Давыдов и к

Денис Васильевич Давыдов

Давыдов Денис Васильевич
1784 — 1839
Партизан Отечественной войны 1812 года, военный писатель, поэт, генерал-лейтенант (1831). Командуя партизанским отрядом из гусар и казаков, успешно действовал в тылу французской армии. Был близок к декабристам и А. С. Пушкину. Военно-исторические работы, теоретические труды о партизанских действиях. В лирике («гусарские» песни, любовные элегии, сатирические стихи) — новый тип героя — воина-патриота, человека деятельного, свободолюбивого, открытого.
Биография
Родился 16 июля (27 н.с.) в Москве в дворянской семье.
Одним из самых ярких впечатлений детства была встреча девятилетнего мальчика с легендарным А. Суворовым, который напророчил Давыдову его судьбу: «Это будет военный человек…»
Большую часть жизни Давыдов провел на службе в армии, выйдя в отставку в 1832 в чине генерал-лейтенанта. Он храбро сражался в 1806 — 1807 с французами в Пруссии, в 1809 — со шведами в Финляндии, в 1809? с турками в Молдавии и на Балканах, в 1812 — 1814 громил французов в России и гнал их до самого Парижа.
В народной памяти имя Дениса Давыдова неотделимо от Отечественной войны 1812 как имя одного из руководителей армейского партизанского движения, которое сыграло немаловажную роль в победе над Наполеоном.
Это был разносторонне одаренный человек. Первые литературные опыты Давыдова относятся в 1803 — 1805, когда в рукописях получили широкое хождение его политические стихи (басни «Голова и ноги», «Река и зеркало», сатира «Сон» и др.).
Давыдов был связан со многими декабристами, ценившими его стихи, однако от предложения примкнуть к тайному обществу отказался.
В историю русской литературы вошел как создатель жанра «гусарской лирики», герой которой любитель разгульной жизни, вместе с тем человек свободомыслящий, противник насилия над личностью («Гусарский пир», «Песня старого гусара», «Полусолдат», «Бородинское поле». Последнее, написанное в 1829, считается одной из лучших исторических элегий русской романтической поэзии).
Значительным явлением в литературе 1830-х была военная проза Давыдова — его воспоминания о А. Суворове, Н. Раевском, М. Каменском. Поэзию Дениса Давыдова высоко ценил А. Пушкин, с которым его связывала многолетняя дружба.
В последние годы он долго добивался перенесения праха Багратиона на Бородинское поле и в конце концов добился этого, но самому участвовать в церемонии ему не привелось. 22 апреля (4 мая н.с.) он скоропостижно скончался.

Денис Давыдов. О бедном гусаре замолвите слово

4 мая 1839 года, 180 лет назад, скончался Денис Давыдов, знаменитый русский поэт, писатель и один из командиров партизанского движения во время Отечественной войны 1812 года

Из кавалергардов – в гусары

Денис Васильевич был представителем дворянского рода, сыном командира легкоконного полка, бригадира Василия Денисовича Давыдова, который служил под командованием Александра Васильевича Суворова. Находясь рядом с отцом, он рано начал постигать военное дело и особенно преуспел в верховой езде. Был, правда, один момент, который очень беспокоил юного Дениса: маленький рост и курносый нос «пуговкой».

Однажды к ним в имение приехал Суворов. Посмотрев на мальчика, великий полководец напророчил ему прекрасную военную карьеру. Денис Давыдов помнил об этой встрече всю жизнь.


Так выглядели русские гусары. Источник: https://ratnik.tv

В семнадцать лет Денис Давыдов принят на службу в кавалергардский полк, через год получает первый офицерский чин, а ещё через два года служба в гвардии завершается, и его переводят в гусарский полк. Поводом для такого поворота в его военной службе послужили «возмутительные стихи». Служба в гусарах очень понравилась Денису, и он продолжил писать стихи, которые соответствовали такой жизни. Стихи не печатались, но их быстро переписывали в армейской среде и салонах. Всё это создавало молодому Давыдову первую поэтическую славу. В автобиографии Давыдов писал: «Молодой гусарский ротмистр закрутил усы, покачнул кивер на ухо, затянулся, натянулся и пустился плясать мазурку до упаду».

Давыдову пришлось отложить до поры до времени свои острые басни, и на первый план выходит его «гусарщина». Яркий образ старого вояки, наездника и забияки, созданный автором в стихотворениях, полюбился как в среде военных, так и в салонах. Гусарская разговорная лексика прекрасно соотносилась со стихотворными размерами. А то, что стихи были наполнены и патриотизмом, и доблестью, делали их ещё привлекательнее. Герой его стихотворений стал ассоциироваться с ним самим, а Денис Давыдов не возражал против этого и всячески подчёркивал свою гусарскую натуру.

Я люблю кровавый бой!
Я рожден для службы царской!
Сабля, водка, конь гусарский,
С вами век мне золотой!
Я люблю кровавый бой,
Я рожден для службы царской!

В 1806 году Давыдов добивается попасть в самую гущу боевых действий и становится адъютантом князя Петра Ивановича Багратиона. Под его руководством Денис Васильевич участвовал во множестве сражений и получил пять боевых наград, в том числе золотую саблю «За храбрость». Мимо Давыдова не прошла и война со Швецией 1808-1809 годов. Под руководством Якова Петровича Кульнева он совершил поход в Северную Финляндию и знаменитый переход по льду Ботнического залива. В 1809 году он вновь адъютант Багратиона, и здесь его способности пригодились в войне с турками.

Отечественная война

Но наиболее ярко все таланты Дениса Давыдова проявились в Отечественную войну 1812 года. В армии Багратиона он командовал гусарским полком и принимал участие во всех сражениях и стычках с противником. Перед Бородинским сражением Денис обратился к князю с проектом партизанской войны. Проект поддержал и М. И. Кутузов. Давыдов получил в своё распоряжение 50 гусар и 80 казаков. Сразу после участия в битве отряд Давыдова отправился в свой первый «поиск».


Партизаны ведут пленных французов. Источник: https://weekend.rambler.ru

1 сентября отряд Давыдова начал действовать на Смоленской дороге. Сначала были разбиты две шайки мародёров, было взято в плен 200 человек. Оружие было роздано местным крестьянам, поднимавшимся на народную войну. Практически каждый день они захватывали пленных, оружие, продовольствие. Такой пример был заразителен, и повсеместно стали создаваться партизанские отряды. Денису Давыдову активно помогали местные крестьяне. Они были его лазутчиками, проводниками и фуражирами. Правда, первая встреча с народными мстителями могла оказаться и последней. Русские офицеры носили форму, очень похожую на неприятельскую, да и говорили в большинстве случаев на французском. Денис Давыдов облачился в казачий кафтан, отрастил бороду и в таком виде даже изображён на некоторых гравюрах.

«Проводы» французской армии продолжались до Березины. За успехи, достигнутые в кампании 1812 года, Давыдов был награждён орденами – Святого Владимира 3-й степени и Святого Георгия 4-й степени. Службу продолжил в новом чине, Давыдов был произведён в полковники. В Заграничных походах русской армии Денис Васильевич также отличился в ряде сражений. В январе 1814 года уже генерал-майор Д. Давыдов во главе своих гусаров прошел по мостовым французской столицы.

В 1823 году Давыдов попытался уйти в отставку, но в 1826 году вновь вернулся на службу. После этого ему пришлось повоевать и в Польше, и на Кавказе.


Партизаны ведут пленных французов. Источник: https://weekend.rambler.ru

В 1839 году на Бородинском поле планировалось открыть памятник великой битве. Денис Давыдов внес предложение о перенесении туда праха Багратиона. Его идею поддержали, но 23 апреля, за несколько месяцев до торжеств, Денис Васильевич скоропостижно скончался. Поэт-партизан похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. На смерть Давыдова откликнулся поэт Василий Андреевич Жуковский:

И боец – сын Аполлона,
Мнил он гроб Багратиона
Проводить в Бородино, –
Той награды не дано:
Вмиг Давыдова не стало!
Сколько славных с ним пропало
Боевых преданий нам!
Как в нём друга жаль друзьям!…

Обложка: Портрет Дениса Давыдова. Автор Д. Доу. Источник: https://www.liveinternet.ru

Биография Дениса Давыдова: вечный гусар

Денис Васильевич Давыдов (16 июня 1784 г., Москва — 22 апреля 1839 г., село Верхняя Маза, Сызранский уезд, Симбирская губерния) — идеолог и командир партизанского движения Отечественной войны 1812 г., русский поэт.

Детство

Знаменитый представитель «гусарской поэзии» являлся потомком старинного рода Давыдовых. Отец Дениса служил под командованием А. Суворова. Детство Давыдова прошло на Украине, где служил его отец, который командовал полтавским полком. Не удивительно, что Денис рано заинтересовался военным делом.

В детстве он восхищался Александром Суворовым. Когда мальчику было 9 лет, он познакомился со знаменитым полководцем. Тогда Александр Васильевич сказал, что Денис «будет бравым военным».

После восшествия на престол Павла I благополучию Давыдовых пришел конец. Пришлось продать имение, а выбравшись из долгов, отец Дениса купил небольшую деревню Бородино (во время Бородинского сражения она сгорела). Тем не менее, отец определил Дениса в кавалергарды.

Военная карьера и творческий путь

1801 г. – начал службу в гвардейском кавалергардском полке, находившемся в Петербурге. Правда, когда Давыдов явился определяться в полк, его не хотели принимать из-за маленького роста. Но остроумие, обаяние и скромность помогли ему найти протекцию.

За восполнение пробелов в образовании юного Давыдова взялся Александр Каховский. Он составил для молодого кавалергарда специальную учебную программу, посвященную фортификации, военной истории, картографии, экономике и российской словесности.

1802 г. – произведен в корнеты.

1803 — стал поручиком. В это же время Д. Давыдов начал писать басни и стихи. В первых он часто высмеивал государственных деятелей. Именно из-за сатирических стихов его перевели из гвардии в Белорусский гусарский полк. Но в гусарах Денису понравилось. Поэтому вскоре сатирические басни сменили «зачашные песни». Удручало Давыдова лишь то, что его полк не принимал участия в сражениях с французами. Но Денис решил попасть на фронт любой ценой.

1806 г. – Давыдов ночью проник к М. Каменскому, главнокомандующему русской армии, чтобы потребовать отправки на фронт. Но это было зря, ведь Каменского сняли с поста из-за помутнения рассудка. Некоторые исследователи считают, что он спятил после ночного визита Давыдова. Слава о гусаре дошла до Марии Нарышкиной, фаворитки царя. Именно она и помогла Давыдову отправится на фронт.

1807 г. – назначен адъютантом к П. Багратиону. До этого Давыдов в одном из своих стихов высмеивал длинный нос Багратиона, поэтому побаивался встречи с генералом. Завидев Дениса, Багратион упомянул о старой шутке. Но Давыдов не растерялся, ответив, что писал о его носе исключительно из зависти. Позднее, когда Багратиону докладывали, что вражеские войска «на носу», он переспрашивал: «На чьем носу? Если на моем, то можно отобедать, если же на Давыдовом, то по коням!».

Денис Давыдов находился при Багратионе в сражении при Прейсиш-Эйлау. По мнению Багратиона, один бой был выигран лишь благодаря Давыдову, который в одиночку бросился на французских улан. За этот бой поэт впервые получил орден Св. Владимира, трофейную лошадь и бурку от Багратиона. Он отличился и в других битвах, за что был награжден золотой саблей и орденами. Во время заключения Тильзитского мира Денису довелось увидеть Наполеона.

1808 г. – состоял в армии, действовавшей в Финляндии.

1809 г. – состоя при Багратионе, который командовал войсками в Молдавии. Денис Давыдов участвовал в боевых операциях против турецкой армии.

1812 г. – был подполковником в Ахтырском гусарском полку. За несколько дней до Бородинского сражения Давыдов предложил Багратиону идею партизанского отряда. Её он позаимствовал у испанских партизан. Логика была проста: Наполеон был уверен, что победит Россию за 20 дней — на столько он и взял провианта. Если же отбирать фураж, обозы и ломать мосты, то у французов начнутся большие проблемы.

Правда, сперва отряд Давыдова попал в засаду, которую устроили крестьяне. В результате он чуть не погиб. Ведь крестьяне плохо разбирались в военной форме, а русские офицеры часто говорили по-французски. Поэтому Давыдов решил надеть мужицкий кафтан и отпустить бороду. На одной из вылазок его отряда в плен было взято 370 французов. Его успехи убедили Кутузова в важности партизанской войны.

Наполеон ненавидел Давыдова и при возможном аресте приказал сразу же расстрелять его. Ради поимки Дениса он выделил отряд в 2 тыс. всадников. Давыдов сумел загнать этот отряд в ловушку. О храбрости Давыдова слагали легенды. Когда российские войска занимали какой-либо город, то все жители спрашивали о нём. За бой при подходе к Парижу, решивший исход сражения, Давыдову был присвоен чин генерал-майора.

После 1812 года

После войны 1812 г. у Давыдова начались неприятности. Так, ему сообщили, что присвоение чина генерал-майора было ошибкой и перевели в Орловскую губернию, где он должен был служить командиром конно-егерской бригады. Егеря не носили усов, поэтому Давыдов написал царю, что не может выполнить приказ. В результате его назначили в гусарский полк и вернули чин генерал-майора.

1814 г. – командовал Ахтырским гусарским полком, отличился в битве при Ла-Ротьере.

1815 г. – становится членом «Арзамаса» под прозвищем «Армянин». Вместе с Вяземским и Пушкиным и Давыдов представляет отделение арзамасского кружка. Тогда же становится начальником штаба пехотного корпуса.

1827 г. – с успехом действует против персов.

1831 г. — участвовал в военной кампании против польских повстанцев. Получил чин генерал-лейтенанта. Больше воевать он не собирался.

Последние годы жизни Давыдов провел в с. Верхняя Маза. Здесь он занимался творчеством и вёл переписку с В. Жуковским, А. Пушкиным и другими писателями. Помимо этого он часто охотился и работал над военно-историческими записками. Также Давыдов выстроил винокуренный завод.

Литературная деятельность Дениса Васильевича выразилась в ряде стихотворений и в прозаических статьях. Он создал себе репутацию «певца-воина». Её поддерживали и друзья Давыдова, в частности Пушкин. Он любил воспевать быт гусарства: любовные интриги, вино и буйный разгул. Примером таких стихотворений являются:

  • «Гусарский пир»;
  • «Послание Бурцову»;
  • «Песня старого гусара».

Давыдов первым начал использовать профессионализмы. Позднее эту традицию продолжил Пушкин.

22 апреля 1839 г. – Денис Васильевич скончался апоплексическим ударом в имении Верхняя Маза. Он погребен на кладбище Новодевичьего монастыря. Софья Николаевна пережила мужа на 40 лет.

Интересные факты

Первой любовью Давыдова стала Аглая де Грамон. Но девушка вышла замуж за его двоюродного брата. Потом он полюбил балерину Татьяну Иванову. Он часами стоял под её окнами, но Татьяна выбрала своего балетмейстера.

Ещё одной его избранницей стала Лиза Злотницкая. Её родители поставили условие – исхлопотать у государя казенное имение. Он его получил, но пока хлопотал, Лиза увлеклась князем Голицыным. Давыдов снова получил отказ. Тогда друзья Дениса подстроили ему встречу с Софьей Чириковой. В 1819 г. Денис и Софья обвенчались. Как только у них появились дети, Денис все меньше тянулся на войну. Он сказывался больным, уходя в многомесячные отпуска. В их браке родилось 9 детей.

В 1831 г. Давыдов влюбился в племянницу своего сослуживца Евгению Золотарёву. Он был на целых 27 лет старше девушки. Роман длился 3 года. В итоге Евгения вышла замуж, а Денис вернулся в семью.

По словам князя П. Вяземского, Денис Давыдов до самой смерти сохранял молодость сердца и нрава. Его считали душой дружеских бесед.

Знаменитый поручик Ржевский появился благодаря стихотворению «Решительный вечер», написанному Давыдовым в 1818 г.

Давыдов ходатайствовал о перезахоронении П. Багратиона на Бородинском поле.

Считается, что именно Давыдов был прототипом Василия Денисова из романа «Война и мир».

В 1980 г. о Давыдове была снята кинокартина «Эскадрон гусар летучих». Ему же посвящена книга А. Белянина «Охота на гусара».

Из Петропавловской крепости Давыдова с завязанными глазами повели на допрос к царю. Только перед кабинетом, в котором царь производил допросы, сняли с глаз повязку. Зная, что арестованный пребывал в дружбе с Пушкиным, Николай I поспешил установить причастность поэта к заговорщикам, в чем он не сомневался, и начал допрос именно с этого.

— Вы не могли бы вспомнить, когда был принят в «Союз» Пушкин?

— Я хорошо помню, что он никогда не был принят в «Союз». Более того, он не мог быть принят.

— Почему? — удивленно поднял брови царь.

— В самом начале Пестель предупредил всех нас, чтобы никто и помышлять не смел открыть Пушкину наше общество, а тем более принять его в члены. Головою Пушкина нельзя рисковать. Пушкин — достояние всей России…

— Допустим. А стихотворение «Кинжал» он вам читал, когда находился у вас?

— Он нам читал все, что в те годы написал. Многие его стихотворения ходили по рукам в списках…

Получив отрицательный ответ, Николай I никак не мог успокоиться. Он порылся в бумагах, нашел нужный листок, подал его Давыдову, сказал:

— Вот его личное признание.

Давыдов пробежал глазами знакомые строки:

Друзья мои, прекрасен наш союз!

Он, как душа, неразделим и вечен…

— Ваше императорское величество, здесь идет речь о лицейских годах поэта и никакого касательства не имеет к тому, что вы спрашиваете.

Николай I и сам хорошо знал, что не имеет, но свою негодную «наживку» нацепил на крючок на авось. Теперь, видимо, сам понял нелепость своего вопроса, отодвинул бумаги на край стола, медленно поднялся с места, заложил руки за спину и, прохаживаясь по кабинету, потребовал:

— Расскажите все, что знаете о вашем преступном обществе! Предупреждаю: запирательством сами себе навредите. Нам уже все известно…

Давыдов рассказал все, что касалось его лично, и, ни словом не обмолвившись о своих товарищах, замолчал.

— Все? — грозно спросил император. — Вы что, один состояли в этом обществе? Почему ничего не говорите о Пестеле, Муравьеве и других преступниках?

— Каждый отвечает за себя. Тем более, вы сами сказали, что вам уже все ведомо…

— То, что мы знаем, вас не касается…

Близилась ночь, вечерний мрак постепенно затушевывал предметы, находящиеся в комнате. Император, видно, устал или по какой-то другой причине допрашивать Давыдова более не стал, повернулся к генералу Левашову, стоявшему у окна, распорядился:

— Прикажите увести!

…Багратион долго молча сидел над картой, затем поднялся от стола, подошел к своему молодому адъютанту, поручику Давыдову, устроившемуся в углу комнаты, спросил:

— Ну-ка, братец Василий, ответь мне: что для солдата самое опасное на войне?

— Может быть, безделие? — после короткого раздумья ответил адъютант.

— Нет. Безделие, конечно, пагубно, но не настолько опасно, как отступление. Опасность его в том, что оно способно погубить веру солдата в собственные силы.

Багратион ходил по комнате, иногда на несколько секунд останавливался у разложенной на столе карте. Затем, видимо, что-то вспомнив, опять спросил:

— А ты знаешь, кто такой генерал Пфуль?

— Кто в армии не знает этого плюгавого пруссака, пользующегося высшим военным авторитетом у императора! Говорят, Дриссенский лагерь — его детище.

— О, братец, да ты вон какие подробности знаешь! — удивился Багратион.

— Я даже знаю, что за шесть лет жизни в России Пфуль выучил по-русски одно-единственное слово «кушайт».

— Это я слышу впервые! — сказал Петр Иванович и залился крепким смехом.

Посмеявшись всласть, Багратион пригласил Давыдова к карте и, указывая карандашом на дорогу, сказал:

— Наполеон, братец, не глуп, эту дорогу он попытается перерезать прежде, чем мы подойдем к ней. Пока мы здесь будем вести приготовление, я прошу тебя взять гусар и хорошенько разведать эту дорогу.

Некоторое время спустя Давыдов в сопровождении четырех гусаров уже мчался к намеченному пункту.

За несколько километров от цели всадников остановили крестьяне и предупредили, что впереди неприятельские войска, которые прошли ночью через их деревню. Случилось то, что предвидел великий полководец. Однако Давыдов попросил у крестьян цивильное платье и, переодевшись, пробрался в стан неприятеля, разведал его силы, — благо, он хорошо понимал по-французски. На все это ушло немало времени. Давыдов возвратился в штаб намного позже, чем предполагалось, и предстал перед разгневанным Багратионом, но, когда закончил свой доклад, главнокомандующий обнял его:

— Очень признателен вам, однако так рисковать непозволительно, — и, малость подумав, добавил: — Везет мне на адъютантов. Долгое время у меня служил ваш двоюродный брат Денис, тоже молодцом оказался…

Багратион присел к столу, написал донесение: «Я окружен и, куда продерусь, заранее сказать не могу, а дремать не стану».

Молодой адъютант Багратиона вникал во все секреты работы главнокомандующего, старался быть ему полезным. Это была идеальная школа для молодого офицера. Давыдов учился воевать жадно, самозабвенно. Одаренный исключительной сообразительностью и наблюдательностью, смелостью и хладнокровием, он быстро снискал симпатию главнокомандующего и, несмотря на то, что у него были еще другие адъютанты, Багратион всегда брал с собой Давыдова.

И во всех сражениях Давыдов находил способ отличиться.

Под Бородином Кутузов поставил армию Багратиона на самое опасное место. Накануне сражения Багратион в сопровождении Давыдова осматривал позиции своих войск. Поздно вечером они добрались до полка, занявшего позиции на самом левом фланге. Кое-где бледно горели костры. Солдаты и офицеры переодевались в новое белье. Бой предстоял трудный. Вдруг Багратион остановился. Чей-то баритон вполголоса тянул:

Нет, нет, судьба нам меч вручила,

Чтобы покой отцов хранить,

Мила за родину могила,

Без родины поносно жить!

Генералу понравилась песня. Шагнув вперед, он спросил у Давыдова:

— Слыхал слова «мила за родину могила»? — И, не дождавшись ответа, продолжил: — Один бог ведает, сколько завтра будет этих могил… Тебе, братец мой, завет: ежели богом мне суждено будет завтра остаться здесь, похорони в одной могиле с моими верными солдатами…

…Когда капитану Василию Давыдову за исключительную храбрость, проявленную при Бородине, Кутузов вручал орден святого Владимира с бантом, Багратиона уже не было в живых. И только через двадцать семь лет, т. е. в июне 1839 года, останки тела полководца приняла бородинская земля.

…В боях под Малоярославцем в жестоком сражении, когда город восемь раз переходил из рук в руки, бывший адъютант Багратиона Давыдов был награжден золотой шпагой с надписью: «За храбрость».

Из приговора Верховного уголовного суда: «Полковник Давыдов имел умысел на цареубийство и истребление императорской фамилии, о чем и совещания происходили в его доме; участвовал в управлении тайного общества и старался распространять оное…»

…Первую партию декабристов, осужденных на вечную каторгу, везли в Сибирь. Остановились в Иркутске. Посмотреть государственных преступников у дома губернатора собралось много любопытных. Пришкандыбал туда на одной ноге и бывший поручик Артемлев. Когда арестантов выводили из дома, Артемлев, толкнув в бок своего соседа, прошептал:

— Погляди на того невысокого, полного, с добродушным лицом, что идет вторым, — я его знаю, только фамилию запамятовал. Это бывший адъютант князя Багратиона…