Доктрина 77 охлобыстин

В Доктрине Охлобыстина интересно не только выступление, но и последующая реакция граждан. Преобладающая реакция — страх. А Иван действительно говорит страшные вещи. Говорит на полном серьёзе без тени шутки. Совершенно точно, что говорит искренне. Бэкграунд у него опять же основательный – шесть детишек, семья, тёплое место в Евросети и на СТС. Есть чего терять. И граждане не понимают: как так, с чего это вдруг? Граждане боятся того, чего не понимают.
Объяснения находятся очень быстро. Если не куплен Кремлём (детей кормить надо), то либо сошёл с ума (экстремист!), либо стебётся (клоун!). Поэтому страх граждане выражают либо насмешками, либо негодованием. СМИ активно помогают им в этом, стараются изо всех сил, отрабатывают бабки хозяев: преподносят события либо с точки зрения фарса, либо с точки зрения кондового национализма. Граждане заглатывают удобные объяснения и с облегчением сублимируют.
Зомбированные и отвыкшие думать граждане не замечают, насколько примитивно они трактуют сложный человеческий поступок. Факты, нюансы, история вопрос — всё отброшено ими в угоду самых простых и убаюкивающих версий происходящего.
Чтобы попытаться правильно понять цель прошедшего мероприятия, надо вспомнить основное и главное: Иван Охлобыстин — глубоко верующий человек. Не «расстрига» как повторяют блогеры-попугаи, и не «разочаровавшийся», как домыслил Веллер в одном из интервью. Он священник без права проводить священные обряды и носить рясу. Его сан не отменён патриархом, а, значит, у церкви нет сомнений в его вере, есть лишь претензии к его мирской жизни, которая не совместима с правилами этой организации.
Мировоззрение верующего православного человека, причем верующего без всяких оговорок, воцерковленного, вообще сложно для понимания атеистом и скептиком. Для массы людей православие – средневековый пережиток или в лучшем случае невредные традиции на подобии русских народных бабушек, поющих частушки под аккордеон. Когда Иван, отец Иоанн, в своей Доктрине говорит про жертвенность, любовь и милосердие – столпы православия — современный русский не понимает всего глубокого подтекста, который стоит за этими словами. А, значит, не понимает и тех умозаключений, которые автор делает на основе постулатов. Для понимания контекста надо слишком хорошо знать историю России, историю религии и хотя бы в общих чертах священное писание. Чем массы, к сожалению, похвастаться не могут. Отсюда и вынужденная растянутость речи и насыщение её прописными истинами, попытки хотя бы в общих чертах обозначить историю вопроса.
Охлобыстин говорит два часа. Его Доктрина – это законченное произведение со своим сюжетом и драматургией. Это не набор лозунгов. Это целостная идеология. Её нельзя растащить на цитаты, нельзя прочитать по диагонали. Это проповедь, а проповедь надо слушать от и до. Желательно стоя, чтобы лучше до головы доходило. Именно поэтому Поступок Охобыстина беззащитен перед манипуляторами и провокаторами, которые уже с радостью разодрали текст на секундные огрызки, склеили их в удобной им последовательности, а где-то просто откровенно переврали и исказили первоначальный смысл. Доктрину Охлобыстина действительно легко подать и как фарс и как призыв к насилию, расставив акценты на второстепенных местах, и приглушив основополагающие.
Вершина всего затеянного Иваном действа и одновременно апофеоз бесноватой критики — заявление «иду в президенты». То, что воспринято большинство как пиар-ход и желание продать побольше билетов на стадион, на самом деле является частью выступления 10 сентября. Именно такая причинно-следственная связь: «иду в президенты» для выступление в Лужниках, а не выступления в Лужниках для того, чтобы пойти в президенты. И вновь действие автора надо трактовать с позиции православного верующего и основного догмата православия: жертвенности.
Провозглашение себя «царём Иудейским», пирамида-гора, выступление в день православного праздника – усекновение головы Иоанна Крестителя. Упаковав и замаскировав свой Поступок по всем законам медиа-рынка, отец Иоанн совершает священнодействие: символично приносит себя в жертву. Заранее обрекая себя на насмешки и оплевание, он сделал то, чего до него никто в России не делал: на свои собственные деньги собрал народ на площади, воздвиг Голгофу и на глазах у улюлюкающей толпы позволил себя распять. Он нашёл в себе мужество даже не намекать об истинном смысле происходящего, чтобы не делать себе ореола мученика. Видно, что при всей смелости замысла, граничащего с ересью, отец Иоанн держит гордыню в узде. «Я — не гипнотизёр! Я — шут гороховый!».
Охлобыстин, как засланный казачок, в совершенстве познал законы масс-медиа и изъясняется с толпой и СМИ их терминологией. И толпа поняла происходящий спектакль в меру своей испорченности. Все искренне поверили, что юродивый Охлобыстин всерьёз рассчитывает стать президентом, и навострили уши. Не совсем честный приём, но как ещё пробиться сквозь «демократию шума»? Народ настолько сильно увяз в своей вымышленной реальности, что отказывается воспринимать то, что расходится с этой реальность. Между тем, Охлобыстин тут же признаётся: «Я меньше всего подхожу на эту роль». Юродивый Вассиан понимает, что не может быть Иоанном Грозным. Его предназначение, миссия — лишь открыто говорить то, что другие сказать боятся по малодушию.
Претендует ли автор на абсолютную Истину? Нет. Опять обращаемся к первоисточнику, к его многочисленным интервью и пресс-конференциям. В общих чертах мысль Охлобыстина можно выразить так: «Только высказывая свою позицию, инициируя всенародное обсуждение, можно понять, где и почему не прав». Пожалуйста, оппонируйте, предлагайте своё. Если считаете, что войны не будет, а нация не умирает, докажите обратное. Если считаете, что в войне можно выиграть мирными средствами – предложите их. Но только включите мозг, осознайте проблему и подумайте о путях решения.
Истинные цели мероприятия 10 сентября Охлобыстин обозначил в самом начале выступления, с первых минут назвав всех присутствующих «учителями». Отец Иоанн послал сигнал — мощный, отчаянный, с надрывом и изо всех сил. И присутствующие, и оратор понимали, что вторых Лужников не будет. Здесь и сейчас. Охлобыстин пошёл ва-банк, чтобы найти и мобилизовать единомышленников, договориться об опознавательных знаках. «Проглядел дьявол арлекина», но обязательно опомнится…
Так получилось, что я долго стоял перед кордоном возле Лужников и наблюдал проходящий мимо поток. 90% – молодые люди от 20 до 30. Прилично одетые, трезвые, с умными лицами, поровну обоих полов, многие парами. Если к молодёжи применим термин средний класс, то это был он. Спустя час эти люди дружно, но без психоза аплодировали речи оратора. В зале было порядка 30 000 человек, и только небольшая часть из них ушла до конца выступления, которое длилось гораздо дольше 77 минут. Пришедшие показали, что способны воспринимать информацию выходящую за границу магической цифры.
Миссия выполнена. Зёрна посеяны на плодородную почву. Урожай взойдёт рано или поздно.

Доктрина 77

Иван Охлобыстин. «ДОКТРИНА 77»Познер И/ Охлобыстин о Доктрине 77Ivan Okhlobystin 14

Доктрина 77 — политический видеоперформанс и «философский манифест» известного актера и священника РПЦ Ивана Охлобыстина, проведенный 10 сентября 2011 года на стадионе Лужники в Москве. Формат мероприятия был заявлен в контексте подготовки к президентским выборам в России, на которые Охлобыстин сначала выставил, а потом снял свою кандидатуру. Доктрина 77 представляла собой попытку популяризации русской консервативной философии, которую сам Охлобыстин называл «аристократический национал-патриотизм». Число 77 взято из расхожего утверждения, что человек способен воспринимать информацию на слух в течение 77 минут.

Сутью Доктрины 77 является мечта об идеальном обществе, которое Охлобыстин называет Империум (великая и могучая империя, сверхдержава). Смысл существования русского народа (нации, этноса) заключается в реализации этого проекта. При этом русские и славяне в речи Охлобыстина использовались как взаимозаменяемые понятия. Империум — это апокалиптический бастион тех сил, которые сражаются против «глобального потребления и духовного равнодушия». Осуществить этот Империум должны русские дети, которым необходимо привить традиционные семейные ценности. Во главе Империума будет стоять монарх-император. Единственной религией Империума будет русское православие. По мысли Охлобыстина реализация Империума станет возможной через 20—30 лет (то есть в 2031—2041). Не последнюю роль в этом должны сыграть георгиевские ленточки.

Критика

Одни критики обратили внимание на пародийный характер мероприятия, где само ключевое понятие оказалось заимствованным из сеттинга Warhammer 40000. Другие отмечали опасность заигрывания с русским национализмом

  • Доктрина 77
  • Доктрина-77 в энциклопедии «Викиреальность»

виртуальный клуб Суть времени

НАША ГАЗЕТА ПОЛИТИЧЕСКИЙ ТЕАТР

Ярослав Головин

ОХЛОБЫСТИН ПРИЗЫВАЕТ РУССКИХ УМЕРЕТЬ?
Почему нам это нравится

10 сентября, в Лужниках, взойдя на белую пирамиду, перемежая красивую эмоциональную речь ударами в гонг, Иван Охлобыстин озвучил свою концепцию дальнейшего существования России. Событие это вызвало, как сейчас принято говорить, неоднозначную реакцию.

Не будем обсуждать самого Ивана Охлобыстина – дабы не дать его сторонникам повода считать «очернение» его светлой личности лишним доказательством белизны и пушистости его великих замыслов.

Не будем обсуждать и противоестественный союз идеального и коммерческого, явленный «Билайном» в тарифе под названием «Доктрина 77», странным образом совпадающего с названием всего «учения».

Попробуем понять, почему «Доктрина» пришлась так по сердцу многим людям, чем опасен Охлобыстин и почему его нельзя игнорировать.

1. Истина, в которой мы так нуждаемся

Во время этой речи были затронуты самые сокровенные струны желаний русских людей. Охлобыстин говорил разумные и правильные слова. Говорил искренне, с жаром. О семье, о Родине, о детях. Упомянул образование и медицину, которые все недоступнее нашим гражданам. Сказал, что на одном сырьевом потоке не обрести нам свободу. Отметил все более явно проявляющуюся замкнутость нашего чиновничества и бизнес-сообщества. Сказал, что нам необходимо возрождать и прививать национальную символику.

2. Слова, которые нам так приятны.

Охлобыстин объявил всех пришедших Учителями. Только потому, что они пришли. Сказал, что мы не лучшие, мы ИНЫЕ. Наши женщины самые красивые и через способность к деторождению знающие то, к чему мы, мужчины-славяне, идем всю свою жизнь. Мы – генетически сконструированные идеальные бойцы, наш удел – война. Мы рождены быть воинами. Если мы молимся – то за весь мир, если мы сражаемся – весь мир за нашей спиной! Мы герои и святые, третьего не дано.

3. Фантастика и абсурд

Часть утверждений Охлобыстина фантастична, часть попросту абсурдна. Он отказался от любви, чтобы управлять парадоксом. Он купил часы в антикварной лавке, чтобы не быть голословным, и это дает нам право говорить – мы посмотрели в бездну. Он предлагает нам брать технологическое развитие от Запада и боевые искусства – от Востока. Скоро Европа будет страдать от потопов, и поэтому она будет с нами дружить, а мы учить детей второму государственному языку – английскому. Людьми можно считать только тех, кто не желает нам зла. Америка не умеет воевать и работать, и когда ее постигнет финансовый крах, она будет заботиться о нашей экономике, чтобы продавать в наших охотничьих магазинах «стелсы».

4. Опасная близость контрмодерна

Охлобыстин смело, решительно использует понятия «русские» и «славяне», он не оставляет ни малейшего сомнения, что только славяне могут и должны обустраивать империю, император которой тоже должен быть именно русским. Более того, славяне – в Русской православной церкви, а ее позиция – «величественная и бескомпромиссная»: нет спасения вне Православной церкви! И все!

Он «протягивает руку дружбы» другим народам России, но только православному еврею, мусульманину, строящему православные храмы, и буддисту-буряту, подставляющему свою грудь, закрывая от пули Ивана.

Представлять нас может только тот человек, для которого национальный вопрос будет главным, нам нужен человек, который сможет прямо и правдиво говорить от имени своего народа: «Моему народу нужно».

Охлобыстин перечисляет народы: «Не только русские, но и украинцы, белорусы…». Значит, не считает он украинцев и белорусов русскими.

Нас отучали быть русскими, нас заставляли стыдиться этого, у нас отняли право написать в паспорте свою национальность! Охлобыстин предлагает русским использовать любые отличительные знаки, чтобы было понятно, что они русские, каждому, мимо которого они идут.

77 лет коммунистический диктат мешал публично исповедовать свою веру, эти годы прошли в борьбе и теперь мы еще сильнее! Благодаря 77 годам бездуховности коммунисты и проиграли.

Нам необходима аристократия, которая будет заниматься не управлением, но «контролем чистоты намерений» тех, кто принимает решения на уровне законодательной и исполнительной власти. Вдохновители и контролеры, которые будут ненасильственно склонять Россию к империи, пока окончательно не склонят. Государством должен править президент-управленец, но над ним стоит идейный лидер, который и определяет направление движения России.

Чем дальше – тем больше. И в пункте, в названии которого нет слова «фашизм», хотя есть все основания, чтобы оно было, тезисов больше всего.

***
Лесть Охлобыстина «нам» совершенно недостоверна: у нас нет никаких причин считать себя Учителями, наших женщин – мудрее нас, только потому, что они умеют рожать, а себя – созданными исключительно для войны. Тогда в нашем движении было бы гораздо больше женщин, наши жены не говорили бы нам: «Это все ерунда, главное заработать деньги на достойную жизнь», а чтобы считать себя Учителем, просто придя на выступление популярного телеактера и купив у «Билайна» тариф «Доктрина 77», надо быть исключительным простецом.

Сомнителен и «национализм» Охлобыстина: Любая риторика, обращенная к одному этносу, к тому же принадлежащему к одной религиозной конфессии, в стране многонациональной, многоконфессиональной, более того, как наследие Советского Союза – светской, – это однозначный путь раскола и регресса. Это то, что говорят уменьшительные националисты, но гораздо громче, красивее и артистичнее.

Подача материала у Охлобыстина – исключительно карнавальная и манипулятивная. Он раскачивает толпу, требует от нее громких ответов, бьет в гонг, вокруг дым и летающие фонарики.

Нас громко призывают к смерти! Мы должны победить и погибнуть, наша цель, смысл нашего существования – самоуничтожение! Ведь нас об этом предупреждали святые. И это нормально. Само слово Империум Охлобыстин, не скрывая, заимствует из фантастической вселенной Warhammer 40000 – мира огромных генетически сконструированных воинов: в тяжелой броне, не знающих страха и боли, готовых умереть за Бога-Императора и непреклонных, почти всемогущих инквизиторов, обладающих практически неограниченной властью и применяющих любые по жестокости меры, для искоренения ереси, убийства мутантов, уничтожения чужих. Warhammer 40000 – мир пафоса и смерти. Нас с пафосом призывают к самоуничтожению.

И что мы видим? Граждане нашей страны, казалось, приобрели иммунитет от обмана, не позволяют вешать себе лапшу на уши, не верят больше в демократию и капитализм, крайне скептически относятся к любым инициативам власти.

Но стоит только появиться человеку, который разбирается в шоу, который не боится озвучить реальные и очевидные наши проблемы, то мы раскрываем ему свои объятия и игнорируем, что он к очевидному примешивает нечто совсем недопустимое, не имеющее перспективы, ведущее нас Тартар.

Красивая музыка, гонг, дым и фонарики. Смешная роль в телевизионном сериале. Многим из нас этого оказывается совершенно достаточно, для того чтобы выдохнуть с облегчением: «Он пришел!» и выключить всю и всякую критичность восприятия. Агрессивно реагировать на любые попытки вырвать нас из такой радостной и понятной вселенной, где нет больше проблемы осознания и выбора. Только проблема действия.