Иоанн крестьянкин письма

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин): Неизданные письма

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) — один из самых уважаемых старцев Русской Православной Церкви. В этой статье Вы найдёте его неизданные письма.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин): неизданные письма

Об отце Иоанне (Крестьянкине)
Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина)
Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина) Часть 2
Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Часть 3
Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Часть 4
Письма архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Часть 5
Наследный дар архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

Дорогая о Господе Н.!
Божие благословение Вам. Слава Богу, Вы при всей трудности жизни своей не малодушествуете. А о глазах своих попечитесь — надо сохранить остаток зрения, Вы еще нужны всем своим близким: и старым, и малым. Не пренебрегайте советами врачей.
Молимся о Вас и помним и о Л., и о В., и о маме.
Храни Вас Господь.

Неизданные письма архимандрита Иоанна

Дорогая Н. Д.!
Вот это и есть крестный путь наш — болезни, скорбь души, и теснота, и тягота отовсюду. И нет, кажется, ни сочувствующего, ни сострадающего, а все только тяготу к тяготе прилагают нам. Но это-то и есть «друг друга тяготы носите»; и это-то и есть крестный путь — спасительный.
Да Вы все, дорогая моя, понимаете, но силы иссякают, а пополнить их может только Господь. Ведь, действительно, кажется, что весь мир восстал на Вас своими трудностями и недоброжелательством — и извне — обстоятельства житейские, и изнутри — туга душевная о дочери, о маме, о себе, о крошке. Ведь и слезы-то об этом льются, даже если мы и не отдаем отчет, почему же они льются.
Дорогая моя, и всем этим воспитывается в нас терпение, без которого ничего доброго быть не может, и еще смирение, которое одно и без всяких подвигов ходатайствует нам вечное спасение.
Будем только молиться, чтобы Вы не изнемогли, а были близки к благодушию во всех обстоятельствах и в желании всей волей своей отдать себя Промыслу Божию о Вас. Не скорбите, что не можете приехать к нам. Вы уже у нас, мы уже говорим с Вами и молимся о большой, скорбящей (да скорбь ее в радость будет), болящей Н. и о малюсенькой, такой беззащитной и молитвами большой Н. пришедшей в мир с такими трудностями Н-ке, а ведь Вы уже и делите с ней, этой крохой, тяготы земной жизни, и Вам сейчас будет доставаться больше, чем ей; о Л-ке, дерзнувшей взять самодельный тяжелый крест и тоже бессознательно живущей маминой лишь молитвой. Сколько же сил и мужества надо Вам. Но не изнемогите, Вы им крайне нужны…
Благослови Господь нести подвиг любви.
Мы же всегда с Вами.

Дорогие мои о Господе!
Молимся о Вас: о Н., Л. и малютке Н., и бабушке Вашей. Храни Вас Господь!
А домашние дела с устройством в садик Н-ки делайте с рассуждением, чтобы и Л-ка могла работать, и Вам было полегче.
А детишек будем вымаливать, да покроет Господь их Милостью Своей в «тайне селения Своего».
Храни Вас Господь.

Из писем к О. С.
(выборочно)

Все у нас в жизни идет своим чередом, идет нормально. Идем, на пути спотыкаемся и иногда падаем, встаем и опять идем. Несем крест, и им возносится душа наша к Богу, как жертва живая. Без пролития крови не бывает прощения, вот и мы проливаем ее в сердечной боли о близких, в боли о своих грехах. Таков путь к Богу, таков путь очищения души и возрождения ее. И мы от этого пути не откажемся. Всегда помните слова: «Сам искушен быв, может и искушаемым помощи» — наши искушения и падения, как ни странно, рождают в нас сострадание к людям, понимание происходящего, и они же учат нас оказывать действенную помощь другим. А к Богу-то как они нас приближают и Таинством покаяния, и осознанием своей слабости и Его силы, явленной помощью Божией к нам…
…Мы на передовой, волны мути и зла накатываются одна за другой. Но «помощь моя от Господа, сотворшего небо и землю» …Предаемся целиком в руки Божии, в Нем наша сила. А я бы никому не советовал что-либо внешнее менять в эти два года, ибо общее смятение не пощадит никого, и догонит, и встретит на новом месте. А сами знаете, чтобы прижиться на новом месте и пустить корни,- время надо. А на старом-то покачаемся, покачаемся, да и опять восстанем.

Времена настали тяжкие, и это уже Апостол возвещал, что будет и уже есть. «Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы, родителям непокорны, неблагодарны, нечестивы, недружелюбны, непримирительны, клеветники, невоздержны, жестоки, не любящие добра, предатели, наглы, напыщены, более сластолюбивы, нежели боголюбивы, имеющие вид благочестия, силы же его отрекшиеся» (2 посл. к Тимофею, гл. 3). И потому так тяжело, потому каждый шаг — мученичество для тех, кто желает, тянется к жизни в Боге… Дух (лукавый) проник везде, и наша задача не допустить его в свое сердце, и только в этом мы еще хоть сколько-нибудь, хоть немного вольны. А поэтому давай искать не вовне, а в сердце своем, и там найдем Бога, и жизнь наша преобразится Им. И скажешь словами пророка: «Сокры мя в тайне селения Своего». Знает Господь, как сохранить любящих Его. Сохранит и нас за страдания ради Его. В этом не сомневайся, и этому верь безраздельно».
Господь знает, когда и в какой мере испытать нас, и выше меры не даст. Да, время близится. Слышали предупреждение Апостола о том, что настанут времена тяжкие, христиане первых времен, — и они шли сквозь свои испытания. Слышали эти слова христиане времен благочестивых,- и они не миновали своих скорбей. Слышим эти слова и мы: «люди будут надменны, горды… более самолюбивы, нежели боголюбивы» — и видим сбывающееся своими глазами. Но какие испытания грядут нашему времени, можем только догадываться, и то отчасти. И это будут наши спасительные испытания, если пройдем сквозь них, сохранив веру.

(Большое значение батюшка придавал материнскому подвигу)
…Раньше замужней даме целовали руку в знак преклонения перед материнством, и к женщине было возвышенное, бережное отношение — а теперь что?..

(Когда родилась дочка, батюшка прислал поздравление)
…Заметь, не случайно попала тебе в руки книга о Иисусовой молитве именно сейчас, когда привычное отходит пред новыми обстоятельствами жизни в прошлое, и в тебе должны пробудиться качества и силы, до сих пор бывшие под спудом. Кажется, что все, чем жила раньше, отсекается. И все разнообразие и многообразие интересов должно уступить место смиренной роли матери с кажущимся ограниченным кругом интересов и дел. Но вот это-то и будет, и есть проявление истинного, глубинного, Богом данного богатства женщины — не восхищенного самовольно и потому чаще уродливого проявления ее активности и значимости, но истинного, Богом благословенного назначения — родительницы и воспитательницы христианской семьи. Сколько надо мудрости, сколько такта и чуткости, от скольких привычных проявлений себя придется отказаться во имя новых задач. Благослови, Господи! Очень все это трудно, да еще в нынешнее время, когда, говоря твоим языком, «мы и так живем ниже всякого допустимого уровня, ниже, чем во всякие другие времена». И это со счета не спишешь, и придется прощать и смиряться, смиряться и прощать — и другим, и себе. Не связывай себя никакими определенными молитвенными правилами, это породит только расстройство и уныние. Живи свободно и легко памятью Божией, и в этом будет тебе защита, и помощь, и вся жизнь: «Господи, помилуй! Господи, благослови! Господи, прости! Господи! Слава тебе!» Вот сколько много тебе молитв сразу и на все случаи жизни».
Раба Божия И.!
Служить у престола Божия Ваш супруг не может по каноническим правилам. Вы с супругом едины — одна плоть, а у Вас брак второй и независимо, когда он был! И это препятствие непреодолимое. Воли Божией на принятие сана нет. И по болезни своей ему тоже нельзя принимать сана. И последняя немаловажная причина — у него самого нет к тому никакого расположения. А ведь спасительно только то служение, когда человек всего себя отдает Богу. Священство — добровольное мученичество. Не дерзайте нарушать каноны.

Дорогая Н.!
Спорить с Богом — дело опасное. В моей практике духовнической есть много примеров, когда дети, появившиеся в семьях, вопреки воле Божией, становились для родителей бичом на всю оставшуюся жизнь даже и до смерти преждевременной. Поэтому я бы не советовал Вам брать ребенка из детского дома. Вы смогли бы это сделать только в том случае, если знаете семью, из которой берете ребенка. Такие варианты бывают, но, самое верное, по-Божьи, — молиться и просить, но склонить главу пред волей Божией.
А рекламы и есть рекламы, и верить им надо осмотрительно. Надежнее — просить Матерь Божию и подлечиваться у нарколога.
Молюсь о Вас и о супруге Вашем, да умирит Господь душу Вашу и умудрит Вас не делать для себя в жизни ад.

Раба Божия Г.!
У дочери Вашей душевное заболевание, и врачи полностью ей помочь не могут. Все ее высказывания примите, как плод болезни, и к сердцу не принимайте.
Постарайтесь, чтобы Л. непременно пособоровалась и почаще причащалась. И в общении с нею не заостряйте внимание на ее болезненных выходках. А почему заболела? Жизнь архитяжелая, и не у всех душа и психика могут принять происходящее вокруг нас. Многим же Господь попускает болезнь как защиту от грядущих духовных бед.
Будем молиться о Вас и дщери.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) — письма священнослужителям

Нам не известны тексты задаваемых вопросов, сохранились только ответы отца Иоанна. Не смотря на это, их ценность ничуть не умалилась.

  • Духовничество
  • Формализм
  • Уныние
  • Священник и женщины
  • Промысел Божий
  • Вера
  • Гонения на Церковь
  • Общая исповедь
  • Контрацепция, ЭКО
  • Профессиональные певчие
  • Пожертвования
  • Священник в кино
  • Поминовение на Литургии крещёных, но нецерковных людей
  • Миропомазание
  • Восстановление храма
  • Призвание

Духовничество

В школу жизни всякий человек вступает с рождения и идет по жизни, ведомый родителями, учителями, наставниками. Школа же духовной жизни настолько выше, важнее и сложнее, насколько несоизмеримо величественнее конечная цель духовного воспитания, — познание Бога, единение с Богом и утверждение в Боге. И в школу духовной жизни приходит каждый в свое время в зависимости от своего обращения к истине, но есть опасность миновать ее совсем.

Назначение духовничества — взращивать и возделывать то семя жизни, которое даровано душе человека Господом, оберегать его на неведомых стезях духовной жизни, быть путеводителем, примирять человека с Богом благодатными силами Таинств.

Духовничество — отцовство, когда в муках рождения духовник освобождает от пут греха и от неведения в человеке тот образ Божий, который ему дан, и указывает путь к подобию.

Велика и сложна задача духовника, велика и ответственность этого послушания — воспринять великое наследие — образ непоколебимой веры, твердого упования и Евангельской любви и этим сокрушать все препятствия на пути следования чада за Богом. Получая при хиротонии иерейский крест, а с ним и право на духовничество, принимает духовник и завет от Бога на свое служение: образ буди верным словом, житием, любовию, духом, верою, чистотою (Тим. 4,12).

Нелегка задача и духовного чада, и она предъявляет ему многие требования, из которых самое основное — это произволение своего спасения. Путь ко спасению начинается с момента обращения к Богу с чувством и сознанием своей погибели. Это сознание заставляет искать Спасителя и многих приводит теперь в Церковь. Вот тут на пороге Церкви у источника спасения и лежит первый камень преткновения для пробуждающегося к духовной жизни человека и для духовника, принимающего духовного младенца к детоводительству. Окрыленный новыми ощущениями, человек, входя в Церковь, своим сознанием устремляется прямо в Царство Небесное, к высоте тайн, сокрытых под непроницаемой завесой Божия откровения. И в этот момент духовник и духовное чадо вступают в единоборство с темной силой, которая готова лестью свернуть новообращенного со спасительного пути.

Прелесть вражья будет преследовать человека и потом всю жизнь, предлагая ему вражью сладость, но особенно опасна она в этот период становления, ибо она еще очень созвучна и сродна плотскому человеку и находит в глубине его души сочувствие и отклик. Сила духовника в этой брани — в молитве и в любви к возжелавшей спасения душе чада. Покров же чада — в доверии духовнику и в сознании своей греховности и в недоверии себе.

***

Да, великое дело духовничества продолжается и будет до конца дней. Но опыт духовничества древних отцов и даже нового времени нельзя перенести в новейшее. И верим, несомненно, благости Божией, что как приводит Он ныне овец духовных, пусть больных и израненных, на пажити Свои, так даст и дает уже и пастырей, в которых духовная благодать уврачует их болезни, и вразумит, и восполнит оскудевшие духом сосуды душ. В руководстве всегда хотят видеть твердый жезл, на который во всякое время можно опереться. Но настало уже такое время, которое отметает все надежды на человеческое и указывает миру едину опору, едину надежду на Бога.

Древние отцы великими своими подвигами дошли до этой истины. Они сознательно брали на себя тяжести и горечи подвигов болезней и самоотречения. Нашему времени эта истина дается от Бога без нашего вмешательства, дается очевидно, зримо.

Духовникам и чадам Божиим остается только понять, что сила их не в подвигах, не в учености, но в немощи, которую надо принять как свою спасительницу, примириться с ней, полюбить ее и сознательно принести свою немощь к Стопам Божиим, чтобы в ней начала действовать благодать и сила Божия и возобразился в нас Христос.

***

Формализм

Дорогой отец А. Вопросы, которые Вы задаете мне, не решаются формально. Надо всегда помнить сказанное нам: «Буква убивает, а дух животворит», а с формальным подходом можно убить в человеке начатки духа, которые только, только в нем проклюнулись и которые можно угасить одним словом. Чтобы человек перестал краситься, надо священнику терпеливо потрудиться, чтобы не его волевым приказам последовал человек, но, осознав совершаемое как грех, мешающий приблизиться к Богу, сам, непременно сам, пришел к заключению, что краситься ему не надо. Вы, дорогой отец А., взяли меч в свои руки. Но ответьте сами себе, опытный ли Вы хирург, не зарежете ли Вы насмерть многих, за которых Вам же придется отвечать, ибо они шли к Богу, но на их пути оказались Вы с мечом. Ведь многие еще не осознают как должно основы веры, и не мы ли призваны их учить, наставлять, вразумлять, врачевать, а хирургическая операция делается в крайних случаях, когда исчерпаны все другие средства.

В отношении невенчаных браков — почитайте 1-ое послание к Коринф., гл. 7: «Если неверующий муж согласен жить с верующей женой, да не разводится». Жене, может, всю жизнь придется нести крест, молясь о неверующем муже и терпеть его выходки, — но это ее крест и Вы утяжелите ей его, отгоняя ее от Источника жизни — от Господа. У великого Вселенского учителя Григория Богослова мать была христианка, а отец — язычник. И это не помешало им иметь святых чад и самим впоследствии стать святыми. Батюшка, батюшка, поостерегитесь!

Господь пришел грешников спасать, и горе, если священник встанет на пути его.

И какое Вам дело до сберкнижки того, кто к Вам подходит каяться. Бабульки собирают по грошам себе на похороны и хранят на сберкнижке, чтобы лихой молодец не отобрал ее сбережений, чтобы ее могли по-христиански похоронить и помянуть в Церкви. Ведь и Вы, наверное, бесплатно их поминать не будете. Вам тоже надо хлеб есть, а священникам семейным надо еще детей кормить.

Вот и говорит Вам, дорогой отец А., великий святитель и учитель Церкви: «Делайте все с рассуждением и с пользой». И еще не забывайте: «Милости хочу, а не жертвы».

***

Уныние

Дорогой отец С. Прижать бы Вашу голову к груди, обнять, как ребенка, и нашептать Вам на ушко «сказку» о том прошлом счастье в жизни, когда спасительная сила Божьего касания преобразила для Вас мир и озарила его радостью. И память об этом должна была лечь прочным фундаментом в основание Вашего религиозного опыта.

Я не знаю, с каким чувством давали Вы священнические обеты и принимали в ответ на них благодать священства. А ведь и это не могло не породить реального чувства близости Божией и спасительной силы касания Божией благодати и тоже стать существенной зарубкой в духовной жизни. И дорогой мой, разве всё это получили мы по праву своей праведности? Нет и нет, но как любовь Божию в ответ на Вашу первую любовь.

Да, Спаситель пришел спасти грешных, и, когда умножился грех, стала преизобиловать благодать. И сколько сейчас людей, уже, казалось бы, погрязших в пучине самого мерзопакостного греха, получают спасительный толчок от Господа к возрождению души (это я Вам из повседневного опыта духовника говорю). Толчок получили, а дальше должно быть осознание чуда Божией любви, преобразующей жизнь. Не гордостное самомнение о полученном даре, но осознание своей крайней греховности, своего полного бессилия снять с себя коросту проказы, поразившей всё существо, и вместе с тем бесконечной благодарности Богу и упование на Его силу и милость на будущее.

Свое же — только желание и посильный труд, не сверхсильный, ведь нельзя требовать и от себя того, чего в настоящий момент ты сделать не в силах.

Батюшка дорогой, безысходность у тех только, для кого не светит Свет Божией Истины и Правды. Ваша «безысходность» может быть от неправой внутренней установки. Не мы с Вами спасаем, не мы с Вами даем силу к жизни, всё — от Бога, мы же лишь посредники, свидетели, указатели. Тяжело выслушивать исповедь современного человека, но она же и порождает в душе духовника жалость к человеку — начало любви, зрение вражьих происков, а главное в том, что такой человек переступил порог Церкви, увидеть несомненную Божию любовь к самому заматоревшему во грехе грешнику. А Вы устали, а Вы поддались самости, а Вы забыли, что мы и учителя, и ученики одновременно. И уроки духовной жизни для нас сугубы и рассчитаны на всю жизнь. И чередуются духовные прозрения и взлеты со спадами, и всё надо пережить, и это — наука из наук, и, думаю, посложнее институтской.

Так что, батюшка, не унывайте, живым сердцем, изнывающим от недоумений, прильните ко Господу, до конца пройдя сквозь искушение и получив взамен страданий живое религиозное чувство, живой опыт жизни в Боге. Боже упаси следовать вражьим помыслам, которые уже проложили дорогу к Вашему сердцу. Стоять надо насмерть в вере!

***

Дорогой мой, настало время такое, когда надо каждой скорби в ножки поклониться и руку ее облобызать. Ведь только скорби и ходатайствуют о нашем спасении. Да думаю я, что и во все времена спасение наше на кресте соделывается.

Так что, слава Богу, скорби извествуют, что идем мы путем спасения. А бегать от скорбей с места на место — гибельно.

***

Священник и женщины

Насчет болящей женщины, прилепившейся к Вам, — будьте поосторожнее, чтобы она не связывала Вашей внутренней свободы. Поосторожнее сокращайте её притязания на Ваше время, а телефонные разговоры исключите совсем. Она хочет к Вам на ручки, но у Вас нет сил носить, и должен Вам сказать, что такая опека монахов входит в программу монашеского искуса. Умудряйтесь вообще всех «матушек» и сильных духовно, и слабых держать на почтительном расстоянии, и чтобы не они нами руководили (на что они посягают всеми правдами и неправдами), но мы ради их же духовной пользы оставались бы теми, кем быть должны.

***

Вот и пришло для Вас время дать качественный анализ Вашей веры и Вашего служения. В жизни кому не пришлось ошибаться. И сейчас и для Вашей матушки, и для Вас начался духовный экзамен, который, кстати, не без Ваших же усилий и возник. И Вы его не выдерживаете, на первом же этапе появилась утешительница. А ведь как по-Божьи-то надо — случился конфликт в семье, помолись, приложи все силы, чтобы сохранить семью. Ну, а о монастыре речь уж только, когда супруга создаст свою другую семью. И ни о какой помощнице-утешительнице и помышлять нельзя. Грешно. Гибельно.

Дорогой батюшка, это ведь для Вас та самая печать, которой все боятся, и без устрашающих трех шестерок. А дети! Никому нет о них думы. Думы-то нет, а отвечать за них придется.

***

Батюшка, дорогой, с нее спроса нет, она пребывает по сию пору в неведении об основах духовной жизни, из которых ткется и все остальное, ибо дух — основа жизни. То, что знаете Вы, для нее сокрыто. Как дыма без огня не бывает, так не бывает и болезни без греха. А для нее, безусловно, эта болезнь — путь ко спасению, если возобладают в ней чувства, что для Бога и в Боге все предстоит перетерпеть ей.

А вот то, что Вы планируете сделать по отношению к ней, есть опять Ваше вмешательство в Промысел Божий, да еще сопряженное с грехом соблазна для многих. И ваше близкое присутствие для К. никак не спасительно.

Как было бы хорошо, если бы Вы смогли все по-духовному оценить и рассудить и в отношении к Церкви, и в отношении К. и людей, окружающих Вас.

«Кто соблазнит одного из малых сих…»

Мы ведь священнослужители, и если соблазн будет исходить от нас, то как ответим пред Богом за израненные нашим неразумением души, как ответим за отпавших от Церкви по нашей вине?

***

Промысел Божий

С нашей стороны нужно и важно иметь внутреннее духовное устремление к желанию исполнять в жизни волю Божию. И поверьте, искренность наших чувств Господь приимет и оправдает. Он, помимо нашего понимания и осмысливания, поведет по жизни нашу утлую лодчонку Своей твердой рукой.

Мне 91 год, и я теперь свидетельствую и себе, и другим, что Господь знает наше сокровенное, а по вере нашей и стремлению к истине правит нашу жизнь, часто врачуя и исправляя то, что по неведению и непониманию может препятствовать исполнению воли Божией в нашей жизни.

Я сдавал семинарские экзамены вообще без учебы, будучи уже в сане, а перед рукоположением был экзаменуем представительной комиссией при Московском епархиальном управлении.

Дорогой отец Т., я в то время не был связан таким множеством титулов, как Вы теперь, но живое рвение к служению ходатайствовало обо мне пред Богом и людьми как о духовнике, и в то послевоенное время это было очень ответственно, серьезно и, скажу, опасно. Я отдавался служению этому. В Академии учился экстерном. И за полгода до ее окончания, когда была уже и дипломная работа написана, Господь переводит меня на другое послушание — в заключение, к новой пастве и новому руководству. Помышлял ли я о таком проявлении воли Божией? Конечно, нет. А к чему Вам это говорю? Предайтесь и Вы истинно воле Божией душой, не планируя сам, не регламентируя своих возможностей сам. Сейчас, слава Богу, есть Владыка, выполняйте его благословение, не обдумывая сегодня, во что оно выльется завтра. Главное — есть ему доверие, ибо он прошел школу от послушника до архиерея. А если и его планы вдруг сойдут к человеческим только желаниям, то, поверьте, Господь вмешается решительно и самовластно, и Правда Божия восторжествует.

Буди, Господи, буди.

***

Дорогой батюшка, а хотим ли мы, не хотим ли соглашаться со своей участью и положением, все равно будет так, как даст Промысл Божий, предзря нас теперь и в нашем будущем и ведя нас к исполнению взятых добровольно на себя обетов.

И все это во благо нам, и во спасение, и в будущую радость. И по опыту скажу, что, чем скорее мы сердцем примем Богом данное, тем легче нам будет нести благое иго Божие и бремя Его легкое. Тяжелым оно становится от нашего противления внутреннего.

***

Дорогой о. К. У Вас болит душа! И хорошо, что болит! У Вас сердце обливается слезами и кровью, — и это тоже сильнейшее средство пред Богом, которое для Отчизны нашей и Церкви целебнее всех обществ, всех речей и лозунгов.

Вот если бы Вы еще к этому действенному средству, исходящему из сердца Вашего и души, присоединили любовь и неосуждение, и несомненную веру в Промысл Божий, то Ваша боль не была бы напрасной.

А сейчас враг именно этим окрадывает Вас, сбивая с единственно истинного христианского спасительного пути к мятежным политическим страстям, ничего общего не имеющим с тем, о чем Вы плачете.

Суд над Патриархом нам с Вами, дорогой о. К., не принадлежит. Он стоит пред судом Божиим и разве что пред судом Собора архиереев. А нам заповедана от Бога лишь молитва о том, кому Господь вручил власть, — молитва до тех пор, пока Господь же эту власть у него не отнимет.

А все, что ранит душу и сердце, опять же покрывать до Суда Божия молитвой и болью.

А правители государства: «демократы» ли, коммунисты ли, всякие прочие — имеют ли силу и власть?

Ведь нет власти не от Бога. Святитель Нонн в свою бытность на кафедре пережил две смены власти.

И правителя язычника, и православного правителя он одинаково встречал с крестом и приветственным словом. Но язычника он приветствовал как бич в руке Божией, а православного как милость и благословение Божие.

Не забывайте же об этом.

Миром во все времена правит Промысел Божий, и на него ли произнесем мы суд?

А терпение, спасительное терпение во все времена обещает спасение. Претерпевый (верный Богу до конца) той спасется. Простите, Христа ради, говорю от сердца к сердцу.

***

Вера

Вот теперь такое время, когда особенно очевидна сила Божия, действующая в наших немощах. И это зримо и в масштабах страны, и в жизни каждого человека. И слова священномученика Вениамина звучат нам завещанием, в котором кроется реальная сила для теперешней жизни.

«…Веры надо больше, больше ее надо иметь нам, пастырям. Забыть свою самонадеянность, ум, ученость и дать место благодати Божией». Господи! Умножь в нас веру!

Молимся о даровании нам всем Божией благодати: Вам — для созидательных трудов, нам — для несения своих немощей и чужих.

***

Хорошо представляю Ваше состояние и внутреннее, и внешнее. Ибо прошел в свое время тем же путем, если и не более тяжким. Ведь, в отличие от Вас, мы были связаны по рукам и по ногам, и каждое наше слово взвешивалось неправедными весами врагов Церкви.

Но… сила Божия в немощи совершается, это я вижу реально всю жизнь, и сильны мы только силой Божией. Как говорил на пороге смерти Святитель Вениамин Петроградский, надо оставить ученость, ум и вооружиться верой. Веру надо иметь, веру, и тогда Бог будет за нас и с нами. А я бы еще добавил и Вам пожелал молить и просить о даровании любви. Чтобы любовь была тем компасом, который в любой ситуации покажет верное направление и любого человека превратит в друга.

Это ведь тоже мной проверено, даже и в ссылке. А так, слава Богу, жатвы много, а Вы посланы делателем. Трудитесь. Теперь меньше придется обращать внимания на себя — некогда, рядом плачут и протягивают к Вам руки дети Божии и часто совсем неразумные. Разве до себя тут?

Укрепи и умудри Вас Господь. Благодарю Вас за письмо, очень доволен, что имею теперь реальное представление о делах Ваших. Молюсь о Вас неизменно. И Ваших молитв прошу о моем убожестве и немощи. Сяду рядком с Вами и в унисон Вам запою, что и правило не исполняю, как хотелось бы, и богомыслием заниматься обстановка не позволяет. Но все стенания разбиваются о недвижимый камень верь: «так надо», тако Богу изволися. Живи не как хочется, но как Бог велит. А уж так хорошо видишь во всем этом свое бессилие, так легко возникает самоукорение, а за ним и смирение недалеко следует. И надежда одна на Милость Божию остается. А это как раз то, что и надо.

***

Гонения на Церковь

Вы опять мудрствуете, опять беретесь за то, что Вам Господь не поручал. Мы с Вами только священники и должны делать свое дело пастырское в той обстановке и в той среде, которую благословил Господь на данный период времени.

«Нам не было поручено сделать так, чтобы истина восторжествовала. Нам было поручено всего лишь свидетельствовать о ней», — сказал один мудрый человек. И я повторяю Вам его слова. Нам самим надо жить во спасение и делать все, что зависит от нас. А Вы сами отбиваете себе вкус к духовным трудам, мысленно обрекая их на поражение. А мысли-то не в духе Христовом, не по Богу, а по человеческим суждениям. А все это потому, что, действительно, мало места в жизни нашей отдано Спасителю. Уже в третьем веке св. муч. Иустин говорил, что не во власти христиан прекратить гонения на Церковь, на веру: «Гонения будут продолжаться до тех пор, пока приидет Господь и освободит всех». А нам, верующим, надо оказаться с Ним в тот момент, когда Господь придет. «Бодрствуйте, стойте в вере, будьте мужественны, тверды. Все у вас да будет с любовью» (1 Кор. 16, 13−14).

***

Борьба с Церковью и Православием продолжается от времени ее зарождения и будет до последнего дня земной жизни мира. И все верующие церковные люди — от мирянина и священника до иерарха — участвуют в этой борьбе за чистоту Православия, но каждый на своем месте и своими средствами.

Святейший Патриарх Тихон принял Патриарший жезл в самый трагический момент борьбы и сжимал его в руке до последнего вздоха, жертвуя всем до последнего. «Пусть имя мое погибнет в Истории, только бы Церкви была польза» — его слова.

Владыка Григорий (Лебедев) ушел за штат и, сидя на курятнике, богословствовал и молился, и его труды и подвиги приняло Православие и народ Божий во время благопотребное.

Владыка Варнава (Беляев) принял подвиг юродства и с ним прошел тюрьмы, ссылки, затвор, и его подвиг принят.

Братья епископы Варлаам и Герман (Ряшенцевы) трудились на благословленном Богом поприще до изъятия их, а 18 лет шли этапами, сквозь тюрьмы и ссылки, к мученическому концу. 18 лет это целая жизнь мученичества.

Вот, дорогой о.А., и выбирай! Тем, кто оставался в строю и сохранял с трудом и мукой и сердечной болью Православие, обязаны мы. Ведь и Вы не были бы священником, если бы не их подвиг.

И тем, кто был отстранен не по своей воле, мы обязаны, их кровью крепилась сила служащих.

От подвига, дорогой мой, нам не уйти. Только о личном спасении священник помышлять не может.

«Се, аз и дети, яже ми дал … Бог» (Евр. 2, 13).

Если Господь пошлет Вас в затвор для вящего делания и подвига, уходить нужно, но своеволие как бы не обернулось для Вас катастрофой.

И не будем ли все мы ответственны пред Господом, если, удалившись, отдадим Православие на расхищение инакомыслящим? Можно не вступать в открытый бой, но противопоставить свое стояние в Истине мы обязаны.

***

Общая исповедь

Дорогой батюшка, уж если опыт Церкви для многих теперь — не авторитет, и даваемый священнику в руки служебник и требник — не закон, то вряд ли духовный опыт одного священника изменит настроение «новаторов». Да, общие исповеди введены, как требование жизни, святым праведным Батюшкой Иоанном Кронштадским. Но, какие это были исповеди, да и какой Батюшка их принимал! И сейчас во многих приходах общую исповедь практикуют, но, когда люди кающиеся, подходят под разрешительную молитву, они дополняют общую исповедь тем, что тяготит их сердце.

То же самое и в отношении только-только входящих в Церковь. Ведь формализм и равнодушие священника не даст им и войти в Церковь, и тем более в ней укорениться. А отвечать за это будет каждый священник.

Мне в свое время, когда я только начинал служение, а это было в 1945 году, пришлось столкнуться с подобными явлениями. И на мой вопрос об этом Св. Патриарху Алексию I (он меня рукополагал) он ответил:

— Что я дал тебе при рукоположении?

— Служебник.

— Так вот, всё, что там написано, исполняй, а всё, что за тем находит, терпи. И спасешься.

Спасайтесь же, дорогой батюшка, отец Б., священство — добровольное мученичество. Труд велик, а награда за него безмерна.

***

Контрацепция

Если врачи опасаются за здоровье Вашей матушки, то и Вы не менее их должны беречь ее. Для этого надо соблюдать Божий повеления и в близких отношениях и учитывать те ограничения, которые налагает на Вас служение у престола Божия. Тогда все будет хорошо. А всякое предохранение — грех и для мирянина, не говоря уже о священнике.

***

ЭКО (искусственное оплодотворение)

Об искусственном оплодотворении не может быть и речи — это богоборчество.

***

Профессиональные певчие

Пение профессиональное редко несет в себе живой, до Господа доходящий глас. Сердце надо иметь обращенным к Богу. Только тогда никто на пение и внимания не обратит, но все устремятся за Вами к Богу.

***

Пожертвования

Очень хорошо, что возрождаются старые традиции, и тоненькой ниточкой намечается прерванная было преемственность. Слава Богу! В одном только хочу Вас предостеречь; помощь-то хороша, но в меру, а то как бы незаметно для себя не обрести нам иждивенческую психологию.

Не лучше ли жить по русской пословице: «на чужой каравай рта не разевай, а пораньше вставай да свой припасай». Труды и труды.

***

Священник в кино

Священнику лицедействовать не подобает — это для него грех тяжкий. У меня на памяти живой пример — здесь в монастыре был наместник (имени неназову) и был иеродиакон (о имени тоже умолчу), они только облачились в благословенные одежды и прошли перед кинокамерой. В наших очах всё это кажется безобидным, а гнев Божий преследовал обоих всю оставшуюся жизнь до трагической кончины. Так что нет и не может быть благословения на роль священника в кино тому, кто служит Богу в сане у престола.

***

Поминовение на Литургии крещёных, но нецерковных людей

Поминать крещеных людей мы должны, ибо они получили в крещении печать дара Духа Святаго. Мы не можем выносить о таких людях суд ранее суда Божия, а внутреннее зрит один Господь. — Как они жили, чем жили, чьи молитвы держали их в этом мире? Церковь молится обо всех, и если за гробом нет покаяния, то еще до Страшного второго пришествия Господня есть для таковых помощь в молитве Церкви по предстательству близких. Разве можем мы с Вами отказать в помощи страждущим?!

***

Подавать на литургию (записки) нельзя только за сектантов, еретиков и сознательных богохульников, которые явно засвидетельствовали свою вражду к Богу.

***

Миропомазание

Так поступать со св. миром, как делаете Вы, нельзя.

Стручец надо вытереть губкой, которой вы стирали помазание крестящегося, и губку смыть в воде, в которой крестили, потом эту воду вылить в чистое место.

А себя помазывать нельзя бесконечно — всего один раз помазывают человека миром при крещении — и всё, да еще при короновании на престол.

***

Восстановление храма

Вспоминаю опыт отца Г. К. из Спасова Чекряка около Волхова, у которого был паломником в отрочестве. Он получил для служения полуразрушенный храм и совсем умирающий, запущенный приход и стал молиться.

Сначала один, и сегодня, и завтра один, и неделю один, и месяц. И не заметил, как за его спиной его молитва собрала паству. А благословение оптинского старца Амвросия открыло в семейном приходском батюшке — старца-целителя, изгоняющего бесов из страждущих.

Только молитва и горение духа могут восстановить и стены храма и, главное, нерукотворные храмы души заблудших и вернуть их Богу ожившими. Буди, Господи, буди!

***

Призвание

Хорошо бы в ответе правящего Владыки услышать Вам для себя волю Божию и продолжать спокойно служить на своем приходе. Ведь это совсем не значит, что ответ от Господа окончательный. Просто надо продолжать молиться и ждать, когда Господь позовет Вас к служению в сане священническом. Я Вам так пишу потому, что сам всегда имел такую установку в жизни: «ничего не просить и ни от чего не отказываться». Принял в свое время и сан, как естественный ход событий в жизни (было с детства устремление к Церкви), принял как от Бога и отстранение на 7 лет от служения, и был возвращен к служению по воле Божией ранее определенного срока. «Все Им, все от Него, все к Нему» — так и живем. И вот теперь к концу жизненного пути свидетельствую я, что лучшего и вернейшего пути нет, как жить по воле Божией. А волю Божию нам так ясно являют обстоятельства жизни. Вы в настоящий момент получили ее через архиерея.

***

В отношении принятия сана Вы и сами с супругой ответили на этот вопрос: нет ни внутренних предпосылок, ни внешних, нет желания идти на мученичество. Ведь настоящее священство и есть мученичество.

Так что успокойтесь, Ваша домашняя церковь — семья — требует от Вас много и забот, и сил. Вот и управляйтесь в семье.

***

О священстве скажу Вам словами апостола: «желающий священства, доброго дела желает…» Но всякий сам в первую очередь должен решить, по силам ли ему сие добровольное мученичество, сохранил ли он своей жизнью залог и возможности, чтобы приступить к сему великому таинству и служению.

И ведь это дело глубокой исповеди духовнику, который и будет Вашим поручителем пред Богом и архиереем. Прилагаю Вам образец для самоиспытания — слово митрополита Стефана Болгарского.

Ну, а продвигать процесс рукоположения со своей стороны внешними хлопотами я бы Вам не советовал. У Бога всё бывает вовремя для тех, кто умеет ждать.

Из опубликованных Свято-Успенским Псково-Печерским монастырём писем архимандрита Иоанна (Крестьянкина). Некоторые письма представлены в сокращении.

Заголовки разделов предложены редакцией для удобства читателей.

См. также:

  • Тематика пастырства в эпистолярном наследии архимандрита Иоанна (Крестьянкина)

12 3 4 5 6 7 …36

Письма. Часть 1

Ад

Дорогая С.!

А я Вам скажу единственный довод против всех Ваших, которые сейчас толкают Вас в ад.

Знайте, что за каждого, по воле матери нерожденного младенца, те, другие, которых она родит на «радость» себе, воздадут ей скорбями, болезнями, тугой душевной. Это закон. После детоубийства нельзя ожидать благополучной жизни на земле, а уж о жизни в вечности даже и помыслить страшно. Одно слово — ад.

Ад на земле, ад за гробом. И знаете, почему это только так и не иначе? Да потому, что делать это страшное злодеяние Вы будете в ведении, сознательно убивая ангельскую младенческую душу.

Вот и подумайте. Покайтесь, что и мысль-то появилась такая в Вашем сознании.

Раба Божия М.!

Как-то даже трудно именовать Вас этим именем, ведь сейчас Вы вполне раба вражия.

И всё-то понимаете, но душа споткнулась о сластолюбие, а враг удовлетворен, что уловил священника и отнял его у Бога. Ведь всё, что сейчас этот священник совершает у престола, падет на его голову горящими угольями, а Вас враг уведет и из Церкви равнодушием к своему спасению.

Бог поругаем не бывает, а вы оба именно это и делаете.

Падать людям свойственно, но, упав, надо тут же вставать. У вас же не просто падение — вы попрали Божию благодать, данную человеку при рукоположении.

Грехи ваши надо исповедовать Архиерею, иерей их разрешить не может. Грехи легко совершать, а на восстание от греха надо много усилий и труда. Но жизнь так коротка, а впереди — вечность. Сейчас свидетельствую, что ад ждет вас обоих. Идите к Владыке оба, если хотите спасения себе и священнику.

Благодарность

Дорогой о Господе С. В.!

Вослед Вам посылаю свою благодарность за те знаки внимания и любви, что получил от Вас сразу по Вашем отъезде. Но на радость о Вашем великодушии ложится и тень печали, что я-то не смог оказать Вам теплого радушия и гостеприимства. Мои старческие немощи стали сильнее моего бодрого духа, и в этом тоже немало печали. Я люблю радоваться и радовать, а теперь чаще получается первое. Особенно благодарю Вас за икону моего Небесного покровителя, воспринявшего меня от монашеского пострига. Икона останется в моей келье, и всякий раз будет поминаться и имя того, чья любовь даровала мне ее. Записочки, переданные мне вместе с ней, включены в мой поминальный синодик. Хоть молитвенной памятью о Вас и Ваших близких ответить за дары любви.

Молитвенно желаю Вам благопоспешения во всем. Божие благословение Вам.

Благословениеv

Неправду говорите Вы, Т.!

Вы не хотите идти за Христом, потому что идете за своими похотями в своей жизни, попирая Христом данные законы. Кто же создает семью без благословения родителей? Кто не хочет считаться с правилами Церкви, которые говорят, что разница в возрасте супругов допустима не больше ± 5 лет?

Нет, я не могу Вам помочь. Потому что ложь, фальшь и лукавство, которыми Вы обросли и с которыми сроднились, искореняются только личным подвигом жизни, о чем у Вас и помина нет. Поэтому, дорогая Т., повнимательнее отнеситесь сейчас к себе и начните с того, что не углубляйте тех ошибок, которые уже сделали, и остерегайтесь новых, которые уже обдумываете, — бросить учебу. А мама-то ведь была права. Трудно сочетать учебу и семейные труды.

И еще, не уходите от помощи и советов мамы. Ей дано от Господа — знать о Вас больше, чем кому-либо другому.

Дорогая матушка!

Очень рад, что Вы поняли и приняли мое отношение к Вашим трудам-послушаниям и вообще к творчеству. А то едут и едут ко мне, убогому неучу, ученые мужи, кто с книгой своей, кто с фильмом своим, кто с политическими соображениями и выкладками, а я-то принимаю живого человека, его душу, а не его поделье только. И мое дело — молиться, чтобы Господь управил всё во благо, на пользу трудящемуся и на пользу тех, ради кого он трудится.

Вот знаю я, что пишете Вы о своем духовном отце, и радуюсь, что память Ваша отдает дань благодарности и любви тому, кто так много значил в Вашей жизни. Радуюсь я и молюсь, а благословение, так же как и рецензию на Ваш труд, надо брать от того священника, с которым вместе Вы трудитесь, который печется об издании Вашей книги. Укрепи Вас Господь и даруй силы и духовную мудрость в трудах.

Бог

Дорогие о Господе И. и Л.!

Сорадуюсь вашей радости. Берегите друг друга, а наипаче берегите в памяти и в сердце следы милосердия Божия, так явственно зримые в вашей жизни.

А еще не забывайте из своего духовного опыта познанную духовную брань, и что враг силён, но всесилен только Бог. Храните Господа в жизни своей, и Он сохранит вас.

Дорогая о Господе О.!

Письмо Ваше я получил и просьбу о молитве выполню. Но, судя по письму Вашему, живете вы далеко не по закону Божию, хотя и православные. Доброта вообще — качество хорошее, но и она должна контролироваться светом Божиих повелений. Ведь Светлана-то живет в смертном грехе из-за своей доброты, и это ее погубит.

И еще: писать имя Божие надо всегда с большой буквы, ибо Бог — источник жизни, и в жизни своей Бога надо иметь стержнем основным.

Умудри Бог и научи рабу Свою О.

Дорогая Т.!

Молюсь о тебе всегда, да не оскудеют в тебе дары Господни, не омрачит житейская суета чистоту сердца и души твоей.

А крылышки наши иногда повисают, и нет сил взмыть в небо, это ничего, это наука из наук, которую мы проходим, лишь бы желание видеть небо над головой, небо чистое, звездное — небо Божие, не исчезло.

А слезы, труд, болезнь сердца на нашем пути неизбежны.

Не исчезай, чадце.

О мамочке будем молиться.

Божии люди

Дорогие мои чадца!

Как же вы осиротели, да и не только вы, но и мы. Уходят в мир иной Божий люди, те, кто жизнью своей засвидетельствовал, что они истинно Божии. И таких людей остается всё меньше, и пустеет мир. А что скажет о себе следующее поколение, еще неясно, но пока жизнь не утешает благими ожиданиями. Жить всё труднее и именно потому, что оскудевает мир Божиими людьми. Берегите же крепко заветы мамочки своей, это не пустые слова, но золотое зерно, которое даст всходы в радость вечности. Молюсь о ней и о вас всегда, и молился и при жизни ее, и по смерти, как узнал о ее отшествии. Да будет ее молитва пред Богом о вас теперь еще более дерзновенна, как была она сильна для вас при жизни мамы. Божие благословение всем вам.

Болезнь и лечение

Раба Божия Л.!

Причину болезни младенца Вы понимаете правильно. На пропаганду советскую нам ссылаться не приходится.