Эвтаназия в праве

Эвтаназия — убийство или акт милосердия?

Вопросы жизни и смерти напрямую связаны с традиционной и современной медицинской этикой, они стоят также на грани медицины и христианской морали. Так, в знаменитой клятве Гиппократа есть такие слова: «Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости. Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для совершения подобного замысла».

Возможно, многие удивятся, но в настоящее время врачи не дают клятвы Гиппократа. В нашей стране это называется клятвой врача Республики Беларусь. В настоящее время в большинстве стран мира из текста врачебной клятвы полностью исчезло упоминание про недопустимость убийства нерожденных детей (абортов), в некоторых переосмысливается возможность для врача убить своего пациента — возможность эвтаназии. Во многих странах, таких как Голландия, Бельгия, Австралия, эвтаназия уже узаконена, а в некоторых штатах США законодательно допустимо самоубийство больного при помощи врача. По всей Европе в настоящее время проходят жестокие дебаты в защиту эвтаназии.

Защитники эвтаназии чаще всего указывают на три причины, три самых главных страха, с которыми не хотят сталкиваться умирающие люди: страх пред болью (и не только физической), страх потерять собственное достоинство, он же и страх зависимости (когда у человека стоят трубки в каждом отверстии, сам он лежит на клеенке по причине недержания мочи и кала, не в силах расчесаться или побриться), а также страх постепенной потери мыслить (при некоторых психических заболеваниях, таких как болезнь Альцгеймера, при которой прогрессирующим образом происходит распад человеческой личности).

Лучше всего эту точку зрения выразил, пожалуй, философ Фридрих Ницше: «В определенном возрасте жить дальше уже неприлично. Прозябание в жалкой зависимости от врачей и аппаратов, после того как смысл и право на жизнь были утрачены, должно вызывать у общества презрение… Если гордо жить уже невозможно, я хочу гордо умереть». Существуют и другие причины, по которым современное общество все более и более готово принять эвтаназию. Так, развал семей, приобретающий ужасающий размах, приводит к увеличению одиноких пожилых людей, о которых просто некому заботиться. Свою роль играет и развитие здравоохранения: один день лечения в реанимации может стоить тысячи долларов, в то же время эвтаназия стоит копейки. Как ни странно, значительные успехи в борьбе с раком тоже вносят свой вклад в проблему эвтаназии: современные способы лечения могут значительно продлить жизнь больного, но при этом часто наступает не исцеление, а лишь растягивание ужасных страданий. Эпидемия болезни Альцгеймера все более остро ставит вопрос, является ли человеком тот, кто потерял все черты человеческой личности. Наконец, нехватка органов для трансплантации также становится сильным аргументом в пользу эвтаназии.

В то же время эвтаназия поднимает множество вопросов и проблем, с которыми приходится сталкиваться даже ее сторонникам. Так, одним из первых встает вопрос неизлечимости заболевания. Как правило, эвтаназия применяется по отношению к тем пациентам, у которых нет надежды на выздоровление. Однако любой врач хирургическо-реаниматологического профиля (как и многие другие врачи) может привести примеры из своей практики, когда, казалось бы, в самых безнадежных случаях больной поправлялся, а тот, у которого были все шансы на выздоровление, неожиданно умирал. К социальным проблемам можно отнести все множество юридических вопросов: кто будет решать, достоин человек жить или нет, — он сам, его родственники, суд? А как поступать с детьми и душевнобольными людьми? Если страдания оправдывают человекоубийство — нелогично убивать только тех, кто сам об этом просит.

Можно себе ярко представить, как практика применения эвтаназии постепенно приведет к множеству злоупотреблений. Добровольная эвтаназия может быстро перерасти в недобровольную — люди будут принимать решения под давлением родственников (которые либо стремятся получить наследство, либо просто не будут хотеть заботиться о больном), под давлением врачей (которые могут быть заинтересованы в органах для трансплантации, в каком-либо вознаграждении, в стремлении скрыть халатность в лечении и т. д.), под давлением собственных страхов, одиночества или неадекватного обезболивания. Администрация больниц, в свою очередь, желая сэкономить ресурсы, будет также поощрять практику эвтаназий. Изменится как отношение врачей к больным, так и общества к врачам (как к касте потенциальных убийц). Изменится само отношение к человеческой жизни. В истории уже происходило подобное. Так, еще в 1920 году нацистами была принята программа «Устранение и уничтожение бессмысленных жизней». Когда нацисты пришли к власти в Германии, в школьных учебниках по математике можно было встретить, например, вот такие задачки: «Содержание одного душевнобольного обходится во столько-то марок в год. Вопрос: во сколько обойдется немецким налогоплательщикам содержание 300 тысяч таких больных?» А от программ и задачек в учебниках нацисты быстро перешли к действиям — тем действиям, за которые до сих пор вся нация чувствует непреходящую вину. Сначала стали уничтожаться умственно и физически больные, затем — идеологические враги и расово непригодные. Все это обосновывалось бессмысленностью их жизни. Как это ни ужасно, но понятие бессмысленности жизни — основное понятие современных защитников эвтаназии. Печально, но факт: современная Европа, за исключением, может быть, Польши, — это постхристианские страны, в которых давно уже общественное мнение стоит совсем не на христианских основах. В то же время в постсоветских странах после долгих лет атеизма так и не сформировалась значительная духовная, христианская составляющая культуры, которая могла бы оказывать значимое влияние на жизнь общества. Тем не менее для христианской церкви так же, как и в прежние века, важно иметь твердое мнение по проблеме эвтаназии, чтобы нести свет Христов там, где в нем больше всего нуждаются, — у постели неизлечимо больных людей. Итак, можно ли считать убийство из милосердия актом сострадания, проявлением уважения к свободе выбора и личности больного? Или же это ошибка медицины, первый шаг к ужасам нацистской эры?

С первых страниц Священного Писания можно увидеть, что человеческая жизнь создана по образу Божьему, и поэтому неприкосновенна. Бог дает жизнь, и только Он имеет право ее забрать. «Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Быт. 9:6), — говорит Библия. Шестая заповедь — «не убивай» — также подтверждает этот принцип. В Священном Писании можно найти некоторые примеры самоубийств. Так, в Ветхом завете мы читаем о Самсоне, который убивает себя, но при этом фактически жертвует собой, чтобы уничтожить врагов Израиля (Суд. 16:22-31). В то же время есть примеры самоубийств, к которым Библия относится достаточно негативно: Саул, которого убили по его просьбе после того, как он был ранен в битве (2 Царств, 1 гл.) и Иуда, предавший Христа и повесившийся после этого (Матф. 27:5).

Мысли о преждевременной смерти были и у пророка Илии (3 Царств 19:4). О смерти думал и Иов, говоривший: «Душа моя желает лучше прекращения дыхания, лучше смерти, нежели сбережения костей моих. Опротивела мне жизнь. Не вечно жить мне. Отступи от меня, ибо дни мои — суета». (Иов 7:15-16). Бог сотворил человека свободным. Это одновременно и пугает, и радует. В то же время Господь устанавливает некоторые пределы моральной свободы в виде заповедей, нарушая которые человек уродует в себе образ Божий и нарушает Божий план для своей жизни.

Но, изучая вопрос прекращения жизни, мы находим в Библии определенный парадокс. Так, в одном случае Бог категорически запрещает лишение жизни, с другой стороны, «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Иоанн. 15:13), говорит Христос. Более того, сам наш Господь, «чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти…» (1 Петр. 3:18).

Таким образом, запрещение самоубийства и одновременное почитание мучеников показывает, что жизнь — важная, но не предельная ценность, великое благо, но не наивысшее. Смерть вошла в мир в результате грехопадения. Но она не только зло, с которым надо бороться. Она является в то же время, по выражению христианского автора Клайва Льюиса, жестокой милостью, заботой Божьей о гибнущем в грехах человеке. Смерть может быть и освобождением в случае тяжелой болезни и страданий. Так часто и молятся в наших церквах, чтобы Бог, по милости своей, забрал к себе душу страдающего, потому что только сам Бог имеет право на это. Завершение жизни, к сожалению, часто связано со страданием. В современном мире страдание считается бессмысленным, абсолютным злом, которого необходимо при всякой возможности избегать. Но на примере того же Иова можно ясно увидеть, что страдания могут занимать особое место, даже если кажутся бессмысленными. Они подчеркивают нашу зависимость от ближних, от Бога. Они же дают возможность для близких проявить любовь к страдающему.

Несколько слов хочется сказать и о таком вопросе, как приостановление лечения или отказ от него. Дело в том, что есть такие заболевания (например, запущенные случаи рака), когда даже при помощи всех мощных средств, находящихся в руках современной медицины (в случае онкологии это хирургическое и химиотерапевтическое лечение, лучевая терапия), невозможно помочь больному, а можно лишь растянуть его страдания и даже увеличить их. Современная интенсивная терапия и реанимация обладает таким набором лекарственных средств и медицинского оборудования, при помощи которых можно длительно поддерживать жизнь у уже фактически умершего человека. Но при этом теряется сам смысл реанимации. Ведь цель любого лечения — помочь человеку выздороветь. А реанимация после определенного предела превращается не в помощь больному, а в высокотехнологичную форму мучения, концом которого все равно будет смерть.

Я глубоко убежден и как врач, и как христианин, что в таких случаях и медработникам, и родственникам, а иногда и самому больному, если он в сознании, следует иметь мужество сказать: «Хватит!» Нигде в Библии мы не встретим призыва стремиться как можно дальше оттягивать момент смерти, искусственно причиняя себе при этом страшные страдания. Прекращение лечения не будет самоубийством, ведь человек уже умирает. Не будет оно и эвтаназией, т. к. произойдет просто естественный процесс умирания. Причем очень важно отметить, что даже в данном случае мы не говорим о бессмысленности жизни больного. Мы говорим лишь о бессмысленности проводимого лечения.

В то же время, не проводя жесткого агрессивного лечения или приостанавливая его, необходимо обязательно продолжить любящую заботу о больном — согревать его, кормить, максимально полноценно убирать болевой синдром. В настоящее время можно убрать или же значительно снизить боль у 95% больных, если правильно подобрать дозировку препаратов, использовать анестезиологические и хирургические методики обезболивания. Но чаще всего людей беспокоит иная боль — боль в сердце. Это боль оставленности, одиночества, накопившихся обид и страха приближающейся смерти. По словам Матери Терезы, самая страшная болезнь, поразившая людей в этом мире, не проказа и туберкулез, а чувство, что они никому не нужны, что их никто не любит, что они всеми покинуты. И, когда в эти минуты человек говорит, нет, он даже кричит иногда: «Я хочу умереть!»; это означает не что иное, как: «Я хочу, чтобы со мною кто-то был рядом!» А ему в этот момент в некоторых западных странах предлагают эвтаназию…

Задача здорового человека заключается в том, чтобы разделить с умирающим его боль, а в каких-то случаях взять эту боль на себя. Это непросто, ибо здесь необходимы и чисто физические силы, и сердце.

Нам проще ужасаться состоянию больного, в крайнем случае, жалеть его, но не быть с ним рядом; а именно это необходимо. А медработники в этот момент, что вполне естественно, видят в больном человеке только пациента, которому они должны помочь, исходя из своих профессиональных возможностей, т. е. сделать перевязку, инъекцию или принять решение о том, как эффективнее купировать приступ, и прочее. Но задача заключается и в другом — быть рядом с больным, общаться с ним от сердца к сердцу, увидеть в нем не больного, а человека. Именно этого зачастую не делает никто, включая близких. А поэтому находится иной выход — эвтаназия.

Трагедия современного общества состоит в том, что в больном перестают видеть человека, с которым можно общаться на равных. На него начинают смотреть как на несчастного, которого надо жалеть, опекать, оберегать от новостей, чтобы больной не волновался, но при этом забывают о главном — о его внутреннем мире и его личности.

Если бы мы больше вникали в то, чем живет умирающий, вопрос об эвтаназии отпал бы сам собой, ибо нам стало бы ясно, что именно в последние дни жизни он переживает хотя очень страшное, но удивительное время. Смысл последних дней жизни, когда человек, подобно железнодорожному локомотиву, приближается к конечной станции, заключается в том, что человек переживает в этот момент огромный духовный рост, дорастает до полноты раскрытия своего «я». Когда у человека остается совсем немного времени на земле, когда силы исчезают с каждым днем, а физические страдания увеличиваются, он на глазах становится другим, парадоксально вырастая из своих слабостей и преодолевая тот потолок, которым он, казалось, уже навсегда был ограничен в своем развитии. Не дать человеку пережить это состояние — недопустимо. Удивительно много дают эти дни и тем, кто остается с больным один на один, проводит с ним время — в разговорах или молча, но всегда прикасаясь к сердцевине бытия. Это страшно, но необходимо. Беда сегодняшней цивилизации заключается в том, что в большинстве случаев наши родные и друзья, а потом и мы сами умираем в больнице, в изоляции от реальности, вдали от родных и друзей. В страшном одиночестве больницы.

Имея дело с пациентом, умирающим от боли, может показаться, что у нас на выбор есть только две равно нежелательные альтернативы: либо «адская жизнь», либо эвтаназия. В действительности есть еще третья альтернатива — путь креста. Он призывает нас потратить наше время, деньги и энергию на поиски благородных решений в тяжелых ситуациях. Сегодня в Европе распространяется движение хосписов — специальных медицинских учреждений, где умирающему больному оказывается вся медицинская, психологическая и духовная помощь командой медработников, психологов, служителей церкви вместе с непосредственным участием родственников. Как правило, такие учреждения организовываются врачами-христианами.

Но, возможно, самым сильным аргументом христиан против эвтаназии является то, что смерть — это еще не конец. Бог сотворил совершенный мир, который пал вследствие человеческого бунта против Бога. Но Божье вмешательство через смерть и воскресение Христа означает, что через веру мы можем после смерти ожидать новый мир с Богом, где не будет больше ни смерти, ни печали, ни плача, ни боли (Откр. 21:4). С этой точки зрения, смерть — это не фатальность и безысходность, но и, в некоторой степени, приключение. Ведь христианская надежда намного сильнее могилы. Как сказал Климент Александрийский, Христос превратил закат в рассвет. Для тех, однако, кто не знает Бога, эвтаназия вовсе не является милостивым освобождением. Это, наоборот, только подтолкнет их ближе к судному дню, к которому они не готовы, с последующим вечным отлучением от Бога и вечным наказанием (Евр. 9:27; Откр. 20:15). Таким образом, это может быть наихудшее, что мы можем для них сделать. Эвтаназия в корне неправильна, потому что Бог сказал, что это неправильно. И когда нас, христиан, уговаривают поразмышлять над этим, то наш ответ должен быть предельно прост: «Написано: не убивай!» Однако, будучи правильными, Божьи законы не оторваны от жизни и имеют огромное положительное значение как для существования всего человеческого общества, так и для формирования отношений между отдельными людьми.

У меня сегодня смешанные чувства. С одной стороны, я вижу, что существует ясный христианский ответ, что можно заботиться о людях, проявляя к ним любовь, когда они в этом больше всего нуждаются. С другой стороны, очевидно, что в современном мире набирают оборот совсем иные тенденции. Какими ценностями будут руководствоваться врачи и общество в XXI веке? Думаю, что Церковь Христова и сегодня, давая новую модель взаимоотношений между больным и врачом и донося весть о великой ценности человеческой жизни, должна отстаивать истинность и актуальность христианства в светском обществе, которое не ищет в Боге источника нравственных идеалов. //

Эвтаназия

Эвтаназия – это медикаментозная процедура, представляющая собой намеренное прекращение жизни человека по его просьбе, производимое в ситуациях наличия неизлечимых заболеваний, приносящих существенные страдания, купировать которые нет возможности. Изначально данное понятие подразумевало возможность человека легко уйти из жизни, позже оно было дополнено обязательным требованием медицинских предпосылок и психического состояния.

Синонимичными выражениями можно считать легкую или мирную смерть. Это определяет активную сторону данного процесса, когда человека намеренно убивают, применяя медикаментозные препараты, оказывающие свой жизнеостанавливающий эффект на фоне действия обезболивающего. Пассивная эвтаназия, когда больному перестают давать поддерживающее лечение, не считалась ранее эвтаназией, однако в современных позициях начинает приравниваться и к активной процедуре.

Что это такое

Понятие эвтаназии применяется относительно намеренного прекращения человеческой жизни. Реже данный термин употребляется относительно животных, в таком контексте уместнее понятие усыпления. Гуманный оттенок такой процедуры остался только в отношении животных, хотя ранее (в начале двадцатого века) был довольно популярен в обществе.

Дискредитация пришла вместе с правлением гитлеровцев, когда данный метод использовался в качестве истребления людей с психическими дефектами, инвалидов и прочих, по мнению главенствующей нации, ущербных. Огромную роль имело умерщвление детей, возможно страдающих наследственными заболеваниями, родившихся с патологиями или не той национальности. В итоге данный метод каждый раз подвергается критике и запрещен в большинстве стран, поскольку память о прошлом оставляет понимание возможной неадекватности использования процедуры.

Формальная организация такой процедуры, а также ее стоимость существенно отличается в зависимости от страны, а также входящего пакета предоставляемых условий. В некоторых странах возможность получения процедуры прекращения жизни включена в классический страховой медицинский пакет каждого гражданина (Бельгия). В других государствах эвтаназию может заказать кто угодно, заплатив определенную сумму и пройдя соответствующие подготовительные этапы. Этапы подразумевают не только медикаментозную подготовку, но и юридические консультации, сопровождение клиента с момента приезда в страну и до конца.

Процедура эвтаназии всегда является внутренним личным выбором человека. Принудить к этому шагу запрещено, а тем более создан довольно правильный и многоаспектный механизм предотвращения возможных ошибок, как со стороны страдающего, так и врачей.

Имеет ли человек право на смерть

Закон об эвтаназии подразумевает то, что юридически человек имеет право на осознанно выбранную смерть. За пределами государства, где данная процедура одобряется законодательной базой любой человек, несмотря на медицинские показания и уровень испытываемых страданий не имеет такого права. Грубо говоря, там, где запрещена эвтаназия, она приравнивается к убийству, и врач, помогающий пациенту, несмотря на всевозможные заверения и разрешения будет считаться убийцей, и приговорен к соответствующей уголовной ответственности.

Компромиссным вариантом считается отключение от аппаратов поддержания жизни людей, находящихся в коме, добровольный отказ от поддерживающего лечения или процедур (вентиляции легких, трансплантации органов и прочее). Фактически данные способы не являются прямым убийством, однако способствуют смерти. В ситуации если пациент не подписывает отказ от процедур, лечащий врач также будет нести уголовную ответственность. Помимо медицинских показателей непереносимых мучений есть разрешение на эвтаназию по желанию человека. Так могут уйти из жизни люди, кому она стала непереносима вследствие психологических мучений, а не только физически испытываемой боли.

Однако проблема эвтаназии не только определяется юридическими моментами, но также религиозными аспектами. Во многих верованиях самостоятельный уход из жизни считается грехом. Эвтаназия приравнивается к нему, как опосредованный вариант. При этом действия врача или посредника расцениваются церковью или требованиями как преднамеренное убийство. Лишь в немногих культах, шаманских направлений и приближенных к языческим традициям существует одобрение на добровольную смерть. Соответственно в зависимости от конфессии человека, и того верит ли он вообще в высшие законы у него может быть сформирован либо запрет либо разрешение на эвтаназию.

Большинство настоятелей религиозных сообществ и работников хосписов говорят о том, что человек жаждет не столько прекращения жизни, сколько страданий. Насколько гуманным, цивилизованным и понимающим окажется общество, чтобы разрешить другому человеку прекратить свои мучения зависит от уровня внутренней духовной культуры.

В каких странах разрешена эвтаназия

Многие страны отбирают у человека выбор способа прекращения своей жизни, оставляя доступным только суицид, который также усиленно предотвращают, лишь немногие законодательно закрепили процедуру эвтаназии. При этом для любого желающего предоставляется возможность уехать туда, где помощь в завершении жизненного пути узаконена (это право точно никто не может отобрать).

Нидерланды первыми легализовали добровольную смерть в 2002 году. Произошло это после вынесения данного закона на голосование, который поддержало большинство населения. Нельзя самостоятельно принять данное решение – прошение обязательно подлежит рассмотрению специально организованного комитета по этике. Показания это – наличие невыносимой боли, мучений, неизлечимой болезни и психической адекватности пациента в момент принятия решения. Данная процедура доступна только для граждан страны, причем достигших совершеннолетия. Учитывают Нидерланды также и психологическое состояние врача, и его возможность отказаться – тогда его заменит специализированная бригада.

Швейцария помогает завершить мучения уходом из жизни, как собственным гражданам, так и приезжим. В этой стране есть специальные организации, занимающиеся не только медицинской стороной проблемы, но также и юридическими вопросами (четыре из шести существующих, занимаются исключительно иностранцами). Кроме этого существует возможность оформить также и похороны – сервис данного направления учитывает абсолютно все возникающие вопросы. Несмотря на лояльность к жителям других стран, Швейцария все же требует прохождения специальных тестов, подтверждающих психическое здоровье пациента и его осознанный выбор.

В Бельгии разрешена эвтаназия исключительно для ее граждан и входит в страховой полис. Как и везде необходимо провести предварительную врачебно-психологическую экспертизу, но при этом в Бельгии легализована смерть по просьбе ребенка или его родителей (везде доступна после совершеннолетия), а также эвтаназия из-за моральных страданий, если человек сможет обосновать их серьезность и непреодолимость.

В Америке разрешен ассистированный уход из жизни в некоторых штатах, что обусловлено различиями законов в принципе в зависимости от штата. При этом необходимо заключение врача, подтверждающее сроки возможной жизни, не превышающие полугода. Особенности процедуры требуют не только письменного, но и устного заявления пациента о своем желании при свидетелях, которое он обязан повторить через две недели. В Канаде официально принят закон о возможности заявок пациентов на эвтаназию, однако медицинский персонал все еще (с 2016 года) отказывает в удовлетворении данных требований. Желая получить более четкие определения мучительных переживаний.

Пассивная эвтаназия без применения умерщвляющего вещества не запрещена (но и не разрешена официально) в Европе, Германии, Албании, Франции, Израиле и прочих.

Виды эвтаназии

Разделение видов эвтаназии происходит относительно субъекта, то есть пациента или врача. Так со стороны пациента выделяют добровольный тип эвтаназии, когда человек осознанно и многократно высказывает желание о прекращении собственных страданий. Данная позиция требует подтверждения адекватного состояния пациента, его психического здоровья и осознанности выбора.

Такое подтверждение может выдать специально созданная комиссия – оно закрепляется юридически, как и личное желание человека закончить свою жизнь раньше срока. Самоубийственные тенденции не поощряются и не имеют никаких законодательно закрепленных оснований для назначения эвтаназии.

Вторым вариантом эвтаназии со стороны пациента является недобровольная форма, когда решение о прекращении жизни или ее поддержании принимается не пациентом, а врачами или родственниками. Обычно данная категория включает отключение аппаратуры жизнеобеспечения в ситуациях, если жизненные показатели не приведут к улучшению. Эта процедура также требует официального заверения в разрешении отключения аппарата искусственного дыхания или введения лекарств. Без такого согласия со стороны родственников, опекунов или завещания пациента, своевольное отключение человека врачами приравнивается к преднамеренному убийству.

Для медицинских работников и классификации их деятельности, эвтаназия может быть активной по своему исполнению. При наличии медицинских показаний, сопровождающихся соответствующими юридическими актами, врач вводит больному смертельную дозировку препарата. Разновидность может заключаться в контролируемом самоубийстве, например, когда пациент сам выпивает необходимый препарат под наблюдением врача.

Второй вариант эвтаназии для врачей представляется, как пассивный, когда смерть пациента приближается посредством отключения аппаратов жизнеобеспечения и прекращения поддерживающей терапии. Данная форма возможна при добровольном отказе пациента от предоставляемого лечения, которое также должно быть юридически зафиксировано. В таких случаях смерть приближается быстрее, однако не наступает в тот же момент (кроме вариантов отключения поддерживающего жизнь оборудования). Сам процесс отличается мучительностью и длительностью переживаний в отличие от активной формы. Сюда можно отнести заведомо подписанные запреты о реанимации, принудительном продлении жизни и подобные случаи, включаемые в медицинское страхование.

Наиболее критикуемой формой считается активная эвтаназия, разрешенная лишь в нескольких странах. Пассивный вариант в любом случае присутствует, поскольку основывается на самостоятельном отказе пациента от лечения.

Как происходит эвтаназия людей

Процедура эвтаназии имеет несколько этапов, включающих не только медчасть. Прежде чем пациент получит желаемое избавление от своих страданий, ему необходимо пройти ряд моментов, начинающихся с подачи заявления. После подачи заявки ее рассматривает соответствующий комитет.

Комиссия, состоящая из врачей, психологов и юристов изучает всю историю болезни, выявляя показания к эвтаназии. На следующем этапе человеку необходимо пройти обследование, подтверждающее его психологическую сохранность и осознавание принятого решения. Попутно могут приниматься решения о наличии возможного лечения или методов терапии, снижающей негативные переживания. Если после прохождения всех этапов, решения пациента остается прежним, а комиссия подтверждает допустимость эвтаназии, то начинается юридическая и медикаментозная подготовка к процедуре. Обязательным предварительным этапом является оповещение пациента, как проходит эвтаназия, при помощи каких веществ, а также примерно описание испытываемых ощущений.

Юридические моменты в различных странах оформляются относительно действующего законодательства, но при этом они обязательно подразумевают наличие заявления пациента, разрешения, покрепленного мнением экспертной комиссии. Возможно составление завещания, распоряжений о нажитом имуществе, а также организации похорон.

Перед введением смертельного вещества, пациент принимает обезболивающее, и только после наступления полного глубокого наркоза производится непосредственная эвтаназия. Сама процедура производится в нескольких вариантах. Самый ранний – это пероральный прием смертельного вещества самим пациентом. Такая версия может провоцировать нежелательные состояния рвоты и тошноты из-за вкусовых и ароматических свойств вещества, что в итоге ставило под вопрос всю процедуру. Инъекционная форма показывает полную эффективность. Вещества, используемые для эвтаназии, изготавливаются на основании барбитурата, угнетающего ведущие функции центральной нервной системы.

Отношение общества к проблеме

Однозначного отношения к данному вопросу нет до сих пор, хотя тенденции меняются. С течением времени общество сначала признавало эвтаназию, потом полностью отвергало, сейчас склоняются к тому, чтобы предоставить другим самостоятельно распоряжаться их жизнью. Официальное управление этим процессом становится просто необходимым процессом реформирования защиты прав человека, поскольку пассивная эвтаназия часто применялась в обход всех запретов из сострадания и понимания невозможности облегчить участь пациента.

Развитие медицины и улучшение ее возможностей предоставляют много вариантов излечения болезней или продления жизни, но не всегда длительность сопряжена с качеством. Так искусственно поддерживаются основные функции там, где человек ранее бы умер, разработаны огромные реабилитационные программы для тех, кому не суждено родиться или выжить. При этом все не учитывается один факт – возможности данных людей изначально снижены и недостаточны, эволюционный отбор уже проголосовал против, а значит, их жизнь полна ограничений и лишений. Многие, кому оставили подобную жизнь говорят не только об отсутствии благодарности, но также о непонимании, почему должны испытывать постоянную боль, дискомфорт и психологические мучения, оставаясь в данном состоянии в угоду желаниям посторонних людей. Все, что происходит в основных тенденциях медицины – это заставить жить, отняв право на смерть.

Голосовать против эвтаназии уместно в случае реальной возможности помочь человеку и когда он, в силу собственных убеждений согласен терпеть муки. Когда восстановление невозможно и сам пациент просит о смерти, запрещать такое решение является антигуманным. Те, кто превыше всяких канонов ставит уважение к личному выбору, всегда напоминают о том, что только собственная жизнь – то, что реально и полностью принадлежит человеку, и никто не может отобрать право ею распоряжаться. У нас существует множество законов, преследующих жестокое обращение, но насильное принуждение к жизни в мучениях никто не рассматривает, как подобное издевательство.

Сторонники церкви даже в тех государствах, где разрешена эвтаназия, приравнивают ее к убийству или самоубийству, в зависимости относительно кого идет суждение. Многим верующим людям из-за этого недоступно внутренне разрешение на смерть. Они могут просить помощи и отчаиваться, но не заключать такие договора. Только в крайних случаях, когда эвтаназия не предпринимается из-за веры, эта вера потом остается. Обычно человек испытывающий страдания начинает подвергать сомнению все духовные концепции, после чего и жизнь и вера заканчиваются, причем в агонии.

Также есть противники данного метода исключительно как факта дозволенной смерти. Эта позиция продиктована страхом того, что после разрешения смерти для тех, кто сильно мучается, может прийти разрешение для тех, кто болен или слаб, кто в депрессии или на грани банкротства, а впоследствии распространится и на тех, у кого нет вообще никаких причин. Понимание, что медицина может получить власть не только дарить, но и забирать жизнь вселяет подсознательный ужас, ведь обычно к врачам идут за спасением. При легализации эвтаназии вопрос этики, безнаказанности и многие другие остро встают перед человеком, поднимая первоначальный инстинктивный страх за собственное существование.

Слабость законодательной системы и недостаточная проработка правовых моментов может подключить страх быть убитым по чьему-то заказу. За приемлемое вознаграждение комиссия может составить показания для эвтаназии и человеку вместо лекарства будет введена смертельная доза без его ведома. Примерно так дела обстояли с карательной психиатрией, когда всех неугодных закрывали под строгий режим и обкалывали нейролептиками.

Как можно убедиться, все причины против, приводятся здоровым обществом, боящимся за свою жизнь, те же, кто реально сталкивается с непереносимостью этой жизни, голосуют иначе. Кроме того люди реально не понимают, почему домашних питомцев мы усыпляем из жалости, но лишаем этого своих близких, обрекая на страдания и смерть в муках.

Практический психолог Ведмеш Н.А.

Спикер Медико-психологического центра «ПсихоМед»

Право на смерть. Как вы относитесь к запрещённой в России эвтаназии?

Активные темы

  • Рыцари Средиземного моря (447)

    Bush6791 Картинки 03:41

  • Восстановлен советский кабриолет «Ленинград», прославившийся бла… (49)

    slevels Авто/Мото 03:41

  • #ДРЯПнем! Или Кулинары поздравляют ЯП с ДР! Солянка из м… (118)

    oldcrazydad Картинки 03:40

  • БЗ… (1)

    haram1 Инкубатор 03:40

  • Золотые мысли. 16 мая. Юрий Шевчук (111)

    Гога75 Картинки 03:40

  • Пентатоника по всему грифу гитары. Начало импровизации. (26)

    yaiztazika Инкубатор 03:39

  • Тысяча (27)

    FuryЯ Инкубатор 03:39

  • обломал алкашей (61)

    Асклепий Инкубатор 03:39

  • Отличный бросок (10)

    яниаткуда Инкубатор 03:39

  • Чем отличаются дома «на продажу» от домов, построенных «для себя… (137)

    vlad178 Инкубатор 03:39

  • Последняя трапеза перед казнью. (35)

    moonshadow Инкубатор 03:39

  • Власти Москвы объяснили отказ от бесплатной раздачи масок (310)

    ks565 События 03:39

  • прЫнцесса села на горошину , или какова продуктивность на сайте … (86)

    STIFMASTER Беседы 03:39

  • АШ Вангующий 2020-2021 (многобукв!) (12)

    QuartZz Инкубатор 03:39

  • Почему государство не может оказать помощь хотя бы детям без доп… (272)

    nostressLA Тексты 03:39

Кто-то называет эвтаназию правом на достойную смерть, кто-то узаконенным убийством и страшным грехом. И узнать, что же это на самом деле. не дай бог никому.

Официально эвтаназия и ассистированное самоубийство разрешены всего в нескольких странах — Бельгии (с 2002-го), Нидерландах, Швейцарии (с 1942-го), пяти штатах США, Люксембурге (с 2009-го), Канаде (с 2016-го). Еще есть страны, где эвтаназия вроде как не разрешена, но и не запрещена, — Германия, Франция, Испания, Албания, Израиль… С каждым годом список государств, вставших на сторону права на смерть, все больше.

В России все виды помощи в смерти строго противозаконны. Хотя тысячи тяжелобольных людей буквально умоляют об этом. Страдающие онкологией в последней стадии, обездвиженные инвалиды, жертвы автокатастроф, навсегда оказавшиеся прикованными к кровати. Когда уже нет средств им помочь, человека с адскими болями просто выписывают домой умирать. А родным и близким только и остается, что проходить все круги ада в попытках достать обезболивающее или еще как-то облегчить жизнь умирающего.

В такие моменты люди и начинают искать другой выход.

Аудио: Надо ли узаконить эвтаназию в России?

«ЗАДУШИЛ СВОЮ РОДНУЮ МАТЬ»

Несколько историй из криминальных сводок за последние годы.

56-летний преподаватель московского вуза Владимир Ольховский задушил свою родную мать. 78-летняя пенсионерка страдала от рака печени в последней стадии. «Она так кричала и так просила ее убить, что я не выдержал и согласился», — рассказал Владимир в суде. Врачи подтвердили, жить его маме оставалось буквально несколько дней. Профессору дали 9 лет.

Павел Коваленко из Саратовской области застрелил свою больную (рак пищевода) жену Елену. Женщину выписали из больницы умирать. Ни есть, ни пить она не могла и мучилась от страшных болей. Выпив водки для храбрости, Павел взял охотничий обрез и направил дуло в грудь супруге. После попытался покончить с собой, но неудачно. Осужден на 6 лет.

Ударом молотка по голове убил свою 93-летнюю мать москвич Юрий Киселецкий. Женщина была лежачей больной. Она умоляла всех своих друзей и близких дать ей смертельную дозу таблеток. Но решился на убийство в итоге ее родной сын. Юрий до суда не дожил — покончил с собой в изоляторе временного содержания.

Дикими способами из-за отсутствия доступной паллиативной помощи россияне пытаются исполнить последнюю волю умирающих родных. По официальной статистике Минздрава РФ, на сегодняшний день около 600 000 человек ждут места в хосписах. И хотя число хосписов постоянно растет, мест все равно не хватает.

По официальной статистике Минздрава РФ, на сегодняшний день около 600 000 человек ждут места в хосписах. ФОТО Михаил ТЕРЕЩЕНКО/ТАСС

«МЫ ПОКУПАЛИ ЕЙ ГЕРОИН»

Со Светланой (имя изменено) мы списались ВКонтакте в тематической группе под говорящим названием «Эвтаназия». Я поклялась не выдавать ее адрес и удалить все письма сразу после прочтения.

— Мы из маленького провинциального городка. Больница в райцентре в 60 километрах от нас. Конечно, запустили мамину болезнь. У нас только чтобы обследовать и поставить точный диагноз, ушло полгода. Поехали в Москву в Институт имени Герцена. Все деньги собрали по друзьям, знакомым, кое-что продали. Но маму лечить не взяли. Поздно было. Рак прямой кишки, неоперабельная стадия. Как она мучилась, вы не представляете. Я до сих пор плачу, вспоминая этот ад. Старшая сестра бросила все и приехала из Питера к нам помогать.

Врачи сказали: «Сделайте так, чтобы ей было тепло и спокойно. Это все, что возможно. Ей осталось месяца три». Очень страшно понимать, что уже ничего нельзя сделать. Ты просто наблюдаешь, как родной человек медленно и мучительно умирает. Выписать сильные обезболивающие с наркотиками тогда было сродни подвигу (история с мамой Светланы случилась до 2015 года, после 2015-го, когда число самоубийств у онкологических больных стало набирать массовые обороты, выписка рецептов на наркотики сильно упростилась. — Ред.). У нас дежурство было с сестрой. Иначе бы я с ума сошла. Сестра добывает лекарства, я дома с мамой. Потом наоборот. А еще семью надо содержать и детей. Если таблетки заканчивались, мама кричала так, что я сама готова была выпрыгнуть из окна. Она просила нас убить ее, дать ей снотворное, чтобы заснуть и не проснуться. И двоюродный брат достал уже настоящий наркотик — героин. На всякий случай.

— Пригодился?

— Да. Никогда не думала, что у себя на кухне буду варить дозу. Но приходилось, и не раз. А потом я по телевизору увидела сюжет про эвтаназию. Полезла в интернет, почитала. Сестре в личные сообщения отправила ссылку на сайт про эвтаназию. Вслух такое я сказать не могла. Таня не разговаривала со мной три дня. А потом мы сели и стали думать, что делать. В Швейцарию отправить маму за 8000 евро для нас было неподъемно, конечно.

Тут же в интернете «знающие люди» объяснили сестрам: аналог того самого препарата, что выписывают приехавшим на самоубийство в Швейцарию, можно купить в Китае через сайт.

— Мама сразу согласилась. Сейчас понимаю, как ужасно все это звучит, но тогда мы все испытали облегчение. Она даже как-то повеселела, и как будто боли стали не такие сильные. Спокойная неделя выдалась, мы шутили и смотрели фильмы. Но потом боли вернулись. У нас все было готово. Мы просто развели смесь, и мама ее выпила.

— Полиция ничего не заподозрила?

— Нет. Отмеренные ей врачами три месяца давно прошли. В справке о смерти значится, что скончалась от основного заболевания. Про то, что было на самом деле, знают только я и сестра.

— Жалеете о том, что сделали?

— Нет. Если со мной такое случится, я сама закажу себе порошок.

«ОСТАВЛЮ КВАРТИРУ ТОМУ, КТО ОТПРАВИТ МЕНЯ В ШВЕЙЦАРИЮ»

В группе «Эвтаназия» в соцсети я без труда нашла сразу нескольких человек, которые мечтают о смерти и даже копят деньги на Швейцарию.

— Я инвалид с детства — ДЦП. Сейчас ухаживает мать, но когда она умрет, то что? Ей 65, мне 40. Все, что я могу делать самостоятельно, — видеть, слышать, дышать и говорить. Никакой таблетки от моей болезни нет. Так что я готова к смерти. Знаю все способы, как безболезненно и быстро уйти из жизни. Но кто мне будет ассистировать? Я же из дома выйти сама не могу, до входной двери не дойду. Очень надеюсь, что как-то смогу накопить. Я квартиру оставлю тому, кто мне поможет оказаться в Швейцарии.

Контакты человека, готового проконсультировать, как безболезненно уйти из жизни, мне подсказали сразу несколько участников группы сторонников «хорошей смерти». Я с ним связалась. И хотя у меня была заготовлена легенда, он мгновенно вычислил, что я журналист и собираю информацию.

Суицидальная поездка в Швейцарию — это мечта многих. Но это дорого и не так просто.Фото: GLOBAL LOOK PRESS

ОТКРОВЕНИЯ «КОНСУЛЬТАНТА ПО САМОУБИЙСТВАМ»:

Люди обращаются разные: кто-то неизлечимо болен, кто-то устал жить

— Не спрашивайте никаких подробностей обо мне, — сразу предупредил собеседник (мы общались в соцсети). — Давайте просто назовем меня мистером G. Дело в том, что по нашему законодательству все эти советы незаконны. И если органы заинтересуются, то можно попасть под уголовную статью «содействие совершению самоубийства».

Даже в виртуальной беседе было ясно, что человек образованный. Знает несколько языков, разбирается в сложных терминах. Эвтаназия — его хобби, и он продвигает эту идею в массы. Например, ведет Ютуб-канал на двух языках, делает переводы тематических книг, фильмов и лекций.

— Суицидальная поездка в Швейцарию — это мечта многих. Но это дорого и не так просто. В той же швейцарской клинике Dignitas за 20 лет побывали только двое русских. Так что уехать на Запад я помочь не могу. Единственное — подсказать способ безболезненно уйти из жизни у себя дома. Препарат, который дают принять в швейцарской клинике, раньше можно было незаконно заказать в Китае за $300. Контакты поставщиков, товар которых был проверен в лабораториях, известны всем интересующимся благодаря австралийскому доктору Филипу Ничке и его книге. Это тот самый Доктор Смерть, что представил в том году на выставку капсулу для самоубийц. В родной Австралии книги доктора Ничке под запретом. К тому же его лишили медицинской лицензии. Но это не мешало ему проводить семинары по всей стране. Он владелец интернет-магазина, торгующего приспособлениями для ассистированного самоубийства и просто самоубийства. Но в Россию вы ничего заказать не сможете.

Доктор Смерть Филип Ничке в Википедии обозначен как «австралийский гуманист».Фото: Twitter.com

Кстати, последний надежный поставщик запрещенных веществ из Китая перестал выходить на связь, о чем и указано в книге. Торговать-то и сейчас торгует, но там мошенников много. Есть еще вариант с заказом препарата из Мексики: ветеринарный раствор — $400 за 100 мл флакон или $600 за 2. Но в отличие от порошка из Китая, который проходит таможню, флаконы легко обнаружат на рентгене, и тогда уголовная статья. Я не рекомендую и предупреждаю о риске. Тем более что есть и другой, дешевый и легальный способ совершить самоубийство.

Такие наборы для эвтаназии продает Ничке. В России их покупка невозможна — это противозаконно.

«Доктор» рассказал мне все способы, где, как и что надо принять. Мы не имеем права это публиковать. Скажу лишь, что я была сильно шокирована доступностью орудий смерти.

— Вот так же примерно проходит и моя консультация.

— А цена какая?

— Для больных людей обычно бесплатно, а так — $50. Но обращаются за советом редко. В общей сложности за пару лет я проконсультировал больше 10, реально покончили с собой тоже больше 10. О смертях двоих я узнал из новостей. Это были молодые парни, и мы списывались буквально накануне произошедшего.

— Кто эти люди и почему хотят умереть? Вот эти парни, например, какая у них была причина?

— Люди разные были: кто-то смертельно болен, кто-то устал жить. Я не требую «уважительной» причины для консультации, но обычно говорят. У одного был БАР (биполярное аффективное расстройство), у другого соматическое заболевание, причинявшее также и психологические страдания. К слову, люди без «уважительной» причины обычно или консультируются на будущее, или, даже купив препарат, откладывают его. Инстинкт самосохранения — сильная штука. Около года назад консультировал одного бизнесмена — у человека было все, кроме желания жить. Жив до сих пор, счастливо или нет — не знаю.

— Как полиция фиксирует такие смерти?

— Как еще им фиксировать, если человек себя убил. Хотя, иногда в СМИ пишут, что есть и версия убийства — так было с одним из тех парней.

— Скажите, в чем ваша философия? Почему вы вообще таким занялись?

— «Таким» — чувствуется негативная коннотация. Смерть — такое же право каждого человека, как и жизнь. Я знаю, как безболезненно умереть, — если кто-то тоже хочет узнать, почему нет. Еще как вариант — это сублимация. Возможно, подсознательно я хочу убивать людей, и это социально-приемлемый способ это делать. Что касается дискуссий об эвтаназии как таковой, ну да, потенциальные злоупотребления — основной контраргумент, помимо того что это богопротивное деяние.

Макет «капсулы для самоубийц» австралийский активист выставил в апреле этого года на выставке похоронной индустрии в Амстердаме. «Клиент» проходит специальные тесты, потом занимает место внутри. Последний вопрос: доброволен ли уход из жизни?Фото: Twitter.com

В России вопросы легализации эвтаназии были озвучены пару раз в Госдуме, и сама идея подверглась жесткой критике. Ведь правом совершить смерть могут пользоваться непорядочные личности.

А КАК У НИХ?

Тур в один конец

Немного в стороне от всех толерантных к вопросам смерти стран стоит Швейцария.

Удивительно, но именно благодаря этой богатой и цивилизованной стране такое страшное слово, как «суицид», прижилось рядом с веселым и беззаботным словом «туризм». Дело в том, что в Швейцарии законом разрешено помогать при суициде, если нет корыстных мотивов. И распространяется это на всех, включая иностранцев.

Понятию «суицидальный туризм» уже больше 20 лет, с тех самых пор, как в 1998 году в Цюрихе появилась организация Dignitas, выступающая тем самым ассистентом в самоубийстве не только для местных жителей, но и для иностранцев. Кстати, название клиники переводится с латинского как «Достоинство». «С достоинством жить, с достоинством умереть» гласит слоган этой фабрики смерти.

По правилам Dignitas подготовка к самоубийству довольно хлопотное дело. Человек должен подтвердить свою болезнь бумагами, пройти консультации как минимум с двумя медиками клиники. И дважды с разницей во времени подтвердить свое намерение. Только после этого назначается день икс. Все происходящее сотрудники снимают на видео и предоставляют полиции в качестве доказательств. Некоторые клиенты Dignitas не против, чтобы это предсмертное видео попало на глаза широкой публике. Короткие ролики теперь активно гуляют в тематических пабликах. Зрелище не для слабонервных. Я посмотрела один такой, где умирает миллионер Симон Биннер.

— Вы понимаете, что, после того как откроете канал капельницы, в ваш организм поступит яд и вы умрете? — спрашивает голос за кадром.

Мужчина тяжело кивает, говорить он не может из-за болезни. Потом включает аудиозапись в телефоне, слушает последние признания в любви близких и открывает смертоносный краник капельницы. При этом мужчина счастливо улыбается… Следующие кадры — в катафалк грузят гроб. За годы своего существования в Dignitas ушли из жизни около 2500 человек.

Сейчас в Цюрихе действует несколько подобных организаций. Стоит тур в один конец, надо сказать, недешево.

Вот детальный прайс одной из клиник (все цены в евро):

3500 — предварительный платеж, при этом положительное решение врача не гарантируется и платеж не возвращается.

870 — за две консультации врача.

2200 — платеж, если врач разрешил ассистированное самоубийство (АС) и выписал рецепт.

440 — оформление документов.

2200 — кремация.

Итого: 6570 просто за АС, 9210 — АС + кремация + оформление документов.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Врач должен биться за жизнь пациента до конца

Основатель и руководитель Санкт-Петербургского детского хосписа протоиерей Александр Ткаченко:

— В большинстве случаев, если человеку оказывается своевременная и качественная паллиативная помощь, вопроса об эвтаназии не возникает. Если нет боли, работает психолог, обеспечены медицина и нормальный уход, человек ценит то время, которое он может провести с родными. Я уж не говорю о том просторе для криминала в этой теме и возможности решения наследственных вопросов. На мой взгляд, нужно думать не об эвтаназии, а о том, как обеспечить каждому человеку качественную помощь, доступную медицину, качественные лекарственные препараты и возможность без страданий прожить столько, сколько ему отведено.

Основатель Санкт-Петербургского Детского хосписа, протоиерей Александр Ткаченко. ФОТО детскийхоспис.рф

Мне кажется, что, поднимая вопрос об эвтаназии сейчас, мы «ставим телегу впереди лошади». Нам нужно сначала принять концепцию достойной смерти в обществе, согласиться с тем, что это естественная часть жизни и к смерти нужно быть готовым. И общество должно согласиться, что право на достойную смерть — такое же неотъемлемое право человека, как право на жизнь. Только после этого можно будет подступиться к обсуждению темы эвтаназии. А пока рановато, не готово ни общество, ни законодательство, ни специалисты, ни сами люди.

СПРАВКА «КП»

Эвтаназия — в переводе с греческого «хорошая смерть». Это практика, когда тяжело и неизлечимо больным врачи назначают смертельный препарат, потому что только уход из жизни может прекратить страдания.

Ассистированное самоубийство — суицид, совершенный с помощью другого человека, часто врача. То есть медицинский работник сознательно и намеренно дает больному знания, как и что принять, чтобы уйти из жизни. Основное отличие от эвтаназии — больной должен самостоятельно принять лекарство.

ОПРОС КП

Опрос — эвтаназия

Нужно ли разрешать эвтаназию?

В ТЕМУ

Эвтаназия как «лечение»: сумасшествие или гуманность?

«В Бельгии 24-летней девушке разрешили «вылечить» депрессию эвтаназией. Королевство Бельгия стало вторым после Нидерландов государством, где неизлечимо больные люди получили право на добровольный уход из жизни при помощи врачей». Прочитав текст в нескольких СМИ, мы не поверили своим глазам. Более того, в татарстанских социальных сетях новость вызвала бурное обсуждение (подробности)

Парализованный итальянский диджей добился эвтаназии

Фабио Антониани, известный как DJ Fabo, попал в ДТП в Индиив 2014 году, после чего потерял зрение и остался парализованным. В январе 2017 года он с помощью своей девушки записал видеообращение к правительству Италии с просьбой предоставить ему право на эвтаназию, которая запрещена с 2011 года. Диджей рассказал о своей жизни до аварии и о том, что ему приходится переживать сейчас. Однако правительство отказало в просьбе. Тогда близкие Фабио обратились в швейцарскую клинику за помощью (подробности)

Смерть на ТВ: британцы показали эвтаназию

Британец ушел из жизни в швейцарской клинике в окружении кинокамер

Тысячи британцев увидели последние минуты жизни смертельно больного человека, решившегося добровольно прекратить страдания и достойно уйти из жизни. (подробности)

Законопроект об эвтаназии для здоровых людей в Нидерландах вызвал жаркие споры

В вопросе добровольной смерти с помощью врачей Голландия является первооткрывателем. Эвтаназия там проводится уже полтора десятка лет и считается в обществе нормой. Затем самоубийства узаконили в Бельгии, Люксембурге, Канаде, некоторых американских штатах. А в Швейцарии это бизнес, поставленный на поток. Больные едут туда со всей Европы.

До сегодняшнего дня эвтаназия в Нидерландах была возможна исключительно для пациентов, испытывающих невыносимую боль и не имеющих надежды на излечение. Теперь правительство Нидерландов решило пойти дальше.

Эдит Схипперс, министр здравоохранения: «Людям, которые пришли к обдуманному решению о том, что их жизнь завершена, должно быть позволено при наличии строгих и точных критериев окончить свою жизнь способом, который они считают достойным».

Министр здравоохранения также уточнила, что в основном желание самовольно уйти из жизни возникает у пожилых людей, поэтому новый закон, скорее всего, будет ориентирован на них. При этом, каким именно будет возрастной порог, она не уточнила.

Очевидно, что новый закон вызовет новую волну недовольства со стороны критиков, заявляющих, что практика эвтаназии в Голландии приняла размах, выходящий далеко за изначально очерченные для нее пределы, и что определение «невыносимые страдания» стало трактоваться чрезвычайно широко.

Тео Боер, профессор в сфере этики медицины: «Закон был предназначен для использования в особо экстренных обстоятельствах. То, что мы видим сейчас, после того, как прошло 10–15 лет, так это то, что в Нидерландах эвтаназия становится выбором по умолчанию для смерти».

Отправной точкой для нового закона послужила история молодой женщины, которая страдала посттравматическим стрессовым расстройством в результате сексуального насилия, пережитого в детстве. Несмотря на определенные улучшения, медики посчитали, что окончательно из депрессии ей выйти будет сложно, и тогда Голландская комиссия по этике разрешила провести процедуру эвтаназии.

Закон должен быть готов к осени следующего года. Это будет первый случай в мировой практике, когда суицид будет не только оправдан, но и законодательно разрешен.

Подорбности — в репортаже обозревателя НТВ Вадима Глускера.