Большинство семей в России

Антонов А. И., Медков В. М. А72 Социология семьи

1. Большинство семей в России это I

А. Семьи с обоими родителями и двумя детьми.

Б. Семьи с одним родителем и детьми.

В. Бездетные семьи.

Г. Ни один из ответов не является верным. ‘

2. Свыше двух третей разведенных мужчин и женщин в России вновь вступает в брак.

А. Верно. Б. Неверно.

3. Разводимость и число детей в семье находятся между со­бой в

А. Прямой связи. Б. Обратной связи. В. Нет никакой связи.

4. По самооценкам американских женщин, часть тела, наиболее притягательная для мужчин, — это

А. Бедра. Б. Грудь.

В. Губы. Г. Глаза. Д. Волосы.

5. При социологических одновременных опросах мужей и жен выявлено, что мнения совпадают в среднем у

А. 2/3 супругов. Б. 50% семей. В. 1/3 пар.

6. Наиболее надежный долгосрочный прогноз рождаемости можно составить по опросам о репродуктивных ориента-циях

А. Жен.

Б. Мужей.

В. Молодоженов.

Г. Детей.

7. В США среди супружеских пар старше 30 лет прибегают к стерилизации жен либо мужей.

А. 10%. Б. 20%. В. 30%. Г. 40% и более.

8. В развитых странах распространенность сверхбрачных (адюльтерных) связей у супругов, состоящих в браке, растет с увеличением возраста среди мужчин высших социальных страт, а среди мужчин низших страт уменьшается.

А. Верно. Б. Неверно.

9. На Западе в неравных по социальному положению браках мужчины чаще, чем женщины, добиваются с помощью брака социального продвижения, роста статуса.

А. Верно. Б. Неверно.

10. Муж обычно в меньшей степени удовлетворен браком в том случае, когда его жена занята полный рабочий день, чем в случае, когда она полностью посвящает себя дому, семье.

А. Верно. Б. Неверно.

11. В наше время большинство молодых, одиноких и никогда не состоявших в браке людей в конце концов вступят в брак.

А. Верно. Б. Неверно.

12. Качество сексуальной жизни брачной пары — это важней­ший фактор общей удовлетворенности браком.

А. Верно. Б. Неверно.

13. Коэффициент разводимости в России увеличился за послед­ние 20 лет.

А. Верно. Б. Неверно.

14. В настоящее время удельный вес женщин среди занятых выше, чем в 1970 г.

А. Верно. Б. Неверно.

А. Верно. Б. Неверно.

16. У большинства брачных пар удовлетворенность браком рас­тет вместе с увеличением его «стажа»: от первого года через время, когда рождаются дети и когда они растут, к периоду «пустого гнезда» и выходу на пенсию.

А. Верно. Б. Неверно.

17. Одна из наиболее часто встречающихся проблем в браке — это проблема общения, его «бедность».

А. Верно. Б. Неверно.

18. Мужья обычно в большей мере изменяют свои привычки и стиль жизни, чтобы «наладить» брак, чем жены. А. Верно. Б. Неверно.

19. Брачные пары, которые «жили вместе» до заключения брака, обычно в большей мере удовлетворены браком, чем те, кто этого не делал.

А. Верно. Б. Неверно.

А. Верно. Б. Неверно.

21. Брачные пары, в которых один или оба супруга вступили в брак до 18 лет. имеют большие шансы в конце концов развестись, чем те, в которых партнеры были старше этого возраста. А.Верно. .• Б. Неверно.

22. Любит меня моя жена (мой муж) или нет, совершенно не зависит от моего поведения.

А. Верно. Б. Неверно.

23. Чем более откровенны супруги друг с другом обо всем своем хорошем и плохом, тем больше их удовлетворенность браком. А. Верно. Б. Неверно.

24. Я должен (должна) изменить свои чувства к моему партнеру к лучшему, прежде чем я смогу изменить мое поведение по отношению к нему,

А. Верно. Б. Неверно.

25. Для большинства брачных пар ключ к семейному счастью на всю жизнь — это сохраняющаяся романтическая любовь.

А. Верно. Б. Неверно.

2В. Сколько всего семей в России? А. 50 миллионов. Б. 40 миллионов.

В. 30 миллионов. Г. 25 миллионов.

26-1. Какую долю из них составляют семьи с несовершеннолет­ними детьми?

Д. 33%. Ж. 46%. 3. 59%.

27. Каков средний размер семей в России? А. 3.65 человек.

Б. 3.54 человек. В. 3.27 человек. Г. 3.22 человек.

28. Какова доля тех россиян, которые никогда не состояли в браке?

А. 6%.

Б. 9%.

В. 13%.

Г. Ни один из ответов не является верным.

29. Процент никогда не состоявших в браке в России выше среди.

А. Мужчин. Б. Женщин.

30. В современных семьях ценность сына выше, чем дочери. А. Да.

Б. Нет.

31. Детей какого пола предпочитают чаще выбирать приемные родители?

А. Мальчиков.

Б. Девочек.

В. Пол безразличен.

32. Известно, что детность семьи сокращается везде в мире. По самому точному показателю — среднему числу рождений, приходящемуся на одну женщину за всю ее жизнь, — Россия принадлежит к странам

А. Северной Европы. Б. Южной Европы. В. Восточной Европы.

Г. Западной Европы.

33. В России растет число сожительств (нерегистрируемых бра­ков) и число внебрачных рождений, составляющее (от общего числа родившихся).

А. 18,2 %. Б. 17,1%. В. 16,0%. Г. 13,5%.

34. По последним данным, в России зафиксировано легальных ежегодных искусственных абортов около.

А. 5 млн. В. 4 млн. В. 3 млн.

35. Какой из противозачаточных методов снижает практически до нуля вероятность зачатия?

А. Кондом (презерватив). Б. Диафрагма. В. Вазектомия. Г. Пилюли.

36. В каком году группа датских ученых во главе с Христи­аном Гамбургером впервые осуществила перемену пола Георга Иоргенсена, ставшего первым в мире транссексу­алом?

А. 1945. Б. 1962. В. 1956. Г, 1968,

37. Гомоксексуальные и длительное время бездетные пары не могут быть семьями.

А. Верно. Б, Неверно.

38. Какова средняя частота коитуса (половых сношений) у суп­ружеских пар?

А, Каждый день,

Б. Пять-шесть раз в неделю.

В. Две-четыре раза в неделю.

Г. Один раз в неделю.

Д. Несколько раз в месяц.

39. В России самый большой в мире разрыв между продолжи­тельностью жизни мужчин и женщин, который составляет

А. 7 лет. Б. 9 лет. В. 11 лет. Г. 13 лет.

40. Снижение рождаемости, как известно, определяет постаре­ние населения, которое, по критерию ООН, определяется долей лиц старше

А. 55 лет. Б. 60 лет. В. 65 лет. Г. Все ответы неверны.

41. Любовь важнее для человеческого счастья, чем секс.

А. Да. Б. Нет.

42. Каждый десятый человек в западных странах является «сек-соголиком», т.е. использует секс как психологический нар­котик.

А. Да. Б. Нет.

43. По мнению выдающихся американских сексологов Уилья­ма Мастерса и Вирджинии Джонсон, нет исследовательских данных о связи сексуальной активности и средней продол­жительности жизни.

А. Да. Б. Нет.

44. Какое слово из ниже приведенных лишнее? А. Деверь.

Б. Шурин. В. Золовка. Г. Сноха.

45. в счастливых семьях что соединяет супругов сильнее всего? А. Взаимная любовь к детям.

Б. Понимание того, что брак священен. В. Убежденность каждого из супругов, что другой — «мой лучший друг».

46. Какой пол ребенка предпочитается родителями в странах Запада?

А. Мужской.

Б. Женский.

В. И тот и другой в равной мере.

Г. Никакой.

47. Какой термин лишний в этом ряду? А. Инцест.

Б. Инфантицид.

В. Агамия.

Г. Абстиненция.

48. Добровольно бездетные супруги чаще, чем имеющие детей, посещают театры, концерты, музеи, выставки, спортивные зрелища, кафе, рестораны и т.д., имея больше времени и возможностей для удовлетворения своих потребностей.

А. Да. Б. Нет.

49. Брак и семья — это одно и тоже.

А. Да. Б. Нет.

50. Верно ли, что сегодня люди охотнее говорят «это хорошо для меня», чем «это хорошо для моей семьи»?

А. Да. Б. Нет.

Раздел I

СОЦИОЛОГИЯ СЕМЬИ КАК САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ ОТРАСЛЬ СОЦИОЛОГИИ

Глава 1 ПРЕДМЕТ СОЦИОЛОГИИ СЕМЬИ

Социология семьи, рассматриваемая в широком смысле как соци­ологическая наука о семье, является старейшей интеллектуальной дисциплиной. Издревле все попытки осмысления общественной жиз­ни людей так или иначе были связаны с пониманием семейно-ролевой организации. Интерес к происхождению человечества и к чело­веческой истории всегда сопровождается интересом к браку, семье, родству как специфическим формам существования, сохранения и возобновления жизни поколений.

Социология семьи в узком смысле как часть общей социологии, как теория «среднего уровня» рассматривает особую сферу жизнеде­ятельности и культуры согласованно действующей группы людей (семьи). Социология семьи имеет дело с групповым, а не с индивиду­альным субъектом жизнедеятельности. Группа людей, связанных семейно-родственными отношениями, образует ту часть социальной реальности, которую изучает социология семьи, фокусируя внима­ние на совместной жизнедеятельности членов семьи, то есть на се­мейном образе жизни.

Подчеркивая групповое качество семейной жизнедеятельности, социология семьи не остается безразличной к индивиду, но рассмат­ривает его как члена семьи, как составную часть такого целого, которое не редуцируется к отдельной личности. Социология семьи пересекается с социологией личности, но исследует личность прежде

всего сквозь призму социокультурных внутрисемейных ролей, сквозь призму семейной принадлежности личности. В социологии семьи личность предстает не в своей абстрактной телесной бесполости, а конкретно как муж или жена, как отец или мать, как брат или сестра, как сын или дочь.

Индивидуальное своеобразие накладывает отпечаток на стиль ис­полнения внутрисемейных ролей, проявляющийся через конфигу­рации межличностных взаимосвязей и взаимоотношений. Поэтому социология семьи изучает семейно-родственные формы совместной жизни малой группы людей, семейный образ жизни в сравнении с одиночно-холостяцким, изучает в единстве и целостности взаимо­связь родйтельсгва-супружества-родства, то есть собственно семью. Отдельно супружество, родительство и родство могут рассматривать­ся в целях удобства научного анализа, но не как самостоятельные институты. В последнее время наметились тенденции к этому рас­членению единого предмета социологии семьи на три обособленные части, к размыванию семьи как целостности взаимной жизнедея­тельности.

Попытка свести семью прежде всего к супружеству, к «союзу сердец» иногда сопровождается таким раздроблением предмета исс­ледования, что порой даже начинают говорить о «семьях одиночек». Следует со всей определенностью подчеркнуть неправомерность ре­дуцирования семьи к отдельным составляющим. Отсюда отличие социологии от смежных социальных наук выявляется благодаря спе­цифике научного подхода, а не благодаря выхватыванию отдельных семейных отношений, например, таких, как родство, из тройственно­го единства специфических для семьи взаимоотношений и объявле­нию этих отдельных отношений как бы самостоятельными объектами каких-либо специальных дисциплин.

В связи с этим этнография, или социальная антропология, не специализируется на изучении только одного лишь родства, а бе­рет семью в единстве супружества-родительства-родства. Но она рассматривает это единство под своим углом зрения — сквозь призму этнических особенностей семейного уклада жизни, се­мейных ритуалов, обрядов, обычаев. Этнография описывает и ана­лизирует своеобразие семейного быта в прошлом, прослеживает трансляцию, передачу семейных норм бытия, исследует образ жизни и культуру народов прошлого, многообразие форм образа жизни, в том числе историко-этническое многообразие становле­ния самой семьи, согласования семейных ролей взрослых и детей, стереотипов семейного поведения мужей и жен, родителей и детей и т.п.

Социология семьи сосредоточивает свое внимание на настоящем, на функционировании семьи как подсистемы общества в обращается к прошлому, чтобы точнее определить тенденции изменения семьи и вероятность их действия в будущем. Этнография семья ориен­тирована на прошлое, на реконструкцию семейного образа жизни на основе изучения материализованных элементов культуры про­шлого (поскольку не только социологические, но и общенаучные и литературные описания прошлых эпох, как правило, отсутст­вуют) .

Семейное право изучает процессы узаконения, легитимизации, становления и распада семьи, функционирования семьи как самосто­ятельной субстанции, вступающей в сложные взаимодействия с дру­гими социальными институтами и с государством. Вопросы семейной собственности при заключении браков и разводах и во всех случаях, когда затрагиваются интересы семьи в целом или ее отдельных чле­нов, также являются частью предмета семейного права.

Чрезвычайное значение имеет конституционное закрепление вза­имоотношений семьи и государства, прежде всего в связи с проблема­ми социальной и экономической политики государства. Социология семьи фиксирует внимание на всех этих сторонах жизнедеятельности семьи, вскрывая то, как юридические установления ограничивают или стимулируют автономную активность семьи, ущемляя иди ук­репляя интересы семьи как института. Создание законодательных основ федеральной и региональной политики в области брачно-се-мейных отношений — одна из областей междисциплинарного сотруд­ничества социологов и юристов.

Социальная психология семьи исследует закономерности меж­личностных отношений в семье, внутрисемейные отношения с точ­ки зрения их устойчивости и стабильности. Задачей социально* пси­хологии является также изучение воздействия структуры семьи на внутрисемейные процессы, на семейное поведение личности. Соци­альная психология семьи изучает семью как малую группу, зако­номерности становления, функционирования в распада семьи как групповой целостности. Социально-психологические звания позво­ляют проводить практическую работу с семьями, диагностировать в терапевтически перестраивать семейные взавмоотшения родите­лей и детей, супругов, братьев и сестер. Трудно провести грани­чу между психологическими исследованиями в рамках социологии семьи и психологии семьи, но социологов в большей степени интересует взаимосвязь институциональных и межличностных характери­стик семьи, их взаимообусловленность и в меньшей — сама по себе внутрисемейная психодинамика.

Медицина и социология здоровья концентрируются на физиоло­гических предпосылках репродуктивного поведения и планирования семьи, тогда как социология семьи обращена к семейному поведению и его социетальным последствиям, фиксируемым в коэффициентах рождаемости, детностй, абортов, применения контрацепции и т.д. Социализация детей в семье в направлении приобретения тех или иных навыков самосохранительного поведения, относящегося к со­хранению здоровья и жизни, образует сферу пересечения интересов вышеназванных дисциплин с социологией семьи, рассматривающей здоровье и продолжительность жизни личности в контексте семейно­го образа жизни и жизненного цикла семьи.

Демография теснее всего связана с социологией семьи и анали­зирует семейную структуру населения во взаимосвязи с половоз­растной структурой, используя данные демографической статистики о размере и составе семьи, распространенности тех или иных се­мейных структур, о тенденциях брачности, детностй, разводимости. Изучение роли семьи в воспроизводстве населения является неотъ­емлемой частью одновременно демографии и социологии семьи (где оно может именоваться социологией рождаемости). Демография семьи обобщает факты формирования, функционирования и распада семейно-родственных групп, тогда как социология семьи наряду с исследованием эффективности выполнения семьей репродуктивной функции интересуется также эффективностью социализации (воспи­тания—содержания—обучения) детей в семье, подготовки подраста­ющих поколений к принятию ролей взрослого человека, его социаль­ных позиций и статусов.

Социология — при условии, что ею занимаются надле­жащим образом, — обречена в некотором отношении всегда оставаться наукой, вносящей сумятицу в умы. Она не годится для потворства предрассудкам, которые ин­туитивно защищают люди, не склонные к размышлению… Я полагаю, что несмотря на реальность нынешних матери­альных тягот, выпавших на долю социологии во многих странах, ее интеллектуальный закат реальностью не явля­ется… Произошло и продолжает происходить проникнове­ние социологического мышления и социологического ви­дения в контекст тех социальных дисциплин, которые до сих пор держались в стороне. Влияние социологии, по­следствия которого до конца еще не ясны, можно сегодня проследить в таких областях, как история, философия, политология, социальная география, международные от-

ношения, а также в других сферах научного знания. Особо следует отметить социальную антропологию. Хотя в рам­ках университетской структуры факультетов эта дисципли­на нередко существует отдельно от социологии, их интел­лектуальное сближение, провозглашенное много лет на­зад, в последнее время продвигается особенно быстро. Разумеется, процесс интеллектуального движения, кото­рый сближает социологию с прочими науками, нельзя назвать односторонним. Социология в равной мере вы­игрывает от этих контактов и обогащает их. В качест­ве примера… можно было бы указать на развитие иссле­дований, посвященных семье (выделено нами. — Авт.). В данном случае использование социологических идей, а также методов, заимствованных как из социологии, так и из социальной антропологии, способствовало возникно­вению по существу новой субдисциплины в рамках со­циальной истории, кроме того, второе дыхание обрели уже существовавшие ранее интерпретации. Сегодня мы знаем о семье несравнимо больше, чем раньше. Мы были вынуждены подвергнуть радикальной переоценке свое по­нимание природы нынешних семейных институтов под воздействием более систематического и адекватного про­никновения в их прошлое. Изучение семьи, которое было принято считать скучнейшим занятием, оказалось одним из самых увлекательных и захватывающих предприятий (выделено нами. — Авт.)

Вопрос к читателям: Означает ли интеллекту­альное сближение социологии с другими социальными науками размывание предмета этих сближающихся дис­циплин? Из приведенных выше высказываний Гидденса выявляется как будто бы междисциплинарное пересече­ние разных наук, образующее предмет социологии семьи и саму ее лишь в недавнее время, между тем как социо­логия семьи существует не менее века, специализируясь на изучении того аспекта социальной реальности, который имеет отношение прежде всего к универсальности соци­ального института семьи, имеющегося во всех известных типах обществ. Так ли это?

Предмет социологии семьи очерчивается выяснением всех обстоя­тельств успеха или неудач семьи как социального института, реали­зующего жизненно важные для общества функции по рождению, содержанию и социализации детей, благодаря притягательным сто­ронам семейного образа жизни, прочности межличностных взаимо­действий в семье и устойчивости мотивации личности к вступлению в брак и обзаведению несколькими детьми. Специфика социологиче­ского подхода к изучению семьи заключается в пристальном внима­нии к фундаментальному значению посредничества семьи во взаимо­действиях личности и общества, к гармонизации взаимоотношений личности и государства через фокусировку их на интересы семьи как автономной целостности.

Уяснение предмета социологии семьи в сравнении с подходами других социальных дисциплин неизбежно связано с рядом нерешен­ных вопросов, поскольку направленность социологии на изучение закономерностей «социальных изменений семьи», уникальных и су­щественных лишь для семьи функций, на анализ семьи как первич­ной группы взаимодействующих личностей и т.д. неизбежно сталки­вается с тем, что все эти, а также и неупомянутые здесь области исследований так или иначе, но рассматриваются смежными дисцип­линами. То же можно сказать и о методах подхода социологии семьи к измерению наблюдаемых явлений — многие из них давно взяты на вооружение представителями родственных отраслей социального знания. И даже самый популярный признак социологии — метод опроса — присущ и этнографии, и демографии, и другим наукам и . не составляет прерогативу одной лишь социологии. Позитивистская ориентация на выявление фактов, на фиксацию того, что есть в реальности в противовес идеологической тенденциозности, стремлению доказать превосходство каких-либо типов семьи и семейных норм, также не есть особая черта строгой «научности» одной лишь социологии. Умение конструировать многочисленные теоретические объяснения регистрируемых фактов, различные минитеории семьи — отнюдь не отличительная особенность социологического мышле­ния — это свойственно и другим смежным наукам, особенно этногра­фии и истории, и тем более психологии.

Следует подчеркнуть, что, характеризуя специфику социологи­ческого подхода к изучению семьи как автономной субсистемы со­циума, необходимо стремиться к целостному ее анализу, к единству структурных и динамических характеристик.

На схеме 1—1 представлено требование четырехмерности анализа семьи: рассмотрение семьи в социетальной среде (структурно-инсти-

Схема 1—1

СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ СЕМЬИ

В ЕДИНСТВЕ СТРУКТУРНЫХ И ДИНАМИЧЕСКИХ КООРДИНАТ

n СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА семья как социальный институт в системе институтов

семья как источник

социальной принадлежности, статуса

СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА

Antonov2 #6

туциональный полюс) и внутри иерархической социальной струк­туры власти и престижа (структурно-статусный полюс). Структури­рование внутрисемейного устройства, строения семейно-родственной общности, структуры взаимосвязей членов семьи может строить­ся по разным критериям, семья может анализироваться в терми­нах «структуры принятия решений» или «структуры поведения». Но в любом случае структурно-системный подход, концентрируясь на том, «как все устроено», предполагает воздействие структурных различий на результаты того, «как все делается», и учитывает по принципу обратной связи влияние социальных изменений на транс­формации структур.

По оси социальной структуры семья рассматривается среди дру­гих институтов общества как часть, подсистема, взаимодействующая с этими институтами и с обществом в целом.

Структурный подход устанавливает место семьи в иерархии инс­титутов, фиксирует функции семьи, которые важны для понимания се положения в обществе, среди остальных институциональных обра­зований. С другой стороны, семья рассматривается как источник социальной принадлежности в системе статусов и престижа, в стра­тификационной системе общества. Семья приписывает новых членов

к своей страте, ратифицирует их внутрисемейное и внесемейное социальное положение, причем это касается и детей и взрослых. Таким образом, положение ‘семьи в обществе определяется местом семьи среди социальных институтов и местом семей в стратификаци­онно-иерархических сетях.

Разумеется, этот структурный срез предполагает также учет из­менения всех структур социальных взаимоотношений семьи с внеш­ней средой.

Легко сказать, что в современном обществе все его члены должны занимать позиции, соответствующие их способно­стям. Но трудно определить, есть ли у человека та или иная-способность, проявляется ли она у него в большей степени, чем у другого, и какими талантами обладает каждый человек вообще. Даже сейчас при наличии мето­дов психологического тестирования эти проблемы во мно­гих случаях не могут быть решены успешно. Еще более затруднительным было решение этих проблем в отдален­ном прошлом. В таких условиях обществу приходится изобретать косвенные критерии для измерения и выясне­ния способностей его членов. Методом проб и ошибок в характере семьи и ее социальном статусе был найден один из самых важных критериев для осуществления этой цели… Так возник институт наследования социального статуса родителей детьми: рожденный в семье с высоким социальным рангом заслуживает также высокого ранга, рожденный в простой семье занимает скромное обще­ственное положение. Таково было положение во многих обществах прошлого, таковым оно в некоторой степени остается и поныне.

Сорокин П. Социальная и культурная мобильность //Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992. С. 406.

Вопрос к читателям: Социальный статус лично­сти является следствием социального положения семьи или’все-таки статус семьи определяется статусами инди­видуальных ее членов? Что жестче регламентируется — наследование социального статуса высокого ранга или низкого?

Горизонтальная ось в рассматриваемой нами системе изучения семьи фиксирует внимание на изменениях семьи, на социокуль-

турной динамике. Слева находится полюс культуры, точнее — меж­поколенной преемственности, трансляции семейного опыта, ценно­стей, норм, ритуалов и т.п. Разумеется, прежде всего тут имеются в виду традиции отдельных семей, семейных династий или же фа­милий. Но в широком смысле можно говорить также об исследова­нии семьи с точки зрения своеобразия семейного образа жизни при смене исторических поколений, эпох и времен. Другой полюс дина­мического измерения семьи при ее социологическом анализе — это требование учета психосоциальной динамики семьи как малой соци­ально-психологической группы, динамики семейных взаимоотноше­ний, локализованной по фазам, или стадиям, жизненного цикла семьи.

Анализ по динамической «оси отсчета» позволяет совместить внутрисемейные межличностные видоизменения с изменениями семейной жизнедеятельности в процессе смены семейных поколе­ний. Более того, координата «социокультурной динамики» позволяет подчеркнуть ценностно-смысловую сторону межпоколенной транс­ляции семейного опыта, подчеркнуть социокультурную и межлич­ностную символику совершающихся действий, происходящих изме­нений.

Данная схема характеризует устремленность социологии семьи на соединение воедино трех подходов — социально-структурного, куль­турологического и социально-психологического. Реализация этой ус­тремленности происходит при осуществлении процедуры социологи­ческого объяснения семейных процессов. Полное объяснение, напри­мер, кризиса семьи требует учета аналитических переменных по всем четырем полюсам схемы 1—1, хотя акцент может при этом делаться на любом из них. Так, в теории интеракционизма объясне­ние тяготеет к психологической интерпретации в терминах межлич­ностных стрессов, в структурном функционализме — к институцио­нальной интерпретации в терминах социального действия, в теории конфликта — к интерпретации в терминах противостояния и борьбы групп, страт, категорий (например, антагонизм малодетных и многодетных родителей). Принятая в этой книге интерпретация семьи как общности людей, основанной на совместной социально значимой де­ятельности родителей и детей, предполагает изучение свойств семьи и признаков семейных изменений в связи с особенностями общесе­мейной деятельности. Образно говоря, структурно-динамическое из­мерение семьи позволяет совместить знание о строении семьи, ее стержневом остове с живой плотью побуждений, оценок, решений, импульсов семейной жизнедеятельности.

Главная >> На исходе XIX века >> Супружеская семья в поисках суверенитета

СУПРУЖЕСКАЯ СЕМЬЯ В ПОИСКАХ СУВЕРЕНИТЕТА

Раньше для России были типичны ранние браки. Историки отмечали, что в XVI—XVII веках «русские женились очень рано. Бывало, что жених имел от 12 до 13 лет… Редко случалось, чтобы русский долго оставался неженатым…». Постепенно возраст вступления в брак повышался. Петр I указом 1714 г. запретил дворянам жениться, не достигнув 20, и выходить замуж, не достигнув 17 лет, а по указу Екатерины II (1775 г.) для всех сословий запрещалось венчать мужчин моложе 15, женщин моложе 13 лет; в случае нарушения указа брак расторгался, а священник лишался сана. Позднее нижняя граница бракоспособного возраста еще более повысилась. В соответствии с императорским указом 1830 г. минимальный возраст для вступления в брак поднялся до 16 лет для невесты и 18 лет для жениха. Однако крестьяне и нижние слои городского населения нередко обращались к духовным властям за разрешением выдать замуж дочь в более раннем возрасте. В качестве главного мотива выдвигалась необходимость иметь в доме работницу или хозяйку. Еще и к началу XX века брачность в России оставалась достаточно ранней. Более половины всех невест и около трети женихов в Европейской России были не старше 20 лет.
Еще на рубеже XIX и XX веков брачность в России была почти всеобщей. Согласно первой всеобщей переписи населения 1897 г., в конце XIX в. к возрасту 50 лет в браке состояли практически все мужчины и женщины, доля населения, никогда не состоявшего в браке, в возрастной группе 45–49 лет была существенно ниже, чем в странах Западной Европы.

Дореволюционная Россия почти не знала развода, брачный союз заключался на всю жизнь и практически не мог быть расторгнут. Развод рассматривался церковью как тягчайший грех и разрешался в исключительных случаях. Основанием для развода могло служить только «безвестное отсутствие» и «лишение всех прав состояния» одного из супругов. Тем не менее, по мере изменения общественных условий, постепенной эмансипации женщин, уже в дореволюционное время менялись взгляды на ценности супружества, отношение к разводу. Но эти изменения затрагивали в основном элитарные слои населения, официальные разводы были большой редкостью. В 1913 г. на 98,5 млн православных в России был расторгнут всего 3791 брак.
На рубеже XIX и XX веков (1896–1905) доля повторных браков в общем числе браков составляла примерно 14% для мужчин и 8% для женщин. В результате каждый мужчина и каждая женщина, дожившие до брачного возраста и сыгравшие свадьбу (один или более раз), жили в браке в среднем четверть века.
Что же представляла собой эта четвертьвековая жизнь в браке?

Пукирев В.В.Неравный брак. 1862

С. Соловьев в своей «Истории России с древнейших времен», описывая древние русские семейные порядки, отмечал, что «отношения мужа к жене и родителей к детям в древнем русском обществе не отличались особенною мягкостью. Человек, не вышедший из родовой опеки, становился мужем, т. е. с ним соединяли существо, не знакомое ему прежде, с которым он прежде не привык встречаться как с существом свободным. Молодой человек после венца впервые встречался с существом слабым, робким, безмолвным, которое отдавали ему в полную власть, которое он был обязан учить, т. е. бить, хотя бы и вежливенъко, по правилу Домостроя».

В России уже давно пытались хоть как-то ограничить браки по принуждению. Соловьев цитирует патриарший указ XVII века, предписывавший священникам «накрепко допрашивать» женихов и невест, а также их родителей, «по любви ли и согласию друг другу сопружествуются, а не от насилия ли или неволи». Ломоносов призывал «венчающим священникам накрепко подтвердить, чтоб они, услышав где о невольном сочетании, оного не допускали». Но на деле еще и в XIX веке молодые люди очень часто вступали в брак по выбору родителей. Притом, хотя брак всегда понимался как интимный союз мужчины и женщины, при заключении брака на первый план чаще всего выходили экономические и социальные соображения.

В патриархальной семье на женщину смотрели прежде всего как на семейную работницу — способность работать нередко была главным критерием при выборе невесты. Ходу назад после женитьбы не было, оставалось жить по старинной формуле: «стерпится — слюбится».

Турлыгин Я. Без средств к жизни

Семья не была той средой, в которой могла сложиться независимая, индивидуализированная человеческая личность. Человек для семьи — таков принцип, на котором держались испокон веку патриархальные семейные отношения.
Но что-то сдвинулось во второй половине XIX века. Привычные семейные отношения перестали удовлетворять людей, члены семьи начали «бунтовать». Тогда-то и вышел на поверхность скрытый конфликт большой и малой семьи, «работы» и «жизни». Патриархальная семья оказалась в кризисе.
Кризис этот раньше всего затронул городские слои русского общества, прежде также строившие свои семейные отношения по образцам, близким к крестьянским. Упоминаниями об этом кризисе заполнена русская литература второй половины XIX—начала XX века — от «Анны Карениной» Л. Толстого или «Грозы» А. Островского до статей безвестных или забытых авторов в научных и публицистических изданиях.

Противостояние старого и нового всё более раскалывало Россию, и линия этого раскола прошла через каждую семью.

Отличие современной семьи от семьи прошлых лет.

Семья — это основанная на браке или кровном родстве малая группа, члены которой связаны взаимопомощью, общностью быта; в ней вырабатывается совокупность норм и образцов поведения.

Современная семья очень сильно отличается от семьи прошлых лет тем, что отношения между родителями и детьми изменились, можно сказать, кардинально. Теперь они более привязаны эмоционально друг к другу. Так, накопленный опыт дедушек и бабушек редко передается детям. Это связано с тем, что сами ребята перестали стремиться к перениманию опыта у старших поколений.

Но при этом отношения между родителями и детьми стали сложнее. Сегодня большинство детей имеют высокий уровень образования и могут проводить время вне семьи. Здесь сказался экономический кризис прошлых лет, когда взрослые были вынуждены искать пути для того, чтобы выжить в мире. Но и сейчас многие семьи вынуждены работать на двух-трех работах, чтобы обеспечить себя и своих родственников. В это время дети остаются без присмотра и чувствуют свою независимость. В определенной мере это плохо влияет на их развитие, образование, культуру.

В последние годы было замечено, что авторитет родительской власти потерял свою силу. Многие взрослые этого не понимают и стараются всеми силами вернуть его, применяя силу. Это неправильно. На смену авторитета родителя должен прийти авторитет личности родителей.

В течение долгих лет в сознании людей укоренилось разделение труда. На некоторые профессии брали только женщин или только мужчин. Да и домашние дела были поделены на «мужские» и «женские». Этот стереотип в настоящее время уходит в прошлое. Теперь с ребенком может заниматься и отец в то время, когда мать зарабатывает себе и им на жизнь.

При этом на сегодняшний момент, занимать руководящие должности может не только мужчина, но и женщина. Так, в Областной Думе уже сейчас присутствуют женщины. Из этого можно сделать вывод, что статус женщины повысился.

Современные родители не воспринимают опыт своих бабушек и дедушек, основываясь на личном опыте, личных убеждениях. В какой-то степени это правильно.

В некоторых семьях принято не делить обязанности, как это было раньше, а объединять их. Так, например, муж может приготовить и убрать дома, когда у него появиться свободное время. И если совсем недавно это считалось стыдным, то теперь — это в порядке вещей.

Но взаимоотношения в семье имеют основополагающую сущность. Когда ребенок растет среди скандалов и драк он перенимает опыт общения такой же и по-другому не понимает. Чрезмерная опека тоже плохо влияет на детей, они становятся нерешительными, злыми…. Да и между взрослыми если нет взаимопонимания, то очень трудно находиться вместе. Особенно, когда требуется поддержка и помощь.

Среди современных семей наблюдаются и такое, что вместе с молодоженами и их детьми, живет и старшее поколение. Это стало нормальным явлением в мире. С чем связано такое?

В первую очередь с тем, что жилплощадь дорожает постоянно, в то время как заработанные платы остаются на одном уровне. Очень многие молодые семьи не могут позволить себе приобрести жилье. И дело не в том, что они не хотят.

В самой простой семье воспитывается хотя бы один ребенок. Реже — два. Как правило, их надо отдавать в садик. Но яслей по Воронежу совсем мало и мамы вынуждены находиться дома, воспитывая ребенка. Детских садов осталось не так много, как хотелось бы. А те, которые еще работают — переполнены, поэтому бабушки и дедушки вынуждены помогать своим детям, и воспитывают внуков.

Уже стало нормальным в мире, что существуют семьи, которые не заключали юридический брак. Социологи и правоведы ввели такое понятие, как фактическая семья. В этой семье также имеется общность быта, взаимная ответственность ее членов, дети.

Нельзя сказать, что в этом случае отношения и ответственность находятся вне правового регулирования и базируются только на нормах нравственности. Нет. Существуют правовые гарантии, добровольное или принудительное признание отцовства, взыскание алиментов и требования к родителям обеспечить надлежащее воспитание детей.

Несмотря на то, что прогресс движется вперед, экономика страны тоже стала достаточно стабильной, и все же существуют неполные семьи. В нашей стране ежегодно заключается огромное количество браков. Но число разводов и смертей растет из года в год. Чаще всего это материнские семьи (мать и дети). Реже — отцовские. Некоторая часть таких семей вновь становится полными после вторичного брака.

Многие годы успешно функционировала система семейного воспитания, которую можно назвать «автоматической». Воспитывался в первую очередь сам уклад семейных отношений. Семья была преимущественно многодетной, члены ее активно осуществляли взаимопомощь и взаимозащиту.

В таких семьях дети наблюдали трудовую деятельность родителей и участвовали в ней. Огромную роль играло то, что дети практически постоянно находились на природе, наблюдали за животными. А авторитет отца и других старших членов семьи служил как образец поведения и защитника.

При этом нельзя забывать о том, что в те времена темпы взросления детей были огромными. Подрастающее поколение вступало в жизнь в экстремальных ситуациях. Гражданская война, восстановление народного хозяйства — все это требовало от каждого члена общества готовности участвовать в общих делах и выполнять посильные поручения.

В таких тяжелых условиях ребенку и подростку не уделяли много времени в семье. Но при этом для них всегда был определен круг обязанностей, которые выполнялись беспрекословно. Каждый член семьи имел свои обязанности.

Несмотря на то, что все жили достаточно плохо, семьи были многодетными. И очень мало было социально-неблагополучных семей, конфликтных.

Да, обстановка прошлых лет отрицательно сказалась на материальном уровне, психологическом. Но она существенно стимулировала и ускоряла гражданское становление, достижение социальной зрелости.

Большая часть семей проживала в сельской местности и жила за счет выращенных фруктов и овощей. Здесь дети могли наблюдать за трудовой деятельностью родителей постоянно. Сейчас и в городских и в сельских семьях дети видят, как родители собираются на работу и приходят с работы. Но они не наблюдают труд родителей и не знают, в чем он заключается.

LiveInternetLiveInternet



КАК ВОСПИТЫВАЛИСЬ КУПЕЧЕСКИЕ ДЕТИ
Воспитывая своих детей, мы часто интересуемся чужим опытом – в том числе и историческим. Как жили дети в купеческих семьях XIX века? Воспоминания, написанные купцами о своем детстве, дают яркие представления о том, как воспитывали будущих предпринимателей.
ЗДОРОВОЕ ПИТАНИЕ
В купеческой и крестьянской среде было принято кормить детей достаточно долго, поскольку все хорошо понимали, что кормление грудью делает ребенка более здоровым и повышает его шансы на выживание.
Различия в кормлении в скоромное и постное время чаще всего не делалось, но были известны случаи, когда набожные матери не давали ребенку молока, заменяя его соской, по средам и пятницам, перед причастием, а также ограничивали количество кормлений в посты. Прежде чем приложить младенца к груди, мать обмывала ее, предпочтительно святой водой. Первой давали правую грудь, чтобы малыш не был левшой. Чтобы младенец не срыгивал при кормлении, грудь давали через гайтан — шнурок, на котором висел нательный крест. Нельзя было приступать к кормлению грудью во время грозы и вскоре после нее. Строго соблюдался запрет кормить «нечистой», т.е. не вымывшись после полового общения».
Особо верующие матери обычно для кормления грудью использовали принцип «трех длинных постов» — то есть мать кормила два Больших поста и один Успенский, либо два Успенских и один Большой, в среднем от полутора до двух лет.
Забота о состоянии и здоровье детей лежала на матери, которая должна была следить за тем, чтобы дети были обуты, одеты, накормлены.

ПОСЛУШАНИЕ И ЕЩЁ РАЗ ПОСЛУШАНИЕ
В литературе неоднократно отмечалось, что главной особенностью купеческих семей являлась патриархальность внутрисемейных отношений. Так, например, по отзывам одного из современников, Ивана Калашникова: «Вообще купеческие семейства были крепки взаимною любовию и уважением своих членов. Семейные распри, в особенности между братьями и сестрами, было явление самое несбыточное. Отцы семейства пользовались глубокой покорностию. Молодое поколение смотрело на старших как на опытных путеводителей, и руководствовалось их советами» . Живучесть патриархальных отношений обуславливалась как социально-правовыми, так и экономическими факторами.В обязанности отца входило религиозно- нравственное наставление детей, в основном же он был связан с сыновьями в рамках семейного «дела». При этом дети должны были добросовестно выполнять все данные им родителями поручения. Покорность детей старшим освещалась выработанной веками традицией сыновней почтительности, стойкостью патриархальных отношений. Кроме того, в купеческих семьях дети не шли вопреки воле родителей, опасаясь попасть в немилость и потерять свою долю наследства или приданного.
В купеческих семьях с детьми обходились строго. С младенчества ребенок должен был вести себя сдержанно, не шалить, соблюдать распорядок дня, а во время семейной трапезы молчать, иначе следовало наказание – преимущественно розгами. Впрочем, родители далеко не всегда бывали к детям суровы: малышей баловали, угощали сладостями и даже водили на цирковые представления. Но о том, чтобы капризничать или ослушаться отца, купеческие дети и подумать не могли, хотя, надо сказать, что в то время ставить под сомнение отцовский авторитет было нельзя и в дворянских, и в крестьянских семьях.
УЧИСЬ, НО В МЕРУ…
В большинстве купеческих семей образование было прикладным: мальчики получали сведения о коммерции, чтобы потом, когда вырастут, могли справляться с отцовскими делами. Занятия другими науками купцов не устраивали, так как были случаи, когда получившие разностороннее образование сыновья вырастали и заявляли, что торговлей заниматься не собираются. Купцы брали подобные истории на заметку и решали, что своих мальчиков особенно-то учить не будут, чтобы с толку не сбивались и не разрушали семейных традиций. Образование мальчиков ограничивалось в большинстве случаев элементарной грамотностью. По воспоминаниям Щукина в Якутске: «Чтением книг почти не занимаются, я нашел между здешними купцами только одного молодого человека, жаждущего европейской образованности» . Ярко отношение к образованию в купеческой среде передает монолог одного из иркутских торговцев, который приводит в своих воспоминаниях М. Александров: «у нас в торговом быту больших наук не требуется. Самое главное цифирь и счеты. Здесь и столбовое купечество не больше занимается науками. Научился записывать приход и расход товаров, да и за прилавок. Тут уж не избалуешься, не то, что в школе» . Американский историк Р. Пайпс так высказался по этому поводу: «Мысль о том, что сын может быть ученей отца, была нестерпима для патриархальной натуры русского купечества, поэтому детям не давали образования»
С девочками все было еще проще – их готовили к тому, что когда-нибудь в доме появится опытная сваха и подберет им хорошего жениха.Их с малых лет старались приучить к хозяйству. Дочери купцов должны были помогать матери следить в доме за порядком, присматривать за младшими детьми. Их обучали вязать кружева, шить, готовить приданное, знакомили с обязанностями хозяйки дома. Как писала Авдеева-Полевая, «девицы особенно занимались разными рукодельями: вышивали щелками, золотом, фольгой, в тамбур и гладью; вышивали разными узорами полотенцы» . Образование, грамотность женщин вплоть до начала XX в. считалось необязательным. Николай Щукин отмечал: «Воспитание девиц ограничивается умением читать и писать; о приятных искусствах здесь понятия не имеют. В собраниях каждый сидит чинно на своем стуле, не вставая с места: ходить по комнатам считается неприличным, говорить женщине с мужчиною — преступлением. Здесь рассуждают: о чем, кроме худого, может говорить мужчина девице».
Подобная точка зрения не могла устоять при дальнейшем социально-экономическом и культурном развитии общества. Начиная с середины XIX в. в Сибири начинает развиваться сеть женских учебных заведений. Создание школ для девочек являлось важным социокультурным явлением городской жизни. Поскольку жизненный путь женщины из городских сословий практически не был связан со службой или общественной деятельностью и протекал почти исключительно на семейном поприще, которое не требовало получение школьного образования, то развитие женских учебных заведений во многом означало постепенный отход от прагматического видения мира, свойственного купечеству.

ПРЕДОПРЕДЕЛЁННЫЙ ПУТЬ
Подраставшие в купеческих семьях сыновья обычно не задавались вопросом, кем они хотят стать, потому что ответ был готов с первой секунды их появления на свет – будут торговать чаем, рыбой или пенькой, как отцы. Юноши еще до окончания учебы привлекались к отцовским делам как помощники. И не только юноши – одна из купеческих дочерей описывает в своих мемуарах, как отец, раздраженный бездельем дочери, поручил ей вести его счета. Если же интересы купеческого сына были далеки от торговли, ему все равно приходилось ею заниматься – сочетать стремление к писательству с работой в лавке, или налаживать связи с поставщиками для того, чтобы заработать денег на дальнейшую учебу в консерватории, например.
В сыновьях видели, прежде всего, преемников семейного дела. До зрелых лет о молодом человеке заботились, постепенно вводя его в курс торговых дел, обеспечивали ему определенный уровень благосостояния. Заниматься мелочной торговлей в лавке мальчики начинали с раннего возраста и к 15-16 годам могли уже совершать самостоятельные коммерческие поездки в другие города, вести конторские книги, покупать и продавать партии товаров.
Тем не менее, интересы коммерческих дел требовали концентрации капиталов, а главы купеческих семейств нередко сомневались в деловых качествах своих сыновей или не хотели выпускать дело из своих рук. Поэтому бывало обычным, что купеческие сыновья до старости носили это звание, не имея возможности получить статус самостоятельного предпринимателя без родительского согласия. Некоторые из них только к 40-45 годам становились самостоятельными предпринимателями.

И купеческим дочкам дальнейший путь был известен с детства- это замужество.
После замужества дочерей и перехода в дом мужа, их связь с родительской семьей не прекращалась. Они часто бывали друг у друга в гостях, вместе справляли праздники. В лице родителей им приходилось искать защиту от возможных обид и притеснений со стороны мужа и его родителей.
(Перов.Приезд гувернантки в купеческий дом)
Но были и такие купеческие семьи, где образование считалось очень важным, и на него тратились большие деньги. К детям приглашались домашние учителя или гувернантки ,которые преподавали им музыку, историю, языки. Иногда и купеческие жены тоже занимались вместе со своими детьми. Пройдя дома начальное обучение, мальчики отправлялись в лучшие городские школы, а вот девочек туда отдавали редко, опасаясь, что они переймут от новых подруг какие-нибудь дурные привычки. Тем не менее, некоторые купеческие дочки – те, кто хотел продолжать образование и мог настоять на своем, – тоже учились в гимназиях. Те образованные дети, которые, повзрослев, решили продолжать отцовское дело, организовывали на своих фабриках занятия для рабочих. Но многие выбрали другие профессии – стали публицистами, врачами, издателями, и их отцам точно было чем гордиться.
КСТАТИ: Из купеческих семей вышли такие знаменитые люди, как медик Сергей Боткин,родные которого успешно занимались торговлей чаем,Антон Павлович Чехов- русский писатель и врач, Анна Волкова- жена банкира и издательница одного из первых в России женских журналов, Агриппина Абрикосова, ставшая в Париже невропатологом с богатейшей медицинской практикой и многие другие…