Храм на ходынском поле

moscow_walks

В октябре 2017 года был освящён храм преподобного Сергия Радонежского. В нём разместились и воскресная школа, и культурно-просветительский центр, здесь сложился народный хор, работают кружки и секции. Хотя с трёх сторон раскинулась индустриальная зона авиационных предприятий и спортивные объекты ЦСКА, а жилые кварталы находятся на некотором отдалении, прихожан много и люди готовы издалека приходить в храм, чтобы послушать настоятеля протоиерея Василия Биксея.


В 2014 году на этом месте открылся деревянный храм-часовня Архангела Гавриила в память героев-авиаторов, а каменный храм преподобного Сергия Радонежского вырос по соседству. Обе постройки молодые, но имеют непосредственное отношение к истории Москвы. В XIX веке на Ходынке разбивали летний лагерь гренадеры, драгуны, казаки, артиллеристы (зимой они квартировали в московских казармах) и походный храм не мог вместить верующих воинов.
В 1893 году на Ходынском поле была построена и освящёна Сергиевская церковь, рубленная из сосновых балок. Достопочтенные граждане подарили храму иконы, предметы утвари и даже башенные часы. В 1917 году полковой храм закрыли, дабы религия не отвлекала красноармейцев от борьбы за идеалы мировой революции, а через четыре года произошло разорение изящных интерьеров. В здании предлагалось разместить читальню и партийный лекторий, но вскоре его вовсе разобрали. Находилась церковь возле берёзовой рощи на западной окраине Ходынки. Примерно на этом месте построен жилой дом № 17 по Ходынскому бульвару.

Церковь преподобного Сергия на Ходынском поле. 1895-1901 гг.: https://pastvu.com/p/586927

Аэродром. 1989 год: https://pastvu.com/p/11538 Вдоль бетонки, где стоят самолёты, построят торговый центр «Авиапарк», а современный храм преподобного Сергия Радонежского возведут по проекту архитектора Сергея Кузнецова (фотограф как раз пролетает над этим местом).
В ХХ веке казаков и гренадеров на Ходынке сменили авиаторы, с 1910 года территория передана Московскому обществу воздухоплавателей, построены ангары и мастерские. В 1920 году здесь создаётся научно-опытный аэродром Военно-Воздушных Сил.

Центральный аэродром. 1923-1930 гг.: https://pastvu.com/p/560664 Под шасси этих аэропланов на снимке сейчас ледовая площадка арены «Мегаспорт».
На аэродроме лётчики-испытатели поднимали в воздух новые образцы самолётов, зачастую рискуя жизнью. Около ста пилотов в разные годы погибло на Ходынском поле и только в память о Валерии Чкалове установлен мемориальный камень. В 1996 году ветераны-авиаторы обратились в Московскую Патриархию и к городским властям с просьбой увековечить память своих товарищей. Дело двигалось неспешно и лишь в 2003 году одобрен эскиз работы архитектора Е.Серова, утверждено место строительства, а построили часовню совсем недавно.
В советские годы новых храмов практически не возводили, некоторые традиции храмовой архитектуры были утрачены. Но, как выясняется, каких-то особых приёмов нет: архитектор знает и проектирует пространство функции, работая в содружестве с заказчиком и прислушиваясь к его советам, если они не противоречат эстетическим принципам. А что касается храмов, то достаточно быть человеком православным, по субботам и воскресеньям ходить в церковь, понимать жизнь прихода, знать, как проводятся службы.

Так профессор МАРХИ Сергей Кузнецов, строивший жилые здания и учебные заведения, стал проектировать храмы, их уже четырнадцать в его послужном списке. В Москве он восстанавливал Благовещенский храм в Петровском парке, а по программе строительства 200 новых храмов работал над деревянной церковью в Марьино и ещё не построенным в окрестностях станции метро «Каховская» храмом.
На новую работу его вдохновил собор Сан Марко в Венеции, точнее, планировка собора. Богослужения ведь не всегда проходили в специально построенных для религиозных таинств зданиях, в Византии под храмы приспосабливали базилики, просторные административные постройки с коридорами-нефами. Подобную схему стали использовать и в храмовой архитектуре. Так и на Ходынском поле мы можем видеть храм с этой особенностью — базиликальным расположением пяти куполов одного диаметра. Три купола словно ведут нас от притвора к причастию.


В одном объёме удалось объединить храм на тысячу человек и воскресную школу, все служебные помещения. В старину таких храмов не строили, просто плотность населения была другая. Белый цвет — дань русским традициям, когда храмы строили из белого камня, сейчас при строительстве использовался кирпич и железобетон. Часть интерьеров так и останется белоснежной, а часть распишут фресками. Господь послал мастеров-каменщиков, которые хоть и впервые работали на строительстве храма и трижды перекладывали арку, держащую лестницу, но в итоге всё сделали идеально по замыслу Кузнецова. А колокола отлиты в городе Тутаеве, это современное литейное производство, но с использованием некоторых традиционных технологий.
Отец Василий, настоятель: «Я увидел подход трепетного христианского отношения, при котором не теряется естественность, где есть не гладь европейская, а русская душа — где-то резкая, где-то добрая, где-то принципиальная. И когда подъезжаешь на Ходынку, кажется, что этот храм здесь стоит лет триста».
Больше городских новостей в моём блоге на ЯМОСКВЕ

Tags: Москва, новости

Храм на Ходынке, которого могло не быть

Осенью 2017 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил чин великого освящения храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле в Москве и наградил настоятеля храма протоиерея Василия Биксея очередными и внеочередными наградами «за внимание к особым трудам и достойное преодоление многих скорбей и бед на этом славном пути».

Красивый и величественный храмовый комплекс вырос на Ходынском поле буквально за два года, но не все знают, что этому радостному событию предшествовала почти десятилетняя бюрократическая борьба, митинги, протесты и попытки убедить всех, что храм на Ходынском поле никому не нужен.

О скорбях и бедах, которые возникали при строительстве храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле, а также о том, каким должен быть современный храм, мы говорим с настоятелем отцом Василием Биксеем.

Храм Преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле

Храм как часть жизни

О ходынском приходе я узнала от одной из его постоянных прихожанок. Я до сих пор помню, с каким чувством она сказала тогда: «Знаешь, этот приход стал частью моей жизни. Я и не представляю уже, что раньше ходила в другие храмы».

Действительно, храмовый комплекс на Ходынке стал и для меня настоящим открытием. Здесь царила какая-то особенная атмосфера духовной сплоченности, уюта и тепла, которую невозможно не заметить.

После воскресного богослужения тут никто не спешит расходиться по домам. Все вместе — священнослужители и прихожане — собираются за большими столами в трапезной, где сам настоятель стоит на раздаче плова или печет блины.

Пока взрослые ведут беседы, дети быстро кушают и разбегаются по кружкам. Помимо традиционной воскресной школы тут можно найти увлечения на любой вкус. Есть здесь и курсы иностранных языков, и театральная студия, и спортивные секции; также при желании можно освоить музыкальные инструменты и научиться петь в профессиональном хоре, и еще очень много всего.

Протоиерей Василий Биксей

Чего стоит, например, игровая комната, где родители могут оставить ребенка на время богослужения или посидеть вместе с ним, чтобы вернуться уже ко Причастию или полиелею.

Если погода позволяет, прихожане собираются на улице. При храмовом комплексе большая благоустроенная территория, где можно и пикник устроить, и в футбол поиграть. Нередко здесь можно увидеть, как сам отец настоятель, сняв подрясник, гоняет с прихожанами мяч.

И вот когда смотришь на всю эту идиллию, видишь радостные счастливые лица взрослых и детей, то и представить сложно, что всего этого могло и не быть. И не так уж и давно было собрано тысячи подписей против строительства храма на Ходынском поле.

— Отец Василий, как же вам удалось создать не просто храм, а настоящий уютный дом для прихожан? Кажется, что я еще нигде не видела такой сплоченности.

— Ну, это совсем не моя заслуга, а людей, которых сплотили трудности. Практически каждый из наших прихожан отстаивал этот храм своей четкой позицией. Это люди, которые вложили сюда свои молитвы и свои средства. И естественно, что сейчас они чувствуют себя частью этого прихода. Вот только бы нам теперь сохранить все это.

С инициативой построить храм и часовню на Ходынке выступили еще в 2000-м семьи и потомки авиаторов

— То есть эти люди — местные жители Ходынки, которые хотели, чтобы здесь был построен храм?

— Когда возникла идея строительства храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле и храма-часовни во имя архангела Гавриила в честь погибших авиаторов, такой Ходынки, какую мы видим сейчас, не было. Все эти дома начинали строиться в 2006 году, а идея строительства храма и часовни возникла в 2000-м! Поэтому первыми людьми, которые двигали эту идею, прежде всего были потомки авиаторов.

Как вы, наверное, знаете, в прошлом здесь располагался Центральный аэродром им. Фрунзе, на котором в разные годы погибло более 100 человек летчиков-испытателей, в том числе и народный герой Валерий Чкалов. Однако их память никак не была увековечена.

Летчики-ветераны и их родственники выступили с инициативой возведения на Ходынском поле храма-часовни в память о своих погибших близких. В 1999 году по благословению Патриарха Алексия была создана община храма-часовни во имя архангела Гавриила.

А в 2000 году была зарегистрирована еще одна община — по воссозданию храма во имя преподобного Сергия Радонежского.

Остро же вопрос об отстаивании строительства храма именно жителями встал в 2012- 2013 годах, когда здесь образовался новый район.

— Вы сказали, что изначально было две общины, которые хотели здесь храм…

— Да, две небольшие общины. Храм и храм-часовню первоначально планировалось возвести в разных концах Ходынки, но впоследствии правительством было принято решение разместить их на одном участке. Храм и храм-часовня лаконично вписывались в проектируемый парк «Исторические ландшафты Москвы». Чтобы не строить два полноценных храма и не дублировать хозяйственные постройки, общины объединились и начали разрабатывать единый храмовый комплекс, что позволяло минимизировать площадь застройки и увеличить зеленую территорию.

Но вот только начать строить здесь было невозможно, так как земля была под судебной тяжбой между Министерством обороны и Правительством Москвы.

Люди безуспешно писали обращения и ходатайства, но получали ответ, что пока нужно подождать.

Постепенно дело было предано забвению. Общины одна и другая приходили сюда все реже и реже… ну, поплакали, помолились один или два раз в год, и на этом все.

Мы решили: будем молиться. Поставили крест на пустыре и стали каждое воскресенье служить Литургию

— А когда состоялось ваше знакомство с общинами?

— В 2012 году указом Святейшего Патриарха я был назначен настоятелем храма преподобного Сергия Радонежского. Тогда я и познакомился с представителями общин, и все вместе мы стали потихонечку разбираться с документами. И действительно, оказалось так, что храм Сергия Радонежского и храм-часовня находятся на смежных участках, есть акт резервирования земли и есть акт разрешенного использования, но на этом все.

Соответственно эту землю нам никто подтвердить не мог, и эту землю никто и забрать у нас не мог, но ведь и делать ничего мы здесь не могли. Тогда мы решили, что будем молиться.

— Где же вы молились, ведь здесь ничего не было, просто поле?

— Да, здесь был просто пустырь, люди с собаками гуляли. А мы поставили в том месте, где предполагалось строительство храма, крест и стали там каждое воскресенье служить Литургию.

За парк или против храма?

— Вот только в это время аппетиты вокруг Ходынского поля стали нарастать. Появился самый большой торговый центр, строились все новые и новые жилые комплексы, наметилось строительство метро, а над станцией метро было запланировано возвевдение еще одного огромного торгового комплекса.

Видимо, поэтому наша первая служба на Ходынском поле вызвала крайне негативную реакцию. Неожиданно люди стали выходить в «защиту своих прав», начались митинги против застройки Ходынского поля.

— То есть эти люди были против строительства храма?

— Нет, я не могу так говорить! Большинство из них не были против храма… Скорее всего они просто отстаивали свое право на то, чтобы рядом с их домом не было никаких строек. Они отстаивали свой кусочек земли под парк. Мне кажется, они просто искренне хотели защитить свою территорию. Но в то же время, да, действительно, среди них появлялись и решительно настроенные люди, которые стали выступать конкретно против строительства храма. Почему так случилось, мне непонятно. Еще как-то объяснимо, когда храм был в рамках парка и люди выступали за парк без храма. Но ведь через какое-то время мы отступили и стали строить за территорией парка. Но и тогда эти же люди выступили против, на этот раз уже просто против строительства нашего храма.

— Люди выходили на митинги?

— О, митингов здесь было очень много. Были митинги за парк, митинги против строительства стадиона ЦСК… Только знаете, это были митинги не созидательные, а разрушительные, на которых людей часто вводили в заблуждение. Например, говорили всем, что храм будет занимать 4 гектара земли, хотя на самом деле под него было выделено только 1,2 гектара. Происходили какие-то абсурдные трения, вплоть до того что подделывались подписи.

Например, просили подписаться за строительство парка, но в итоге оказывалось, что все подписывались против храма. Все внимание было на этом храме и парке, а в это время Ходынка спокойно застраивалась и проекты парка постоянно переделывались, в результате чего территория, выделенная под парк, постепенно уменьшалась.

Стройте хоть сейчас!

— Отец Василий, а вас не пугала вся эта нескончаемая борьба?

— Нет. Пока шла вся эта борьба, мы молились под открытым небом и служили Литургию каждое воскресенье. Люди все больше и больше сплачивались, приносили из дома самовары, выпечку. Все вместе мы старались как-то облагораживать и озеленять наш пустырь. Иногда людям реально приходилось вести дежурства у молельного креста, с которым что только ни пытались сделать.

Крест поджигали, пытались распилить… Но мы продолжали молиться

— Что же, например?

— И поджигали, и распилить пытались, и поливали какими-то пахучими жидкостями. Но мы продолжали спокойно молиться.

И вот в 2014 году, когда уже действительно было понятно, что перспектива появления парка и предполагаемого в нем храмового комплекса очень туманная, нам предложили выделить участок на взлетной полосе. У нас сразу возник вопрос о том, когда нам приступать к строительству. И нам ответили: «Да хоть сейчас! Оформляйте документацию и начинайте строить».

— Как же так быстро все перевернулось в пользу храма?

— Когда люди узнали, что они подписались «за парк», а в итоге их подписи преобразовывались в подписи против храма, они были возмущены! Они сказали: «Как это так?! Мы никогда не были против храма, мы очень хотим, чтобы здесь был храм!»

И был организован новый сбор подписей, и около 8 тысяч человек подписались за строительство храма на Ходынском поле, притом неважно, где он будет: в парке или нет.

— Получается, тех, кто был за храм, оказалось гораздо больше?

— Конечно. И всем стало понятно, что надо слушать именно этих людей, а не тех, кто обманными путями наводят непонятную суету и страх.

Как только нам разрешили строить, мы сразу очень быстро поставили храм-часовню во имя архангела Гавриила в память погибших авиаторов. В октябре 2014 года мы служили там первую Литургию, а уже через год, в мае 2015-го, началось строительство храма во имя преподобного Сергия Радонежского.

«Любви настоящей не может быть без храма»

— А нужен ли был здесь храм?

— Я-то, конечно, как священнослужитель верю в то, что человеку храм нужен — всегда и везде, нужен гораздо больше, чем торговые центры и все остальное.

Ведь вне храма не может быть ничего настоящего, а только обманчивое и фальшивое. Любви настоящей не может быть вне храма, настоящей женственности не может быть вне храма. Ведь что это за любовь, если человек через два года говорит, что «разлюбил», ушел из семьи, да еще и детей бросил!

Храм через слово Божие исправляет всю мирскую кривизну!

Человек, который хоть иногда ходит в храм, постепенно выравнивает свою жизнь под то, что слышит в храме. Храм через слово Божие исправляет всю мирскую кривизну.

Хотя знаете, сколько раз меня пытались убедить в обратном! Большую часть своей жизни я провожу в храме и общаюсь со многими жителями района, не только с прихожанами. И много раз одни и те же люди говорили мне: «Батюшка, да бросьте вы это! Мы вас уверяем: храм здесь никому не нужен!»

И это были в основном те люди, которые стояли у истоков протестных движений — будь то против строительства ЦСК или против торговых комплексов.

— Как они аргументировали свою позицию?

— Знаете, всегда особенно начинают возмущаться и «описывать» церковную жизнь те люди, которые к Церкви не имеют никакого отношения. Они обычно находят тысячу аргументов. Они всем и говорили: «Вот увидите, что будет! Построят они тут храм, а при храме будет гостиница, а тут у них будет хозяйство для священника, а здесь они сделают ферму, а на ферме будут животные… И потом каждый день начнутся похоронные вереницы с катафалками. А в довершение всего каждое утро в 6 часов вас будут будить колокола! Это же просто кошмар!» Конечно, кому всего этого захочется?! (Смеется.) Таким образом нецерковных людей очень легко ввести в заблуждение.

Очень часто у людей возникают подозрения, что храмы строятся на бюджетные средства, которые могли бы пойти на строительство школ и больниц, но это не так.

И я хотел бы сейчас подчеркнуть: все храмы строятся на пожертвования добрых людей, которые хотят молиться и своих детей водить в храм.

— Радует, что верующих людей оказалось большинство.

— Тех, кто говорил и убеждал меня в том, что храм здесь не нужен, было человек 10-15.
Зато с 2014 года в нашем храмовом комплексе было крещено 700 человек! Это, может быть, и немного, но если храм «никому не нужен», то как объяснить, что 700 человек уже крещены в этом храме?! А это ведь больше тысячи человек родителей и крестных, бабушек и дедушек. А меня убеждали, что храм здесь не нужен!

Занятия с детьми

— А сейчас сколько раз в неделю служится Литургия?

— Литургия у нас каждый день, всегда есть причастники. А в воскресные и праздничные богослужения наш храм забит битком.

— Отец Василий, насколько я знаю, вы еще и многодетный отец — у вас 6 красивых дочек. Вы с семьей живете где-то поблизости?

— Нет, мы живем в Сергиевом Посаде, и я каждый день сюда приезжаю. Правда, конечно, когда много дел, мне приходится здесь оставаться. Благо что здесь есть такая возможность. Только вот никаких «покоев настоятеля» у нас нет. (Улыбается.) Все только для людей. 14 классов для просветительской деятельности, в которых сейчас занимается около 70 детишек, трапезная на 100 человек, для того чтобы прихожане могли собираться и чувствовать себя здесь как дома.

— Мне очень понравилась ваша традиция собираться всем вместе в трапезной после воскресной службы. Это ваша инициатива?

— Трапеза после Литургии — это нормально, это продолжение Литургии и хорошая традиция, но в рамках проектов современных храмов ее сложно осуществить. Даже наш приход ограничен размером трапезной, мы пока не можем вместить больше 100 человек. Инициатива же собраться часто исходит от самих прихожан — например, когда у человека день рождения, ему хочется всех угостить, и он привозит рыбу и сам готовит уху.

— Какими должны быть современные храмы?

— Храм должен быть традиционным, но в то же время большим, многофункциональным и комфортным. Чтобы нам не нужно было отдавать детей в какие-то коммерческие кружки. По крайней мере здесь ты знаешь, что все объединены верой и точно никто не будет материться и учить ребеночка чему-то плохому.

А еще пребывание в храме должно быть комфортным, современный человек не должен чувствовать себя в храме чужим.

Самый главный в храме — Бог, потом — человек, пришедший к Богу, а священник только служитель — Богу и людям

То есть, с одной стороны, нужно соблюдать канонические традиции строительства, а с другой — надо учитывать современные потребности. Например, мы не увидим в древности храма с гардеробом. А сейчас это стало необходимостью. Раньше храмы были холодные, а сейчас теплые. В зимнее время стоять на богослужении 2-2,5 часа в шубе очень тяжело. Для прихожан с детьми в храмах будет не лишней детская комната, где ребеночка можно перепеленать, а если ему тяжело выстоять всю Литургию, то можно дать ему немного отдохнуть. Также в храмах должны думать об условиях безопасности, о доступности для маломобильных слоев населения, чтобы люди с ограниченными возможностями тоже могли комфортно ходить в храм.

Нужно всегда помнить, что самый главный в храме — Бог, а потом — тот человек, который пришел к Богу, в то время как священник — служитель Богу и тем людям, которые идут к Богу. Храм должен быть территорией райского уголочка.

Прихожане как часть храма

О. Василий с прихожанами храма

Я вышла от отца Василия с полными пакетами вкусных ароматных свежеиспеченных пирожков и подумала, что храм чем-то неуловимо похож на своего настоятеля. Насколько отец Василий открытый, неунывающий, гостеприимный, все всегда успевает — и по делам храма, и в футбол с прихожанами поиграть, и шесть дочек воспитывать. Настолько и храм у него получился — многофункциональный.

Отец Василий настоятельно рекомендовал мне хоть немного поговорить с прихожанами храмового комплекса на Ходынке: «Понимаете, без них это интервью о нашем храме не будет полным! Они же часть этого храма!»

И вот воскресным днем мы встретились с прихожанами Ходынского храма за большим столом в просторной уютной трапезной. Они с радостью стали делиться воспоминаниями о том, как молились на улице, как приходилось охранять молельный крест, с которым «что только ни делали». Некоторые отметили, что именно с Ходынского прихода началось их настоящее воцерковление. Дети наперебой рассказывали, как им нравится посещать занятия, а особенно — хоровую студию, ведь многие из них поют во время Литургии. Родители же довольны тем, что дети при деле, а в храме у них появились настоящие друзья. И те и другие часто ездят поздравлять с праздниками воспитанников детских домов и старичков из домов престарелых. А еще при храме есть пункт помощи нуждающимся людям. В Неделю жен-мироносиц священники и прихожане раздали тысячи цветов жительницам Ходынки.

Но главное, почти все прихожане говорили о том, что храм давно стал для них не только храмом, но и частью их жизни.

С настоятелем храма
преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле
протоиереем Василием Биксеем
беседовала Лолита Наранович

Православие.Ru

Храм на Ходынском поле

Скачать эту статью

Величественно возвышается храм на Ходынском поле. Когда – то это был простой богослужебный шатер с походным алтарем и столбиком для колоколов.

Сюда приходили рядовые и офицеры летнего лагеря московского гарнизона, чтобы молитвой и верой принимать участие в Литургии. Сегодня храм является главным военной святыней Москвы с более чем полуторатысячным приходом.

Храм преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле

Храмовый комплекс на Ходынке объединяет в себе храм – часовню Архангела Гавриила и храм преподобного Сергия Радонежского.

Так сложилось исторически, что в одном месте увековечена память о погибших на Ходынском поле авиаторах и воздвигнут главный военный храм Москвы.

Храмовый комплекс на Ходынке

Под куполами храма уютно разместились и воскресная детская школа и культурно – просветительский центр. Для прихожан организован хор, а так же различные спортивные секции и кружки прикладного мастерства.

Хочется отметить, что настоятель храма, протоиерей Василий, большой любитель футбола, и сам не прочь погонять мяч на досуге.

В культурно – просветительском центре храмового комплекса проводятся музыкальные вечера, прикладные мастер – классы, творческие встречи.

Летом 2018 года на территории храма открылся склад волонтерского движения «Счастье». Волонтеры и неравнодушные люди оказывают вещевую предметную помощь нуждающимся.

В здании есть актовый зал, мастерские, трапезная, ризница, игровая комната.

Настоятель храмового комплекса на Ходынке протоиерей Василий Биксей возглавляет Божественную Литургию

История создания и возведения храма начинается в 19 веке

Потребность в возведении церкви возникла, когда численность московского военного гарнизона, расположившего свой лагерь на Ходынском поле, начала активно прирастать. Шатер, в котором проводились литургии для солдат, уже не помещал всех желающих.

1893 год возведения Храма на Ходынском поле

Однако ключевую роль в решении построить церковь сыграл случай.

В 1891 году сын государя Николай Романов путешествовал по Японии. В одном из городов на него было совершено покушение. Николай Александрович остался жив чудом. Именно после этого случая, командованием московского гарнизона было принято окончательное решение о возведении храма преподобного Сергия Радонежского.

Храм на Ходынском поле был возведен в 1893 году. Окончание строительства совпало с пятисотой годовщиной со дня смерти игумена земли Русской преподобного Сергия Радонежского.

Автором проекта стал Иван Хородинов, московский архитектор.

Церковь построили на пожертвования прихожан. Всего на строительство было потрачено около шестидесяти тысяч царских рублей.

Это был неотапливаемый сруб из сосновых бревен, выстроенный на краю Ходынского поля. На зиму, для обогрева, в него заносили печь. Достопочтенные граждане дарили приходу иконы и предметы утвари.

Храм преподобного Сергия Радонежского стал главным военным собором того времени.

Москва – лагерный храм преподобного Сергия Радонежского 1890 год

Преподобный Сергий — праведный пример для солдат

Преподобный Сергий был призван Господом на русскую землю в тяжелое время, когда пришло на Русь татаро – монгольское иго и принесло много горя. Неминуемая погибель грозила Руси.

8 октября день святого преподобного Сергия, игумена Радонежского

Пришел Преподобный Сергий, чтобы укрепить и поднять нравственные силы русского народа, подать светлый пример благочестивой жизни и добросовестного труда.

Именно эти качества были призваны поддержать дух солдат московского гарнизона и подать праведный пример. Поэтому было решено, что храм на Ходынском поле будет возведен в честь преподобного Сергия Радонежского.

Святой преподобный Сергий Радонежский

Храм снесли в советское время

В 1910 году на Ходынском поле заложили аэродром, построили ангары и мастерские. Здесь проводились испытания первых самолетов. Летчики поднимали в воздух новые модели самолетов, рискуя при этом жизнью. Перед полетом они заходили в храм за благословением.

Ходынское поле 1918 год

Больше сотни авиаторов погибли во время испытаний.

С приходом к власти большевиков, храм на Ходынском поле был закрыт. В здании планировалось поместить читальню или партийный лекторий. Но в итоге его просто разобрали на дрова.

В Великую Отечественную войну с аэродрома на Ходынке взлетали наши самолеты. В годы советской власти здесь продолжали проводиться испытания. В числе погибших испытателей был и Герой Советского Союза Валерий Чкалов.

К сожалению, за столь долгое время, память о погибших пилотах, так и не была увековечена.

Возрождение храма началось в 1996 году

В период с 1996 по 2000 годы в Москве создается община храма – часовни Архангела Гавриила во имя увековечивания памяти погибших испытателей и приход храма Преподобного Сергия Радонежского, молящийся о восстановлении главного военного собора.

В 2012 году, благословением Патриарха Московского Кирилла, оба прихода объединяются.

Молебен за восстановление Храма преподобного Сергия Радонежского

Получив разрешающие документы, они планируют приступить к строительству храмового комплекса.

Возводить храм на Ходынском поле и храм – часовню собирались с разных сторон Ходынки. Администрация округа, рассмотрев проекты, предложила совместить строительство на одном участке.

Строительство нового храма пришлось на 2015 год

Много преград пришлось пройти общинам, чтобы построить храмовый комплекс на Ходынке

На территории комплекса с 2014 года работает храм — часовня Архангела Гавриила, возведенная в память героям — авиаторам.

А вот храм на Ходынском поле начали строить в 2015 году по программе «200 храмов».

Белокаменный красавец вырос за два неполных года и прекрасно вписался в индустриальный городской пейзаж. Архитектор храма, профессор С.Я. Кузнецов взял за основу псковскую архитектуру XIII столетия.

В советский период храмы практически не строились, поэтому традиции храмовой архитектуры частично были утеряны. В данном проекте смешение русского зодчества и модерна придает зданию особую гармоничность, строгость и вместе с тем, одухотворенность.

Осенью 2017 года Патриарх Московский и всея Руси Кирилл освятил храм на Ходынском поле.

Святейший Патриарх Кирилл совершил освящение храма преподобного Сергия Радонежского на Ходынском поле г. Москвы

Храм Преподобного Сергия Радонежского окружен зданиями авиационных предприятий. Здесь так же находятся дворец спорта и торговый комплекс. Жилые районы разворачиваются в некотором отдалении. Однако, прихожан всегда много, все приходят послушать Настоятеля храма, протоиерея Василия Биксея.

Расписание

Ежедневные утренние и вечерние Богослужения в Храме преподобного Сергия Радонежского начинаются в 9-00 и 17-00 соответственно.

Расписание богослужений можно посмотреть на официальном сайте храма.

О Богослужениях в праздничные дни и более точное расписание можно посмотреть на официальном сайте храма.

  • Престольные праздники;
  • День обретение честных мощей Святого преподобного Сергия Радонежского (18 июля);
  • День святого преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца (8 октября).

18 июля день обретение честных мощей Святого преподобного Сергия Радонежского

Добраться до храма можно на метро

Храм на Ходынском поле находится по адресу: г. Москва, Ходынский бульвар, дом 6, строение 1.

Ближайшая станция метро – «ЦСКА». Находится она в шаговой доступности от храмового комплекса. Станция метро «ЦСКА» открылась в феврале 2018 года. Выход из вестибюля Большой кольцевой линии.

Величественно возвышается храм на Ходынском поле. Когда – то это был простой богослужебный шатер с походным алтарем и столбиком для колоколов. Сюда приходили рядовые и офицеры летнего лагеря московского гарнизона, чтобы молитвой и верой принимать участие в Литургии.

Сегодня храм является главным военной святыней Москвы с более чем полуторатысячным приходом.