Группа на смерть

Городская легенда. Что стоит за игрой «Синий кит» и всплеском интереса к «суицидальным пабликам»

Фото: Александр Подгорчук / Коммерсантъ

В середине февраля 2017 года в России опять заговорили о «группах смерти» — сообществах «ВКонтакте», где молодым людям раздают «задания», которые якобы ведут к самоубийствам. Об игре «Синий кит», в процессе которой подросток в течение 50 дней должен выполнять те самые «задания» (в основном связанные с нанесением физического вреда себе), пишут крупнейшие СМИ страны; Следственный комитет нашел след «суицидальных пабликов» в нескольких делах о попытках самоубийств. При этом исследователи, изучающие «группы смерти», убеждены, что классифицировать это явление следует, скорее, как городскую легенду. «Медуза» попыталась выяснить, в чем смысл игры «Синий кит».

В начале февраля 2017 года в русскоязычном интернете опять началось бурное обсуждение игры, известной журналистам как «Синий кит» — по хэштегу #синийкит. Это один из хэштегов, которые пользователи социальных сетей (как правило, подростки) оставляют на своих страницах, чтобы поучаствовать в ней; есть и другие: #явигре, #тихийдом, #синий, #синей.

Хэштег нередко сопровождается стихами; вот довольно типичные: «Синий дом, что стоит на волнах 🏠🌊 / Синей кит, что плывет в облаках 🐋☁ / Забирай меня, кит, к себе 🌀 / Я жду инструкций. Я готова к игре. 🐋🐋🐋»

Образ кита, по всей видимости, позаимствован из песни «Гореть» группы «Люмен» — и символизирует отчужденность и одиночество. Резкий рост числа таких сообщений в феврале зафиксировал «Центр интернет-технологий» — равно как и другие исследователи, при этом информацию об игре ищут не только в России, но и в Киргизии, Казахстане и на Украине.

Игра начинается после публикации сообщения: с пользователем якобы связывается «куратор» игры, обычно с аккаунта, который нельзя идентифицировать. Он объясняет правила: «никому не говорить об этой игре», «всегда выполнять мои задания, каким бы оно не было», «за невыполнение любого задания ты исключаешься из игры навсегда и тебя ждут плохие последствия». Также куратор выдает задания; их, скорее всего, 50 — по одному на день (вероятно, это отсылка к книге «50 дней до моего самоубийства»).

Кто такой Филипп Лис и какое отношение он имеет к синим китам из «ВКонтакте». Аудиоверсия

Существует типовой список заданий — его (текстом и картинкой) прислали сразу несколько играющих и желающих играть в «Синего кита» пользователей «ВКонтакте», с которыми общался корреспондент «Медузы». Задания связаны с нанесением физического вреда себе («на руке лезвием вырезать f57»), китами («нарисовать кита на листочке») и страхом («целый день смотреть страшные видео»). Для выполнения некоторых заданий игрок должен забраться на крышу высоток. Задания с 30-го по 49-е такие: «Ты каждый день в 4:20 просыпаешься, смотришь видео, слушаешь музыку, и каждый день делаешь по одному порезу на руке, разговариваешь с китом».

Последнее задание — самоубийство. Бывают нетиповые задания, например, некоторым пользователям «кураторы» предлагают перебежать дорогу перед автомобилем и снять это на видео (такой вид развлечения получил среди подростков название «беги или умри»).

Если пользователь решает покинуть игру, «куратор» обещает прийти к нему домой и убить его родителей. Как пишут пользователи имиджборда «Двач», чтобы узнать адрес, «куратор» отправляет пользователю ссылку на сервис, фиксирующий геоданные либо ip-адрес. Один из собеседников «Медузы» (просил не называть своего имени) рассказал, что одноклассник его младшего брата, участвовавший в «Синем ките», не решался покинуть игру именно из-за таких угроз — оба учатся в седьмом классе одной из крымских школ.

«О том, что он играет, узнала сначала классная руководительница, а потом директор. Парень, весь перепуганный, сидел у него в кабинете несколько часов. Затем все-таки рассказал, что не может перестать играть, иначе его родителей убьют», — сказал собеседник «Медузы». Он добавил, что после того, как об игре стало известно, во всей параллели объявили внеочередные родительские собрания; подростка в качестве наказания родители «отправили под домашний арест».

После всплеска интереса к игре со стороны пользователей газеты начали писать (например, вот и вот) о «возвращении „групп смерти“». Первой о существовании «скоординированной сети» сообществ «ВКонтакте», администраторы которых раздают подросткам задания, якобы ведущие к самоубийствам, рассказала в мае 2016 года обозреватель «Новой газеты» Галина Мурсалиева. В тексте утверждалось, что жертвами стали 130 подростков. Нынешняя волна, пишет Мурсалиева, приведет к новым жертвам, а потому «незамедлительно нужно создать специальное подразделение по борьбе со смертельно опасными угрозами детям».

Следственный комитет и МВД обратили внимание на «группы смерти». 17 февраля в Северной Осетии задержали четверых «координаторов „групп смерти“», 14 февраля СК по Московской области возбудил уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства» по факту попытки суицида двух девушек-подростков; по версии следствия, «неустановленные лица через аккаунты в соцсетях оказывали на девочек психологическое давление, давали опасные для здоровья задания».

Версий о происхождении игры — огромное количество. Например, директор «Центра исследований легитимности и политического протеста» Евгений Венедиктов говорит о возможной причастности западных спецслужб, а менеджер по интернет-маркетингу компании «Мегафон» Антон Елизаров убежден, что за созданием групп стоят украинские националисты.

С игрой пытаются бороться социальные сети: «ВКонтакте» блокирует пользователей, оставляющих соответствующие хэштеги; администрация Instagram пообещала обратить внимание на проблему.

Новые посты с хэштегами, связанными с игрой, появляются во «ВКонтакте» каждую минуту, однако многие аккаунты, с которых они написаны, выглядят как фальшивые страницы. У этих аккаунтов практически нет друзей, а все публикации на стене относятся к минувшей неделе. Кроме того, в переписке с корреспондентом «Медузы» многие пользователи прямо подтвердили, что «пишут с фейков», чтобы их реальные имена никто не узнал, а их реальные аккаунты не были забанены.

Кроме того, больше половины пользователей, с которыми связался корреспондент «Медузы», оказались так называемыми «антикитами» или «дельфинами» — подростками, которые пытаются отговорить от гипотетического самоубийства потенциальных игроков с помощью личных сообщений («Я хочу, чтобы ты не делал этого. Подумай о близких. Представь что будет…») или сообщений на стене («Я слышал, ты звал (а) кита? 🐋 / Который в тихий дом тебя ведет 🏡 / Но вспомни маму, и представь ее глаза 👭 / Когда она увидит, что с тобой. 💔»).

Прочие объясняли, что оставили хэштег, связанный с игрой, из любопытства. Два человека (одному из них 25 лет) заявили, что ищут организаторов, поскольку «из-за игры» попытку суицида предприняли их знакомые; впрочем, на просьбу рассказать подробности они не ответили.

Некоторые пользователи, анонимно говорившие с «Медузой», также заявили, что уже слышали об игре — год или два назад, и нынешний всплеск интереса — не первый. Многие отмечали, что «кураторы» — такие же подростки, как и игроки, и пишут они зачастую с фейковых аккаунтов (в русскоязычном «Твиттере» даже развернулся импровизированный флешмоб — пользователи просят «кураторов» прислать задание, а затем начинают их троллить, например, присылая в ответ вырезанных из бумаги (а не на руке) китов; результатами пользователи делятся все под теми же, «игровыми», хештегами). Собеседники «Медузы» допускают, что некоторые игроки верят словам «кураторов» (в том числе, из угрозам), но лишь те, у кого шаткая психика.

«Страшные истории о том, что игра „Синий кит“ подталкивает к самоубийству, представляют собой классическую городскую легенду, при этом существует явление остенсии, при котором человек воплощает в жизнь фольклорный сюжет, например, кто-то, наслушавшись историй про игру „Синий кит“, может создать соответствующий паблик, — говорится в комментарии, который по просьбе „Медузы“ подготовили специалисты исследовательской группы „Мониторинг актуального фольклора“ Института общественных наук при РАНХиГС Александра Архипова, Мария Волкова и Анна Кирзюк. — Историй о чем-то, что угрожает нашим детям, очень много. Например, совсем недавно интернет обошли предупреждения о „наркожвачках“, подкрепленные письмом из департамента образования, содержащим фальшивую ссылку на письмо из МВД. Другие пользователи обмениваются предупреждениями о 18 террористах из ИГИЛ или о „банде педофилов“, коварно заманивающих детей в машину. Во всех таких историях действуют анонимные враждебные силы, злодеи, чьи мотивы никак не рационализируются. Такие истории возникают, потому что речь идет о боязни потери контроля над детьми. Взрослые, погруженные в интернет меньше, чем подростки, воспринимают его как непонятную и опасную реальность».

Ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН, доктор исторических наук Дмитрий Громов также считает, что истории про «Синего кита» — это разновидность легенды. «Эпидемии слухов (в том числе, построенных по типу городских легенд) основываются на фобиях, существующих в обществе. Здесь может подключаться часто встречающийся у подростков интерес к тематике суицида. Но надо понимать, что молодые люди, которые интересуются суицидом, в подавляющем большинстве случаев к нему вовсе не стремятся. Для подросткового сознания это что-то вроде страшилок про Черную Руку или Синие Занавески, такая экстремальная грань, подходя к которой, можно пощекотать себе нервы, а потом обсудить это в кругу сверстников. Для подростков такая деятельность — часть процесса освоения мира», — сказал Громов в разговоре с «Медузой».

По словам Громова, самоубийства подростков (включая тех, которые участвовали в играх, подобных «Синему киту») происходят по другим причинам: «Несколько лет назад была подобная волна — кто-то из депутатов сказал, что есть субкультуры готов и эмо, из-за которых происходят самоубийства, и если мы запретим готов, то суицидов станет меньше (депутаты Госдумы действительно обсуждали такой запрет в 2008 году, хотя этой молодежной культуры в то время уже практически не существовало — прим. „Медузы“). Подростковый суицид — большая социальная проблема, обусловленная множеством факторов; эта проблема существует независимо от игр и мало с ними связана».

В соцсетях появились новые группы смерти

Смертельно опасная игра распространяется по соцсетям со скоростью лесного пожара. Это все больше похоже на новую страшную эпидемию. Эпидемию, которую разносят соцсети…

Что происходит?

В соцсетях ВКонтакте и в Инстаграм (он сейчас становится все популярнее — там писать не нужно, чтобы быть замеченным достаточно выставить забавную картинку, только что сделанную смартфоном, а это ведь проще) в конце января — начале февраля стали появляться картинки с китами, плывущими в океане, и с манящими хештегами «синий кит», «разбуди меня в 4.20», «Я в игре», «Тихий дом». Хештеги — кто не знает — это ссылки, кликнув на которые можно попасть на нужную страничку в соцсети или в определенное сообщество.

Такие хештеги — уже повод серьезно забеспокоиться. Мы-то, взрослые, помним одно из самых громких расследований прошлого года, когда в соцсетях обнаружились так называемые «Группы смерти». Группы, в которых впечатлительных, переживающих не самые легкие тинейдержские времена, подростков провоцировали на самоубийства. Групп таких оказалось довольно много.
Вот такие задания рассылают кураторы участникам.

Была даже версия, что именно администратор одной из таких групп «вел» псковских подростков, которые убежали из дома, а потом застрелились из найденного на даче оружия. Произошло это совсем недавно — в ноябре прошлого года. 15-летние Денис и Катя повздорили с родителями, поехали за город на дачу в поселок Струги Красные. А когда их нашла полиция, стали отстреливаться, одновременно транслируя «прикольную картинку» в ВКонтакте. Прямой эфир — это так захватывающе. И переписывались со знакомыми. А потом… Два выстрела, которые сделал Денис. Сначала в Катю, потом в себя.
Власти пытались своими способами бороться с «Группами смерти». Способов таких немного. Закрывать группы. Ну и отлавливать их администраторов. В прошлом году в десяти регионах России полиция нагрянула в квартиры активных участников «Групп». Обыски были проведены у тех, кто действовал под никами (прозвищами) Филипп Море, Мирон Сетх, Хранитель Истины. Администратор нескольких групп Филипп Лис (настоящая фамилия Будейкин) задержан. Он под стражей до сих пор. Казалось бы, волна интереса к «группам смерти» пошла на убыль. Это одно из свойств виртуальной жизни — тут волны накатывают очень быстро, но и теряют свою популярность столь же стремительно.
Но тут кто-то снова решил подбросить полешек в костер. Теперь организовав «пляски на костях» по-другому, через картинки в Инстаграм, манящие в захватывающую игру. Судя по информации в Интернете, в нее сейчас «играют» подростки России, Казахстана, Киргизии, Украины. Как сообщают корреспонденты «Комсомолки», счет игроков, пытавшихся свести счеты с жизнью, идет уже на десятки. Слава богу, совершенных суицидов, где доказано, что произошли они после провокаций в «игре», пока не зарегистрировано. Но это по официальной информации правоохранителей.
Вчера в Красноярске СК возбудил уголовное дело о попытке доведения до самоубийства через «группы смерти» в соцсети. Юле Ч. 13 лет. Она учится в седьмом классе самой обычной школы. Одноклассники — молодцы! — заметили, что девочка странно себе ведет, а на руке у нее появились раны. И рассказали учителю. Спохватились вовремя: школьница действительно вступила в «игру» и даже выполнила первое задание. Когда взрослые стали изучать соцсеть, выяснилось: в эту же группу вступили еще 33 ребенка этой же учебного заведения. И это в одной небольшой школе в одном городе страны…
Такие хештеги и картинки — уже повод серьезно забеспокоиться.

Как происходит?

Когда ребенок кликает на «игровой» хештег (ссылку), он попадает в одну из групп. Здесь с ним связывается «куратор». Он-то и дает задания, чтобы вроде бы проверить готов ли подросток «поиграть». Но сначала — переписка. «Куратор» выясняет из какой семьи новый участник, какое у него настроение, выведывает информацию, чтобы составить психологических портрет «игрока». Обычно просят прислать еще и геоданные (координаты места, где находится подросток). Ну а потом на него валятся различные задания — проверка на смелость. Например, самое простое: нарисовать на руке шариковой ручкой кита — как знак приверженности группе. Следующим задание может быть приказ порезать себе руки опасным лезвием. Мол, покажи, что не боишься. Ну а затем…
Если подросток упирается, его можно теперь и припугнуть — мол прийдем к тебе домой и тебе хуже будет. Как узнали адрес? Так ребенок же сам передал «куратору» геоданные!
Зачем все это? «Кураторы» так играют!
Руку подросток изрезал лезвием от точилки. Школьная медсестра говорит: порезу неглубокие, для жизни не опасны.

Фальшивые спасители

А теперь самое интересное — нажав на опасный хештег совсем не факт, что подросток попадет в реальную группу смерти. Наш молодой журналист Дарья Лехницкая провела эксперимент на себе. Зарегистрировалась, вступила в группу и таким образом вышла… на девушку, представившуюся «куратором». Но, как оказалось во время переписки, та завела свою группу, чтобы «спасать» детей, отвлекать их от мысли о самоубийстве. Мол, только за сегодня она нашла и «спасла» одиннадцать подростков, запутавшихся в Сети.
Что за спаситель? Обладает ли она нужными знаниями (допустим, что в группу уже приходят дети с некоторыми психологическими проблемами) специалиста по подростковой психологии? Или человек так борется со своими комплексами? В Сети же не знаешь с кем на самом деле общаешься — вместо фотографии любая картинка, вместо имени — ник. И как подействуют такие «душеспасительные» разговоры на подростков — не ясно.
— Я заметила, что эти самые «добровольцы»-спасители через сутки меняют ник, открывают аккаунт и заполняют его своими фоточками, — рассказывает Дарья. — В общем, используя интерес к «игре со смертью» набирают кучу подписчиков. Так я начинаешь сомневаться в искренности поступка.‬
В общем, разные цели у тех, кто опасно «играет» с подростками. Но ясно — «игра» появилась не просто так. Очередная раскрутка «Групп смерти» — чей-то бизнес. Не обязательно приносящий деньги. Рост числа подписчиков — это тоже выгода.
Дети получают задание и сразу начинают опасную игру.

Бойся розового пони?

Если вы думаете, что такие игры рассчитаны только на подростков, завсегдатаев соцсетей, то глубоко и жестоко ошибаетесь.
— Я поставила восьмилетней дочке на планшет развивающую онлайн-игру. Там розовый Пони скачет по полю и дает разные задания, — на днях рассказала мне чуть не плача Зоя — молодая мама, сотрудница одной из компьютерных компаний в Киеве. — Мне и в голову не приходило проверить что за задания девочка выполняет. Ну какая опасность может быть от Пони? А как-то планшет лежал на диване, я посмотрела задания. И испугалась. «Пони» писала дочке примерно следующее: «Ты же хочешь, чтобы Пони тебя любил? Тогда не говори маме, у нас должны быть с тобой свои секреты». Последним сообщением было: «А ты можешь сама залезть на подоконник?» В общем, я вовремя планшет прочла. Конечно, игру сразу стерла. Но мне до сих пор очень страшно. Вы же понимаете — и игрушки для малышей стали опасными!

Кто виноват?

Сначала о тех, кто и зачем устраивает «игры». Психологи составили портрет таких «кураторов». Как и Филипп Лис это социопаты — люди, которые сторонятся реального общения, предпочитают отгородиться от общества. Такие характеры были всегда. Но теперь у них есть возможность компенсировать свои комплексы — социальные сети, где ты можешь быть кем хочешь и реализовывать все свои желания. Не уверен, что цель таких «кураторов» довести ребенка до самоубийства. Но так ведь бодрит возможность манипулировать другим человеком, заставлять его делать то, что тебе хочется, управлять, провоцировать на опасные вещи!

Но есть и оборотная часть этой «медали» — у нас слишком много неприкаянных подростков. Раньше мальчишки-девчонки тусовались во дворах, ходили в спортивные секции и в творческие студии. Сегодня свободное время большинство проводит в обнимку с компьютером или смартфоном. Сидят по домам и беспокоятся только о том, чтобы интернет не пропал.
Есть такой новый термин — миллениалы — дети, родившиеся на переломе ХХ и ХХI века. Многие из них научились пользоваться планшетом раньше чем читать и писать. Они поколение, для которого цифровые технологии — естественная, если не сказать — родная среда. И им проще общаться с виртуальным собеседником, чем с приятелем из соседнего подъезда. Переписка в виртуальном пространстве — это их способ коммуникации с миром. И, понятно, такими ребятами легко манипулировать знатокам психологии общения в Сети.
Когда схлынет волна «игр в суицид» — а она обязательно схлынет — появится что-то иное, такое же увлекательное и щекочущее нервы близостью опасности. Которую (кстати) миллениалы часто и не воспринимают всерьез. Слишком много экранных, нарисованных смертей они видели в играх и по телевизору. Многие подростки искренне думают, что после гибели последует перезагрузка и можно будет снова появится на поле жизни.

Что делать?

Недавно я был на совещании в Совете по правам человека при Президенте России. Обсуждали ситуацию с детской преступностью. И влияние на эти процессы виртуального мира. Один из выводов Следственного комитета, который расследовал историю с «Группами смерти» — закрывать их в социальных сетях неэффективно. Это как борьба с мифической гидрой — отрубишь одну голову, появятся еще три. И чем активнее будут их «прикрывать», тем более популярными они станут: запретный плод сладок, тем более для подростков. И публикации о страшном зле, таящемся в Инстаграме, лишь делают им дополнительную рекламу.
Никто не спорит — выявлять провокаторов в соцсетях, подталкивающих детей на попытки суицидов надо. Да и статья уголовного кодекса у нас по этому поводу есть.
Но спасти своих детей могут только родители, близкие люди, учителя. Общением, вниманием, пониманием.
— Резкая смена настроения, круга общения, имиджа — уже должны насторожить. Если ребенок засиживается допоздна за компьютером — это повод серьезно тревожится, — объясняют детские психологи. — Важно в подростковом возрасте не потерять контакт с ребенком. Он должен знать, что со своими проблемами, своей болью может прийти к маме или папе, а не выплескивать незнакомым людям в Сети.
И еще. В детстве нас учили мамы не открывать дверь незнакомцу, не разговаривать на улице с чужими. Сейчас с детского сада детей надо приучать:
— не общайся в Сети с незнакомцами,
— добавляй в друзья в соцсетях только тех, кто знаешь лично,
— не выкладывай откровенных фотографий, предназначенных только для близких людей,
— не сообщай свои геоданные, отключи службы геолокации в приложениях,
— соблюдай приватность в чатах, помни, что твои сообщения может прочесть чужой человек.
Это и только это правила безопасности в Сети.

Исследовательская работа «Группы смерти» в социальных сетях

СИНИЙ КИТ

С детьми в социальных сетях работают системно и планомерно, шаг за шагом подталкивая к последней черте. Как родителям распознать надвигающуюся беду Всего насчитано130 суицидов детей, случившихся в России с ноября 2015-го по апрель 2016 года, — почти все они были членами одних и тех же групп в интернете. Новые смерти анонсированы там же.

Цель работы: Разобраться в истинных причинах детского суицида как социального явления.

Задачи:

1) проанализировать поведение подростков, склонных к суициду;

2) выяснить, что такое «группы смерти»;

3) разобраться в связи групп «Синий Кит», «Разбуди меня в 4.20», «f 57» и других с подростковыми самоубийствами.

Люди как-то научились справляться с гигантскими свалками радиоактивных отходов, но, переселившись частично в сети интернета, они их завели и здесь. Актуальность проблемы возросла в последнее время в связи с увеличившимся количеством актов суицида среди подростков. Взрослые чаще всего заходят в сеть , не получая излучения, поработают, пообщаются и выходят. Дети пошли за взрослыми и приняли болотные огоньки за свет, сбились с пути. Они на этих свалках дышат. А потом — уходят из жизни.

Свалка эта — огромное сообщество многочисленных групп в социальной сети «ВКонтакте», как закрытых, так и открытых, подталкивающих детей к суициду. Учитывая количество детей, посещавших эти группы и ушедших в итоге из жизни, профессионалы, как это ни кощунственно звучит, в этой области, действительно, есть. Но кто эти люди: духовные уроды, маньяки, сектанты, фашисты?

Это первый вопрос, который возникает сразу. И второй: для чего?

Мы не знаем, какая из официальных версий или причин верна. Все, что мы знаем теперь абсолютно точно, так это то, что с детьми работают взрослые люди — системно, планомерно и четко, шаг за шагом подталкивая их к последней черте. Работают со знанием их пристрастий и увлечений, используя любимую ими лексику и культуру. Работают со знанием психологии, внушая девочкам, что они «толстые», а ребятам, что они — «лузеры» для этого мира. Потому что есть иной мир, и вот там они — «избранные».

Здесь самые «безобидные слоганы» — вот такие: «Лучшие вещи в жизни с буквой «с» — Семья, суббота, секс, суицид». Песни типа: «…мы ушли в открытый космос, в этом мире больше нечего ловить». Вопросы: «сколько унылых будней ты готов еще так просуществовать?» Картинки: рельсы, надвигающийся поезд с надписью «этот мир не для нас». Фото: дети на крышах с надписью «мы дети мертвого поколения»… И самое главное: родители погибших детей просто не замечали никаких изменений.

В «ВКонтакте» групп, в чьих названиях присутствует слово «кит», великое множество. Кроме уже названной «Киты плывут вверх» есть «Космический кит», «Белый кит», «Китовой журнал», «Море китов», «Океан китов», «Летающий кит» и так далее. У этих групп есть свои символы.

В прошлом провели социальное исследование среди учеников средних и старших классов. Специалисты изучили виртуальную жизнь 26 тысяч детей и подростков. В итоге почти 200 из них попали под наблюдение, а 30 школьников специалисты взяли под особый контроль.

В группы риска в основном дети от 11 до 15 лет. В интернет-переписке к ним втираются в доверие, приглашают в закрытые группы. Потом начинается обработка — ребенок выполняет задания и шаг за шагом приближается к трагедии. Виртуальные игры могут закончится реальными травмами. Так, под колеса машины сочинца Саркиса Сметанина бросились двое юношей. К счастью, водитель успел вовремя затормозить.

«Начал у него спрашивать — он улыбается, ничего не говорит. Рядом ребята стояли, я у них начал спрашивать, что да как. Они: ничего, мы просто игрались и побежали. А рядом парень стоял, он его в бок толкнул: молчи, ничего не говори», — рассказал Сметанин.

За последнее время в Краснодарском крае троих подростков спасли от смерти случайные прохожие. Последний такой случай произошел в Сочи. Одна из старшеклассниц на условиях анонимности согласилась рассказать о том, как школьников вовлекают в игры со смертью.

«Их запугивают специально. Маленькие дети, может быть, не хотят в это играть, но им грозят смертью близких, смертью друзей. Рисуют на партах, призывы играть в эту игру», — сообщила она.

О так называемых «группах смерти» в социальных сетях начали говорить несколько лет назад. Ежедневно Роскомнадзор может блокировать до десятка подобных ресурсов, но каждые несколько дней сообщества меняют адреса и названия. В прошлом году правоохранители заявили о повышенной активности «групп смерти» — в сети были распространены 12 тысяч сообщений с призывами к суициду, а родителям приходили на электронные сообщения с целью посеять панику.

Символом данных групп являются киты или бабочки. Они были выбраны не случайно. Кит – одно из немногих животных, которое совершает самоубийство, выбрасываясь на берег. А бабочки, в большинстве своём, живут один день. Появляются записи вроде «Киты выбрасываются на берег от отчаяния» и тому подобное. Этот выбор не случаен, так как концепт китов появлялся в культовых песнях (Наутилус Помпилиус — Дыхание; Lumen – Гореть).

Организаторы и администраторы этих страниц пишут напыщенно-многозначительно-косноязычно. Обращение к школьникам тоже всегда примерно такое: «Эй, кис!» Или еще глумливее: «слушай сюда, школота!», «какие еще есть вопросы, децелы?» Такая вот лексика.

Одновременно на детей оказывалось мощное психологическое давление. Им давали задания разместить на своих страницах песни мрачного мистического содержания, соответствующие стихи или слоганы. В какой-то момент следовало предложение вступить в следующее закрытое сообщество, где тематика становилась предельно откровенной.

Обратим внимание на ряд приемов, которые использовали организаторы таких групп. Под страхом исключения предписывалось не покидать сообщество более чем на 48 часов, таким образом, ночные бдения с 4-20 до 6-00 повторялись ежедневно. (Почему именно с 4-20, дано объяснение ниже). Естественно, ребенок начинал учиться все хуже и тем самым навлекал на себя недовольство учителей и родителей, что еще больше убеждало его в том, что мир враждебен.

Перевод подростка из одной закрытой группы в другую и проведение чатов в ночное время являлся практически полной гарантией того, что родители не смогут проследить, с кем и на какую тему общаются их дети. В частности, мать погибшей девочки Эли замечала: дочь не высыпается. Она проверяла ее через час или через два после засыпания, а также утром, но заставала всякий раз спящей и не понимала, в чем дело.

Условие выкладывать на своей личной странице материалы на тему суицида ставилось тоже неспроста. Любой следователь, заглянув на страницу погибшего подростка, тут же убеждался в том, что покойный был попросту психически нездоров, и винить в его смерти некого, кроме него самого и родителей, которые вовремя не отправили его лечиться.

Согласно полученным от пользователей «ВКонтакте» данным, «Лента» и пользователи ВКонтакте воссоздали хронологию появления загадочных групп в соцсети:

23 ноября 2015 года во «ВКонтакте» и других сайтах появляются шокирующие фотографии бросившейся под поезд школьницы, известной в социальной сети как Рина Паленкова. Непосредственно перед совершением самоубийства девушка делает «селфи» на фоне проезжающего поезда и выкладывает их на страницы с подписью «ня. пока.». Девушкой оказывается 16-летняя студентка колледжа из Уссурийска Рената Камболина, предположительно решившаяся на этот шаг из-за неурядиц в семье и на фоне сложных личных отношений. В интернете распространяются фотографии и мемы с соответствующим чёрным юмором, использующие слова «Рина» и «Ня. пока».

Фото искромсанного тела девочки было выложено в интернет почти мгновенно. Социальные сети взорвались, школьники из групп «с китами» совсем перестали спать по ночам. На ее страницу «ВКонтакте» пришли тысячи детей. Записи: «Рина, ты лучшая! Как жаль, что я тебя не знала, ты мой герой, я тебя люблю, у тебя такие глаза, ты как будто сошла к нам с аниме» — множились и множились

На фоне набирающей популярность волны после гибели Рины пользователи Контакта начинают «расследование» этого случая; в его ходе рождается предположение, что причиной гибели школьницы могли стать психоделические видео из группы «f57», на которую была подписана школьница. Администрация группы, якобы желая повысить её популярность, вероятно, выдумывает историю о таинственной секте, первой жертвой (познавшей её) которой называется Рина.

Одновременно появляется группа «Море китов», вся тематика которой была построена вокруг темы китов — одиноких и печальных животных, неизвестно почему совершающих самоубийства, и активируются старые группы, связанные с так называемыми крипи-квестами и ARG: это, например, «Тихий дом», связанный с нетсталкерской культурой.

Отмечается, что группа «f57» появилась задолго до гибели Рины-Ренаты и размещала на своей странице шок-контент(Это контент , вызывающий в обществе неординарную реакцию, либо содержащий что-то невероятное, настолько шокирующее, что выбивается из общего ряда новостей)

По аналогии с книгой «50 дней до моего самоубийства» подросткам даются задания, очень похожие на квест. Его суть состоит в том, что на протяжении 50 дней участники выполняют задания, которые присылаются им кураторами. Порезать руку лезвием, смотреть весь день страшные фильмы, выйти в беседу в 4.20 утра. Иногда задания были такими: купить рубашку, покрасить волосы, всю ночь слушать одну и ту же депрессивную музыку и т.д. Последним заданием было самоубийство, или, как его называют на сленге этих групп — «выпиливание».

На 8 декабря администраторы анонсируют так называемый «флешмоб самоубийств», списки «жертв» которого вывешиваются в группе.

Крайне любопытным является одно из заданий квеста, дававшегося школьникам администраторами группы. Предлагалось разгадать некий смысл, скрытый в разноцветной карте страны, где некоторые города были выделены жирными точками. Родители, проводившие расследование, пришли к выводу, что именно в этих городах вскоре произошли детские самоубийства.

Часть администраторов теряют интерес к тематике, некоторые группы, как например «Море китов», резко меняют свою направленность с пропаганды суицидов на ровно противоположную (высказываются предположения, что это произошло из-за случаев реальных самоубийств).

После отхода изначальных администраторов групп от темы их место якобы занимают пользователи «Адам Бер», «Филипп Лис» и, по сообщениям ряда СМИ, «Мирон Сетх». Более вероятно, именно они были авторами видео с шок-контентом и не относились к «группам смерти».

Декабрь-январь — ряд организаций (например, «Лига безопасного интернета») предупреждают о росте суицидальных групп в сети, участники некоторых сообществ во «ВКонтакте», возможно, раскрывают личности некоторых администраторов групп, но их деятельность продолжается.

Проблема детского суицида остро стоит во многих регионах страны. Решают ее по-разному. В основном это мониторинг интернет-групп, работа специальных ведомств, в том числе правоохранительных. В Сочи координационной деятельностью занимается Центр информационной поддержки при городском управлении по образованию и науке.

Что в данной ситуации делать? К сожалению, в настоящее время социальные сети — это площадка, где кроме полезной информации, развивающих ум и душу знаний, процветают насилие, пропаганда наркотиков, суицидов, экстремизма, проституции и т.д. При этом ответственность за такие деяния несут только пользователи, а не сама соцсеть.

На практике это приводит к тому, что правоохранительные органы найти, заблокировать все отдельные страницы и привлечь к ответственности их создателей не могут. Блокируют одни — появляются другие, как грибы после дождя. При этом пользовательские жалобы в администрацию соцсети заканчиваются формальными отписками и предложением обратиться по этому поводу в правоохранительные органы. Круг замкнулся!

За соответствием контента действующему законодательству должна следить и сама площадка, предоставляющая пользователям возможности размещения информации. А значит, при выявлении нарушений наказывать должны и администрацию соцсети. Если эта норма будет четко прописана в законодательстве, у соцсетей довольно быстро появятся свои алгоритмы фильтрации и другие необходимые программы. В любом случае без консолидированных усилий государства, правоохранительных органов, общественных организаций и родителей эту проблему не решить.

Причины, по которым дети делают эти суицидальные пробы, сводятся в плоскость конфликта. Это может быть конфликт в семье, со сверстниками или с противоположным полом. Но все они, в первую очередь, все равно упираются в семью, в которой ребенок не нашел ответа на волнующие его вопросы, в которой нарушен нормальный контакт.

При этом родители вполне могут заблуждаться, и считать что у них с ребенком все в порядке. Они полагают, что если ребенок накормлен, одет, обут, у него есть крыша над головой, то этого достаточно. Но благополучие не исчерпывается счетом в банке. В данном случае мы говорим о нематериальном благополучии, о доверительных отношениях.
Ребенок, который уходит в Интернет, находит там того кто поймет и даст совет. А это должны делать родители и школа. Они должны его выдернуть в нормальную реальность из виртуальной. Ребенок должен понимать, что жизнь предполагает трудности. А научить их преодолевать должен родитель и учитель. Потому что в противном случае, он будет искать ответы у создателей таких групп. Они играют с желаниями ребенка, создают ложные представления о добре и зле. Используя понятную ребенку форму игры, вовлекают в его деструктивное поведение. Самая важная задача сейчас для родителей — откинуть внутренние проблемы, ведь на повестке вопрос жизни детей.

Сейчас на уровне Государственной думы рассматривают вопрос об ужесточении наказания за призывы к суициду — человек, который предлагает покончить с жизнью, может провести за решеткой 12 лет.