Иулиания Соколова иконы

Преподобный Сергий — иконы монахини Иулиании (Соколовой)

Тяжелое было то время. Русская земля страдала от татарских нашествий, от княжеских междоусобиц, от вражды, эгоизма и ненависти, царивших повсюду.

Известный иконописец, монахиня Иулиания, в миру Мария Николаевна Соколова, сохранила и передала ученикам и последователям живые традиции древнерусской иконописи в один из самых тяжелых периодов в истории Русской Церкви. С начала 20-х годов прошлого века она начинает серьезно изучать русскую икону, работает с древними образцами. С 1946 года монахиня Иулиания деятельно участвует в возрождении древней обители — Троице-Сергиевой Лавры, которая находилась тогда в полном запустении. Здесь, в Лавре, дарование ее раскрылось наиболее полно. Она проявила себя как иконописец, реставратор и учитель молодежи.

Прорись иконы преподобного Сергия

3 мая 1319 года в семье радонежского боярина Кирилла и супруги его Марии родился сын, названный Варфоломеем. Но еще до его рождения Промысл Божий отметил это дитя, как будущего великого служителя Пресвятой Троицы. Детство, отрочество и юность Варфоломея протекали в годы, когда князья, обязанные ездить на поклон к ханам, не знали, вернутся ли они живыми, и, отъезжая, прощались с семьями, уходя, как на смерть; когда по всей Русской земле разъезжали татарские баскаки, творя, что хотелось: сжигали и грабили города и сёла, разоряли храмы, убивали и уводили людей в плен; когда и русские люди научились наносить обиды, и не только чужим, но и своим; когда страшно было и в дороге, и дома; когда русские князья, ссорясь между собой, ни один не хотел уступить другому и воевали, стремясь захватить каждый себе удел побольше. Никто не смел и думать об освобождении от страшного татарского ига.

Рака с мощами преподобного Сергия Радонежского

Рака с мощами преподобного Сергия Радонежского

Икона преподобного Сергия Радонежского с житием у раки святого

И вот в дремучем лесу, на Маковце, близ Радонежа, чтитель Пресвятой Живоначальной Троицы юный инок Сергий заложил Троичный храм, «чтобы, по словам жизнеописателя, постоянным взиранием на него побеждать страх ненавистной раздельности мира». Пресвятая Троица именуется Живоначальной, то есть началом, родником, источником жизни, как Единосущная и Нераздельная, ибо единство в любви есть жизнь и начало жизни. Апостол любви святой Иоанн Богослов говорит нам: «Мы перешли из смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти» (1 Ин. 3, 14). Сообразно с этим одна из многочисленных пословиц русского народа гласит: «Жить — любви служить». Возможно само возникновение этой пословицы относится ко времени жизни Преподобного Сергия.

Явление Божией Матери преподобному Сергию. Икона в Серапионовой палате

Не более двух-трех лет провел инок Сергий в одиночестве пустыни, как о нем всюду заговорили, как о духоносном подвижнике и молитвеннике, и из ближайших деревень и сёл потекли к нему все, угнетаемые тяготами тогдашней жизни, сначала за советом и поддержкой, за молитвой и наставлением, а потом, привлекаемые теплотой его любви и жаления. Один за другим начали селиться подле него искавшие укрыться под благодатным покровом Пресвятой Троицы от мрака, злобы и розни, разлитых повсюду.

Служа всем, преподобный Сергий сам носил воду, рубил дрова и, будучи игуменом, всегда пек просфоры. Роспись Серапионовой палаты

С детской преданностью и благоговением смотрела братия обители на своего возлюбленного наставника, который учил их во всём только своим примером, и старались подражать ему в служении друг другу, в смирении друг пред другом, в терпении, молитвах и трудах.

Господь показал преподобному Сергию в видении птиц множество его учеников. Роспись Серапионовой палаты

Идея Пресвятой Троицы для самого Преподобного Сергия была заповедью общежития, где не говорят: «это — мое, это — твое», «откуда изгнаны слова сии, служащие причиной бесчисленного множества распрей»,- как пишет св. Иоанн Златоуст. По введении в своей обители общежительного устава Преподобный, как истинно русский человек, заповедал своей братии добродетель гостеприимства и сам был в этом образцом, подавая всем дары всех родов, от хлеба насущного и до исцеления души и врачевания тела. Не забыты были даже в то тяжелое время служащие утешением детям игрушки. Их делал сам Преподобный. Всё это располагало исстрадавшегося во мраке всеобщей озлобленности и эгоизма, духовно изголодавшегося русского человека ко взиранию храма Пресвятой Троицы, к созерцанию в нем прообраза Божественного единства и любви.

Преподобный Сергий Радонежский благословляет великого князя Московского Димитрия Донского на Куликовскую битву и предсказыает ему победу. Роспись Серапионовой палаты

Перед кончиной свт. Алексий предложил Преподобному Сергию золотой крест и митрополию Московскую. Преподобный Сергий со смирением отклонил это.

Поэтому, Троичное храмоздательство на Руси связано с именем Преподобного Сергия, и не без причины такие храмы имели обычно, Сергиевские приделы.

Из книги монахини Иулиании Соколовой «Труд иконописца».

Прп. Сергий, трапезуя с братией, безмолвно поклонился благословению свт. Пермского Стефана, проезжавшего в Москву далеко от обители

Прп. Сергий, трапезуя с братией, безмолвно поклонился благословению свт. Пермского Стефана, проезжавшего в Москву далеко от обители

Прп. Сергий во время Божественной Литургии сподобился видимого сошествия Святого Духа в образе огня на Святые Дары и сослужения Ангела.

Покров Пресвятой Богородицы

Прп. Сергий передает игуменство прп. Никону

Обретение мощей прп. Сергия Радонежского

Икона преподобного Сергия Радонежского

Фото — patriarchia.ru, иконы — Е. Алдошина «Благословенный труд».

Соколова, Мария Николаевна

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Соколова.

Монахиня Иулиания

Имя при рождении:

Мария Николаевна Соколова

Религия:

Христианство

Течение:

Православие

Дата рождения:

8 ноября 1899

Дата смерти:

19 февраля 1981 (81 год)

Награды:

Мона́хиня Иулиа́ния (в миру Мари́я Никола́евна Соколо́ва; (8 ноября 1899 — 16 февраля 1981) — известный русский иконописец и реставратор XX века, тайная монахиня Русской православной церкви.

Биография

Родилась 8 ноября 1899 года в семье священника. Духовная дочь святого праведного Алексея Мечёва.

После окончания гимназии поступает в частную художественную студию, преподаёт рисование в советской школе, работает художником-графиком в различных издательствах.

В 1920-х годах изучает иконопись у художника-реставратора Василия Кирикова, пишет копии древних икон и фресок, постигает технику иконописи и секреты композиции.

В 1946 году вновь открывается Троице-Сергиева лавра и Мария Николаевна посвящает себя иконописи, реставрации и обучению молодёжи. Ею расписана Серапионова палата, написан образ Сергия, помещенный у гробницы с его мощами, созданы иконы «Явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию», «Собор Русских святых», «Собор святых града Владимира», «Собор Ярославских святых», «Собор святых первосвятителей всея России», «Собор святителей, в земле Российской просиявших» и многие другие.

С 1957 года на протяжении 23 лет Мария Николаевна руководит созданным ею иконописным кружком при Московской Духовной Академии, а с 1976 года — реставрационно-иконописной мастерской.

За десять лет до кончины приняла тайный постриг с именем мученицы Иулиании.

Скончалась 16 февраля 1981 года.

Награды

  • Орден святого князя Владимира III степени (1970)
  • Орденом святого князя Владимира II степени (1975)
  • Орден преподобного Сергия Радонежского (1980).

Библиография

Ссылки

  • М. Н. Соколова (монахиня Иулиания) «Труд иконописца»

Ко дню памяти матушки Иулиании (Соколовой)

Плоды благословенного труда.
Ко дню памяти матушки Иулиании (Соколовой, † 16.02.1981)
«Все святые, в земле Русской просиявшие». Икона. 1934 г. (Троицкий собор Троице-Сергиевой лавры)
35 лет назад ушла из жизни монахиня Иулиания, в миру Мария Николаевна Соколова, один из крупнейших иконописцев XX века. Во многом благодаря ей в самые трудные для России времена на прервалась и сохранилась древняя традиция. Святые образы, созданные матерью Иулианией, стали не только значимым культурным явлением. Они явились живым свидетельством того, что духовная жизнь православного народа продолжалась и в годы богоборчества. О служении подвижницы благочестия рассказывает ее внучатая племянница и ученица, преподаватель иконописной школы Московской Духовной Академии, Наталья Алдошина.
— Трудно помыслить, как в 20-40-ее годы возможно было писать иконы, ведь тогда даже интересоваться христианством было опасно. Как удавалось матери Иулиании заниматься церковным искусством и что ее на это подвигло?
— Талант живописный у нее проявлялся с детства, да и ее родственники, отец, священник Николай Соколов, и дядя, были одаренными художниками. Поэтому уже тогда Мария Николаевна посещала все выставки и знала всех мастеров живописи, рисовала каждую свободную минуту.
Но с ранней юности ее отличал особый духовный настрой, почти монашеская строгость. Трудности революционного времени, а ей было тогда 18 лет, она воспринимала с необыкновенным мужеством, ее стойкость была удивительной. В самые страшные времена она не пропускала ни одной службы в церкви, была не просто прихожанкой известного московского храма Святителя Николая в Кленниках, но и впоследствии стала духовным стержнем его общины. Когда храм закрыли, а священники находились в ссылках и лагерях, Мария Николаевна собирала его прихожан для общей молитвы, к ней обращались за советом и за помощью.
С того времени сохранились десятки образов, написанных ей. Писать приходилось на разных картонках, холстах, досках небольшого размера, иногда с обоих сторон. И ведь каждую минуту мог быть обыск, даже за рождественскую елку могли арестовать, что уж говорить об иконостасе.
И ее стремление вести христианскую жизнь было и испытанием, и спасением. Действительно, почти невозможно представить, что, едва держась на ногах от голода, она не оставляла своих занятий, много читала, молилась, осознавала необходимость духовного бодрствования. Но Господь, посылая нам и нашей стране тяжелейшие испытания, в то же время дает всегда утешение и надежду. Первым таким утешением стала для Марии Николаевны община храма на Маросейке – настоящая христианская семья. Все ее члены помогали друг другу выжить. В общину входили сотни людей и, хотя они были разного достатка и положения, все отдавали в храм десятину, а из этой казны выделялась помощь особенно нуждающимся.
И вторым таким утешением, причем не только для Марии Николаевны, но для всей верующей России, стало открытие мира древнерусской иконы. В 1913 году состоялась первая выставка старинных образов, расчищенных от поздних записей. Это было настолько великое событие для русской культуры, что душа Марии Николаевны не могла не воспринять его. Потом она изучала иконы в доме Васнецовых, где было большое собрание, в студии художников Рерберга и Хотулева, куда заходил и Нестеров. Это все были замечательные мастера, но этот мир икон был тайным, так как люди умели молчать.
Много взяла она и у известного иконописца, реставратора и ученого Василия Кирикова. Например, вместе они копировали чудотворный образ Владимирской Божией Матери.
— Жизнь матери Иулиании – удивительный пример монашеского подвига в миру. Как она пришла к этому?
— Ее духовного отца, сейчас прославленного в лике святых, священника Алексия Мечева, называли «старцем в миру». Монахи тогда еще не закрытой Оптиной пустыни говорили приходившим к ним москвичам: «Зачем вы приезжаете к нам, у вас же есть отец Алексий?». Ему в миру удавалось достигать духовного сосредоточения как в монастыре. Удивительно, что этот духоносный человек встретился Марии Николаевне, когда умер ее отец и она особенно искала наставничества. Ей было тогда всего 12 лет.
Потом в зрелости Мария Николаевна говорила: «Как важно встретить в своей жизни человека, который является живым носителем духа. Можно много читать, размышлять, но если ты хоть раз увидел близко святого человека, это меняет в корне всю жизнь». Надо сказать, что матушка особенно чутко принимала все, чему учил ее отец Алексий и те дары, которые ей были получены от него, она укрепила своей неустанной молитвой.
По кончине отца Алексия настоятелем храма на Маросейке стал его сын, отец Сергий, впоследствии священномученик. Мария Николаевна, которая всей душой с ранней юности стремилась к монашеству, просила его благословения на постриг. Сохранился ответ священника, который он ей написал: «Отречение от мира шире пути иноческого. Иночество есть один из видов этого отречения. Его высшая форма. Заживите по-настоящему для Господа и Его жизнью и почувствуете, что идете тем же путем, что и иноки… Только не забывайте, что сейчас время особенного служения ближним. Пусть в Вашей мере это служение будет и Вашей молитвой, и Вашей жизнью в Нем и с Ним. Никогда еще не страдали так Его братия меньшие, как теперь. Главное, живите для Бога и в Нем с людьми, выполняя в меру все положенное каждому христианину. Тогда, в свое время, если благословит Господь, войдете легко и в лик ангелоподобных. Только так, а не иначе».
И Мария Николаевна выполнила указание своего духовника. Тайный монашеский постриг она приняла только в 1970 году с именем святой мученицы Иулиании (память 30 августа, совпадает с празднованием преподобного Алипия Иконописца). О том, что она была монахиней, все узнали только после ее смерти.
— Известно, что Мария Николаевна спасла несколько святынь Никольского храма. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?
— У нее дома в комнате находился написанный ею образ Святителя Николая, внутри которого был спрятан антиминс храма на Маросейке. Также она хранила Феодоровскую икону Божией Матери, ту самую, перед которой молился отец Алексий Мечев и незадолго до революции он увидел, как слезы потекли из глаз Матери Божией. Святыни Никольского храма оказались у нее после того, как он был закрыт, а все священнослужители были отправлены в лагеря или ссылки. За Марией Николаевной тоже шла слежка, неоднократно были попытки ее арестовать, она буквально в последний момент иногда успевала выпрыгнуть в окно или уйти из дома через черный ход. Но, с другой стороны она ничего не скрывала – посещала священников в лагерях, дома у нее проходили тайные литургии, если находился священник. Много лет спустя мать Иулиания передала Феодоровский образ в Московскую Духовную академию, а в 90-е годы он был возвращен открывшемуся храму Святителя Николая в Кленниках.
— Как была создана знаменитая икона «Всех Святых, в земле Российской просиявших»?
— У Марии Николаевны была очень тесная духовная связь с владыкой Афанасием (Сахаровым), который составил службу Всем Святым, в земле Российской просиявшим. Как известно, в 1918 году было восстановлено церковное празднование этого дня. Именно Святитель Афанасий благословил и вдохновил Марию Николаевну на создание иконописного образа всех русских святых. Эта икона стала предельным выражением чаяний верующих людей в то время, молением о спасении ко всем святителям, преподобным, мученикам, юродивым русской земли, которые жили в разные исторические эпохи и с любовью и смирением разделили все испытания, которые были посланы Богом нашей Родине. Икона была освящена в 1934 году. Кто еще, как не наши дивные угодники Божии мог помочь выстоять, выжить в то время? Конечно, икона стала плодом духовного делания и многолетних размышлений Марии Николаевны. Владыка Афанасий сам свидетельствовал о том, что только она могла создать подобный образ. Ведь всегда сила и глубина иконы рождалась из внутренней ясности и духовного совершенства того, кто эту икону писал.
Подобных соборных икон до этого не было, такая иконография вообще была создана Марией Николаевной впервые. Были отдельные святые, собранные в ряд. А вот здесь они в таком созвездии, собраны вокруг Града Избранного, пришедшие от всех концов земли, что подчеркивает символическая география Руси, показанная на иконе. Круговая композиция, отражает полноту церковной соборности и подчеркивает икону Святой Троицы преподобного Андрея Рублева освящающую собор русских святых. Непосредственно живописному труду предшествовало глубокое изучение жития и иконографии каждого угодника Божия, который изображен на иконе.
Как вспоминал Владимир Быков, близкий человек к матушке Иулиании, тоже верный член приходской общины Никольского храма, тайный священник: «После написания этой иконы она перестала быть просто иконописцем Маросейской общины и стала иконописцем всей Русской православной Церкви».
— С момента кончины монахини Иулиании прошло больше 30 лет. Что для современных иконописцев значит ее наследие сегодня?
— Она оставила нам наследие не только художественное. Те 23 года, которые она трудилась в Лавре Преподобного Сергия и где она организовала иконописную мастерскую, все, кто хотел научиться иконописи могли воспринять это искусство непосредственно от нее, на практике. Она никому не отказывала и принимала всех желающих. Это было очень важно для нее, она хотела привить понимание древней иконы, любовь к ней в церковной среде. Все-таки для многих было непонятно каноническое искусство, традиции реалистической религиозной живописи были укоренены. И ее сообщения, лекции, рассказы были для учеников не только технической, но и духовной школой. Сама матушка говорила, что духовное видение, духовное прозрение являются основой изобразительного искусства – это как дар Божий, он дается только за смирение и чистоту жизни. Не каждый талантливый художник сможет написать икону.
Сейчас много споров о том, какой должна быть современная икона. Есть множество иконописцев, проводится много выставок, в храмах все доступно. Но что удивительно, именно работы матери Иулиании производят необыкновенное впечатление даже на искушенных современных профессионалов. Например, известная выставка ее работ в музее имени Рублева – сначала планировалось, что она пройдет в течении месяца, но из-за необычайного интереса к этим иконам она длилась втрое больше. Это действительно был живой интерес, а ведь многие хорошо знали творчество матушки по репродукциям, но все равно были поражены. Все отмечали необычную духовную атмосферу, от образов исходила необыкновенная тишина и ясность. Смотришь и понимаешь, что каждый образ очень молитвенный. Эти иконы отличает духовная наполненность – то, что делает икону иконой.
— В чем особенность метода обучения иконописи, который применялся матерью Иулианией в стенах Троице-Сергиевой лавры?
— Как известно, в старину мастерство иконописи передавалось от учителя к ученику. В монастырях молодые послушники долгие годы наблюдали за работой мастера, постепенно проходя все ступени обучения и духовного возрастания, от подготовки материалов и красок до непосредственно писания образов. До нас дошли также сведения о школе Палеха – о прорисях, методах припороха, переводов и т.д. Другой исторически сложившийся принцип обучения – академическая школа реалистической живописи.
Метод монахини Иулиании, можно сказать, синтезировал в себе все эти различные приемы обучения, в этом его уникальность. Всю жизнь она очень углубленно изучала все существующие научные труды, посвященные иконе, у нее была удивительно богатая библиотека – и потом она делилась этими знаниями с учениками.
Поэтому ее книга «Труд иконописца» действительно удивительное пособие, доступное, четко выстроенное по этапам сложности. Оно описывает весь процесс создания иконы от начала и до конца. Конечно, его нельзя назвать синтезом всего духовного наследия матушки Иулиании. Но оно дает нам ценную методику, понимание того, с каким молитвенным настроением должна писаться икона, и, с другой стороны, четкие технические рекомендации, теоретическую базу. Матушкой также были сделаны образцы, на которых она показывала этапы иконописания – это позволяло наглядно показать каждую стадию работы. По этим пособиям сегодня учатся современные иконописцы.
Роспись Серапионовой палаты Троице-Сергиевой Лавры
В обители преподобного Сергия
В 1946 года была вновь открыта Троице-Сергиева Лавра, и ее наместник, архимандрит Гурий (Егоров), сразу же пригласил Марию Николаевну Соколову помочь восстанавливать обитель. Она как раз вышла тогда на пенсию и уже могла все свое время посвятить только иконописи. Если в 20-30 годы мать Иулиания накапливала мастерство, знания, с помощью своей огромной духовной библиотеки скрупулезно исследовала все тонкости древнего искусства, то в 50-годы наступил период ее творческого расцвета. В Лавре она могла свободно писать на полноценных больших досках, выполнять масштабные работы.
В 1949 году она сделала роспись Серапионовой палаты, места кельи преподобного Сергия – особой лаврской святыни. С 1955 по 1957 год в Троице-Сергиевой лавре в храме Преподобного Сергия наместником Пименом (Извековым) были устроены два боковых придела во имя преподобного Серафима Саровского и во имя святителя Иоасафа, епископа Белгородского. Мария Николаевна выполнила проект иконостасов и написала все иконы. Нужно отметить, что реставрационные работы, которые проводились во всех храмах лавры до 1980 года, осуществлялись под руководством матушки и при ее непосредственном участии.
Примечательно, что в лавре она не копировала, а сама должна была создавать иконописные образы. Например, ее роспись Серапионовой палаты поражает каждого, кто туда попадает: это удивительное по своему замыслу монументальное творение, были найдены такие неожиданные решения, которые заставляют пространство как бы раздвигаться, стены, архитектура не чувствуются. Известно, что большое влияние на художницу оказали фрески Дионисия, которые ей довелось изучать и копировать, и в Серапионовой палате это особенно заметно — здесь особая жемчужная, светозарная красочная палитра.
В обители преподобного Сергия мать Иулиания основала иконописную мастерскую, которая стала alma mater для нескольких поколений современных иконописцев. Неизвестно в точности, сколько всего икон было ею написано. Именно в лавре Преподобного Сергия, среди братии монастыря, среди будущего духовенства для нее было очень важно утвердить традиции канонического искусства, значение которого тогда еще было недооценено многими даже в церковной среде.
Монахиня Иулиания всегда откликалась на бесконечные просьбы желающих иметь иконы ее письма. Как выяснилось потом, почти каждый, кто приходил в Лавру, учился или молился здесь длительное время, имел образ своего святого покровителя, написанный Иулианией. Теперь эти иконы находятся в разных монастырях, храмах и у частных лиц. Так до конца своей жизни она неустанно трудилась, умела очень четко организовать свое время, чтобы выполнить множество послушаний.
В 1990 году при Московской духовной академии была создана первая в стране иконописная школа. Образы, написанные матерью Иулианией, и метод ее обучения легли в основу программы школы.
16 февраля 1981 года последовала блаженная кончина монахини Иулиании. Чин погребения совершался в лавре в храме Преподобного Сергия. Первым простился с покойной Святейший Патриарх Пимен. Похоронена монахиня Иулиания на кладбище микрорайона «Семхоз» в Сергиевом Посаде.
В Московской духовной академии особо чтят память матушки. Ежегодно в день кончины монахини Иулиании, 16 февраля, в Покровском академическом храме совершается панихида, ученики и последователи замечательной подвижницы благочестия собираются, чтобы вместе помолиться о ней.
Отец Иоанн Крестьянкин говорил: «О монахине Иулиании надо и должно вспоминать не как об иконописце только, но как о человеке-христианине, жившим Богом не только своей специальностью, но всеми своими проявлениями. А это в наше время становится исключительной редкостью, и это блестки Руси уходящей, Святой Руси…»
2016 год.
По материалам книги Натальи Алдошиной «Благословенный труд».
Процитировано с сайта Свято-Троицкой Сергиевой Лавры

Нина Николаевна Ефремова (монахиня Сергия)

На Святой Земле, 2012 год

«Тихая, мягкая, скромная, никогда не желающая привлекать к себе лишнего внимания», – такой Нину Николаевну запомнили сёстры подворья Иоанновского монастыря в посёлке Вартемяги, куда она часто приезжала в гости. Там она провела Страстную седмицу 2019-го года. Там и упокоилась навечно менее, чем через год, в конце первой Великопостной седмицы 2020-го.

По смерти человека во многом можно судить и о его жизни… Бывали случаи, по рассказам очевидцев, когда, например, в Екатеринбурге, хотели постричь одну рабу Божию в монашество, но не успели. Её душа покинула тело до принятия ангельского чина. Но история Нины Николаевны иная – и во многом необыкновенная… Здесь небольшой рассказ только о последних часах её земной жизни.

Друзья и родственники, близкие люди знали о тяжёлой онкологической болезни будущей матушки Сергии. Но такого быстрого перехода в вечность не ожидал никто. Даже напротив, казалось, что здоровье Нины Николаевны, в очередной раз находившейся в больнице, пошло, если не на поправку, то точно на улучшение. Она даже пригласила в Петербург своих московских друзей на весенние праздники.

Престольный праздник прп. Сергия Радонежского на скиту Московского Данилова монастыря в Рязанской области с духовником архимандритом Алексием (Поликарповым), 18 июля 2014 года

Незадолго до этого, находясь в больнице, Нина Николаевна по предложению и благословению своего духовника, епископа Солнечногорского Алексия (Поликарпова), наместника Свято-Данилова ставропигиального монастыря в Москве, с радостью дала согласие на совершение монашеского пострига и начала по мере сил готовиться к нему.

О принятии монашества она подумывала уже давно, – но до последнего времени не могла и не хотела оставлять свои труды в ставшей уже родной бухгалтерии Валаамского монастыря, работу которой она организовала и возглавила в далёком 1989-м году, сразу же после её открытия.

Казалось, что времени на подготовку впереди ещё достаточно, – и о предстоящем постриге решили пока никому не сообщать, даже близким. Знали о нём всего четыре человека: сама Нина Николаевна, владыка Алексий, игумения Иоанновского ставропигиального монастыря в Петербурге Людмила, которая по просьбе владыки согласилась помочь организовать чинопоследование и принять к себе новопостриженную, а также близкая духовная сестра, которая помогала поддерживать связь между ней и духовником.

Божиим промыслом на первой седмице Поста, в среду четвёртого марта, владыка Алексий встретился со Святейшим Патриархом Кириллом и взял у него устное благословение на монашеский постриг своей духовной дочери. Именно в этот день Его Святейшество читал Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского в Даниловом монастыре.

При первой возможности Нина Николаевна старалась вырваться на любимый Валаам

А на следующий день, пятого марта, Нине Николаевне внезапно стало значительно хуже. Давление стало резко падать, её перевели в кардиореанимацию под постоянное наблюдение. Узнав о случившемся, родные, друзья, братья и сёстры её большой духовной семьи усилили молитвы за болящую.

Буквально в считанные часы был решён вопрос об организации пострига прямо в палате. Поскольку состояние больной было критическим, дожидаться следующего утра не стали, хотя за окном уже смеркалось. И поздно вечером, в десятом часу того же дня, пятого марта, у постели умирающей встретились для совершения Таинства насельник Валаамского монастыря иеромонах Корнилий и игумения Людмила, ставшая духовной матерью-восприемницей постригаемой.

Несколько раз врачи, по просьбе батюшки, отключали мониторы, следившие за давлением и частотой сердечных сокращений, – своими непрерывными тревожными сигналами они создавали сильную звуковую помеху. Чинопоследование пострига в малую схиму пришлось прервать, чтобы причастить уходящую, так как все опасались, что не успеют его закончить. Но после принятия Святых Тайн те же датчики замолчали, – к удивлению всех собравшихся…

Число присутствовавших на этом необычном постриге постоянно менялось. Врачи и медицинский персонал то и дело заходили в палату, чтобы увидеть там нечто невероятное. Было непостижимо: как человек, который с давлением 35/0 и пульсом 23 удара в минуту должен быть без сознания, мог не только держать свечу, но и отвечать на вопросы священника, подавать ножницы…

По благополучном завершении Таинства отец Корнилий сказал несколько назидательных слов тем, кто был рядом. Новопостриженная монахиня Сергия, до последнего момента сохранявшая сознание, успокоилась и уснула… И только в два часа ночи она мирно отошла в вечность навстречу своему Небесному покровителю преподобному Сергию Валаамскому, обитель которого она верою и трудами возрождала на земле более тридцати лет.

Похороны новопреставленной монахини Сергии были назначены на следующий день, в субботу. Отпевали её на Карповке в Иоанновском монастыре; а похоронили на подворье этого же монастыря в посёлке Вартемяги. Когда сёстры накрывали поминальный стол, то волновались: всем ли гостям хватит места? Сестринская трапезная небольшая, вмещающая не более тридцати человек. Поставили дополнительные стулья и возложили надежду на Господа. Мест хватило всем, – и ни один стул не остался пустым…

После отпевания в Иоанновском женском монастыре на Карповке 7 марта 2020 года

Сплетение судеб

Немного в стороне от могилки монахини Сергии покоится её родная мама – монахиня Елисавета, отошедшая ко Господу в возрасте 89-ти лет, – и тоже являющаяся постриженицей Иоанновской обители. Как оказалась, ещё в молодости Нина Николаевна была знакома со старейшим клириком монастыря на Карповке – отцом Георгием (Очкаловым). Он похоронен на этом же кладбище в нескольких метрах от монахини Сергии. По рассказам их друзей, родители молодых людей, будучи глубоко верующими, даже пытались устроить их помолвку, но мероприятие это не увенчалось успехом.

Отец Георгий прожил всю жизнь священником-целибатом, а Нина Николаевна уже в молодые годы мечтала о монашеском служении Господу.

Похоронили новопостриженную монахиню Сергию рядом с могилой её родной матери, монахини Елисаветы, на кладбище Иоанновского монастыря в посёлке Вартемяги 7 марта 2020 года

Не менее интересную историю о связи подворья Иоанновского монастыря с монахиней Сергией рассказала одна из старейшых местных прихожанок Нина Юрьевна Янчурова:

«Приход церкви Святой Софии стал подворьем Иоанновкого монастыря только в 1993-м году. В то время нынешний восстановленный каменный храм был полностью разрушен. Службы проводились в старом деревянном доме церковного причта, где силами местных жителей обустроили домовую церковь, – и где по благословению владыки Иоанна (Снычёва), митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, в октябре 1991-го года совершилась первая Божественная Литургия.

С певчими в то время была большая проблема, и именно на этой первой праздничной службе на клиросе нам помогала Ниночка Ефремова… Она и потом ещё часто приезжала и пела в нашем хоре».

В заключение хочется добавить только один небольшой штрих к приведённым воспоминаниям.

Когда уже восстановили каменный храм, то однажды на подворье случился большой пожар: загорелся и сгорел дотла тот самый дом церковного причта. А рядом с ним стоял большой новопостроенный деревянный сестринский корпус с трапезной. Расстояние между зданиями было не более пятнадцати метров. Всем казалось, что новый корпус обречён… Но постоянно дул сильный ветер, относящий горящие угли за сотню метров в противоположную сторону.

Пожар случился 11 июля 1995-го года. И с тех пор в этот памятный день каждый год на подворье Иоанновского монастыря служится благодарственный молебен преподобным отцам нашим – Сергию и Герману, Валаамским чудотворцам.

Вартемяги, 16 марта 2020 года

Монахиня Иулиания (в миру Мария Николаевна Соколова; (8 ноября 1899, Москва — 16 февраля 1981) — известный русский иконописец и реставратор XX века, тайная монахиня Русской православной церкви.

Родилась 8 ноября 1899 года в семье священника, художника-любителя. Духовная дочь святого праведного Алексея Мечёва. После окончания в 1917 году гимназии поступает в частную художественную студию, преподаёт рисование в советской школе, работает художником-графиком в различных издательствах. В 1920-х годах изучает иконопись у художника-реставратора Василия Кирикова, пишет копии древних икон и фресок, постигает технику иконописи и секреты композиции. В 1946 году вновь открывается Троице-Сергиева лавра и Мария Николаевна посвящает себя иконописи, реставрации и обучению молодёжи. Ею расписана Серапионова палата, написаны иконы для иконостаса Никоновского придела Троицкого собора и образ преподобного Сергия, помещенный у гробницы с его мощами, созданы иконы «Явление Пресвятой Богородицы преподобному Сергию», «Собор Русских святых», «Собор святых града Владимира», «Собор Ярославских святых», «Собор святых первосвятителей всея России», «Собор святителей, в земле Российской просиявших» и многие другие. В 1952−1954 годах создала трёхъярусный иконостас для Свято-Сергиевского храма г. Фергана − копию иконостаса Троицкого собора Троице-Сергиевой лавры. С 1957 года на протяжении 23 лет Мария Николаевна руководит созданным ею иконописным кружком при Московской Духовной Академии, а с 1976 года — реставрационно-иконописной мастерской. За десять лет до кончины приняла тайный постриг с именем мученицы Иулиании. Скончалась 16 февраля 1981 года. Погребена на кладбище посёлка Семхоз близ Троице-Сергиевой лавры.