Григорий Петрович

Сокамерники прозвали Грабового Фумитоксом за нечистоплотность

Секта грабовистов увяла, ее гуру мотает срок в Пермском крае, вызывая к своей персоне жуткий интерес воровского мира.

По крайней мере сокамерник Григория Грабового в «Матросской Тишине» Иван Миронов в своей книге «Замурованные» посвятил экстрасенсу большую главу — «Непрощеное воскресение».

«По иронии судьбы и тюремной администрации медиума определили в нашу 628-ю «хату», — пишет автор, — где его встретили я, Иван Миронов, обвиняемый в покушении на Чубайса, бывший гендиректор «Гранда» и «Трех китов» Андрей Латушкин и похищенный спецслужбами из Эквадора питерский предприниматель Константин Братчиков».

Публикуем отрывки из этой еще не опубликованной книги.

ВИЛКА В БОК

— Григорий, — робко представился сокамерникам вошедший….

Грабовой разительно отличался от своего телевизионного образа. Он казался невысоким из-за сгорбленной спины, скрюченных плеч и вжатой в них головы, словно постоянно ожидавшей подзатыльника… Этот образ нагнетала зачуханность волшебника: сальные взъерошенные волосы, протухший душок, исходящий от неравномерно потемневших одежд, маникюр, как у коршуна, доведенный до совершенства зубами…

Дождавшись с соседних нар мерного храпа сокамерников, я пригласил Грабового на ночной полдник…

— Слушай, а как ты самолеты диагностировал?

— Ну… по схемам. — Григорий нервно смял хрустящий фантик от шоколадного батончика и оттянул подбородок набок. — Читается определенная подборка христианских молитв, затем идет концентрация на объекте, ты начинаешь видеть молитвенным зрением то, что тебя интересует.

— Не обижали тебя сокамерники?

— Пытались. Но они же не знали, что я занимался контртерроризмом… — напряженно хихикнул Грабовой. — Когда-то мы работали по безопасности самолетов, сопровождали в Кабул рейсы, чтобы их не сбивали. И в Узбекистане помогали находить террористов. Они нас даже пытались убить. Представляешь, мы каждый час меняли квартиры, разные машины, был даже такой момент, мне один чуть вилку в бок не воткнул.

— Спасли? — сочувствую.

— Я же подготовку проходил специальную. Справился с ним. Говорю ему: «Что ты творишь?» И куча других случаев была… — Григорий перевел дыхание. — Короче, тюрьма — это детский сад по сравнению с узбекскими террористами. Кстати, бить меня нельзя, у меня в партии семьдесят тысяч казаков, они могут отомстить.

— ?!

— Они поддерживают нашу программу. Я когда в «Бутырке» сидел, мне сказали, что казаки хотят окружить тюрьму и освободить меня. Я сказал: не надо этого делать. Может быть, меня по этой причине и перевели в «Лефортово». — Грабовой возбужденно мотал головой.

ТЮРЕМНАЯ ИНКВИЗИЦИЯ

Ненормальность психики Грабового проявлялась в его лжи. Он врал, как ребенок, неся очевидную несуразицу, которая сочинялась на ходу, путался в показаниях и грубо противоречил сказанному им только что.

Наше терпение стало иссякать стремительно, и этому способствовала вонючая неряшливость Грабового, привыкнуть к которой было невозможно. Не внакладе оставался лишь Латушкин, которого благодаря сверху спящему мощному источнику ферамонов не жрали комары. Единственное чудо, явленное Грабовым, за что уже на второй день нашего совместного каторжанства Григорий Петрович получил погоняло Фумитокс.

Надо отдать должное волшебнику, его нельзя было упрекнуть в беспамятстве. Вернувшись от очередного адвоката, Фумитокс вспомнил острую тему эмиграции.

— Иван, ты говорил, как я могу уехать из России, оставив здесь своих сторонников? Но ведь у меня огромное число сторонников в Америке. А здесь нас фактически запретили, многие испугались и ушли. Так что я могу смело оставить Россию. У меня церковь зарегистрирована в Майами, Бостоне и Нью-Йорке.

— Какая церковь? — опешил я.

— Церковь Григория Грабового, — в бесцветном мычании задребезжали высокомерные горделивые нотки.

— Церковь христианская? — недоуменно переспросил я.

— Конечно. Обычная церковь. Православная.

— Подожди. Христианская церковь может называться в честь святого, творящего чудеса…

— А мои результаты по диагностике самолетов, они же удивительны!

— А где ты видел, чтобы именем неканонизированного да к тому же еще живого называли церковь?!

— Были в истории примеры. — Грабовой улыбнулся. — Например, Сергий Радонежский зарегистрировал свою церковь, Иоанн Кронштадтский тоже зарегистрировал.

— Приплыли! — обалдел я. — Ты вообще знаешь… например, когда произошло Крещение Руси.

— Это специфические знания. Зачем они мне нужны, — забегал глазами кудесник.

— Ты по богословию, по истории религии, да хоть какую-то православную литературу читал?

— Здесь не стоит называть авторов, — промямлил Грабовой! — Я не хочу, чтобы у них потом из-за меня проблемы возникли.

— А почему должно жечь?

— Потому что сожгут тебя, Гриша. Кстати, если вдруг к Зуеву заедешь, узнаешь по бороде, сразу ломись из «хаты». Васильич как услышит, кто ты такой, сразу костерок тебе и разложит. Он контрабандист лютый, из староверов. Непримиримый враг всякой ереси. Во, подельник его, — кивнул я на Латушкина. — Не даст соврать.

— Сначала предаст тебя очищающей пытке, а затем кремации, — сурово подтвердил тот.

Закинув руки за спину, Фумитокс стал нервно ходить по «хате».

— Иван, расскажи, как, что положено в тюрьме? А то я же не знаю. — Фумитокс подкожным маневром приземлился напротив меня.

— Во-первых, не быть чертом! Регулярно мыться и стираться, чтобы от тебя хотя бы не воняло. Во-вторых, начни с во-первых, а дальше по ходу подскажем.

Остаток дня Грабовой посвятил банно-прачечным процедурам….

ТОРГОВЛЯ ЧУДЕСАМИ

Григория грели сытно, но дешево. Тридцатикилограммовый лимит передачи выбирался салом, ядовито-розовой карамелью, прогорклым печеньем и деревянными пряниками. Дачка, вываленная на шконку, смахивала на витрину сельпо.

Очевидно, что это были личные жертвы адептов, верных своему опальному гуру. Зато адвокаты кудесника оплачивались щедро. Терпеть посменно от четырех до шести часов в день Григория Петровича Грабового могло быть только высокооплачиваемым занятием. Хотя, помимо юридической помощи, волшебнику явно требовалась медицинская.

— Иван, хочу выразить тебе благодарность, — объявил Григорий после очередного свидания с защитником. — Представляешь, моя служба безопасности даже не рассматривала такую угрозу.

— Какую?!

— То, что есть люди, которые могут захотеть меня сжечь. А мы даже не прорабатывали это направление.

— И какие меры принял?

— Сделал выговор и дал задание обеспечить безопасность в этом аспекте. Кстати, служба безопасности у меня работает качественно. Однажды даже со всех сотрудников секретариата собрали на анализ волосы и ногти на предмет отравления.

— Это случайно не осенью 2006-го было? (В ноябре был отравлен Литвиненко. — Ред.)

— Да, откуда знаешь? — подозрительно покосился на меня волшебник.

Гулять водили в половине одиннадцатого.

— «Два восемь», здорово! Как там Гриша поживает? — спрашивает меня Саня Авдеев, значит, неподалеку гуляет камера «один семь».

— Не кашляет. Не «хата», а лавка чудес. Вода заряженная никому не нужна? У нас с нее два лысых за неделю обросли, — отзываюсь я.

— Лучше меняем Грабового на Френкеля, а сверху даем еще мешок запариков, — предлагает Кудрявцев из «один семь», где прописан опальный банкир.

— Чудеса на запарики?! Ха-ха! Даже не обсуждается. У нас сейчас от пачки сигарет телевизор сто каналов принимает. Гриша руками поводил, поплевал, и работает круче любого спутника, а ты говоришь Френкеля…

— Гриша телефонную связь наладил через лейку душа и выделенку через парашу, — продолжает хвастаться Братчиков. — Может и вас за тушенку телефонизировать.

ИДИОТ ИЛИ АКТЕР?

…Феномен Григория Грабового до сих пор остается для меня загадкой. Разгадку я могу лишь предположить.

Первую неделю совместного бытия мы дружно пытались понять, кто же все-таки такой Гриша — идиот или актер, искусно его изображающий, чтобы избежать серьезной суеты вокруг своей фигуры. Тюрьма знает массу случаев, когда люди готовы идти на побои и унижения, играя роль невменяемых дебилов, чтобы технично уйти на дурку, откуда до свободы остается максимум полгода.

С Грабовым обстояло иначе. Идиот пытался изображать нормального.

Грабового использовали жестоко и в черную. Кто-то привез его из Средней Азии, сделал вождем-учителем-целителем, создал партию, закачал денег, выдвинул в президенты, а потом списал его на берег. Возможно, Гриша не оправдал надежд, возможно, ему перегрели мозги и выкинули, как испорченный компьютер. А может, Грабового-политика решили выдержать в тюрьме, как выдерживают коньяк в дубовых бочках?..

ВЗГЛЯД С 6-го ЭТАЖА

Жаль Гришу

Говорят, тюрьма, словно увеличительное стекло, показывает — кто ты на самом деле… И рассказ однокамерника Грабового меня не удивляет. Я тоже пытался понять, тоже сомневался и силился разглядеть в экстрасенсе что-то потустороннее, мистическое… Я тоже пытался найти ту волшебную дверь, за которой Грабовой окажется не махровым злодеем, а добрым волшебником, окруженным сворой прокурорских псов…

Но как я ни бился — Гриша со всех сторон был чудовищно, сермяжно прост. И колоссально трудоспособен.

Продажу «воскрешений» детей их безутешным матерям он превратил в конвейер! 39 100 рублей за одно обещание. 78 200 — за два обещания, 117 300 рублей — за три… Три десятка мам за прием! Сотни, а может, тысячи детских душ «обналичены»! Он содержал целую бухгалтерию с учетными книгами, куда аккуратно вносилась стоимость обманутых надежд. 1 — 2 миллиона в месяц с каждой торговой точки.

И когда на личной ставке Грабовой нахально предложил мне взятку, он стал для меня не Григорием Петровичем, а просто Гришей…

Но с тех лихих времен прошло 4 года. И я понимаю, что Гришу мне все-таки жаль. Есть добрая русская (а скорее христианская) традиция — жалеть тех, кого судьба уже покарала… А зная детали дела Грабового, мне жаль его вдвойне. «Воскресителя» сдали все. «Кураторы» (из-за недостатка доказательств назову так стоявших за ГГ персон) подставили его первыми. Затем его предали бизнес-партнеры (чем очень помогли следствию). Но самое страшное сделали с ним… сектанты. Именно «грабовисты» добились от Мосгорсуда отмены психиатрической экспертизы, лишив своего неадекватного лидера надежды избежать тюремной камеры. Участники пирамиды из чувства самосохранения сделали все, чтобы в тюрьму сел этот (на мой взгляд) не совсем нормальный человек.

Владимир ВОРСОБИН

VEASY заинтересовались и решили рассказать, как сложилась жизнь скандально известного целителя и экстрасенса Григория Грабового.

Имя этого мага и целителя было на слуху у каждого с конца 90-х по начало 2000-х. он позиционировал себя как «воскресителя» и на протяжении довольно долгого времени пользовался доверчивостью людей.

Родился Грабовой в Казахстанской области, весной прошлого года ему исполнилось 56 лет. Окончив Ташкентский университет, факультет математики Григорий не стал работать по специальности, а заявил о себе как об экстрасенсе.

Это время пришлось на начало 90-х. как раз во время нестабильности в стране и люди искали помощи. Это все сыграла ему на руку, Грабовой организовал «секту» – некое религиозное движение, при этом объявляя себя Богом. Заявив о себе в таком ключе, что он воскрешает, лечит людей, клиенты накапливались у него довольно быстро.

Далее последовал еще больший корыстный интерес, Григорий стал заниматься что-то вроде обучения своим секретным методикам. За всем этим стояло большое накопленное состояние мужчины.

Спустя время его имя получило еще большую огласку, после того как Грабовой побывал у известной целительницы Ванги. По одной из версии якобы болгарская ясновидящая дала ему благословление на его работу. Но есть и другая сторона, к которой многие больше склоняются. Что провидица его просто выгнала и назвала самозванцем.

Грабовой вначале 2000-х работал телеведущим со своими авторскими программами на телевидении. Большая огласка его способностям прошла после трагедии в Беслане. После чего Григорий пообещал воскресить детей. Но не поверив в это женщины заявили на него в соответствующие органы.

Все же наказания он не смог избежать. В 2006 году Грабовому было выдвинуто обвинение по статье «мошенничество», за что он получил приличный срок 11 лет и крупный штраф.

Освободившись в 2010 году досрочно Грабовой уехал жить и работать в Сербию. Через 5 лет он учредил собственную компанию, где вновь занялся обучением «технологий вечной жизни и гармоничного развития».

Григорий проводит онлайн-курсы, вебинары, которые стоят довольно больших денег. Одно занятие стоит 300 евро, а курс на год стоит 2500 евро.

Авторские труды Грабового Г.П.

  • Главная
    • Главная
    • Новое на сайте
    • Доска объявлений
    • Часто задаваемые вопросы
    • Пожертвование
    • Контакты
  • О Григории Грабовом
    • Краткая биография
    • Расширенная биография
    • Интервью c Григорием Грабовым
    • Официальные фотографии Грабового Г.П.
  • Авторские права
  • Патенты
    • Патенты и их применение
  • Товарные знаки
    • Сертификаты
    • Предоставление сублицензий
    • Публичные оферты
    • Бизнес-планы
  • Приборы
    • Прибор развития концентраций ПРК-1У
    • Результаты применения прибора развития концентраций ПРК-1У
  • Образование
  • Сублицензиаты
  • Результаты
    • Результаты, отзывы о применении методов и технологий
    • Свидетельства о результатах
      • Сбор результатов по трудам
      • Результаты применения произведений Григория Грабового
      • Результаты применения методов Григория Грабового
      • Результаты применения прибора развития концентраций ПРК-1У
  • Консультации
    • Технологии управления Г.П. Грабового
    • Консультации по применению произведений
    • Юридические консультации
  • Материалы продвижения
    • Материалы продвижения
    • Стандартная программа продвижения
    • Инструкции по продвижению
    • Тексты (аннотации, введение, отзывы) для продвижения
    • Видео для продвижения
    • Аудио для продвижения
    • Цитаты Г.П. Грабового
    • Статьи по Учению Г.П. Грабового
    • Подтверждение прогнозов Григория Грабового
  • Инвестиции
  • Русский
    • English
    • Français
    • Italiano
    • Español

valkyrie_v

Бизнес «апостолов»
Таинственным незнакомцем действительно оказался «грабовист». Только бывший. Игорь Серков, детский тренер. Проработав несколько лет в одном из поныне действующих московских предприятий пирамиды Грабового «Ноосфера», он измучился от угрызений совести. История напоминала шпионский триллер.
«Я слишком поздно понял, куда вляпался, — вздыхал он. — Даже когда я уже прошел обучение у Петрова и Арепьева (одни из ближайших последователей ГГ) и стал их менеджером, я все еще верил в эту бредятину. Мы втроем принимали больных — чаще всего с онкологией. Регенерировали (создавали заново) внутренние органы, зубы… Первые сомнения появились, когда я заметил, что бедно одетых пациентов мы старались не принимать. Мне объяснили: за разовую консультацию они деньги наскребут, а вот потом вряд ли. Неперспективно. Потом я не мог понять, почему мы отказываем в приеме людям, задающим «неудобные» вопросы. Оказывается, тоже невыгодно. Пока с ним провозишься, на 5 легких клиентов времени не останется…
Прием проходил трагикомически. Так его описывают сами «целители» (цитата из их брошюры «Космопсихобиология»): «Арепьев и Петров сидят и молча смотрят на ребенка, больного аутизмом.
— Что вы делаете? — беспокоится отец.
— Разговариваем, — улыбается Арепьев. — Телепатически. У вас гениальный ребенок. Он просто живет в другом пространстве. Он боится выйти во внешний мир.
Петров (деловито): — Может быть, пойти на регенерацию гипофиза?
Арепьев: — Нужно тогда внимательно смотреть. Черное тело мы еще в тот раз восстановили…
Петров: — У нас что получается? Вот эта структура (рисует) нарушена тем, что здесь стоит отражатель.
Арепьев: — У каждого человека есть отражатель, так же, как, например, в клетке — диафрагма. А у него такая же пленка стоит в гипофизе. Мы должны убрать эту пленку. Пойдет активизация полушарий. Можно было выстроить уровень души и сразу повлиять на физическое тело. А куда повлиять?
Петров: — Давай проследим. Из души пошла информация, организовала материю, у него сразу же возникла патология пупочной родовой клетки, и пошли повреждения. Обратным порядком: сворачиваем и возвращаем туда, куда надо».
Остатки иллюзий Серкова испарились, когда выяснилось, сколько эта белиберда стоит. Однажды Петров и Арепьев банально разругались из-за дележа денег.
— Драка была за 1,5 миллиона рублей в месяц, — вспоминает бывший «грабовист». — Выручка набегала большая — 22-32 тысячи рублей за прием клиента (сумма определялась по внешнему виду пациента). Я как-то заглянул в документы — 10 процентов шли в фирму Грабового «Геовояджер», еще 10 процентов — на какой-то загадочный счет. Есть подозрения, что отстегивали «крыше» (в филиале частенько видели каких-то типов с «корочками»)… И тут я понял, что вляпался в банальную пирамиду. И мне стало так стыдно! Ведь обманывали этих несчастных людей и с помощью меня…
И тут «грабовист» начал… вредить Грабовому изнутри, чтобы хоть как-то оправдаться перед своей совестью: кого-то из пациентов тихонько пытался отговорить, кого-то просто не записывал на прием… Когда его вычислили и уволили, пытался выступить на съезде ДРУГГ (политическая партия Грабового). Не пустили к микрофону. Дома раздались телефонные звонки с советами «пока не поздно, заткнуться».
— Меня сейчас одно мучает, — вдруг признался Серков. — Были случаи, когда внутренние органы пациентов действительно регенерировались. И рак исчезал. Но странно, людям становилось только хуже. Однажды женщина, избавившись с помощью «Ноосферы» от рака, умерла через несколько месяцев. Хотя все анализы были хорошие.
— Подождите, а кто делал анализы и снимки восстановленных органов? — поинтересовался я.
— Московские клиники, — пожал плечами бывший «грабовист». — Обычно мы направляли пациентов по двум адресам, но чаще всего в частную лечебницу у станции метро «Алексеевская»… Подождите…
Он понял. «Одна и та же клиника и заказные диагнозы! — схватился за голову он. — Ну и сволочи!»
— Хорошая история, — кивнул я. — Но неактуальная. Бизнес Грабового закрыли.
— Так в том-то и ужас, что без Грабового его дело еще лучше раскрутилось! — воскликнул разоблачитель Серков. — Даже «точек» этих мошенников стало больше… У Петрова и Арепьева теперь отдельный бизнес. Первый берет по 45 тысяч за сеанс, Арепьев — по 27. У каждого свежевыстроенный трехэтажный особняк… И Грабовой этой волшебной всероссийской мафии вообще не нужен. Поэтому они его из тюрьмы и не вытаскивают! Зачем им конкурент?
Сколько стоит брэнд «грабовистов»?
По данным правоохранительных органов, изоляция главного «воскресителя» перестроила «магический рынок» страны. Часть пирамиды (Грабовой и окружение) под влиянием разоблачительных статей и телесюжетов практически потеряла клиентуру. Из 50 тысяч «практикующих учение» ГГ осталось не более 5 тысяч. Остальные пошли искать другого гуру и попали в сети пауков-высасывателей, коллег Грабового.
По мнению оперативников, больше всего «прихожан» «воскресителя» получила… его астральная жена Раиса Кашубина, руководитель Универсального института инновационных технологий. Несмотря на свой экстравагантный вид (она любит покрасоваться в телеэфире в шутовских нарядах и с бубенчиками на голове), дама вполне разумная.
«Кашубина ждет, когда Грабовой наконец получит срок, — предполагают знающие ее люди. — Она хочет отнять у ГГ всю его империю (58 представительств — от Республики Саха до Калининграда). У нее готовы документы на регистрацию своей партии, которая объединит не только пациентов, но и убежденных сектантов. Вероятно, этой состоятельной даме (арендует здание в центре Москвы) нужен брэнд Грабового, который, по-видимому, стоит немало денег.
Не зря еще до ареста «воскресителя» на Кашубину было совершено покушение (ножевые ранения), в организации которого она обвинила окружение «астрального супруга».
— Они стали воспринимать меня как конкурента, который может отбить у них брэнд «Грабовой», — говорила тогда Кашубина.
Самое печальное в деле «воскресителя» беслановских детей то, что сконцентрировавшимся на лефортовском «пленнике» следователям просто не хватило ни сил, ни времени закрыть его бизнес. Уголовное дело для соучастников в прокуратуре завели, но оно заморожено.
«Посадим главаря — возьмемся за его сеть», — говорят оперативники и просят не спешить.
Но я бы поспешил. Несмотря на то, что Грабовой в тюрьме, мне продолжают писать душераздирающие письма жертвы уже его учеников. Особенно потрясло это.