Интернаты для умственно отсталых детей

Главная

Мы рады приветствовать вас на сайте детского дома-интерната №4 (ДДИ №4), расположенного в городе Павловск!

Интернат работает уже более 55 лет. Наши воспитанники – это особенные дети, которые больше других нуждаются в заботе и помощи.

Сегодня в ДДИ №4 проживают 300 ребят с ограниченными возможностями. Возраст наших воспитанников — от 4 до 18 лет. В интернате работают более 600 сотрудников.

На территории Детского дома созданы комфортные условия для жизни и развития детей. В каждом корпусе есть множество помещений для игр, отдыха, обучения, которые соответствуют современным представлениям.

Спальни, игровые и столовые отвечают всем требованиям и условиям «Доступной среды». Мы стремимся уйти от «казенщины», современные отделочные материалы, привлечение декораторов, художников, дизайнеров – всё это позволяет приблизить жизнь в детском доме как Дома.

Медицинская и реабилитационная помощь, поддержка воспитанников осуществляется квалифицированными специалистами, знающими специфику заболеваний и потребности в реабилитации и абилитации наших детей. Патология нервной системы, опорно-двигательного аппарата, легочной и сердечно-сосудистой системы – это то немногое, в самых различных сочетаниях, с чем наши специалисты сталкиваются ежедневно, и с успехом решают поставленные перед ними задачи. Современные лекарственные средства, соляная пещера (галокамера), гидромассажные ванны, разнообразная многофункциональная физиотерапевтическая и реабилитационная ресурсная база позволяют индивидуально подходить к лечению и профилактике вторичных осложнений. Круглосуточное наблюдение медицинского персонала позволяет не опасаться за жизнь и здоровье детей. Детский дом эффективно взаимодействует со всеми медицинскими организациями Санкт-Петербурга.

Питание детей осуществляется в зависимости от их потребностей и особенностей. Правильно подобранное лечебное питание: стандартные и «зондовые» столы, низкосолевая диета и диета при целиакии наряду с медикаментозным, инструментальным, психотерапевтическим лечением являются мощным инструментом воздействия на эмоциональное и физическое состояние ребенка.

Свежий воздух, множество зеленых насаждений, прогулочные дорожки, спортивные и детские площадки, досуг и обучение, экскурсии и праздничные мероприятия, круглогодичный оздоровительный отдых, заботливый и внимательный персонал. В нашем Детском доме индивидуально подходят к каждому ребенку, к его здоровью и развитию. Мы ежедневно стремимся к улучшению качества жизни наших воспитанников, создавая быт и уют как Дома.

Наша жизнь

О ситуации с COVID-19 в ДДИ N4

В ДДИ N4 были выявлены воспитанники с клиническими симптомами новой коронавирусной инфекции. Всех детей в срочном порядке госпитализировали в медицинские учреждения. Официальной информации о подтверждении диагноза COVID-19 у детей из нашего интерната, в т.ч. у госпитализированных, в учреждение не поступало.

Трое детей из ДДИ N4 переданы волонтерам до окончания карантина

В ДДИ N4 поступили обращения от волонтеров Натальи Даниловой, Дарьи Мякишевой и Марины Мергель. Они попросили администрацию учреждения рассмотреть возможность забрать из интерната троих детей на период карантина по коронавирусной инфекции COVID-19.

Профилактика COVID-19

Сегодня в стране ведётся активная санитарно-просветительская работа по профилактике коронавирусной инфекции.

Как живут дети в интернате, знаете ли вы всю правду о жизни в интернате?

Всю правду о жизни в интернате знают только те, кто там жил (именно сам жил, а не работал или общался с детдомовским ребенком). И то, даже такой человек сможет рассказать о жизни именно в своем интернате (или детском доме), а за все говорить не может.

Как там живут дети? Финансово они обеспечены не хуже (а на просторах России — нередко и лучше) своих «домашних» сверстников. Конечно, в руки они деньги не получают, но ведь и обычным детям все обеспечивают родители. Но интернат обеспечивает пятиразовое питание, одежду, бесплатные дополнительные занятия (кружки и секции), развлечения и экскурсионные поездки, полностью оплачиваются коммунальные услуги (теплый туалет и постоянная горячая вода доступны еще не всем жителям России). А еще есть спонсорская помощь детским домам. Игрушки и подарки детям туда несут мешками и коробками (особенно на праздники). Но это финансово, а вот морально…

А вот морально интернат — очень тяжелая вещь. Если в обычной жизни, поругавшись с кем-то, можно просто уйти домой, то в интернате ты находишься рядом со своим недругом постоянно, 24 часа в сутки, 7 дней в неделю. А если ребенок замкнут, интроверт, то ему очень сложно постоянно находиться в коллективе (а возможности куда-то уйти, побыть одному практически нет). А еще есть просто слабые (морально и физически) дети. И они вполне могут на многие годы стать «козлами отпущения», прислугой для более старших и сильных. Интернат очень серьезно ломает психику ребенка. И только психологически сильный человек сможет без серьезных последствий пережить годы интерната.

Хуже всего приходится самым маленьким. Ну некогда (физически некогда) работникам интерната обнять малыша, пожалеть, побаюкать! А ведь маленьким детям очень важен физический и эмоциональный контакт.

А вот насчет наказаний я не согласна с STREL­OK555­788. Как раз с этим очень строго (по крайне мере, в детском доме нашего города). Любой случай помещения ребенка в психиатрическую больницу уполномоченным по правам ребенка рассматривается чуть ли не под микроскопом. И нередко работникам проще терпеть выходки психически нестабильного воспитанника, чем объясняться по поводу его помещения в больницу. Помещают только тогда, когда поведение ребенка уже угрожает другим воспитанникам (и то не всегда — «вы педагоги, вот и работайте» /из жалобы знакомой/).

Гостевой режим: как сироты и воспитанники интернатов переживают изоляцию

В Белгородской области сотрудники детских домов забрали к себе в семьи почти сотню воспитанников на время карантина. Благодаря действиям персонала в области будут полностью закрыты три социально-реабилитационных интерната. Благотворительные фонды «Волонтеры в помощь детям-сиротам» и «Дом с маяком» смогли забрать детей из социальных учреждений на время пандемии. Почему воспитанники детских домов и психоневрологических интернатов находятся в особенно уязвимом положении и как им пытаются помочь — в материале «Известий».

Разобрали по семьям

С середины апреля социальные учреждения соцзащиты, в том числе детские дома и психоневрологические интернаты, были закрыты на карантин. Из-за ограничений в них не могут попасть волонтеры, а сами воспитанники находятся в группе риска. Сложность заключается в том, что в детском доме фактически невозможно обеспечить изоляцию каждого воспитанника, а персонал вынужден ежедневно ездить до работы и обратно зачастую на общественном транспорте. В ряде регионов учреждения ввели непрерывный режим работы для персонала: сотрудники трудятся сменами по две недели.

В Белгородской области в детских домах остаются свыше 270 детей. С ними круглосуточно находятся сотрудники учреждения, в том числе медицинский персонал.

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

— Сформированы дежурные смены сотрудников из числа медработников, врачей, соцработников, реабилитологов и других специалистов. Они будут 14 дней в две смены обеспечивать сохранение того уровня соцуслуг, который был и до карантина. Для получателей социальных услуг ничего не изменится, — заявила начальник управления соцзащиты населения Белгородской области Елена Батанова.

В Карелии опустел детский дом в небольшом городке Олонец: здесь постоянно проживал 41 ребенок, в том числе дети с инвалидностью. Всех воспитанников распределили по семьям на время карантина. Директор интерната Татьяна Васильева рассказала, что решила забрать домой двух воспитанниц, и ее пример вдохновил других сотрудников: решение о распределении детей по семьям было принято коллективно.

Погостить на карантине

Детей берут на временную опеку, так называемый гостевой режим. Оформить его могут не только сотрудники детских домов или благотворительных фондов, но и потенциальные опекуны, прошедшие школу приемных родителей, но еще не получившие заключение соцзащиты. Для этого нужно предоставить пакет документов в администрацию детского дома или другого социального учреждения.

Как правило, решение выносят в течение недели, но в период карантина сроки рассмотрения существенно ускорились. Контроль за безопасностью и здоровьем ребенка также находится в ведении органов опеки и попечительства. Если сам ребенок не захочет поехать в конкретную семью, ей будет отказано во временной опеке.

В первую очередь детей пытаются передать в семьи, которые имеют личный контакт с ребенком, чтобы ему было легче адаптироваться, рассказала «Известиям» глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам» Елена Альшанская.

Фото: РИА Новости/Владимир Песня

— Сегодня есть договоренность с департаментом соцзащиты о том, что дети могут быть устроены в семьи людей, с которыми они знакомы, — родственников, волонтеров-наставников, сотрудников НКО, которые с ними работали. Это нужно для того, чтобы была уверенность, что ребенок нормально адаптируется и это не будет для него травматичным, если мы говорим о временном устройстве. Плюс взять ребенка могут семьи, которые прошли школу приемных родителей и имеют на руках почти полный комплект о возможности быть опекуном, — рассказал Альшанская.

По ее словам, потенциальные опекуны, имеющие документы, могут взять не только ребенка, которого они планировали усыновить, но и другого воспитанника. В первую очередь в семьи пытаются определить детей с разными сложностями по здоровью, потому что нахождение внутри коллектива создает для них большие риски.

— Есть дети, за которые директора интернатов волнуются в первую очередь и хотят, чтобы они провели это время в семье. Если родители собрали пакет документов, но еще не получили заключение в опеке, у них есть возможность на время эпидемии стать опекуном. Руководство старается определить детей в семьи, которые справятся с этой ситуацией. Мы понимаем, что когда речь идет о незнакомом для ребенка взрослом, то ситуация чуть сложнее. Особенно если мы говорим о временном устройстве, — добавила глава фонда «Волонтеры в помощь детям-сиротам».

Фонд уже передал в органы опеки список семей, готовых принять детей на время карантина. В нем больше 40 фамилий, но в фонде надеются, что список будет расширяться. Первые 10 воспитанников уже находятся в семьях.

— Очень надеюсь, что ситуация не будет тормозиться и мы успеем всё сделать вовремя. Если в детских домах начнутся заражения, то что-то сделать будет значительно сложнее. Органы опеки идут навстречу, но муниципальные отделения не подчиняются департаменту социальной защиты. С ними возникли сложные истории. Надеюсь, эти люди поймут, что проволочки могут дотянуть до невозможности передачи ребенка, — подчеркнула Альшанская.

Фото: ТАСС/Сергей Савостьянов

По ее словам, даже переход на вахтовый метод работы в детских домах не может гарантированно уберечь детей от заражения коронавирусом. Дети в интернате находятся, по сути, в месте массового скопления людей, и минимизировать контакты внутри учреждения невозможно. Сменный график подходит далеко не всем. Например, женщины, имеющие маленьких детей или пожилых родственников, не могут надолго оставить собственную семью ради работы. Из-за этого часть персонала детских домов начала увольняться с работы.

— Сделать так, чтобы персонал не приходил или не уходил несколько месяцев, мы не можем. Во многих регионах учреждения уже потеряли от трети персонала, потому что не все могут вот так на две недели оставить собственную семью. Из-за уменьшения состава персонала дети находятся в состоянии ограниченного ухода, растут риски, в том числе насилия и жестокого обращения со стороны старших детей. В силу стрессовых факторов у детей в интернатах иммунитет ниже, чем у сверстников с такими же показателями здоровья, — резюмировала глава фонда «Волонтеры в помощь детям сиротам».

Спасти самых тяжелых

Сотрудники «Дома с маяком» уже начали забирать в семьи подопечных хосписа — неизлечимо больных детей и молодых взрослых. Поспособствовало в этом письмо профильных министерств, в котором содержится рекомендация забирать людей из социальных учреждений на сопровождение в НКО и семьи. На время неблагоприятной эпидемиологической обстановки детей и взрослых могут забрать кровные семьи, родственники или люди, с которыми у подопечных возникли устойчивые личные связи.

В письме, подписанном министром труда и социальной защиты Антоном Котяковым, министром здравоохранения Михаилом Мурашко, министром просвещения Сергеем Кравцовым и руководителем Роспотребнадзора Анной Поповой, говорится, что регионы должны назначить людей, ответственных за контроль ситуации в организациях соцобслуживания и детских домах.

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

Первые пять подопечных уже попали в семьи на время карантина, рассказала «Известиям» директор фонда «Дом с маяком» Лидия Мониава, еще одного мальчика собираются забрать в семью на следующей неделе.

Нахождение в интернате детей и взрослых со слабым здоровьем — очень большой риск. Многие из них не могут самостоятельно откашливаться и с трудом дышат. Как только появились сообщения о смерти одной из подопечных от пневмонии, в фонде решили, что нужно принимать срочные меры.
— Если ничего не делать, то к концу карантина из самых слабых паллиативных детей может никого не остаться. В интернате есть и физически сильные дети, но есть и совсем слабые. Для них инфекция может закончиться смертью. Я предложила сотрудникам хосписа взять этих детей домой. Забирать стараются самых тяжелых подопечных, но те, кто не зависим от медицинского оборудования, могут попасть домой к волонтерам на время карантина, — добавила директор «Дома с маяком».
Сотрудники Кунцевского интерната в Москве начали забирать воспитанников домой, а самых тяжелых детей, которых обычно никто не забирает, предложили взять на время пандемии няни хосписа. Глава фонда не исключает, что за месяцы, проведенные в семье, у детей сложатся отношения с опекунами, которые будут продолжаться и после окончания эпидемии, а кто-то из них может остаться в семье.

Фото: РИА Новости/Артем Житенев

— Наша няня Лиля взяла к себе 19-летнюю Лизу из интерната, у Лизы нет ног и у нее стоит мочевой катетер. А Лиля как раз учится на медсестру и умеет с этим обращаться, поэтому у них всё удачно сошлось: они приятно проводят время вместе. 18-летнего Рому взяла няня хосписа Диана. Он не может говорить, но Диана старается включать его в процесс готовки: дает ему подержать морковку, картошку. Видно, что ему это всё очень интересно. Сейчас Диана хочет научить его общаться с помощью планшета. Артема взяла няня хосписа Наташа. В ее семье много своих детей и они все подружились и вместе играют. У Артема трахеостома, но Наташу это не сильно пугает, потому что она умеет с этим работать, — рассказала Мониава.
Несмотря на то что нахождение ребенка в семье полностью не исключает рисков заболеть, срочная эвакуация паллиативных детей из интернатов действительно может спасти жизни.
— В семье у ребенка меньше шансов заболеть, но исключить их полностью нельзя. Если ребенок заболеет, нужно будет его лечить, у хосписа есть врачи, которые закреплены за каждым из детей, которых мы взяли, — добавила глава «Дома с маяком».

Те, кто остался

Для детей, оставшихся в социальных учреждениях, коммуникация с людьми из внешнего мира ограничена, а устойчивые связи остаются только между конкретным ребенком и волонтером, который с ним общался или работал, рассказал «Известиям» правозащитник, директор социального центра Святителя Тихона Александр Гезалов.

— До карантина у многих приезжающих в детские дома-интернаты была задача развлечь, увлечь и убежать. Сейчас эти набеги прекращены, а коммуникации остались только у тех, кто был вовлечен в жизнь конкретного ребенка. Например, вел наставнические программы и помогал в образовательных циклах. В целом то добровольчество, которое существовало раньше, было неэффективным и до карантина, а сейчас оно вообще потеряло смысл. Мало кто был личностно ориентирован в работе с детьми, — отмечает Гезалов.

По его словам, коронавирус, с одной стороны, ограничил доступ в детские дома, но с другой, показал неэффективность добровольчества в формате разовых поездок к детям. Дети ценят участие и наличие значимого взрослого, а к постоянным поездкам незнакомых людей с подарками и развлекательными программами относятся как к чему-то будничному.

Фото: РИА Новости/Константин Чалабов

— Работая с детскими домами и предлагая им контент по подготовке к самостоятельной жизни, я замечаю, что дети заинтересованы в этом, потому что у них не хватает образовательных ресурсов, внешних агентов. Возможно НКО и фонды должны перестроиться и предлагать детям дистанционные образовательные и развлекательные форматы, — добавил глава социального центра.

Наибольшие трудности, по его словам, возникнут у детей, которые попали в детский дом недавно. В связи с переходом на особый режим в детских домах и интернатах уже участились случаи побега детей, рассказал Гезалов. Эти ограничения некоторые дети воспринимают как вызов.

— В первую очередь бегут к родителям, помимо этого, есть те, кто бегает постоянно, так называемые бродяжки. Когда в детдоме кого-то ограничивают, они на это ограничение реагируют как на вызов, который нужно преодолеть. Другой момент, что они не совсем понимают, что после побега в учреждение их уже не вернут и они будут находиться на карантине в другом социальном учреждении. И это для них травматично, потому что это другая среда, другие люди, — уточняет Гезалов.

Чтобы помочь детям-сиротам наладить связь с внешним миром и более активно включаться в дистанционные форматы обучения, нужна помощь со стороны провайдеров и поставщиков связи. Пригласить тренеров или специалистов по новым дисциплинам в текущих условиях невозможно.

— Дети сейчас целыми днями сидят у телевизоров. Я боюсь, что наступят последствия, связанные с ранними беременностями, потому что проблема и так существовала в учреждениях, а в условиях изоляции она усугубится. Персонал тоже находится в очень непростой ситуации, потому что они находятся с детьми без передышки, — резюмировал Гезалов.

Вахты по 14 дней. Как защищают от COVID-19 постояльцев интернатов

Почти все белорусские дома-интернаты перешли на вахтовый метод работы — это одна из мер защиты постояльцев от коронавируса. И хотя Минтруда утверждает, что в подчиненных ему учреждениях сформирован необходимый запас средств индивидуальной защиты, антисептиков и медикаментов, но масок, респираторов и перчаток остро не хватает.

Ивенецкий дом-интернат для детей-инвалидов с особенностями физического развития

«Без права выхода за территорию»

Когда директору Ивенецкого дома-интерната для детей-инвалидов с особенностями физического развития Елене Петрашкевич задаешь вопрос, какие потребности есть у ее учреждения, она, не задумываясь, говорит — средства индивидуальной защиты, и точно называет их минимально необходимое количество.

В интернате стремятся выполнять все противоэпидемические мероприятия, разработали план мероприятий по предупреждению распространения инфекции, проводят дезинфекцию помещений. Постоянно фиксируют самочувствие работников в специальном журнале, отслеживают состояние членов их семей. А вот возможности приобрести всё необходимое для защиты персонала у интерната нет.

«Респираторы нам нужны, очки и защитные щитки. Нам бы 40 штук щитков, 35 очков. Вот сколько респираторов, зависит от того, одноразовые они или многоразовые. Многоразовых надо штук семьдесят», — говорит директор интерната, где живет 49 человек, пять из которых старше 18 лет, остальные дети-инвалиды. На колясках передвигается 21 воспитанник.

Дети масок не носят — они нужны персоналу, который перешел на вахтовый двухнедельный метод работы, как и большинство интернатов системы Минтруда. Работники и дети живут в отдельном здании, с людьми вне своего отделения не общаются.

«Чтобы защитить детей, у нас введен карантин, посещения отменены, вход в отделение, где живут дети, запрещен для всех, кроме работников, которые с 22 апреля находятся круглосуточно в интернате без права выхода за территорию. Конечно, мы очень переживаем за детей и работников», — рассказала Елена Петрашкевич.

Первая смена в составе десяти человек свою вахту уже отработал, люди ушли на выходные. Теперь к работе на 14 дней приступила вторая смена, в которой 13 человек. Для персонала есть отделение, где они едят и спят. Питание за счет персонала. Среди работников в основном женщины. Дежурят медсестры, санитарки, воспитатели и кухонные работники по графику. Например, два воспитателя работают, два отдыхают.

«Каждый понимает, что спастись от коронавируса мы можем только если будем работать на это сообща. Для этого приходится чем-то жертвовать, вот и выходим из положения. У работников есть дети, конечно, когда они совсем маленькие, стараемся на вахту не отправлять, но люди понимают, что надо потерпеть. Просят смотреть за своими детьми родственников. Люди по согласию идут на вахту, не в принудительном порядке. Мы записываем на вахту тех, кто в состоянии так работать. Никто в связи с новыми условиями работы не уволился. Коллектив очень хороший», — отметила директор интерната.

Пока никаких доплат для работников сферы социальной защиты нет, но люди, работающие по 14 дней без права покинуть место работы, ждут, что на них обратят внимание.

По неофициальной информации, планируется постановление Совмина, согласно которому социальным работникам будут предусмотрены доплаты.

В 153 стационарных учреждениях системы Министерства труда и социальной защиты (89 домов-интернатов и 64 отделения круглосуточного пребывания территориальных центров социального обслуживания населения) проживает 21,5 тыс. пожилых людей и инвалидов. Там работает 14,5 тыс. человек.

Коронавирус добрался и до интернатов

Вахтовый метод теперь используется почти во всех домах-интернатах Беларуси, противоэпидемические меры используются с начала марта — введен запрет на посещения; минимизированы контакты среди проживающих, не проводятся массовые мероприятия, проживающие не выходят за пределы учреждения.

Несмотря на принятые меры, официально подтверждено несколько вспышек в домах-интернатах. В Весновском доме-интернате для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития (Глусский район Могилевской области) у некоторых детей, контактировавших с заболевшим работником,

В Червенском доме-интернате для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития (Минская область) также есть случаи заражения COVID-19.

По информации Naviny.by, которую не удалось подтвердить официально, есть случаи заражения коронавирусом и в интернатах для взрослых.

«Очень важно защитить персонал»

Очевидно, что работникам интернатных учреждений нужна помощь, чтобы качественно выполнять свои обязанности, главная из которых сегодня — не дать коронавирусу проникнуть в интернат. Ведь в таких достаточно компактных и тесных коллективах инфекция распространится очень быстро.

Об этом говорит опыт европейских стран, где много жертв как раз среди постояльцев интернатов для пожилых. В Швеции, например, считают одной из ошибок правительства позднее закрытие интернатов на карантин.

Попадающие под опеку интернатов Минтруда дети, как правило, самые тяжелые, а живущие в психоневрологических интернатах люди лишены дееспособности.

Чтобы смягчить удар по постояльцам интернатов и персоналу, инициатива «Есть дело» запустила сбор средств на платформе . Собранные деньги идут на покупку средств защиты и доставку их в интернаты. Как правило, это медицинские перчатки, антисептики, антибактериальное мыло, влажные салфетки, бумажные полотенца, бесконтактные термометры, а также кофе, чай, сахар, сладости.

«Очень важно защитить персонал, — говорит координатор инициативы Ольга Доминикевич. — От этого зависит и здоровье, и жизнь проживающих в интернатах, где лежащие люди полностью зависят от посторонней помощи. Заболеет персонал — и постояльцев просто некому будет кормить и поить. В условиях, когда сотрудники интернатов работают вахтовым методом, они тем более должны быть полностью экипированы — маски или респираторы, щитки, достаточное количество перчаток, одноразовая одежда. Конечно, в интернатах должно быть достаточное количество дезсредств, необходимы бактерицидные лампы».

Участники инициативы «Есть дело» по мере возможности все вышеперечисленное покупают и доставляют в интернаты.

Фото facebook.com/ngoestdelo

В течение последних 14 дней им по тысяче респираторов в неделю передает компания «Акула-Дэн». Средства защиты уже доставлены в Червенский детский дом-интернат, интернаты Витебской области в Бабиничах, Селютах, Воронове, Полоцке, Орше и Витебске, в другие интернаты.

7 мая в столичный психоневрологический дом-интернат для престарелых и инвалидов № 3, где проживает около 700 человек, доставили пульсоксиметр (измеряет насыщение крови кислородом) и 100 респираторов, еще два бесконтактных термометра и 100 респираторов — в психоневрологический интернат № 1, а в дом-интернат для детей-инвалидов с особенностями психофизического развития в Новинках — бесконтактный термометр и 100 респираторов.

Возросла потребность интернатов и в пакетах для мусора, которые используются для утилизации одноразовых средств. Да и в целом есть дефицит по всем категориям расходных материалов.

«Например, санитарке на сутки надо минимум три пары перчаток, другим работникам тоже. И если только в 3-м психоневрологическом интернате на вахте одновременно 80 человек, представляете, какой расход! Так что нельзя привезти в интернат какое-то количество перчаток и респираторов и думать, что защитил людей. Расходники нужны постоянно. Мы пытаемся координировать помощь так, чтобы не получалось, что куда-то волонтеры завезли расходники несколько раз, а в каком-то интернате не были ни разу», — рассказала Ольга Доминикевич.

Помочь людям в интернатах можно как через , так и обратившись к волонтерам через социальные сети или напрямую по телефону +375 29 508 76 36 (Ольга).

Домашние отпуска могут снизить нагрузку на интернаты

Помощь интернатам не снимает проблему деинституализации — предоставления людям с инвалидностью права на независимое проживание, над чем много лет работает Офис по правам людей с инвалидностью. Для детей, которые живут в интернатах, идеальный вариант — замещающие семьи.

Как директор Офиса Сергей Дроздовский, в нынешней ситуации очень важно уменьшить плотность проживания и максимально отделить проживающих друг от друга. И сделать это необходимо незамедлительно.

Дроздовский напомнил, что многие проживающие в интернатных учреждениях лишены дееспособности, и их опекунами являются директора. «Таким образом, директора несут ответственность, вплоть до уголовной, за жизнь и здоровье подопечных. Но они ограничены в своих полномочиях и ресурсах, и сейчас им нужна помощь в решении этой проблемы. Мы предлагаем использовать возможность домашних отпусков — временного пребывания вне стен интерната у родственников или волонтеров», — рассказал Дроздовский.

По его мнению, это могут быть не только гостевые семьи, но также неиспользуемые в данный момент гостиницы или санатории (после соответствующей проверки, конечно же), «где часть подопечных и персонала могли бы безопасно разместиться на время эпидемии».