Христианка

Кто такой христианин? Протопресвитер Александр Шмеман (+ Аудио)

«Вы же свидетели сему…“ ,,… и сказал им: вот то, о чем Я вам говорил, еще быв с вами, что надлежит исполниться всему, написанному о Мне «в Законе Моисеевом и в Пророках и Псалмах. Тогда отверз им ум и уразумению Писаний. И сказал им: так «написано, и так надлежало пострадать «Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день, и проповедану быть во имя Его покаянию и прощению грехов во всех народах, начиная с Иерусалима. «Вы же свидетели сему «. (Лк. 24, 44-48)

Христианство есть миссия. Оно призвано нести всему миру, всей твари, благовестие о Христе; и всем верующим, а не только профессиональным «миссионерам», дано и заповедано быть в «мире сем прелюбодейном и грешном» — свидетелями победы Христовой над грехом и смертью.

Все это всем известно, все это было сказано тысячу раз и повторяется и поныне. И если, в заключение, мы снова возвращаемся к этой теме, то потому, что живем мы в эпоху глубочайшего кризиса миссии, если не распада ее.

Каковы бы ни были успехи христианской миссии в прошлом: крещение целых народов, создание великой христианской культуры, озарение человеческой жизни идеалом святости, сегодня мы должны честно признать двойную неудачу, двойное поражение: с одной стороны, Церковь не сумела одержать никакой существенной победы над другими мировыми религиями, явить им и донести до них Христа. А с другой, ей не удалось преодолеть хоть сколько-нибудь ощутимым образом победного распространения секуляризма внутри нашей, совсем еще недавно называвшей себя христианской, культуры.

Что же касается других религий, то христианство, в известном смысле, превратилось в одну из них, и давно прошли те времена, когда оно считало их обреченными на исчезновение перед лицом самоочевидного превосходства христианской веры. Религии эти не только не исчезли, но, напротив, обнаруживают замечательную жизнеспособность и с огромным успехом миссионерствуют внутри самого христианского мира.

В том же, что касается «секуляризма», то наиболее убедительным доказательством нашего поражения им является то разделение, что вносит он в само христианство, в Церковь. Здесь яростное отвержение его консерваторами всех оттенков сталкивается с восторженным и безоговорочным приятием его — богословами, интеллектуалами, иерархией и т.д.” с призывом к христианам радикально пересмотреть свое «свидетельство».

Если однако читатель ждал от этой книги еще одного «рецепта» возрождения миссии, еще одного «миссиологического» трактата, то их он в ней не нашел. И он вправе спросить — почему, пообещав в заглавии («За жизнь мира») разбор «проблемы» Церкви и мира, автор — на протяжении всей книги — говорит о таинствах и обрядах, о литургическом времени и праздниках, и, в сущности, нигде не говорит о миссии, о стратегиях и тактике «завоевания мира» христианством. Ответ на этот вопрос и составляет заключительное исповедание автора.

Я глубочайшим образом убежден, что все разговоры о миссии, а, это значит, о Церкви и соотношении к миру, окажутся праздными, и не только праздными, но и вредными, до тех пор, пока не примем мы, христиане, христианского откровения о мире. А это откровение дано и дается нам, как раз, в той литургии, краткому и по необходимости — поверхностному, объяснению которой посвящена эта книга.

Я отлично знаю, что за две тысячи лет смысл этой литургии часто затемнялся и сужался, терял в сознании верующих, свою отнесенность к миру, свою «эпифаническую» силу. Однако, ни затемнения, ни сужения — не непоправимы, особенно в нашем православном литургическом предании, сохранившем в целости изначальную структуру свою и дух. Единственное настоящее горе наше — это разрыв между этим литургическим откровением мира, между богослужением, и «богословием», то есть попытками систематического определения и объяснения христианской веры.

Но и это горе, повторяю, не непоправимо. Ибо пока совершает Церковь свою «литургию», свое дело, пока ежедневно, и часто в полупустых храмах, возносит священник к небу смиренные дары хлеба и вина, возносит и приносит их «за всех и за вся», за весь мир, за все творения, и все соединяет во Христе, Господе и Спасителе мира, все относит к грядущему Царству, — совершается и исполняется в мире то свидетельство о мире, без которого нам решительно нечего возвестить ему и некуда звать.

Ибо христианство — не система «идей» и, уж во всяком случае, не идеология. Оно есть опыт, и свидетельство об этом опыте, непрестанно подаваемом Церковью. Этот опыт — «о том, что было от начала, что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши, о Слове жизни (ибо жизнь явилась, и мы видели и свидетельствуем, и возвещаем вам сию вечную жизнь, которая была у Отца и явилась нам), о том, что мы видели и слышали, возвещаем вам, чтобы и вы имели общение с нами; а наше общение — с Отцем, и Сыном Его, Иисусом Христом. И сие пишем вам, чтобы радость ваша была совершена…» (1 Ин. 1,1-4).

Видение. Свидетельство. Радость. В отношении мира опыт этот есть опыт тройного, лучше сказать — триединого, откровения о нем, дарованного нам Христом. Этот опыт мира, как творения Божьего, даже в падении своем, несущего на себе отпечаток Божественного своего происхождения. Божественного «добра зело». Это, во-вторых, опыт мира — отпадшего от Бога, во зле лежащего и подчинившего себя греху и смерти. И это, в третьих, опыт мира — искупленного, возрожденного и спасенного Христом. Об этом опыте — во всей его полноте — и свидетельствует, им и живет Церковь. И этот опыт, только он, составляет основу и двигатель ее миссии в мире.

И именно в том и заключена причина кризиса христианской миссии, о котором мы говорили выше, что триединый опыт этот распался внутри самого христианства. Ибо распад этот состоит, в первую очередь, в редукции, как видения, так и свидетельства к одной из составных частей целостного опыта, за исключением остальных. В наши дни редукции эти особенно сильны и, потому, особенно зловредны… Мироотрицание и мироутверждение, апокалиптика и прогресс, духовность и рационализм, мистика и наука, все это сосуществует во взаимном отрицании и обличениях и никогда, кажется, не было христианское видение мира столь раздробленным и частичным как в наши дни.

Единственной целью этой книги — было показать, что выбор между всеми этими редукциями христианского видения мира не только недостаточен, но в сущности своей есть ложный тупик «ибо определен ложным пониманием мира и его жизни». Мы твердо уверены, что источник и начало христианского свидетельства, и, следовательно, миссии — в восхождении Церкви во Христе в радость будущего века, в причастии ее к полноте откровения Божьего. Только когда, повелением Церкви, мы возвращаемся из света и радости Христова присутствия — только тогда мир становится полем подлинного христианского делания… Только тогда, когда — «видевши свет истинный и приняв Духа Небесного» — мы посылаемые в мир, мы видим его сущность и призвание… Христианская миссия всегда, во всякий момент начинается снова.

Что же должен я делать? Каким образом исполнить слова, обращенные ко мне: «вы же свидетели сему»!? В чем мое участие в миссии Церкви? На вопросы эти не существует ответов в виде практических «рецептов». Ибо каждому человеку дал Бог — особые дары, особое призвание, особое дело, и дар этот есть тайна. Можно провести всю жизнь в пустыне и сделать больше для «миссии» Церкви, чем сделал человек, «специализировавшийся» на миссии. Все это зависит от многих причин и обстоятельств.

Но в первую очередь, превыше всего, это зависит от нашего собственного опыта той новой жизни, причастниками которой мы стали в Церкви. Церковь есть таинство Царства не потому что она располагает божественно установленными «средствами освящения», называемыми таинствами, а потому, что она есть данная человеку в «мире сем» возможность видеть мир будущего века, видеть и иметь опыт его во Христе. Только тогда, когда во тьме «мира сего» мы различаем, что Христос уже наполнил все собою, только тогда все раскрывается нам исполненное смысла:

«или мир, или жизнь, или смерть,
или настоящее, или будущее,-
все ваше…
вы же — Христовы,
а Христос — Божий».

Христиане

Христиане

Христианство
Портал:Христианство

· ‎

Библия
Ветхий Завет · Новый Завет
Апокрифы
Евангелие
Десять заповедей
Нагорная проповедь

Троица
Бог Отец
Бог Сын (Иисус Христос)
Святой Дух

История христианства
Хронология христианства
Раннее христианство
Апостолы
Вселенские соборы
Великий раскол
Крестовые походы
Реформация

Христианское богословие
Грехопадение · Грех · Благодать
Искупительная жертва
Спасение · Второе пришествие
Богослужение
Добродетели · Таинства

Ветви христианства
Католицизм · Православие
Протестантизм
Антитринитарии

Христиани́н — это личность, исповедующая христианство, монотеистическую религию, основанную на жизни и учении Иисуса Христа.

Этимология

Слово происходит от греческого Χριστιανός (христианский), которое в свою очередь от Χριστός (христос), что означает «помазанник». По греческой септуагинте иудейской Библии слово христос было использовано для перевода с иврита слова מָשִׁיחַ (маши́ах, мессия), имеющее то же значение «помазанник».

Первое известное использование этого термина можно найти в Новом Завете (Деяния 11:26; 26:28; 1-е послание Петра 4:16). Последователи Иисуса Христа впервые были названы христианами в Антиохии, потому что своим поведением, действиями и словами они были подобны Иисусу Христу. Сначала это слово использовалось язычниками Антиохии как насмешливое прозвище. Оно буквально значило «принадлежащие группе Христа» или «последователи Христа», что довольно близко к определению современного толкового словаря. Иудейский царь сказал, что апостол Павел почти убедил его «стать христианином» (Деян 26:28). Апостол Пётр призвал верующих, которые злоупотребляли, «впредь не делать этого, потому что вы христиане. Гордитесь безупречным статусом, отражённым в этом имени!» (1Петра 4:16).

Самое первое употребление термина вне Библии принадлежит Тациту, который отметил, что Нерон обвинил «христиан» в Большом пожаре Рима в 64 г. н.э

Кто является христианином

С точки зрения церкви, чтобы быть христианином, нужно придерживаться определённых принципов.. Христианин — это не просто религиозный человек, а с другой стороны — это и не религиозный фанатик. Вот несколько принципов, которых должен придерживаться христианин.

  • 1. Христианин – это ученик или последователь Иисуса Христа.
  • 2. Христианин — это человек, который верой приял Иисуса Христа своим Богом и Спасителем, умершим за его грехи на Голгофском кресте.
  • 3. Христианин – это человек, в котором живёт Дух Христа – Святой Дух Божий.
  • 4. Христианин – это человек изучающий Слово Божье и применяющий его к себе и к своей жизни: 1 Тимофею 4:16 «Вникай в себя и в учение; занимайся сим постоянно: ибо, так поступая, и себя спасёшь и слушающих тебя».
  • 5. Христианин – это человек, имеющий взаимоотношения со своим Творцом.
  • 6. Христианин – это человек, посвятивший свою жизнь служению Богу (независимо от рода деятельности, которой он занимается).
  • 7. Христианин – это человек, который служит своими дарами Телу Христа – братьям и сестрам по вере.

Член церкви

Альтернативное мнение состоит в том, что христианин — это просто человек, являющийся членом христианской церкви. С этой точки зрения, каждый человек, который регулярно посещает церковь и исполняет её обряды, называется христианином.

В других языках

Во всех европейских языках это слово звучит аналогично, например, Chrétien во французском языке. В китайском языке слово 基督徒 означает буквально «последователь Христа».

Поскольку определение «Христос», связанное с Иисусом, не принято в иудаизме, в талмудическом иврите христиане называются «Ноцри» («назаритяне»), ибо Иисус, описанный в Новом Завете, вырос в городе Назарет.

Среди арабов (будь то христиане, мусульмане или принадлежащих к другим религиям), а также в других языках, испытывающих влияние арабского (в основном мусульманская культура оказывает влияние через арабский язык, как литургический язык ислама), обычно используеются два слова для обозначения христиан: назаритяне (نصراني) и масиха (مسيحي), имеющих смысл последователей Мессии. Там, где есть различия, «назаритяне» относится к людям с христианской культурой, а масиха — с религиозной верой в Иисуса. В некоторых странах «назаритяне» зачастую используется в общем смысле для обозначения не мусульманских белых людей. Ещё одно арабское слово, иногда используемое для христиан, особенно в политическом контексте, является салиба. Оно относится к крестоносцам и имеет негативный оттенок.

См. также

  • Мессия

Примечания

Христианство: что такое христианство? Христианство в России

  1. Христианство — религия Христа.
  2. Христианство — вера во Христа как Сына Божия.
  3. Христианство — жизнь жизнью Христа.
  4. Христианство — не философская или моральная система.

1. Христианство — это религия, открытая, возвещённая нам Господом Иисусом Христом. От Него, как своего основоположника, она носит и наименование свое. В этом отношении она до некоторой степени уподобляется другим современным известным религиям — магометанству и буддизму. И эти от своих основателей получили свои названия — от Магомета и Будды из рода Сакья-Муни. Но ни Магомет, ни Будда почти совершенно не вошли в содержание ими основанных религий. Магометанство и буддизм никакою стороною своего учения не призывают верующих почитать Магомета и Будду за какие-либо сверхчувственные существа, тем более не ставят спасения в безусловную зависимость от признания Магомета или Будды за каких-либо сверхчеловеков. Поэтому можно быть самым правоверным магометанином и искренним буддистом и ничего не знать о жизни и деятельности Магомета и Будды.

2. Не то в Христианстве. Здесь все дышит и живет Личностью своего основателя Христа, и нельзя быть христианином без веры во Христа, как Сына Божия. Каждая строка Евангелия говорит читателю о Божественном Лице Его, в каждом пункте учения верующий стоит пред Ним. Христос — Сын Божий — вот основная тема всего Евангелия, существеннейшее содержание всего христианства. И без этого учения христианство перестает быть само собою; оно распыляется среди других учений; становится не столько религией, сколько философской системой. Это яснейшим образом подтверждают те христианские учения, в которых Христа Сына Божия не видится в центре.

Возьмем хотя бы учение Л. Н. Толстого. Всем хорошо известно, что он не признавал Христа за Сына Божия и в свое вероучение не ввел Лица Его существенным пунктом. И что же? Толстовства как определившегося вероучения нет; оно ничем не отличается с этой стороны от любого протестантского религиозно-философского учения. Поэтому и объединить около себя приверженцев своих Толстой не смог: нет краеугольного камня — Христа Сына Божия. И если так называемое толстовство ещё живет чем, так это равным именем великого писателя-беллетриста и его нравственным учением, всецело взятым из Нагорной беседы Спасителя.

Такова же судьба и современного нам лютеранства. Оно в значительном числе своих членов отошло от веры во Христа как Сына Божия и вследствие этого как целое, организованное учение распалось; появилось множество религиозно-философских, очень нередко совершенно рационалистических или удивительно мистических систем, религиозных исканий и течений; лютеранство же как определенное вероучение, стало достоянием главным образом официальных кругов церковных, где ещё оберегается вера в божественное Лицо Основателя.

3. Христос-Спаситель не только существеннейшее содержание христианства; Он и сущность жизни христианской, как Сам Он о Себе сказал: «Я есмь жизнь». Быть христианином это значит не только веровать в Христа, держаться учения Его, но, веруя в Него, согласно с этой верой жить и действовать. Можно веру всю содержать, быть наилучшим богословом, даже и тайны царствия небесного разуметь (1 Кор. 13, 2), но если с этим не будет соединяться истинно христианская жизнь, то тщетна вера будет. Христос не только воскресения нашего от будущей жизни начаток — первенец; Он таков и для этой нашей земли: Он первый и мы за Ним, вослед Его и с Ним во всей жизни человеческой. Его жизнь — для нас и наша жизнь — по образу Его жизни. Поэтому и все Евангелие говорит о жизни Его, дабы нам, т. е. всему человечеству «иметь жизнь во Имя Его» (Ин.’20, 31). Здесь залог того, что христианство не может быть временным явлением, достоянием известных народов или сословий. Как жизнь в существе своем едина и вечна, так и образ ее во Христе Иисусе един и беспределен; он так велик, всеобъемлющ и содержателен, что людей всех времен, народностей и состояний к себе привлекает и всем дает потребное. Жизнь Христа есть жизнь самая истинная, самая настоящая, она — идеал жизни. Она зовет человека быть человеком, каков был первозданный Адам, дабы восстановить ему былое в раю общение с Богом.

4. Христианство, являясь жизнью Христа, а во Христе и всякого вербующего в Него, естественно поэтому не представляется какой-либо философской системой, но неизмеримо превосходит самую лучшую из них. Система как система есть дело головы, результат деятельности, быть может, и возвышенного и даже гениального ума, самого точного и острого мышления. Пред ней можно преклоняться, ею восхищаться, но для жизни она остается нередко пустым местом: жизнь не может с нею считаться и проходить мимо нее. Вот почему философские системы из книг не переходят в факты жизни и, объединяя одинаково мыслящих и то всегда в весьма малом числе и на короткое время, не творят жизни, не собирают общины-церкви. И вот почему, с другой стороны. Евангелия нельзя вогнать ни в какую систему, и всякая попытка создать таковую в разного рода учебных и учёных трудах, кроме схоластической изворотливости, логической ухищренности и тяжелой искусственности, ничего не дает и не даст: жизнь всегда шире и глубже всяких рамок, хотя бы самой высокой и содержательной системы.

Совершенно естественно, что давая нам жизнь. Евангелие совершенно не походит на какой-либо сборник нравственных сентенций. Эти последние никого никогда не научили жизни; они только разве для одних предмет восторга, для других — раздражения. Сенеку, с его сентенциями, любопытно изучать и даже читать; но никому он не дал жизни и даже образца ее. За Христом следовали и следуют. Его жизнью и учением живут; вокруг неё и Его объединяются миллионы верующих.

Христос подлинно есть «истина, путь и жизнь» и христианство не только вера, сообщенная Им, но и вера в Него как Сына Божия и самая настоящая, действительная жизнь жизнью Его.

Читать полностью в книге «Христианское мировоззрение. Христианство и жизнь»

***

Уже две тысячи лет существует Христианская Церковь. Возникнув сначала в среде личных учеников Господа нашего Иисуса Христа – апостолов, христианство после веков гонений и запретов стало утверждать себя на всей земле, подтверждая одну из заповедей блаженства, данную Иисусом Христом: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5, 5). Проповедуя слово Божие, апостолы и миссионеры, борясь с языческими религиями, прежде всего отмечали ложность, ошибочность этих верований, подчеркивая истинность христианства. В разные эпохи и в разных краях люди принимали христианство, веря в его истинность на основании разных критериев, но прежде всего ища истинного своего спасения, понимая, что «никто не приходит к Отцу, как только через» Иисуса Христа (Ин. 14, 6).

Читать полностью в статье «Христианство как истинная религия»

***

Мне предложена тема о христианстве: что значит “быть христианином” и как быть христианином в современном мире.

В каком-то отношении быть христианином очень просто. Христианин – это ученик и друг Христов; оба эти понятия смежны, хотя есть и различия. С одной стороны, мы ученики Христовы, Его последователи, и поэтому должны учитьсяот Него через Евангелие тому, во что Он верит, тому, как Он учит нас жить.

Читать полностью в статье Митрополит Антоний: Как быть христианином сегодня? (+ ВИДЕО)

***

Что значит быть христианином в XXI веке? Что характеризует нас как христиан в XXI веке, и что отличает нас от не христиан? Мы попросили некоторых известных людей поделиться своими мыслями…

Иподьякон Клод Лопез-Жинисти, Храм св. Варвары Русской Православной Церкви Московского Патриархата, г. Вевей, Швейцария:

Быть христианином в XXI веке значит, как и для христиан прошедших веков, находиться в этом мире физически и начать жизнь в духовном измерении вечности. Это подразумевает, что, соблюдая человеческие законы, мы также подчиняемся Божьим заповедям, делаем все возможное, чтобы показать своим ближним, что мы воистину ученики Того, Кто, хотя и жил в Свое время, но одновременно принадлежал высшему измерению Царства.

Мы должны быть живыми иконами, являя, насколько это возможно, что Христос среди нас. Это огромная ответственность, и мы только надеемся, что, Божьей милостью, мы сможем исполнить это высокое призвание.

Читать полностью в статье Что значит быть христианином в XXI веке?

Кто такие христиане? Значение и происхождение слова

Кто такие христиане? Сейчас так принято называть последователей одной из мировых религий. Это люди, которые верят в то, что Иисус Христос является Спасителем и Сыном Божьим, а свои убеждения основывают на жизнеописании и учении Мессии, которые находится в книгах Нового Завета. Однако всегда ли они так назывались? И действительно ли это имя могли носить все, кто верил в Христа? Давайте разберемся в этом вопросе.

Этимология

Итак, кто такие христиане и почему они так называются? Термин этот греческого происхождения, но окончание у него – латинское. Само слово «Христос» означает «помазанник». Оно созвучно по смыслу с еврейским термином «Мессия». Считается, что когда Библия переводилась на греческий язык, то именно это слово было использовано для перевода «Мешиах». Латинское же окончание обозначает последователя, того, кто идет за кем-то. Часто в Римской империи так называли рабов, вольноотпущенников или клиентов знатных родов. Затем этим термином стали обозначать приверженцев политических партий или течений. Так, слово «кайсарианос» употреблялось в качестве названия сторонников Юлия Цезаря.

Откуда пошло название «христиане»

Если мы обратимся к текстам, то найдем первое употребление этого слова в Деяниях апостолов и Первом послании Петра. Согласно Священному Писанию, в римской провинции Антиохия впервые так назвали людей, которые старались во всем следовать своему Учителю. Жители этих мест издавна славились обычаем давать другим людям обидные клички, невзирая на лица. Когда в Антиохию прибыл император Юлиан, носивший бороду, они прозвали его «козлом». Поэтому само это слово, употребленное по отношению к человеку, исповедующему христианство, поначалу было насмешливым прозвищем. Тем более что именно в Антиохии проповеди нового учения были настолько успешными, что очень многие люди обратились в новую веру. Тогда туда был прислан апостол Варнава. Он привел с собой святого Павла, и они смогли убедить в своей правоте еще больше людей. И желая показать, что насмешки язычников им нипочем, ученики апостолов в Антиохии впервые стали сами себя называть христианами. Это вошло в обычай.

Эволюция термина

От клички и прозвища слово постепенно стало приобретать значение самоназвания. Под ним стали понимать группу приверженцев и последователей Иисуса Христа. Это отражено и в Писании. В Деяниях Апостолов говорится даже о том, что царь Иудеи под влиянием проповеди Павла едва не уверовал и не сделался христианином. Постепенно как отдельную группу их стали воспринимать и в римском политикуме. Историк Тацит упоминал о том, что император Нерон обвинил первых христиан (то есть последователей новой религии) в поджоге Вечного Города в 64 году нашей эры. На них были организованы гонения. Апостол Павел тоже один раз употребляет это слово. Он много говорит о том, кто такие христиане, и, что если людей преследуют за Слово Божье, то не нужно этого стыдиться. Более того, это блаженная участь.

Ученики и последователи

Еще в первые века нашей эры возник вопрос о том, кто такие христиане. В те времена люди были сосредоточены на том, кто же достоин так называться. Ведь речь шла об учениках и последователях Христа. Тем более что священные тексты христианства содержат ряд недвусмысленных требований. Прежде всего, это исполнение воли Отца, то есть Бога. Настоящие ученики Христа должны любить друг друга, по этому они и узнаются. Последователь этой религии должен быть готов оставить все, что ему дорого, стать новым человеком и следовать за Мессией. Первые христиане очень серьезно относились к этим требованиям, поэтому они часто называли себя «свидетелями», то есть теми, кто пытается говорить правду о новой религии и своем Учителе. Но вскоре, особенно после того, как христианство сделалось в империи государственной религией, этим именем стали называть любого крещеного человека, который верил в основы учения. Изменились и условия принятия в общину. Если раньше крестили только взрослых, а перед этим долго готовились, то затем возраст, в котором производили этот обряд, стал уменьшаться. В конце концов его стали совершать сразу же после рождения. Это вызвало сильные богословские недоразумения и споры.

Настоящие ученики и последователи

В так называемую эпоху Тысячелетия, в разгар Средневековья, когда люди опасались Страшного Суда, вновь встал вопрос о том, кто такие христиане истинные. Эта проблема остро стояла как в Римско-католической, так и в православной церквях. Многие богословы того времени, особенно в монашеской среде, полагали, что главным свойством настоящего христианина является ортопраксия. То есть его жизнь должна быть максимально приближена к тому, чтобы воплощать собой идеи Учителя, особенно Нагорную Проповедь. И основными пунктами здесь является отказ от насилия и власти. Истинность веры в Христа, с их точки зрения, подтверждал также и тот факт, что настоящие последователи Мессии всегда будут гонимы и ненавидимы. Но история сложилась так, что официальной версией стала другая теория – христианином является тот, кто крещен в лоне церкви, разделяет ее догматы и вероучение и выказывает ей послушание.

Современные христиане

А как обстоит дело со значением этого слова в наше время? Сейчас так называются люди, верующие в Христа и таким образом представляющие собой Его последователей. Всего в мире их насчитывается более двух миллиардов. Они принадлежат к разным конфессиям, у каждой из которых есть собственные формулировки того, кто такие христиане и кто может к ним принадлежать. Они выражены как в официальных документах различных церквей и общин, а также в опубликованных мнениях их теологов и проповедников. Но чаще всего считается, что настоящим христианином можно стать через веру в Спасителя и добрые дела.