Епископ мефодий

Русская Православная Церковь

Мефодий, епископ Каменский и Камышловский (Кондратьев Михаил Александрович)

Дата рождения: 10 ноября 1957 г.

Дата хиротонии: 25 января 2014 г. Дата пострига: 6 декабря 1984 г. День ангела: 17 июня

Страна: Россия Биография:

Родился 10 ноября 1957 г. в Уфе. Крещен в младенчестве.

В 1975 г. закончил среднюю школу № 35 г. Уфы. В 1975-1982 гг. обучался в Московском физико-техническом институте на факультете молекулярной и химической физики. По окончании устроился преподавателем физики в Башкирском государственном медицинском институте в Уфе.

В мае 1984 г. уволился из БГМИ. По благословению епископа Ивановского и Кинешемского Амвросия алтарничал в Троицкой церкви с. Петровское Лежневского р-на Ивановской обл.

6 декабря 1984 г. епископом Ивановским Амвросием пострижен в мантию с наречением имени Мефодий в честь преподобного Мефодия Пешношского. По принятии монашества продолжал свое служение на том же приходе.

11 августа 1985 г. епископом Амвросием рукоположен в сан иеродиакона, а 19 августа — в сан иеромонаха и назначен настоятелем Никольской церкви с. Григорьево Тейковского р-на Ивановской обл.

9 февраля 1988 г. назначен настоятелем Георгиевского храма с. Георгиевское Кинешемского р-на Ивановской обл.

Ко дню Святой Пасхи 1992 г. возведен в сан игумена.

С 1998 г. занимался реабилитацией наркозависимой молодежи на приходе. Принимал участие во многих конференциях, посвященных проблеме помощи наркозависимым и ВИЧ-инфицированным, в том числе международных. За деятельность по реабилитации наркозависимых пациентов в 2005 г. Федеральной службой РФ по контролю за оборотом наркотиков награжден медалью «За содействие Госнаркоконтролю России».

В 1999-2004 гг. обучался на заочном секторе Московской духовной семинарии.

В Иваново-Вознесенской епархии кроме настоятельства выполнял следующие послушания:

В 2008 г. епископом Иваново-Вознесенским и Кинешемским Иосифом награжден архиерейской грамотой. В 2010 г. Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Кириллом награжден Патриаршей грамотой.

В 2010-2011 гг. возглавлял группу экспертов, привлеченных к написанию в рамках работы Межсоборного присутствия документа «Об участии Русской Православной Церкви в реабилитации наркозависимых».

С сентября 2010 г. — аспирант Общецерковной аспирантуры и докторантуры (кафедра церковно-практических наук).

С 1 октября 2010 г. — внештатный сотрудник Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, руководитель Координационного центра по противодействию наркомании.

В 2010 г. участвовал в подготовке Соглашения о взаимодействии между Русской Православной Церковью и Государственным антинаркотическим комитетом (подписано 21 декабря 2010 г.).

С 14 марта 2011 г. — председатель правления Благотворительного фонда св. прав. Иоанна Кронштадтского, учрежденного Синодальным отделом по церковной благотворительности.

С июня 2011 г. — заместитель сопредседателя совместной рабочей группы Государственного антинаркотического комитета и Русской Православной Церкви.

С ноября 2011 г. — член Коллегии при Синодальном отделе по церковной благотворительности.

С июля 2012 г. — клирик новообразованной Кинешемской епархии.

С февраля 2013 г. — член Общественного совета при ФСКН России.

В феврале 2013 г. назначен представителем Русской Православной Церкви в Межведомственной антинаркотической рабочей группе Коллегии при Полномочном представителе Президента РФ в Центральном федеральном округе.

Решением Священного Синода от 25-26 декабря 2013 г. (журнал № 134) избран епископом Каменским и Алапаевским.

5 января 2014 г. за Божественной литургией в Успенском кафедральном соборе г. Кинешма епископом Кинешемским и Палехским Иларионом возведен в сан архимандрита.

Наречен во епископа 24 января 2014 г. в храме Всех святых, в земле Российской просиявших, Патриаршей резиденции в Даниловом монастыре в Москве. Хиротонисан 25 января за Божественной литургией в храме св. мц. Татианы при МГУ им. М.В. Ломоносова в Москве. Богослужения возглавил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл.

Решением Священного Синода от 16 апреля 2016 г. (журнал № 29) утвержден в должности священноархимандрита Преображенского мужского монастыря г. Каменска-Уральского Свердловской обл.

Решением Священного Синода от 28 декабря 2018 г. (журнал № 111) в связи с образованием Алапаевской епархии присвоен титул «Каменский и Камышловский».

Образование:

1982 г. — Московский физико-технический институт.

2004 г. — Московская духовная семинария

Общецерковная аспирантура и докторантура.

Епархия: Каменская епархия (Правящий архиерей) Научные труды, публикации:

Слово архимандрита Мефодия (Кондратьева) при наречении во епископа Каменского и Алапаевского.

Написал более 20 статей по теме реабилитации наркозависимых.

Принял участие в съемке двух фильмов о реабилитации на приходе: «Не умру, но жив буду» (2006) и «Пропадал и нашелся» (2012).

В январе 2006 г. в издательстве «Сатис» вышла книга «Не умру, но жив буду», рассказывающая об опыте прихода по работе с наркозависимыми, в декабре 2013 г. — книга «В храм пришел наркозависимый. Как помочь?».

В 2008-2011 гг. в качестве соавтора участвовал в написании «Методологии социальной реабилитации наркозависимых в церковной общине» (издана в 2011 г.).

Награды:

Церковные:

  • 2010 г. — Патриаршая грамота;
  • 2017 г. ― орден прп. Серафима Саровского III ст.

Светские:

  • 2005 г. — медаль «За содействие Госнаркоконтролю России».

Лучший подарок к празднику: человечный епископ

Епископ Мефодий говорит негромко, но убежденно. Внимательно выслушивает, но четко соблюдает отведенный для беседы временной регламент. Чувствуется, что на служение в Каменской епархии он настроен очень серьезно. И вместе нельзя не заметить, что он, говоря светским языком, горячо увлечен своей работой.

Накануне Рождества Христова и первой годовщины архиерейского служения епископа Каменского и Алапаевского Мефодия корреспондентгазеты «Новый Компас» взял у него интервью.

Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий (в миру — Михаил Александрович Кондратьев), 57 лет.

Родился 10 ноября 1957 года в Уфе. В 1982 году окончил Московский физико-технический институт по специальности «инженер-физик», после чего преподавал в мединституте в Уфе.

В 1984 году начал служить в храме Ивановской епархии, принял монашество. В течение 26 лет был настоятелем Свято-Георгиевского сельского храма. С 1998 года активно занимался реабилитацией наркозависимых, написал более 20 работ по этой проблеме.

В 2004 году заочно окончил Московскую духовную семинарию. Был председателем епархиального суда Иваново-Вознесенской, а потом Кинешемской епархии.

25 января 2014 года был рукоположен во епископа Каменского и Алапаевского.

Является заместителем сопредседателя совместной рабочей группы Государственного антинаркотического комитета РФ и Русской Православной Церкви (РПЦ), членом Общественного совета при ФСКН России, членом Коллегии при Отделе по церковной благотворительности и социальному служению РПЦ.

С 2010 года обучается в Общецерковной аспирантуре имени святых равноапостольных Кирилла и Мефодия.

Имеет церковные награды, в том числе Патриаршию грамоту (2010). Удостоен медали «За содействие Госнаркоконтролю России» (2005).

— Владыка, как вы пришли к вере?
— Я вырос в верующей семье. Родители мои были венчаны, меня крестили совсем маленького, в доме были иконы. Бабушка ходила в храм, соблюдала посты…

— А пионером, комсомольцем вы были?
— Да.

— И не было какого-то противоречия в душе?
— Чтобы соотносить одно с другим, нужно быть очень проницательным человеком, обладать недетским интеллектом. К тому же я не был еще настолько верующим.

— Кем работали ваши родители?
— Мама — конструктором, отец — рабочим, инженером.

— А вы кем мечтали быть?
— Когда поступал в МФТИ, хотел быть ученым. Увлекался физикой и математикой.

— Как приняли решение стать монахом, не иметь семьи?
— Обычно о таких вещах вслух не говорят… Скажу кратко: Бог призвал, и я не смог этому противиться.

— А более подробно не можете рассказать, потому что это очень личное?
— Да. Скажем, не принято рассказывать об отношениях с любимой девушкой. Это не целомудренно. Так и тут…

— Были у вас в жизни какие-то знамения, которые укрепили вас в вере?
— Конечно. Жизнь в вере — это общение с Богом. Если нет таких событий, тогда и веры нет.

— Но говорить об этих знаковых событиях тоже нельзя?
— Просто зачастую то, что значимо для тебя, может ничего не значить для окружающих. Кто-то вообще может решить, что я что-то фантазирую. Да и важно не то, что именно произошло, а то, как это преломилось внутри человека. Вот и какие-то слова могут так сильно запасть в душу, что это тоже будет знамением… Вообще в вере очень важно наблюдать за собой. Чтобы общаться с Богом, надо заглянуть в себя. В Евангелии же написано: «Царствие небесное внутри вас есть». И дверь В Царствие небесное находится в твоем сердце. А собственное сердце открыто только самому человеку. Так что заметить и прочитать мои знамения могу только я. Поэтому, когда ты говоришь о них вслух, слова могут просто обесцениться, ведь у других людей — другое сердце…

— Ваши впечатления от Каменска? Как Вам служится у нас?
— Когда дается Божие благословение, то и любовь приходит. Раньше девушку и парня благословляли на брак — вслед за этим приходила любовь. Так и здесь. У меня очень глубокие чувства к городу, к пастве…

— Получается, куда бы вас не направили служить, вы полюбите любое место?
— Это скорее исключение, чем правило, когда священника или архиерея направляют в другое место. Поэтому я надеюсь, что всегда буду здесь с этой паствой… Кстати, хотел бы отметить доброе отношение к епархии в администрации города, где всегда получается найти взаимопонимание и поддержку. Такое случается далеко не во всякой епархии.

— Какие особенности нашего города бросились Вам в глаза?
— Монах не должен очень сильно блуждать глазами. Поэтому не могу сказать, что я все осмотрел. В целом город мне показался симпатичным. Но вот самый центр, где наши храмы расположены, немного заброшен. Далекие от центра районы — более благоустроены. Центр же оказался… окраиной. В смысле благоустройства, транспортной доступности.

— Вы имеете в виду Старый Каменск. Но тут частный сектор…
— В частном секторе тоже живут наши граждане.

— Какая, на ваш взгляд, самая большая проблема сегодня в обществе?
— Это глобальный вопрос, имеющий разные аспекты — государственный, социальный, нравственный…

— Тогда главная государственная проблема?
— Мы заявили, что являемся суверенной державой. Хотя, по большому счету, мы таковой не вполне являемся. Иногда действуем вопреки собственным интересам — ради интересов других стран. Постоянно говорим: вот, мы отстали от таких-то стран на столько-то лет. Да ничего мы не отстали. Просто мы совсем другие. Россия — совершенно уникальная страна. Нам нужно не шарахаться из стороны в сторону, а идти свои путем. Потенциал для этого у нас есть.

— А в нравственном плане что сейчас самое важное?
— Надо возвращаться к духовным корням — к Церкви. Хотя всегда можно сказать, что церковная жизнь не является состоянием многих. Но справедливы слова Господа: «Не бойся, малое стадо!» Во все времена количество верующих достаточно небольшое. Но, с другой стороны, это небольшое количество верующих иногда определяет судьбу всего народа. Надо, чтобы у нас в Церкви был такой актив. Который в гораздо большей степени, чем это сейчас происходит, влиял бы на судьбу страны. А наш местный актив — влиял бы на нравственность и судьбу города.

— Ваше отношение к тем, кто выходит на митинги, например, за справедливое ЖКХ, против коррупции?
— Митинги не запрещены ни законом, ни церковью. Но они должны проводиться корректно… Хотя есть и другая сторона проблемы: порой митинг — это жест отчаяния, чтобы власть все-таки услышала людей. Если власть не хочет слышать людей и замечать назревших проблем, то в конце концов люди совершают даже государственные перевороты. Не дай нам Бог еще такое пережить… Революции ни к чему хорошему не приводят. А к конфликту, как правило, ведут ошибки с обеих сторон.

— Молодежь уезжает из Каменска – в Екатеринбург и другие крупные города. Можно ли как-то повлиять на этот процесс?
— Да, уезжают. Для людей, которые не живут церковной жизнью, это обычное решение. Но для настоящих прихожан основное ядро притяжения — это церковь. Именно поэтому церковный человек может жить полной жизнью даже в каком-нибудь глухом селе.

— Церковь сегодня активно привлекает прихожан (и особенно молодежь) с помощью общественной жизни: молодежные клубы, экскурсии, праздники…
— Пока не так уж сильно привлекает. И все же должна быть привлекательна сама вера. Все эти экскурсии-праздники — это что-то дополнительное. Основное богатство Церкви находится внутри нее. Но, к сожалению, пока не хватает таких священников, которые могут заражать своей верой.

— Есть люди, которые искренне верят в Бога, но не участвуют в церковной жизни. Зайдут в храм, поставят свечку, опустят пожертвование…
— Суть религии — это таинства. Храм создан Богом для того, чтобы люди собирались и участвовали в таинствах.
Я вообще не спрашиваю: верит человек или нет. Важно другое: как часто ходит в храм, исповедуется. А остальное… это дым, облака, которые меняются постоянно. Поэтому если кто-то проходит мимо таинств, то он проходит и мимо церкви, и мимо своего спасения.

— Даже если он делает добрые дела, помогает Церкви?
— Это в природе человека — делать добрые дела. И безбожники делают добрые дела. Но спасает Бог.

— Знаю человека, который рассуждает так: «Не уверен, что Бог есть. Если бы я стал свидетелем какого-то чуда, я бы уверовал. Если Бог все-таки есть, то он поймет мое неверие и помилует, он же всемилостивый…» Что Вы можете ответить этому человеку?
— Не надо лукавить. Если говорите, что Бога нет, то откуда вы знаете, что он именно такой, какого нет? Почему он всемилостивый, если его нет? И непонятно, почему он вас помилует.
Если есть сомнения в существовании Бога, то можно убедиться, что Бог есть. Если у человека достаточно интеллекта и интереса, вопрос прояснить не так сложно.

— И как прояснить, как убедиться?
— Вы говорите о чуде? Но Бог сказал: если и мертвый воскреснет, человек не поверит. Мертвый воскрес! Мир свое летосчисление ведет от того человека, который умер и воскрес. Как можно не видеть очевидные вещи? Как можно не видеть этот мир как таковой, его красоту? Какое еще нужно чудо? Да, есть и воскресшие, которые приходили с того света. Почитайте православную литературу… Но не нужно пытаться перехитрить Бога: мол, живу как хочу, а попаду в Царствие Небесное.

— Сейчас в стране кризис. Как он отразится на церкви? Может быть, сложные обстоятельства как раз укрепят веру?
— Сегодняшний кризис, думаю, не является чем-то особенным. По сути, мы живем в стране вечного кризиса. Поэтому и русский народ и церковь — кризисоустойчивы.
Вера, действительно, в большей степени востребована в сложных обстоятельствах. В это время люди сосредотачиваются. Тяготы, скорби соединяют все духовные силы человека воедино: и волю, и мышление, и чувства. И человек может точно понять, что важно, а что — нет. И он остается с Богом.

— Скорби — это наказание за грехи или испытание во благо?
— Если не говорить о каких-то исключительных случаях (особом Божием промысле в отношении приближенных к нему людей), то в основном мы расхлебываем кашу, которую сами заварили. Не стоит все, что с нами происходит, экстраполировать сразу в небеса. Лучше, если человек смиренно о себе думает. Даже праведники считали себя недостойными особого внимания Божия. Надо воспринимать происходящее как-то легче. Разные ситуации бывают — нужно их пройти достойно, остаться верным Богу.

— Говорят: человек сам кузнец своего счастья…
— Счастье (или блаженство — по церковной терминологии) человека во многом зависит от него самого — от того, как он будет жить. Например, есть заповедь (а значит, наша обязанность): всегда радуйтесь. Не сразу этого можно достичь. Речь не о безумной радости, а о той, которая приходит человеку, живущему у Христа за пазухой…

— А Вы счастливы?
— Блажен ли я? Не уверен. Не могу себя назвать ни счастливым, ни несчастливым. Я выбрал свой путь, и никогда в этом не раскаивался. А достиг ли я меры блаженства? Мне кажется, еще есть куда двигаться.

— О чем вы мечтаете?
— Мне хочется, чтобы Бог обо мне, моем поведении, если уж не радовался, то хотя бы не скорбел.

— Владыка, а с родными Вы общаетесь? Монахам это не возбраняется?
— Это зависит от ряда причин, но в целом такого запрета нет… С родными я общаюсь. Родители мои уже скончались, наиболее близкие мне люди — это сестра и ее семья. В прошлом году я был у них в Уфе.

— Какие изменения за год произошли в нашей епархии?
— Честно говоря, я не очень торопился вносить изменения. Сначала надо понять, что ты имеешь. Потом составить план: что можно сделать из того, что есть, не разрушив при этом имеющегося своеобразия. Вообще я не сторонник что-то менять, если можно оставить как есть. Вместе с тем некоторые изменения все же произошли. Например, увеличилось число благочиний. Сейчас создается система епархиального управления. Вот после ее создания можно будет проводить перемены.

— Вас можно назвать топ-менеджером епархии…
— Назвать можно кем угодно, но насколько это соответствует действительности? Я бы не хотел таких слов. Епископ — это епископ.

— Но вы тоже управленец…
— У нас совсем другая система управления — она перевернута по сравнению с системой управления, скажем, в бизнесе. У нас есть закон: кто хочет быть большим, да будет всем слугой, кто хочет быть первым, да будет всем рабом. Церковь имеет особую Божественную природу…

— У вас большой опыт реабилитации наркозависимых. Будет ли продолжена эта работа в Каменске?
— У меня два послушания. Первое — в Москве (оно общецерковное — работа с наркозависимыми). Второе (и главное) — это управление Каменской епархией. Я не смешиваю два этих служения.

— Смотрела передачу «Архипастырь», где вы рассказывали, что реабилитация наркозависимых при Свято-Георгиевском приходе началась во время кризиса 1998 года, когда до глухого села перестал ходить транспорт и в храме почти не стало прихожан…
— Так и было. Мы решили пригласить помощников, для которых и сами стали помощниками. Мы им помогали на пути спасения, а они нам — с трудами по храму.

— И сколько человек прошло через ваш центр?
— Порядка сотни человек. Есть очень успешные случаи, а есть люди, которые в итоге не смогли выбраться из этой ямы. Но пока они жили с нами, наркотики не употребляли.

— Как можно помочь каменским наркоманам, могут ли их близкие обратиться в церковь?
— Если люди обращаются в церковь, мы должны оказать им помощь. Конечно, в меру имеющихся возможностей. Надеюсь, что в ближайшем будущем они расширятся. И людей, знающих эту проблему, в церкви будет больше.

— Владыка, есть у вас какие-то увлечения?
— Особого хобби нет. Я увлечен тем, что касается церковной жизни.

— Ваш любимый исторический персонаж?
— Иисус Христос, конечно. Никого другого поставить с ним рядом невозможно.

— Есть ли ощущение, что приближается конец света?
— Он приближается с каждым годом. Но не думаю, что мы находимся на финишной прямой. Нет такого ощущения. Не все еще, что должно было произойти, произошло. Поэтому жизнь продолжается. Надо трудиться.
Источник: {http://kamensk-eparhiya.ru/}

***
Не могу сказать, что все ответы удались (например, тезис о том. что молодой церковный человек никогда не уедет из деревни в город). Но очень порадовало, что в беседе виден человек. Который не учился в семинарии, но, возможно, именно поэтому говорит просто от сердца, без штампов.
Так что не все архиереи — «Левиафаны» :)