Как живут в детском доме?

Наше общество очень мало знает о том, что происходит в детских домах и почему им действительно нужна поддержка. Мы даже не знаем, сколько точно этих детей живет в госучреждениях. У нас есть база данных детей-сирот, там около 60 тысяч детей. Они все выложены в интернете на специальном сайте, который выглядит как интернет-магазин приемных детей – по полу, по возрасту, по имени, по региону проживания. На самом деле в разного рода учреждениях живет гораздо больше детей, просто у них нет статуса сироты. Их временно изъяли из семьи или поместили туда по заявлению родителей. Учета этих детей фактически нигде не ведется. У нас около 100 тысяч таких детей, и они растут в совершенно иной реальности, о которой вы ничего не знаете.

Что делать, если вы решили стать приемными родителями

00:00 00:00

Почему дети в детдоме отличаются от других?

Все они – жертвы материнской депривации. Это состояние дефицита материнского внимания как тактильного, так и эмоционального. Она влияет на все сферы жизни и этапы развития человека – на эмоциональную сферу, на интеллектуальную, даже на физическую. Если вы сравните двухлетнего ребёнка из дома ребенка и ребенка из семьи такого же возраста, увидите: сирота весит меньше и рост у него ниже. Депривация – очень важный фактор, он изучен американцами еще в сороковые годы прошлого века. У нас, к сожалению, эти знания не очень применяются. Отсутствие тактильного контакта с матерью приводит к серьезным недостаткам интеллектуального развития и нарушениям мотивации. И вот именно отсутствие мотивации потом влияет на всё остальное: на плохую учебу, на нежелание работать.

При всем этом они – жертвы казарменной системы, в которой вынуждены проживать. День в детском доме подчиняется жесткому расписанию. Подъем, умывание, поход в туалет — все расписано по пунктам. Я не преувеличиваю. Как-то шли с ребенком по парку, он сказал, что хочет в туалет. Я начал суетиться, искать. А он говорит: «Да, ты не переживай, я научился терпеть». В одном из детских домов, где он жил, туалет открывали два раза в день: утром на полчаса, вечером на час, всё остальное время они терпели. Первые две недели он, простите, писался. Потом он научился терпеть. Самым счастливым временем в жизни было время похода в школу. С понедельника по пятницу они могли сходить туалет среди бела дня. А вот в выходные начинался ад. У администрации есть аргументы. Если оставлять туалет открытым, то дети там курят, мусорят, проливают воду, целуются. То есть туалет закрывают в целях безопасности. А Лёшка при этом писается.

Сколько денег получают сироты после выпуска из детдома?

Детям в детских домах положены определённые выплаты, которые накапливаются. После совершеннолетия эти выплаты суммируются, они лежат на сберкнижке. Самая большая сумма, известная мне – порядка 4 миллионов рублей. Она складывается из нескольких составляющих и зависит от того, в каком возрасте ребёнок попал в детский дом. Сумма включает в себя алименты от родителей, пенсию по инвалидности, если она есть, пенсия по потере кормильца, если один или двое родителя погибли, детские и прочие выплаты.

Дальше ребёнок отрабатывает все свои мечты, которые у него накопились за время проживания в детском доме. Он испытывает свободу на себе, пытается понять, как это, чувствует себя самостоятельным, взрослым, богатым. Что делать с этим богатством, они не знают. Они никогда до этого не были в магазине, не покупали еду, не готовили обед, не знают, сколько стоит жить, сколько платить за квартиру, как снимать показания счётчика. Они ничего не знают о самостоятельной взрослой жизни, о быте, в котором мы с вами каждый день живём. Нас этому тоже никто не учил, но мы постигали это знание исподволь, неспециально.

Эти дети под постоянной заботой и охраной, в том числе, охраняют их от незаконного труда, которым их могут эксплуатировать. В одном учреждении 16-летний лоб подходит к воспитателю и говорит: «Наталья Николаевна, ну, можно я хоть снег пойду почищу?». «Ну, иди, конечно, чисть снег». Воскресенье, он пошел почистил снег, довольный раскрасневшийся, уставший вернулся, поставил лопату. Наутро воспитателя елозил директор детского дома, елозил департамент опеки, а к вечеру её уже елозили по ковру министерства за то, что она эксплуатировала детский труд. После чего она сказала: «Чтобы я ещё кому-нибудь в руки дала лопату – нет! Пусть сидят смотрят телевизор». И вот они до 18 лет смотрят телевизор. Они получают еду на подносе с компотом, первым и вторым, не знают, как мыть посуду, не знают, как этот борщ готовился, не знают, как заваривать чай элементарно.

После выхода из детского дома ребенку нужно сопровождение.Фото: Светлана МАКОВЕЕВА

Куда выпускники детдомов девают «сиротские миллионы»?

В 18 лет выясняется, что нужно что-то есть и где-то на это деньги брать. Все это для них вдруг, в один день. И есть 2 миллиона на карточке. Конечно, они тут же покупают себе машины, не имея прав, ноутбуки, кучу разной техники, велосипеды, мопеды. Купил мопед – доехал до ближайшего столба, врезался, бросил. А что там, он стоит 50 тысяч. Есть же два миллиона. Пошел, еще один купил. Эти деньги спускаются за месяц-два, это максимум. Их пасут те же выпускники детских домов. И сейчас мы ведём одно дело, когда у мальчишки отняли 300 тысяч рублей. Это все, что у него было. Несколько дней его возили по квартирам, ломали пальцы и били дубинкой, чтобы он сказал пин-код от карточки. И в итоге он сказал, а деньги остались у них. Одного мы посадили, ещё с двумя сейчас работаем.

Буквально неделю назад я в очередной раз обратился к уполномоченному по правам ребенка в Самарской области к Татьяне Владимировне Козловой с вопросом, как защитить детей и их деньги. Она ответила, что ничего сделать нельзя, потому что в 18 лет дети становятся совершеннолетними, дееспособными гражданами. Они вправе распоряжаться своими деньгами самостоятельно, ограничивать мы их не можем. С точки зрения закона, она абсолютно права. Я прошу государство, законодателей, уполномоченных, исполнительную власть подумать над тем, что сделать с деньгами, чтобы защитить детей. Я думаю, что это могут быть очень разные механизмы. Можно распределять эти деньги на несколько месяцев, сертификаты давать на покупку бытовой техники, на покупку мебели.

Почему не нужно носить в детдом подарки?

Одно из проявлений материнской депривации – это расстройство привязанности. Оно усугубляется тем, что на празднике через них проходят в день миллиарды спонсоров, благотворителей, которым важно поставить галочку, сфотографировавшись с ребёнком и подарком. Многие делают это от чистого сердца, не понимая, что взращивают иждивенчество в сиротах и усиливают то самое реактивное расстройство привязанности.

Все это приводит к тому, что после выхода из детского дома ребенку нужно сопровождение. Они не умеют строить длительные отношения в результате того самого расстройства привязанности, не умеют вливаться в коллектив. У них даже сленг другой. Когда мы привозили школьников и детей из детдома на спортивные мероприятия, они между собой не могли общаться, потому что слова, которые использует одна группа, незнакомы другой группе. Ну, например: «Дай мне печеньку в клеточку». Это на самом деле вафля, просто слово «вафля» в детском доме произносить нельзя.

Лучшая помощь таким детям – это найти приемную семью или самому стать этим приемным родителем. Но приемная семья — это работа, о чем у нас не очень любит говорить, хотя формально приемный родитель получает зарплату. С приёмными родителями органы опеки заключают договор приемной семьи, по которому он получает зарплату. Это 2900 рублей в месяц. Так себе, зарплата, я вам скажу. А обязанностей-то на вас падает о-го-го! На вас – вся ответственность, в том числе уголовная и административная, за ребенка искалеченного психически, которому жизненно необходимы реабилитация, абилитация, адаптация.

Антон Рубин: «Я готов морально поддержать любого родителя, который с этим столкнулся»

Как вести себя приемным родителям?

Если вы решились взять ребенка из детдома, то советую не выбирать его по интернету. У нас так часто делают. Мы всегда говорим, что выбирать надо всё-таки сердцем, а не глазами. И вы увидите ребенка: «Это мой!» Очень важно, чтобы не только родитель понял, что это его ребёнок, но чтобы и ребенок понял, что это его родитель. Такое происходит только при личном контакте.

Если пробегает искра, которую никак нельзя описать и документировать, но которую вы обязательно почувствуете, это главное. Со всем остальным мы сможем помочь уже после.

Ребенок как минимум первые полгода будет проверять вас изо всех сил. Действительно ли он вам нужен не за деньги, а как человек? Действительно он вам интересен? Готовы ли вы терпеть и биться за него и воспринимать его как родного?

Шантаж приемных родителей – это очень распространенная штука. «Купи мне планшет, а то пойду в опеку на тебя и нажалуюсь». Или будет выбивать свободу. В такой ситуации приемный родитель беззащитен. У ребенка есть право, а у родителя есть обязанности. К сожалению, никак не иначе. Прав у приемного родителя, по сути, нет. У него есть право исполнять свои обязанности.

Дети не бывают идеальными. Даже родные. И когда мы принимаем серьёзное решение взять этих детей в семью, мы должны учитывать их. Пожалуйста, попробуйте найти другой выход кроме возврата.

Я готов морально поддержать любого родителя, который с этим столкнулся. Я готов посидеть вечерком, попить чаю и послушать. Это не шутка. Зачастую приемному родителю нужно хотя бы выговориться. Органы опеки не будут слушать. В центре «Семья» есть действительно хорошие, качественные психологи. Но люди у нас не привыкли доверять государственным учреждениям. И обоснованно боятся, что если они пойдут в госучреждение и расскажут, что у них проблемы с приемными детьми, то это обернется лишним контролем, проверками и прочим. Но никак не помощью. Мы готовы помогать приемным родителям абсолютно бесплатно.

Меня можно найти в соцсетях — Антон Рубин, можно найти в интернете «Домик детства». На мой телефон часто звонят и говорят о своих проблемах. Вот я недавно сидел у врача на приеме, у меня позвонил телефон. Начала плакаться женщина о том, как ей тяжело, потому что у нее рядом с домом сделали несанкционированную свалку, мусор никто не вывозит, ей очень нужна помощь волонтеров, чтобы этот мусор вывезти. У меня телефон достаточно громкий, и врач многое услышала. После того, как я положил трубку, она спросила: «У вас нервная работа, да?» Я говорю: «Вы знаете, да». И она молча выписала мне афобазол.

Антон Рубин: «Новогодние паломничества в детдома плохо влияют на психику ребят»

Директор «Домика детства» Антон Рубин на радио «Комсомольская правда – Самара» рассказал, как становятся волонтерами, почему их нельзя считать бесплатной рабсилой и как влияет на жизнь детей-сирот вал новогодних подарков (подробности)

Взрослеть не страшно!

Самарский «Теремок» помогает сиротам выйти в большой мир благодаря поддержке Фонда президентских грантов (подробности)

Как самарский «Теремок» помогает детям выйти в большую жизнь >>>> больше фото

8 МИФОВ О ДЕТСКИХ ДОМАХ или что там происходит на самом деле. Говорят дети-сироты

Поделиться:

Миф – вымышленная история или верование, которое препятствует осознанию реальности, иногда противопоставляется науке.Сегодня мы поговорим о мифах, связанных с детскими домами и об удобной с психологической точки зрения вере огромного количества людей и о том, как там живется по-настоящему.

МИФ 1: Детский дом помогает в социализации

Ваня, 16 лет (в приемной семье с 10 лет)

«Ненавижу вспоминать детский дом. Я сейчас это рассказываю, чтобы других тоже забрали. Нас в детском доме было больше 100 человек. Жили вперемешку, потому что мальчиков было больше, но воспитатели были по возрастам распределены. Просто, чтоб вы понимали, я приехал домой, и был как дикарь. Не знал, куда выкидывать мусор, что убирать в холодильник, а что можно оставить. Вообще не понимал тему, что еда может портиться. Денег в руках не держал, на цены в магазине вообще не обращал внимания, вот лежит, ну и пусть берут мне, думал.

Стиральный порошок кончается, мокрое полотенце на сушку вешать, обувь на разные сезоны нужна, все вот эти вещи, я ничего этого не знал. А еще про выбирать, я не мог решить сам ничего, мама говорит: «Вань, сначала гулять или уроки?», и я в ступор впадал, ждал, что мне скажут, чтобы подчиниться. После снега ботинки надо поставить сушиться, рваное можно починить, еда не сама в тарелках появляется. Мы ничего там не умели, как тупое стадо жили. Я вырвался, я спасся. Ну, меня спасли, точнее».

Система детских сиротских учреждений построена таким образом, что растит потребителя. Как, не обслуживая, организовать под одной крышей достойное содержание большого количества детей? Это просто невозможно. Дети растут в убеждении, что белье само становится чистым, картошка всегда порезана и пожарена, а чай – уже с сахаром.

Быт – неотъемлемая часть жизни любой семьи, это то, чего лишен ребенок в детском доме. В результате выход в самостоятельную жизнь становится для него шоком.

МИФ 2: Дети из детских домов не хотят в семью

Кристина, 17 лет (воспитывается в детском доме)

«Первый раз меня хотели взять в семью, когда мне было 7 лет. Мне ужасно понравились те люди, женщина была такая добрая, с теплыми руками. Но потом девчонки мне стали говорить, что меня будут бить, что у них свои дети есть и они будут надо мной издеваться. Короче, я вообще к ним выходить не хотела, меня психолог притащила, а я вела себя как дура. Грубила и сказала, что я в их вонючий дом не хочу. Мне до сих пор стыдно. Если бы они пришли еще раз, я бы точно к ним пошла, но они не пришли.

Еще раз меня хотели забрать, мне уже 12 было. Тогда Оля, мы с ней в комнате жили, сказала, что она в семью ходила и там пропали деньги и все на нее повесили. Что и со мной так будет. Они еще были из другого города, я подумала, что меня там отправят в какой-то новый детский дом и написала отказ от того, чтобы к ним в семью идти. Они меня так уговаривали, говорили даже, что, наверное, мне наговорили чего-то, что это не так. Но я уже молчала. А через год выходить, никого нет у меня. Жалею сейчас».

Детям нужны отношения – прочные и близкие. Только это дает им ощущение устойчивости в мире и силы жить. Только постоянное участие в жизни ребенка значимого взрослого позволяет личности раскрыться, реализоваться. Такие отношения возможны только в семье. Страх неизвестного, травматичный опыт взаимодействия со взрослыми в прошлом, истории возвратов и отказов от приемных детей, заставляют воспитанников детских домов отказываться от жизни в приемной семье.

Детей более старшего возраста можно брать домой в гости, постепенно знакомя с жизнью в семье, не давя и не настаивая на резкой смене обстановки.МИФ 3: Только детский дом сделает «людей» из детей алкоголиков и наркоманов

Андрей, 13 лет (воспитывается в приемной семье)

«Родители (*приемные) ко мне пришли, когда мне было 11 лет. Я уже пробовал водку и курил. Они меня увидели в передаче, папа сказал, что я похож на него. Я к ним пошел сразу, мне не нравилось жить в детском доме, всегда семейным в школе завидовал.

Я ничего не рассказывал о детском доме первое время, думал, что они от меня откажутся. Потом мы стали говорить о том, почему я вообще там оказался. Родители пили в общем, и меня забрали у них. Я никогда не буду пить. А если бы там остался, точно бы бухал, что там еще делать. Там все пьют».

По статистике, только 10% выпускников детских домов справляются со взрослой жизнью. Большинство не доживает до 40 лет, многие спиваются, совершают правонарушения, оказываются в тюрьме, повторяют судьбу биологических родителей.

ИФ 4: Дети из детских домов рады любому вниманию

Оля, 14 лет (воспитывается в детском доме)

«Мы – зверушки в контактном зоопарке. Приезжают, фоткаются с нами. Все такие добренькие, бесит страшно. Гости из разных компаний-спонсоров входят в наши комнаты, и мы еще должны радоваться. Я их что ли приглашала? Или на экскурсиях. Всегда все вокруг знают, что детдом привезли. И все смотрят. Как будто у нас у каждого на лбу будет светиться краткая история того, как в детдоме оказался. Это же им всем интересно. По-любому каждый разговор к этому свернет. А здесь, в детском доме, нам все равно – попал и попал».

Люди, которые не имеют опыта взаимодействия с сиротами, действительно считают, что ребенок, лишенный участия в его судьбе, страдающий от недостатка внимания, в любой момент своей жизни рад общению со взрослым со стороны. На самом деле, воспитанники детских домов с настороженностью и часто равнодушием воспринимают попытки незнакомых людей проявить к ним интерес. В жизни этих детей за годы сменились десятки воспитателей, учителей, волонтеров и кандидатов в приемные родители. Только постоянное, долгое и осмысленное участие в жизни такого ребенка может вызвать у него доверие и желание делиться своими проблемами, принимая помощь и советы.

МИФ 5: Воспитание в коллективе – то, что нужно детям

Сания, 23 года, выпусница детского дома. Отрывок из книги «Я – Сания» (автор Диана Машкова)

«Нас звали «Всеееее-встаааали» и «Всееее-выыыышли». А еще «Идите-сюда». И мы — много-много детей — существовали в доме ребенка как единое целое. Как стадо овец. Даже не так — как одна большая овца под общим названием «бесссстолочи». «Все-оделись», «Все-доели», «Все-встали», «Все-сели». Нас звали так…»

«Мы не догадывались, что у каждого человека — даже ребенка! — есть свой день рождения. Не понимали, что значит радость. Человеческое тепло. Любовь. Да о чем это я? Многие из нас никогда не слышали собственных имен. Мы просто существовали, трясясь от страха двадцать четыре часа в сутки. Боялись взрослых до умопомрачения, до судорог, до энуреза. Шарахались от них и всегда молчали. Единственное чувство, которое мы тогда испытывали, — был СТРАХ. И он остался со мной надолго».

Этот миф возник в результате весьма странного переосмысления советской педагогикой опыта А.С.Макаренко. Социальные сироты – это дети, пострадавшие от собственных родителей, или вообще никогда их не видевшие. Часто это дети маленькие, которым до опыта отношений с коллективом сверстников необходим опыт отношений со значимым взрослым, а его учреждение дать не может. После выхода из детского дома они не способны создавать полноценные семьи и растить своих детей – они просто не знают, как это делается.

Сегодняшним подросткам, особенно с трудным поведением, было бы очень полезно получить опыт самостоятельности: зарабатывать на свои расходы, принимать решения, планировать свою деятельность и отвечать за нее. Коллективное воспитание не может помочь детям-сиротам в главном: дать опыт нормальной семейной жизни. Много лишенных самостоятельности детей под одной крышей – это не коллективное воспитание, а казенный дом.

МИФ 7: У них там все есть

Саша, 16 лет (воспитывается в детском доме)

«На гостевой меня иногда брали воспитатели или учителя. Это был кайф. У них у всех дома так вкусно пахло. Можно было просто сидеть, ничего не делать. Никто не дергал. Хочешь – включи телек, хочешь – сходи в душ. Просто такая свобода, сделать чай, выйти на улицу. Я рад, что это было. Сейчас я взрослый, и не зовут».

Дети в детских домах действительно обеспечены всем необходимым для жизни. У них есть еда, одежда и кровать. Только этого недостаточно. Просто потому, что все это общее. Ребенка переводят из учреждения в учреждение без его согласия, кормят, не спрашивая, любит ли он это, выбирают одежду, не учитывая моду и предпочтения. У них все есть, кроме индивидуальности и личного отношения.

МИФ 8: После выхода из детского дома ребенок обеспечен всем необходимым

Антон, 17 лет (воспитывается в детском доме)

«Мне некуда идти. Я боюсь этого дня, когда нужно будет уйти из детского дома».______________________________________________________________________________

Очень многие считают, что сразу после выхода из детского дома на ребенка проливается золотой дождь в виде банковских накоплений и комфортабельной квартиры в центре города. В реальности сумма, которую получает 18-летний, не умеющий распоряжаться деньгами ребенок, кончается, примерно, месяца за три. Неумелые вложения, желание стать обладателем модных вещей, отсутствие опыта самостоятельной жизни – все это приводит к печальным последствиям.

Очередь на квартиры для сирот в некоторых регионах составляют 5-7 лет, до этого молодому человеку предлагается жить в общежитии, где компания никак не способствует здоровой и нормальной жизни. А порой и вообще проблема с их жильем не решается никак. Также важно учитывать то, что по закону отдельную квартиру получают только дети, которые не были нигде прописаны либо их жилье признается аварийным. Большинству же изъятых из неблагополучных семей детей предлагается после 18-летия вернуться к своим «родственникам».

Возвращаться к чужим, часто агрессивно настроенным и ведущим асоциальный образ жизни чужим людям не сильно хочется, и так выпускники детских домов оказываются на улице совершенно одни.

Более 80% детей-выпускников детских домов не доживают до 40 лет — многие из них спиваются, умирают от передоза, садятся в тюрьму, погибают в пьяной драке или замерзают на улице. К сожалению, даже хороший детский дом все равно не дает ребятам впитать правильную модель семьи, отношений. Лучшее, что можно сделать для детей-сирот — это найти им приемную семью.