Дети из интерната

Содержание

Интернат – учреждение не только для детей-сирот. В подобном учебном заведении, которое предоставляет место для проживания, могут оставаться и дети, чьи родители или попечители не лишены родительских прав. Органы опеки допускают временную отправку детей в интернат. Это разрешено в тех случаях, когда семейные обстоятельства не позволяют оказывать должный уход и внимание малышу или подростку. Обо всех подробностях сдачи ребенка в интернат без лишения родительских прав рассказано далее.

В каких случаях допускается сдача ребенка в интернат

Оформить чадо в интернат можно через органы опеки и районный отдел образования. Официально существует несколько поводов, достаточных для перевода ребенка:

Бесплатная консультация юриста по телефону

Задать вопрос юристу

По Москве и Московской области Санкт-Петербург и область Федеральный номер

  • плохое, неконтролируемое поведение ребенка (в данном случае основная цель перевода – перевоспитание);
  • недостаточное материальное обеспечение родителей;
  • стесненные условия проживания;
  • график родителей, который подразумевает длительное отсутствие дома, с раннего утра до позднего вечера.

Все перечисленные проблемы должны быть временными, если родители не хотят лишиться родительских прав. При обращении в ООП они должны подчеркнуть, что отдают ребенка в специальное учреждение лишь на определенный срок, по истечению которого обязуются забрать его и предоставить все необходимые условия для проживания, учебы и развития.

Если этого не произойдет, будет возбуждено судебное разбирательство с возможностью лишения родительских прав. Представителям несовершеннолетнего необходимо соблюдать осторожность, чтобы не довести до этого этапа. Впрочем, при соблюдении правил о том, что ребенка могут забрать, не стоит волноваться.

Что касается неофициальных причин сдать ребенка в интернат, чаще всего родители идут на такой шаг в целях перевоспитания. Если подросток проявляет агрессию по отношению к старшим родственникам, ворует, злоупотребляет спиртными напитками, особенно плохо учится, целесообразно будет отправить его в учреждение постоянного пребывания. Резкая смена обстановки, отсутствие попечительства родителей, строгие правила – все это позволит улучшить уровень дисциплины. Конечно, прибегать к такому варианту следует в крайнем случае, если все другие возможности уже были испробованы.

Особенности проживания в интернате

Интернаты бывают различных типов. Зачастую детей без лишения родительских прав сдают в учреждения пятидневного ночного пребывания. На выходных ребенок отправляется обратно к родителям, а в будни круглые сутки, в том числе ночью, остается в школе или детском саду. Конечно, в учебном учреждении несовершеннолетнему предоставляют питание и место для сна.

Возможен и вариант семидневного пребывания, когда ученики интерната отправляются к родителям лишь 2-3 раза в месяц. Такой вариант целесообразен, если родители проживают в небольшом населенном пункте, а ближайший интернат находится в нескольких часах езды.

Важно помнить, если родители сдают ребенка в учреждение семидневного пребывания без основательных аргументов, таких как расстояние, встает вопрос о лишении родительских прав.

В период пребывания в интернате ребенок, если он уже достиг 6-7 лет, продолжает свое обучение в рамках общеобразовательной программы. Возможно обучение и по специальным системам, если речь идет о детях-инвалидах или несовершеннолетних с отклонениями умственного и психического развития. Детям с хроническими заболеваниями или степенью инвалидности в обязательном порядке предлагаются восстановительные меры: лечебная физкультура, занятия с психологом, логопедом и другими специалистами.

Конечно, резкая смена места жительства и временная потеря опеки родителей – это серьезный удар для ребенка. Родителям следует хорошо подумать, прежде чем отправить несовершеннолетнего в интернат. После отправки отношения с родителями могут резко ухудшиться.

Порядок оформления в интернат

Чтобы сдать ребенка в интернат без лишения родительских прав, для начала необходимо обговорить этот момент с самим несовершеннолетним. Если ему уже исполнилось 10 лет, согласие ребенка обязательно. Если несовершеннолетний в возрасте от 10 до 18 лет отказывается проживать в учреждении постоянного пребывания, отправить его в интернат, скорее всего, не получится. Эта процедура возможна только в случае лишения родительских прав, что в рассматриваемой ситуации является нежелательным.

После получения согласия со стороны ребенка, необходимо обратиться сразу в несколько органов: ООП или органы опеки и попечительства, интернат, в который родители собираются определить ребенка, а также в районный отдел образования.

Порядок действий следующий:

  1. Обращение в районный отдел образования. Необходимо объяснить ситуацию, привести аргументы, почему ребенка нужно перевести в интернат. После этого будут привлечены ООП.
  2. Беседа с органами опеки и попечительства. На данном этапе будет произведена проверка условий содержания ребенка. ООП проверят жилищные условия, сверят их с нормами по количеству квадратных метров на ребенка, в целом оценят обеспеченность родителей. Без внимания не останется и эмоциональная обстановка в семье, отношения. Если родители не применяют к ребенку насилие, не нарушают законодательство, а просто временно не могут содержать ребенка, тогда выносится решение об отправке в интернат без лишения прав опеки. В противном случае начинается судебное разбирательство.
  3. Если ООП не увидели никаких причин лишить родителей их прав, то законный представитель ребенка вновь обращается в районный отдел образования с пакетом документов. Отдел выдает ребенку путевку в определенный интернат. Родители вправе выбрать конкретное учреждение.
  4. Заключительный этап – это оформление трехстороннего соглашения. Родители, представители ООП и администрация интерната должны заключить соглашение о передаче ребенка на обучение и проживание в учреждение постоянного пребывания.

Бесплатная консультация юриста по телефону

Задать вопрос юристу

По Москве и Московской области Санкт-Петербург и область Федеральный номер

Теперь о нюансах. Чтобы районное отделение образования выдало путевку, необходимо предоставить ряд документов:

  • паспортные данные родителей или законных представителей;
  • решение суда о наделении родительскими правами, если ребенок не является родным;
  • свидетельство о рождении или паспорт ребенка, если ему уже исполнилось 14 лет;
  • медицинская карта с результатами общей диспансеризации ребенка;
  • заключение ООП об условиях проживания.

Если ребенок страдает от хронических заболеваний, является инвалидом, обязательно необходимо представить справку об имеющихся нарушениях, а также программу реабилитации. На основании этих документов несовершеннолетний будет направлен в то учреждение, где ему могут оказать необходимую медицинскую и реабилитационную поддержку.

Сроки пребывания ребенка в интернате

Сроки нахождения ребенка в специальном учреждении строго регламентированы. Согласно нормам, они должны составлять минимум 3 месяца, максимум – один год. Сроки четко прописываются в соглашении с интернатом. Помимо сроков пребывания в учреждении, указываются также обязанности всех сторон, в том числе и родителей.

Если родители не будут выполнять свои обязанности (забрать ребенка на выходные, оплатить обучение и проживание, поддерживать с ним связи и т.д., условия выбираются индивидуально), после истечении срока договора они лишаются родительских прав.

Есть возможность оставить ребенка в интернате дольше, чем на один год. Для этого по истечении 12 мес. после отправки необходимо продлить соглашение. Для этого придется снова привлечь ООП и подписать уже новый договор. Такая мера целесообразна только в том случае, если родители за время пребывания несовершеннолетнего в интернате уже начали улучшать жилищные условия, получили более высокооплачиваемую работу и т.д. Если положение семьи остается таким же бедственным, возможно лишение родительских прав.

Альтернативы

Не обязательно переводить несовершеннолетнего в интернат, если в семье возникли проблемы. Существуют дополнительные возможности.

Самый оптимальный вариант и для ребенка, и для родителей – это узкоспециализированные школы, направленные на воспитание спортсменов, кадетов или же гениев в определенной отрасли науки. Попасть в такие учреждения сложнее, чем в интернат – необходимо успешно сдать экзамены и пройти отбор. Но плюсы перевешивают:

  • обучение в таких учреждениях (если они государственные) предоставляется полностью бесплатно, как и проживание;
  • отсутствует риск лишения родительских прав;
  • ребенок чувствует себя комфортнее, так как контингент в интернате куда хуже, чем в спортивной или кадетской школе;
  • пребывание в спортивной, гуманитарной, кадетской или иной специализированной школе позволяет не просто решить проблему с дисциплиной, проживанием или материальным обеспечением, но и дает ребенку билет в успешную взрослую жизнь.

Родителям с проблемными отпрысками следует обратить особое внимание на военные училища. В них детям привьют основы дисциплины, что во многих случаях поможет справиться с тяжелым характером подростка.

Сдать ребенка в интернат без лишения родительских прав можно, но, прежде чем идти на такую меру, следует взвесить все «за» и «против». Отправка интернат должна быть крайней мерой, нельзя обращаться к этой процедуре из-за небольшой провинности ребенка.

Прежде чем перевести несовершеннолетнего в учреждение постоянного пребывания, обязательно нужно провести с ним беседу, желательно с привлечением детского психолога. В период пребывания ребенка в учебном учреждении важно поддерживать с ним контакт, чтобы отношения в семье не ухудшились.

Изначально школа-интернат планировался как место, где забирали детей, а потом закрывали до каникул в помещении, но кто-то додумался открывать их по выходным, вот так и заведено. Я учусь в казачей кадетской школе-интернате, не по своему желанию, к сожалению, но есть куча ребят, у которых сильные проблемы с семьёй, которым действительно приносит удовольствие сие заведение.

Распорядок

В 6:55 мы слышим громкое «Подъем! Одеяла на тушки кровати, выходим строиться!

Встаёшь, быстро одеваешь тапочки и на взлетку(коридор) идёшь строиться. Все стоят в основном в термо-штанах и майке, с камуфляжным узором. Старшина, оравший подъем(старшиной является кадет, а не взрослый человек) просит взять икону назначенного на это человека и всем зачитать молитву(корпус же казачий). Далее он распределяет уборку, будь то это комната досуга, туалет или кубрик(спальное помещение). После этого ты либо убираешь одно из этих мест, либо идёшь на зарядку. После зарядки заправляя кровать хватаешь зубуную щетку и стремительно бежишь чистить свои бивни.

На часах уже 7:40 и второе построение опять начинается, на него ты обязан прийти с планшетом, в котором лежат тетради, и в полной походной форме одежды(зеленый китель, штаны, подкительная майка). Далее нас отвтдят на завтрак, с кашой хлебом и маслом, и распускают по урокам, на третьем уроке 2-ой завтрак, где дают какую-нибудь печеньку и сок, что является хорошим способом быстро подкрепиться.

6-ой урок кончается и мы идём на обед, там первое, второе. И часто, но не всегда, яблоко или мандарин. После обеда два дополнительных урока. Отсидели, снова построение только уже в главном холле корпуса, взводы и сотни (классы по языку школьников) распределяют на военно-физкультурые работы. Эти работы либо строевая подготовка, либо изучение казачьей истории и культуры, иногда дают по лапать страйкбольный ак или озк с противогазом)

Сие мероприятие длится до 17:00, после этого времени мы собираем планшеты на самоподготовку. Построение спустя десять минут, полдник, мы уже на самоподготовке. Сампо — это комплекс уроков, для изготовления домашней работы по школьным занятиям. Говоря понятно, нас запихивают в класс, дают учебники и мы имеем 3 урока, 140 минут с учётом перемен на домашнюю работу, все уроки в корпусе такие же, как и в школе. Часто, на самоподготовке уже на втором или к концу первого урока домашнее задание я выполняю, что даёт мне повод открыть свою книжку и читать… Да, благодаря некой изоляции и отсутствии так каковых развлечений в корпусе мне приходится много читать, чем я горжусь. Вот, прозвенел звонок, построение взвода(тавтология) и идем на ужин. Дают часто второе блюдо, мое любимое селедка с пюре. После ужина, в зависимости от программы мы можем пойти в душ, делаем мы это два раза в неделю, могут выдать телефоны или могут просто распустить по кубрикам подшиваться, при условии, что будет тихо. Моём ноги, стираем белье, пьем воду и слышим громкое:» Отбой!!» . Так каждый день.

В субботу отпускают домой, с двух часов субботы до воскресенья семи часов.

Общество, взаимодействие с другими кадетами и офицерами..

Многие ребята моего взвода, откровенно говоря тупые, по объективным причинам, многих интересуют в этом заведении исключительно физкультура и войнушки, их я называю пушечным мясом. Они отличаются вспыльчивым характером, непереносимостью оскорблений, даже почвенных, в том числе их познания обществознания на таком низком уровне( меня это очень смущает), что спрашивая кто такой Ленин мне мало кто отвечает, а если и отвечает то инфантильно. В общем, профаны абсолютные. Конечно, есть ребята более умные, которые уже осознают зачем они туда поступили, какими хотят они офицерами стать, и их цели это занять высший чин и пиздить деньги в своем строй бате). А ещё есть такие как я, лохи печальные, которых отправила по принуждению мать. Нелюбимцы родителей). За нами следят 4 офицера, 2 из которых должны прибывать по сменам, то бишь 2 дома, а 2 следят за будущими солдатиками(пушченым мясом). 1 офицер, назовем его Васей является главным, самое равное животное среди равных животных. Он назаначает командиров отделений, страшин, замкомов. Он самый строгий и ругаясь, не стесняется говорить как думает. Да, офицеры там ругаются на нас матом, но я не думаю что это так уж плохо, как ни как заведение военное. Второй офицер, Петя копия Васи, но он более низкий в чине и правах, благодаря чему видно откровенное вражда между Петей и Васей. Третий офицер, Олег, допустим, не строгий, очень интересную жизнь прожил, изъездив всю страну. И он относится к нам так, как мы к нему, а мы к нему относимся с большой симпатией. 4 офицер, Максим, по сей видимости человек закрытый, ему похуй на сотню он там ради лишь зарплаты)

Хотя его за спиной презирают, но у меня с ним хорошие отношения, ибо он подрабатывает компьютерщиком, я часто ему помогаю, ибо люблю это дело.

Хочется сказать, что если у тебя есть собственное мировозрение, отличающиеся от казачьего, то тебе там пезда). Знаю по своему опыту ибо атеист интернационалист онанист, кем я только не являюсь, но точно не казак. Кроме того, из-за репрессий там многие презирают 69 лет истории нашей страны.

Гомофобство там такое же частое явление как и гомосексуализм), парадокс.

Об интимных моментах

Как я и говорил, душ два раза в неделю. Ноги моем в специальных подоннах каждый день, после отбоя, извините, 30 минут длиться концерт из хлюпающих головок, что очень мерзко).

О принуждении и добровольчестве

Как я и говорил, много там по своему желанию из-за плохой семьи или желании стать военным, абсурдное конечно желание. Но есть и принужденцы, как я писал, такие как я. Скоро напишу пост о том, как уйти оттуда, опишу всю эту процедуру. Ибо выносить гнет абсурдной рутины, не приносящей мне пользы, отсутствие личного пространства не могу. Подробнее об этом читаете прошлый пост..

Так что в итоге? Польза или что?

Отвечаю, если вы хотите стать военным или испытываете серьёзные проблемы с семьёй идите туда. Во всех остальных случаях вам это не надо. Польза только двум категориям этих людей.

P.S волосы сбривают, они были у меня такие длинные и красивые 🙁

Дети из интерната для инвалидов «до и после»: их вылечила семья

Если вы все еще думаете, что россияне не берут в семьи особых детей, знакомьтесь: приемные мамы детей-инвалидов. Да, лечит не только семья, но и врачи, да только без семьи у врачей не получилось бы

Гарантировать, что каждый, кто возьмет из детского дома ребенка с прогнозом «будет овощем и не научится вас узнавать», тот получит прекрасного сына или дочку — отличницу и веселушку — конечно, нельзя. И тем не менее такие истории — не редкость. Мы предлагаем вам познакомиться с приемными родителями, кого в опеке и доме ребенка или детском доме для детей-инвалидов пугали: только коррекционная школа или памперсы на всю жизнь. А теперь — сами можете посмотреть.

Такие диагнозы, как «умственная отсталость», «задержка психического развития» и «задержка речевого развития» ставятся в детских домах практически всем без исключения и не должны пугать потенциальных приемных родителей. Дети не разговаривают там просто потому, что не с кем…

Бывают и обратные случаи: берут из детского дома здорового ребенка, а он заболевает и становится инвалидом. Как и с кровным ребенком, случиться может всякое. Конечно, наша подборка — не в осуждение тех, кто хочет взять в семью малыша без серьезных диагнозов: здоровым детям тоже не место в интернатах. Итак, знакомьтесь.

Надя: была неговорящей, сейчас читает стихи и в «Тодесе» танцует

Рассказывает мама Ирина Фирсанова: Надю забрали из детского дома для инвалидов в 5,5 лет в памперсе. Была не говорящая, инвалидность по умственной отсталости, считалась необучаемой, микроцефалия, фетальный алкогольный синдром. В базе характеристика была: малоактивная, малоэмоциональная, не интересуется игрушками. Нам про нашу Надю говорили: «Зачем она вам? все равно вернете ее нам. Ей, кроме коррекционки, ничего не светит».

Дома почти два года — читает по слогам, считает в пределах 10, длинные стихи учит на раз, собираемся через год в массовую школу по заключению того же психиатра, что в ДДИ подтверждала умственную отсталость (она у нас участковая, повезло, да?). Танцует в «Тодесе», актриса в саду, рисует в изостудии, очень нежная и любящая, добрая, помогает всем и вся в меру возможностей своих и роста.

Не дураки же все… Как выяснилось, все дураки!

Рассказывает мама Миранда Сачкова: Когда брали дочку, нам говорили: умственная отсталость, «природная тупость», «бесполезный ребенок, ничем не интересуется, аутист, уже, наверное, 12 человек от нее отказались, не дураки же все»… Как выяснилось, все дураки! Любознательная, веселая и добрая девочка, с абсолютным музыкальным слухом. Зачем весь этот мусор про ребенка несли, я так и не поняла…

Сережа: Матерные слова знал, но понимал, что плохие

Рассказывает мама Татьяна Гладова: Сереженька наш дома с февраля 2014, с 5,5 лет. Нас не пугали вообще, только часто повторяли, что мама наркоманка и отец неизвестен, контакт по туберкулезу, кариесный рот, ну и задержку психического развития и задержку речевого развития в заключении психиатры выставили, конечно. Говорил плохо: ни «р», ни «л», ни шипящих, фразы короткие из 3-4 слов, хотя словарный запас был большой. Матерные слова знал, но понимал, что плохие, знал все слова вежливости и применял их всегда к месту и с удовольствием. В поведении был сильно зажат, труслив и плаксив, истерики с ором до синюшности были в первые полгода частые…

Сейчас: неделю назад отпраздновали семилетие. Все диагнозы сняты, вторая группа здоровья: осталась положительная реакция манту, но отрицательная на скинтест, в логопедическом саду звуки поставили за неделю (!), геройски залечили все зубки, выявили небольшое плоскостопие (за год занятий практически устранили).

Достижения: проучились год в музыкалке на подготовительном отделении — успешно сдали экзамен в первый класс музыкалки, осенью пойдет в общеобразовательную в первый класс, бегло читает по слогам, считает в уме на сложение и вычитание в пределах 100, любит выступать — в садике на всех утренниках был в первых рядах, стихи учит легко — за день до 5-6 четверостиший, очень артистично рассказывает.

Поведенчески: очень ласковый, разморозился и стал шалить, научился говорить «нет» и «не хочу», «не буду» (для нас это было важно), с ним можно договориться обо всем, истерики еще бывают, но чрезвычайно редко и заканчиваются быстро, остались страхи чужих мужчин, врачей, собак (любых) — но сейчас не панический ужас, а легкая опаска. Остались ночные кошмары и «жор». Боится, что вернем обратно, хотя мы этим не пугали никогда и всегда говорим, что теперь мы вместе навсегда. Малыш совершенно искренний, без хитрости, очень чувствительный и всеми любимый.

Ариана: Наше «ДЦП» прошло

Рассказывает мама Наталья Тупякова: Ариану я забирала в два года. Она не ходила, не говорила, не понимала речь — ни одного слова. В принципе не понимала, что с людьми можно общаться, не выделяла никого из взрослых и детей, не узнавала. Не понимала горшок, могла кушать только жидкую протертую пищу, пить из бутылки. В глаза не смотрела. Дома я увидела, что она только умеет качаться самоуспокаиваясь, в разных позах, завывая, как волчонок. Кричала очень много, до потери голоса, громко. Месяца два боялась взятия на ручки. Врач в доме ребенка убеждал, что она никогда не будет меня узнавать и говорить. Ходить — под вопросом. Диагнозы — ДЦП, отставание в развитии на 6-8 эпикризных периодов, энцефалопатия, недоношенность, судорожный синдром.

Два года Ариана прожила в семье. ДЦП ей не сняли только потому, что уже поставленный диагноз снять не так просто. А все врачи в один голос говорят, что никакого ДЦП и в помине нет. Говорит, учит стихи, ребенок в четыре года развит на три, но быстро догоняет, к школе (массовой, планирую) догонит и перегонит сверстников. Неуемная жажда знаний, очень любознательная, ласковая, в день по тысяче раз слышу: «мамочка, я тебя люблю», «мамочка, я хочу жить с тобой», «это МОЯ мамочка», и т.д.

Бегать начала через пару месяцев попадания в семью, понимать речь тоже начала быстро, потом начала говорить сама, сейчас такая болтушка — не остановить. Учим стихи. Жажда жизни невероятная. Если при знакомстве было впечатление потухшего создания, маленького старичка, который уже сильно разочаровался и устал от жизни (ребенок, у которого включилась стандартная для отказных детей программа самоустранения), то теперь это сгусток энергии, ребенок, которому все интересно больше, чем обычным, домашним деткам. Девочка очень долго была в настоящей депрессии. Никак не улыбались у нее глаза, несмотря на то, что губами она улыбалась. Сейчас улыбаются и глаза, но еще есть над чем работать.

Диагнозы никуда не денутся, но дочка сможет жить самостоятельно

Рассказывает мама Наталья Машкова (Волкова): Изначально в роддоме напугали родителей нашей дочки, сказав, что незачем им, молодым, ставить на себе крест и привязывать себя к овощу, который не сможет думать, ходить, обслуживать себя, и вечно будет все дела делать под себя. Они ее оставили.

Когда в три года мы познакомились, пугать стали уже нас. Что инвалид на всю жизнь. Что ходить никогда не будет. Что недержание по всем фронтам. Что отстает в развитии. Что фактически она будет лежачей обузой. Зачем нам такое, да еще к троим детям. Как мы собираемся жить с инвалидом-колясочником, ведь столько нужно сил, времени, денег, да и РФ не лучшая страна для жизни таких детей, не лучше ли взять поздоровее?

Диагнозы Алены не исчезнут. Спинномозговая грыжа (спина бифидо и еще куча разных вариаций), аномалия Киари, гидроцефалия, контрактуры коленей, нарушение работы органов малого таза (недержание и отсутствие чувствительности), пиелонефрит, вальгусно-эквинусные стопы. И это еще не все, но основное «страшное». Все они правдивы. НО! Даже с этими диагнозами ребенка можно поставить на ноги, можно социализировать, выпустить в самостоятельную жизнь. Она никогда не будет бегать кроссы и марафоны… так и я их не бегаю. А голова у нее работает замечательно.

За три месяца дома она догнала и перегнала возрастную «норму» развития. Все врачи, которые сейчас занимаются ее реабилитацией и ставят ее на ноги, говорят одно: если бы только она была в семье с рождения, ну или с года. Сейчас бы им нечего было делать. Не было бы огромного количества проблем, которые теперь придется решать долго и упорно, а что-то, может, даже и не получится решить, пока не подрастет.

Андрей: не ходил, не умел, не делал… Сейчас присматривает за младшими

Рассказывает мама Наталья Кажаева: Андрей, 11 лет, первое фото из базы данных, второе — полгода дома. В детском доме для инвалидов в школу не ходил, читать и писать не умел, в перспективе отправился бы прямиком в дом престарелых. То, что сейчас Андрей ходит, — не моя заслуга. Это волонтеры из фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» вывозили его на лечение и поставили на костыли. Сейчас он учится в школе, полностью может обслужить себя и присмотреть за младшими. Институт ему не светит, но жить самостоятельно он сможет однозначно.

Лиза: Спина у нас «бифидо», но пишем контрольные на «четверки»

Лиза, 13 лет. В семье чуть больше года. Инвалидность по диагнозу «спина бифида» (расщепление позвоночника, незаращение дужки позвонка — пожизненное состояние с осложнениями на нервно-мышечную систему и опорно-двигательный аппарат), со всеми сопутствующими прелестями. Училась с двойки на тройку. Но в четвертой четверти написала годовые контрольные по математике и русскому на «четверки».

Анюта: Не жевала еду, сейчас грызет орехи

Анютка. Пугали глубокой умственной отсталостью, неусваиваемостью пищи, немотивированной рвотой, ДЦП. Она не ходила, не понимала речь, не отзывалась на свое имя, не жевала еду. Весила 7,5 кг — столько весит ребенок в полгода, а ей было 4,5! Сейчас грызет орехи, понимает обращенную к ней простую речь, ходит за ручку, прекрасно соображает, в сенсорном телефоне знает несколько последовательностей кнопок и соответственно может «написать сообщение», позвонить моим друзьям, разблокировать телефон и написать заметку. Набрала вес 14 кг и выросла на 11 см. Рвота прекратилась, пищеварение прекрасное. За семь месяцев не выпила ни одной таблетки.

Спаси меня, теть Лен!

Рассказывает мама Елена Фесовец: Полгода дома. Когда первый раз увидела моих зайцев, меня поразили их черные глаза. Как мне объяснили, у детей от стресса были огромные зрачки. Лысые, и все в шрамах на головах. Шрамы — это наследие их доприютской домашней жизни, они даже смутно помнят их происхождение… Теперь это голубоглазые блондины, красивые, добрые, любимые. Есть у меня такое ощущение, что мы всегда были вместе, и плохо помню то время, без Богдана и Олежки. Они были друзьями по приюту, в котором жили. Изначально я забирала Богдана. Олег упросил меня забрать и его, так как он уже должен был переезжать в детдом. Так и сказал: «Спаси меня, теть Лен!»

Воспитательница, издевавшаяся над детьми из приюта, зарабатывала стриптизом

Та самая Адиля, которая работает в детском приюте

Выяснилось, что у 23-летнего педагога далеко не идеальное прошлое. Несколько лет назад она училась в техникуме на юриста и не скрывала, что не горит желанием посещать пары. По профессии Адиля не работала, зато устроилась в ночное заведение, где стала танцевать стриптиз. Вот это занятие ей было по душе. «Мое любимое место на работе — бар», — делилась она с подписчиками.

В этом году девушка почему-то решила кардинально сменить род деятельности, устроившись в детское учреждение. Начальство приюта приняло стриптизершу без лишних вопросов. Более того, претензий к работе Адили на новом месте ни у кого не возникало.

Теперь девушку ждут крупные неприятности: видео с детьми, которые она публиковала в социальной сети, попали в руки сотрудников прокуратуры. На них воспитательница ведет себя не самым лучшим образом: заставляет воспитанников драться друг с другом, поощряет, когда те матерятся…

«Снимал штаны и говорил, что почти не женат»: Павел Прилучный устроил дебош в стриптиз-клубе

«Я одна из тех училок, которая знает, что ученица вырастет проституткой»; «Как вы можете заметить, все дети пока целы и здоровы, я пока еще никого не убила», — так Адиля подписывала провокационные ролики.

Раньше Адиля развлекала публику, танцуя у шеста

На девушку завели уголовное дело, ей может грозить до трех лет тюрьмы. Пока экс-стриптизерша не комментирует скандал, а вот пользователи Сети негодуют.

«Кто ее вообще к детям пустил? Она же больная на всю голову и пишет в посте у себя, что крыша у нее уехала! Ну почему! Жалко детишек — они-то в чем виноваты?»; «В людях уже не остается ничего адекватного, никаких ценностей и света. Полная деградация общества»; «Ей на стройку идти работать, хотя и там рабочие намного культурнее и воспитаннее будут», — возмутились многие.

«Мы в гостях»: как дети с инвалидностью из ЦССВ «Кунцевский» на время самоизоляции переехали в семьи

В это непростое время многие объединяются, чтобы помочь тем, кто особенно в этом нуждается. Неравнодушные москвичи на время самоизоляции взяли к себе детей с тяжелыми заболеваниями из столичных ЦССВ. Ребята отправились в семьи, которые готовы обеспечить им должный уход и внимание. Рассказываем о том, как живут дети в семьях, и как изменилась жизнь москвичей, принявших ребят.

«До начала самоизоляции в нашем Центре проживало 249 детей, среди них как дети, оставшиеся без родительского попечения, так и ребята, у которых есть семьи. Сейчас в „Кунцевском“ остался 181 воспитанник. Некоторые родители забрали детей в семьи, таких — 51 ребенок. Семерых ребят на время самоизоляции мы передали в Первый Московский детский хоспис. Временно к сотрудникам хосписа „Дом с Маяком“ уехали четыре ребенка, еще четверых пригласили к себе домой сотрудники нашего Центра. У большинства детей, переданных на гостевой режим, тяжелые множественные нарушения развития, они имеют статус паллиативных», — рассказывает Елена Цветкова, директор ЦССВ «Кунцевский».

В семьях, где сейчас находятся ребята, знают, как ухаживать за детьми с серьезными проблемами со здоровьем и как организовать для них пространство с учетом их физических особенностей.

«ЦССВ „Кунцевский“ реализует проект „Дом с Маяком в Доме детей“, поэтому мы приняли предложение Лиды Мониавы о временном проживании ребят в гостях сотрудников фонда и за короткое время мы оформили гостевой режим» — отмечает Елена Цветкова.

Все москвичи, принявшие в гости детей, прошли онлайн-собеседование и оформили необходимые документы. Дети переданы на условиях гостевого режима.

Вместе с ребятами в семьи уехало все самое необходимое, что им может понадобится: памперсы и специальное питание, любимые игрушки и технические средства реабилитации, постельные принадлежности и даже любимые подушки.

ВСЕ ГОСТИ НА СВЯЗИ 24/7

Все семьи, которые приняли детей, объединены чатом «Мы в гостях». В режиме онлайн они делятся впечатлениями и новостями, задают все интересующие вопросы по воспитанию детей и организации их досуга.

«В этом чате директор, начмед и другие сотрудники интерната общаются с нянями хосписа. Няни несколько раз в день публикуют фото и видео, новости о том, как дети проводят время дома. А администрация интерната пишет им в ответ слова поддержки и комплименты… Сегодня директор интерната написала в чате: „Я вот все думаю, мы ведь тоже любим ребят, которые сейчас у вас. Но как важно, чтобы тебя не просто любили взрослые, которые вокруг. Как важно для ребёнка быть единственным любимым, самым-самым. И как это все меняет“. Это очень важные слова», — написала у себя в соцсети Лида Мониава.

В семьях ребята быстро освоились, привыкли к новой обстановке. Но режим дня у них практически не изменился — отдых, завтрак, игры, развивающие занятия и так далее. Все это сделано для того, чтобы по возвращении в центр дети не испытывали стресса.

«Когда мне предложили взять детей в гости, долго не раздумывала. Мой выбор пал на Машу. Мы с моей семьей решились на этот шаг, и для нас это возможность попробовать себя в новой роли. За то время, что у нас находится Маша, у нас не возникало никаких трудностей. Мы самоизолировались на даче, так что девочка длительное время проводит на свежем воздухе, — делится Кристина Зорина, педагог дополнительного образования ЦССВ „Кунцевский“.

В самих семьях, которые пригласили детей в гости, конечно же, изменился режим дня, прибавилось дел. Но все это пустяки по сравнению с радостью и внутренним удовлетворением, которое испытывают участники проекта при виде довольных глаз ребят.

„Таню и Надю забрала домой без всяких колебаний. В „Кунцевском“ работаю уже 10 лет. С девочками знакома давно — они замечательные, проблем с ними никогда не было. Отношения у нас доверительные, а дома мы сблизились еще больше. У меня трое своих детей, двое из них еще малыши. Девочки с удовольствием разделили со мной хлопоты по дому. Вижу, что это им доставляет удовольствие. Вечером мы все вместе смотрим фильмы, общаемся и играем“, — рассказывает помощник воспитателя Елена Трофимова.

ЕСТЬ ЛИ ПЕРСПЕКТИВА У ПРОЕКТА?

Мы уже обратились к председателю МГАРДИ Юлии Камал, которая разместила в сети пост о том, что москвичи, имеющие опыт ухода за ребятами с нарушениями развития и прошедшие школу приемных родителей, могут рассмотреть для себя такую возможность и принять в гости наших детей. Нам уже поступают звонки и письма. Но нам же важно не просто передать детей. Все-таки человек, принимающий на себя такие обязательства, должен иметь не только заключение опеки — у него должны быть ресурсы для реализации этого шага, специальные знания и опыт. Потому что наши дети действительно особенные. Их безопасность, здоровье и психологический комфорт для нас в приоритете», — отмечает Елена Цветкова.

ЗАБОТА О КАЖДОМ

Столичные организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, оборудованы по семейному типу. Это обычные квартиры на 6-8 человек. В небольших помещениях созданы все условия, чтобы снизить риск заражения.

За здоровьем и самочувствием каждого ребенка внимательно следят специалисты. Несколько раз в день измеряется температура. Регулярно детям рассказывают, как правильно пользоваться антисептиками и какие меры профилактики нужно соблюдать.

Чтобы сохранить стабильное эмоциональное состояние у детей, мы помогаем им продолжать общение с родственниками и кандидатами в приемные родители дистанционно. Напомним, сейчас временно приостановлены посещения детей волонтерами и родственниками.

У жителей города Москвы всегда есть возможность взять на гостевую форму проживания, а также под опеку или усыновление несовершеннолетних детей, которые находятся в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Ежегодно в семьи передаются более 60 детей с инвалидностью.

Пресс-служба Департамента труда и социальной защиты населения города Москвы