзал, Площадь Маркса.

    В клинике ведут прием следующие специалисты: анестезиолог-реаниматолог, сосудистый хирург, эндоскопист, функциональный диагност, нейрохирург, детский невролог, хирург, проктолог, психиатр, врач узи, терапевт, врач общей практики, уролог, педиатр, неонатолог, гнойный хирург, ревматолог, кардиолог, торакальный хирург, эндокринолог, онколог, офтальмолог (окулист), невролог, лор, рентгенолог, травматолог, детский ортопед, пульмонолог, гематолог, нефролог, эпилептолог, детский лор, детский хирург, ортопед, реабилитолог, малоинвазивный хирург, пластический хирург, челюстно-лицевой хирург, трансфузиолог, флеболог, аллерголог, гастроэнтеролог, детский уролог, торакальный онколог, детский эндокринолог, рефлексотерапевт, иммунолог, детский нефролог, логопед, гепатолог, детский офтальмолог, физиотерапевт, гинеколог, врач лечебной физкультуры, андролог, офтальмолог-хирург, диабетолог, ожоговый хирург, психотерапевт, инфекционист.

    Оценки клиники:

    • Дружественность персонала
    • Уровень оснащённости

Онлайн-запись

К этому врачу на данный момент нельзя записаться на приём через интернет и выбрать время визита онлайн.

Среднее время ожидания

5 — 15 минут: среднее время ожидания приёма врача без предварительной записи.

Когда другие врачи не соглашаются на операцию даже при наличии десяти метастазов, хирург Евгений Левченко удалял и по 70 и по 104 метастаза. После его операций выздоравливают 59 из 100 пациентов.

За плечами Евгения Левченко более 20 лет практической хирургии и около 5 тыс. операций. В Национальном медицинском исследовательском центре онкологии имени Н.Н. Петрова, расположенном в поселке Песочный под Санкт-Петербургом, профессор работает уже 11 лет, заведует хирургическим торакальным отделением. За проведенную уникальную операцию с удалением огромного количества метастазов доктор получил премию фонда имени академика М.И. Перельмана.

Метод Левченко

В руках Евгения Левченко — самый большой в мире опыт по изолированным химиоперфузиям, при которых легкое отключается от системы общего кровообращения и на время операции все жизнеобеспечение организма происходит за счет другого легкого. Эту методику Левченко разработал в 2006 году. Число операций с ее применением приближается к 200. “Если говорить о результатах, это пятилетняя выживаемость у 59% пациентов”, — рассказывает хирург. То есть каждый второй больной полностью излечивается по всем онкологическим критериям от четвертой — терминальной — стадии рака. Об уникальности его опыта говорят и другие цифры: за все годы, прошедшие после открытия метода, в Европе в шести центрах провели около 60 таких операций, сообщил доктор.

“По количеству наблюдений и объему наших исследований мы впереди планеты”, — говорит Левченко. “Мы безумно рады, когда видим результаты, — ведь мы осознаем, что это четвертая стадия метастатического поражения. Когда один метастаз — это считается благоприятным. Но когда их 42 слева и 28 справа? Можно соизмерить прогноз”, — поясняет он. В Европе, уточняет Левченко, берут на операцию, если в одном легком обнаружено до 10 метастазов, если их больше — пациенту в хирургическом вмешательстве откажут.

Операцию по удалению 70 метастазов 17-летней пациентке с остеосаркомой Левченко провел в 2009 году. В онкологической хирургии этот диагноз считается “болезнью молодых”, потому что ей в наибольшей степени подвержен именно растущий организм на фоне травмы кости. “Саркома и остеосаркома отличаются поражением только легких. Это уже не первичный рак, это уже метастатический с током крови, и в этом заключается трагизм”, — рассказывает врач.

С помощью метода изолированной химиоперфузии в первую очередь удаляются все метастазы. “На каждый из них создается трехмерная модель, то есть мы не должны упустить ни один из них”, — описывает последовательность Левченко. Оперируемый орган теряет воздушность и становится размером с кулак — “его можно прощупать, чтобы найти участки уплотнения”. Но даже если удается избавиться от всех обнаруженных очагов поражения, в 50−80% случаев впоследствии возникают новые.

Если в органе есть микроизменения, которые невозможно определить при ощупывании и при помощи компьютерной томографии, создаются условия, при которых этим недиагностированным метастазам не выжить. В легкое, по-прежнему отключенное от общего кровотока, вводится чрезвычайно высокая доза химиопрепарата. “Если бы эта концентрация была в организме — это стопроцентная смерть”, — говорит хирург. Помимо этого при помощи оксигенатора создается повышенное содержание кислорода, которое оказывает губительное воздействие на клетки опухоли. Легкое перфузируется (перфузия — подведение и пропускание крови, кровезамещающих растворов и биологически активных веществ через сосудистую систему органов и тканей организма — прим. ТАСС) в течение получаса, по истечении этого времени содержание препарата резко снижается. Далее легкое “отмывается” от препарата и “отдается” обратно организму.

То, что у девушки было 42 метастаза в одном легком, специалисты обнаружили только на операционном столе. “Мы каждый миллиметр прощупывали, находили очаг за очагом. По компьютерной томограмме, их было около 10−15. Но когда насчитали 40, операционная бригада, которая всю жизнь занимается онкологией у детей, была в шоке”, — вспоминает Левченко. Пациентка прошла через несколько операций, сейчас ей 26 лет, она не получает лечение и находится под наблюдением врачей, периодически проходя обследования.

Борьба за каждый день

Каждый из случаев хирург помнит досконально, затруднения вызывают лишь даты операций. Когда-то он удалил 104 метастаза из обоих легких. 22-летний пациент узнал о своем диагнозе после флюорографии, на которую пришел, чтобы попасть к жене в роддом. После шести курсов химиотерапии и нескольких операций его болезнь не давала о себе знать четыре года. Впоследствии ему удалили еще один метастаз, сейчас он принимает специальный препарат. И тут может возникнуть вопрос: четыре года? “Для нас, здоровых, это воспринимается: как это, не вылечили? А для человека, который был обречен, мы получили четыре года без прогрессирования”, — рассказывает Левченко. Для тех, кто оказался в безнадежной ситуации, привычное летоисчисление вряд ли применимо.

“Хирурги готовы за каждый день бороться, — настаивает доктор. — Новые химиопрепараты дают преимущество в два месяца по сравнению с предыдущими. Раньше восемь месяцев было, теперь десять месяцев живут, и это общемировая тенденция, этому радуются все”. Даже если нет преимущества в количестве спасенных жизней, то оно, без сомнения, есть в их качестве — в онкологии свои критерии. Кроме того, эта “отсрочка” дает шанс воспользоваться новыми научными знаниями о заболевании, которые за это время могут появиться.

Десять лет назад в онкоцентр в Песочном прямо из аэропорта привезли мальчика с огромной опухолью в легком — его не пустили на борт из-за одышки, так как опасались, что он может не пережить перелет. Родители планировали увезти его в Германию на операцию после химиотерапии в Санкт-Петербурге. “Мы его прооперировали, он закончил институт, прекрасно себя чувствует”, — говорит Левченко.

Ценить жизнь пациента как свою

У Евгения Левченко 12 патентов, не считая разработанных, апробированных, но еще не запатентованных методик. Он часто проводит показательные операции на выезде, но сама методика, по его признанию, очень сложная — и с точки зрения хирургии, и с точки зрения воспроизведения. “У нас в медицине пропагандируется такой принцип — сделай пациенту так, как сделал бы себе или своему родственнику, — поясняет Левченко. — Тогда ты честен сам с собой”.

По словам хирурга, наибольшее внутреннее напряжение в работе чувствуется, когда выполняется что-то новое, когда операция еще не отработана. “Когда мы внедряли эти операции (по химиоперфузии — прим. ТАСС), это было целое событие”, — рассказывает он. При этом он с пониманием относится к тем коллегам, которые не решаются на такие вмешательства. Для их проведения необходимо обладать опытом не только в торакальной хирургии (хирургии грудной клетки), но также и в сосудистой хирургии. Перед тем как стать специалистом в торакальной области, Левченко, следуя указаниям своих учителей, “прошел” через абдоминальную, сосудистую хирургию. “И молодым ребятам говорю, что нужно везде все пройти и попробовать”, — считает он.

Коллеги считают Левченко смелым — он соглашается на операции, которые других врачей заставили опустить руки. Левченко с таким определением не согласен. “Быть смелым в хирургии очень опасно. Люди же не просто так отказываются, потому что не умеют это делать. Если честно, то, что я делаю сейчас, десять лет назад я бы тоже не делал и считал, что это невозможно”, — признается он, отмечая, что смелость должна быть подкреплена опытом и уверенностью манипуляций. “Когда ты ценишь жизнь пациента, примерно как свою, тогда ты можешь быть смелым”, — говорит хирург. Кроме того, должна быть онкологическая целесообразность. По его мнению, даже на сверхрискованную и сложнейшую операцию можно решиться, если по всем критериям получается, что у пациента есть надежда на излечение. Главное, говорит врач, “не класть жизнь пациента на плаху хирургического тщеславия”.

Левченко рассказывает, что когда-то пациент буквально заставил его себя прооперировать. За ним во время лечения ухаживал сын-подросток, супруга приходила каждый день. У больного был распространенный опухолевый процесс. “Он каждый раз заезжал в эту дверь, сына просил остаться снаружи и упрашивал прооперировать, — вспоминает врач. — Сам он летчик и хотел, чтобы сын поступил в летное училище”. Опухоль пациента исследовали по прогностическим биологическим факторам и выполнили операцию с рядом других специализированных терапий. “Этот пациент привел мне своего сына через шесть лет, когда тот уже окончил летное училище”, — рассказывает он.

Деформация времени

В онкологии часто приходится “проходить по лезвию бритвы”. Во время операций — а особенно на органах дыхания — непредвиденные ситуации случаются часто. В один из таких случаев в практике Левченко у пациента произошел разрыв верхней полой вены. “Я схватил ее, но позвал громко анестезиолога, который в это время был отвлечен чем-то. Причем там уже не до контроля самого себя — в таких манерах, со словами всеми. Я весь в крови, маска вся тоже. Все нормально было, просто вовремя нужно было доввести препарат. Седые волосы просто так у нас не появляются”, — рассказывает он.

При этом с увеличением опыта эти ощущения, по его признанию, не притупляются. “Не могу сказать, что я стал проще относиться к этому. Это, наверное, какой-то животный инстинкт все-таки — сохранение не себя самого. Я знаю, чем это может закончиться, это реальная жизнь пациента”, — констатирует он.

Часто операции у Левченко начинаются в 9 утра и заканчиваются к 17−18 часам, а то и позже, но у хирургов время течет иначе. “Если бы мы знали, сколько будем оперировать, мы бы, наверное, уставали. Для меня время останавливается. Я принципиально не смотрю на часы в операционной”, — отмечает он.

“Мне это нравится, — признается доктор. — Если бы я заставлял себя этим заниматься, более несчастного человека трудно было бы встретить с таким количеством отработки. Когда ты видишь результаты, когда пациент после этого идет, и еще через 15 лет звонит его сын и говорит, что его папа попросил меня найти, хотя я поменял место жительства и телефоны, и сказать спасибо, что он живет уже 15 лет, а была третья стадия”. Это придает сил — видеть, как пациенты живут, рожают детей, женятся, говорит Левченко.

Он не завтракает и не обедает, из приемов пищи — только зеленый чай на работе и ужин дома. Он так привык, да и график операций часто не позволяет. В свободное время иногда занимается йогой, аутотренингом и медитацией. “Это то, что помогает расслабиться и взглянуть на происходящее по-другому”, — говорит он.

Свою работу хирург считает хобби. Когда нет обязательных дел, он читает профессиональную литературу, проверяет и корректирует диссертации, готовится к конференциям. “Когда мозг отдыхает, можно определить по глубине альфа-ритма. Когда он занимается любимым творческим делом — рисует, лепит, альфа-ритм глубже, чем во сне. Я считаю, что когда я занимаюсь любимым делом, я отдыхаю”, — отмечает он.

Как любой хирург, Левченко суеверен: “Войдя в операционную, я не возвращаюсь. И если иду в операционную, иду одним путем, именно по этому коридору”. После операции он всегда жмет руки коллегам. “Если кричал, был излишне эмоционален — извиняюсь, это обязательно”, — говорит он.

“С хирургией у нас в стране очень хорошо”

Среди пациентов хирурга — в основном россияне, есть и граждане стран ближнего зарубежья. Нередко бывает, что российские пациенты уезжают на операцию, например, в Корею или Германию, и оттуда их перенаправляют в Санкт-Петербург. О практикуемых в Песочном методиках знают и в Израиле, и в США.

“С хирургией, я могу сказать, у нас в стране очень хорошо, — утверждает хирург. — Мы на одном уровне и даже выше, чем в мире”. За Россией, говорит Левченко, первое место по проведению бронхопластических резекций и перфузий, третье — по бифуркациям трахеи.

Сейчас в Центре имени Н.Н. Петрова готовятся к публикациям в зарубежных медицинских журналах. “Мы не популяризовали нашу методику в мире, — говорит Левченко. — Мы понимаем свой пробел и восполним его, это дело времени. Мы только в начале этого пути”.

Александра Подервянская, ТАСС

На фото: Евгений Левченко с молодыми коллегами и аспирантами обсуждает результаты рентгенологического обследования одного из пациентов, © ФГБУ “НМИЦ ОНКОЛОГИИ ИМ. Н.Н. ПЕТРОВА”

Как сообщалось ранее, когда в ее кабинет зашел красивый юноша с букетом тюльпанов, врач почувствовала, что готова пробить стены. Подробнее читайте: «Чудес в онкологии очень мало».

Профессор Благитко Евгений Михайлович

Родился 18 февраля 1940 года в Западной Украине в с. Варваринцы Тернопольской области в семье крестьян.

После окончания Бучачского зооветтехникума в 1958 г. в течение одного года заведовал Черняховским ветеринарным пунктом. В течение 3 лет служил в Вооруженных силах – в Забайкальском и Сибирском военных округах – один год учился на командира танка и два года был начальником аптеки в полку.

После окончания лечебного факультета Новосибирского медицинского института в 1968 году был оставлен при кафедре госпитальной хирургии в должности старшего лаборанта. С 1969 года на той же кафедре проходил обучение в клинической ординатуре, а затем в аспирантуре. В связи с досрочным окончанием аспирантуры с 1974 переведен на должность ассистента кафедры госпитальной хирургии. В 1975 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Особенности хирургической тактики в лечении больных с несформированными и сформированными кишечными свищами». Много сил и энергии вкладывает в оснащение кафедры наглядными пособиями, стендами и учебными материалами. В 1979 году избран на должность доцента этой же кафедры, где постоянно занимался с субординаторами-хирургами и клиническими интернами. Все это время отвечал за лечебную работу кафедры и одновременно был куратором отделения чистой хирургии областной клинической больницы. На материале этого отделения 28 июня 1994 года защитил докторскую диссертацию на тему «Хроническая дуоденальная непроходимость и способы ее коррекции».

1 марта 1995 г. переведен на должность профессора кафедры госпитальной хирургии, а с 8 января 1998 г. на должность заведующего кафедрой. Он является умелым методистом, высококвалифицированным преподавателем и хирургом.

Е.М. Благитко наряду с производственной и воспитательной, занимался общественной работой. Был членом, а затем секретарем комитета ВЛКСМ мединститута, неоднократно избирался в профком института, был членом ученого Совета института. Дважды был командиром строительного отряда I мединститута, неоднократно назначался членом коллегии управления здравоохранения администрации Новосибирской области. Он член правления научно-практического общества хирургов Новосибирской области.

В 1990 г. был избран народным депутатом Верховного Совета РСФСР, где был членом комитета здравоохранения.

Он как хирург с высшей квалификационной категорией много внимания уделяет лечебной работе, включая оперативную деятельность. В 1969 году им внедрен способ переливания крови с внутрисосудистой стабилизацией крови донора гепарином, в 1971 году — катетеризацию подключичной вены, в 1972 году — перитонеальный диализ, в 1972 году внедрен внутриаортальный способ введения лекарственных средств при нагноительных заболеваниях органов брюшной полости, в 1974 году разработана и предложена лечебная тактика при сформированных кишечных свищах, в 1976 году внедрил в лечение больных сепсисом аммиачный раствор серебра. В 1978 году разработал и внедрил способ ушивания культи двенадцатиперстной кишки гофрирующим и кисетным швами при низких дуоденальных язвах. Этот способ получил распространение в большинстве лечебных учреждений Новосибирской области. В 1980 г. в клинике внедрил селективную проксимальную ваготомию. В 1980 г. впервые в клинике выполнил с благоприятным исходом панкреатэктомию. Больной жив до настоящего времени. В том же году усовершенствовал способ панкреатодуоденальной резекции. В 1985 г. разработал способы консервативной терапии и оперативных вмешательств при хронической дуоденальной непроходимости, усовершенствовал способы оперативных вмешательств при кистах поджелудочной железы и реконструктивных операциях на внепеченочных желчных путях. В 1981 году получил высшее партийное образование в системе партийной учебы в Университете марксизма-ленинизма.

Наряду с постоянной работой на кафедре с 1986 г. Е.М. Благитко является главным хирургом управления здравоохранения администрации Новосибирской области. Он организатор и председатель Всероссийских конференций, проведенных в Новосибирске: «Хирургическое лечение язвенной болезни желудка и двенадцатиперстной кишки» (1988); «Ошибки и осложнения при травме живота» (1990); «Перитонит» (1991); «Заболевания поджелудочной железы» (1992); «Непроходимость кишечника» (1993); «Кровотечения при заболеваниях желудочно-кишечного тракта» (1994); «Заболевания внепеченочных желчных путей» (1995); «Хирургическое лечение при опухолях пищеварительного тракта» (1996).

Активными помощниками в проведении конференций являются председатель областного научно-практического общества профессор Г.И. Веронский, главный хирург управления здравоохранения мэрии г. Новосибирска профессор С.Г. Штофин. При его участии в ЛПУ Новосибирской области проведена реорганизация хирургической службы, созданы ожоговый центр, центр микрососудистой и центр микронейрососудистой хирургии. Организована работа по повышению квалификации хирургов на рабочем месте, позволившая повысить уровень и качество плановых оперативных вмешательств в районных больницах. При его целеустремленной работе ежегодно увеличивается число плановых оперативных вмешательств и снижается послеоперационная летальность.

Е.М. Благитко проходил усовершенствование в передовых клиниках Москвы, Ленинграда и Киева. Посещал хирургические клиники в США, Англии и Швейцарии. Он автор 10 рацпредложений, 320 печатных работ, 18 книг и редактор 6 сборников научных работ.

За активную работу в институте и в должности главного хирурга награжден грамотами ЦК ВЛКСМ, мединститута, управления здравоохранения, главы администрации Новосибирской области, Министра здравоохранения СССР, Министра здравоохранения РСФСР, медалями «За освоение целинных земель», «За трудовое отличие» и значком «Отличник здравоохранения». В декабре 1997 года он избран академиком Российской экологической Академии, а в 1998 г. избран академиком международной Академии имплантантов с памятью формы.