Готье трансплантолог

Сергей Готье: «Я всегда выступал против коммерческой трансплантации»

Главный трансплантолог Минздрава России, руководитель ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика Шумакова Сергей Готье рассказывает, почему стыдно не знать о трансплатологии

Главный трансплантолог Минздрава России, руководитель ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика Шумакова Сергей Готье. Фото: Тамара Амелина

В конце 2015 года в Федеральном научном центре им. академика В.И.Шумакова награждали доноров – людей, которые пожертвовали своим родственникам почку или часть печени.

На празднике награждения доноров были и пациенты стационара, и те, кто после пересадки приходит сюда только на консультацию. Отличить одних от других не составляло труда – люди после трансплантации были обычными, веселыми и здоровыми, а вот тех, кто только ждет операции, можно было узнать сразу – выглядят они неважно, многие передвигаются только на каталках.

Один из гостей праздника, Аюр, крепкий и веселый мальчик, сидел на руках то у мамы, то у папы. Летом 2015 этот годовалый малыш, желтый и слабенький, поступил в Центр им. Шумакова. У мальчика не работала печень. Вскоре Аюру сделали трансплантацию. Мальчика спасли от смерти, но что делать дальше – было непонятно. Таким пациентам нужен специальный уход, наблюдение, прием лекарств по часам. Трансплантологи тревожились: смогут ли выходить мальчика в бурятском детдоме? Конечно, лучше было бы в семье. Благодаря вмешательству неравнодушных людей, для Аюрчика нашлись приемные родители. Спустя полгода после трансплантации он пришел в центр им. Шумакова с мамой и папой. Все это – и операция, и то, что было после, стало возможным благодаря вмешательству доктора Сергея Владимировича Готье, вмешательству хирургическому и человеческому.

Мама и папа для мальчика Аюра. Фото: Тамара Амелина

Сергей Владимирович Готье – хирург, трансплантолог, Заслуженный врач РФ, директор Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов им. ак. В.И.Шумакова, академик РАН, главный трансплантолог Минздрава России, заведующий кафедрой трансплантологии и искусственных органов Первого Московского государственного медицинского университета им. И.М. Сеченова, председатель общероссийской общественной организации «Российское трансплантологическое общество», главный редактор журнала «Вестник трансплантологии и искусственных органов», член правления Международной ассоциации хирургов-гепатологов России и стран СНГД, дважды награжден дипломами национальной медицинской премии «Призвание», которой отмечают лучших врачей России. Дважды лауреат премии Правительства РФ (за трансплантацию печени в 2007 году и за трансплантацию сердца в 2014 году).

За что награждают доноров?

По российским законам пересадка от живого донора возможна только родственная. То есть люди, которые пожертвовали свои органы, спасали жизнь своих близких. За что же их награждают?

Главный трансплантолог Минздрава России, руководитель ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика Шумакова Сергей Готье:

– Донорство в России ассоциируется в основном с добровольной сдачей крови. Люди, много раз сдавшие кровь, получают звание почетного донора и льготы, то есть их как-то выделяют из общей массы. А люди, которые жертвуют свои органы, становятся донорами раз в жизни (хотя я знаю тех, кто стал донорами дважды, отдав часть печени и почку). Для них не предусмотрено ни благодарности, ни какого-то особого почета. А ведь донорство органов – гораздо больший по значимости поступок, чем сдача крови. Сдавать кровь очень полезно, но человек, сдающий кровь, не всегда знает, кому она пойдет, это – помощь не такая личная. Донор, отдающий орган, спасает жизнь конкретного человека. Даже если они родственники, такой поступок достоин награждения. И мы награждаем их.

– Такая жертва опасна для жизни донора?

– Человека, который собирается стать донором, например, для своего ребенка, мы тщательно обследуем, чтобы выявить все факторы риска, и в итоге сделать для него эту операцию абсолютно безопасной. Это заложено в идеологии прижизненного родственного донорства.

Тем не менее, операция – стрессовая ситуация, физическая боль, послеоперационные неудобства. Но, к счастью, у нас практически не бывает отказов. Как правило, кто-то из родителей или родственников соглашается стать донором для своих близких.

– Сергей Владимирович, первую родственную трансплантацию печени ребенку вы сделали в 1997 году. Вы помните этого пациента?

– Помню. Это была девочка. Донором стала ее мама, медсестра, удивительная женщина, она и нам стала родным человеком. Девочка выросла и поступила в медицинский вуз. С новой печенью она прожила еще 16 лет.

– С тех пор технологии усовершенствовались?

– Тогда эти операции были единичными, сейчас они совершенно обычные, даже рутинные, мы делаем их примерно по две в неделю.

– Что пересаживают в Центре им. В. И. Шумакова?

– Центр им. В. И. Шумакова делает более четверти всех операций по пересадке в стране. Из 162 пересадок сердца, которые сделаны в России в 2014 году, 96 сердец было пересажено здесь. А всего за три года у нас выполнено более 300 трансплантаций сердца. Это более 100 донорских пересадок сердца в год, что является мировым достижением для клиник, выполняющих трансплантацию сердца.

В 2015 году в Центре им. В.И.Шумакова выполнено 135 пересадок почки, 103 пересадки сердца, 135 пересадок печени и 9 пересадок легких. В 2015 году на базе учреждения создан Центр детской трансплантологии, сюда приезжают дети со всей России, нуждающиеся в разных видах трансплантации. Объем этой помощи превышает показатели подобных центров Европы и США. Например, за 2015 год мы сделали более 80 трансплантаций печени детям (76 операций для детей до года и 8 пересадок для детей более старшего возраста). Это своеобразный рекорд, как для России, так и для мировой практики. Комплекс сердце-легкие впервые пересадили в Центре им. В. И. Шумакова в 2013 году. Пересадка комплекса сердце-легкие – операция редкая. Как правило, человеку нужно либо раньше пересадить сердце, либо легкие, не дожидаясь, пока в негодность придут оба органа. Как показывает наша практика, пациентов, нуждающихся в трансплантации комплекса сердце-легкие, с каждым годом все меньше. И это во всем мире так. Потому что мы стали пересаживать легкие до того, как сердце придет в негодность, либо сердце – если легочная недостаточность вторична. Возникающие сложности можно преодолеть с помощью современных технологий. Ведется работа в области создания и применения искусственных органов. Но здесь надо определиться с терминологией. Искусственные органы – собирательное и довольно абстрактное понятие. Диализный аппарат тоже можно назвать искусственным органом. Дыхательный аппарат тоже – искусственный орган, он приходит на помощь, когда не справляются легкие. Наши аппараты экстракорпоральной мембранной оксигенации выполняют функции сердца и легких, когда собственные органы пациента находятся в плачевном состоянии. Но речь уже идет о создании искусственных органов в виде выращиваемых ткане-инженерных конструкций, этими разработками мы тоже занимаемся. На нашем ученом совете была защищена докторская диссертация по разработке и созданию ткане-инженерной конструкции печени. Это – матрица, населенная клетками и функционирующая как часть ткани печени. Пока дело обстоит так. Но я считаю, что это уже шаг вперед. Мы сейчас в связи с законодательством не имеем легитимных возможностей делать это в клиниках. Но в ближайшее время, по-видимому, будет принят закон о биомедицинских клеточных продуктах, и ситуация изменится.

О перспективах

– А что изменится, если будет принят новый закон о донорстве и трансплантации?

– Предыдущая версия закона регулировала только процедуру самой трансплантации и лишь частично затрагивала положения о донорстве органов. В законопроекте прописан механизм трансплантационной координации, это позволит наладить взаимодействие лечебных учреждений.

– Три года назад вы оценивали условия для развития трансплантологии в России как очень благоприятные, говорили о том, что у страны есть все ресурсы – специалисты, клиники и лекарственное обеспечение, чтобы в короткий срок увеличить число трансплантаций в несколько раз. С тех пор ситуация изменилась к лучшему?

– Она не ухудшилась. Кое-что изменилось и к лучшему. Например, в 2015 году внесены поправки в 323 закон «Об основах охраны здоровья». Организация органного донорства, наконец, признана медицинской деятельностью, и под нее запланированы бюджетные деньги. Это произошло впервые за всю историю развития отечественной трансплантологии. Сейчас в России более 45 центров, которые выполняют те или иные, виды трансплантации органов.

Главный трансплантолог Минздрава России, руководитель ФНЦ трансплантологии и искусственных органов им. академика Шумакова Сергей Готье. Фото: Тамара Амелина

Сложные вопросы

– Вы говорите с родственниками сложных пациентов, у которых не все хорошо, объясняете им, чего ожидать?

– Когда пациентов было мало, а я не был директором института, то я с ними лично говорил, курировал и знал их всех наперечет. Сейчас пациентов много, с пациентами общаются наши врачи. Но иногда и мне приходится.

Разговоры бывают непростые. Трансплантация – операция, которая выполняется в состоянии, угрожающем жизни пациента. Всегда есть вероятность неблагоприятного исхода. На пересадку сердца пациент порой приезжает в таком состоянии, что его трудно назвать живым. Чтобы пациент не умер на пороге нашего центра, ему нужно оказать экстренную помощь.

Бывает так: приезжает скорая, человек стоять не может, его везут на каталке сразу в реанимацию и через несколько дней пересаживают сердце. Некоторые пациенты ожидают пересадки в других больницах, откуда их привозят, когда появляется донорский орган.

Половина пациентов, прооперированных в 2015 году, – это больные, которые перед пересадкой находились на искусственном жизнеобеспечении – вместо сердца работал насос. Летальность у нас ниже, чем в мировой практике для этой категории больных.

– А кого-нибудь из пациентов вы отправляете за рубеж?

– Практически никого, кроме маленьких детей, которым невозможно пересадить сердце от взрослых. Но это единичные случаи. Как правило, мы оперируем всех у нас.

Трансплантация и закон

– По новому закону изъятие органов (после того как комиссия врачей диагностировала смерть мозга) можно будет проводить с учетом волеизъявления пациента при жизни. Не изменится ли ситуация с посмертным донорством в худшую сторону?

– Мы надеемся, что этого не произойдет. Предусмотрен регистр волеизъявлений, в котором человек сможет сказать «да», либо «нет». А если передумает – сможет забрать свое «да», написать «нет» и наоборот. Эта электронная база должна быть доступна для строго ограниченного круга лиц.

– Какие препятствия к посмертному донорству вы видите сейчас в России – и на практике, и на уровне закона?

– На уровне законов препятствий я не вижу.

– Да, но у нас об этом больше страшилок, чем информации. В интернете время от времени попадаются объявления: » Продам почку». Почитаешь такое, и кажется, что в России идет бойкая торговля органами. Граждане склонны считать, что у них есть некий капитал в виде почки, которую можно продать. Но ведь такая продажа, во-первых, уголовно наказуема, а во-вторых – технически нереальна.

– На страже наших органов – не только законы РФ, но и международная конвенция. Россия подписала эту конвенцию, но мы, к сожалению, не застрахованы от того, что граждане будут выезжать в другую страну, чтобы продать свою почку за бесценок. А вот будут ли обследовать потенциальных доноров на предмет возможных осложнений – зависит от честности клиники. Если она коммерческая, то возможны неприятные сюрпризы.

– А в России возможно коммерциализация этой отрасли медицины?

– Я всегда выступал против коммерциализации трансплантации. В нормальных странах трансплантация всегда оплачивается за счет государственного бюджета или за счет страховки, но ни в коем случае не из кармана пациента. Если представить себе, что какая-то российская клиника будет делать платные трансплантации, то каким образом будет построен ее бюджет? Невозможно выстроить лист ожидания, если человек заплатил деньги и стоит сотым по очереди.

– А если платных пациентов «поднять» наверх листа ожидания?

– Это – коррупция. Этого нельзя делать. Трансплантация должна быть только по государственной программе. И в Минздраве это хорошо понимают.

– Мне кажется, что сейчас в России нереально не только получить согласие родителей умершего ребенка на использование его органов, но и просто подойти к таким родителям с этим вопросом.

– Это, конечно, очень трудно. Тем не менее, в законе это запланировано.

– В странах, где развито органное донорство, например, в Израиле и некоторых штатах Индии, были проведены кампании, подготовившие людей к этому. Вклад в это внесли и общественники, и журналисты. Что должны делать журналисты, чтобы не мешать врачам спасать людей, а помогать?

– Только что мне звонили из региональной газеты, просили комментарий. По поводу пациентки, которая собирает деньги на операцию по пересадке комплекса сердце-легкие. Но спросил кто-нибудь, делают ли эту операцию в той стране, куда собирается ехать пациентка? А показана ли ей именно эта операция? Ехать за рубеж ей посоветовали «в одной из московских клиник». Не в нашей.

– Большинство людей в России знает о трансплантации только мифы и «страшилки». Вам не кажется что это – странно?

– Это не странно, это – стыдно.

Хубутия Могели Шалвович

Клиническая трансплантация органов в НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского была начата в 1999 г., когда приказом Департамента здравоохранения г. Москвы в Институте был создан городской Центр трансплантации печени, а первая пересадка была выполнена уже в октябре 2000г. Однако к 2006 году в Центре было выполнено лишь 36 трансплантаций печени. В2006 году Институт возглавил ученик В.И. Шумакова, профессор-трансплантолог М.Ш. Хубутия. С этого момента органная трансплантология в институте получилавторое рождение. Для сравнения — только за прошлый год было выполнено 87 пересадок печени с минимальной, по самым строгим мировым критериям,летальностью. На сегодняшний день в Институте выполнено более 540 трансплантаций печени, это — самый большой опыт таких операций в нашей стране.

Параллельно, с 2007 года в Институте начала развиваться программа трансплантации почки. Первая пересадка была проведена 3 мая 2007 года, а к концу года было выполнено уже 30 трансплантаций почки жителям г. Москвы. Успешные результаты и постоянное увеличение количества трансплантаций привели к открытию на базе Института в 2011 году полноценного 30-коечного отделения трансплантации почки и поджелудочной железы, которое на сегодняшний день является признанным лидером по количеству и качеству трансплантаций почки в стране. Не случайно в листе ожидания сейчас состоит более 350 потенциальных реципиентов. В 2017 году в отделении было выполнено свыше 190 трансплантаций, с нулевой летальностью! Сегодня отделение обладает опытом более 1100 трансплантаций почки. Кроме того, в отделении проводятся сочетанные трансплантации почки и поджелудочной железы — уникальные операции для пациентов с терминальной стадией диабетической нефропатии. К настоящему времени специалистами отделения выполнено более 50 таких оперативных вмешательств, в том числе по собственным оригинальным методикам, разработанной специалистами Института.

Кроме пересадки органов, изъятых у посмертных доноров, в Институте продолжают развиваться программы родственной трансплантации: в 2017 году было выполнено 4 успешных родственных пересадок почки, 4 — родственных трансплантаций фрагмента печени. При изъятии органов у живых родственных доноров активно используются щадящие, мини-инвазивные технологии, до минимума снижающие объем оперативного вмешательства и операционный риск для донора почки или части печени.

Кроме пересадки почек и печени, в Институте проводятся и трансплантации экстраренальных органов. В 2009 году была выполнена первая трансплантация сердца, а к настоящему времени выполнено более 100 таких операций. Имеется также уникальный для нашей страны опыт трансплантаций фрагмента тонкого кишечника.

Особо необходимо отметить, что в НИИ СП имени Н.В. Склифосовского впервые в нашей стране начато комплексное решение проблемы трансплантации легких наиболее тяжелой, трудоемкой и технически сложной среди всех органных трансплантаций. Первая пересадка легких была выполнена в Институте в 2011 году. К настоящему времени проведено уже более 52 таких трансплантаций, что также является самым большим опытом для лечебных учреждений в нашей стране.

Помимо клинической работы, в Институте постоянно ведутся и комплексные научные исследования по важнейшим направлениям органной, тканевой и клеточной трансплантологии. Результаты проведенных исследований регулярно публикуются в специализированной отечественной и мировой прессе, сотрудники Института выступают с докладами и лекциями на ведущих международных форумах, конференциях и конгрессах. Все большую популярность и научный авторитет приобретает ежеквартальный рецензируемый научно-практический журнал «Трансплантология», одним из учредителей которого является «НИИ скорой помощи имени Н.В. Склифосовского». Успешно работает и развивается Межрегиональная общественная организация «Общество трансплантологов»,созданная по инициативе специалистов НИИ СП им. Н. В. Склифосовского,РНЦРХТ и НИИ СП им. И. И. Джанелидзе.

Успехи клиники в развитии трансплантационных методов лечения тяжелых заболеваний, приведших к терминальной органной недостаточности, получают заслуженное признание в профессиональном сообществе. Так, в 2016 году профессор Могели Шалвович Хубутия был единогласно избран Академиком РАНпо специальности «Трансплантология и искусственные органы».

В 2018 ГОДУ мы планируем усилить проводимую клиническую работу, увеличить количество проводимых оперативных вмешательств, а главное — максимально улучшить результаты оказания трансплантационной помощи гражданам нашей страны. 27 июня 2018 года будет проведена 8-я научно-практическая конференция»Московская трансплантология», в ходе которой первоочередное внимание будет уделено вопросам трансплантации печени — от начального медицинского сопровождения доноров и потенциальных реципиентов, до тончайших нюансов ведения этих больных в отдаленные сроки после успешно проведенной трансплантации. Кроме того, планируется про ведение нескольких специализированных секционных заседаний по трансплантологии в ходе ряда междисциплинарных конгрессов и конференций.

Шумаков Валерий Иванович (09.11.1931 г.– 27.01.2008 г.)

Более 33 лет, с июля 1974 г. по январь 2007 г., В.И. Шумаков бессменно возглавлял институт трансплантологии и искусственных органов, который теперь носит его имя.

Валерий Иванович Шумаков родился 9 ноября 1931 года в Москве в семье инженера-строителя. В 1956г. он окончил с отличием 1-й Московский медицинский институт имени И.М. Сеченова Минздрава СССР. В 1956 — 1959 гг. В.И. Шумаков обучался в аспирантуре при кафедре топографической анатомии и оперативной хирургии Первого Московского медицинского института имени И.М. Сеченова, по окончании которой успешно защитил кандидатскую диссертацию на тему: «Хирургическое исправление недостаточности митрального клапана». В 1959 — 1963 гг. В.И. Шумаков работал младшим научным сотрудником академической группы академика Б.В. Петровского во Всесоюзном научно-исследовательском институте клинической и экспериментальной хирургии Минздрава СССР, в 1963 — 1966 гг. – старшим научным сотрудником, в 1966 — 1969 гг. – заведующим лабораторией искусственного сердца и вспомогательного кровообращения, в 1969 — 1974 гг. – руководителем отдела трансплантации и искусственных органов того же института. В 1965 году Валерий Иванович успешно защитил докторскую диссертацию на тему «Протезирование клапанов сердца».

В июле 1974 года приказом министра здравоохранения СССР Б.В. Петровского В.И. Шумаков был назначен директором ранее созданного Института пересадки органов и тканей АМН СССР. В 1978 году институт был переименован в НИИ трансплантологии и искусственных органов Минздрава СССР; В.И. Шумаков бессменно возглавлял его вплоть до января 2008 года.

Под руководством В.И. Шумакова Институт прошел большой путь, стал ведущим научно — исследовательским центром, разрабатывающим биологические и клинические проблемы трансплантологии, обладающим многофункциональной клинической базой, оснащенной современным оборудованием, где выполняется широкий спектр трансплантологических и других высокотехнологичных операций. По инициативе и при непосредственном участии В.И. Шумакова стало активно разрабатываться новое направление: разработка, создание и применение искусственных органов, которое неразрывно связано с дальнейшим прогрессом трансплантологии.

14 января 2009 г. приказом министра здравоохранения и социального развития РФ Институт переименован в ФГУ «Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова» Минздравсоцразвития России.

В.И. Шумакова как ученого отличала широта творческих устремлений, исключительная четкость изложения мысли, глубокое и всестороннее изучение проблемы, а его рекомендации по лечению больного всегда были обоснованы с патогенетических и физиологических позиций. Ему принадлежит ведущая роль в становлении клинической трансплантологии в нашей стране, в разработке, создании и внедрении в клиническую практику искусственных органов (клапанов сердца, кардиостимуляторов, искусственного сердца, искусственного левого желудочка, аппаратов вспомогательного кровообращения и др.). Более 20 лет В.И. Шумаков совместно с M. DeBakey руководил работами в рамках Межправительственного советско-американского соглашения по разработке и исследованию искусственного сердца, послужившего мощным импульсом к созданию систем механической поддержке кровообращения.

Его научное наследие необычайно велико и многогранно. В.И. Шумаков – автор трех научных открытий, более 20 монографий, более 450 научных работ, более 200 изобретений как в области клинической медицины, так и на стыке медицины и точных наук. В. 1995 году под его редакцией вышло первое в России «Руководство по трансплантологии». Наиболее значимые научные работы В.И. Шумакова: «Моделирование физиологических систем организма», «Консервация органов», «Методы, режимы и оптимальное управление процессами консервации и восстановления деятельности сердечного трансплантата», «Вспомогательное кровообращение», «Искусственное сердце», «Искусственные органы», «Физиологические проблемы трансплантологии и применение искусственных органов», «Трансплантация печени», «Трансплантация островковых клеток поджелудочной железы», «Модификация хирургической техники пересадки сердца», «Отторжение трансплантированного сердца», «Трансплантация сердца», «Болезнь коронарных артерий пересаженного сердца» и др.

Валерий Иванович Шумаков был действительным членом Российской Академии наук, членом Российской Академии медицинских наук, членом Российской Академии Медико-технических наук и Российской Академии естественных наук.

В.И. Шумакову принадлежит инициатива организации и создания журнала «Вестник трансплантологии и искусственных органов», главным редактором которого он был со дня основания журнала (в 1994 году) до конца своих дней.

В.И. Шумаков являлся президентом межрегиональной общественной организации «Научное общество трансплантологов», председателем научного совета по трансплантологии и искусственным органам РАМН, главным трансплантологом МЗ РФ, председателем Экспертного совета МЗ РФ, членом правления Всероссийского общества сердечно-сосудистых хирургов, членом международного общества хирургов, почетным членом Французского общества трансплантологов, членом международного общества искусственных органов, членом международного общества пересадки сердца и легких, членом международного общества трансплантологов, членом Американского общества торакальных хирургов, членом Американского общества искусственных органов, членом Европейского общества искусственных органов, членом Европейского общества сердечных и торакальных хирургов, членом Европейского общества сердечно-сосудистых хирургов; в течение 20 лет являлся координатором работ в рамках Межправительственного соглашения между СССР и США по искусственному сердцу и вспомогательному кровообращению.

Деятельность В.И. Шумакова была отмечена Правительственными наградами и получила широкое общественное признание.

В 1971 году Валерий Иванович в составе коллектива ведущих отечественных ученых-клиницистов во главе с академиком Б.В. Петровским был удостоен своей первой правительственной награды – Государственной премии СССР за разработку и внедрение в клиническую практику пересадки почки.

12 марта 1987 года В.И. Шумаков осуществил первую успешную пересадку сердца в СССР. В 1998 году академик РАН и РАМН Шумаков В.И и группа сотрудников руководимого им института награждены премией Совета Министров за разработку и внедрение в клиническую практику пересадки сердца.

Государство и общественность высоко оценили заслуги Заслуженного изобретателя РСФСР (1978 г.), Героя Социалистического труда (1990 г.), Почетного гражданина города Москвы (1997 г.): В.И. Шумаков награжден орденом «За заслуги перед Отечеством» III степени (1995 г.), II степени (1999 г.), орденом Святого апостола Андрея Первозванного (2001 г.).

Заслуженный деятель науки РФ В.И. Шумаков был награжден также многочисленными общественными премиями, наградами, почетными медалями и орденами: премией имени академика Б.П. Петровского «Выдающемуся хирургу мира», памятной медалью имени академика П.К. Анохина, орденом «Слава России», орденом «Сергия Радонежского» III степени, орденом «Ломоносов», «Звезда Вернадского» I степени и др.

В.И. Шумаков явился основателем и лидером мощной научной школы – им подготовлено более 50 докторов и 120 кандидатов медицинских и биологических наук. Его ученики – врачи, биологи, инженеры, математики и физики, – работают в разных регионах России и ближнего зарубежья. В разные годы их всех объединяло вокруг В.И. Шумакова горячее желание способствовать решению проблем кардиохирургии и трансплантации жизненно важных органов, способствовать разработке и применению искусственных органов. В.И. Шумаков стал для них Учителем. Обладая необычайной целеустремленностью, неукротимой волей и энергией, широтой научного видения, он задавал темп, направление и одновременно предоставлял своим ученикам свободу творческого поиска, зажигал, закалял и формировал их профессионализм.

В настоящее время ФГБУ «Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В.И. Шумакова» Минздрава России, возглавляемый академиком РАМН С.В. Готье, является головным научным учреждением, которое осуществляет координацию исследований по проблемам трансплантации органов и тканей, проводимых в стране, а также подготовку врачебных и научных кадров.

Сохраняя и развивая традиции, заложенные В.И. Шумаковым, руководство и коллектив Центра убеждены, что созидательная деятельность в области развития клинической трансплантологии, создания новых технологий, сохранения здоровья людей – это лучшая дань его памяти. Сегодня нет среди нас этого великого человека, но есть Федеральный научный центр трансплантологии и искусственных органов, который носит его имя. Есть научная школа – целая плеяда зрелых и молодых ученых, разрабатывающих начатые им проекты, развивающих заложенные Валерием Ивановичем основы, продолжающих его дело. Создаются новые традиции, среди них – традиция проведения всероссийских конференций «Шумаковские чтения», приуроченных ко дню рождения Валерия Ивановича.

Первые Шумаковские чтения прошли 9 ноября 2010 г. в рамках V Всероссийского съезда трансплантологов и были посвящены проблемам сердечно-сосудистой хирургии и трансплантации сердца. 9 ноября 2011г. в 80-ю годовщину со дня рождения академика В.И. Шумакова в Федеральном научном центре трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И. Шумакова прошли торжественные мероприятия, посвященные памяти Валерия Ивановича, в которых приняли участие представители органов государственной власти, Министерства здравоохранения России, Российской академии наук, Российской академии медицинских наук, видные политические и общественные деятели, врачи и ученые, его друзья и близкие.

Важнейшим событием этого дня стало открытие памятника академику В.И. Шумакову в сквере перед зданием Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов, носящего его имя.

Сергей Готье назвал нерешенные проблемы детской трансплантологии

«Подросткам, начиная лет с восьми-девяти, реально выполнить пересадку взрослого сердца. Это делается в нашем центре, центре имени Алмазова в Санкт-Петербурге, центре имени Мешалкина в Новосибирске, краевой больнице в Краснодаре, — сообщил Сергей Готье в интервью газете «Известия». Он подчеркнул при этом, что пересадка сердца маленьким детям — проблема абсолютно нерешенная.

Говоря в целом о детском донорстве, главный трансплантолог сослался на закон № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», позволяющий посмертно изымать органы у детей в возрасте от одного года — с согласия родителей. Однако на практике закон практически не работает, констатирует Сергей Готье: трансплантолог не может подойти к родителям и сказать о необходимости изъять органы у их умершего ребенка, это должны сделать врачи, которые его лечили и констатировали смерть мозга.

«В других странах этот барьер перейден. Уже были прецеденты, понятна реакция общества, к этому привыкли — это было в еще 90-х годах прошлого века… У нас не только врачи не готовы, но и родители, и общество в целом. А вообще на эти вопросы у меня один ответ: если пинка не дать, ничего не будет. Если врач не смог спасти пациента и тот умер, то врач должен сделать следующий шаг — позаботиться о других пациентах. Это его врачебный долг. А с него этого никто не требует», — убежден главный трансплантолог.

Говоря о прописанном в законопректе о донорстве и трансплантации (еще не принят) федеральном регистре доноров, Готье сообщил также, что уже три года функционирует система учета, которая предусматривает регистрацию всех донорских изъятий и дальнейшего пути органов: в какую больницу отправлен, кому пересажен, каков исход. «Мы каждый год подводим итоги, анализируем, сколько проведено трансплантаций, и их результаты», — сообщил Готье.

Сергей Готье надеется, что вскоре законопроект пройдет все согласования и будет внесен на рассмотрение в Госдуму. Пока же работает тормозящий развитие трансплантологии закон 1992 года, который, по словам специалиста, констатирует возможность действий, но не их обязательность: «Там не прописано, что врач должен в таких-то обстоятельствах сделать то-то и позвонить туда-то, сказать тому-то, а главный врач — организовать процесс».