Как обращаться к священнику?

Правила церковного этикета

Правила церковного этикета
Как правильно обращаться к священнику, к митрополиту?.. Как правильно написать письмо владыке? Как вести себя за столом, который возглавляет епископ или… Святейший Патриарх?
Об этом и о многом другом – замечательная книга епископа Марка (Головкова) «Церковный протокол».
М.: Издательский совет Русской Православной Церкви, 2007.
С полезными фрагментами этой книги хочу познакомить и вас.

Епископ Марк (Головков)
Как правильно обращаться к духовному лицу?
К монаху, не имеющему духовного сана, обращаются: «честной брат», «отец».
К диакону (архидиакону, протодиакону): «отец (архи-, прото-) диакон» или просто: «отец (имя)»;
к иерею и иеромонаху: «Ваше Преподобие» или «отец (имя)»;
к протоиерею, игумену и архимандриту: «Ваше Высокопреподобие».
Обращение к священнику: «батюшка», являющееся русской церковной традицией, допустимо, но не является официальным. Поэтому оно не употребляется при официальном обращении.
Послушницу и монахиню можно назвать «сестра». Повсеместно распространенное у нас обращение «матушка» в женских монастырях правильно относить только к настоятельнице.
Игумения женской обители сочтет вполне учтивым обращение: «Досточтимая матушка (имя)» или «матушка (имя)».
Обращаться к епископу следует: «Ваше Преосвященство», «Преосвященнейший Владыка» или просто «Владыка» (либо используя звательный падеж славянского языка: «Владыко»);
к архиепископу и митрополиту — «Ваше Высокопреосвящество» или «Высокопреосвященнейший Владыка».
Сами священнослужители не должны именовать себя отцами. При представлении они называют свои сан и имя, например: диакон Петр, иерей Алексий, протоиерей Иоанн, епископ Мелетий и т. д. Неуместно, когда священник представляется: отец Павел. Как уже было сказано, он должен представиться как иерей Павел, или священник Павел.
К Патриарху, именуемому в титуле «Святейшим», нужно обращаться: «Ваше Святейшество».
Вы решили написать письмо епископу (архиепископу, митрополиту)
Официальные письма пишутся на специальном бланке, неофициальные — на обычной бумаге или на бланке с напечатанными в левом верхнем углу именем и должностью отправителя (обратная сторона листа не используется). Патриарху не принято посылать письмо на бланке.
Всякое письмо состоит из следующих частей: указания адресата, обращения (адрес-титул), рабочего текста, заключительного комплимента, подписи и даты. В официальном письме указание адресата включает в себя полный титул лица и его должность, которые указываются в дательном падеже, например:
«Его Высокопреосвященству,
Высокопреосвященнейшему (имя),
Архиепископу (название кафедры),
Председателю (название Синодального отдела, комиссии и др.)».
К священнослужителям, находящимся на более низких иерархических степенях, обращаются более кратко:
Его Высокопреподобию (Преподобию)
Протоиерею (или иерею) (имя, фамилия) (Должность).
При этом фамилия монашествующего лица, если она указывается, всегда приводится в круглых скобках.
Адрес-титул — это почетный титул адресата, которым следует начинать письмо и который следует использовать в дальнейшем его тексте, например: «Ваше Святейшество» (в письме к Патриарху), «Ваше Величество» (в письме к монарху), «Ваше Превосходительство» и т. д. Комплимент — это выражение вежливости, которым заканчивается письмо. Личная подпись автора (не факсимиле, которое используется лишь при отправке письма по факсу) обычно сопровождается ее печатной расшифровкой.
Дата отправки письма должна включать день, месяц и год; в официальных письмах указывается также его исходящий номер. Авторы-архиереи перед своей подписью изображают крест. Например: «+ Алексий, архиепископ Орехово-Зуевский». Такой вариант архиерейской подписи является по преимуществу русской традицией.
Правила обращения к духовенству, принятые в Русской Православной Церкви, кратко можно проиллюстрировать так:
Иеродиакон, Диакон, Протодиакон, Архидиакон — отец (имя);
Иеромонах, Иерей — Ваше Преподобие, отец (имя);
Игумен Архимандрит, Протоиерей, Протопресвитер — Ваше Высокопреподобие, отец (имя)
Игумения — Досточтимая матушка(имя);
Монах, монахиня — Честной брат/сестра (имя);
Епископ — Ваше Преосвященство, Преосвященнейший Владыка (имя);
Архиепископ, Митрополит — Ваше Высокопреосвященство, Высокопреосвященнейший Владыка (имя);
Патриарх — Ваше Святейшество, Святейший Владыка (имя)
Примеры адрес-титула в письмах, заявлениях, прошениях:
Преосвященнейший Владыко, достопочтенный о Господе брат! Преосвященнейший Владыко, достопочитаемый о Господе брат!
Преосвященнейший Владыко, возлюбленный о Господе брат!
Преосвященнейший Владыко, о Христе возлюбленный собрат и сослужитель!
Дорогой и глубокочтимый Владыко!
Дорогой и досточтимый Владыко!
Дорогой и сердечночтимый Владыко!
Ваше Преосвященство, досточтимейший и дорогой Владыко!
Многоуважаемый батюшка, отец…!
Возлюбленный о Господе брат!
Возлюбленный о Господе Авво, пречестнейший отец архимандрит!
Боголюбивая раба Христова, пречестнейшая матушка настоятельница!
Достопочтеннейшая о Господе…! Досточтимая Матушка, Ваше Боголюбие! Благожелательно о Господе приветствую мать игумению…!
Примеры комплимента:
Господь да вспомоществует Вам и всем пасомым, право верующим
Прошу молитв Ваших. С истинным почтением и любовью о Господе пребываю
Продолжению памятования Вашего и молитв Ваших себя поручая, с истинным почтением и любовью о Господе пребываю
С братской о Христе любовью остаюсь Вашего Высокопреосвященства недостойный сомолитвенник
Благословите и молитвенно поминайте нас, здесь о Вас присно молящихся
Прошу Ваших святых молитв и с братской любовью остаюсь Ваш покорнейший послушник
С братской любовью о Христе
Призывая Вам благословение Божие, с истинным почтением пребываю
Благословение и милость Господня да пребудет с Вами
С почтением моим остаюсь Ваш недостойный богомолец, многогрешный
Остаюсь желатель Вашего здравия и спасения и недостойный богомолец, многогрешный
Испрашивая благословение Божие, имею честь пребыть с моим почтением к Вам, недостойный Ваш богомолец, многогрешный
Призываю на всех вас мир и благословение Божие и, испрашивая ваших молитв святых, остаюсь с искренним благожеланием. Многогрешный
Испрашивая святых Ваших молитв, имею честь пребыть душевно преданный
Вашего Преосвященства недостойный послушник
Вашего Преосвященства смиренный послушник
Вашего Преосвященства нижайший послушник
Испрашивание молитв перед заключительным комплиментом или в нем самом является хорошей практикой в переписке между церковными людьми. Следует отметить, что выражения «С любовью о Господе» или «С братской во Христе любовью», как правило, используются в письмах к равным по сану; письма к светским и малознакомым лицам заканчивают комплиментом «С уважением», а письма мирян или священнослужителей к архиерею — комплиментом «Испрашивая Вашего святительского благословения».
Церковные приемы, обеды, банкеты
В протокольной практике Русской Православной Церкви принята организация торжественных приемов с трапезами — фуршетами, зваными завтраками, обедами и ужинами. Как правило, такие приемы устраиваются в дни больших церковных праздников, юбилеев и памятных дат, а также по случаю прибытия гостей из других Поместных Православных Церквей.
Фуршет является приемом без рассадки, т. е. приглашенные трапезничают стоя. Этот прием продолжается не более двух часов. На фуршете закуски, вина, а также тарелки, бокалы и столовые приборы разложены на одном столе. Гости обслуживают себя сами, поочередно подходя и набирая закуски на тарелку, с которой они потом отходят в сторону.
Обед и ужин являются приемами с рассадкой и обслуживаются официантами. Вопреки светской практике, отводящей для начала званого обеда вечернее время (не ранее 8-ми часов вечера), церковные званые обеды происходят днем, обычно по окончании праздничного богослужения. Напротив, ужины могут проходить и в более поздние часы, чем это предписывается светскими традициями. Самый яркий пример — праздничный пасхальный ужин, на который традиционно приглашаются избранные участники Патриаршего богослужения в Храме Христа Спасителя. Он бывает сразу после Светлой заутрени и Литургии, которая завершается обычно в два-три часа утра.
Приглашения на эти трапезы обычно рассылаются заранее. Если на прием приглашается иностранная делегация, как правило, всем ее членам раздаются папочки с приглашениями (или же они оставляются в номере каждого гостя в гостинице). Обычно такое приглашение бывает красочно оформлено; если прием дается от имени Святейшего Патриарха, то пригласительный билет украшается Патриаршим вензелем. В тексте приглашения типографским способом указывается, кто, когда и по какому случаю приглашает данное лицо, например: Его Святейшество, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II приглашает Вас на Рождественскую трапезу, которая состоится по окончании Патриаршего богослужения в Трапезных палатах Храма Христа Спасителя. Внизу проставляется дата. Если прием следует сразу за богослужением, то время его начала не указывается.
Церковные приемы редко бывают с персональной рассадкой, однако если она предусмотрена, то место каждого гостя обозначается специальными кувертными карточками. На кувертной карточке обязательно указывается сан и имя приглашенного духовного лица, фамилия при этом обычно опускается, за исключением случаев, когда на приеме присутствуют несколько священников в одном сане, носящих одно имя. Это важно и для самого приглашенного, и для его соседа по столу, который будет знать, как к нему обращаться. Для приглашенных мирян указываются фамилия, имя и отчество.
Обычной формой приветствия в церковном обществе является благословение.
Прибывающие на прием гости — как светские люди, так и священнослужители, — подходят под благословение духовных лиц. Некорректно испрашивать благословение у митрополита, архиепископа или епископа в присутствии Патриарха и вообще у младших в иерархическом отношении лиц в присутствии старших. Человек, далекий от Церкви, может приветствовать священнослужителя простым пожатием руки.
В отношении рассадки классическое требование светского этикета — чередовать дам и мужчин — не может соблюдаться, поскольку на таких приемах главенствует иерархический принцип: на самом почетном месте сидит Святейший Патриарх, а в его отсутствие — старейший по хиротонии архиерей. Наиболее почетные места по правую и по левую руку от него также предназначены высшим иерархам Русской Православной Церкви. Соответственно, дальнейшая рассадка производится по нисходящему принципу: члены Священного Синода, митрополиты, архиепископы, епископы, архимандриты, игумены, протоиереи, иереи, диаконы. В том случае, если на прием приглашены представители светской власти, наиболее значимому из них, например губернатору региона или мэру города, предоставляется место по правую руку от Святейшего Патриарха. В этом случае духовенство за столом чередуется со светскими лицами, однако опять же в иерархическом порядке. Если рассадка осуществляется за столом П-образной формы, то почетным местом считается стол, образующий верхнюю перекладину буквы «П». В этом случае гости рассаживаются только по наружной стороне стола, поскольку помещать кого бы то ни было напротив Святейшего Патриарха не принято.
Если гости рассаживаются за несколькими отдельно стоящими столами, то сидящие за главным столом должны быть обращены лицом ко всем остальным. При размещении приглашенных также должен соблюдаться иерархический принцип: за одним столом не могут оказаться епископ и иерей.
Трапезы, проводимые Русской Православной Церковью, всегда начинаются с общей молитвы. Если среди их участников есть инославные лица или атеисты, они обязаны в этот момент из уважения к остальным присутствующим сохранять благоговейную тишину.
На дипломатических приемах тосты произносятся либо в самом начале, либо в конце приема, когда специально для этого подается шампанское. Как правило, приветственными речами обмениваются только двое: главный гость и хозяин торжества. В отличие от этой практики на церковных приемах разрешается произносить тосты в течение всей трапезы, а не только в ее конце. Если кто-либо из гостей произносит тост в адрес кого-либо из присутствующих, то по традиции принято завершать его пожеланием «Многая лета!» или аплодисментами. Если звучит тост в адрес Святейшего Патриарха, то его также принято завершать словами «Многая лета!». Вслед за этим песнопение «Многая лета!» троекратно пропевается всеми присутствующими на трапезе гостями, причем в адрес Патриарха «многолетие» обычно поется стоя (иногда к этим словам добавляется фраза: «Спаси, Христе Боже»). Лицо, произносившее тост в честь Патриарха, подходит к Его Святейшеству с бокалом в руке, чокается, а затем целует руку Предстоятелю Церкви. Последний тост на приеме обычно произносится самим Святейшим Патриархом, который благодарит гостей за их участие в церковном торжестве. Этот тост является своего рода сигналом к завершению трапезы.
Несмотря на значительные различия в организации светских и церковных приемов, их участникам необходимо придерживаться тех требований этикета, которые являются универсальными.
Опоздание без уважительной причины на прием является нарушением этикета, однако опоздание на прием с рассадкой – более серьезный промах, чем опоздание на фуршет. В любом случае оно может быть расценено остальными присутствующими как знак неуважения. Первыми на прием должны приходить лица, имеющие низшие иерархические степени; они же обязаны последними покидать зал, где происходила трапеза. Чрезмерно задерживаться на приеме также неприлично.
Садиться за стол в отсутствие главного гостя недопустимо.
Если рядом находится дама, то сначала нужно помочь ей занять место и только после этого садиться самому. Правила вежливости требуют оказывать внимание соседу, а тем более соседке по столу, однако знакомиться за столом не принято. Также не принято раньше времени вставать и выходить из-за стола на званом обеде.
Полотняная салфетка, подаваемая за столом, в развернутом виде кладется на колени, а по окончании трапезы небрежно оставляется на столе. В некоторых странах считают, что, если гость аккуратно сложил или свернул салфетку, то этим он выразил пожелание быть еще раз приглашенным к этому столу, что является нарушением правил вежливости, принятых на официальных приемах. Салфетку нельзя заправлять за ворот рясы, ею не следует вытирать лицо и руки, а можно лишь промокнуть губы.
Столовый прибор каждого гостя обычно состоит из двух тарелок: верхняя меняется перед каждым блюдом, нижняя остается до конца трапезы. С левой стороны ставится еще одна небольшая тарелочка для хлеба. Ножи и ложка лежат с правой стороны, а вилки — с левой стороны. При подаче каждого блюда вилка и нож берутся с внешней стороны по отношению к тарелке с поданным кушаньем. Для закуски используются самые крайние нож и вилка, которые по размерам меньше других. Нож и вилка для рыбного блюда также отличаются внешним видом: нож имеет тупое лезвие, а вилка шире обычной, предназначенной для мяса. Десертные нож, вилка и ложка, имеющие небольшие размеры, как правило, кладутся отдельно за тарелкой, перпендикулярно остальным приборам.
Нельзя говорить с набитым ртом, класть локти на край стола. Недопустимо есть во время произнесения тостов, а также поглощать содержимое бокала или стакана слишком быстро, залпом. На фуршете не следует ходить с тарелкой, одновременно поглощая с нее
пищу, нельзя набрасываться на еду. Крайне тягостное впечатление производят те, кто сооружает на своей тарелке гору из закусок, так, что они едва не вываливаются через край.
Хлеб можно брать только рукой, его следует отламывать небольшими кусочками. Фрукты, подаваемые на десерт, также аккуратно нарезаются дольками, а не откусываются.
Нельзя есть с ножа или брать ложкой то, для чего используется вилка. Брать на вилку надо столько, сколько может на нее поместиться. Если столовый прибор упал на пол, не следует заниматься его поисками, а тем более привлекать к этому окружающих: нужно просто попросить у официанта новый прибор.
Необходима умеренность в употреблении крепких напитков.
Неуважением к присутствующим является громкий разговор, смех и вообще чрезмерно вольное поведение. Не стоит переговариваться через соседа, через стол, тем более вести разговоры с лицом, сидящим в отдалении за соседним столом.
Даже светские правила хорошего тона не одобряют появление на приемах дам в брюках и брючных костюмах, а также в чрезмерно коротких юбках; тем менее допустимо это на приемах церковных. Вместе с тем им совершенно не обязательно сидеть за столом с покрытой головой — это требование относится, главным образом, к посещению храма.
Во всех случаях вежливость, умеренность и аккуратность лица, присутствующего на церковном приеме, будут свидетельствовать о нем как о воспитанном человеке.

Как принято у православных приветствовать друг друга и расставаться.
Входя в дом, надо сказать: «Мир вашему дому!» — на что хозяева отвечают: «С миром принимаем!» Застав ближних за трапезой, принято пожелать им: «Ангела за трапезой!» За всё принято тепло и искренне благодарить ближних: «Спаси Господи!», «Спаси Христос!» или «Спаси тебя Бог!» — на что положено ответить: «Во славу Божию». Нецерковных людей, если вы считаете, что они вас не поймут, таким образом благодарить не обязательно.
В каждой местности, у каждого возраста есть свои обычаи и особенности приветствий. Но если мы хотим жить в любви и мире с ближними, вряд ли куцые словечки «привет», «чао» или «пока» выразят глубину наших чувств и установят гармонию в отношениях. (Кстати, и сегодняшнее «Здрасть!» — тоже некрасиво, оно часто выражает поспешность, нежелание здороваться, а вот благоодарственное и полное «Здравствуйте!» гораздо вежливее и теплее). За века христиане выработали особые формы приветствия. В древности приветствовали друг друга возгласом: «Христос посреди нас!» — слыша в ответ: «И есть, и будет». Так приветствуют друг друга священники, совершая рукопожатие, трижды лобызая друг друга в щёку и целуя друг у друга правую руку. Впрочем, священники могут приветствовать друг друга и так: «Благослови». Прп.Серафим Саровский обращался ко всем со словами: «Христос воскресе, радость моя!» Современные христиане так приветствуют друг друга в Пасхальные дни — до Вознесения Господня (т.е. на протяжении сорока дней): «Христос воскресе!» — и слышат в ответ: «Воистину воскресе!».
В воскресные и праздничные дни у православных принято приветствовать друг друга взаимным поздравлением: «С праздником!».
При встрече мужчины-миряне обычно целуют друг друга в щёку одновременно с рукопожатием. В московском обычае при встрече троекратно целоваться в щёки — женщинам с женщинами, мужчинам с мужчинами. Некоторые благочестивые прихожане привносят в этот обычай особенность, заимствованную из монастырей: троекратное взаимное лобызание в плечи, по-монашески.
Из монастырей пришёл в быт некоторых православных обычай просить разрешения войти в комнату следующими словами: «Молитвами Святых Отец наших, Господи Иисусе Христе, Боже наш, помилуй нас». При этом находящийся в комнате, если позволяет войти, должен ответить: «Аминь». Конечно, такое правило можно применять лишь среди православных, едва ли оно применимо к мирским людям… Монастырские корни имеет и другая форма приветствия: «Благословите!» — причём не только священника. И если батюшка отвечает: «Бог благословит!», то мирянин, к которому обращено приветствие, говорит в ответ также: «Благословите!»
Уходящих из дома на учёбу детей можно напутствовать словами: «Ангела Хранителя тебе!», перекрестив их. Можно пожелать также Ангела Хранителя направляющемуся в дорогу или сказать: «Храни тебя Господь!» Такие же слова православные говорят друг другу, прощаясь, или же: «С Богом!», «Помощи Божией», «Прошу твоих святых молитв» и тому подобное. А митр. В. Федченков даже рассказывал случай, когда он решил переплыть озеро, но вдруг силы иссякли, он мог утонуть и какая-то неведомая сила подхватила его и донесла до берега — лишь потому, что когда он входил в воду, один старичок сказал ему: «С Богом!», т. е. ласковое пожелание спасло ему жизнь, придало благодатных сил. Поэтому православное приветствие — не просто приветствие, но и своеобразная молитва за других.

Обращение к Богу — лики христианской молитвы

Автор Виктория Матвеева 27.12.2018 08:00 Религия » Культура

К Богу можно и нужно обращаться своими словами. Это самая первая и важная молитва в жизни человека: общение с Господом как ребенка с Небесным Отцом. Но существует и молитвенная традиция ортодоксальной христианской Церкви. Почему, например, во время сложных жизненных обстоятельств советуют читать канон, а в радости — акафист? Будь этот вопрос неважен, ему не уделялось бы столько внимания. А называть церковные обычаи формализмом значит многое терять.

Информация к размышлению для тех, кто хотел бы поспорить с последним тезисом. Когда ученики Христа, стремясь научиться правильной молитве (то есть «как надо»), приступили к своему Наставнику (Лк.1:11), он не стал читать им пространные лекции на тему о состояниях души и прочих вдохновениях. Богочеловек, знающий опытно, что такое чистая молитва безгрешного, просто дал им текст молитвенного обращения к Богу «Отче наш». Этим и было положено начало традиции ортодоксальной молитвы как таковой. Не выдуманной кем-либо посторонним, не навязанной, а данной самим Спасителем в общей почти для всех христианских конфессий Библии.

Читайте также: Против духов злобы поднебесной…

С другой стороны, к сожалению, даже не все именующие себя христианскими объединения теперь используют данную Мессией молитву в своем богослужебном обиходе, попутно, правда, критикуя консерваторов за «отступление от веры апостолов». Есть и более абсурдные обвинения: в частности, некоторые из них просто-таки уверены, что «в православной Церкви не звучит Священное Писание». Даже если очень сильно зажмурить глаза на Псалтирь, звучащую на всенощном бдении, паремии, пение третьего литургического антифона, являющего собой не что иное как цитирование нагорной проповеди Христа, то чтение Апостола и Евангелия на каждой литургии не заметить никак нельзя. Человеку, компетентному в данном вопросе, это очевидно. Впрочем, объективность таких претензий оставим на совести оных критиков, вернувшись к более интересной теме — молитвенной традиции.

Большая часть канонических христианских молитв гармонично вытекает именно из Священного Писания. Это, к примеру, и слезное покаянное обращение мытарево: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, буди Милостив мне, грешному» (Лк. 18:13), и величание Божией Матери в молитве «Богородице Дево, радуйся». Строки «Богородице Дево, радуйся, Благодатная Марие, Господь с Тобою, благословенна Ты в женах» поневоле напоминают о том, как пророчествующая Духом Святым и носящая во чреве Иоанна Предтечу праведная Елисавета вдруг воскликнула: «…благословенна Ты между женами, и благословен плод чрева Твоего!» (Лк. 1:42). Преемственность, взаимосвязь между Библией и живой молитвенной практикой разных времен всегда хранилась особенно тщательно. Не случайно в каждой из девяти песен канона — особого собрания молитв, читаемого традиционно на утренней службе — обязательно присутствует ирмос, часть так называемой «библейской песни», причем в установленном строгом порядке.

Например, первая песнь содержит упоминание о хвалебной песне израильтян, которые спаслись от преследующего их фараона чудесным потоплением врагов в Чермном море, шестая — благодарение пророка Ионы, спасенного из чрева кита, девятая прославляет Пресвятую Богородицу и Приснодеву Марию и т. д. Для любознательного читателя не составит труда найти подробную информацию об истории каждой части канона — благо, информации об этом в наше время достаточно. И это довольно-таки важно знать каждому, кто стремится к сознательной молитве. Ведь если икона являет собой строгий образ Господа или святого, отображенный материальными средствами, то молитва — такой же образ, только духовный и незримый. Для того, чтобы молящийся получил правильное направление мыслей и чувств, необходима не менее правильная форма обращения к Всевышнему, открытая святыми и не одним поколением подвижников испытанная.

Святые рулевые — покровители моряков

Есть в нашем молитвенном обиходе и поэтическое выражение любви верующего народа к Богу и его небесным силам, носящее красивое греческое название акафист. Первый из акафистов был создан примерно между 627 и 667 годами в честь избавления от персов столицы Византии — Константинополя. Он был посвящен чудотворному образу Богоматери «Одигитрия». Позже появилось множество других акафистов, каждый из которых в той или иной мере отображает и важные сведения о событиях из Писания и Предания Церкви, и личный опыт праведников, соприкоснувшихся с благодатью. Это как раз то самое субъективное, что уравновешивает строгость канонов и дополняет ее, как икономия — акривию.

В молитвенной традиции как нельзя лучше раскрылась одна из закономерностей развития Церкви: молитвенный обычай всегда начинался с откровения Божиего одному человеку (будь то, скажем, Моисей или Давид), но затем он становился правилом, путем для других верующих. Духовный мир ведь вещь достаточно опасная, о чем многие, чрезмерно увлеченные его прелестями, забывают. Не всякая молитва угодна и приятна Богу, не всякий красивый лик, показавшийся новоиспеченному подвижнику, на самом деле ангельский. Да, к сожалению, не раз случалось так, что вследствие даже искренней, но чрезмерно страстной молитвы человек впадал в самую настоящую прелесть, то есть обольщение, со всеми вытекающими последствиями — гордыней, тщеславием, надменной убежденностью в своей святости….

И, конечно же, полной уверенностью в том, что утреннее и вечернее молитвенные правила ему, такому великому Божиему угоднику, уже не требуется.

Кстати, а в чем вообще смысл утреннего и вечернего «набора» молитв? Правило, по благословению духовника, может быть самым разным — от благословенного преподобным Серафимом Саровским (три раза «Отче наш», три раза «Богородицу» и «Символ веры») до полного из молитвослова. Но, вне зависимости от того, что благословляется, суть остается одной и той же — привычка молиться вырабатывает в человеке устойчивый импульс устремления к горнему. Мы не сможем постоянно иметь Бога в душе, если не будем помнить о Нем каждую минуту. И, если читать молитвенное правило вдумчиво и усердно, оно откроет самое главное из того, над чем стоит думать верующему человеку.

А именно — путь ко спасению.

Главой католической церкви является папа римский. Обращение к нему —
Следующий по значимости ранг — кардинал и архиепископ. Их именуют .
Следующий ранг — епископ, обращение к нему — или личное — . Для высшей церковной иерархии употребляется также обращение , добавляемое к титулу.
К настоятелю храма обращаются . В личной беседе ко всем священникам можно обращаться , к монахам — и к монахиням — .
Отличить один ранг от другого в повседневной жизни весьма трудно, поэтому, готовясь к встрече со священником, надо узнать заранее его титул. Однако наличие красного пояса, пиуски- красной епископской шапочки или сутаны не черного цвета, как правило, свидетельствуют о принадлежности к высшей иерархии. Правда, в повседневной жизни священство носит обычные темные костюмы с темными рубашками и белой полоской под воротником.
В общении со священством нужно различать два уровня — тот, когда во время встречи священник призван совершать богослужение, или таинство, и обычную беседу. В первом случае отношение должно быть предельно корректным и строгим, не допускающим и двусмысленных высказываний. На беседу распространяются правила обычного этикета. Да и в целом общение с католическим духовенством достаточно хорошо вписывается в рамки общей культуры.
Если планируется совместная трапеза, то надо уточнить, не приходится ли она на период поста, постного дня или постного часа (постный день, как правило, Пятница, иногда и Среда, час евхаристического поста — перед мессой). Во время поста нельзя есть мясо, однако молочные продукты допустимы. Во время евхаристического поста еда не допускается.
Католическое священство дает обет безбрачия, поэтому интересоваться семейной жизнью собеседника не только бестактно, но и двусмысленно.
Еще одна особенность — как правило, священник первым подает руку, в том числе и женщинам Одно из объяснений связано с тем, что в иудаизме женщина в критические дни считается , и прикосновение к ней оскверняет, а католический священник, протягивая руку женщине вне зависимости от ее физиологического состояния, демонстрирует безразличие к этому моменту.
Существуют и другие правила, которые в каждом конкретном случае продиктованы различными культурными традициями.

Католические праздники читать далее…