Деревенские бабушки

Мои дорогие церковные бабушки

О «церковных бабушках» ходят легенды. Точнее, одна легенда в бесконечных вариациях, суть которой: в каждой церкви наивного и невинного молодого человека, решившегося зайти в храм, поджидают злые старухи, которые накидываются на него и выгоняют вон…

Этому «явлению» посвящен ряд публикаций в церковной и светской прессе (можно вспомнить, например, «Несколько слов в защиту церковных бабушек» М. Шмелевой в «Православной вере» или недавно опубликованное в Интернете «Про ″злых церковных бабок″» Ю. Максимова). На сайт Саратовской епархии регулярно поступают похожие вопросы: «Хочу пойти в храм, но боюсь церковных бабушек. Что делать?».

Что делать? ― Просто идти в церковь, к Богу, если почувствовал такую необходимость. Потому что на самом деле в храме, особенно если в нем хороший батюшка и дружный приход (а в городах таких на самом деле большинство), можно встретить совсем других старушек, и именно они ― особое, неповторимое явление в Русской Церкви. Вежливые, отзывчивые, какие-то по-особому опрятные в своей видавшей виды одежде и светленьких платочках, героически добирающиеся до храма в любую погоду, выстаивающие полностью многочасовые великопостные службы, когда мы, люди помоложе, норовим опоздать или присесть… Безропотные. Это слово давно приобрело в нашем языке какой-то пренебрежительный оттенок. На самом деле отсутствие ропота в тяжелых ситуациях (а у наших старушек вся жизнь была по-настоящему тяжелой) ― свидетельство настоящей силы духа и истинной веры, всецелого упования на Бога.

Совсем не случайно в церковной жизни есть слово «старица». Обычно оно обозначает умудренных опытом наставниц в монастырях. Но применяется и в церковном быту в отношении благочестивых пожилых женщин в знак особого уважения к ним.

Я расскажу вам о нескольких церковных бабушках, с которыми мне довелось встретиться, которые остались в моей душе. Оглянитесь: такие же славные бабулечки стоят в храме рядом с нами. Но мы не обращаем на них внимания…

Безымянная бабушка

На самом деле, конечно, у нее есть имя, только я его не спросила. Мы встретились пять лет назад, 1 сентября. В то время прошло лишь несколько месяцев с того дня, как я начала ходить в храм, и знакомых там еще не успела завести. Среди моих родственников и друзей не было ни одного верующего человека. Но меня волновало не то, что не с кем поделиться своими новыми чувствами. Я очень остро чувствовала, что за меня никто не молится.

И вот 1 сентября я ехала с работы в автобусе. Рядом со мной села старушка и заговорила. Первым моим помыслом было совсем невежливое: «Ну вот, сейчас ″грузить″ будет». Но бабушка ни на что не жаловалась, хотя рассказывала совершенно пронзительные вещи: что живет хорошо ― у сына в хрущевке в «темной» комнате (я знаю такие, они были задуманы как кладовки), что невестка заботится о ней ― каждый день приносит в баночке суп, но ругается, что бабушка покупает много хлеба. А бабушка после голода военных лет старается, чтобы в доме хлеб был ― это самое главное. Говорила, что все родственники, к сожалению, неверующие, но она за них молится, и внук, когда идет в институт на экзамен, сам просит: «Баб, ты помолись уж»,― и приходит с пятеркой. Жалела, что слишком мало помогает им деньгами со своей пенсии. Сейчас вот едет от другой внучки ― обязательно надо было поздравить ее с поступлением, с первым днем учебы. Но теперь не совсем понимает, как доехать домой…

Я сделала для нее совсем мало: объяснила, где пересесть, вывела из автобуса и проводила до трамвая ― мне было по пути. Но, когда мы прощались, бабушка спросила, как меня зовут, и пообещала: «Я теперь за тебя молиться буду».

Эти ее слова в прямом смысле вызвали у меня небольшой паралич: их произнес пожилой, совсем немощный с виду человек, но для меня они прозвучали как какой-то громовой ответ свыше. Я растерялась так, что не узнала, как зовут ее. И сейчас, всякий раз, вспоминая тот случай, молюсь: Господи, если она жива ― спаси и помилуй рабу Твою, имя ее Ты Сам знаешь. Если же умерла ― упокой ее светлую душу.

Бабушка Елизавета

Бабушка Елизавета уже 13 лет работает гардеробщицей. В последнее время в той организации, где она трудится, появилась серьезная охрана, и, наверное, надобность в гардеробщице теперь не столь велика. Но мудр тот начальник, который оставил в «сетке» ее крошечную ставку. Бабушка Лиза встретит приходящего ласково, скажет доброе слово ― и это настроение, скорее всего, сохранится у человека на весь день.

Но когда проходит основной поток посетителей, бабушка Лиза встает в своем уголочке с иконами и молится. Чаще всего я вижу в ее руках Псалтирь, иногда какой-нибудь акафист. Молится она просто и сосредоточенно. Мне как-то захотелось сказать ей приятное, и я брякнула первое, что пришло в голову:

― Бабушка, Вы, наверное, всех своих родственников уже вымолили.

― Что ты, что ты, Наташа,― вдруг испугалась бабушка Лиза,― я ведь такая грешная!

Это прозвучало так искренне, так смиренно, я бы сказала, со страхом Божиим ― настоящим, глубоко усвоенным, что я, поднимаясь по лестнице, глотала слезы. Получив этот урок, я поняла, как далеко мне до правильного христианского устроения, до настоящего покаянного чувства. То, чему мы только учимся («от головы»), и то нерадиво, у наших церковных бабушек сокрыто глубоко внутри.

Мое сердце разрывается, когда я вижу бабушку Лизу с тряпкой в руках. Иногда она подрабатывает уборщицей, потому что ее жизнь ― совсем непростая. Как-то, любуясь новой, то ли купленной, то ли подаренной ей кем-то иконой Божией Матери, бабушка Лиза грустно произнесла:

― А сын-то у меня… выпивает… Вот умру я, и выбросит все мои иконы…

Недавно одна молодая, вполне уверенная в себе женщина, сказала мне:

― Я, в принципе, нормально отношусь к Церкви, но зачем сейчас строят так много храмов?

Если бы она видела, как наша бабушка Лиза, хромая, с палочкой, добирается до храма, не меньше часа ― сначала в маршрутке, которую еще надо дождаться, потом пешком: в любую погоду, в дождь, в снег… Наверное, тогда она поняла бы, зачем…

Бабушка Галина

Наверное, в нашем храме только Галина Алексеевна может весьма отдаленно напоминать суровую старушку из страшилок для новоначальных. Во время службы она всегда сидит на лавочке у входа, и тех, кто становится непосредственно перед ней, она строго и решительно отодвигает со словами: «Проходите, проходите!». Но ее очень даже можно понять: в нашем маленьком храме с большим приходом люди в праздник стоят так тесно, что иногда даже трудно перекреститься. И когда человек встает, глядя на иконостас, спиной к Галине Алексеевне, нетрудно понять, что оказывается перед ее лицом …

Одна молодая девушка, Елена, рассказывала мне, что она вот так же обиделась на Галину Алексеевну, а потом познакомилась с ней поближе, когда при храме было организовано молодежное общество. Стали думать, чем помочь старикам. Оказалось, что больше всего Галине Алексеевне нужно, чтобы кто-то просто помог дойти с ней до храма: дорога в три квартала занимает у девяностолетней старицы почти час, но для нее естественно, как дыхание, что она должна быть в церкви в воскресение и во все двунадесятые праздники. Лена говорит, что после всенощной Галина Алексеевна почти никогда не спит ― так болят ноги, но не пойти в храм она не может. Так вот, после знакомства бабушка Галина стала для Лены, по ее словам, самым близким и родным человеком: «Она оказалась полной противоположностью тому, что я о ней думала. Это очень добрый, светлый человек с ясным умом и большим чувством юмора. Шутит она преимущественно над собой. Говорит: ″Полюбила я погоду слушать. Наверное, старость». Или бредем с ней, замерзнем, а она поддерживает: ″Такие уж мы с тобой, Леночка, скороходы″»…

Бабушка Людмила

Еще об одной по-настоящему церковной бабушке Людмиле Николаевне мне рассказала моя подруга, прихожанка старейшего храма в городе: «Людмилу Николаевну я заметила в храме давно. Маленькая старушка с палочкой посещала практически каждое богослужение и всегда была как-то по-особому приветлива.

Год назад на Рождество мы пришли к ней с ребятами из воскресной школы в гости. Спели тропарь, кондак, колядки, рассказали стихи о празднике. Людмила Николаевна нам очень обрадовалась, поила чаем, рассказывала о своей жизни. Обычно дети теряются в присутствии незнакомых пожилых людей: не знают, что говорить, как себя вести. А тут все были оживлены, наперебой говорили. Когда вышли на улицу, Женя Кириллова сказала: ″Так здорово! Как будто у родной прабабушки в гостях побывала!″. Так началось наше общение.

Встречая меня в храме до или после службы, Людмила Николаевна всегда раскланяется, спросит о здоровье, попросит напомнить имена моих живых и усопших родственников, чтобы помянуть в молитве.

Ей более 80 лет. Выросла она в церковной семье. Воспитала Людмилу Николаевну верующая бабушка и дядя. Оба прихожане Свято-Троицкого собора, дядя-крестный пел на клиросе. С детства и до старости Людмила Николаевна постоянно ходила в храм. Хорошо помнит знаменитое водосвятие 1949 года.

Меня глубоко тронула ее искренняя, непоказная церковность. Храм для нее ― дом родной в полном смысле этого слова. Нет и следа восторженности, экзальтации. Все чувства, переживания просты, но вместе с тем необычайно глубоки.

С другой стороны, нет и небрежности, рассеянности по отношению ко всему церковному. Ни разу при мне она не назвала храм сокращенным названием, а священника ― просто по имени. При упоминании знакомого священника или мирянина обязательно добавит: ″Дай Бог ему доброго здравия!″. Вспомнит покойного: ″Упокой Господи его душу!″. И это не привычная присказка, а именно молитва.

На Пасху вместе подходили ко кресту. На мое эмоциональное приветствие и поздравления – неожиданно сдержанный кивок головой и объяснение: «Я приобщилась Святых Христовых Таин, не могу много говорить!» А я ― будто и не приобщалась… Такие минуты учат порой лучше долгих проповедей.

К огромному нашему сожалению, месяц назад бабушка сломала ногу в гололед. Страшное испытание для человека ее возраста! Людмила Николаевна восприняла его смиренно, как заслуженное наказание Божие: «Леночка сказала ведь ее подождать, а я ослушалась! Вот и кайся теперь».

Хочется верить, что Господь исцелит Людмилу Николаевну. Ведь всем так нужен пример ее простой, естественной как вдох и выдох веры во Христа! Помолитесь».

Бабушка Нина

Наши церковные бабушки не только живут рядом тихо, незаметно, но так же и уходят.

Бабушка Нина очень отличалась от всех своим внешним видом: невысокая, согбенная, но все-таки чем-то похожая на старую дворянку, она в любую погоду приходила в храм в большом черном каракулевом берете. Говорили, что ее жизнь в прошлом была связана с театром, но как ― трудно было разобраться, потому что это было очень давно: бабушке Нине шел 87-й год.

Она неожиданно исчезла перед самой Пасхой. Стало известно, что она слегла. Дальнейшее мне рассказал священник, который несколько раз исповедовал и причащал ее перед кончиной.

В квартире бабушки Нины застыли 1960-е годы. Она уходила, видимо, просто оттого, что была очень стара, к тому же она очень строго для своего возраста провела Великий пост. Хотя ее сознание уже начинало путаться («Уходил плотской, земной разум»,― уточнил священник), и часто невозможно было понять, что она хочет сказать, ясность моментально возвращалась, когда ей говорили о Боге, и она чисто, осознанно исповедовалась.

Последние два дня своей жизни бабушка Нина провела неподвижно, с Распятием в руках. Казалось, она уже ничего не слышит и не видит вокруг себя. Священник наклонился к умирающей и спросил:

― Вы хотите причаститься?

И бабушка Нина открыла глаза и взволнованно закивала головой.

Она тихо умерла в среду Светлой седмицы через несколько часов после Причастия. Отпевали ее в пятницу по особому, Пасхальному чину. В храме говорили, что бабушка Нина мечтала умереть на Пасху и ждала этого несколько лет. Вообще, уже будучи в болезни, ждала смерть как настоящее Событие. Ушла «безболезненно, непостыдно, мирно». ― «Даждь, Господи, и нам такожде»,― завершил свой рассказ священник.

Бабушка Раиса и ее бабушка

С бабушкой Раей я познакомилась недавно в больнице, в палате наши кровати стояли рядом. Наверное, по сравнению с другими, ее можно было бы назвать благополучной старушкой: у нее есть двое взрослых, обеспеченных, заботливых детей, внуки. Сама бабушка Рая ― доброжелательная, трудолюбивая, но в храм не ходит. Немножечко ворчит, жалуется: лекарства не помогают, врачи не так лечат…

Как-то мы с ней разговорились о Церкви, и я сказала в ответ на какие-то ее слова:

― Но ведь главное в храме ― не свечи, а причащение Святых Христовых Таин…

Бабушка Рая вдруг разволновалась и села на больничной кровати, как будто вспомнила что-то очень для себя важное:

― А ведь и правда! До войны бабушка нас причащала. Мы жили под Сталинградом. А во время войны как налетят немецкие бомбардировщики, мы бежим в лес, и за бабушкой повторяем: Отче наш, Богородице…, Живый в помощи… Все целы остались. А я ведь все это забыла! Это, наверное, грех, ― и видно было, как всплывают в ее памяти забытые слова и понятия…

В оставшиеся дни нашего совместного пребывания бабушка Рая с интересом читала православные газеты и журналы, которые я приносила. Обещала мне, что, когда вернется домой, обязательно пойдет в церковь и постарается причаститься.

Мне кажется, что воспоминание, которое стало таким важным для нее, пришло к ней не просто так, а по молитвам той самой покойной бабушки, которая заботилась о ней в детстве. Многие люди рассказывали мне, что именно память об их верующих бабушках согревала их и помогала им обрести веру. Порой это обретение происходило совершенно необъяснимым образом ― я думаю, именно по молитвам наших верующих почивших сродников. Так, например, в моей жизни все началось тогда, когда мне в руки попал темный медный крестик прабабушки, умершей еще до моего рождения, единственной верующей в семье. Тогда вдруг как будто в самой глубине души прозвучали слова, написанные на кресте: «Спаси и сохрани».

Вместо послесловия

«Неужели же Вы никогда не сталкивались со злыми церковными бабками?»,― может спросить меня читатель. Да, было такое, но только один раз, и то лет двадцать назад: я студенткой зашла в храм в короткой курточке и джинсах, и какая-то старушка меня отчитала. Может, это какое-то особое искушение для новоначальных? Но, скорее всего, дело не в старушках, а в нас. Мы ведь не можем перенести спокойно даже корректного замечания. По меткому слову святителя Феофана Затворника, самоцен у нас такой, что нас тронь пальцем ― мы кричим: «Караул, кожу дерут!».

Поэтому, повторяю, если хочется в церковь ― надо идти. Можно узнать много нового, прочувствовать то, что по-настоящему изменит нашу жизнь. В том числе, познакомиться с совершенно особыми людьми ― любящими, верующими и верными церковными бабушками.

Я хотела назвать ныне живущих бабушек вымышленными именами, потому что, по слову Иоанна Лествичника, похвала вредит даже совершенным. Но, подумав, оставила их настоящие имена, чтобы читатель, если захочет, мог помолиться о дорогих моему сердцу бабушках.

Секс-рай для сладострастных старушек: зачем британские пенсионерки едут в Гамбию

Джеки приезжает сюда на отдых два раза в год вместе со своими подругами. Она встречалась с 36-летним гамбийцем около трех лет, но эти отношения не были серьезными. Женщина сразу предупредила молодого кавалера, что у нее нет денежных сбережений, поэтому он и не рвался к ней в Англию.
Новые туристки, которые появляются на пляже, сразу попадают под шквал комплиментов и недвусмысленных предложений. Но не все так радужно, как кажется на первый взгляд. Сотни обманутых женщин обращаются за помощью к местным юристам, когда остаются без гроша в кармане после страстных мимолетных встреч. Для большинства молодых гамбийцев эти отношения — мост в Англию, куда они стремятся переехать.
Некоторые доверчивые пенсионерки заключают брак с африканцами и добиваются для них британской визы. Когда мачо получает желаемое разрешение на въезд — он тут же подает на развод, оставляя свою пассию с разбитым сердцем и пустым кошельком. Но, несмотря на это, женщины не дуют на воду, обжегшись на молоке, и снова пробуют построить счастье, знакомясь с гамбийцами и выходя за них замуж.Парни, которые торгуют собой, делают это, зачастую, чтобы обеспечить свои семьи. Бедность в стране вынуждает их зарабатывать на пропитание, доставляя удовольствие пожилым европейским дамочкам. Многие из них пробуют добраться до Европы любыми путями, а некоторые даже гибнут по пути — в перестрелке или при кораблекрушении.
Молодые мачо не считают, что используют пожилых женщин. Это обоюдное решение: если тебе доставляют удовольствие и относятся, как к королеве, то разве это не стоит денег на пропитание или какой-то там визы? Некоторые старушки становятся жертвами горячих любителей поживиться за чужой счет. Влюбленная 71-летняя Маргарет Сарр потратила 200 000 фунтов (более 17 миллионов рублей) своих сбережений на гамбийского любовника.
Прабабушка из Западного Сассекса встретила красавчика Самбу Сарра, которому сейчас уже исполнилось 48 лет, на отдыхе в 2002 году. Женщина приехала в Африку со своим законным британским супругом. Там она безумно влюбилась в инструктора верховой езды и в результате, в 2004 году развелась с мужем, с которым прожила 38 лет в браке.
Через год женщина вышла замуж за Самбу, а в 2006 они вместе переехали в Великобританию. Пенсионерка вынуждена была опять выйти на работу, чтобы обеспечить молодого супруга. Мужчина долго не терялся и быстро нашел любовницу своего возраста, которая родила ему двух детей.

Ложь открылась только в 2012 году, после того как Маргарет помогла чернокожему мужу получить британское гражданство. Супруги развелись, но пенсионерка продолжает бороться за право владения недвижимостью в Гамбии, которую женщина приобрела за 90 000 фунтов (больше 770 000 рублей) на имя своего бывшего супруга. Сейчас старушка горько раскаивается, но назад уже ничего не вернешь, поэтому она хочет предупредить других пенсионерок, чтобы они не попали в такую же ловушку.
За любое удовольствие нужно платить. Большинство старушек-европеек знают это, но все равно отправляются на южные берега, чтобы еще раз согреться в горячих ласках знойных мачо. Что ж, каждый сам решает, как и где ему провести остаток жизни. Может, страстные африканские объятия — и не такое плохое решение?

Смотрите также: Женский секс-туризм в Кении

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Деревенские «бабушки-знахарки», польза или вред?

Яндекс-картинки, свободный доступ

Наверное, всем знакомо такое понятие «съездить к бабушке», сегодня поговорим стоит ли это делать и в чем могут быть угрозы.

Начну с того, что моя прабабушка была, как раз такой знахаркой.

Такие люди существовали всегда, в любой деревне.

И сейчас существуют. Чем они отличаются от магов-практиков?

К сожалению, в основном, они ориентируются на свою интуицию и на те знания, которые им передали по роду (в данном случае, не имеет значения идёт ли речь о реальной передаче или, о так называемом, «грузе родовых знаний», когда передать ремесло некому). То есть, «матчасти», образованности и элементарного знания некоторых процессов им не хватает.

А там, где нет четкой базы знаний, могут крыться опасности.

Среди «бабушек» множество очень сильных ведьм, которые способны на многое. Но немало и тех, кто может навредить своим невежеством.

Кроме всего прочего, мошенники пользуются образом знахарок и часто обманывают людей, которые доверяют «бабушкам», следуя своей генетической памяти.

Идти ли к таким людям — ваш личный выбор.

Лучшие из них напоминают неограненные алмазы, но есть и те, кто может сыграть «втёмную» и навредить.

Да и процент шарлатанов тут не меньше, чем везде.

Если вы решили обратиться именно к «бабушке», обязательно слушайте отзывы своих знакомых.

Придя к «бабушке» обязательно заплатите деньгами, иногда, знахарки по незнанию не берут денег, а это опасно и для вас, и для них самих.

Статьи на эту тему на канале «Почему магу надо платить и что будет, если не платить?» и «Сколько стоит магия?».

Желательно, перед выполнением каких-то магических действий, которые вам предписаны, всё-таки почитать на эту тему.

Чего нельзя делать категорически, я писала в статье «Вам грозит опасность, если маг просит вас об этом!».

Ещё одна моя рекомендация.

Не возите к «бабушкам» младенцев!

Неизвестно, чем именно выльется «снятие испуга» и прочие манипуляции.

Детская энергетика очень чувствительна, и если собой, при желании, вы можете рискнуть, то детей лучше не подвергать лишним угрозам.

В общем, прежде чем обратиться к знахарке, вы должны взвесить все «за» и «против» и помнить, что вы рискуете судьбой и здоровьем.

Желаю вам всего самого наилучшего!

Благодарю за лайки и подписку на канал, это важно, для его развития.

Мой электронный адрес: zapiskivedmy@ya.ru

Ваша Практикующая Ведьма