Как говорить лихачев?

Впервые я увидел Д. С. Лихачева «в деле», когда шло обсуждение проекта реконструкции Невского проспекта. Было это в шестидесятые годы. Созрело очередное покушение на красоту Невского, очередная группа реформаторов взялась переделать проспект, осовременить его, улучшить и, разумеется, «коренным образом» перестроить, заменить здания, «не имеющие большой ценности» новыми и т. п. Широковещательный проект имел солидных сторонников, желающих чем-то «выдающимся» ознаменовать свое пребывание у кормила. Начались энергичные протесты. Создали общественную комиссию, и вот там-то я увидел, с какой страстью и упорством Д. С. Лихачев защищал сохранность Невского проспекта, его образ, его историческую цельность. В те времена для многих был непривычен столь решительный тон возражения городскому начальству. Спокойно и весьма тактично он опровергал довод за доводом главного архитектора и других проектировщиков, показывая несостоятельность их аргументов. Он старался не обижать персонально, не уличать в ошибках исторических, эстетических, но за его словами чувствовалось такое превосходство знаний, что спорить становилось не под силу, и это раздражало авторов. Они привыкли к превосходству над «любителями», тем более чувствуя поддержку городских властей. Что надо этому «древнику»? — недоумевали многие, что надо этому ученому, специалисту по «Слову о полку Игореве», чего это он воюет, он-то в чем заинтересован? Есть такая категория людей, которая причину каждого мнения, поступка ищет в личном интересе.

Тот губительный проект реконструкции Невского проспекта удалось отклонить, и в этом была большая заслуга Дмитрия Сергеевича Лихачева. Мы привыкли к заслугам созидания, заслугам восстановления, то была заслуга иная, может, не меньшая — заслуга сохранения. Она, увы, всегда безымянна. Таких заслуг у Д. С. Лихачева много. Он занялся защитой памятников старины еще в 50-е годы вслед, как он сам считает, за Н. Н. Ворониным, замечательным археологом и историком архитектуры. Удалось спасти центр Новгорода от застройки высотными зданиями, спасти от сноса новгородский земляной вал. Благодаря протестам Лихачева, его выступлениям, статьям, письмам перестали без разбору вырубать дворцовые парки ленинградских пригородов…

Немудрено, что деятельность подобного рода мешала активности чиновных амбиций, пресекала некоторые пышные замыслы, вызывала, мягко говоря, недовольство. В 1970 году Лихачев вместе с группой писателей выступил по телевидению против опрометчивых, часто малограмотных переименований улиц, городов. И это также вызвало нарекания. Но, странное дело, он словно бы не считался с последствиями и неприятностями, на которые себя обрекал. При этом его никак не отнесешь к фанатикам, к нетерпимцам, наоборот, человек он мягкий, деликатнейший, скромный и предобрый. Ни разу за много лет я не слыхал от него в чей-то адрес резкого слова. Откуда же берется его доброжелательная непреклонность, редкое сочетание мягкости и твердости, умение слушать и умение убеждать? Зачем ему и впрямь эти хлопотные отвлечения от его прямой научной работы, отделенной веками от нынешних перипетий? Удивительная популярность Лихачева, его влияние, интерес к нему составляют, если можно так выразиться, феномен Лихачева, и этот феномен — явление историческое.

Судьба Лихачева, а с ней и характер его складывались своеобразно и поучительно, и надо заглянуть в начало начал, чтобы понять это явление. Отец — инженер-электрик, начальник одной из первых петербургских электростанций. Электриками стали все его братья, родные и двоюродные. Он был единственный, кто нарушил семейную традицию, поступил в университет на факультет общественных наук. Помогло ему определиться не только призвание, но и «резистентность», как называет он сам, сопротивляемость, способность не поддаваться, отстаивать свои взгляды, самостояние. Откуда оно? Разумеется, характер, врожденное качество таланта, но плюс еще школьное воспитание. Истоком многих своих качеств он считает школу. В той школе, где он учился, поощрялось иметь свое мировоззрение, в ней царили революционные традиции. Например, ему, Д. Лихачеву, поручили сделать доклад против дарвинизма. Несмотря на наивность доводов школьника-докладчика, учителям доклад понравился. Хотя они были убежденные дарвинисты. Понравилось умение ученика мыслить самостоятельно, критически, не бояться идти против традиционного, то есть то, чего они добивались. Школа воспитывала не послушность, а формировала независимость мысли, самоуважение, ибо мнение и взгляды ученика уважались, поэтому и критика воспринималась своеобразно: «Я как-то нарисовал на доске карикатуру на школьных учителей. Случайно они увидели, посмеялись вместе со всеми нами и попросили меня то же самое нарисовать на бумаге, чтобы повесить в учительской».

Самостояние духа, резистентность мысли, порожденные школой, помогли сохранить себя в тяжких испытаниях, которые вскоре ожидали Д. С. Лихачева. Он окончил университет сразу по двум отделениям — романскому и славяно-русскому. Выбрал он для себя славяно-русское. Случилось так, что он был арестован за участие в студенческом самообразовательном кружке. Лихачев сделал там доклад о некоторых преимуществах старой орфографии. Четыре с половиной года провел он в основном в Соловках. Особенность его характера состояла в том, что любые беды и лишения он умел обращать себе на пользу. Так было и там. Ему удалось немало понять в истории Русского Севера, собрать материал для первых научных статей.

Отбыв срок, Д. С. Лихачев начинает трудовую жизнь с работы редактора, затем корректора. Должности эти технические, полутехнические не воспринимались как несчастье, лишь бы они давали возможность заниматься своей наукой, текстами. Годы корректорской работы в издательстве Академии наук ныне кажутся Д. С. Лихачеву отнюдь не потерянными, он даже им благодарен: эта работа позволяла много читать. Благоговение перед жизнью, ощущение ее полноты не покидали его в любых условиях, среди его способностей есть дивная способность не придавать значения жизненным невзгодам всякого рода. Он не отчаивался, когда его увольняли и он оставался безработным, и много позже, когда его трижды не избирали в Академию наук, и еще позже… Его поддерживало прежде всего согласие со своей совестью, а защищаться от обид помогала самая отрадная из всех работ — текстологическая работа. Она погружала в осязаемое бытие древней России. Это была молчаливая работа, но она заостряла слух, зрение, позволяла различать сокровенные движения авторской души. Текстология для него становится самостоятельной наукой, изучающей всю историю текста и его дальнейшие превращения. Вот откуда пошло то проникновение в красоту, в гениальную стилистику «Слова о полку Игореве», в историческую наполненность его стиха, да и многих других древнерусских повестей, которыми занимался Д. С. Лихачев. Он открывает роскошь языка древних писателей, сложную их образную систему, их юмор, ритмику, зрительную четкость…

Можно представить себе, что, если бы не академик А. С. Орлов, не Андрианова-Перетц, которые взяли его в Пушкинский дом, он, увлеченный, поглощенный своими текстами, еще много лет продолжал бы пребывать корректором. Поступив в Пушкинский дом, он за полтора года сделал диссертацию и перед войной защитил ее. Из-за тяжелой болезни в армию его не взяли, и всю войну, все смертельное время блокады он проработал в Ленинграде в Институте русской литературы. Написал книгу «Оборона древнерусских городов», о том, как в подобных условиях действовали наши предки, спасал рукописи и книги.

Занимаясь «Блокадной книгой», я прочитал блокадные записи, которые вел Д. С. Лихачев с беспощадностью летописца. Это произведение мужества и честности ленинградца. Мы не хотели извлекать из цельности этой вещи отрывки. Сам же Лихачев, по-моему, никогда не заботился о публикации этой вещи. Рядом с методичностью ученого уживается в нем беспечная щедрость художника.

Пятьдесят лет, как работает Д. С. Лихачев в Пушкинском доме. Приживчивый характер. Хотя именно родной институт доставлял немало огорчений. Именно здесь стараниями, как это бывает, некоторых псевдоученых проваливали его выдвижение в академики, здесь обвиняли его в оторванности от жизни… И в Москве, и в других научных центрах гордились Лихачевым, зарубежные академии, университеты избрали его почетным членом, труды его переводили во всем мире, они завоевывали признание, и только в родном городе признание приходило со скрипом. Обычную эту историю стоит упомянуть ныне не ради назидания, а чтобы понять, как много пришлось испытать, перенести этому человеку, казалось бы, такой тихой, кабинетной, «отрешенной» от злободневных бурь специальности. Верной опорой его были в самые тяжелые времена его ученики и сотрудники, он создал дружный коллектив способных ученых, где выше всего ценится увлеченность, талант и порядочность.

5-11 КЛАСС

Уважаемые одиннадцатиклассники!

Данный текст может быть полезен для подготовки к сочинению на ЕГЭ.

1.Прочитайте текст и сведения об авторе текста.

2.Обратите внимание на выделенные в тексте фрагменты.

3.Выберите необходимые, на Ваш взгляд, клише.

4.Советуем использовать выделенные в тексте фрагменты и выбранные Вами клише для формулировки авторской позиции.

5.Сформулированная Вами авторская позиция может стать аргументом для другого текста с аналогичной проблемой.

1.К тексту прилагается одна проблема.

2.Учтите, что название текста не всегда соответствует тому названию, которое, возможно, существовало у автора. Поэтому в сочинении на ЕГЭ, если Вы не знаете точного названия, избегайте того названия, которое предлагается в разных источниках.

КЛИШЕ

Автор

высказывает (выражает, формулирует, проводит) мысль о том, что «…»

стремится (хочет) донести до читателя мысль о том, что «…»

заставляет читателя обратить внимание на…

призывает читателя…

считает, что…

убеждает нас в том, что

убежден в том, что…

Автору важно убедить читателя в том, что…

утверждает, что…

утверждает, что только

выступает за то,

показывает нам людей, которые…

приводит (подводит) читателя к мысли о том, что …

приходит к такому выводу: …

«…?», — спрашивает читателя автор.

восхищается (кем? чем?)

поражается (чему?)

словно приглашает вместе с ним полюбоваться (чем?)

с интересом наблюдает за (чем?)

с болью в сердце (с горькой иронией, с горечью) пишет (говорит) о том, что….

у автора вызывает негодование…

не может мириться с тем, …

выражает тревогу…

обращает внимание на то, что…

Бесспорно мнение автора о том, что…

«…» – в этих словах, по-моему, отражена основная проблема текста.

«…» – это высказывание точно отражает мысль автора.

В тексте доказывается мысль о том, что «…»

ТЕКСТ

ПРОБЛЕМА культуры речи

Как говорить? (По Д.С.Лихачёву)

1)Неряшливость в одежде – это прежде всего неуважение к окружающим вас людям, да и неуважение к самому себе. 2)Дело не в том, чтобы быть одетым щегольски. 3)В щегольской одежде есть, может быть преувеличенное представление о собственной элегантности, и по большей части щёголь стоит на грани смешного. 4)Надо быть одетым чисто и опрятно, в том стиле, который больше всего вам идёт и в зависимости от возраста. 5)Спортивная одежда не сделает старика спортсменом, если он не занимается спортом. 6)»Профессорская шляпа и чёрный строгий костюм невозможны на пляже или в лесу за сбором грибов.

7) А как расценивать отношение к языку, которым мы говорим? 8)Язык в ещё большей мере, чем одежда, свидетельствует о вкусе человека, о его отношении к окружающему миру, к самому себе.

9)Бравирование грубостью в языке, как и бравирование грубостью в манерах, неряшеством в одежде, — распространённейшее явление, и оно в основном свидетельствует о психологической незащищённости человека, о его слабости, а вовсе не о силе. 10)Говорящий стремится грубой шуткой, резким выражением, иронией, циничностью подавить в себе чувство страха, боязни, иногда просто опасения. 11)Грубыми прозвищами учителей именно слабые волей ученики хотят показать, что они их не боятся. 12)Это происходит полусознательно. 13)Я уж не говорю о том, что это признак невоспитанности, неинтеллигентности, а иногда и жестокости. 14)Но та же самая подоплёка лежит в основе любых грубых, циничных, бесшабашно иронических выражений по отношению к тем явлениям повседневной жизни, которые чем-либо травмируют говорящего. 15)Этим грубо говорящие люди как бы хотят показать, что они выше тех явлений, которых на самом деле они боятся.

16)В основе любых жаргонных, циничных выражений и ругани лежит слабость. 17) «Плюющиеся словами» люди потому и демонстрируют своё презрение к травмирующим их явлениям жизни, что они их беспокоят, мучат, волнуют, что они чувствуют себя слабыми, не защищёнными против них.

18)По-настоящему сильный и здоровый, уравновешенный человек не будет без нужды говорить громко, не будет ругаться и употреблять жаргонных слов. 19)Ведь он уверен, что его слово и так весомо.

20)Наш язык – это важнейшая часть нашего общего поведения в жизни. 21)И по тому, как человек говорит, мы сразу и легко можем судить о том, с кем мы имеем дело: мы можем определить степень интеллигентности человека, степень его психологической уравновешенности, степень его возможной «закомплексованности» (есть такое печальное явление в психологии некоторых слабых людей, но объяснять его сейчас я не имею возможности – это большой и особый вопрос).

22)Учиться хорошей, спокойной, интеллигентной речи надо долго и внимательно – прислушиваясь, запоминая, замечая, читая и изучая. 23)Но хоть и трудно – это надо, надо. 24)Наша речь – важнейшая часть не только нашего поведения (как я уже сказал), но и нашей личности, наших души, ума, нашей способности не поддаваться влияниям среды, если она «затягивает». (По Д.С.Лихачеву).

Сведения об авторе

Лихачёв Дмитрий Сергеевич (1906-1999) – русский филолог, учёный-литературовед, историк культуры, публицист, общественный деятель.

Автор многочисленных работ, посвящённых истории русской литературы (главным образом древнерусской) и русской культуры.

Труды:

Человек в литературе Древней Руси

Поэтика древнерусской литературы

Художественное наследие Древней Руси и современность

«Слово о полку Игореве» и культура его времени

Диалоги о дне вчерашнем, сегодняшнем и завтрашнем (соавтор Н. Г. Самвелян)

Я вспоминаю

Книга беспокойств

Раздумья

Об интеллигенции

Письма о добром и прекрасном

и др.

Желаем терпения в подготовке к сочинению! Будьте уверены: упорство, старание и усиленная тренировка дадут достойные результаты.

______________________________________________________________________________________

Для подготовки к ЕГЭ Вы можете воспользоваться учебным пособием «ПОЛУГОТОВЫЕ СОЧИНЕНИЯ. РУССКИЙ ЯЗЫК. СБОРНИК № 1».

Автор-составитель — учитель русского языка и литературы, автор-разработчик сайта «Егэтека» Помелова Галина Николаевна.

Подробные инструкции как воспользоваться сборником или если Вы хотите воспользоваться сборником полуготовых сочинений, напишите по адресу sunapgn@mail.ru

Назад в раздел

Газета Новосибирской епархии Русской Православной Церкви
издается по благословению Высокопреосвященнейшего Тихона
Архиепископа Новосибирского и Бердского

СПЕЦИАЛЬНЫЙ ВЫПУСК
посвященный X Новосибирским Рождественским Образовательным Чтениям

О ЯЗЫКЕ УСТНОМ И ПИСЬМЕННОМ, СТАРОМ И НОВОМ

Д.С. ЛИХАЧЕВ

Самая большая ценность народа — это язык, язык, на котором он пишет, говорит, думает. Думает! Это надо понять досконально, во всей многозначности и многозначительности этого факта. Ведь это значит, что вся сознательная жизнь человека проходит через родной ему язык. Эмоции, ощущения — только окрашивают то, что мы думаем, или подталкивают мысль в каком-то отношении, но мысли наши все формулируются языком.

Вернейший способ узнать человека — его умственное развитие, его моральный облик, его характер — прислушаться к тому, как он говорит.

Если мы замечаем манеру человека себя держать, его походку, его поведение и по ним судим о человеке, иногда, впрочем, ошибочно, то язык человека — гораздо более точный показатель его человеческих качеств, его культуры.

Итак, есть язык народа, как показатель его культуры, и язык отдельного человека, как показатель его личных качеств, качеств человека, который пользуется языком народа.

Я хочу писать не о русском языке вообще, а о том, как этим языком пользуется тот или иной человек.

О русском языке как о языке народа писалось много. Это один из совершеннейших языков мира, язык, развивавшийся в течение более тысячелетия, давший в XIX веке лучшую в мире литературу и поэзию. Тургенев говорил о русском языке -«…нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!».

А ведь бывает и так, что человек не говорит, а «плюется словами». Для каждого расхожего понятия у него не обычные слова, а жаргонные выражения. Когда такой человек с его словами-плевками говорит, он выявляет свою циническую сущность.

Русский язык с самого начала оказался в счастливом положении — с момента своего существования в недрах единого восточнославянского языка, языка Древней Руси.

1. Древнерусская народность, из которой выделились в дальнейшем русские, украинцы и белорусы, населяла огромные пространства с различными природными условиями, различным хозяйством, различным культурным наследием и различными степенями социальной продвинутости. А так как общение даже в эти древние века было очень интенсивным, то уже в силу этого разнообразия жизненных условий язык был богат — лексикой в первую очередь.
2. Уже древнерусский язык (язык Древней Руси) приобщился к богатству других языков — в первую очередь литературного староболгарского, затем греческого (через староболгарский и в непосредственных сношениях), скандинавских, тюркских, финно-угорских, западнославянских и пр. Он не только обогатился лексически и грамматически, он стал гибким и восприимчивым как таковой.

3. Благодаря тому что литературный язык создался из соединения староболгарского с народным разговорным, деловым, юридическим, «литературным» языком фольклора (язык фольклора тоже не просто разговорный), в нем создалось множество синонимов с их оттенками значения и эмоциональной выразительности.

4. В языке сказались «внутренние силы» народа — его склонность к эмоциональности, разнообразие в нем характеров и типов отношения к миру. Если верно, что в языке народа сказывается его национальный характер (а это безусловно верно), то национальный характер русского народа чрезвычайно внутренне разнообразен, богат, противоречив. И все это должно было отразиться в языке.

5. Уже из предыдущего ясно, что язык не развивается один, но он обладает и языковой памятью. Ему способствует существование тысячелетней литературы, письменности. А здесь такое множество жанров, типов литературного языка, разнообразие литературного опыта: летописи (отнюдь не единые по своему характеру), «Слово о полку Игореве», «Моление Даниила Заточника», проповеди Кирилла Туровского, «Киево-Печерский патерик» с его прелестью «простоты и выдумки», а потом — сочинения Ивана Грозного, разнообразные произведения о Смуте, первые записи фольклора и… Симеон Полоцкий, а на противоположном конце от Симеона — протопоп Аввакум. В XVIII веке Ломоносов, Державин, Фонвизин, — далее Крылов, Карамзин, Жуковский и… Пушкин. Я не буду перечислять всех писателей XIX и начала XX века, обращу внимание только на таких виртуозов языка, как Лесков и Бунин. Все они необычайно различные. Точно они пишут на разных языках. Но больше всего развивает язык поэзия. От этого так значительна проза поэтов. <…>

Чем был церковнославянский язык в России? Это не был всеобщий для нашей письменности литературный язык. Язык очень многих литературных произведений просто далек от церковнославянского: язык летописей, изумительный язык «Русской Правды», «Слова о полку Игореве», «Моления Даниила Заточника», не говоря уже о языке Аввакума. Церковнославянский язык, перенесенный на Русь из Болгарии не только через книги, но и устно -через богослужение, сразу стал на Руси своеобразным индикатором духовной ценности того, о чем на нем говорилось и писалось. Болгария дала восточным славянам высший слой языка, «полюс духовности», чрезвычайно обогативший наш язык, давший нашему языку нравственную силу, способность возвышать мысль, понятия, представления. Это язык, которому доверяли самые высокие мысли, на котором молились, на котором писали торжественные слова. Он все время был «рядом» с русским народом, обогащал его духовно.
Потом молитвы заменила поэзия. Памятуя молитвенное прошлое нашей поэзии, следует хранить ее язык и ее «высокий настрой».

О ВОСПИТАНИИ И СЕМЬЕ

Зависимость жизни семейной делает человека более нравственным.
А.С. ПУШКИН
Семья — это первичная среда, где человек должен учиться творить добро. В.А. СУХОМЛИНСКИЙ

С годами образуется пустота и разочарование у тех молодых людей, детство и отрочество которых было бездумным удовлетворением их потребностей.
В.А. СУХОМЛИНСКИЙ

В древнерусском браке не пары подбирались по готовым чувствам и характерам, а характеры и чувства вырабатывались по подобранным парам.
В.О. КЛЮЧЕВСКИЙ
Мир существует не для того, чтобы мы его познавали, а для того, чтобы мы воспитывали себя в нем.
Г. ЛИХТЕНБЕРГ

Мы понимаем под воспитанием то, что
с детства ведет к добродетели.
ПЛАТОН

Старость крепка благодаря основам, заложенным в молодости.
ЦИЦЕРОН
Образование — это воспитание для доброделания. В.А. ЖУКОВСКИЙ

Лихачев Дмитрий Сергеевич. Биографическая справка

В феврале 1928 года, после окончания ЛГУ, Дмитрий Лихачев был арестован за участие в студенческом кружке «Космическая академия наук» и осужден на пять лет за контрреволюционную деятельность.

С ноября 1928 года по август 1932 года Лихачев отбывал заключение в Соловецком лагере особого назначения. Здесь же, во время пребывания в лагере, в 1930 году была опубликована первая научная работа Лихачева «Картежные игры уголовников» в журнале «Соловецкие острова».

После досрочного освобождения он вернулся в Ленинград, где работал литературным редактором и корректором в различных издательствах. С 1938 года жизнь Дмитрия Лихачева была связана с Пушкинским домом – Институтом русской литературы (ИРЛИ АН СССР), где он начал работать младшим научным сотрудником, затем стал членом ученого совета (1948), а позже – заведующим сектором (1954) и отделом древнерусской литературы (1986).

Во время Великой Отечественной войны с осени 1941 года до весны 1942 года Дмитрий Лихачев жил и работал в блокадном Ленинграде, откуда был эвакуирован с семьей по «Дороге жизни» в Казань. За самоотверженный труд в осажденном городе он был награжден медалью «За оборону Ленинграда».

С 1946 года Лихачев работал в Ленинградском государственном университете (ЛГУ): сначала в должности доцента, а в 1951–1953 годах – профессора. На историческом факультете ЛГУ он читал спецкурсы «История русского летописания», «Палеография», «История культуры Древней Руси» и другие.

Изучению культуры Древней Руси и ее традиций Дмитрий Лихачев посвятил большую часть своих трудов: «Национальное самосознание Древней Руси»(1945), «Возникновение русской литературы» (1952), «Человек в литературе Древней Руси» (1958), «Культура Руси времени Андрея Рублева и Епифания Премудрого» (1962), «Поэтика древнерусской литературы» (1967), эссе «Заметки о русском» (1981). Русской культуре и наследованию ее традиций посвящен сборник «Прошлое – будущему» (1985).

Много внимания Лихачев уделял исследованию великих памятников древнерусской литературы «Повесть временных лет» и «Слово о полку Игореве», которые были им переведены на современный русский язык с комментариями автора (1950). В разные годы жизни этим произведениям были посвящены различные статьи и монографии ученого, переведенные на многие языки мира.

Дмитрий Лихачев был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР (1953) и действительным членом (академиком) АН СССР (1970). Он являлся иностранным членом или членом-корреспондентом академий наук ряда стран: Академии наук Болгарии (1963), Сербской академии наук и искусств (1971), Венгерской академии наук (1973), Британской академии (1976), Австрийской академии наук (1968), Геттингенской академии наук (1988), Американской академии искусств и наук (1993).

Лихачев был почетным доктором Университета имени Николая Коперника в Торуне (1964), Оксфорда (1967), Эдинбургского университета (1971), Университета Бордо (1982), Цюрихского университета (1982), Будапештского университета имени Лоранда Этвеша (1985), Софийского университета (1988), Карлова университета (1991), Сиенского университета (1992), почетным членом сербского литературно-научного и культурно-просветительного общества «Српска матица» (1991), Философского научного общества США (1992). С 1989 года Лихачев являлся членом Советского (позднее Российского) отделения Пен-клуба.

Академик Лихачев вел активную общественную работу. Наиболее значительными для себя академик считал работу в должности председателя в серии «Литературные памятники» в Советском (позднее Российском) фонде культуры (1986-1993), а также деятельность в качестве члена редколлегии академической серии «Научно-популярная литература» (с 1963 года). Дмитрий Лихачев активно выступал в СМИ в защиту памятников русской культуры – зданий, улиц, парков. Благодаря деятельности ученого удалось спасти от сноса, «реконструкций» и «реставраций» много памятников в России и на Украине.

За свою научную и общественную деятельность Дмитрий Лихачев был удостоен многих правительственных наград. Академику Лихачеву была дважды присуждена Государственная премия СССР – за научные труды «История культуры Древней Руси» (1952) и «Поэтика древнерусской литературы»(1969), и Государственная премия Российской Федерации за серию «Памятники литературы Древней Руси» (1993). В 2000 году Дмитрию Лихачеву посмертно была присуждена Государственная премия России за развитие художественного направления отечественного телевидения и создание общероссийского государственного телеканала «Культура».

Академик Дмитрий Лихачев был удостоен высших наград СССР и России – звания Героя Социалистического Труда (1986) с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот», он являлся первым кавалером ордена Святого апостола Андрея Первозванного (1998), а также награжден многими орденами и медалями.

С 1935 года Дмитрий Лихачев был женат на Зинаиде Макаровой, сотруднице издательства. В 1937 году у них родились дочери-близнецы Вера и Людмила. В 1981 году дочь академика Вера погибла в автокатастрофе.

Дмитрий Сергеевич Лихачев скончался 30 сентября 1999 года в Санкт-Петербурге, похоронен на кладбище в Комарово.

В 2001 году был учрежден Международный благотворительный фонд имени Д.С. Лихачева.

Имя Дмитрия Лихачева было присвоено малой планете №2877, открытой советскими астрономами, Российскому научно-исследовательскому институту культурного и природного наследия в Москве, а также премии, учрежденной правительством Санкт-Петербурга и Фондом имени Д.С. Лихачева

Именем Лихачева также названа площадь в Петроградском районе города Санкт-Петербурга.

2006 год, год столетия со дня рождения ученого, указом президента России Владимира Путина был объявлен Годом академика Дмитрия Лихачева.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

403 кабинет

Напишите сжатое изложение по заданному тексту. Учтите, что вы должны передать главное содержание как каждой микротемы, так и всего текста в целом. Объем изложения – не менее 70 слов. Пишите изложение аккуратно, разборчивым почерком.

Исходный текст

Мы часто говорим друг другу: желаю тебе всего доброго. Это не просто выражение вежливости. В этих словах мы выражаем свою человеческую сущность. Надо иметь большую силу духа, чтобы уметь желать добра другим. Умение чувствовать, умение видеть по-доброму окружающих тебя людей – это не только показатель культуры, но и результат огромной внутренней работы духа.

Обращаясь друг к другу с просьбой, мы говорим «пожалуйста». Просьба – это порыв души. Отказать человеку в помощи – значит потерять собственное человеческое достоинство. Равнодушие к нуждающимся в помощи – это душевное уродство. Чтобы уберечь себя от равнодушия, надо развивать в своей душе соучастие, сочувствие, сострадание. И в то же время – умение отличать безобидные человеческие слабости от пороков, калечащих душу.

Увеличивать добро в окружающем нас мире – в этом заключается самая большая цель в жизни. Добро слагается из малого. И каждый раз жизнь ставит перед человеком задачу, которую надо уметь решать. Любовь и дружба, разрастаясь и распространяясь на многое, обретают новые силы, становятся все выше, а человек, их центр, мудрее.

(По Д.С. Лихачеву)

Сжатое изложение

Мы часто говорим друг другу: желаю тебе всего доброго. В этих словах выражение вежливости и человеческой сущности. Надо иметь большую силу духа, чтобы уметь желать добра другим. Умение чувствовать, видеть по-доброму окружающих людей – показатель культуры, результат огромной внутренней работы.

Обращаясь с просьбой, мы говорим «пожалуйста». Просьба – порыв души. Отказать в помощи – потерять собственное человеческое достоинство. Равнодушие к нуждающимся – душевное уродство. Чтобы уберечься от равнодушия, надо развивать в себе соучастие, сострадание и умение отличать безобидные слабости от пороков, калечащих душу.

Увеличивать добро в окружающем мире – в этом заключается самая большая цель в жизни. Добро слагается из малого. Каждый раз жизнь ставит перед человеком задачу, которую надо уметь решать. Любовь и дружба, распространяясь, обретают новые силы, становятся выше, а человек, их центр, мудрее.