Человек который вылечился от спида

Второго человека в мире вылечили от ВИЧ-инфекции

Второго человека от ВИЧ вылечил доктор Равиндра Гупта. Фото: nytimes.com

Человека во второй раз смогли вылечить от ВИЧ-инфекции, которая вызывает СПИД. Оба пациента смогли преодолеть вирус после трансплантации костного мозга во время лечения рака.

Пациент, чью личность не хотят разглашать, уже 18 месяцев живет без ВИЧ, сообщает журнал Nature. Около 10 лет назад этот же метод использовали для лечения Тимоти Рэя Брауна, который до сих пор здоров.

Случай Брауна исследовали все это время, но попытки его воспроизвести были безуспешными. Теперь же ученые получили новую надежду на то, что лечение от вируса иммунодефицита существует.

У нового пациента, как и у Брауна, была форма рака крови, которая не реагировала на химиотерапию. Им требовалась пересадка костного мозга: сначала разрушались их собственные клетки крови, а недостаток пополняли стволовыми клетками, пересаженными от здорового донора.

Тимоти Браун – первый человек, которого вылечили от ВИЧ. Фото: bandwidthblog.com

Ученые во главе с доктором Равиндрой Гупта выбрали не обычного донора, а человека с особой генетической мутацией CCR5 delta 32, которая дает людям определенную устойчивость к ВИЧ-инфекции. Этот ген не позволяет присоединяться вирусу к Т-лимфоцитам, которые играют важную роль в формировании иммунитета. Такую мутацию имеют лишь 1% людей европейского происхождения.

После пересадки вирус полностью исчез из крови пациента. Через 16 месяцев он перестал принимать антиретровирусные препараты, которые используются при стандартном лечении ВИЧ. В последнем наблюдении, через 18 месяцев после прекращения приема лекарств, вируса по-прежнему не обнаружили.

Гупта говорит, что пока нельзя говорить о полном исцелении пациента. Для этого нужно больше времени. Но исследование уже показывает, что успешное лечение Брауна 10-летней давности было не случайным.

Гупта сообщил, что последний пациент получил менее “агрессивное” лечение, чем Браун. Новому пациенту приписали химиотерапию и препарат против раковых клеток, а Брауну пришлось пережить радио- и химиотерапию. По данным New York Times, он едва не умер во время лечения.

Однако исследователь Грэм Кук отмечает, что этот вид лечения не подходит для большинства людей с ВИЧ – тех, у которых нет рака. Им не требуется трансплантация костного мозга – серьезная процедура, которая может иметь фатальные осложнения. Большинство людей с ВИЧ могут жить, ежедневно принимая антиретровирусные препараты. “Если у вас все хорошо, риск пересадки костного мозга намного выше, чем риск оставаться на таблетках каждый день”, – говорит он.

«Лондонский пациент»: второй случай излечения от ВИЧ?

Попытки повторить опыт с долгосрочной ремиссией ВИЧ-инфекции 12 лет назад, похоже, увенчались успехом, сообщили в понедельник на конференции CROI 2019. Вторым человеком, излечившимся от ВИЧ-инфекции, стал так называемый «лондонский пациент», имя которого пока не раскрывается.

По мнению исследователей, это еще одна крайне важная веха в борьбе с эпидемией ВИЧ/СПИДа – средство, при помощи которого, возможно, будет побежден вирус, существует.

Как сообщается, статья, раскрывающая подробности исследования, будет опубликована в журнале Nature уже во вторник.

В рамках конференции случай «лондонского пациента» был сдержанно охарактеризован специалистами как длительная ремиссия. Средство, с помощью которого этого удалось достичь, — трансплантация костного мозга ВИЧ-позитивному пациенту от донора с мутацией гена CCR5 delta 32, — большинство экспертов с оговоркой называют лекарством, поскольку до сих пор до конца не ясно, почему методика сработала на «берлинском» и «лондонском» пациентах и не дала ответа в остальных случаях.

Трансплантация костного мозга вряд ли в обозримом будущем станет распространенным вариантом лечения, считают ученые. Сегодня практически повсеместно распространены эффективные препараты для подавления ВИЧ, в то время как пересадка является рискованной операцией, чреватой тяжелыми побочными эффектами, которые могут длиться годами.

Однако сам процесс изменения в организме иммунных клеток на модифицированные, способные противостоять ВИЧ, вполне может стать успешным направлением практического лечения.

«Это вдохновит людей и даст им понять, что лечение — это не несбыточная мечта. Излечение возможно», — прокомментировала заявление об открытии д-р Аннемари Венсинг из Медицинского центра Университета Утрехта в Нидерландах.

Д-р Венсинг является одним из специалистов IciStem, консорциума европейских ученых, занимающихся трансплантацией стволовых клеток для лечения ВИЧ. Консорциум поддерживается американской организацией по исследованию ВИЧ/СПИДа AMFAR.

Как пояснила специалист, в качестве донора костного мозга для ВИЧ-позитивного пациента с онкологией был выбран человек с мутацией гена CCR5, рецептора, расположенного на поверхности ряда иммунных клеток, который позволяет ВИЧ, используя связку с ним, проникнуть сквозь оболочку клетки. Как было установлено, мутация CCR5 delta32 не позволяет большинству штаммов ВИЧ использовать рецептор для проникновения в клетки, делая человека таким образом не восприимчивым к ВИЧ.

«Берлинский пациент» Тимоти Рэй Браун, впервые за время наблюдения добившийся устойчивой длительной ремиссии ВИЧ, после прохождения похожей процедуры, принимал крайне тяжелые иммунодепрессанты и имел серьезные осложнения в результате пересадки. По сведениям работавших с ним людей, в какой-то момент его состояние было настолько тяжелым, что его пришлось ввести в искусственную кому.

«Он был действительно истощен данной процедурой, — отметил д-р Стивен Дикс, эксперт по изучению ВИЧ/СПИДа в Университете Калифорнии, который лечил Брауна, — поэтому мы с тех пор задавались вопросом, объясняет ли излечение Тимоти то, что пришлось пройти его иммунной системе».

Случай пациента из Лондона ответил на этот вопрос: для того, чтобы процедура сработала, не требуется полного повторения опыта Брауна.

В новом обнаруженном случае ремиссии у пациента была лимфома Ходжкина, и он также получил трансплантат костного мозга от донора с мутацией CCR5 delta 32 в мае 2016 года. Больной, как и Браун, получал иммунодепрессанты, но лечение его было намного менее интенсивным, поскольку строилось в соответствии с современными стандартами терапии для пациентов, перенесших трансплантацию.

«Лондонский пациент» добился устойчивой ремиссии ВИЧ и прекратил принимать АРВТ в сентябре 2017 года. Это сделало его первым человеком с момента излечения Брауна, у которого вирус в крови не обнаруживается более года после остановки АРВТ.

«Я думаю, что это немного изменит правила игры, — заявил д-р Равиндра Гупта, вирусолог из Университетского колледжа Лондона, который представил результаты на конференции в Сиэтле, — После «берлинского пациента» все верили, что нужно почти умереть, чтобы излечить ВИЧ, но теперь выяснилось, что это не так».

Несмотря на то, что «лондонский пациент» не испытал тех побочных явлений после трансплантации, которые пережил Браун, процедура в его случае сработала примерно так же: ткани костного мозга уничтожили рак без серьезных побочных эффектов. Кроме того, новые иммунные клетки, устойчивые к ВИЧ, вероятно, полностью заменили уязвимые для вируса.

Подавляющее большинство людей с мутацией гена CCR5 delta32, имеют североевропейское происхождение. Консорциум IciStem, занимающийся этим вопросом, имеет базу данных о 22 000 таких доноров.

К настоящему моменту его ученые отслеживают 38 человек с ВИЧ-инфекцией, которым была сделана трансплантация костного мозга, причем шестерым из них – от доноров без мутации. Помимо «лондонского пациента» специалисты также выделяют в их числе человека, именуемого «дюссельдорфским пациентом», достигшего ремиссии и не принимающего АРВТ уже течение 4-х месяцев. Подробности этого случая также будут представлены в Сиэтле на этой неделе.

По словам экспертов, работающих с «лондонским пациентом», его организм неоднократно проверялся на наличие признаков вируса. Тем не менее даже самый чувствительный тест не обнаружил признаков ВИЧ. В ходе изучения анализов крови фиксировалось наличие антител к вирусу, однако их уровни постепенно снижались, напоминая траектории, ранее наблюдаемые у Брауна.

Несмотря на это, заявил в понедельник Гупта, ничто из вышесказанного не гарантирует, что «лондонский пациент» навсегда излечился. Однако, в то же время, добавил он, сходство с выздоровлением мистера Брауна дает основания для оптимизма.

Большинство экспертов, которые ознакомлены с деталями открытия, согласны с тем, что новый случай подтверждает действенность механизма лечения ВИЧ, однако некоторые все же не до конца уверены в том, что он окажется действительно значимым для окончательной победы над вирусом.

«Я не уверен, что это о чем-то говорит нам, — считает д-р Энтони Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний США, — это удалось с Тимоти Рэем Брауном, и вот еще один случай Ну, хорошо, и что теперь? Куда теперь мы пойдем с этим?»

По словам д-ра Дикса и ряда других специалистов, одной из возможностей является разработка генно-терапевтических подходов для уничтожения CCR5 на иммунных клетках или их предшественниках. Модифицированные клетки, устойчивые к штаммам ВИЧ, уверены они, должны в конечном итоге очистить организм от вируса.

В настоящее время сразу несколько компаний проводят генную терапию, однако до сих пор они не добились заметного успеха. Модификация генов должна проходить таргетно, имея в качестве цели определенное количество клеток в конкретном сегменте тканей — например, только в костном мозге — и настраивать лишь те гены, которые принимают участие в управлении выработкой CCR5.

«Существует ряд уровней точности, которых необходимо достичь», — сказал д-р Майк Мак-Куин, старший советник по вопросам глобального здравоохранения Фонда Билла и Мелинды Гейтс.

По его словам, несколько групп ученых уже работают над этим. В конце концов, уверен специалист, им удастся разработать систему доставки агента, которая при введении в организм будет отыскивать все рецепторы CCR5 и удалять их.

С такой оценкой не согласен д-р Тимоти Дж. Генрих из Университета Калифорнии, — «Это сработает только в том случае, если у кого-то есть вирус, использующий рецептор CCR5 для входа — и это, вероятно, около 50% людей, живущих с ВИЧ, если не меньше».

По данным эксперта, пациент все равно будет уязвим к ВИЧ с тропностью X4, который использует для проникновения в клетки другой белок CXCR4.

Прощание со СПИДом

Поделиться:

ВИЧ-инфекция — одно из самых серьезных современных заболеваний. Отношение к этому недугу у людей самое разное. Одни становятся волонтерами и помогают инфицированным больным, другие брезгуют общением с ними и даже настаивают на создании для ВИЧ-инфицированных людей закрытых зон типа лепрозориев. Испанский проповедник Карлос Гонсалес призывает «вообще не лечить этих больных, ибо ВИЧ-инфекция — кара Господня, и потому любая попытка ее отменить — грех». Но ученые к подобным заявлениям не прислушиваются, «грешат». Врач Виктор Леви по просьбе «Сноба» рассказывает, как человечество продвинулось в лечении ВИЧ

Фото: Allie Smith/Unsplash

В 2003 году Тимоти Браун узнал, что заразился ВИЧ-инфекцией. В 2012 году у пациента был диагностирован рак крови — лимфома Ходжкина. К 2016 году его состояние стало очень тяжелым, и единственным выходом была пересадка костного мозга. Через 18 месяцев после пересадки выяснилось, что пациент не только излечился от лимфомы — в его крови не обнаруживается и вирус ВИЧ. Исследования показали, что донор по счастливой случайности является носителем генетической мутации CCР5 delta 32, дающей устойчивость к ВИЧ. На сегодняшний день пациент здоров и не получает антиретровирусной терапии. Тимоти стал вторым человеком в мире, который излечился от ВИЧ-инфекции.

Первым был лондонский пациент, пожелавший сохранить анонимность. Обстоятельства излечения были схожие. Ему тоже были пересажены клетки костного мозга от донора с вышеупомянутой мутацией.

Не обратить внимание на то, что избавление от болезни произошло благодаря наличию одной и той же мутации, было невозможно. Ученые задумались, и начались эксперименты.

Во-первых, несмотря на многомиллионный банк данных, найти подходящих доноров для каждого ВИЧ-инфицированного очень сложно, во-вторых, пересадка стволовых клеток костного мозга — довольно мучительная для пациентов операция. И лечить так людей — это как стрелять из пушек по воробьям.

Эту проблему пытаются решить в нескольких странах, но ближе всего к ней подобрались американцы, которые решили с помощью геномного редактирования CRISPR-Cas9 экспериментировать пока на беззащитных мышах. Хочу напомнить, что эта методика уже разрешена американской комиссией FDA и используется для клинического лечения серповидноклеточной анемии, детской слепоты и лимфомы. Подробно об этом я уже писал в отдельной статье.

Семь грызунов были заражены вирусом ВИЧ. На протяжении месяца они получали антивирусные препараты, а затем, когда количество копий вируса упало до минимума, была применена методика CRISPR-Cas9. Увы, полностью вылечить удалось только двух мышей. Для кого-то «увы», а американские ученые сочли это большим успехом. При следующем эксперименте была вылечена уже половина мышей. Вскоре американские ученые собираются привлечь к работе и обезьян (не в качестве коллег, конечно, а в качестве подопытных). Исследователи надеются, что при удачных исходах опытов через год-полтора смогут получить разрешение на эксперименты с людьми.

Вышеописанные опыты проводят американские специалисты из университетов Небраски и Темпл. Эти ученые уверены, что вскоре СПИД будет полностью излечиваться, не оставляя в организме человека никаких следов.

За последние 20 лет от СПИДа умерли почти 36 миллионов человек. Правда, в последнее время положение изменилось, ВИЧ-инфицированные, если, конечно, они соблюдают рекомендации врачей и постоянно лечатся, живут теперь, в основном, столько же, сколько люди без вируса. Это лечение с успехом проводится и у нас в Израиле. На высоком уровне у нас и диагностика ВИЧ, в том числе, что очень важно, и ранняя.

Недавно появились лекарства, которые поддерживают носителей ВИЧ таким образом, что он превращается в обычное контролируемое хроническое заболевание, но избавить пациентов от этого зловредного вируса навсегда врачи пока не могут. Похоже, ключевое слово здесь именно «пока». я уже писал про эти лекарства, которые, к слову сказать, я успешно применяю в своей клинике.

А израильские специалисты не только успешно разрабатывают методики борьбы с самыми сложными болезнями, но и восприимчивы к достижениям своих зарубежных коллег. Как только те добьются окончательного успеха в борьбе за полное излечение от СПИДа, к спасению этих больных присоединимся и мы. И, судя по всему, ждать осталось не более нескольких лет.

«Я не хотел быть подопытной морской свинкой». История первого человека в мире, который излечился от ВИЧ

«Меня зовут Тимоти Рэй Браун, и я первый человек в мире, который излечился от ВИЧ», — так «берлинский пациент» в 2015 году начал свой рассказ об излечении от чумы XX века. Долгие годы случай Тимоти Брауна оставался уникальным. И вот месяц назад появились новые подтверждения того, что случайности неслучайны. О том, как «берлинский пациент» излечился от ВИЧ и почему его способ, к сожалению, никогда не станет лекарством от чумы, читайте ниже.

Тимоти родился в США, но успел активно покататься по миру. В начале 1990-х он переехал в Барселону, где преподавал английский язык. Как сам он потом вспоминал, заработал инфекцию именно там. Параллельно учил немецкий и решил переехать в Берлин. В первую неделю в городе он остановился в квартире своего друга, который в это время был в отъезде в Исландии.

Тимоти нездоровилось, его свалила высокая температура, и почти всю неделю он провалялся на диване под одеялом. Страшный диагноз ему поставили в 1995 году в государственной клинике. Доктор, который поставил диагноз, по количеству T-лимфоцитов предположил, что инфекция в организме Тимоти обитает уже давно.

— Вам нужно немедленно начать прием лекарств, — заявила ему доктор и прописала азидотимидин (AZT). Тимоти боялся этого лекарства. Оно было самым первым разработанным от ВИЧ в 1980-х годах и обладало рядом довольно неприятных побочных эффектов: вплоть до анемии и проблем с печенью. И это было самое быстро разработанное лекарство на тот момент. Между демонстрацией эффективности AZT в лабораторных условиях и одобрением прошло всего 25 месяцев.

Благо уже в следующем году на рынок вышло более совершенное лекарство, которое ознаменовало собой начало эры высокоактивной антиретровирусной терапии (ВААРТ). ВИЧ довольно быстро приспосабливался к AZT из-за своей высокой мутагенности. И для подавления различных стадий развития вируса исследователи решили использовать комбинацию из трех-четырех препаратов, которую нужно было принимать не только ежедневно, но и по определенному расписанию по часам до конца жизни. Которая при ВААРТ значительно продлевалась.

От ВИЧ до лейкоза

— Я жил практически нормальной жизнью. Так продолжалось следующие 10 лет. После посещения свадьбы в Нью-Йорке я почти постоянно чувствовал себя истощенным. Вернулся в Берлин, проехал 16 км до работы на велосипеде и почувствовал себя опустошенным. В обед не смог проехать чуть больше километра до ресторана: пришлось сойти с велосипеда на полпути.

Тимоти отправили к онкологу. Биопсия костного мозга показала, что у него развился острый миелоидный лейкоз — злокачественная опухоль крови, при которой белые кровяные клетки подавляют рост нормальных клеток крови. Без должного лечения больной выгорает за несколько месяцев. В особо острых случаях — за несколько недель.

Фото: T.J. Kirkpatrick/Getty Images

Для борьбы с лейкозом назначили четыре курса химиотерапии, каждый по семь дней с перерывом в несколько недель. Первый курс прошел легко. Дальше было только хуже: грибковая пневмония, сепсис, искусственная кома. В середине лечения началась ремиссия, и врач настаивал на том, чтобы провести трансплантацию стволовых клеток. Благо он уже нашел донора, который был согласен пожертвовать свои клетки с редкой мутацией CCR5 Delta 32. Она делала CD4-клетки практически неуязвимыми к ВИЧ.

— У многих пациентов не находилось подходящих доноров в банке стволовых клеток. У меня было 267 совпадений. Врачебная команда с 61-й попытки сумела найти донора с мутацией нужного гена. И он был согласен на пересадку.

Но я сказал нет! В этом не было необходимости: лейкоз находился в ремиссии, а принимать препараты против ВИЧ я мог бесконечно. Я не хотел быть морской свинкой и рисковать своей жизнью ради трансплантации, которая могла меня убить.

Второй день рождения

Тимоти был уверен, что трансплантация стволовых клеток — это очень опасная процедура, а выживает после нее только половина пациентов. Но в конце 2006 года у него уже не было другого варианта — лейкемия вернулась. И единственным шансом задержаться в этом мире была пересадка костного мозга.

6 февраля 2007 года стало вторым днем его рождения. В этот день состоялась первая пересадка костного мозга. В этот же день Тимоти перестал принимать препараты против ВИЧ. Три месяца спустя вирионов инфекции в анализе крови Тимоти не нашли. Восстановившись после операции, «берлинский пациент» вернулся обратно на работу и в качалку. Ее он не мог посещать из-за синдрома истощения при ВИЧ: организм теряет не только жир, но и мышечную массу, так как инфекция негативно влияет на усвоение пищи и белков. Тимоти же отмечал, что его мышечная масса растет и в целом он выглядит лучше.

К концу года лейкоз вернулся. Доктор назначил срочную вторую трансплантацию стволовых клеток на февраль 2008 года. И после этой операции восстановление шло куда хуже.

— Я бредил, почти ослеп и был почти полностью парализован. Заново учился ходить в центре для пациентов с экстремальными повреждениями мозга. Полное восстановление наступило только через шесть лет после пересадки.

Тимоти утверждает, что часть проблем после второй трансплантации были вызваны биопсией мозга сразу после процедуры. Точнее, пузырьком воздуха, который остался в его мозгу после биопсии. Он нанес ему некоторые повреждения, которые стали причиной двигательных проблем.

В это время в научных кругах уже вовсю шло обсуждение случая излечения Тимоти от ВИЧ. Все последующие анализы крови указывали на то, что присутствия инфекции в его организме нет.

Правда, скепсиса вокруг этого случая было предостаточно. Научный журнал New England Journal of Medicine дважды отверг публикацию лечащего врача Геро Хюттера. Дабы убедить научное сообщество, Тимоти пришлось самому выйти на сцену перед учеными, чтобы они смогли удостовериться, что он не похож на человека, зараженного ВИЧ.

Доктор и пациент. Фото: Robert Hood / Fred Hutch News Service

Тимоти уже давно не принимает лекарства против ВИЧ в том же объеме, как лет 15 назад. Однако не отказывается от предэкспозиционной профилактики ВИЧ. От иммунодепрессантов, положенных после трансплантации, он отказался еще в 2010 году. Никаких болезней, связанных с отторжением транспланта, не возникло. Тимоти упоминал об этом в интервью 2017 года. Тогда же он отметил, что не боится того, что ВИЧ снова вернется в его жизнь.

А что дальше?

С момента излечения «берлинского пациента» прошло больше десяти лет. Совсем недавно в марте в научных публикациях заговорили о двух новых пациентах, которые больше не принимают на регулярной основе высокоактивные антиретровирусные препараты. В их крови нет жизнеспособных вирусных частиц. Обоим пациентам провели пересадку костного мозга для того, чтобы излечить рак, а не ВИЧ. У обоих доноров была ключевая мутация CRR5 Delta 32.

Но три этих пациента — это по-прежнему всего лишь капля в море десятков миллионов человек, которые каждый день проживают с вирусом.

После случая Тимоти Брауна было много неудачных попыток повторить его успех. И каждый раз вирус возвращался после того, как пациенты останавливали прием антиВИЧ-препаратов.

У «лондонского пациента» ремиссия после пересадки костного мозга сохраняется на протяжении 18 месяцев. О его случае лишь немного рассказали в марте этого года. Даже чрезвычайно чувствительные тесты не могут найти в его организме вирус.

— Пускай это не жизнеспособная крупномасштабная стратегия лечения, но это действительно критический момент в поисках лечения от ВИЧ, — заявил глава Международного сообщества по СПИДу Антон Позняк в комментарии The Guardian. — Эти новые результаты подтверждают нашу убежденность в том, что существуют доказательства возможности вылечить ВИЧ. Есть надежда, что это в конечном итоге приведет к безопасной, экономически эффективной и простой стратегии с использованием генных технологий или методов, связанных с антителами.

Как мы уже знаем, мутация delta 32 возникает в гене, ответственном за производство белка под названием CRR5. Он находится на поверхности некоторых имунных клеток. Именно он необходим для того, чтобы распространенный тип ВИЧ мог заразить клетку. С помощью современных инструментов генной терапии можно отредактировать ген CRR5.

И в 2014 году ученые университета Пенсильвании поделились своими успехами в этой области. Они работали с 12 ВИЧ-пациентами, которые получали ВААРТ. Шесть из них прервали курс лечения через четыре недели после того, как им перелили кровь с 11—28% модифицированных клеток. Но такой объем клеток оказался недостаточным, чтобы сделать кого-нибудь устойчивым к ВИЧ. После отказа от ВААРТ вирусная нагрузка на организм только росла. Впрочем, это направление все еще считается одним из самых перспективных в борьбе с ВИЧ.

Другие группы ученых работают над доставкой ферментов, способных редактировать гены прямо в организме, с помощью наночастиц. Но этот способ явно не для ближайших нескольких лет.

Во всем мире насчитывается свыше 36 млн человек, инфицированных ВИЧ. Сегодня они вынуждены до конца жизни принимать препараты, которые не дают их организму умереть. Это продолжается десятилетиями. Для кого-то это стало рутиной, для кого-то стабильным заработком, а для развивающихся стран — проблемой серьезных издержек.