Гобзева Ольга актриса

Ольга Гобзева

Биография

Ольга Гобзева – советская и российская артистка театра и кино. Получила признание после выхода картин «Не самый удачный день», «Однажды 20 лет спустя», «Ехали в трамвае Ильф и Петров» и других. В 1992 году оставила актерство и стала инокиней Русской православной церкви.

Детство и юность

Советская актриса Ольга Фроловна Гобзева родилась в московской верующей многодетной семье в начале 1943 года. Отец девочки, всю жизнь проработавший в автопарке партийных работников, несмотря на существующие репрессии, чудом уцелел и остался православным христианином до конца своих дней. В детстве от тяжелой болезни маленькая Оля чуть не скончалась, и, как утверждали потом родные, жизнь малышки вымолил родной отец. Семья жила скромно, но при этом дети получили достойное образование, так как с детства привыкли добиваться всего трудом.

Ольга Гобзева в молодости

Уже в детстве Ольга отличалась хорошей памятью, она знала наизусть почти всего Пушкина, хорошо декламировала стихи. Такие способности не могли не заметить преподаватели и определили девочку в театральную студию при доме пионеров. Но, выбрав после окончания школы институт кинематографии, Ольга Гобзева не поступила туда с первого раза. Она прошла конкурс только через год, на курс к Юрию Победоносцеву. Заканчивала она уже как студентка профессора Бориса Бабочкина.

Фильмы

Начав кинокарьеру еще в студенческие годы, актриса в общей сложности за три десятка лет снялась более чем в 70 картинах. Кинодебютом Ольги была небольшая лента «Эй, кто-нибудь!», в которой она работала в паре с молодым Володей Ивашовым. Эту картину положительно оценил Михаил Ромм, легендарный советский режиссер, лауреат нескольких Сталинских премий.

Ольга Гобзева в фильме «Мне двадцать лет»

Первой большой удачей актрисы можно считать работу в кинокартине «Мне 20 лет», которая в середине 60-х даже получила награду Венецианского фестиваля. Благодаря режиссерской работе Марлена Хуциева зрители открыли для себя молодых талантливых актеров, учеников и выпускников ВГИКа: Светлану Светличную, Николая Губенко, Петра Щербакова, Марианну Вертинскую, Светлану Старикову и других.

После окончания института актриса много снимается в кино. Она устраивается на работу в театр киноактера, в котором прослужила вплоть до 1990 года. Много времени Ольга Фроловна посвятила работе над озвучиванием иностранных фильмов. Лучшими ролями Ольги Гобзевой считаются работы в фильмах «Крылья», «Портрет жены художника», «Капитан Соври-голова», «Операция «Трест»», «Фокусник», «Однажды 20 лет спустя».

Ольга Гобзева в фильме «Капитан Соври-голова»

Актриса Ольга Гобзева снималась со звездами советского кинематографа: Евгением Евстигнеевым и Андреем Тарковским, Риммой Марковой, Майей Булгаковой, Василием Шукшиным, Андреем Мягковым. Актриса работала в фильмах режиссеров Петра Тодоровского, Элема Климова, Александра Панкратова, Николая Лукьянова.

В 1972 году Ольга снялась в ленте «Ехали в трамвае Ильф и Петров». Там артистка сыграла в дуэте с чудесным партнером Игорем Ясуловичем.

Ольга Гобзева и Игорь Ясулович в фильме «Ехали в трамвае Ильф и Петров»

Любимыми партнерами на экране Ольга считает Олега Даля и Юрия Богатырева. С Олегом она была знакома еще со времен занятий в театральной студии. Позднее вместе они снялись в фильме по произведениям Тургенева. А с Юрием Богатыревым ей удалось сыграть в комедии по мотивам сочинений Рэя Брэдбери «Этот фантастический мир №10».

Ольга Гобзева в фильме «Нетерпение души»

Безвременная кончина друзей по цеху потрясла Ольгу. Она все чаще стала задумываться о смысле происходящего, о причинах повального алкоголизма среди актеров и об их неудовлетворенности жизнью.

Постриг

В 1991 году, осознав многие события своей жизни, Ольга Гобзева, посоветовавшись с духовным отцом, решается на монашеский постриг. Произошло это событие в Свято-Введенском женском монастыре, который как раз в это время восстанавливался в Иваново. Когда коллеги и поклонники увидели в СМИ фото Ольги Гобзевой в монашеском облачении, то подумали, что это новая роль актрисы. Но постепенно все привыкли к новому образу жизни бывшей звезды экрана.

Монахиня Ольга

Сама инокиня Ольга спокойно перенесла эту перемену и обрела подлинное место в жизни. Уход из мира не ознаменовался для Ольги Гобзевой полным затворничеством. Сегодня она ведет активную социальную работу по оказанию помощи престарелым актерам от лица благотворительного отдела Московской Патриархии, в котором она занимает руководящую должность. Ольга Гобзева по благословению духовника живет в Москве с сыном Святославом, его женой и дочкой.

Историю жизни и внезапного поворота в судьбе Ольга Гобзева рассказала зрителям, снявшись в 2013 году в программе Андрея Малахова «Пусть говорят». Матушка часто ездит на Урал, так как священноначалие возложило на плечи женщины еще одно послушание: она стала игуменьей Свято-Елисаветинского женского монастыря в Алапаевске. Свободные минуты отдыха она посвящает общению с родными на подмосковной даче, которую построил еще отец Ольги.

Ольга Гобзева — игуменья Свято-Елисаветинского женского монастыря

В 2016 году монахиня участвовала в составе российской делегации в XIV фестивале театра и кино «Амурская осень». Мероприятие состоялось в Шэньяне.

Личная жизнь

Семейная жизнь Ольги Фроловны сложилась не очень удачно. Два раза она была замужем, от второго брака у нее остался сын. С первым мужем Ираклием Хизанишвили она прожила десять лет. Бывший возлюбленный Ольги известен по роли Пятницы в фильме «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо». Расписалась пара сразу после выпуска из ВГИКа.

Ольга Гобзева, Валерий Мартынов и их сын Святослав

Супруги потеряли духовную связь и не смогли спасти семью. Во многом развод произошел еще и по причине отсутствия детей. Но окончательной причиной разрыва Ольга Фроловна называет нелюбовь мужа к России. Однажды мужчина сказал обидные слова в адрес родины, с того момента отношение Гобзевой к супругу изменилось.

Со вторым мужем Валерием Мартыновым актриса познакомилась на съемочной площадке кинофильма «Каждый день доктора Калинниковой». Будущий супруг оказался младше Ольги на 6 лет. И хотя у нее на тот момент, как у популярной артистки, не было недостатка в мужском внимании, Ольга вышла замуж за Валерия. В браке у них родился сын Святослав, который не пошел по стопам родителей, а закончил факультет журналистики. Спустя 10 лет брак распался. Сын Слава женат, у него появилась дочка Ксюша.

Актриса Ольга Гобзева в фильме «Загадочный индус»

Когда биография артистки сделала резкий виток и женщина постриглась в монахини, Ольгу в интервью часто спрашивали, а не несчастная ли любовь заставила Гобзеву пойти в настоятельницы. На это инокиня ответила, что такой любви у нее не случалось. По словам артистки, со вторым мужем у женщины оказались разные духовные составляющие. Мужчина сам покинул семью. Это оказалось важно для Гобзевой, потому что сама актриса не могла уйти от Валерия.

Ольга Гобзева в фильме «Портрет жены художника»

Ольга Фроловна поделилась, какие мотивы двигали ей, когда она решила принять монашеский постриг. В 90-х годах артистка играла в спектакле испанку. Женщине очень нравилась эта роль, актриса с удовольствием перевоплощалась и выходила на сцену. Постановка полюбилась сыну Святославу. Молодой человек ходил на каждый спектакль. Ольга считала юношу своим основным критиком.

Как-то в антракте за кулисами Гобзева окликнула сына, а он не повернулся в ее сторону. Когда мимо звезды прошел режиссер, она обратилась к нему, но мужчина тоже не заметил артистку. Чуть позже актриса зашла в гримерку, посмотрела в зеркало и испугалась. На Ольгу смотрел чужой человек, испанка (хотя сама Гобзева русская), настолько сильно артистка вжилась в роль. Пошевелив пальцами и увидев это в зеркале, женщина убедилась, что это она. Тогда актрису охватило состояние ужаса. В тот вечер Ольга еле-еле доиграла роль. Это был последний спектакль в карьере артистки. Гобзева поняла, что впустила в себя другого человека.

Матушка Ольга Гобзева

Еще Ольга Гобзева призналась, что не смогла полностью порвать с актерской профессией. По словам монахини, ее обуяла болезнь артистов – желание нравиться. Но позже Ольга Фроловна приняла это и поняла, что нравиться всем невозможно.

Жизнь популярного российского артиста Ивана Охлобыстина перекликается с историей Ольги Гобзевой. В 2001 году мужчина оставил актерство и был рукоположен в священники. Но в 2009 году артист попросил патриарха Кирилла освободить мужчину от службы, чтобы продолжить творческую работу. Иван планировал через пару лет вернуться в церковь, но потом остался в кинематографии – Охлобыстину нужно содержать большую семью.

Ольга Гобзева сейчас

Сегодня фильмы с Ольгой Фроловной по-прежнему пользуются популярностью. В апреле 2018 года в Мурманском областном художественном музее показали документальную ленту «Этюды о Врубеле». В этом фильме в 1989 году снялась Ольга Гобзева.

Матушка Ольга

В том же месяце в московском Доме кино состоялся концерт, посвященный юбилею историка, философа и поэта Александра Назаренко. Настоятельница была среди тех, кто читал стихи литератора.

Фильмография

  • 1964 — «Застава Ильича»
  • 1966 — «Не самый удачный день»
  • 1967 — «Пароль не нужен»
  • 1968 — «Три дня Виктора Чернышёва»
  • 1972 — «Ехали в трамвае Ильф и Петров»
  • 1975 — «Последняя жертва»
  • 1980 — «Однажды, 20 лет спустя»
  • 1983 — «Петля»
  • 1986 — «Нужные люди»
  • 1989 — «Этюды о Врубеле»
  • 1990 — «Мальчики»
  • 1990 — «Старый дом»
  • 1992 — «Господи, прости нас, грешных»

Ольга Гобзева: Рассталась с мужем из-за того, что не любил Россию

В самом расцвете карьеры звезда советского экрана Ольга Гобзева променяла кино на служение Богу. 77 картин за 30 лет, среди них всеми любимые «Однажды 20 лет спустя», «Портрет жены художника», «Капитан Соври-голова». Популярная актриса Ольга Гобзева в одночасье превратилась в матушку Ольгу. «В меня плевали на улице, пугались до истерики, пытались сбить с ног, коллеги говорили, что это моя новая роль».

«Почему Бог оставил меня и сына в живых?»

Ольга Гобзева в прямом смысле дитя войны, родилась в Москве в самый разгар Великой Отечественной, в 1943 году. Отец Фрол Акимович возил партийное руководство, мама Ксения Ивановна сидела с детьми: в семье было шестеро малышей. В 12 лет Оля пришла к родителям и сказала: «Буду актрисой». Отец нахмурился, мать бросилась успокаивать: «Ну что ты, пусть попробует – для нее это будет трамплином».

– В годы моей юности все девочки мечтали быть или актрисами, или балеринами. Я занималась немножко балетом, но актерская профессия привлекала больше, хотелось творчески выразиться, – вспоминает 71-летняя Гобзева. – Рядом с нашим домом в Москве на Новой Басманной находился дом пионеров, пошла туда, увидела табличку «Кружок художественного слова», прочитала басню, и меня взяли. А уже в 13 лет на конкурсе чтецов им. Чехова заняла первое место.

Талантливая девочка легко поступила в главный киношный вуз СССР – ВГИК, да еще на курс народного артиста, сыгравшего знаменитого Чапаева, Бориса Бабочкина. В кино дебютировала в дипломной работе Андрея Смирнова и Бориса Яшина «Эй, кто-нибудь!», затем был двухсерийный фильм о проблемах молодежи «Мне двадцать лет», где снялся золотой состав советских актеров: Николай Губенко, Марианна Вертинская, Светлана Светличная. В 1980 году на экраны вышла мелодрама «Однажды 20 лет спустя». В картине Ольга сыграла поэтессу, одноклассницу Натальи Гундаревой. После этой роли девушка, что называется, проснулась знаменитой. Однако сердце подсказывало: служение зрителю – не ее призвание. В роду Гобзевых были монахи, девушку часто тянуло в церковь. А судьба изобиловала знаками…

– В четыре года я сильно заболела: двустороннее очаговое воспаление легких, тогда медицина так развита не была и врачи помочь ничем не могли. Отец молился за меня каждый день. Он стоял по четыре часа на коленях перед иконой и вымолил меня.

Ольга Гобзева со вторым мужем Валерием Мартыновым /

Однажды Ольга Фроловна вместе с ребенком едва не погибла под колесами поезда.

– Святославу было три, мы ехали с ним из Москвы на дачу. Переходили пути, и шестым чувством я поняла, что надвигается что-то огромное… Юбка чиркнула по паровозу. Я задумалась о том, почему Бог оставил меня и сына на этом свете? Стала искать ответ на этот вопрос.

За несколько лет до принятия монашеского пострига звезду советского экрана впервые назвали матушкой Ольгой.

– Я пришла помолиться в Киево-Печерскую лавру, и тут ко мне подходит батюшка и говорит: «А я тебя видел по телевизору». Я так разозлилась, думаю, ну нигде покоя нет, а он как ни в чем не бывало: «Иди помолись, а я тебя у входа подожду». Сели с ним на скамейке, так душевно обо всем поговорили, и он на прощание сказал: «До свидания, матушка Ольга».

Ольга Гобзева с сыном Святославом /

«У меня отнимались руки, ноги: думала, умираю»

Кинокарьера Гобзевой закончилась в 1992 году фильмом «Господи, прости нас, грешных». За неделю до своего 50-летия, в 1993 году, популярная актриса решила навсегда оставить кино.

– Человек сам на это не решается, Господь за руку приводит. Меня вместе с еще одной послушницей, Валентиной, постригал архиепископ Ивановский и Кинешемский Амвросий. Это все носило таинственный характер: звучали молитвы, потом четыре раза лязгнули ножницы над каждой головой, затем переодели, дали четки. У меня отнимались руки, ноги: думала, умираю.

Вот уже 20 лет матушка Ольга служит Богу, ее дом полон икон и свечей. Монашество накладывает множество ограничений, но, как признается инокиня (православная монахиня. – Ред.), дает главное – свободу.

– После пострига должна носить монашеское одеяние не снимая, конечно же обет целомудрия, послушания и нестяжания (обещание терпеть всякую скорбь и тесноту монашеской жизни). Нельзя переедать и есть мясо, если только по благословению, лучше рыбу, можно красное вино. Главное – воздержание, не впадать в крайность.

Ольга Гобзева в фильме «Однажды 20 лет спустя» /

О том, что когда-то служила зрителю и была несвободной, не жалеет, ушла, потому что стало стыдно быть актрисой. Гобзева признается, что актерский опыт помог ей познать себя, но при этом рада, что больше не в кадре.

– Актерская профессия для женщины ужас, а для мужчины ужас в кубе, она делает его несамостоятельным. Актеры зависимы от режиссера, от зрителей… Вот, к примеру, я смотрю на Максима Аверина, который вместе со мной приехал на кинофестиваль «Амурская осень», он вынужден всегда улыбаться, образ у него такой. Мне его очень жаль, Максим должен быть таким, каким его хотят видеть зрители. Это расплата за интерес к себе народа: платят игрой, а порой и собственной личностью.

Кадр из фильма «Операция «Трест» /

Оба брака неудачные

Мало кто знает, что личное счастье актрисы Гобзевой, а ныне матушки Ольги, не сложилось. В фильме «Однажды 20 лет спустя» она запомнилась исполнением невероятно романтичной песни о любви. «В сиреневых сумерках летят снежинки белые, обиды и горести людские хороня. И давняя любовь моя останется единственной». Однако своего мужчину раз и на всю жизнь так и не нашла. Ольга Фроловна дважды была замужем, и оба раза неудачно. От второго брака у нее есть сын Святослав, сейчас ему 37 лет. Вместе с женой и дочкой он живет в Москве.

– Личная жизнь у актеров редко складывается. Слава Богу, у меня есть сын. Если бы я не стала актрисой, была бы многодетной матерью.

Первым мужем Ольги Гобзевой был актер, известный по роли Пятницы в приключенческом фильме «Жизнь и удивительные приключения Робинзона Крузо», Ираклий Хизанишвили.

– Мы поженились сразу после окончания ВГИКа в 1966 году. Не помню точно, сколько жили вместе, лет 8–10. Расстались из-за того, что Ираклий не любил Россию. Однажды он что-то такое обидное о моей стране сказал, что я даже от злости бокал разбила. Ну нельзя так было жить! Хотя могу сказать, что Ираклий был гораздо благороднее моего второго супруга.

Кадр из фильма «Портрет жены художника» /

Нашел любовницу, чтобы развестись

Второй раз актриса вышла замуж в 1973 году за актера Валерия Мартынова. Спустя 10 лет брака пара распалась. Мы связались с бывшим супругом матушки Ольги и отцом Святослава, ныне режиссером и руководителем Театра пантомимы – Валерием Мартыновым.

– С Олей мы познакомились на съемках фильма «Каждый день доктора Калинниковой» в 1973 году, – вспоминает 65-летний Валерий Васильевич. – Тогда на Гобзеву все мужчины засматривались, я влюбился, она тоже, у нас такая страсть была… Дело в том, что от своего первого мужа Оля не могла забеременеть. Мы поехали к известному целителю, он полчаса лил на жену ледяную воду, она вышла оттуда еле живая, с синими губами… А в 1976 году у нас родился сын. Оля тогда была востребованной, моталась по гастролями, а я сидел со Святославом. Супруга была старше меня на шесть лет, наши взгляды на жизнь со временем стали расходиться. Чтобы найти повод для расставания, я разыграл целое представление. Оля приходит домой, а я в прихожей сижу с девицей, пью портвейн. Скандал, ругань, развод… Я не к другой ушел, как она говорит, а просто нашел себе любовницу на недельку-другую.

– С сыном всегда общались?

– Первые годы после развода приходил к ней, она меня выгоняла. Со временем Святослав сам захотел со мной общаться, мы вместе ездили на семинары по восточным единоборствам, которыми я всю жизнь увлекаюсь.

– Как после развода сложилась ваша жизнь?

– У меня после Оли было два брака, и причем обе мои жены – психологи. Сейчас счастлив с Людмилой. Всего я четыре раза был женат и со всеми в хороших отношениях, кроме Оли. Нет, к ней прекрасно отношусь, просто она не хочет общаться. Но, впрочем, это ее право. Дай бог ей здоровья и долгих лет.

– Слава тебе, Господи, что ты меня от них избавил, – говорит о своих двух мужьях инокиня Ольга. – Я была рада расставанию. Валера ушел к другой, но вскоре и ее променял на новую женщину. Его бывшая мне звонила и плакала. Нельзя жить одними чувствами, надо быть разумными. А я со своими мужьями была разная по духу, оттого и не сложилось. Все ищут единственного, но порой так и не находят. Люди не знают, что земные чувства не могут сравниться с любовью к Богу.

Ольга Гобзева /

«Маму называю матушкой»

Сын Ольги Гобзевой Святослав работает госслужащим. Он живет со своей женой и дочкой Ксюшей отдельно от мамы. Сама инокиня говорит, что делить совместный быт с монахиней непросто, поэтому лучше приезжать друг к другу в гости. Святослав с детства привык вместе с мамой стоять на службах в храме, однако, поступив в духовную семинарию, бросил учебу и стал чиновником.

– Всегда ходили в храм, соблюдали все посты, у нас был свой духовник. В подростковом возрасте я был алтарником, учился в воскресной школе, потом меня Патриарх благословил на поступление в духовную семинарию. Экзамены сдал, поучился немного и понял, что недостоин этого.

– Помните день, когда мама стала монахиней?

– Она меня не предупреждала, просто вернулась домой в облачении, это было очень неожиданно… Теперь называю маму матушкой.

– А вы хотите, чтобы ваша дочь стала актрисой или монахиней?

– Нет. Актрисой – потому, что это зависимая профессия, я в детстве ездил с мамой на съемки и знаю обо всем изнутри. Монахиней, конечно, тоже: зачем это? Я хочу, чтобы она родила детей, была счастлива.

– Как вы пережили развод мамы с отцом?

– Когда они расстались, мне было 13 лет, не знаю, кто от кого ушел… Папа был всегда в моей жизни, мы и сейчас близки, матушка не общается с ним. Но это ее дело, не хочу вмешиваться.

Родилась 16 марта 1943 года в Москве.
Выросла в многодетной семье, где было 6 детей, из них двое — приёмных.
Окончила Всесоюзный государственный институт кинематографии (1966, мастерская Бориса Бабочкина).
Сниматься в кино начала ещё в студенческие годы. Но на экране появлялась не часто, а больше выступала с литературными концертами.
В 1966-1990 годах — актриса Театра-студии киноактёра.
Ушла из театра по совету духовного отца и с 1991 года проживала в монастыре. Боролось за возвращение верующим храма Большого Вознесения.
Преподавала в гимназии и воскресной школе.
С 1992 года — заместитель директора воскресной школы. Вела уроки этики и этикета, читала курс «Русская духовная классическая поэзия».
7 марта 1993 года пострижена в монашество в Свято-Введенском монастыре города Иванова.
Председатель Координационного совета женских благотворительных организаций при Отделе по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата.
Инокиня Ольга (Гобзева) — председатель совета Православного Марфо-Мариинского сестричества.

Инокиня Ольга (Гобзева): Для человека естественно сомневаться

Инокиня Ольга (Гобзева) – человек очень занятой. Достаточно сказать, что она является председателем Координационного совета женских благотворительных организаций Русской Православной Церкви. День, когда была назначена наша встреча, для матушки оказался напряженным: она успела побывать на нескольких встречах, одна — еще предстояла, кроме того даже во время нашей беседы ей приходилось решать какие-то вопросы, связанные с помощью одиноким актерам. И, наверное, она очень устала. Но об этом можно было лишь догадываться. За время двухчасового интервью матушка Ольга ни полувзглядом, ни намеком не показала этого. Ни нетерпения, ни раздражения – лишь улыбка, причем не «дежурная», а настоящая, доброжелательная.

Инокиня Ольга (в миру — Ольга Фроловна Гобзева) родилась в 1943 году. До принятия пострига — актриса театра и кино. Выпускница ВГИК (мастерская Б.Бабочкина). Снялась более чем в 40 фильмах. Работала в Театре киноактёра с 1966 по 1990 год.

В 1992 году приняла постриг с именем Ольга.

Председатель координационного совета женских благотворительных организаций при отделе по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата.

Ограничения естественны для нашей природы

— Монахиня в мегаполисе…?

— В мегаполисе вообще всем сложно. Я родилась и выросла в Москве, здесь прохожу послушание и вижу, что с каждым годом жить становится сложнее: всё больше напряжения, суеты. Но можно попытаться не включаться в суетный поток, или, по крайней мере, стараться не ходить в городе в часы пик.

Ну и, конечно, помнить о двух таких неразделимых понятиях, как молитва и труд. Если ты трудишься, но при этом не молишься, — справиться с давлением суеты тяжело. А вот когда стараешься, вспоминаешь на ходу короткое «Господи помилуй!», — жизнь начинает восприниматься по-другому, в твоей душе все утихает, и ты уже можешь не замечать нервные ритмы окружающего мира.

— И все же эти городские ритмы мало оставляют места для Бога ..

— Общение у каждого из нас с Богом – свое, особенное. Чаще всего человек открыт для такого общения в момент какого-то глубокого переживания, беды, потери близкого. А в обычной жизни сосредоточиться бывает очень трудно, но без некоей внутренней работы, мне кажется, нельзя. Так же, как нельзя жить, не ограничивая себя. Неправильно, если человек идет только вслед за своими желаниями и не задумывается, а для чего, собственно, ему так много желать? Для чего, например, покупать столько одежды, компенсировать свою усталость обильной едой? Не свойственно подобное нашей русской культуре. Ограничения советского периода, когда все люди жили достаточно скромно, на самом деле были естественны для нашей природы.

С сыном Святославом. 1977 г.

Большая ошибка кроется в том, что сегодня люди вдруг решили: самое главное – потребление. На самом деле счастье – как раз в аскезе. Это, кстати, сказал мой сын – служащий, семейный человек, а не монах.

— Счастье в ограничении?

— Когда ты ограничиваешь себя по собственной воле, то и получаешь больше радости, понимаете? Хотя трудно говорить о том, чего ты глубоко не испытал. Мне не приходилось сталкиваться с излишествами ни в детстве, ни в годы молодости. Наша семья жила скромно: папа работал, мама воспитывала пятерых детей. Я сама шила себе одежду, и она не отличалась роскошью.

Тщеславие

Сейчас я наблюдаю за одиннадцатилетней внучкой и стараюсь привить ей вкус, объяснять, например, что блестящая яркая одежда поглощает человека, за ней исчезает его личность, взгляд, мысли.

На самом деле, и детям, и взрослым не нужно много одежды: они привыкают к каким-то определенным вещам, а остальные (если они есть) часто просто пылятся в шкафу. Если только нет задачи показать себя, а показывать себя не только неполезно, но и духовно опасно. В группе риска оказываются как раз молодые – юноши, девушки…

— Но ведь почти в каждой женщине есть стремление нравиться другим. Разве это плохо?

— Смотря в какой период. Если ты молодая девушка, в тебе начинают играть гормоны – это выглядит совершенно естественно, если не переходить какие-то границы допустимого. Девушка хочет себе найти избранника – красивого, умного, желательно молодого, создать семью, родить детей. И она где-то инстинктивно, где-то сознательно прилагает к этому усилия. И в этом совсем нет ничего плохого.

Желание нравиться (не выглядеть достойно, а «распускать хвост»), если ты уже замужняя женщина, у тебя дети – уже грех, нарушение некой внутренней этики.

А женщины, которые стремятся нравиться в преклонные годы, вызывают во мне чувство острой грусти. Особенно часто встречается это у актрис, когда желание иметь успех у публики стало уже привычкой, и оно не уходит и в 75, и в 86 лет. Может быть, это попытка уцепиться за жизнь, когда человек вдруг понимает, что она, жизнь, уже вытекает из кувшинчика, и ее осталось немного – по капельке. А самые прекрасные моменты, которые вспоминаются – связаны с тем, что она нравилась окружающей публике, что её любили…

Трудно мне говорить, не могу я быть судьёй в этих случаях… Просто очень люблю и жалею своих бывших коллег.

Страх смерти

— Сегодня традиция наших бабушек, когда заранее готовилась одежда «на смертный день» кажется чуть ли не дикой… Многие хотят забыть, что есть болезни, смерть, стремятся к «вечной молодости»…

— Тут очень постарались наши вновь образованные средства массовой информации, которые многое взяли из чужих культур, не очень глубоких, к сожалению…

Молодящаяся старуха – трагикомичное явление, ведь это же против естества. И что бы мы ни делали, к каким бы ухищрениям ни прибегали, чтобы обмануть возраст, всё равно — она, красавица наша, придёт с косой, в час, который ты не ждёшь… И — заберёт тебя. Конечно, это мучительно. Но если мучительно умирал Христос, каково это должно быть для нас!

Скорее всего, люди и боятся этой муки. Потому часто можно услышать: «как хорошо, что он внезапно умер!» А ведь в этом – ничего хорошего нет, сколько осталось в человеке не раскаянного…

Очень надеюсь, что принесенное к нам в девяностые годы стремление жить только «здесь» уйдет, не привьется в нашей культуре глубоко.

Свобода — в Боге

Наверное, я идеалист. Но идеалист и христианин – это по сути однородные явления. Потому что мы верим в Того, Кого не видим. И я так же верю в наш народ и наше будущее…

— Несмотря на то, что сегодня происходит в стране?

— Сейчас народ испытывают на прочность немыслимой амплитудой колебания. Например: раньше-то бомжей не было, так же как не было олигархов. Олигархи породили бомжей, – это одна ветвь, одна линия. Только одни думают, что свобода — исключительно в богатстве, а другие убеждены, будто свобода в ничего не делании и ничего не хотении.

Стремление к «воле» — очень русская черта, но раньше она выражалась в странничестве, а сейчас – в идейном нищенстве. И пока эта амплитуда не уменьшится, не перестанет быть такой драматичной, каждый человек будет испытывать ощущение совершенной незащищенности, некоего краха. Причем не важно, наверху или внизу социальной лестницы он находится. Кстати, и олигархи, и бомжи умирают, по больше части, рано и во многих случаях насильственной смертью. Долгожителями оказываются малоимущие интеллигенты, продолжающие работать и в преклонном возрасте. Так что, оказывается, не надо быть слишком богатым и совершенно ни к чему идти в бомжи. Только не нужно с брезгливостью относиться к одним и с ненавистью к другим — это ставит нас в очень незавидное положение.

— Бомжи и олигархи в своем стремлении к свободе в итоге оказываются в зависимом положении.

— А свобода — в Боге. Свобода может быть венцом монашеского жития, монашеского дела. Это очень долгий, непростой путь, позволяющий ощутить себя свободным от каких либо социальных напряжений, зависимостей. Но чтобы становиться на этот путь, не обязательно уходить в монастырь.

Я всегда вспоминаю своего покойного отца, Фрола Акимовича, он работал шофером в гараже Московского Комитета партии. Ему приходилось содержать большую семью. Мама не работала – занималась домом и нашим воспитанием. Понятно, что ему было нелегко, и жили мы очень скромно. Я всегда с большим волнением вспоминаю, как он на даче (то, что родителям удалось ее построить, уже было чудом) выходит в сад и говорит: «Слава Тебе, Господи!». И столько вкладывает в эти слова искренней любви, искренней благодарности к Богу за все, что это стало для меня важным уроком на всю жизнь. Я поняла, что нужно быть благодарной Господу в любой жизненной ситуации, даже если кажется, что чего-то не хватает. И мы, дети, учились радоваться всему. Нет денег, например, для того, чтобы подростку Оле или подростку Танечке – моей сестре — купить платье, они сами сошьют. Из обрезков ситца, который выдавали папе для того, чтобы мыть машины…

Посторонняя женщина в зеркале

— Актерство не предполагает свободы человека?

— Почему? Когда я была актрисой, то никогда не могла идти против своей натуры, никогда не могла согласиться с тем, что противоречило моему внутреннему убеждению. Я сейчас с удивлением смотрю на то, как молодые актеры ломают себя ради не понято чего, и идут вслед за режиссерами, которые обладают какой-то извращенной психикой и видением мира, терзают классику нашу в угоду своего эго — » я так вижу!».

— Но человек вольно или невольно «впускает» в себя персонажа, которого он играет…

— Могу сказать из своего опыта, может быть, уже переосмысленного, что когда тебе предлагается какая-то роль, всегда нужно находить точки соприкосновения с собственной жизнью, чтобы понять и оправдать своего героя, его поступки. А потом — посмотреть на него с птичьего полета, со стороны… Это самый безопасный путь.

Я знаю, что очень хорошие артисты, к которым я причисляю Маковецкого, знают момент, когда нужно смотреть на героя, которого он внутренне оправдал для себя, со стороны, как уже на отдельный образ.

Но опасность того, что образ, пусть даже на какое-то время, может войти в тебя, существует. В пьесе «Сегодня праздник» у меня была очень интересная роль, которую я с удовольствием играла. Однажды в антракте зашла в гримёрную – поправить грим, причёску, платье…

Взглянув в зеркало, увидела, что на меня смотрит совершенно незнакомая женщина, даже с другими чертами лица (изменившиеся глаза, рот, нос с горбинкой)! Только платье то же…

Тогда я очень испугалась. Притом, что психика у меня весьма устойчивая – от родителей. Я пошевелила пальцами – посторонняя женщина в зеркале тоже пошевелила. Из гримёрной вышла ошарашенная, а мимо как раз пробежал мой сын – тогда ему было 12 лет. Он не обратил на меня никакого внимания, пробежал мимо, так если бы перед ним был чужой человек. Потом мимо прошел режиссер – постановщик спектакля. Он тоже меня и не узнал.

Я кое-как доиграла эту пьесу до конца, и решила прекратить всякие отношения с актёрской профессией. Сначала сказала, что заболела, не могу играть – а потом действительно заболела сильно и надолго — воспалением лёгких. Спектакль сняли с репертуара, потому что не было другой актрисы для этой роли. Я поняла, что не хочу, чтобы во мне жил кто-то иной. Если Господь создал меня такую, какая есть, то не стоит впускать в себя какой-то другой образ…

— То есть у вас не было сильных переживаний по поводу того, что вот взяли и бросили любимое дело?

— Судьба, сам человек, его внутренний мир — гораздо важнее, гораздо интереснее, глубже любого дела, любой актёрской, режиссёрской или какой-либо профессии, любой профессии. И душа человека всегда пытается найти нечто необходимое для нее, зовёт, и надо прислушиваться к этому зову…

Важно, чтобы не дело руководило человеком, а наоборот. Это, конечно, сказать легко, все мы – рабы привычки… «Привычка свыше нам дана: Замена счастию она», — Пушкин сказал очень точно.

«Ангелы за владыкой!»

— Помните знаковые встречи в Вашей жизни, которые помогали двигаться дальше?

— На меня колоссальное впечатление произвели встречи со старицей Любовью, которая жила в Питере, потом какое-то время – в ивановском Николо-Шартомском монастыре. Я собственными глазами увидела, как силой благодати может измениться, преобразиться лицо старой больной женщины – самым прекрасным образом. Тогда мне подумалось: такой, наверное, она будет в Раю, как и все, кто удостоятся там оказаться. Она многое сказала очень точного – и мне, и афонским монахам, с которыми я приехала. Я думаю, что она теперь во святых и молится за нас.

Также как и владыка Питирим. Этот был человек необычайной красоты – прежде всего — духовной, мощи, внутренней силы. Сколько он сделал для Церкви! Мне посчастливилось в конце девяностых потрудиться в Издательском отделе Московского Патриархата, в Воскресной школе, которую организовал владыка Питирим. Его службы оставляли непередаваемое чувство, его слово, его взгляд приводили в трепет. Вокруг него всегда бегали дети, которых он очень любил, и которые его обожали.

Однажды кто-то из совсем маленьких говорит: «А за владыкой — ангелы, ангелы!». Дети-то – они не врут…

Оставили в душе свой след встречи с игуменом Борисом (Храмцовым). Значимо для меня и общение с Владыкой Сергием, Митрополитом Воронежским и Борисоглебским, не говоря уже о моём духовном отце Георгие. Когда говорим «отец» — этим словом все сказано.

Отец – был молитвенником. Мама – человеком невероятной доброты. Как я говорила, нас в семье было пятеро, но каждый ребенок чувствовал их внимание, заботу. Нас называли только Олечка, Танечка, Славочка, Зоенька… Простые люди, а сколько в них любви было. Царствие им Небесное!

— Как не уйти в отчаяние, когда много трудностей?

— А зачем уходить в отчаяние? Это тогда болезнь и нужно идти к психиатру. Для человека – естественно сомневаться, размышлять, так ты сделал или не так, зачем сказал это ненужное слово.

— Вы говорили, что для женщины важно терпение. А терпение часто воспринимается как синоним безвольности…

— Ну как же так – безвольность? Если у тебя нет воли – ты ни за что не станешь терпеть какое-то временное неудобство, особенно страдание. Но если ты от него будешь уходить – оно вернется к тебе и еще в более тяжелой форме. В семье очень важно терпение, например, когда ребёнок не слушается. Можно сорваться, накричать, а можно потерпеть, разобраться…

Мне бы вот хотелось, чтобы я шла по улице, а машин чтобы было мало, и чтобы было посвободнее на тротуарах, и чтобы ещё что-то… Но ведь это же невозможно. Поэтому терпение – оно всегда нужно. И в большом, и в малом.

Фото Михаила Моисеева