Гонение на церковь

Безымянная вера

История христианства знает множество мучеников за веру: в какой-то степени вера в Христа строится на готовности принести себя в жертву. Но никогда еще христиане не подвергались таким гонениям, как в наше время. При этом европейцы старательно не замечают этого геноцида из-за своей приверженности к политкорректности — даже страшные теракты с множеством жертв не получают достаточного освещения в СМИ. К таким выводам пришли британские социологи, исследовав быт христианских общин всего мира. «Лента.ру» изучила их доклад и разобралась — кто, как и почему дискриминирует, преследует и убивает последователей Христа.

Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас.

Воскресным утром 12 мая жители Коломбо, столицы Шри-Ланки, услышали колокольный звон: впервые за три недели христианские церкви призвали прихожан к молитве. У каждого храма верующих встречали солдаты с автоматами. Полицейские обыскивали людей на входе и не пускали никого с сумками, а по окрестностям разъезжали вооруженные мотопатрули.

Тремя неделями раньше исламисты атаковали церкви и отели: восемь взрывов в Пасхальное воскресенье унесли жизни 258 человек. Еще более 500 пострадали, и многие из них до сих пор находятся в больницах. Террористы присягнули запрещенному в России и других странах «Исламскому государству» — их фотографии на фоне черного флага облетели интернет вскоре после терактов. Представители группировки ясно дали понять — их целью были «крестоносцы», то есть христиане и граждане тех условно христианских государств, что внесли свой вклад в уничтожение их «халифата» на Ближнем Востоке.

Страны «крестоносцев», однако, отреагировали на этот выпад не слишком единодушно. Многие политики в своих соцсетях будто забыли упомянуть, что взрывы произошли именно в церквях, а жертвы были христианами. Вместо этого, к примеру, Барак Обама, Хиллари Клинтон и другие члены демократической партии США использовали странный термин «Easter worshippers» («празднователи Пасхи») На это указали консервативные англоязычные СМИ.

На этот лексический казус можно было бы не обратить внимания, если бы не другие пугающие факты из жизни мирового христианства.

Новый исход

Весной в Британии вышел доклад, выводы которого подтверждают мнение консерваторов: политическая корректность привела к тому, что на Западе не замечают «глобальной войны», развернувшейся в последние годы против христиан всего мира.

Доклад подготовили специалисты под руководством епископа Труро Филипа Маунтстивена — а ему эту работу в декабре прошлого года поручил министр иностранных дел королевства Джереми Хант. Исследование не затронуло Европу (включая Россию), Австралию, США и Канаду, коснувшись лишь стран Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА), Азии и Латинской Америки.

Анализ занял несколько месяцев, и опубликованы были лишь промежуточные итоги, но их оказалось достаточно, чтобы заявить: христиане в наше время больше, чем какая-либо другая религиозная группа в мире, подвергаются гонениям. Они масштабнее, чем за всю мировую историю до этого, а в некоторых странах преследования христиан подходят под принятое ООН определение геноцида.

За этими громкими словами стоят не менее впечатляющие цифры. В 80 процентах всех случаев дискриминации по религиозному признаку жертвами становятся именно последователи Христа. Преследованию — то есть дискриминации, сопровождающейся угрозами или реальными проявлениями насилия, — на данный момент подвергаются примерно 245 миллионов христиан в 50 странах. По сравнению с прошлым годом этот показатель вырос на 30 миллионов.

Большинство гонимых проживают в регионах с крайне низким уровнем развития — в беднейших странах. Из-за давления большинства им сложно улучшить свое положение, и самым частым выходом становится бегство. В некоторых частях Ближнего Востока число христиан в последние годы стремительно падает из-за эмиграции, и местным общинам грозит полное исчезновение. Кроме того, исследования показали, что религиозная и гендерная дискриминация усиливают друг друга: девушки и женщины христианского вероисповедания подвергаются сексуальному насилию чаще, чем представительницы других религий.

Невинность мусульман

В странах Ближнего Востока и Северной Африки — регионе, где зародилось христианство, — последователей Христа в той или иной мере преследовали всегда. Но сейчас им живется, возможно, хуже, чем когда-либо раньше.

Столетие назад каждый пятый житель Ближнего Востока и Средней Азии был христианином. Сейчас их едва ли наберется четыре процента, и массовый исход продолжается, сильно ускорившись в последние годы. В первую очередь это вызвано военными конфликтами: ИГ и другие экстремистские группировки, придя к власти, обращались с христианами крайне жестоко.

В результате христианское население Сирии с 2011 года сократилось с 1,7 миллиона до 450 тысяч человек, в Ираке от 1,5 миллиона в 2003 году сегодня осталось менее 120 тысяч христиан. Бежали христиане и из Палестины, где тлеет арабо-израильское противостояние: за последние полвека их доля в населении сократилась в 10 раз.

«Исламское государство» проводило в отношении христиан политику геноцида. С его уходом на части бывших земель халифата воцарились другие исламистские группировки, от которых тоже не приходится ждать уважения к христианам. Экстремисты нападают на церкви, похищают священников или просто не позволяют проводить богослужения.

Такие эксцессы происходят не только на территориях, подвластных вооруженным группировкам. Авторы доклада отмечают, что слабость государственных институтов в Египте и Алжире позволяет радикалам безнаказанно преследовать христиан: так, в Египте за 2017 год убиты на религиозной почве 99 последователей Христа, 47 из них — в результате атак смертников на православный и коптский храмы в день Вербного воскресенья.

Но государства Ближнего Востока далеко не всегда разводят руками, не в силах остановить угнетение религиозного меньшинства — чаще они, напротив, вносят в него свой вклад.

Рост религиозного консерватизма в мусульманских странах — и причина, и следствие нетерпимого отношения к христианам в Иране, Саудовской Аравии и Турции. Там государственные СМИ, как сообщают авторы доклада, активно разжигают ненависть и способствуют дискриминации христиан на всех уровнях.

Турецкие медиа с подачи правящей исламистской партии изображают христиан «угрозой стабильности государства», обвиняют их в «пособничестве Западу» и даже утверждают, что они «не настоящие турки» — а их, между тем, в стране от 200 до 320 тысяч. А в марте 2018 года американская Комиссия по вопросам свободы вероисповедания (USCIRF) обратила внимание на школьные учебники в Саудовской Аравии: в них нашли как антисемитские, так и антихристианские высказывания.

Во всех странах Ближнего Востока и Северной Африки главным источником гонений считают крайне консервативно настроенное общество, которое порождает радикалов и экстремистов. Исключение в этом плане — Иран, где роль главного угнетателя взяло на себя государство. В конце 2018 года, прямо перед католическим Рождеством, власти исламской республики арестовали 142 христианина, которых обвиняли в организации молебнов на дому. Подобные аресты «врагов ислама» в последние два десятилетия происходят все чаще.

Но не во всех государствах исламского мира христианам угрожает опасность. В Кувейте, Бахрейне, Омане и ОАЭ они пользуются относительной свободой: требуется лишь подчиняться государственным требованиям и не пытаться обращать в свою веру мусульман. В Катаре ситуация отличается разве что тем, что туда запрещено ввозить Библию.

Вы здесь чужие

На юге Азии — в Индии, Пакистане, Непале, Шри-Ланке и Бангладеш — главным двигателем антихристианского давления оказался не ислам, а национализм: местное большинство воспринимает христианскую общину как нечто чуждое и угрожающее единству страны.

Политики поддерживают стремление населения прийти к государству одной религии — и от этого дискриминация христиан в последние годы перерастает в настоящие гонения. При этом неважно, какому богу поклоняется основная часть населения: индуисты, мусульмане и буддисты поддерживают законы, запрещающие смену религии, и одобряют давление на христианские НКО. Государство отвечает на их запрос — и атмосфера все больше накаляется.

Последние события на Шри-Ланке — дело рук исламских экстремистов. Однако за ними легко не заметить, что буддистское большинство годами атаковало христиан. Шриланкийцы запугивали священников и прихожан, оскверняли церкви и срывали богослужения — за 2017 год задокументировано 97 нападений разного рода. Впрочем, после серии терактов на Пасху целью насилия стали в основном местные мусульмане.

В Индии давление на христиан заметно растет с тех пор, как к власти пришла индуистская националистическая партия «Бхаратия джаната парти», возглавляемая премьер-министром Нарендрой Моди. В 2016 году было зарегистрировано 358 атак на христиан, в 2017-м — уже 736.

Тяжелее приходится христианам в Пакистане, на 96 процентов населенном мусульманами: в стране существуют строжайшие законы об оскорблении Корана и пророка Мухаммада — при этом «оскорблением» может оказаться что угодно. Яркий пример — история христианки Асии Биби, которая по ложному обвинению соседок-мусульманок была приговорена к смерти и пробыла в заключении около 10 лет. Когда ее оправдали, разгневанные толпы правоверных заблокировали шоссе, требуя казнить женщину. Ей и членам ее семьи до сих пор приходится скрываться.

Именно этот случай послужил поводом для доклада, составленного британцами. Неудивительно, что он оказался отнюдь не исключением: там, где к делу не привлекают государство, магометане вершат самосуд и остаются безнаказанными. Проблемой остаются и похищения девочек из христианских семей — полиция часто никак не реагирует на сообщения о таких преступлениях.

Черная ненависть

Жертвы похищений подвергаются сексуальному насилию, пыткам и унижениям. Все это заканчивается либо смертью, либо принудительным замужеством и обращением в ислам. Это очень характерно и для стран Черной Африки — несмотря на то, что там христиане чаще всего составляют большинство.

Страшнейший пример африканской борьбы с христианством — орудующая в Нигерии «Боко харам», члены которой хотят искоренить все иные религии и превратить страну в исламское государство. В 2018 году они целенаправленно убили более 3,7 тысячи христиан. За год до того сообщалось, что боевики оставили более 5 тысяч женщин вдовами, а более 15 тысяч детей — сиротами.

В страхе подобной участи живут еще сотни тысяч людей: многим приходится переезжать из тех областей, где действует группировка, — нигерийское государство не способно противостоять террористам. Именно в Нигерии, отмечают авторы доклада, наблюдается самый настоящий геноцид христиан.

Исламистские группировки не так сильны в других африканских государствах, но и там христиане остаются в числе их главных целей. Боевики «Аш-Шабаб», убившие в 2015 году 148 человек в университете Найроби в Кении, начали свой теракт с нападения на студентов-христиан, которые собрались на утренний молебен.

Эритрея, Судан и Мавритания в разной степени подавляют христианство на государственном уровне: зарегистрировать церковь в этих странах крайне сложно, а незарегистрированные общины жестоко преследуются государством или «частными» организациями, выполняющими правительственный план. В докладе упоминаются случаи похищений священнослужителей, массовые аресты и жестокое обращение с заключенными.

Как отмечают исследователи, во всей Черной Африке атаки на христиан ничем не спровоцированы — исключением можно назвать только Центральноафриканскую республику, где вооруженное ополчение «Анти-балака» регулярно атакует мусульман, называя себя защитниками христианской веры. Местные церковные лидеры, впрочем, открещиваются от «христианских» боевиков, указывая на то, что в их рядах присутствуют язычники-анимисты.

Красный Восток

На востоке Азии к буддийскому национализму, исламскому фундаментализму и всеобщей нетерпимости, в которой участвует правительство, добавляется еще один, пожалуй, самый ядовитый ингредиент — коммунизм.

В Брунее, Малайзии и Индонезии главнейшую роль в притеснении христиан все же играет ислам: радикальные взгляды внедряют со школьной скамьи, экстремисты нападают на церкви, простые граждане не берут христиан на работу, а государство наказывает за богохульство без реальных оснований — все так же ужасно, как в большинстве стран с магометанским большинством.

Не так в Лаосе, Вьетнаме, Китае, и особенно не так — в Северной Корее. В течение вот уже 18 лет КНДР называют самой жестокой к христианам страной. Тоталитарная идеология чучхе, коммунистическая и националистическая одновременно, видит в них «реакционные элементы» и сторонников «антиправительственных сил».

Немногочисленным верующим приходится собираться тайно — но такие секретные встречи бывают организованы спецслужбами специально, чтобы их вычислить. По задержании их подвергают пыткам, а в некоторых случаях даже казнят. Когда христиане пытаются сбежать за границу и попадаются властям Китая, те возвращают их в Северную Корею, где их часто ждет пожизненное заключение.

Китайское государство, известное своим давлением на мусульман-уйгуров, усердно работает и над последователями Христа. Церкви в КНР сначала просто получали «активные рекомендации» по тому, как лучше вносить свой вклад в социалистическое общество, теперь же они находятся под постоянным наблюдением и контролем.

Священники в Китае вынуждены убирать со зданий своих храмов любую религиозную символику, в обязательном порядке вешать на здание флаг страны и исполнять вместе с прихожанами патриотические коммунистические песни. При этом приходы по непредсказуемой закономерности подвергаются погромам, их насильно закрывают, а священнослужителей арестовывают.

Лаос, Вьетнам и Мьянма тоже не могут похвастаться толерантностью к христианскому меньшинству: исследователи установили, что тяжелее всего там приходится представителям национальных меньшинств, которые к тому же исповедуют христианство. Членам их общин значительно сложнее переселяться, владеть землей, давать детям образование и даже хоронить своих мертвых по христианским обычаям.

Традиции борьбы с религией

В той части доклада, что касается Средней Азии, его авторы отмечают: в бывших советских республиках христиане оказываются в особенно слабой позиции. Они, с одной стороны, сталкиваются с воинствующим атеизмом государства, с другой — оказываются религиозным меньшинством в преимущественно исламских странах.

Неизвестно точное число людей христианского вероисповедания в регионе: правительства не заинтересованы в обнародовании правильных цифр, а сами христиане, особенно выходцы из мусульманских семей, часто предпочитают не афишировать своей веры. Отмечается, что их тем больше, чем ближе они живут к проведенной еще в 1936 году границе РФ: сказывается влияние оставшегося в бывших советских республиках русского населения. Также в связи с близостью России православным там живется несколько легче, чем католикам и протестантам.

Христиане в Средней Азии оказываются между молотом и наковальней: государствам не дает покоя угроза исламского экстремизма, но меры, которые они вводят, бьют по всем религиям сразу. В частности, местным христианам нельзя распространять религиозную литературу и молиться в общественных местах, приводить детей на любые религиозные мероприятия, не говоря о том, чтобы дать им религиозное образование.

Не зарегистрированные в специальных органах встречи верующих — даже кружки по изучению Библии — приводят к строгим наказаниям, в том числе к тюремному заключению для организаторов. Сообщается о пытках задержанных христиан в Туркмении — спецслужбы, по словам пострадавших, называли свои методы работы «сталинскими».

Особняком от других государств Центральной Азии стоит Афганистан: в остальных странах мусульманские общины тоже преследуют новообращенных христиан, похищают и насильно выдают замуж христианок, но нигде это не происходит столь постоянно, как в этой исламской республике. Ее законами запрещена проповедь любой религии, кроме ислама — но главные преследователи христиан там не подчиняются государственным законам. Существование «Талибана» и других экстремистских группировок делает практически невозможным поклонение Христу в Афганистане: в ИРА нет ни одной церкви, службы проходят исключительно втайне, а многочисленные преступления против христиан остаются неизвестными, потому что докладывать о них почти так же опасно.

Христос против наркокартелей

Католическая Латинская Америка — неожиданный регион для этого доклада. Сами авторы отмечают, что необходимость включить ее в исследование кажется им «аномалией». Но игнорировать гонения на христиан больше не представляется возможным, и исследователи подробно касаются проблем христианской веры в Мексике, Колумбии, Гватемале, Никарагуа, Венесуэле и на Кубе.

В Гватемале, Никарагуа, Венесуэле, почти как в Азии, на церковь давят социалисты из правительства — христиан-пацифистов заставляют служить в армии, лишают приходы ресурсов на существование, а священникам запрещают путешествовать из страха того, что они станут «агентами иностранного влияния».

Но в остальных случаях вина государства лишь в том, что оно не способно защитить верующих. Наркокартелям не нравится, что в церквях проповедуют отказ от наркотиков и насилия: в лучшем случае они пытаются угрозами переманить пасторов на свою сторону, в худшем — требуют от пасторов больших взяток или даже убивают их: с начала века в Мексике погибло 46 священнослужителей, в том числе один кардинал.

Учитывая невероятный уровень коррупции, искать какой-либо защиты у государства латиноамериканские христиане не могут: даже информация, переданная полиции, может вновь оказаться у бандитов — а они безжалостны с теми, кто пытается на них донести.

«Религиозные идеи, отравляющие разум» не нравятся и другим нелегальным вооруженным группам — ультралевым повстанческим группировкам. В частности, колумбийская ФАРК ответственна более чем за треть преступлений против христиан в стране: на контролируемых ей территориях церквям приходится работать в рамках жестких ограничений и поборов.

Третье направление угнетения — религиозно-этнические меньшинства, коренные жители континента. В тех областях, где они составляют большинство, государство ставит интересы и обычаи племен однозначно выше католических. К тем же, кто, родившись язычником, перешел в христианство, местные индейцы относятся почти так же жестко, как к своим «предателям» мусульмане: их могут подвергнуть изгнанию, женщин — лишить прав на детей.

Слепота и бездействие

Авторы доклада заключают: западным странам не удалось создать мировой порядок, в котором неотъемлемые права человека будут соблюдаться в полной мере. Нарушения свободы вероисповедания — в частности, проявления исламофобии — в Великобритании преследуются по закону. При этом британские журналисты, в том числе — боясь прослыть исламофобами, очень мало говорят о дискриминации и насилии, которому подвергаются в других странах христиане.

Бытовое угнетение остается почти незамеченным, отдельные вопиющие случаи попадают в газеты лишь изредка, а атаки со множеством жертв вызывают шум, который быстро тонет в общем потоке информации. Между тем, Пасха 2019 года — уже третий подряд праздник Воскресения, омраченный атаками исламистов.

«Продолжите ли вы мириться с организованными гонениями, конца которым не видно?» — сказал, выступая в Лондоне, архиепископ Эрбиля, столицы иракского Курдистана. «Мы жили здесь тысячи лет, но теперь жизни людей разрушены, и никто не возместит плоды работы многих поколений. Выйдут ли студенты в кампусах с табличками “Сегодня мы все христиане”, когда следующая волна насилия ударит по нам? Старейшая христианская церковь — на грани полного исчезновения. А те из нас, кто останется, должны быть готовы стать мучениками», — мрачно заключил он.

гонение

Русский

В Викиданных есть лексема гонение (L101966).

варианты: гоненье

Морфологические и синтаксические свойства

падеж ед. ч. мн. ч.
Им. гоне́ние гоне́ния
Р. гоне́ния гоне́ний
Д. гоне́нию гоне́ниям
В. гоне́ние гоне́ния
Тв. гоне́нием гоне́ниями
Пр. гоне́нии гоне́ниях

го-не́-ни·е

Существительное, неодушевлённое, средний род, 2-е склонение (тип склонения 7a по классификации А. А. Зализняка).

Корень: -гон-; суффикс: -ениj; окончание: -е .

Произношение

  • МФА:

Семантические свойства

Значение

  1. преследование, притеснение, постоянные нападки ◆ Отсутствует пример употребления (см. рекомендации).

Синонимы

Антонимы

Гиперонимы

Гипонимы

Родственные слова

Ближайшее родство

  • глаголы: гнать

Этимология

Фразеологизмы и устойчивые сочетания

    Перевод

    Список переводов

    Анаграммы

    • гноение

    Библиография

      Для улучшения этой статьи желательно:

      • Добавить пример словоупотребления для значения с помощью {{пример}}
      • Добавить синонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить гиперонимы в секцию «Семантические свойства»
      • Добавить хотя бы один перевод в секцию «Перевод»

      Для новых гонений на Церковь уже все подготовлено

      (к годовщине выхода «Церковно-общественного вестника» — специального приложения к газете «Русская мысль»)

      «ЕСЛИ БОГА НЕТ, ТО ВСЕ ПОЗВОЛЕНО»

      Заголовок, вынесенный на обложку этой книги, может показаться явным преувеличением и даже умышленным нагнетанием страстей. Но это только на первый взгляд. Авторы аналитической записки точно уловили процессы, развивающиеся с неимоверной быстротой в нашей стране. Если всего два-три года назад нападки в печати на Церковь были явным проявлением невежественных представлений пишущих на эту тему журналистов («Патриарх обратился к верующим с приветственным акафистом»), то ныне они обретают свою идеологическую основу и четкую направленность.

      Атеистически настроенная часть россиян, а также те, кто, может быть, и осознают себя верующими, но видят в Церкви не более чем социально-общественную структуру, объединяющую людей с единым мировоззрением, вдруг испугались возрождения и укрепления Православия в России, его существенной роли в общественной жизни. В Русской Православной Церкви многие увидели ограничение их «свобод». И в этом упреке они были отчасти правы. Христианство устанавливает такие ценностные ориентиры для общества, которым не соответствует то, к чему стремятся и чем занимаются днем и ночью, на работе и дома, во время учебы и на отдыхе миллионы людей.

      Выяснилось, что христианство резко ограничивает деятельность всякого беззакония и бесчиния, сужает возможности тем, кто существует по законам своего горделивого сознания и «мирской» лжи, кто живет «без царя в голове», кто поклоняется идолам, какие бы звучные имена они не носили: «демократия» или «монархизм», «новое мышление» или «права человека», «гласность» или «свобода творчества». Любая идея, если она не освещена светом Христовым, в конечном счете обречена. Чем дальше мы от источника света, тем менее видна грязь на нашем теле. Кому-то всегда выгоднее жить в тени, комфортнее не замечать пятен на своей одежде, проще существовать, а не жить, никогда не задумываясь ни о Боге, ни о своем ближнем. Нет ничего ненавистнее солнечного света для тех, кто большую часть времени проводит в подземелье…

      История гонений на христиан во все века имела одну и ту же основу, и методы борьбы с ними были всегда схожи. Любые гонения начинались с клеветы. В первые века в римской империи усиленно распространялась в народе ложь о том, что христиане питаются кровью и для этого закалывают младенцев, которых они предварительно обваливают мукой, а на своих тайных собраниях они предаются отвратительному разврату. Римские правители всегда искали возможность обвинить христиан в антиобщественных и антигосударственных деяниях.

      Историки христианской Церкви отмечали любопытную деталь — христианству всегда противостояла интеллигенция. В римскую эпоху многие из них, хотя и были против кровавого преследования христиан, но не против уничтожения самого христианства. Известный историк Церкви конца прошлого века В.В. Болотов посвятил вопросу отношения римской интеллигенции к христианству целую главу. Некоторые рассуждения профессора заучат сегодня очень актуально: и о том, что христианство как «царство не от мира сего» было несовместимо с обожествляемой до идолопоклонства римской культурой; и о том, что чрезмерно политизированные римляне видели в аполитичных и равнодушных к «общественной деятельности» христианах вызов римской демократии; и о том, что противостояние христиан язычеству воспринималось как бунт против государственных интересов.

      «Свободолюбивая» римская интеллигенция время от времени безучастно и апатично наблюдала за гонениями на христиан. Иногда она вяло протестовала против особо жестоких мер, а иногда теоретическими обоснованиями вреда христианства для нравственности, развития культуры и науки сама провоцировала эти преследования.

      Как это похоже на поведение отечественной интеллигенции в ХХ веке! Физическое уничтожение полумиллиона священников и миллионов верующих в 20-30-х годах шло в сопровождении антирелигиозных стихов В. Маяковского и Д. Бедного, фильмов Д. Вертова и С. Эйзенштейна, романов и пьес «лучших» советских писателей. Творческая интеллигенция даже умудрилась не заметить всплеск хрущевских гонений на Русскую Православную Церковь на рубеже 50-60-х годов. В то время когда закрывались тысячи храмов, десятки монастырей, были арестованы сотни священнослужителей и по ложным обвинениям отправлены в лагеря, либеральная интеллигенция упивалась идеями ХХ съезда компартии и восхваляла социализм с «человеческим лицом». До сих пор именно те, кто требуют от Церкви покаяния, вспоминают времена «оттепели» как эпоху расцвета демократизации.

      Никакие гонители христиан прошлого не могли достичь тех результатов, каких добились большевики. Помимо обычных методов — поношение, дискредитация, клевета, доносы, аресты, пытки, закрытые и наоборот «показательные» процессы, тюремные заключения, каторга, казни и т.д. — коммунисты использовали наиболее изощренный и действенный способ борьбы с верующими: разложение Церкви изнутри, поощрение самых разных раскольнических тенденций внутри церковного общества, провоцирование любой смуты.

      Впрочем, в начале 90-х годов создавалось впечатление, что наше общество никогда не вернется к тем мрачным временам. Однако корни большевизма оказались очень прочными и, несмотря ни на что, постоянно дают о себе знать в сознании наших соотечественников. Опять, как и в 20-е годы, неообновленцы пытаются под видом «церковных реформ» расколоть Церковь. Нет нужды даже говорить, что далекая от Церкви и церковных проблем либеральная интеллигенция с восторгом приняла новых обновленцев, инстинктивно чувствуя в них единомышленников в своих «разногласиях» с христианством, и во всех дискуссиях встает грудью на их защиту. Опять, как во времена пятилеток и «триумфального шествия» с трибун и со страниц печати льется потоки лжи и поношения на Церковь. Интеллигенция в лучшем случае молчаливо наблюдает за этой недостойной травлей Русской Православной Церкви и ее священнослужителей, развернувшейся на страницах демократической печати.

      В авангарде этой кампании клеветы (помимо откровенных сатанинских изданий, типа «Органа Русской Сатанинской церкви веры Люциферианской», в которых печатаются богохульные «евангелия» от «Витьков» или от «Лилит») стоят две газеты — «Московский комсомолец» и «Русская мысль». В отношении Церкви и освещения церковных проблем они являются большей частью единомышленниками. Иногда по тематике, содержанию и по стилю нельзя разобрать, какую именно газету читаешь («Вещий Олег Стеняев» — так, например, по-комсомольски ернически называется заметка в «Русской мысли» об известном московском священнике). Не случайно именно «МК» упоминается в одном из социологическом исследовании рядом с «РМ» в качестве наиболее читаемых газет у радиослушателей обновленческого и прокатолического «Христианского церковно-общественного канала» («Диа-Логос», 1997, с. 141).

      Апофеозом клеветнических и кощунственных публикаций «МК» стал материал под названием «Фомаида-воительница» (01.10.97), в котором рассказывается о решении «схода мужиков» по поводу передачи одному из подмосковных женских монастырей нескольких прудов, некогда отнятых у Церкви: «Захватит наши пруды — получит вилы в бок!» Далее следует многообещающий комментарий комсомольца-журналиста, отстаивающего своей заметкой интересы «гонимых» мужиков от «диктата, узколобости, агрессии» церковников: «Коротко и ясно, по-деревенски, как в старые добрые времена…»

      О тех же «старых добрых временах» мечтает и «руководитель аналитической службы СИМВОЛ» Евгений Ихлов, опубликовавший в «Независимой газете» статью «Последнее искушение патриархии» (10.09.97). В ней он сетует на то, что 9 лет назад слишком «спешно реабилитировали православие». В той же газете президент Московской психотерапевтической академии Михаил Буянов пишет, что в России о Православии «ни один писатель или поэт ни разу не обмолвился добрым словом»; что в их произведениях постоянно «высмеивались эти грязные, нечесаные, полупьяные попы, которые кажутся умными только тогда, когда молчат»; что «нормальный человек в церковь ходить не будет»; что Новый Завет ни разу не говорит о «самоценности индивидуума»; что «застывшая в своем самодовольстве православная Церковь находится в стороне от главных проблем России» (23.08.97).

      В контексте подобного рода агрессии в отношении Церкви не приходится удивляться реплике журналиста «Новой газеты» Леонида Никитинского, обидевшегося на Святейшего Патриарха Алексия II, «омрачившего» светлый праздник Рождества Христова своим поздравлением «всех россиян, большинство из которых православные». «Кому какое дело, православный я или нет, — негодующе восклицает «обвиненный» в православии и обидевшийся на это журналист. — Прошу дать мне время, отпущенное Богом до смерти, чтобы самостоятельно решить этот вопрос. Иисус Христос в этом отношении не был столь категоричен» (N 2, 1997).

      Удивляет не то, что эти невежественные идеи и ущербные мысли возникают у тех или иных людей, удивляет то, что они тиражируются нашими газетами. Иногда противодействие христианским ценностям и Русской Православной Церкви со стороны атеистически настроенной интеллигенции и рвущихся к власти церковных обновленцев переходит всякие границы не только общепринятой морали, но даже и гражданского закона. Попирая права и свободы других, они не замечают и, кстати, не заметят в будущем, как это было не раз в истории, что жертвами бесправия и беззакония в конце концов становятся не только идейные противники, но все граждане страны, в том числе и они сами.

      Одним из вопиющих примеров не только кощунства по поводу святых для христиан понятий и «традиционных ценностей», но и попрания гражданских прав являет собой статья Льва Левинсона «На Святой Руси секса нет», опубликованная в правозащитном (?) еженедельнике «Экспресс-Хроника» (18.10.97). То, что православные священнослужители и просто верующие, ужасающиеся повсеместной сексуальной распущенности, здесь называются «мракобесами», «жандармами во Христе», «профессиональными охотниками на ведьм», «великими инквизиторами», — это еще полбеды, но то, что здесь пропагандируется для россиян «сознательная сексуальная раскрепощенность», которая оказывается (так повелел Левинсон) «неотрывна от политической, экономической и идеологической свободы», — это уже серьезная попытка теоретического обоснования нравственного беззакония, с которого начинается распад нации. В конце статьи Левинсон грубейшим образом оскорбляет чувства христиан святотатственным высказыванием по поводу Девы Марии, которое я даже не смею процитировать. Скажу только, что оно основано на глубоко безнравственном рассуждении Василия Розанова о том, что «нет ничего прекраснее юного материнства — беременной гимназистки у школьной доски». «Правозащитнику» Левинсону повезло, что, проповедуя эти пикантные истины, он не смотрит непосредственно в глаза миллионам родителей нынешних гимназисток…

      Есть одна заповедь, восходящая еще к Ветхому Завету («Что ненавистно тебе самому, того не делай никому» — Тов. 4, 15), античным философам (Аристотель: «Нам следует вести себя по отношению к друзьям так, как нам желательно, чтобы они вели себя по отношению к нам») и Конфуцию («Что ты не делаешь себе, того не делай другим»), но наиболее конкретно и полно выраженная Иисусом Христом: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними, ибо в этом закон и пророки» (Мф. 7, 12). На этой простой заповеди построено нынешнее законодательство многих стран: не воруй, не развратничай, не наноси увечий, не шуми ночью, не стесняй свободы другого и т.д. Показ американского фильма «Последнее искушение Христа» по НТВ 9 ноября 1997 года нарушил именно это элементарное общечеловеческое правило.

      Предстоятель Русской Православной Церкви от имени многомиллионной российской паствы трижды просил руководство телеканала воздержаться от показа, поскольку фильм оскорбляет чувства верующих, дестабилизирует и раскалывает общество. Патриарха не послушались и пустили в эфир это, как его назвал ведущий НТВ, «евангелие от Скорсезе» (совсем как у откровенных сатанистов, дерзающих вступать в «конкуренцию» со Святым Духом). Руководство НТВ продемонстрировало силу: для него общество — это они сами и их единомышленники, все остальные — быдло. Мы знаем по воспоминаниям, как немецкие офицеры, не стеснялись пленных и отправляли свои «естественные нужды» на глазах у всех — будь они русские или евреи, поляки или французы: ведь пленные — это же быдло…

      Надо отчетливо сегодня осознавать, что мы живем в обществе, в котором есть слои, считающие Православную Церковь глубоко для себя враждебной. Именно они клевещут на нее, говоря, что России грозит некая страшная «православная идеология» наподобие коммунистической, что идет сращение в нашей стране Православия и фашизма, что Церковь агрессивна к культуре и науке, что христиане — сплошь антисемиты и многое другое. Все это, как всесторонне показали авторы аналитического исследования, подготавливает почву для широкомасштабных гонений на христиан. Некогда русский писатель Ф.М. Достоевский произнес страшную формулу: «Если Бога нет, то все позволено». Именно этот нравственный (вернее, безнравственный) императив приводил человеческие сообщества к черной бездне. Не стоим ли мы на краю ее?

      Священник Владимир ВИГИЛЯНСКИЙ

      О преследованиях христиан в мире в наши дни

      В последние годы на повестку дня все чаще выходит проблема преследований и дискриминации христиан в тех регионах, где они составляют меньшинство: Ближний Восток, Северная Африка, Юго-Восточная Азия. В ряде стран этих регионов христиан убивают, насилуют, грабят, выселяют из собственных домов, разрушаются церкви, уничтожаются древнейшие христианские реликвии.

      Нападение на христиан в Пакистане в Лахоре

      Общие тенденции таковы, что преследования христиан только усиливаются. По данным американского исследовательского центра PEW Research Center, процент стран, где религиозные меньшинства подвергаются притеснениям, вырос с 24 в 2007 году до 47 к концу 2012 года. Христиане являются при этом самым преследуемым религиозным сообществом в мире. Следует заметить крайне скудное внимание к сложившейся ситуации в СМИ, в политической и даже, в ряде случаев, в религиозной среде. Подобное отношение к столь серьезной проблеме мирового значения явно не способствует позитивным изменениям. Митрополит Волоколамский Иларион в своем выступлении в 2012 году в МДАиС охарактеризовал плачевное положение христиан как «эпоху нового мученичества».

      Известно, что христиане подвергаются преследованиям с первых лет существования христианства. Будучи наиболее мирной религией, оно всегда было, есть и будет весьма уязвимо к проявлениям нетерпимости и дискриминации. Однако, по выражению Тертуллиана: «Кровь мучеников – семя Церкви». В данной статье мы попытаемся проанализировать с учетом имеющихся источников положение христианских меньшинств в мире в последние годы.

      ***

      Последние несколько лет эпицентром гонений на христиан стал регион Ближнего Востока и Северной Африки – библейские земли, колыбель христианства. В первую очередь следует рассмотреть ситуацию в тех странах, где христиане составляют наиболее ощутимую часть населения, – это Сирия и Египет.

      Сирия. В 2012–2013 годах внимание мирового сообщества было приковано к продолжающемуся уже почти три года вооруженному конфликту в Сирии. В общих чертах конфликт представляет собой борьбу между законным правительством этой страны и группировками радикально настроенных исламских террористов, спонсируемых рядом стран Запада и Ближнего Востока.

      В Сирии доля христиан составляла до начала войны около 10% населения – это 2 миллиона человек. К ним относятся православные (самая крупная конфессиональная группа – более 500 тыс. человек), которые находятся в юрисдикции Антиохийского Патриархата, греко-католики (мелькиты), марониты, армяне (вторая по численности христианская община), сиро-яковиты, ассирийцы (несториане). На протяжении веков в Сирии поддерживались добрососедские отношения между христианами и мусульманским большинством населения. Однако вместе с вторжением иностранных наемников в стране начали предприниматься попытки разжечь конфликт и на религиозной почве. Несмотря на то, что от агрессии боевиков страдают многие мусульмане, христиане стали объектом особенно жестоких преследований. Наиболее агрессивными исламистскими группировками являются «Джебхат Ан-Нусра» («Фронт поддержки») и «ДААШ» (она же ISIL, ISIS – «Исламское государство Ирака и Леванта»). Следует отметить, что в Сирии сражаются исламисты из более чем 80 стран мира, в том числе из России и Европы.

      Сирийские «повстанцы»

      Патриарх Мелькитской католической церкви Григорий III приводит официальную статистику (по состоянию на конец 2013 года): около 1200 христиан погибли, разрушено более 60 церквей, 450 тыс. христиан различных деноминаций покинули Сирию. Реальные числа могут быть еще больше. Организация «Помощь Церкви в беде» сообщает, что, по состоянию на начало 2014 года, 600 тыс. христиан лишились крова, став либо беженцами, либо внутренне перемещенными лицами. Миграция христиан продолжает увеличиваться. В лагерях беженцев христиане зачастую сталкиваются с дискриминацией. Перемещенные внутри страны люди, как правило, концентрируются в относительно безопасных районах (контролируемые курдами северо-восточные районы Сирии, «Долина христиан» недалеко от Хомса), где братья по вере стараются оказывать им разностороннюю помощь. В Долине христиан, например, функционируют пункты оказания медицинской помощи, пекарня, швейный цех и т.п. для помощи пострадавшим от военных действий.

      Монастырь св. Феклы

      Христиане покидают страну, так как чувствуют свою уязвимость: боевики целенаправленно сеют террор, дабы полностью очистить регион от «кафиров» (неверных). Например, буквально 8 января 2014 года исламисты остановили недалеко от Хомса машину, в которой ехали двое христиан. Увидев на шее одного из них крест, радикалы отрезали ему голову и вонзили крест в грудь. Это далеко не единственный пример подобного рода: недавно в Алеппо за отказ принять ислам были обезглавлены несколько армянских христиан. Подобные действия носят отчетливый ритуальный характер – боевики верят, что таким образом они приносят жертву Богу. Осенью 2013 года в христианском городе Садад после его освобождения от боевиков были найдены массовые захоронения с телами 45 обезглавленных христиан. Сиро-яковитский епископ мар Силуан Бутрос Ан-Немех назвал случившееся «самой массовой резней христиан в Сирии». Сирийская монахиня Хатун Доган приводит факты о том, что кровь убитых христиан продается в Саудовскую Аравию для ритуального омовения рук – исламисты верят, что таким образом они приносят «неверных» в жертву Аллаху.

      8 января 2014 года исламисты отрезали христианину голову и вонзили крест в его грудь

      Широкую практику приобрели похищения христиан. Одним из вопиющих фактов стало похищение 22 апреля 2013 года двух митрополитов – православного Павла (Язиджи) и сиро-яковитского маар Григория Иоанна (Ибрагима). Несмотря на предпринимаемые усилия Антиохийской и Русской Православных Церквей, международных организаций и спецслужб нескольких государств, 30 января 2014 года в СМИ появилась информация о том, что была предпринята неудачная операция по освобождению архиереев. В результате нее выяснилось, что один из иерархов похищен другой группировкой боевиков у первоначальных похитителей. В декабре 2013 года в Маалюле было похищено 12 монахинь и 4 послушницы православного монастыря святой Феклы в Маалюле во главе с игуменьей Пелагией. По некоторым данным, боевики планируют использовать монахинь в качестве живых щитов. В январе 2014 года в Маалюле был похищен епископ Мелькитской церкви Абдо Ариш. Неизвестной остается судьба еще нескольких похищенных священников Мелькитской и Армянской церквей.

      Сирийский «повстанец» фотографируется с «трофеями» — крестом и епитрахилью из оскверненного храма

      Еще одним направлением антихристианского террора в Сирии стало уничтожение христианских святынь. Разграблены и разрушены десятки монастырей и храмов. Знаменитый древний христианский поселок Маалюля теперь пребывает в запустении: боевики сняли с храмов колокола и кресты, украли бронзовую статую Христа, взорвали статую Богородицы, устроили поджоги, причинили множество разрушений. Представляющие ценность христианские реликвии радикалы продают или обменивают.

      Таким образом, будущее христиан Сирии видится очень скорбным: уже сейчас там начинает осуществляться иракский сценарий, при котором 90% христиан покинули страну.

      Как и Сирия, Египет с 2011 года не выходит из поля зрения международного сообщества. Переворот в стране открыл представителям радикальных исламских партий («Партия свободы и справедливости», партия «Нур» и др.) дорогу к практически легитимным преследованиям христиан, которые составляют в Египте до 10% населения (8–10 млн. человек). В течение 2012–2013 годов в СМИ регулярно поступала информация об убийствах, пытках, похищениях коптских христиан, о погромах коптских церквей и кварталов. Новым руководством Египта предпринимались попытки принять дискриминационную по отношению к христианам Конституцию.

      Похороны одного из погибших во время протестов коптов-христиан, 10 октября 2011. REUTERS/Amr Abdallah Dalsh

      Летом 2013 года, когда в Египте состоялся очередной переворот и Мухаммад Мурси был свергнут, по всей стране прокатилась волна агрессии против христиан. Сторонниками Мурси было разрушено или повреждено около 40 храмов, 207 повреждены, совершались убийства и похищения христиан. На Северном Синае салафитские группировки совершили ряд убийств коптов. Следует констатировать, что копты не боятся открыто заявлять о своей приверженности христианству – это провоцирует радикалов на противоправные действия. Умело используя накопившееся недовольство людей, а также распуская фальшивые провокационные сведения о христианах, салафитские активисты успешно манипулируют большими массами мусульман. Их цель – изгнать христиан из страны или поставить их в положение людей второго сорта.

      Ближе к концу 2013 – началу 2014 года ситуация стала нормализовываться. 5 января 2014 года коптскому патриарху нанес официальный визит ВРИО Президента Египта Адли Мансур (подобных случаев не бывало с 1970 года). На Рождество Христово христианские храмы по всей стране охранялись военными с приказом в случае опасности стрелять на поражение; благодаря этому удалось избежать терактов и нападений в этот день, которые были регулярными для крупных христианских праздников. Патриарх Феодор II так прокомментировал сложившуюся обстановку в своей рождественской проповеди: «Мы благодарим Господа за то, что этот день объединил всех нас; государство решило сделать этот день официальным выходным для всех египтян. В этом году Рождество открывает новую страницу истории нашей любимой страны». Христианские лидеры Египта были приглашены на состоявшийся 14–15 января 2014 года референдум по проекту новой Конституции. Несмотря на провокации со стороны исламистов, в том числе по отношению к христианам, проект поправок поддержали 98% голосовавших. Референдум был поддержан христианскими и исламскими лидерами Египта.

      24 декабря 2013 года на Рождество в Багдаде был совершен двойной теракт, унесший жизни как минимум 37 христиан.

      В Ираке до американской интервенции 2003 года проживало порядка 1,5 млн. христиан. Большинство из них – представители Ассирийской и Халдейской Церквей. 140 000 христиан находилось в юрисдикции Антиохийской Церкви, 45 000 – Сирийской ортодоксальной церкви, 20 000 – Армянской апостольской церкви. В стране насчитывалось порядка 300 храмов. С 2003 по 2010 год Ирак захлестнула волна антихристианского террора. Было убито, по разным данным, от 700 до 2000 христиан (из них 17 священников), множество христиан похищено, атакам подвергся 71 храм в Багдаде и Мосуле. Самый страшный теракт произошел в октябре 2010 года, когда несколько смертников взорвали себя в сиро-католической церкви Богородицы в Багдаде, при этом погибло 58 и было ранено 100 человек (в настоящий момент храм восстановлен, в нем совершаются богослужения). Уже упоминавшаяся группировка «Исламское государство Ирака и Леванта» совершает акты террора против христиан в Ираке. К 2006 году страну покинула половина христианского населения. В 2006–2010 годах 17 иракских католических священников и 2 епископа были похищены, подвергались насилию и пыткам. Из них 1 епископ, 4 священника и 3 иподиакона были убиты. Сотни христианских семей бежали в северные курдские области Ирака или в соседние страны. В настоящее время число христиан в Ираке приближается к 150 тысячам, против них продолжают совершаться теракты. Сообщения о взрывах храмов и убийствах христиан приходят из Ирака с пугающей регулярностью. 24 декабря 2013 года на Рождество в Багдаде был совершен двойной теракт, унесший жизни как минимум 37 христиан.

      За веру с автоматом Калашникова: все девять христианских храмов в Каракоше находятся под охраной вооруженных ополченцев. 98 процентов жителей этого города на севере Ирака — христиане

      Нынешнее руководство Ирака принимает меры к сохранению христианского присутствия в стране. Так, Рождество было недавно объявлено государственным выходным, христианам выделено три места в Парламенте. Однако разгул радикального терроризма продолжается. Исход христиан из Ирака составляет десятки человек ежедневно.

      Именно из Саудовской Аравии звучат фетвы с призывами уничтожить все церкви на Аравийском полуострове или насиловать немусульманских женщин

      Саудовская Аравия занимает 6-е место в списке наиболее опасных для христиан стран по версии организации Open Doors. Эта арабская монархия известна в первую очередь тем, что финансирует упомянутые ранее радикальные исламские группировки в Сирии. Именно из Саудовской Аравии часто звучат фетвы с призывами уничтожить все церкви на Аравийском полуострове или насиловать немусульманских женщин. Христиане в Саудовской Аравии являются в основном иностранцами, приехавшими на заработки. В феврале 2013 года в г. Даммам было арестовано 53 эфиопских христианина. В мае 2013 года ливанец и саудовец были приговорены к тюремным срокам и побиению кнутом за помощь обращенной из ислама христианке. В ноябре 2013 года из страны было выдворено около 100 тыс. эфиопских работников, многие из которых являются христианами.

      Опасной для христиан страной является Йемен, где, несмотря на официальную свободу вероисповедания, христиане подвергаются преследованиям со стороны радикальных элементов и вынуждены тайно исповедовать свою веру.

      Пакистан входит в десятку наиболее опасных для христиан стран. Христиане составляют 1,5–2% населения Пакистана. Среди них около 1,3 млн. католиков и 700 тыс. протестантов, существует немногочисленная православная община, в Исламабаде находится приход Московского Патриархата в честь Покрова Пресвятой Богородицы.

      В Пакистане с 1986 года действует государственный закон «О богохульстве», предусматривающий наказание за оскорбление Корана, ислама или «пророка» Мухаммада. Этим законом часто злоупотребляют как на государственном, так и на бытовом уровне. Так как для обвинения достаточно устного свидетельства мусульманина, то можно представить, как это развязывает руки радикалам. Показательным стал случай Римши Масих – умственно отсталой пакистанской девочки-христианки, которую местный имам обвинил в сожжении страниц Корана в 2012 году. В ходе длительного судебного процесса под давлением мировой общественности девочка была оправдана, а имам был уличен в том, что он сам подкинул Римше обожженные страницы. Однако впоследствии был оправдан и он.

      Нападения на христиан и погромы совершаются в Пакистане регулярно. В 2013 году крупные нападения на христианские кварталы в разных городах страны совершались в марте, апреле, мае, сентябре и ноябре. Имущество уничтожалось, христиан жестоко избивали. Широкую практику приобрело похищение христианских девушек с целью их насильственного обращения в ислам и выдачи замуж за мусульманина.

      22 сентября 2013 года у протестантского храма Всех Святых в г. Пешавар произошел чудовищный теракт. В конце воскресного богослужения подорвались два смертника. Взрыв унес жизни 81 человека, 145 получили ранения. Спустя день в г. Карачи толпа радикалов разгромила христианский квартал в ответ на организованные христианами демонстрации против насилия.

      Терракт в Кабуле

      В Афганистане христиане составляют очень малую долю населения (8–10 тыс. человек), среди них много иностранных граждан. Христианство находится вне закона, последняя церковь прекратила функционировать в 2010 году. Однако в последнее время в Афганистане наблюдается рост числа прибывающих из Индии подпольных христиан из числа обращенных, в связи с чем проявляют беспокойство мусульманские улемы. В результате ряд видных афганских парламентариев предложили официально узаконить смертную казнь для обращенных из ислама.

      В Ливии

      Печальная картина сложилась в Ливии. После свержения Муаммара Каддафи в 2011 году страна погрузилась в хаос и стала ареной противостояния различных группировок и племен. В стране до 2011 года проживало, по данным правозащитной организации International Christian Concern, порядка 100 000 христиан, многие из них были иностранными работниками-коптами, сейчас христиан осталось всего несколько тысяч человек. За 2012–2013 годы наблюдается резкий всплеск случаев дискриминации по отношению к христианам. Новые власти практически напрямую заявляют, что христианам в стране не место, прозелитизм строжайше запрещен. За это время был совершен ряд нападений на церкви. Представители благотворительных католических орденов были вынуждены покинуть страну из-за угроз исламистов. В феврале-марте 2013 года по подозрению в прозелитизме было арестовано в общей сложности около 50 коптов. Задержанных подвергали жестоким пыткам, один из них в результате скончался. 13 марта 2013 года Представительство Евросоюза в Ливии, в качестве реакции на арест и пытки коптов, сделало официальное заявление, в котором выразило серьезную обеспокоенность ситуацией с религиозной свободой в Ливии, призвав руководство страны к соблюдению прав заключенных. На следующий день, 14 марта, в Бенгази была подожжена коптская церковь; 15 марта 4 египетских христианина были без объяснения причин задержаны силовиками в Мисрате.

      В Алжире, по официальным данным, проживает порядка 11 тыс. христиан. Фактически это число может доходить до 50 тыс. человек, так как многие исповедуют христианство тайно. С 2006 года власти страны сильно ужесточили пункты законодательства, регулирующие деятельность религиозных организаций. Как и в Ливии, строго запрещен прозелитизм. В Алжире периодически совершаются нападения на христианские церкви. Так, в ноябре 2013 года протестантская церковь на юге страны была атакована уже в третий раз. В феврале 2013 года христианин был обвинен в прозелитизме и приговорен к 1 году тюремного заключения и к денежному штрафу.

      Жестко ограничена деятельность немногочисленной христианской общины в Тунисе. Многие христиане являются обращенными из ислама, поэтому вынуждены скрывать свою религиозную принадлежность. После революции 2010–2011 годов в стране активизировались салафитские ячейки, настроенные против христиан. К примеру, в 2011–2012 годах русский православный храм Воскресения Христова в столице Туниса неоднократно подвергался нападениям экстремистов, священник и его семья получали угрозы.

      Собор святого Викентия де Поля, Тунис, Тунис Таким образом, мы можем констатировать, что так называемая «Арабская весна» дала мощный импульс для усиления гонений христиан даже в тех странах арабского мира, где они прежде могли спокойно существовать в мире с мусульманским большинством. Ближний Восток – эта та территория, на которой христиане живут без малого 2000 лет, они являются коренным населением региона. Вмешательство иностранных государств во внутреннюю политику ряда ближневосточных стран развязало руки террористическим исламским группировкам, которые ставят своей целью любыми методами обеспечить отсутствие христиан на подконтрольных территориях. В качестве примера можно привести массовый исход коптов из Египта в 2012–2013 годах, некоторые из них приехали даже в Россию.

      Геноцид христиан в Сирии и вообще в арабском мире стал предметом особого внимания Русской Православной Церкви. Этот вопрос регулярно поднимается на различных уровнях: на международных площадках, в ходе встреч с религиозными лидерами и политиками, в средствах массовой информации. Представитель Патриарха Московского и всея Руси при Патриархе Антиохии и всего Востока игумен Арсений (Соколов) находился 18–21 января 2014 года в составе российской делегации парламентариев в Сирии и Ливане. Делегация сопровождала груз гуманитарной помощи для сирийского народа. В ходе этого визита состоялись встречи с политическими и религиозными лидерами христиан и мусульман в Сирии. В ходе начавшегося 25 января 2014 года визита Блаженнейшего Патриарха Антиохии и всего Востока Иоанна X проблема тяжелого положения христиан на Ближнем Востоке стала центральной темой многих встреч и выступлений Его Блаженства. Этот вопрос обсуждался в ходе встреч Антиохийского Патриарха с Патриархом Московским и всея Руси Кириллом, с министром иностранных дел России С.В. Лавровым, с председателем Совета Федерации России В.И. Матвиенко, на открытии 27 января 2014 года XXII Международных Рождественских образовательных чтений. По итогам визита Его Блаженства было принято совместное заявление предстоятелей Русской и Антиохийской Православных Церквей, в котором они выразили скорбь о событиях в Сирии и на Ближнем Востоке, отметив, что «только путем открытого и честного диалога можно гарантировать реальный мир в Сирии, ее независимость и территориальную целостность и обеспечить равные права и возможности ее гражданам». Предстоятели констатировали, что православные христиане являются коренным населением Ближнего Востока и составляют неотъемлемую часть общества. Прозвучал призыв необходимости эффективных действий для освобождения всех похищенных в Сирии, и в частности митрополита Павла Алеппского и Иоанна, священников, монахинь и сирот из монастыря в Маалюле. Кроме того, создана специальная комиссия по развитию взаимодействия между двумя Церквами.

      За 2013 год в Нигерии было убито 1200 христиан

      Что касается других стран Африки, то наиболее сильные гонения на христиан наблюдаются в Нигерии. Южные районы страны населены в основном христианами. В северных провинциях с 2000 года действуют законы шариата, а мусульмане составляют большую часть населения, поэтому христиане подвергаются там обширным преследованиям – от бытовой дискриминации до физических расправ. Кроме того, христиане страдают от действий радикальной исламской группировки «Боко Харам» (переводится как «Знания с Запада – под запретом») и кочевых мусульман племени фулани и фульбе. Исламисты совершают безжалостные массовые убийства христиан, устраивают террористические акты. Только по официальной статистике, за 2013 год в Нигерии было убито 1200 христиан, реальные цифры могут быть гораздо больше. Новости об убийствах десятков нигерийских христиан приходят каждую неделю. 20 января 2014 года стало известно, что в штате Плато кочевники фульбе убили 33 человека из числа христиан, включая женщин и детей. Двумя неделями ранее в центральной Нигерии была сожжена целая христианская деревня. Исламисты ставят своей целью полное искоренение христиан. При этом отчетливо наблюдается неспособность действующих властей оказать христианам защиту.

      Судан в 2011 году разделился на исламский Северный и христианский Южный. Власти Северного Судана проводят активную антихристианскую политику, принуждая христиан покинуть страну. Христиан арестовывают, уничтожают или конфискуют их имущество, некоторые места проживания христиан подвергались даже атакам с воздуха.

      В Сомали с 1991 года царит беспредел, в стране идет борьба между лидерами местных группировок. Христиане составляют около 1% населения (5 тыс. человек). В основном это обращенные из ислама прозелиты, вынужденные скрывать свою веру, так как в стране действуют законы шариата, предписывающие смертную казнь за отказ от ислама. В Сомали также действует один приход Католической церкви, в котором совершают служение три священника и четыре монахини. Приход объединяет около 100 католиков. На территории Сомали действует связанная с Аль-Каидой исламская группировка «Аш-Шабааб». Ее боевики убивают христиан, совершают нападения на христианские церкви даже за пределами страны. В конце 2013 года стало известно, что власти Сомали запретили любые формы празднования Рождества Христова.

      В Центральноафриканской Республике противостояние между исламистами группировки «Селека» и государственной властью в 2012–2014 годах вылилось фактически в противостояние между христианами и мусульманами. В стране воцарилась обстановка беззакония, исламисты «Селеки» грабили христианские поселения, убивали, похищали и насиловали их жителей; христиане совершали ответные действия против мусульман. ООН заявила об опасности геноцида по религиозному признаку.

      В Танзании на полуавтономном острове Занзибар действуют связанные с сомалийской «Аш-Шабааб» группировки, преследующие христиан. В 2013 году там наблюдался рост антихристианской активности: был совершен ряд нападений на христианских священнослужителей, некоторые с летальным исходом, исламисты нападали на мирян, на церкви, насиловали христианских женщин.

      Африканские страны с их низким уровнем жизни, низким образовательным цензом стали для радикальных исламистов обширным полем деятельности. В условиях голода и нищеты перспектива взять в руки оружие и заниматься грабежом и убийствами, оправданными якобы высокой духовной целью, выглядит весьма заманчивой. Недееспособность правительства ряда африканских стран создает еще больше предпосылок к развитию радикальных движений. Если экспорт этого учения продолжится и перейдет на другие страны Африки, то через некоторое время весь континент станет рассадником мусульманского радикализма.

      В непростых условиях живут христиане в Юго-Восточной Азии.

      В Индии регулярно совершаются погромы христианских кварталов, нападения на церкви, побои и убийства христиан

      В Индии довольно многочисленная христианская община сталкивается с насилием со стороны радикально настроенных индуистов. Из 25 миллионов (по данным Open Doors, фактически христиан насчитывается около 70 млн. человек) индийских христиан многие принадлежат к католической и различным протестантским церквям. Несмотря на долгую историю христианства в Индии, в последние десятилетия в стране набрали силу радикальные партии индуистов. Основная – Оппозиционная индуистская националистическая партия «The Bharatiya Janata Party» (BJP), которая фактически руководит несколькими штатами, – активно борется с христианством. Силами ее приверженцев в разных провинциях Индии регулярно совершаются погромы христианских кварталов, нападения на церкви, побои и убийства христиан. Местная власть, как правило, пассивно относится к подобным правонарушениям, а в ряде случаев даже занимает сторону экстремистов. Нередко жертвами индуистов становятся и мусульмане. Наиболее часто мотивом нападения называется якобы имевший место прозелитизм среди индуистов. По данным организации Catholic Secular Forum (CSF), насилие против христиан в Индии усилилось в 2013 году. По меньшей мере 7 христиан были убиты по причине ненависти к их религии, около 4 тыс. подверглись преследованиям. В 2014 году уже зафиксировано несколько преступлений против христиан. Например, в январе был жестоко убит протестантский пастор в индийском штате Андхра-Прадеш. В течение всего 2013 года в СМИ регулярно поступала информация о нападениях на христиан и погромах.

      Преследованиям со стороны радикалов-буддистов подвергается христианское население Шри-Ланки. Буддизм исповедует 75% населения острова. Христиане составляют 6% населения, мусульмане – 8,5%, индуисты – 8%. Христианство в Шри-Ланке представлено в основном католиками и протестантами. В руках буддистов сосредоточено очень много влияния. Не желая делить его с иноверцами, радикалы из числа буддийских монахов, подстрекая толпы рядовых буддистов, совершают погромы христианских и мусульманских культовых сооружений, стремясь вытеснить религиозные меньшинства на окраины острова. В 2012–2013 годах было совершено порядка 100 нападений на христианские храмы.

      Индонезия. Ситуация в Индонезии характеризуется в последние годы отчетливой тенденцией к исламизации общества. Христиане составляют около 9% населения этой страны и представлены в основном протестантскими и католическими общинами, существует небольшая православная община. Доминирующей религией является ислам суннитского толка. Правительство Индонезии ужесточает запреты и предписания, связанные с деятельностью немусульманских общин. Практически невозможно добиться разрешения на строительство христианской церкви, если же это удается, то активисты из числа исламских радикалов собирают агрессивно настроенные толпы мусульман и различными способами пытаются помешать строительству. При молчаливом попустительстве властей толпы исламистов чинят погромы и разрушения христианских храмов, нападения на христиан. В стране вводятся дискриминационные по отношению к немусульманам законы и предписания.

      Христиане подвергаются дискриминации и преследованиям при попустительстве властей в таких азиатских странах с коммунистической формой правления, как Вьетнам и Лаос. От рук радикальных мусульман страдают христиане на Мальдивских и Филиппинских островах.

      Регион Юго-Восточной Азии характеризуется многообразием религий и культур. Так как христиане составляют меньшинство практически во всех государствах, то они в первую очередь становятся уязвимыми от действий радикалов различных религиозных традиций. Обеспокоенность вызывает стремительный рост последователей ислама в ряде азиатских стран, так как эта религия экспортируется туда зачастую именно в радикальной форме.

      При самоубийственной политике христиан радикалам не потребуется много усилий, чтобы в течение определенного времени установить законы шариата и в некогда христианских странах

      Подводя итог, следует признать, что существует глобальная тенденция к усилению преследований христиан в тех странах, где они составляют меньшинство. Очевидно и то, что в мире быстрыми темпами распространяются радикальные формы религиозных идеологий, в первую очередь ислама. Это не значит, что ислам по определению является религией ненависти. Представители умеренного ислама всегда выступают против любых форм насилия. Однако универсальность исламского вероучения позволила заинтересованным в глобальной политике игрокам внедрить в него радикальную идеологию, легко распространяемую среди различных элементов общества. Радикальный фактор охватывает все большую часть общества, все больше территории. В результате в наши дни христиане под напором исламистов покидают свои родные места. При этом в западных странах христианство оказывается на окраине общественной жизни, среди европейцев рождаемость, в отличие от мусульман, падает, институт семьи и традиционных ценностей разрушается. При такой самоубийственной политике радикалам не потребуется много усилий, чтобы в течение определенного времени установить законы шариата не только там, где христиане составляют меньшинство, но и в некогда христианских странах.