История про рак

Не испытывайте судьбу. Истории от докторов и людей, победивших COVID-19

«Сидите дома», — призывают врачи с экранов телевизоров. «Никуда не ходите», — пишут на своих страницах в соцсетях люди, победившие болезнь. Одни болеют, другие лечат. Но и те и другие рассказывают нам, как им страшно… за тех из нас, кто их не слышит.

Корреспондент «АиФ» поговорила с двумя пациентами, победившими COVID-19, и двумя докторами, борющимися с этим вирусом.

В начале эпидемии сведения о каждом новом заразившемся «короной» были знамением неотвратимо наступающей беды. Сейчас вести о тысячах инфицированных превратились в однообразный информационный шум, который многих уже не пугает. А как иначе объяснить картину, что мы наблюдаем из окна? Вереницу мамаш, которые вывели своих чад на детские площадки. Любителей командных игр во дворе. Желающих попить пива на лавочке в компании соседей.

Как болела телезвезда…

В числе вылечившихся от коронавируса популярная телеведущая Аврора. «Семь лет мой муж Алексей наблюдается у пульмонолога. У него проблемы с лёгкими и бронхиальная астма. Как только у нас появились симптомы болезни, мы сразу же связались с его врачом», — рассказала она «АиФ».

Вопрос-ответ Почему дети легко переболевают коронавирусом, а взрослые тяжело? Пульмонолог направила супругов делать КТ, которое показало пневмонию. С того дня Аврора и Алексей начали дистанционное лечение под присмотром врача.

«Когда узнали о диагнозе, нам стало страшно: непонятно, что делать. Поначалу мы были растеряны», — делится Аврора.

Ехать в больницу супруги отказались: не с кем было оставить ребёнка и собаку. Но врачу пообещали, что, если температура поднимется выше 38,5, тут же позвонят в скорую. «Всё тело страшно ломило, в голову как будто забивали гвозди, а спина просто отваливалась. Температура ниже 37,3 не опускалась, иногда поднималась до 38, — написала на своей странице в Фейсбуке телеведущая. — Слабость была такая, что больше 5 минут на ногах провести было невозможно».

Через несколько дней симптомы появились и у дочки: поднялась температура и разболелось горло. Врачи из детской и взрослой поликлиник приходили к семье каждые два-три дня.

Супруги сдали два теста на коронавирус. Второй оказался положительным. Это случилось, когда они уже выздоравливали. «Когда я узнала, что у меня всё-таки подтвердили ковид, почувствовала облегчение. Ведь это означало, что я переболела и дальше буду выздоравливать», — рассказала «АиФ» Аврора.

21 апреля она написала пост, который начинался словами: «Празднуем победу над коронавирусом! Тест на „корону“ отрицательный! Карантин закончен. И это официально».

…и телезритель

Алексей Матвеев — 59-летний диабетик с повышенным сердечным давлением. Сам себя называет идеальным солдатом для борьбы с коронавирусом. «Но я его победил, — после паузы, уже серьёзно говорит он. — Вместе с девчонками». «Девчонки» — это врачи больницы № 52, где вылечили Алексея Владимировича.

Он почувствовал себя плохо 18 марта. 25-го температура поднялась до 38,5. Решил сделать КТ. Выявилась двусторонняя пневмония на фоне вируса: необходима была срочная госпитализация. Пациента доставили в отделение ревматологии 52-й больницы. Собрали консилиум, на котором выбрали препарат для лечения.

«У меня температура была уже 39. Я сказал врачам: „Девчонки, я сдаюсь в ваши руки, вам доверяю“, — рассказывает Алексей. — После этого в течение полутора часов мне прокапали лекарство. На следующий день чувствовать себя стал значительно лучше, а через день температура спала».

Но это был ещё не конец. У него начала падать сатурация (насыщение крови кислородом. — Авт.) и в какой-то момент дошла до критичного показателя 91. Врачи подключили пациента к кислороду, научили дышать на ИВЛ. Через два дня сатурация повысилась до значения 97–98.

«Я вместе с врачами был такой счастливый, что вы не можете себе представить, — радуется выживший. — Когда рассказываю, как нас там кормили, мне не верят. И булочку с изюмом приносили, и йогурт. Низкий поклон врачам 52-й больницы. Моя бы воля, я бы всем врачам и медсёстрам присвоил Героя России. Они столько жизней спасли. А сколько ещё спасут…»

Тем временем врачи теперь работают на износ. Многие переучиваются за несколько дней, чтобы трудиться в инфекционках. Работают сверх всякой нормы, от масок у них незаживающие раны. Общаются с родными по видеосвязи. И просят только об одном: «Оставайтесь, пожалуйста, дома».

Глазами врачей

31-я больница вошла в число клиник, отделения которых перепрофилировали для борьбы с COVID-19. С 10 апреля в больнице работает инфекционное отделение для пациентов с коронавирусом. В прошлой жизни Михаил Ковкин и Фади Ауде работали травматологами-ортопедами: устраняли «поломки» частей тела на операциях. Но с открытием инфекционки сменили направление деятельности.

Они работают по графику сутки/двое. День начинается с пересменки — врачи рассказывают меняющим их докторам, что произошло в их дежурство. «Утром мы с терапевтом делаем обход, обсуждаем лечение каждого пациента. Измеряем все показатели: давление, сатурацию, температуру, пульс, — рассказывает Фади Салимович. — Чтобы не упустить момент, если больному, не дай бог, понадобится перевод в реанимацию».

Михаил Игоревич признаётся, что перед открытием отделения испытывал тревогу. «Лично у меня эта перестройка заняла 2–3 смены, но в травматологии всё проще, — признаётся он. — Если у человека сломана нога, то после операции она у него уже не сломана. А здесь ты должен тщательно следить за всеми лабораторными показателями — контролировать, перепроверять анализы, делать рентген, КТ».

Анекдот для поднятия боевого духа

Форма у врачей тоже теперь не та, что прежде. Защитный костюм, высокие бахилы, две пары перчаток, респиратор и очки — без полной защиты вход в «красную зону» воспрещён. «Мы в операционной, конечно, надевали маски и очки, но операция длится в среднем час, а здесь мы часов 7 не снимаем защитный костюм, — говорит Фади Ауде. — Он давит, сковывает движения, в нём душно, не всегда всё хорошо видно».

Но даже полное обмундирование и соблюдение всех правил безопасности не дают полной гарантии защиты от вируса. Врачи — в группе риска.

Справиться со стрессом им помогает общение с другими сотрудниками. «С коллегами у нас есть два способа взаимной поддержки: юмор и сатира. По-другому поднять дух невозможно, — рассказывает Михаил Ковкин. — Когда кто-то выходит в очаг, рассказываем ему на дорожку анекдот — и вперёд!»

Работа в новом отделении не единственная перемена в их жизни. И быт теперь тоже устроен по-новому. «Я сейчас живу далеко от семьи, в отеле. Общаемся только по видеосвязи, — делится Фади Салимович. — Отдежурил день, затем день или два сидишь в гостинице. Конечно, мы не привыкли так жить. Да никто не привык».

Будни врачей в самоизоляции проходят одинаково. В первый выходной после смены они отсыпаются и восстанавливают силы. А отвечая на вопрос, чего сейчас больше всего не хватает, отвечают: «Семьи».

Как сегодня помочь врачам?

Майские праздники в разгаре. Все ждали их с начала весны, когда усталость от зимы стала невыносимой. В этом году ко всему прочему добавилась и утомлённость от самоизоляции: желание отдохнуть на природе и встретиться с друзьями стало ещё сильнее. Врачи убеждают: делать этого ну никак нельзя. «Как облегчить нашу нагрузку? Сидеть дома, как бы банально это ни звучало», — отвечает Михаил Ковкин не колеблясь.

«Контактировать с другими людьми опасно. Заразиться можно очень быстро, — соглашается с ним Фади. — Есть категория людей, чьё состояние очень быстро ухудшается на фоне хронических заболеваний сердечно-сосудистой системы, сахарного диабета. Приехал вроде нормальный, через два часа ему нужен кислород, сам дышать не может. Так что лучше не рисковать».

Самоизоляция — необходимая мера, чтобы снизить нагрузку на систему здравоохранения. «Если все заболеют одновременно, врачи, боюсь, не справятся с потоком тяжёлых пациентов — столько мест в реанимации просто не найдётся, — продолжает Фади. — Пока мощностей хватает. Что будет дальше, зависит от того, как люди будут себя вести».

Рак. Моя история от первого визита к терапевту и до постановки диагноза.

Я давно уже хотела рассказать свою историю. Я постоянно прокручиваю в голове все, что произошло со мной. Постоянно задаю себе вопрос, если бы я могла повернуть время вспять, если бы я побежала к врачу, когда у меня появился самый первый лимфоузел… Боже, столько если в моей голове. Но я уже ничего не могу изменить, мне остается лишь принять свою болезнь как свершившийся факт. Но вы можете!!! От рака никто не застрахован, никто не даст вам гарантии, что эта беда не случится с вами! При диагностики и лечении рака очень важно время! Время-бесценно! Запомните ваша здоровье нужно только вам, только вы должны бить тревогу и бежать к врачам при малейшем подозрении на эту болезнь.
Сейчас, восстанавливая в памяти некоторые моменты, я могу посоветовать лишь одно. Если у вас воспалился хоть один лимфоузел, и, тем более, если он не болит, бегите к врачу!!!
Впервые я обнаружила у себя паховые лимфоузлы, где то в феврале 2014 года, заметил их и мой муж. Но ни он, ни я не предали этому значение. Во первых, я весьма стройная натура, и маленькие горошины в паху, твердые на ощупь, у меня не вызвали никаких подозрений. Они меня не беспокоили, не болели, самочувствие было отличное, температуры нет. Да и вообще, я и не подумала, что эти маленькие горошины вообще лимфоузлы. Слишком были малы, да и по моему ошибочному мнению, воспаленный лимфоузел должен болеть.
Так прошел февраль, март, апрель. Ничего не менялось, горошины были на месте, самочувствие оставалось отличным. В первых числах мая у меня воспалились лимфоузлы подмышками, они не болели, но уже мешали мне. После праздников, а именно 10 числа я неслась к хирургу. Именно он подтвердил, что и в паху, и в подмышках воспалены лимфоузлы. Дал кучу направлений на сдачу анализов крови. Напрописывал антибиотиков.
Уже через день, 11 мая, у меня воспалились лимфоузлы под шеей, и начали болеть. Это меня немного успокоило, раз болят, значит все таки инфекция. Именно от этого числа в моем ЖЖ появилась первая запись о болезни
12 мая я сдавала кровь
14 мая я взяла номерок к инфекционисту и онкологу. Каким же страшным мне тогда казался врач онколог. Помню, как стояла в очереди к кабинету, я была самая молодая, и бабули с дедушками на меня косились. Одна бабушка все таки не выдержала, и спросила, что я здесь такая молодая делаю. А я не знала, что ей ответить, но я была уверена, что у меня какая то инфекция, да, что угодно, но не рак.
16 мая я была на приеме у инфекциониста. Опять дали кучу анализов на ВИЧ, сифилис, гепатиты и тд. И назначили антибиотики.
21 мая я была на приеме у онколога. Мой случай ввел врача в ступор. Она не знала, что со мной. Не знала онкология ли это. Врач упорно пыталась выяснить, какие изменения в самочувствии у меня произошли. Есть ли слабость, или потливость. Но я чувствовала себя отлично! Никаких изменений. Ничего не болело и не тревожило. Если убрать эстетические моменты в виде увеличенных лимфоузлов, я бы наверное и не поняла, что болею, чем то. УЗИ тоже ничего не показало, кроме того, что мои лимфоузлы однородны по структуре.Вообщем, онколог отправила меня обратно к инфекционисту и сказала пусть лечит он, если не поможет тогда и приходи. И меня лечили антибиотиками.
27 мая инфекционист сказала, что дальнейшее применение антибиотиков не имеет смысла, результата нет и не будет. Это она сказала, когда мне по сути две недели кололи эти самые антибиотики- и я не выдержала, меня начало тошнить, рвать, у меня появилась изжога. Две недели антибиотиков!!! И ноль результата! Все анализы на инфекции были отрицательны, ВИЧ отрицательно. Я, конечно, не врач, но на этом этапе у меня два вопроса. Первый- зачем меня так долго кололи антибиотиками, при этом увеличивая дозу, если никакого прогресса не было? И второй- почему меня кололи антибиотиками, если анализы на инфекции не были готовы. Не уже ли нельзя было дождаться результатов сданных анализов, выявить инфекцию, и колоть антибиотик, направленный именно на нее. А меня заранее обкалывали антибиотиком широкого спектра действия. Пока для меня эти два вопроса остались открытыми, возможно так и надо было делать, возможно врач была не права. В этот момент мои надежды стали улетучиваться. В мозгу начали всплывать мысли о раке, но мне не хотелось в это верить, просто потому, что это быть не могло.
На этом этапе хочу отметить, что если в вашем биохимическом анализе крови повышен C реактивный белок, то бейте тревогу!!! В моем случае при норме до 5, у меня был показатель 96!!!! И врачи не понимали, почему он настолько завышен. Уже пролежав в отделение интенсивной химиотерапии почти два месяца, у меня было много соседок, много историй, но у тех, у кого врачи не могли поставить диагноз и лечили антибиотиками по полгода, по году. Был также повышен С реактивный белок, и врачи так же не знали почему. И лечили, и лечили! Назначали всевозможные прогревания, что при диагнозе рак делать нельзя!!!! итак, если у вас повышен С реактивный белок, врачи не понимают почему, лечат вас, и лечение не действует, не ждите!!! Не теряйте времени!
28 мая я обратилась к платному онкологу в мед.центр Нордин. В этот же день мне сделали пункцию лимфоузла (продырявили лимфоузел иглой, взяли кровь на анализ). 3 июня должен был быть результат. Может это совпадение, но на следующий день, моя шея превратилась в нечто. Все лимфоузлы на шее увеличелись, чуть позже выскочили и по всей голове, где они есть. Я медленно превращалась в жабку)
3 июня мы приехали с мужем за результатами. Результата не было, не получилось у них( Онколог сказал надо вырезать лимфоузел. И тут мужа смутило, что вырезать нам предложили под общим наркозом, что специально для меня будет заказана реанимационная бригада, и все это удовольствие стоило 4 млн бел.руб. или примерно 14000 рос.руб. Хотя мы с мужем начитались, что это простейшая операция и делается под местным наркозом. Вообщем сомнения одолевали нас.
На данный момент обращение в мед.центр Нордин, я считаю зря потраченным временем.
Итак, живя в Беларуси, есть только одно место куда надо бежать для подтверждения диагноза, или для лечения онкологии это Республиканский научно-практический центр онкологии и радиологии им. Александрова. Все больше бежать некуда. Там собраны лучшие врачи, лучшее оборудование!
Именно туда мы и обратились 4 июля 2014 года. Там есть кабинет, специализирующийся исключительно на лимфомах, после обеда прием ведет профессор. Если упустить подробности нам назначили биопсию на 12 июля. Обратись мы чуть пораньше, мы бы успели на биопсию и 5 числа. Мне сказали, будут вырезать шейный л/у, так как он наиболее информативен.
12 июня мне вырезали лимфоузел под местным наркозом, в моем случае ледокоин.
16 июня первые результаты биопсии- у меня лимфома (красивое название диагноза Рак)
С этого дня мне было назначено КТ с усилением, МРТ, УЗИ. Которые показали поражение всех групп периферических лимфоузлов, также поражение плевры легких. Это была полная, огромная и жирная Ж!
02 июля получили окончательные результаты биопсии лимфоузла — лимфома из предшественников Т клеток, и под вопросом лейкоз. Нужно взять костный мозг, если в нем обнаружат раковые клетки больше,чем 25 то будет лейкоз. Меня записывают на трепанбиопсию костного мозга.
4 июля трепанбиопсия костного мозга
7 июля мы узнаем результаты трепан биопсии, костный мозг поражен( наличие бластных клеток 28( Для уточнения диагноза нас отправляют на повторную биопсию костного мозга, однако уже брать будут из грудины, или стернальная пункция. Едем мы в 9 клиническую больницу г. Минска.
И 8 июля у меня на руках точный диагноз- лимфообластная лимфома из предшественников Т клеток, 4 стадия. Ну что тут скажешь…Я умудрилась заболеть весьма редкой болезнью. Лечение предстоит долгое и длительное. При чем, как говорит врач, при моем диагнозе 1,2 и 3 стадия существует лишь на бумаге. А на практике все пациенты получают именно 4 стадию.
11 июля 2014 года меня кладут в отделение интенсивной химиотерапии в РНПЦ онкологии и радиологии. И именно с этого дня я начала свое больничное вещание.
Самое главное это не паниковать! Успокоиться! Точный диагноз в онкологии это очень важный аспект!!! Неправильный диагноз-это неправильно назначенная химия! А это яд, которым вас будут травить, а результата не будет. Так что правильный диагноз очень важен!!!!
И второе, это вы должны доверять своему лечащему врачу!!! Выполнять все назначения, принимать все таблетки. И прежде, чем тянуть в рот таблетку из своей аптечки, звоните врачу и спрашивайте можно ли вам ее пить! Недоверие к врачу лишь пошатнет вашу нервную систему, так что отнеситесь серьезно к выбору мед.учреждения и соответственно к врачу. Читайте отзывы, ищите форумы, вообщем интернете вам в помощь.
P.s.
фото анализов в начале лечения и фото узи

Рак — не приговор. Реальная история излечения от рака

Мне было 18, когда я узнала, что у меня рак. До этого было несколько месяцев изматывающих хождений по больницам. Слабую, бледную, похудевшую меня гоняли от врача к врачу, предполагая все новые и новые причины моего состояния. Из-за постоянного зуда я практически перестала есть и спать. Дошло до того, что я сама решила разобраться, что же со мной такое происходит на самом деле. Увидела, что по симптомам очень похоже на рак лимфатической системы.

По второму кругу по врачам я пошла уже с этим предположением. На что слышала лишь: «да что ты придумываешь», «да нет, ты же такая молодая». Изо дня в день, одно и то же. Поэтому когда я все-таки получила направление к онкологу и диагноз подтвердили, первым ощущением был не шок, а облегчение от того, что причина наконец-то найдена. Нужно только ее устранить, побороть. Ведь я молодая, я смогу — подумала я.

Гистология показала, что у меня лимфома Ходжкина. По статистике первично вылечиваются 90% , меня заверили, что и со мной будет так же. Когда я узнала, какое лечение предстоит, оптимизм мой немного спал. При моем заболевании не показано оперативное вмешательство, только химиотерапия и облучение. Началась одна из тяжелейших стадий принятия болезни. Сначала возникла агрессия. Почему я? За что мне такое в 18 лет? Я молодая, красивая, веселая, учусь на 2 курсе психологического факультета, а теперь буду прикована к кровати с бесконечными капельницами.

А самым страшным на тот момент было для меня то, что я потеряю свои длинные волосы. Я никак не могла принять диагноз, лечение. Не могла принять слово «надо», ничего не хотелось делать. Встряхнули меня и заставили лечиться только мысли о маме. Она для меня самый близкий человек. И тут я увидела, что она «болеет» вместе со мной: я похудела от болезни, она от нервов. Я единственный ребенок в семье, у нас всегда были очень близкие отношения, и тут такое. Ей было значительно тяжелее, чем мне.

В тот период я приобрела очень много друзей. «Просто знакомые» стали настоящими близкими друзьями. Я не скрывала свой диагноз. Считаю, что в России неправильное отношение к онкологии. Это не венерическое заболевание, не что-то позорное, и стыдиться этого совершенно не нужно.

Лечение я переносила тяжело. Но болезнь уходила, это было видно. Я стала поправляться. У меня появились хоть какие-то силы. Обследования подтвердили, что болезнь и правда хорошо уходит. Волосы выпали. Но на тот момент я уже приобрела красивый паричок, поэтому этот период прошел у меня более-менее спокойно. Так прошло 10 курсов химиотерапии и облучение. Меня выписали до следующего обследования. Было странное ощущение: вроде бы, безусловная радость, но в то же время — страх перед здоровой жизнью. Но, благодаря родителям, друзьям, постепенно все стало приходить в нормальное русло.

И тут, как гром среди ясного неба — РЕЦИДИВ! Почему? Я соблюдала все, о чем говорили врачи. Почему же болезнь вернулась? Только потом мы предположили, что это от стресса. При таком диагнозе нужно избегать сильных нервов. А, когда я была на последних курсах, с онкологией слег мой любимый дедушка. В то же время онкологию обнаружили у моей любимой кошки.

Когда я заболела, она стала ложиться ко мне на шею, там же у нее и обнаружили опухоль. Все говорили, что она забрала часть моей болезни. Умер дедушка. Потом кошка. Все это время я была на химии. В тот же период меня выписали. Думаю, тот длительный «заглушенный» стресс и стал спусковым крючком для возвращения болезни. К такому мы совершенно не были готовы. Началась реальная паника.

Я много общалась в интернете с людьми с таким же диагнозом и знала, что лучший способ для лечения рецидива при ЛГМ, это высокодозная химиотерапия и трансплантация костного мозга. Ее я боялась как огня. Да и как? Ведь я в Нижнем Новгороде, а трансплантацию делают в Москве. Откуда у нас, у обычной нижегородской семьи, 1 млн. рублей?

Пошел «второй круг»: биопсия, трепанобиопсия и т.д. Во время этих обследований я совершенно случайно на Дне Рождения подруги встретила молодого человека. Мы понравились друг другу. Стали ходить в кафе, гулять. И я решила рассказать ему все: о том, что болела, что пережила, о том, что сейчас предполагают рецидив, какое тяжелейшее лечение предстоит, что опять выпадут волосы, будет куча пробочек и неизвестно вообще, восстановлюсь ли я.

Почему решила все рассказать? Боялась предательства потом. Ведь лучше сейчас все решить, чем потом, когда я влюбилась и он бы узнал, он был ушел. Но он не ушел. Выяснилось, что от общих друзей он уже тогда знал о том, что я так серьезно болела, но все равно начал за мной ухаживать. Он не знал, что именно я пережила, и это поразило его. Я тогда рассказывала и плакала. Он обнял меня и сказал, что мы все преодолеем вместе!

И началась борьба. Узнала, что подобное лечение у нас проходит по квотам. То есть деньги искать не нужно. Нужно только дождаться квоту. Я поехала в ГНЦ РАМН — один из лучших центров в России по лечению онкогематологических заболеваний.

Мнения московских врачей разошлись. Одни говорили, что такого тяжелого лечения я не выдержу. Другие называли меня «перспективной», уверяли, что это единственный шанс на то, чтобы достигнуть пожизненной ремиссии. Эти врачи, мама — все мы уговорили другую половину, что меня нужно взять. И меня взяли. Оформили документы на квоту и стали ждать.

Через несколько месяцев нам позвонили, и мы поехали в Москву. Тут начался тяжелый период. Первое лечение казалось цветочками по сравнению с этим. Грела только одна мысль, что это последний шаг. Только поддержка близких держала на плаву. Первые 2 курса дали колоссальный результат. Была четкая положительная динамика. Я прошла положенные курсы.

Предстоял последний шаг — трансплантация костного мозга. Провели ее 11 марта, теперь это мой второй День Рождения. Я лежала и ждала, когда же костный мозг начнет работать. Кровь брали ежедневно. И вдруг лейкоциты начали расти. Это означало, что главные опасности позади. В один прекрасный день пришла врач и сказала, что меня выписывают.

Радости нашей не было предела. Казалось, многочисленные побочки в тот день отступили. Хотелось только быстрее собраться и уехать домой. Я ехала и плакала. Я всегда казалась себе такой слабой, а тут рак, 2 раза, на 4 стадии. Но я смогла, я выжила!

Пошел длительный период восстановления. Мы стали жить с любимым человеком. Он ухаживал за мной, как за ребенком. Но постепенно я стала восстанавливаться. Вскоре вернулась в институт. Через год мы поженились. На данный момент я в ремиссии уже 2 с половиной года. Хочется верить, что уже в пожизненной.

Я продолжаю не скрывать свой диагноз. Напротив — стараюсь просветить людей. Многие думают, что рак — это приговор, это ощущение мешает им бороться. Я рассказываю свою историю, истории моих новых друзей. Это тяжелое заболевание, но его можно побороть.

В наше время большое информационное поле: существуют онкофорумы, профильные группы в социальных сетях. В двух таких группах я являюсь одним из руководителей. Мы поддерживаем друг друга, помогает людям, которые только что оказались в такой ситуации и не знают, что делать. В России неправильное представление об онкобольных. Для большинства это смертники. Во многих странах есть понятие «cancer survivor» — победивший рак. Пора бы такое понятие вводить и у нас…
(Рекомендуем к прочтению статью про девушку которая столкнулась с анорексией и победила ее).

Алина СувороваСилы есть. Истории людей победивших рак

О чем эта книга

Когда мы задумали эту книгу, мы хотели показать, что рак – это не приговор. И для этого попросили 10 человек, победивших болезнь, рассказать о себе, своем лечении и своей жизни теперь. Это оптимистичная книга, она должна давать надежду, должна придавать сил для борьбы. Но для нас было важно, чтобы это была честная книга. Мы не просили героев приукрашивать свои истории, не просили скрывать тяжелые моменты своей судьбы.

Они рассказывали все так, как считали нужным.

У каждого из них было тяжелое лечение, им тоже было страшно и иногда опускались руки, были побочные эффекты и операции тоже были. Но главное, для них это был этап в жизни – сложный, драматичный, но только этап! Они прошли его, преодолели и живут дальше.

Живут в полную силу, радуются, смеются, помогают другим, воспитывают детей, берегут любимых или ищут настоящую любовь. Меняют профессию со скучной на интересную и вдохновляющую. Строят планы или наоборот – живут одним днем, но так, чтобы на полную катушку!

Мы восхищаемся смелостью наших героев и благодарим каждого из них за согласие рассказать нам и вам свою историю.

Спасибо! Будем жить!

Онкология – это не огнедышащий дракон, который съедает всех, кого встретит на пути. Онкология – это просто разные заболевания, которые хорошо лечатся. В России сейчас живут миллионы людей, которые прошли через операции, химию, лучевую терапию, выздоровели и счастливы. Многие женщины, которым когда-то поставили рак шейки матки, рожают детей. Я сама услышала диагноз рак молочной железы аж в 1998 году. И что? Скоро отпраздную 20-летний юбилей похорон своей онкологии.

За время лечения я очень хорошо поняла, как важна поддержка родных и друзей. Около меня находились муж, дети, две подруги – все не давали впасть в уныние. Конечно, было тяжело и физически, и морально, но я в конце концов сообразила: с болезнью следует жить, как с собакой или с кошкой. Утром встала, покормила ее таблетками, потом сказала: «Ну, болезнь, ты оставайся дома, а я на работу». Вечером вернулась, разрешила своей онкологии «покушать» нужные лекарства и занялась делами: стирка, готовка, проверка уроков у детей… Нельзя, чтобы онкология стала главным делом твоей жизни, стержнем, вокруг которого все вертится. Надо жить по иному принципу: я здоровая женщина, которая временно занедужила. День следует спрессовать так, чтобы для глупых мыслей насчет скорой смерти не нашлось бы даже крохотной лазейки, сквозь которую они могут протиснуться к вам в голову. Думаете, тяжело во время лечения исполнять служебные обязанности? Ну, это только в том случае, если таскаете шпалы на морозе. Тот, кто осел дома, лег в постель, ноет, требует к себе повышенного внимания, ждет постоянного ухода, плачет, жалуется на жизнь – вот такого человека онкология съест. Рак боится сильных, тех, кто говорит: «Да, я не очень хорошо себя чувствую, ну и что, я никогда не сдамся». Мой многолетний опыт общения с онкобольными показывает, что оптимист быстрее выздоравливает. Тот, кто дерется с болезнью, побеждает. И сейчас у вас есть то, чего не имелось у меня и у других больных 20 лет тому назад. Например, Nutridrink Compact Protein.

У меня на химиотерапии сильно упал вес, врач постоянно говорил, что организму требуется повышенное содержание белка, а мне постоянно жевать курицу и мясо совершенно не хотелось, еда не имела вкуса, аппетит пропал начисто. Как я была бы рада маленькой 125 мл бутылочке Nutridrink, которая лежит у меня в сумочке и которую я могу выпить в любой момент! Это был бы для меня настоящий подарок, но, к сожалению, лечебного питания двадцать лет тому назад не имелось, а у вас оно есть. Сейчас в распоряжении врачей мощные современные лекарства, появилось много новых методов лечения. У вас огромные возможности для того, чтобы выздороветь, поэтому не губите себя мрачными мыслями. Выздоровление зависит не только от таблеток, оно напрямую связано с вашим настроением.

Истории, которые собраны в этой книге, свидетельствуют о безграничной человеческой силе воли и стремлении во что бы то ни стало победить болезнь. Эти люди настоящие герои, которые умеют ценить жизнь и готовы бороться за каждое ее мгновение. Они пример для любого человека, которому поставлен диагноз «онкология».

Дорогие мои! Я очень похожа на вас. Во мне ничего нет оригинального, отличающегося от Тани из Краснодара, Маши из Питера, Лены из маленькой деревеньки. Я такая, как вы: и морально, и физически. Если мне, такой похожей на вас, удалось вылечиться от онкологии, то что мешает вам победить рак?

НИКОГДА НЕ СДАВАЙТЕСЬ!

Алина Суворова
Хочется спасти кого-то в ответ

Алина Суворова

26 лет

Острый лимфобластный лейкоз, перенесла трансплантацию костного мозга

Ремиссия 1,5 года

Я прошла шесть курсов химиотерапии. Тогда мне казалось, что это тяжелое лечение, но это было не так. Да, выпали волосы, тошнило периодически, я набрала вес, лицо округлилось – на своих фотографиях того времени я совсем на себя не похожа. Чтобы чувствовать себя девочкой, я заставляла себя краситься, даже когда бровей нет – садишься и рисуешь их заново.

История онкологии: от динозавров до XXI века

Онкологические болезни, являются одними из самых древних групп заболеваний. Согласно новейшим исследованиям сохранившихся останков динозавров, эти доисторические гиганты болели раком.

Видимо, онкология наблюдалась и у млекопитающих древних созданий, однако точных сведений об этом у современных медиков и ученых нет.

Хорошо известно, что раком болели многие граждане древнего Египта – искусство египтян в области погребения позволяло сохранять, помимо мумифицированных тел, определенные внутренние органы, изучение которых позволило ученым нашего времени выявить онкологию у людей, умерших около 2300-т лет назад.

Упоминания о неизлечимых заболеваниях, сопровождающихся опухолями в различных областях организма, скрытыми или с изъявлениями, встречаются в медицинских трактатах Индии, древнего Китая и Вавилона.

Лечение рака в дни давно минувшие…

Термин «рак» ввел в обращение «родитель медицины», Гиппократ. Одна из его пациенток, заболевание которой Гиппократ подробно описал в одном из своих известных трудов, «Карцинома», страдала именно раком молочной железы.

Видимо заболевание находилось уже в достаточно продвинутой стадии – когда знаменитый врач осмотрел пациентку, новообразование в ее груди было похоже на распухшее членистоногое существо, а кровяные сосуды, питавшие опухоль, набухли и стали схожи с расставленными клешнями. Поэтому Гиппократ назвал эту болезнь «karkinos», что по-гречески и означает «рак».

Вопросами лечения онкологии занимался как Гиппократ, так и Гален и Цельс – именно последнему принадлежит открытие фиксации метастаз в лимфоузлах – однако в древности ученые и медики не могли отыскать причины развития онкологии и определить ее механизм. Поэтому практически единственным способом борьбы с раком оставалось удаление опухоли, что далеко не всегда оказывалось результативным.

Древние врачи, включая лекарей на Руси, делили онкологические новообразования на «потаенные, сокрытые» и «»с изъявлениями».

Приписывали развитие онкологии раздражению кожи, душевному смятению, сжатию и трению образовавшихся уплотнений…

В дополнение к операциям, онкологию предлагали лечить травами, советовали не питаться слишком горячей, острой и пряной пищей, отказаться от хмельных напитков, не сдавливать опухоли и раны повязками, и избегать чрезмерных волнений…

Подобные методы весьма редко приводили к выздоровлению пациентов. Впрочем, трудно винить в этом врачей древних времен – они делали все возможное, чтобы победить болезнь.

От XVIII до XX века

Методы борьбы с онкологическими заболеваниями медики продолжали искать и в «новое время» — так в восемнадцатом веке были сделаны значительные шаги в этом направлении.

Вот только некоторые факты:

  • 1739-й год. Полное и четкое описание удаления онкологического новообразования оперативным путем дает хирург Вяземский.
  • 1773-й год. Подробно описал хирургическое удаление опухоли левой груди хирург Т. Эмме. Описание новообразования на клеточном уровне, позволяет определить, что речь шла о листовидной аденоме.
  • 1775-й год. В своей научной работе британский хирург П. Потт доказал, что рак кожи мошонки, которым часто страдали трубочисты, вызван регулярным загрязнением кожи сажей, продуктами перегонки каменного угля и частицами дыма.
  • 1798-й год. Четкое, изобилующее нужными разъяснениями и подробностями, описание клинической картины онкологии желудка с перфорациями дал российский врач И. Филиппович.

В середине девятнадцатого века начала быстро развиваться патологическая анатомия, был усовершенствован микроскоп – это способствовало увеличению эффективности понимания механизма развития онкологии, и борьбы с ней.

Уже к середине девятнадцатого века медики получили возможность изучения клеточного строения злокачественных новообразований, и смогли обнаружить клетки паренхимы, а также основу опухолей, состоящую из соединительной ткани и клеток, способных делиться. В этот период были высказаны гипотезы относительно появления опухолевых клеток в здоровом человеческом теле.

Теорию клеточной патологии разработал германский ученый Рудольф Людвиг Карл Вирхов. Согласно данной теории, онкология развивается как результат любых грубых внешних раздражений, например, травм. Ученые и медики получили доказательство того, что опухолевые клетки могут развиться по этой причине. А в конце девятнадцатого – начале двадцатого века, в 1889-м – 1910-м годах, были выдвинуты теории вирусного происхождения онкологических заболеваний

Борьба с онкологией — подборка фактов начала и середины двадцатого века:

  • 1904-й год – в России создана первая в мире лаборатория по изучению штаммов новообразований. Ее руководителем стал доктор медицины А. П. Браунштейн.
  • 1910-й год – профессор Н. Н. Петров дает точнейшее описание предраковых состояний в своей работе «Общее учение об опухолях».
  • 1911-й год – онколог Раус обнаруживает вирусную природу некоторых сарком кур.
  • 1915-1916 годы — японские исследователи Ичикава и Ямагива проводят эксперименты, раскрывающие влияние контакта организма с канцерогенными веществами на развитие злокачественных новообразований. Примерно в это время определяется также влияние на развитие рака радиоактивных веществ и рентген-излучения.
  • 1933-1957-й годы приносят многочисленные открытия вирусов животных, приводящих к развитию онкологии: Вирус рака груди мышей Битнера, вирус папилломы кроликов Шоупа, вирусы лейкозов мышей Гросса; вирус «полиомы» Стюарта, и так далее.

В двадцатом веке врачами и исследователями разных стран постоянно ведутся работы по экспериментальной индукции онкологии, по изучению морфологии новообразований и этиологии раковых опухолей, проводится исследование и изучение химических канцерогенных веществ…

С развитием науки и медицины стали применяться все более эффективные методы диагностики и лечения онкологических заболеваний, обнаруживались новые способы профилактики рака… К традиционному, оперативному методу лечения, «присоединились» лучевая терапия и химиотерапия…

Лечение рака – сегодня и завтра

На сегодняшний день в «арсенале» мировой медицины существуют множество средств профилактики, диагностики и лечения рака.

Простейшими методами предотвращения развития онкологии являются:

  • активный образ жизни,
  • правильное питание,
  • хорошая физическая форма
  • отказ от вредных привычек,
  • обитание в экологически чистой среде.

Также эффективная профилактика рака – регулярное медицинское обследование. Онкология хорошо лечится на ранних стадиях развития.

Среди методик диагностики онкологии:

  • МРТ – магнитно-резонансная томография.
  • СТ – компьютерная томография.
  • ПЭТ СТ – позитронно-эмиссионная томография.
  • биопсия
  • маммография,
  • УЗИ
  • анализы крови на онкомаркеры – вещества, содержание которых в крови меняется, в зависимости от развития онкологии.

Лечение рака на сегодняшний день проводится с применением химиотерапии, лучевой терапии, брахитерапии (она же контактная лучевая терапия), иммунотерапии, использования стволовых клеток костного мозга, и оперативных методов, нередко – эндоскопическим путем, а в странах Европы и Израиле – с применением робототехники.

Врачи и ученые сегодня многое знают об онкологии, однако не собираются останавливаться на достигнутом. Продолжающиеся исследования различных типов рака уже подарили миру:

  • Диагностику, позволяющую уточнить степень риска рецидива некоторых видов онкологии.
  • Тесты, обнаруживающие онкологию на первичных стадиях развития
  • Раскрытие потенциала природных средств для лечения и в особенности – профилактики раковых заболеваний.
  • Информацию о генах, отвечающих за развитие некоторых видов онкологических заболеваний.
  • Молекулярную диагностику рака
  • Безоперационные и малоинвазивные методики лечения онкологии.

И прочие открытия, которые в недалеком будущем найдут практическое применение, что позволит медикам чаще одерживать победы над онкологическими заболеваниями различных типов. Вероятно, однажды рак перестанет быть основной причиной преждевременной смерти людей — на это надеются все онкологи мира.

——————————

Онкологический центр «Давидов»

Качественная диагностика и эффективное лечение онкологических заболеваний ведущими врачами-онкологами Израиля. Индивидуальная комплексная помощь при любых видах рака.

Диагностика и лечение рака в Комплекс Ассута (Израиль)
Онкологический центр в Комплекс Ассута приглашает воспользоваться услугами лучших онкологов Израиля. Точная диагностика любых онкологических проблем, передовые методы лечения! Подробности вы найдете