Гусар Денис

Денис Давыдов. Гусар на все времена

Денис Васильевич Давыдов – одно из немногих имён, которое вызывает радость и чувства добрые даже у тех, кто не читал его стихов и не заглядывал в биографию героя, не говоря уж о «Военных записках». Не меркнет легенда, как будто не утих отзвук сабельного скрежета и звона бокалов.

Достаточно сказать: «Гусар!» – и в памяти оживает образ Дениса Давыдова. Бесшабашного и остроумного офицера, которые способен не только на «кровавый бой» и решительные гулянки, но и на осмысление истории Отечества. Ведь Денис Давыдов – не только солдат, полководец и поэт, но и проницательный теоретик военного искусства.

Андрей Ростоцкий в роли Дениса Давыдова

А какие воспоминания о Суворове он оставил! Вгляделся в великого полководца детскими глазами, на всю жизнь запомнил, а в зрелости постиг гений Суворова, о котором сказал: «Суворов положил руку на сердце русского солдата и изучил его биение». Умел сказать – а, значит, умел додуматься, несмотря на баснословное гусарское легкомыслие.

Легкомысленные, вольнодумные стихи принесли ему – ещё совсем молодому человеку – первую славу. Там прочитывалась и сатира на деспотизм, и воспевание дерзкого ухарства.

В 1812-м Давыдов оказался не только в гуще сражений, но и в центре сложных военно-политических интриг. Он находился подле князя Багратиона, перед которым преклонялся: вот истинный герой, ученик Суворова, несгибаемый солдат, решительный генерал. А в кругу Петра Ивановича Багратиона к военному министру и командующему 1-й армией относились не просто неприязненно. Летом 1812-го Барклай был для них предателем. Считалось, что он – ох, эти злокозненные иностранцы – умышленно уступает дорогу врагу.

Немного воодушевило «русскую партию» Багратиона назначение Кутузова главнокомандующим. Тогда-то и представил Давыдов свой план партизанской войны.

Сначала поделился им с Багратионом. Тот идею одобрил – и настала очередь Кутузова. Михайло Илларионович поступил двусмысленно: благословил Давыдова, но штыков ему дал – всего ничего. 50 гусар и 80 казаков – первый давыдовский летучий отряд. Начинания могло остаться на обочине войны: масштабы не те. Тут-то и проявился талант Давыдова – истинного вожака.

Известно, что вскоре Давыдов попал в плен… к русским крестьянам, которые приняли гусар за французов. Когда недоразумение раскрылось – Давыдову пришлось отпустить бороду и забыть французские словечки. Ему по душе пришлась такая русификация. В одном из первых боёв Давыдов отбивает у французов 200 русских пленных, и 37- французов взял в плен. Освобождённые примыкали к давыдовскому отряду. В согласии с ним действовали и крестьяне.

После Бородинского сражения несколько недель партизаны тревожили Великую армию сильнее, чем регулярные войска. Тут и Кутузов прислал подкрепление. Отряд разросся до тысячи сабель. Наполеон бросил на поимку Давыдова двухтысячный отряд , началась настоящая охота, в которой русские оказались победителями. Ни одной схватки не проиграл Давыдов.

Разумеется, находились оппоненты, считавшие, что Денис Васильевич преувеличил свою роль в партизанском движении. Но почему именно он стал в 1812-м всеобщим героем? Молва подхватила его имя, а лубочные художники растиражировали образ. У самого Вальтера Скотта хранился гравированный портрет Дениса Давыдова из серии портретов русских деятелей 1812 г., которая была выпущена художником Дайтоном, вероятно, вместе с его же портретами Александра I и Платова.

На гравюре Дайтона Денис Давыдов изображен в облике могучего воина, с черной кудрявой бородой и шапкой волос, в меховой шкуре, накинутой на плечи и застегнутой пряжкой у ворота, с шарфом вместо пояса и шашкой в руке. Подпись гласила: «Денис Давыдов. Черный капитан». Давыдов будет польщён чрезвычайно, узнав об этом из переписки с английским классиком.

«Имя мое во всех войнах торчит, как казацкая пика», — говаривал он. Известно, Денис Васильевич не прочь был прихвастнуть, но послужной список его впечатляет. Сражался он не только с наполеоновцами и турками, но и с поляками, персами… Дослужился до высокого чина – умер генерал-лейтенантом. А на литературной ниве – сперва бился с рутинёрами, а после наполеоновских войн – с безоглядными западниками, которые вошли в моду.

В 1830-м запылала вольнолюбивая Польша. Война начиналась с чувствительных щелчков по имперскому самолюбию России. Многим собратьям Давыдова по перу – партизанам вольнолюбивой богемы вроде князя Вяземского – польская война казалась несправедливой, позорной для России.

Душа Давыдова не покрылась коростой антиимперского снобизма. Позором он считал слабость и поражения державы, а стремление к защите интересов России воспринимал как должное. В автобиографии Давыдов напишет хлёстко: «Тяжкий для России 1831 год, близкий родственник 1812, снова вызывает Давыдова на поле брани.

И какое русское сердце, чистое от заразы общемирского гражданства, не забилось сильнее при первом известии о восстании Польши? Низкопоклонная, невежественная шляхта, искони подстрекаемая и руководимая женщинами, господствующими над ее мыслями и делами, осмеливается требовать у России того, что сам Наполеон, предводительствовавший всеми силами Европы, совестился явно требовать, силился исторгнуть – и не мог!».

Началась полоса поражений и полупобед, от которых, по выражению Пушкина, «потирали руки» недруги России. Фельдмаршал Дибич, давний знакомец Давыдова, действовал против поляков так неудачно, что на его смерть Денис Васильевич откликнется чуть ли не злорадно. «Клеймо проклятия горит на его памяти в душе каждого россиянина», – так оценивал Давыдов действия Дибича в кампании 1831-го. Давыдов был назначен в корпус генерала Крейца, командиром отдельного отряда, составленного из Финляндского драгунского и трех казачьих полков. Войска Давыдова займут Владимир-Волынский. «Я поставил здесь все вверх дном и отбил навсегда охоту бунтовать». 28 августа, на берегу Вислы, Давыдов дал последнее в своей жизни сражение.

За польскую кампанию Давыдов будет награждён щедро: орден Анны первой степени, Владимира – второй… В окончательную отставку уйдёт в более, чем достойном чине. Вскоре он напишет записки о польской войне 1831-го – не вполне объективные (хладнокровия Давыдову не хватило), но блистательные. Военную прозу Давыдова будут читать и в ХХII веке, она не ветшает. Многоликий герой был и признанным поэтом на несравненном Парнасе русского литературного Золотого века. В эпицентре лихой гусарской лирики Давыдова – водка, вакхические забавы:

А завтра – черт возьми! – как зюзя натянуся,
На тройке ухарской стрелою полечу;
Проспавшись до Твери, в Твери опять напьюся,
И пьяный в Петербург на пьянство прискачу!

Это написал в 1818-м году заслуженный генерал с седой прядью в чёрных волосах, отец многодетного (десять детей!) семейства. Вовсе не пропойца. Ведь уже очень скоро, в 1819-м году Денис Васильевич раз и навсегда женился на Софье Николаевне Чирковой, генеральской дочке.

Напрасно не самые осведомлённые современники приравнивали реального Давыдова к его неугомонному лирическому герою. Конечно, и Денису Васильевичу случалось участвовать в попойках и романтических похождениях. Но куда прилежнее он штудировал военную литературу, отстаивая суворовскую науку побеждать.

Буяном и гулякой, воспевающим пьянство, Давыдова считали и в кругах, близких к императору. Всякий раз доброжелателям Дениса Васильевича приходилось объяснять почтенным чиновникам, что подлинный Давыдов – человек просвещённый и умеренный в гульбе. Не верили. Слишком убедительно звучали гусарские песни:

Деды! помню вас и я,
Испивающих ковшами
И сидящих вкруг огня
С красно-сизыми носами!

Временами Давыдов снимал маску простодушного усача-гусара. Тогда он включался в войну идей, обличал влиятельных либералов и русофобов (в те годы это слово писали с двумя «с» – «руссофобия»). И сочинил «Современную песню» – остроумный и язвительный приговор либералам, оторвавшимся от почвы. Актуальный во все времена, стоит только заменить кое-какие «приметы времени»:

Всякий маменькин сынок,
Всякий обирала,
Модных бредней дурачок,
Корчит либерала
А глядишь: наш Мирабо
Старого Гаврило
За измятое жабо
Хлещет в ус дав рыло.
А глядишь: наш Лафайет
Брут или Фабриций
Мужиков под пресс кладет
Вместе с свекловицей
И весь размежеван свет
Без войны и драки
И России уже нет,
И в Москве поляки
Но назло врагам она
Все живет и дышит,
И могуча, и грозна,
И здоровьем пышет…

Россия тогда возвышалась, но идеологическая система оказалась шаткой. Это – давний политический, идеологический спор, конца ему не видно. Самое наивное и вредное – считать, что только в России есть прослойка интеллектуалов, презрительно оценивающий прошлое Отечества, его традиции.

Это – один из расхожих соблазнов: сначала ты ставишь себя выше ближних, потом – выше государства с его машинерией, потом – выше культуры, которая «тебя вскормила». Своего рода комплекс «злого сына», а проще говоря – игрища гордыни. И в Англии имеются такие господа, и в Штатах. Страшно, когда они достигают начальственных кабинетов: невозможно рачительно управлять теми (тем), кого (что) презираешь.

Наверное, есть поприща, для которых снобы и нарциссы пришлись бы ко двору. Но трудно с ними. И Давыдов, отбросив рассудительную дипломатию, пришёл в негодование от их «манифеста» — чаадаевского философического письма.Но не только общественные баталии занимали Давыдова в отставные годы. Он понимал, что ярость «кровавого боя» не заменит вечного приглушенного сражения в душе человека:

В ужасах войны кровавой
Я опасности искал,
Я горел бессмертной славой,
Разрушением дышал;
И, в безумстве упоенный
Чадом славы бранных дел,
Посреди грозы военной
Счастие найти хотел!..

Скачет непобедимый гусар по России, по кавказским долинам, по дорогам Германии и Франции. Гусарский дух не затеряется, не сотрётся, а Давыдову удавалось, отбросив классический ментик, показать и мудрость, и нежность.

Денис Давыдов

Поделиться

  • Twitter
  • LinkedIn

Денис Давыдов… Гусар, партизан, герой Отечественной войны 1812 года, поэт… Вот пожалуй и всё, что навскидку может сказать о нём практически каждый из нас. Эти знания получены бо́льшей частью из школьного курса, немного из кинофильмов, и уж совсем редко из книг…

Кстати, спрашивал некоторых своих коллег по работе — вообще не знают кто такой Денис Давыдов.

Несколько вступительных мыслей

Честно признаться, я и сам знал о Денисе Васильевиче Давыдове немногим более того, что написал выше. И просто не понимаю почему идея написать статью о нём преследует меня вот уже несколько дней. С чего бы это вдруг?

Но поскольку отделаться от этой навязчивой идеи я всё-равно не могу, то вот пишу эту статью…

Однако сразу хочу предупредить — хоть материалов и разных источников под рукой достаточно, статья не может являться сколь-нибудь глубоким исследованием жизни, боевого пути и Дениса Васильевича Давыдова. Иначе она была бы очень объёмной, а для многих даже скучной.

Вместо этого я постараюсь коротко пройтись по некоторым интересным эпизодам из жизни этого незаурядного человека. А те, кому информация покажется интересной — без особого труда смогут уже самостоятельно углубиться в тему более детально.

И да, в статье я сделал несколько коротеньких вставок видео… Не поленитесь, посмотрите их. Это действительно песни и стихи Дениса Давыдова. Мне видится, что так его характер и его внутренний мир будет более понятен…

Денис Давыдов, начало военной карьеры

Денис Васильевич родился в 1784 году. Его отец, командир легкоконного полка, служил под командованием Суворова…

Да… Это была эпоха, когда слава Суворова гремела по всей стране. Возможно такое стечение обстоятельств и определило дальнейшую судьбу Дениса Давыдова. Он рано приобщился к военному делу и был отличным наездником.

А вот внешностью своей он очень тяготился.

Маленького роста с маленьким-же курносым носом-пуговкой…

Однажды Суворов, приехавший в гости в имение Давыдовых, посмотрев на девятилетнего Дениса, предрёк: «Этот удалый, будет военным, я не умру, а он уже три сражения выиграет…». На всю жизнь запомнилась Денису эта встреча.

Кавалергард или гусар?

К коням, брат, и ногу в стремя,
Саблю вон и в сечу! — Вот
Пир иной нам Бог даёт,
Пир задорней, удалее,
И шумней, и веселее…
Ну-тка — кивер набекрень,
И ура! — Счастливый день!

Денис Давыдов

Отец Дениса последовал пророчеству великого полководца и в 1801 году определил сына в элитный петербургский кавалергардский полк. Элитные конные гвардейцы свысока посматривали на все остальные рода войск, а уж на тех, кто ростом ниже и подавно.

Позже Денис и сам написал о себе такие слова: «Наконец привязали недоросля нашего к огромному палашу, опустили его в глубокие ботфорты и покрыли святилище поэтического его гения мукою и треугольною шляпою»

Однако обаяние, остроумие и скромность Дениса Давыдова пришлись по-душе офицерам полка и вскоре они считали его совершенно своим.

В 1803 году, будучи уже поручиком, он начал писать стихи… А ещё и язвительные басни, высмеивавшие людей власть предержащих.

Уставши бегать ежедневно
По грязи, по песку, по жесткой мостовой,
Однажды Ноги очень гневно
Разговорились с Головой:
«За что мы у тебя под властию такой,
Что целый век должны тебе одной повиноваться;
Днем, ночью, осенью, весной,
Лишь вздумалось тебе, изволь бежать, таскаться…»

«Молчите, дерзкие,- им Голова сказала,-
Иль силою я вас заставлю замолчать!..
Как смеете вы бунтовать,
Когда природой нам дано повелевать?»


» Коль ты имеешь право управлять,
То мы имеем право спотыкаться,
И можем иногда, споткнувшись,- как же быть,-
Твое величество об камень расшибить».
Смысл этой басни всякий знает…
Но должно — тс! — молчать: дурак — кто всё болтает.

Денис Давыдов. Ноги и голова. Приведено с сокращениями.

С первыми лицами государства такие шутки не проходят — из-за этой сатиры Дениса Давыдова перевели из гвардии в гусарский полк Подольской губернии. Перевели с понижением на два чина — он лишился преимущества, которое имела гвардия перед армейцами.

И всё-таки гусар!

Но Денису понравилось в гусарах! Лихие пирушки, буйные шутки (Эх, мне-бы тоже понравилось…) — теперь именно это он воспевал в своих, так называемых, «зачашных песнях», отказавшись от басен. Кроме того, здесь он познакомился с поручиком Бурцевым, которому посвятил несколько стихотворений и который, кстати, упоминается в повести А.С. Пушкина «Выстрел».

Это кадры из фильма «Эскадрон гусар летучих», в котором роль Дениса Давыдова замечательно сыграл Андрей Ростоцкий…

Однако Денис Давыдов едва не пропустил первую войну с Наполеоном — его гусарский полк не принимал участия в военных действиях. И Денис во что бы то ни стало решил попасть на фронт.

Он ночью проник к главнокомандующему русской армией фельдмаршалу Каменскому и потребовал отправить его на фронт.

Главнокомандующий, маленький, сухонький старичок в ночном колпаке, чуть не умер от страха, когда перед ним появился Денис.

Однако старания лихого гусара пропали даром. Каменский вскоре помутился рассудком. Он вышел к войску в заячьем тулупе, в платке и заявил: «Братцы, спасайтесь кто как может…». Вследствие чего и был снят с должности. Есть версия, что помутнение произошло именно после появления перед ним ночью Дениса Давыдова.

Неизвестно, как бы всё сложилось дальше, но тут в дело вмешалась Госпожа Удача в лице фаворитки государя Марии Антоновны Нарышкиной. Слава дерзкого гусара не оставила её равнодушной и она помогла Денису Давыдову в осуществлении его желания.

Адьютант Багратиона

В 1807 году он был назначен адъютантом к генералу Багратиону… Вот она, оборотная сторона Фортуны — в своё время, в одном из своих стихов, Давыдов высмеял огромный нос Багратиона и теперь немного побаивался встречи с ним…

Багратион-же, завидев Дениса, сказал присутствующим офицерам: «Вот тот, кто потешался над моим носом». На что Давыдов, не растерявшись, ответил, что писал о его носе только из зависти, так как у самого его практически нет. Багратион шутку оценил…

И впоследствии, когда ему докладывали, что неприятель «на носу», переспрашивал: «На чьём носу? Если на моём, то можно ещё отобедать, а если на Денисовом, то по коням!»

С этого момента Денис Давыдов принимает участие в боях с французами. В сражении при Прейсиш-Эйлау (ныне Багратионовск) один бой, по мнению Багратиона, вообще был выигран только благодаря Давыдову. Денис в одиночку бросился на отряд французских улан и те, отвлёкшись на Давыдова, пропустили появление русских гусар…

За этот бой Денис получил орден Святого Владимира IV степени, бурку от Багратиона и трофейную лошадь. Храбрость Дениса Давыдова в кампании 1807 года была отмечена золотым Прейсиш-Эйлауским крестом, орденом святой Анны 2-го класса, золотой саблей с надписью «За храбрость» и прусским орденом «За достоинство».

А в самом конце кампании Давыдову довелось увидеть Наполеона. Мир, заключённый в Тильзите, не одобряли многие, в том числе и Багратион. Сказавшись больным, он послал вместо себя Давыдова.

В дальнейшем, Денис Давыдов воевал вместе с Кульневым в Финляндии против шведов, с Багратионом в Молдавии против турок… Наградой за подвиги были алмазные знаки ордена святой Анны 2-го класса и чин ротмистра.

1812 год

1812 год стоял уже посреди нас, русских, с своим штыком в крови по дуло, с своим ножом в крови по локоть

Денис Давыдов накануне Отечественной войны

По представлению Багратиона 8 апреля 1812 г. Давыдов был произведён в подполковники и назначен командиром 1-го батальона Ахтырского гусарского полка.

С первых дней войны 1812 года Ахтырский гусарский полк, прикрывая отход 2-й Западной армии Багратиона, постоянно находился в соприкосновении с неприятелем. Июнь, июль и август — тяжёлые арьергардные бои, в которых Денис Давыдов участвовал со своими гусарами. А 24 августа, у Колоцкого монастыря, Ахтырские гусары отличились в схватке, которая переросла в ожесточённый многочасовой бой.

Бой ужасный! Нас обдавало градом пуль и картечей, ядра рыли колонны наши по всем направлениям

Денис Давыдов

Затем было сражение у Шевардинского редута…

А вы знали, что деревня Бородино, давшая название знаменитому сражению, это родовое имение Давыдовых? Проданное за долги отцом Дениса, оно впоследствии было им выкуплено…

21 августа 1812 года в виду деревни Бородино, где вырос Давыдов и где уже торопливо разбирали родительский дом на фортификационные укрепления, за пять дней до великого сражения Денис Васильевич и предложил Багратиону идею собственного партизанского отряда.

Ваше сиятельство! Вам известно, что я, оставя место адъютанта вашего, столь лестное для моего самолюбия, вступая в гусарский полк, имел предметом партизанскую службу и по силам лет моих, и по опытности, и, если смею сказать, по отваге моей… Вы мой единственный благодетель; позвольте мне предстать к вам для объяснений моих намерений; если они будут вам угодны, употребите меня по желанию моему и будьте надеждны, что тот, который носит звание адъютанта Багратиона пять лет сряду, тот поддержит честь сию со всею ревностью, какой бедственное положение любезного нашего отечества требует…

Из письма Давыдова Багратиону

И Багратион благословил Давыдова на партизанскую войну, издав приказ о создании летучего партизанского отряда. Отряд состоял из 50 ахтырских гусар и 80 донских казаков, которых Давыдов отбирал лично.

Партизанская война

Сразу же по завершению боя за Шевардинский редут отряд Давыдова отделился от действующей армии и отправился в рейд по тылам французской армии.

Но в первую же ночь он попал в засаду, устроенную крестьянами, и Денис чуть не погиб. Дело в том, что крестьяне не разбирались в деталях военной формы, которая у французов и русских была похожей. А русские офицеры, как правило, говорили по-французски. После этого Давыдов надел мужицкий кафтан и отпустил бороду.

Денис Давыдов — партизан

На захваченной неприятелем территории Давыдов с радостью обнаружил, что крестьяне сами создают отряды ополчения и оказывают сопротивление врагу. Давыдов вооружал их отобранным у врага оружием и нередко действовал совместно с ними.

Активные действия отряда Давыдова вынудили французов направить на его ликвидацию 2 тысячи карателей. Но пока каратели искали отряд, Давыдов разгромил пехотный батальон, захватил артиллерийский парк, освободил из плена 400 русских солдат, из которых 250 включил в свой отряд, и ухитрился даже разгромить провиантский и артиллерийский обозы.

Вот как Денис Давыдов описывал одно из дел:

…На рассвете мы атаковали в виду города неприятельский отряд, прикрывавший транспорт. После стремительной атаки большая часть прикрытия рассыпалась, успех превзошел мое ожидание: 270 рядовых и 6 офицеров сложили оружие, до 100 человек легло на месте. Сей транспорт состоял в новой одежде и обуви на весь 1-й Вестфальский гусарский полк и (по найденной накладной) стоил 17 тысяч франков

Гусары

Успехи Давыдова убедили Кутузова в целесообразности партизанской войны, и он не замедлил дать ей более широкое развитие и постоянно присылал подкрепления. А Наполеон ненавидел Давыдова и приказал при аресте расстрелять его на месте. Ради его поимки выделил один из лучших своих отрядов в две тысячи всадников. Давыдов, у которого было в два раза меньше людей, сумел загнать отряд в ловушку и взять в плен вместе со всеми офицерами.

В октябре отряд Давыдова, увеличившийся до 700 человек, разгромил пехотный батальон, взяв 200 пленных, захватил 41 фуру с продовольствием и транспорт с обмундированием на целый полк, снова атаковал гонявшегося за ним противника, уничтожив около 800 солдат и офицеров и столько же взяв в плен. На ликвидацию отряда Давыдова противник направил крупные силы, но партизаны внезапно атаковали и рассеяли их авангард.

Слава Давыдова гремела и когда он появлялся близ какого-нибудь имения (французы были не везде), это было целым событием для местного общества, особенно для барышень. Ах какой гусар!

Одно из наиболее выдающихся дел Давыдова — дело под Ляховым, где он вместе с партизанскими отрядами А. Н. Сеславина, А. С. Фигнера и В. В. Орлова-Денисова 28 октября (9 ноября) 1812 года взял в плен двухтысячный отряд генерала Ожеро.

3 ноября отряд Давыдова взял в плен трёх генералов, до 900 солдат, четыре орудия и большой обоз. На другой день снова был отбит значительный обоз и захвачено около 500 солдат и офицеров. В Копысе Давыдов разгромил крупное французское кавалерийское депо и направил в тыл до 900 пленных солдат. 14 ноября он овладел Белыничами с их крупным провиантским складом. и, продолжая поиски до Немана, занял Гродно.

Что творилось в душе поэта в минуты после таких боёв? Вот один из эпизодов… Эта песня уже звучала в первом видео этой статьи, но теперь она звучит по-иному.

Странно, но для меня она почему-то всегда так звучит. Я беру гитару и могу исполнить только этот вариант. Действительно странно… Может быть я тоже хандрю?

После ухода партизан, французы опять заняли Гродно, но уже более крупными силами. И в конце ноября М. И. Кутузов приказал Давыдову снова занять Гродно «и очистить окрестности оного более через дружелюбные переговоры, нежели посредством оружия».

Денис Давыдов с успехом выполнил поручение и 9 декабря гарнизон Гродно, состоявший из 4 тысяч солдат и офицеров и 30 орудий, оставил город.

Гусар без любви не гусар

Напрасно думаете вы,
Чтобы гусар, питомец славы,
Любил лишь только бой кровавый
И был отступником любви.

Денис Давыдов

Гусар, поэт… Он конечно-же влюблялся. И даже в этот период жизнь его не состояла из одних только сражений…

Про любовную сторону жизни Дениса Давыдова можно было-бы написать отдельную статью. Множество замечательных стихов Дениса посвящены женщинам. Но я приведу здесь лишь один романс…

Впервые я услышал его в 1980 году, мы, молодые офицеры, собрались по какому-то поводу и один из офицеров взяв гитару, спел этот романс.

Я был просто поражён, тут-же срисовал слова и аккорды… И до сих пор это мой любимый романс.

­Какие прекрасные слова! Сколько в них чувства…

Война не партизанская

­24 декабря 1812 года Денис Давыдов получил повеление соединиться с корпусом Дохтурова, на этом для него партизанская война закончилась.

За кампанию 1812 года Денис Давыдов получил ордена Св. Владимира 3-й степени и Св. Георгия 4-й степени.

8 марта 1813 года Давыдов с 500-ми кавалеристами вышел к стенам Дрездена, который защищал французский генерал Дюрют с пятитысячным отрядом.

Давыдов разложил огромные костры, чтобы ввести неприятеля в заблуждение, и послал требовать сдачи города. После длинных переговоров Дюрют согласился отступить за Эльбу. И 10 марта отряд Давыдова торжественно вошёл в город.

А 13 марта генерал Винценгероде, спешно прибывший в Дрезден, обвинил Давыдова в том, что тот самовольно подошел под Дрезден и осмелился вступить в переговоры, вопреки приказу, строго запрещавшему входить с неприятелем в какие бы то ни было условия и переговоры. Давыдов был отстранён от командования и направлен в главную квартиру русской армии для суда.

Однако при рассмотрении дела Александр I вынес решение в пользу Дениса. «Как бы то ни было, а победителя не судят» — сказал он. Давыдов был назначен командиром Ахтырского гусарского полка.

Командир гусарского полка

­Ахтырский гусарский полк, под командованием Дениса Давыдова, отличался во всех боях, где только участвовал. Это и знаменитая «Битва народов» под Лейпцигом, и бои под Бриеном и Ла-Ротьером…

В сражении под Ла-Ротьером под Давыдовым было убито пять (!) лошадей, но он вместе со своими кавалеристами всё же прорвался сквозь гусар бригады Жакино к французской артиллерийской батарее и, изрубив прислугу, решил исход сражения.

За этот бой Давыдов 20 января 1814 года был произведен в генерал-майоры, но из-за путаницы в рапортах получил этот чин лишь 21 декабря 1815 г.

Сражение при Краоне, 7 марта 1814 года, рассматривается историками как одно из самых кровавых за всю кампанию.

Наполеон, заметив отходящие каре русской пехоты, вывел на передовую линию всю доступную артиллерию, около сотни орудий. Одновременно французская кавалерия пыталась атаковать спускающуюся с плато пехоту. Русские гусары и драгуны отбросили кавалеристов Наполеона, что дало время установить на склонах плато русские батареи в две линии, одна над другой. Когда русская пехота миновала свои орудия, те стали бить с такой интенсивностью, что французы были вынуждены убрать батареи с линии огня. Артиллерийская дуэль, по признанию очевидцев беспрецедентная в кампании, продолжалась 20 минут.

В этом бою все генералы 2-й гусарской дивизии были убиты или ранены, Денис Давыдов двое суток командует дивизией, а потом бригадой, составленной из Ахтырского и Белорусского гусарских полков.

После Отечественной войны

После Отечественной войны 1812 года у Дениса Давыдова начались неприятности. Вначале его отправили командовать драгунской бригадой, которая стояла под Киевом. Как всякий гусар, Денис драгун презирал. Затем ему сообщили, что чин генерал-майора ему присвоен по ошибке, и он полковник. И в довершение всего, полковника Давыдова переводят служить в Орловскую губернию командиром конно-егерской бригады. Это стало последней каплей, так как он должен был лишиться своих гусарских усов, своей гордости. Егерям усы не полагались. Он написал письмо царю, что выполнить приказ не может из-за усов. Денис ждал отставки и опалы, но царь, когда ему докладывали, был в хорошем расположении духа: «Ну что ж! Пусть остаётся гусаром». И назначил Дениса в гусарский полк с возвращением чина генерал-майора.

С 1815 по 1818 годы Денис Давыдов занимает различные высокие военные должности в штабах, но эта служба его угнетает. И в 1820 году его освобождают от всех должностей и, как сейчас говорят, увольняют в запас.

Удалившись от военных дел, Денис Васильевич целиком отдается написанию партизанского дневника «под звуки мирных сельских работ». В этот период он особенно сближается с Пушкиным, Грибоедовым, Одоевским, Кюхельбекером. Крепкая дружба завязывается с Баратынским, Вяземским, Бестужевым…

Портрет Дениса Давыдова стоял на столе у Вальтера Скотта, который глубоко его уважал и вёл с ним переписку…

Наконец, ему предлагают вступить в организацию, которую мы сейчас называем «Декабристы», но Давыдов не поддерживает их политические взгляды и отклоняет предложение.

­В 1826 году Давыдов возвращается в армию и, под командованием генерала Ермолова, сражается сначала на Кавказе, а позже, в 1827 году с успехом действует против персов в русско-персидской войне.

Только смещение «неблагонадёжного» Ермолова А.П. с должности начальника Кавказского корпуса вынуждает его вновь оставить службу и вернуться в Москву.

Но вскоре он опять возвращается в строй — в 1831 году воюет против польских повстанцев. Боевые заслуги Давыдова были оценены на этот раз, как, пожалуй, ни в одну прежнюю войну. Кроме ордена Анны 1-го класса, врученного ему за взятие Владимира-Волынского, он за упорный бой у Будзинского леса получил чин генерал-лейтенанта.
Это была последняя его военная кампания…

Пару слов о личной жизни

О, кто, скажи ты мне, кто ты,
Виновница моей мучительной мечты?
Скажи мне, кто же ты?- Мой ангел ли хранитель
Иль злобный гений-разрушитель
Всех радостей моих?- Не знаю, но я твой!

Денис Давыдов

Денис Давыдов из-за своей внешности не пользовался успехом у женщин. Тут не могли повлиять ни знатность происхождения, а он был из очень знатной семьи, ни личное обаяние и харизма, коими он несомненно обладал.

Нет, повздыхать, закрутить роман с Денисом женщины могли, но вопрос замужества всерьёз не рассматривали.

Первый раз Давыдов влюбился в Аглаю де Грамон. Но она предпочла выйти замуж за высоченного кавалергардского полковника.

Потом он влюбился в юную балерину — Татьяну Иванову. Несмотря на то, что Денис часами стоял под окнами балетного училища, она вышла замуж за своего балетмейстера. Давыдов очень сильно переживал по этому поводу.

В очередной раз Давыдов влюбился в племянницу Раевских — Лизу Злотницкую. Тут вроде бы всё начинало складываться, но непременным условием родителей Лизы было, что Денис исхлопочет у государя казенное имение в аренду (это была форма государственной поддержки лиц небогатых, но отличившихся на службе). Давыдов поехал в Петербург хлопотать. Очень сильно помог В. А. Жуковский, который Давыдова просто обожал. С его помощью достаточно быстро Давыдову было предоставлено «в связи с предстоящей женитьбой» в аренду казённое имение Балты, приносившее шесть тысяч рублей в год.

Но тут он получил новый удар. Пока он хлопотал в Петербурге, Лиза увлеклась князем Петром Голицыным. Князь был картёжник и кутила, к тому же его недавно выгнали из гвардии за какие-то тёмные дела. Но был необычайно красив. Давыдову был дан отказ. Причём Лиза даже не захотела с ним увидеться, передав отказ через отца.

­Давыдов очень тяжело переживал отказ Лизы. Все его друзья принялись спасать его и для этого подстроили ему встречу с дочерью покойного генерала Николая Александровича Чиркова, Софьей.

Друзья наперебой её нахваливали. Миловидна, скромна, рассудительна, добра, начитанна. И он решился. Тем более ему уже было 35 лет. Но свадьба чуть не расстроилась, так как мать невесты узнав про его «зачашные песни» велела отказать Давыдову как пьянице, беспутнику и картёжнику.

Друзья покойного мужа еле её уговорили, объяснив, что генерал Давыдов в карты не играет, пьёт мало — а это только стихи. Ведь он поэт!

­ Всего в браке Дениса и Софьи родилось девять детей.

Но в 1831 году Денис без памяти влюбился в 23-летнюю Евгению Золотарёву. Он был на 27 лет старше её. Несмотря на то, что он очень любил свою семью, ничего не мог с собой поделать. Скрыть тоже не получилось. Этот страстный роман продолжался три года. Потом Евгения вышла замуж за первого попавшегося жениха, а Денис, отпустив возлюбленную в этот раз легко, без мук, вернулся в семью.

Денис Давыдов — завершая рассказ

Не знаю насколько получился у меня рассказ об этом незаурядном человеке — герое войны 1812 года, гусаре, поэте… И было ли всё это вам интересно.

Станете ли вы читать что-то о нём, чтобы узнать подробности его жизни, подвигов и любви — тоже не знаю.

­И пожалуй, завершу рассказ ещё одним фактом из жизни Дениса Давыдова.

Денис Васильевич выступил с предложением о перенесении праха Багратиона П.И. из церкви села Симы Владимирской губернии на Бородинское поле. Хлопоты Давыдова увенчались успехом: было решено захоронить останки героя у подножия главного памятника Бородинского поля, заложенного на батарее Раевского. Командовать почетным конвоем было поручено генерал-лейтенанту в отставке Давыдову. Но он не дожил немногим более трех месяцев до осуществления своей мечты.

22 апреля 1839 года около 7 часов утра на 55-м году жизни Денис Васильевич скоропостижно скончался апоплексическим ударом в своем имении Верхняя Маза Сызранского уезда Симбирской губернии. Прах его был перевезен в Москву и погребен на кладбище Новодевичьего монастыря.

Жена, Софья Николаевна, пережила Дениса более чем на 40 лет. Жуковский на скорбную весть о смерти Давыдова отозвался стихами:

И боец — сын Аполлона,
Мнил он гроб Багратиона
Проводить в Бородино, —
Той награды не дано:
Вмиг Давыдова не стало!
Сколько славных с ним пропало
Боевых преданий нам!
Как в нём друга жаль друзьям!..

Жуковский на смерть Дениса Давыдова

А в нашей памяти пусть он останется вот таким — лихим гусаром и поэтом, чей пылкий нрав не изменили годы.

Просмотров: 1 715

Д. В. Давыдов

Д.В. Давыдов принадлежит древнему дворянскому роду, ведущему свою историю от татарского мурзы Минчака, выехавшего в Москву в начале XV века. Отец, Василий Денисович Давыдов (1747—1808), служил бригадиром (командиром 2х-3х или более полков) под командованием А. В. Суворова, а мать была дочерью харьковского генерал-губернатора Е.Щербинина. Значительная часть детских лет Дениса Давыдова прошла в военной обстановке в Малороссии и на Слобожанщине, где служил его отец.

О детстве будущего героя известно, что сам великий полководец А.В. Суворов, будучи в гостях в имении Давыдовых, заметил Дениса: «этот удалой, будет военным, я не умру, а он уже три сражения выиграет». Эти слова определили будущее мальчика, военная карьера Дениса Давыдова началась в 1801 году. Несмотря на отсутствие природных данных (небольшой рост, унаследованный от отца) он поступает в кавалергарды, где за пару лет продвигается в чинах и обнаруживает в себе поэтический талант, особенно в части написания сатирических басен. В конце концов, за басню «Голова и ноги» в 1803 году Давыдов был разжалован до ротмистра и переведен в гусары в Белорусский гусарский полк в Подольской губернии на Украине. По тем временам это считалось позором для гвардейца, но поэту понравилось такая перемена, в его творчестве стали преобладать «зачашные песни», прославляющие буйные гусарские пирушки, разгул и веселье.

Единственным минусом этой службы была невозможность попасть на фронт в период войн с Наполеоном 1806-1807 годов. Давыдов был готов на всевозможные ухищрения, говорят, что он напугал фельдмаршала М. Ф. Каменского по потери рассудка, пробравшись к тому ночью. При помощи влиятельных покровителей Д.В. Давыдову все-таки удалось попасть на фронт в должности адъютанта генерала П.И. Багратиона.

Денис Васильевич с исключительной храбростью сражался в 1806-1807 с французами в Пруссии, в 1809 со шведами в Финляндии, в 1809-1810 с турками в Молдавии и на Балканах, за что был награжден орденами и знаками отличия.

Самой значимой военной кампанией в его жизни стала война 1812 года. За пять дней до Бородинского сражения он предложил применить партизанские действия против французских транспортов и солдат. Успешно действуя со своим отрядом, он разбивал французские обозы, брал пленных и вооружал отбитым у врага оружием крестьян, создавая из них новые партизанские отряды.

Опыт Давыдова позднее был использован партизанскими отрядами А.Н. Сеславина, А.С. Фигнера и др. Однако первая вылазка Давыдова могла закончиться для него печально – крестьяне окружили отряд и чуть не убили героя. Сам Давыдов в записках “Дневник партизанских действий 1812 г.” объясняет это так: «Сколько раз я спрашивал жителей по заключении между нами мира: ‘Отчего вы полагали нас французами?’ Каждый раз отвечали они мне: ‘Да, вишь, родимый (показывая на гусарский мой ментик), это, бают, на их одежду схожо.’ — ‘Да разве я не русским языком говорю?’. — ‘Да ведь у них всякого сбора люди!’ — Тогда я на опыте узнал, что в народной войне должно не только говорить языком народа, но приноравливаться к нему в его обычаях и в его одежде. Я надел чекмень, стал отпускать бороду и заговорил языком ему понятным».

Войну Денис Васильевич закончил в чине генерал-майора и признанным народным героем. Слава о нем распространилась далеко за пределы России, даже у шотландского поэта и романиста Вальтера Скотта в кабинете был портрет Давыдова.

После войны и возвращения из Европы в Россию у Давыдова начались неприятности на службе и в личной жизни. Он был понижен до звания полковника, едва не лишился своей гордости – знаменитых усов (героя чуть не перевели в егерскую бригаду, а егеря не имели право на гусарские усы). Усы спасло только личное письмо-прошение царю – храбреца вернули в гусарский полк в чине генерал-майора. Примерно в это же время Давыдов пережил несколько разочарований в любви и только в 1819 году женился на дочери покойного генерала Н.Чиркова, Софье Николаевне.

Однако на литературном поприще ему сопутствовал успех. Д.В. Давыдов писал стихи и печатался в лучших журналах и альманахах, стал членом литературного общества «Арзамас» и находился в дружеских отношениях с А.С. Пушкиным, В.А. Жуковским, П.А. Вяземским. Он тесно общался с декабристами, хотя и отказался вступить в их общество, считая, что Россия не доросла до конституции.

Последние годы жизни Д. В. Давыдов провел в имении в селе Верхняя Маза. Здесь он продолжал заниматься творчеством, составлял военно-исторические записки, занимался воспитанием своих 9 детей и домашним хозяйством.

22 апреля 1839 года Денис Васильевич скоропостижно скончался от удара. Похоронен поэт-партизан на Новодевичьем кладбище в Москве.

Давыдовы

Давыдовы

Описание герба Герб потомков мурзы Минчака

В щите, имеющем голубое поле, крестообразно означены сабля, серебряная стрела остроконечием к левым углам обращенная и золотой лук, над коими с правой стороны изображены: серебряная луна и три шестиугольные звезды, с левой стороны золотой крест.

Щит увенчан дворянским шлемом и короной со страусовыми перьями. Намет на щите голубой, подложенный серебром. Герб внесён в Общий гербовник дворянских родов Российской империи, часть 7, 1-е отд., стр. 145.

Том и лист Общего гербовника

VII, 145

Части родословной книги

VI, V, III

Подданство

Великое княжество Московское

Царство Русское

Российская империя

Имения

Каменка, Аксиньино

Давыдовы на Викискладе

Эта статья — о дворянском роде. О носителях фамилии см. Давыдов.

Давыдовы — русские дворянские роды, числом 76.

Давыдовы-Минчаковы

Первый по знатности и положению в обществе род Давыдовых происходит от мурзы Минчака Косаевича, якобы потомка Чингисхана в XIII колене, выехавшего в Москву в начале XV в. и принявшего крещение с именем Семёна. Из числа его потомков Иван Кириллович Давыдов был генерал-поручиком и белгородским губернатором (1773).

Братья Александр и Пётр Львовичи достигли блестящего положения в высшем свете благодаря богатству и связям своей матери — одной из племянниц князя Потёмкина, унаследовавшей среди прочих его владений Каменку в Поднепровье, «тогдашнее rendez-vous польских магнатов и веселий всякого рода» (Смирнова-Россет), где у них в гостях вместе с героическими Раевскими провёл несколько месяцев молодой Пушкин.

Брат их Василий Львович, будучи одним из видных декабристов, был сослан на каторгу. Двоюродный брат его, Денис Васильевич, — известный поэт-партизан. Внук предыдущего Николай Николаевич — сызранский уездный предводитель дворянства, камергер. Юрий Львович состоял Чигиринским уездным предводителем дворянства и директором Киевского отделения Русского музыкального общества.

Владимир Петрович Давыдов, сын Петра Львовича, унаследовал состояние и имя графов Орловых; от него происходят графы Орловы-Давыдовы. Этот род Давыдовых внесён в VI часть родословных книг Калужской, Орловской, Саратовской, Симбирской, Московской и Санкт-Петербургской губерний и в III часть родословной книги Гродненской и Киевской губерний (Гербовник, II, 51).

  • Могилы Давыдовых в Новодевичьем монастыре, у входа в Смоленский собор

  • Резиденция Орловых-Давыдовых около Таллина

Прочие дворянские роды

От потомка Михаила Прушанича Давыда Михайловича Морозова происходит ещё один род Давыдовых (Морозовых).

Третий род Давыдовых — армянского происхождения и ведет начало от Давыда-Бея, владетеля дымакского в 1517 г. Потомок его, Степан Давыдов, выехал в Россию в 1784 г. и был подполковником. Этот род внесен в VI часть родословной книги Московской губ. (Гербовник VII, 162).

Родоначальником четвёртого рода был Никита Васильевич Давыдов, тверской сын боярский (1560). Из этого рода происходил Иван Иванович Давыдов. Род внесен в VI и III части родословной книги Московской и Тверской губерний.

Пятый род Давыдовых происходит от Ивана Никитича Давыдова, новгородского помещика и сына боярского (1583), и внесен в VI часть родословной книги Новгородской и Тамбовской губерний. Тринадцать родов Давыдовых восходят к XVII в.

Остальные роды Давыдовых позднейшего происхождения. Например, Петр Давыдович Давыдов, ум. 3.12.1748, из солдатских детей г. Москвы, лейб-кампании гренадер, возведен в потомственное дворянское достоинство Российской Империи 31.12.1741.

Князья Багратион-Давыдовы

Основная статья: Багратион-Давыдовы

Багратиони-Давитишвили (Давыдовы) — русский княжеский род, происходящий от царя кахетинского Александра I (умер в 1511 г.).

Литература

Примечания

  1. Н.Булычов. Калужская губерния. Список дворян, внесенных в дворянскую родословную книгу по 1-е октября 1908 года и перечень лиц, занимавших должности по выборам дворянства с 1785 года. — Калуга: Типо-Литография Губернского Правления, 1908. — С. 176. — 444 с.
  2. Московское дворянство. Алфавитный список дворянских родов с кратким указанием важнейших документов, находящихся в родословных делах Архива Московского Дворянского Депутатского Собрания. — Москва: Тип. Л.В. Пожидаевой, 1910. — С. 319. — 614 с.