Картины лермонтова

LiveInternetLiveInternet

ЛЕРМОНТОВ
Ни один портрет Лермонтова, взятый отдельно, не дает исчерпывающего представления о внешнем облике, о глубине и многогранности внутреннего мира гениального поэта. Но в совокупности созданные профессиональными художниками высокой квалификации (Ф.О. Будкин, П.Е. Заболотский, А.И. Клюндер, К.А. Горбунов — авторы основной прижизненной иконографии Лермонтова — все впоследствии стали академиками живописи) эти портреты все же дают конкретное представление о наружности Лермонтова.



Неизвестный художник
Портрет М. Ю. Лермонтова в возрасте 3-4 лет
1817-18 гг. Холст, масло. 62,0 х 52,5
Государственный литературный музей. Москва

Это самый ранний портрет Лермонтова (холст, масло) – 3-4-летнего ребёнка, – выполненный неизвестным художником, возможно, крепостным. Мальчик изображен в натуральную величину в белом платье. С раннего детства Михаил Лермонтов был склонен к рисованию, художник подчеркнул это увлечение: правой рукой ребёнок что-то чертит на грифельной доске, в левой держит полуразвернутый лист бумаги с какими-то зарисовками. Можно предположить, что художнику удалось уловить основные черты оригинала: широкий открытый рот, большие глаза, с выражением доброты и задумчивости, нежно очерченные губы и немного вздернутый нос.
Портрет хранился в имении бабушки Лермонтова Е. А. Арсеньевой. После её смерти портрет попал в имение её брата, А. А. Столыпина, в Саратовскую губернию, а из его семьи позже – в Мурановский музей. Оттуда – в Государственный литературный музей.






Неизвестный художник
М. Ю. Лермонтов в возрасте 6-8 лет
1820-22 гг. Холст, масло
Институт Русской Литературы РАН
Санкт-Петербург

Второй детский портрет Лермонтова, выполненный в 1820-1822 году (холст, масло), вероятно крепостным. На портрете мы видим шести – восьмилетнего мальчика с каштановыми, гладко причесанными волосами, умным сосредоточенным взглядом, одетого в красную курточку и синий костюм с золотым шитьём.
В Институт русской литературы портрет поступил из Тархан в 1927 году. Портрет не документирован и у некоторых специалистов вызывает сомнения (И. Зильберштейн, Е. Ковалевская), однако сходство с первым, достоверным портретом и с описанием наружности Лермонтова-ребенка, сделанным А. П. Шан-Гиреем, позволяет отнести его к бесспорным.


Ф. О. Будкин
Портрет М. Ю. Лермонтова в мундире лейб-гвардии Гусарского полка
1834 г. Холст, масло. 79,0 х 64,0
Институт Русской Литературы РАН
Санкт-Петербург

Этот портрет (холст, масло), как свидетельствует А. М. Меринский, товарищ Лермонтова по Школе юнкеров, Арсеньева заказала в 1834 году, сразу по производству внука в корнеты. Здесь Поэт изображен в натуральную величину, погрудно, в вицмундире лейб-гвардейского гусарского полка, в шинели, наброшенной на правое плечо, с треуголкой в левой руке. Несмотря на некоторую нарядность изображения и явное стремление художника приукрасить натуру — удлиненное лицо, прямой нос, пышная шевелюра – портрет внушает доверие не только верно переданными, красивыми линиями лба, очертанием губ, но и общим мягким, приятным выражением лица и глаз, глубиной взгляда, которую художнику так точно удалось уловить. А. М. Меринский писал: «Лермонтов был брюнет, с бледно-желтоватым лицом, с черными, как уголь глазами». До 1865 года о существовании портрета не было известно. Впервые он был опубликован в виде гравюры Брокгауза с фотографии в 1865 г., при первом отдельном издании А. И. Глазунова «Песни про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова», по непонятным причинам указавшего в качестве автора П. З. Захарова, однако на выставке в Таврическом дворце в 1905 году появился оригинал, а в газете «Новое время» (23 марта, №10434) в обозрении был помещен следующий текст «Писал Буткин в 1834 г. Принадлежит Ю. Л. Шереметьевой». Эта заметка осталась незамеченной, а след портрета затерялся. В 1923 году через потомков Столыпиных портрет из саратовского имения (Нееловка) поступил в Мурановский музей, где его и обнаружил Н. П. Пахомов; по надписи на обороте («писал Будкин 1834 года С.-Петербург») он установил фамилию художника и дату. Дополнительным подтверждением авторства Ф.А. Будкина может служить, однако, старая надпись на иконе в Тарханах: «Обличия Архангела Михаила списано с портрета Лермонтова, работы Будкина». Однако И. Шинкаренко, занимающийся атрибуцией военных портретов и историей военных форм, и Н. Шабанянц, автор работ о живописце П. З. Захарове, пытаются вернуть авторство Захарову и датировать портрет 1838—39 годом, исходя из несоответствия 1834-му году деталей обмундирования, изображенных на портрете Лермонтова, и подвергая сомнению авторство подписи Будкина на обороте портрета. тем не менее, вопрос об авторстве и датировке портрета остаётся открытым. В настоящее время портрет хранится в Институте русской литературы.



П. Е. Заболотский
Портрет М. Ю. Лермонтова в ментике лейб-гвардии гусарского полка
1837 г. Картон, масло. 36,0 х 28,5
Государственная Третьяковская Галерея, Москва

Следующий портрет относится к январю — февралю 1837 года. Выполнен П. Е. Заболотским, учителем живописи Лермонтова, по заказу Арсеньевой (картон, масло; Государственная Третьяковская галерея). Поэт изображен в расстегнутом ментике с золотыми шнурами. До смерти Арсеньевой портрет находился в Тарханах, затем через потомков А. А. Столыпина в 1925 году был передан в Государственную Третьяковскую галерею. Несмотря на то, что Заболотский не был крупным мастером, портрет, выполненный в реалистичной манере, имеет преимущества перед другими и свидетельствует о прекрасном знании художником натуры и дружественном расположении к портретируемому. Среди прижизненных портрет считается одним из лучших. В 1841 году А. П. Шан-Гирей сделал с него копию (холст, масло; Институт русской литературы); копия 1870 года выполнена В. Г. Перовым по заказу П.М. Третьякова. К портрету Заболотского восходит и утраченный ныне оригинал неизвестного художника, с которого сохранились копия и фотография, раскрашенная сепией, хранящаяся в Институте русской литературы.


М. Ю. Лермонтов
Автопортрет
1837 г. Бумага, акварель. Овал
Государственный литературный музей. Москва

В 1837 году, на Кавказе, в ссылке, Лермонтов создает свой автопортрет на фоне кавказского пейзажа (бумага, акварель; в Государственный литературный музей поступил из ФРГ). На поэте мундир Нижегородского драгунского полка (красный воротник, эполеты, газыри, бурка на плече и шашка). На обороте картонной подложки наклейка с надписью по-немецки: «Michel Lermontoff Russischer Officier u/nd/ Dichter von ihm Selbst gemalt» («Михаил Лермонтов, русский офицер и поэт, им самим рисованный»). Автопортрет предназначался любимой женщине — В. А. Лопухиной (Бахметевой), которой Лермонтов и вручил его в июне 1838 года при их последней встрече, перед ее отъездом в Германию. Там она отдала акварель на хранение А. М. Верещагиной. Около 80 лет портрет считался утерянным, но в 1934 году на аукционе в Хохберге его купил профессор М. Винклер, в 1955 году передавший два слайда (автопортрет Лермонтова и изображение В. А. Лопухиной) искусствоведу В.Н. Лазареву, который, в свою очередь, передал их Пахомову, опубликовавшему портреты в журнале «Огонек», 1961, № 31, с. 9. В 1962 году Андроников вместе с другими материалами привез из ФРГ оригинал портрета. До этого времени (с 1882 года) в России знали об автопортрете лишь по копии О. А. Кочетовой, выполненной ею с оригинала (акварель; Институт русской литературы; см. в кн.: «Демон», изд. Р. Голике и А. Вильборг, СПБ, 1910). Автопортрет, в котором поэт запечатлел собственное представление о себе, выразил свою затаенную думу, печаль и скрытый трагизм, передал душевную мягкость и доброту, — одно из самых значительных явлений лермонтовской иконографии.


А. И. Клюндер
Портрет М. Ю. Лермонтова в гусарском сюртуке
1838 г. Бумага, акварель
Институт Русской Литературы РАН
Санкт-Петербург

Это самый ранний портрет Лермонтова, работы Клюндера — 1838 года (бумага, акварель; Институт русской литературы). Лермонтов в черном расстегнутом сюртуке лейб-гвардейского Гусарского полка, с красным воротником на синей подкладке, с эполетами корнета. Портрет подписной, датированный: «38/XI». Известно, что Клюндер в это время выполнял серии портретов лейб-гусар по их заказу. Портрет Лермонтова — из собрания командира этого полка М. Г. Хомутова (?). Долгое время портрет находился в Царскосельском дворце, затем попал в Арт. музей и оттуда — в Институт русской литературы. Мнения современников относительно сходства противоречивы. Другой его портрет Лермонтова — авторское повторение 1839 года (из коллекции однополчанина поэта В. Д. Бакаева) — почти не отличается от предыдущего (бумага, акв.; с 1917 — ИРЛИ). Наиболее популярным стал третий портрет работы Клюндера (1939—40) — из коллекции кн. В. А. Меншикова (гравюра на стали; ИРЛИ, музей Л. в Пятигорске и в Тарханах). Портрет значительно отличается от предыдущих: иная прическа, иной поворот головы, более живое выражение лица. На портрете нет ни подписи, ни даты. Долгое время считалось, что оригинал не сохранился (но с него успели сделать снимок, по которому и была изготовлена гравюра). В 1936 году в Государственный литературный музей поступил портрет, очень близкий этой гравюре, — скорее всего, именно считавшийся утраченным оригинал работы Клюндера.
Второй портрет работы А.И. Клюндера — авторское повторение 1839 года (из коллекции однополчанина поэта В.Д. Бакаева) — почти не отличается от предыдущего портрета, нарисованного тем же художником разница лишь в том что Лермонтов повернут в другую сторону и в небольших изменениях (бумага, акварель; с 1917 находится в Институте русской литературы).


П. Е. Заболотский
Портрет М. Ю. Лермонтова в штатском платье
1840 г. Картон, масло. 11,0х9,0
Институт Русской Литературы РАН
Санкт-Петербург

Портрет работы Заболотского (картон, масло; хранится в Институте русской литературы). Лермонтов одет в темный двубортный сюртук с красными обшлагами. Внизу подпись художника и дата «1840» (славянскими литерами). Этот портрет, как и портрет 1837 года, выполнен опытным художником-реалистом с теплотой и любовью: умный сосредоточенный взгляд, твердость выразительных губ обнаруживают волю и, видимо, соответствуют состоянию поэта в начале 1840 года.
Чрезвычайно ценен портрет, выполненный в июле 1840 года с натуры однополчанином Лермонтова, бароном Д. П. Паленом, после валерикского боя, в палатке барона Л. В. Россильона. Это – оплечное, профильное изображение, выполненное карандашом на бумаге: у поэта усталый вид, он небрит, в глазах грусть; фуражка помята, ворот сюртука расстегнут, без эполет. Это – единственный профильный портрет Лермонтова и, возможно, наиболее схожий с оригиналом из всех прижизненных изображений. Портрет хранится в Институте русской литературы.

К. А. Горбунов
Портрет М. Ю. Лермонтова в армейском сюртуке с шашкой
1840 г. Бумага, акварель. Изображение 12,0 х 10,5; лист 15,5 х 11,5
Институт Русской Литературы РАН
Санкт-Петербург

Последний прижизненный портрет Лермонтова — 1841 год (до мая) — выполнен во время короткого отпуска поэта, вернувшегося в Петербург из кавказской ссылки. А.А. Краевский заказал его К.А. Горбунову (бумага, акварель). Изображение поясное, Лермонтов одет в сюртук Тенгинского полка. В 1875 году П.А. Ефремов, со слов Горбунова, сообщил, что художник не успел закончить работы «за отъездом Лермонтова на Кавказ и доделал уже после его смерти». В том же году Ефремов обнаружил портрет у Горбунова (он взял его у Краевского для копирования), но уже испорченным от сырости (в Лермонтовский музей портрет поступил от художника в 1882 году). В Музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина и в Институте русской литературы хранятся акварельные копии, на которых повреждения не переданы. В 1842 году по акварельному портрету Горбунова К. Поль изготовил литографию, которая была разослана подписчикам «ОЗ» одновременно с январским номером журнала. Портрет Горбунова был приложен также к первой части «Стихотворений» Лермонтова (1842—44). Таким образом, работа Горбунова оказалась первым изображением Лермонтова, с которым познакомились читатели, и единственным в течение почти 22 лет, по которому делалось множество гравюр и литографий. Портрет хранится в Институте русской литературы.


Лермонтов на смертном одре
Р. К. Шведе
1841, холст, масло
16,5 х 20,5
Институт Русской
Литературы РАН
(ИРЛИ, Пушкинский дом)
Санкт-Петербург

На второй день после гибели поэта Р. К. Шведе создал портрет «Лермонтов на смертном одре. «Живопись нехороша, но память дорога, так как это единственный снимок», – писал в 80-х годах Д. А. Столыпин об этой работе. Здесь поэт лежит в белой рубашке, прикрытый до пояса простыней; волосы коротко острижены, рот и глаза полуоткрыты. По свидетельствам современников, Шведе точно запечатлел облик погибшего. Портрет, написанный по заказу А. А. Столыпина, много лет находился у него, а в 1882 году А. Столыпиным был передан в Лермонтовский музей. Портрет Шведе условно был отнесен к прижизненным, так как писался с натуры. Портрет оставляет тяжелое впечатление.

«Огонек» вспомнил писателей, которые самовыражались не только в слове, но и в краске и карандаше*

Подготовила Кристина Шалева

*В рейтинг умышленно не включены Александр Пушкин и Михаил Лермонтов, широко известные своими рисунками и акварелями

1. Уильям Блейк (1757-1827), Великобритания

К поэту-мистику литературная слава пришла только в XX веке, а вот его художественный талант оценили еще при жизни. Блейк изобрел особый метод гравировки — иллюминированная печать. Ему же принадлежит и прорыв в печатном деле: в своей типографии Блейк разработал способ рельефного оттиска. Эту технику он применил, когда работал над иллюстрациями к Библии. Другая прославившая его работа — иллюстрации к «Божественной комедии» Данте.

Фото: Фото ИТАР-ТАСС

2. Василий Жуковский (1783-1852), Россия

Поэт и друг Пушкина, был одновременно художником и другом Карла Брюллова. Рисовать он начал в Московском университетском благородном пансионе. Писал красками, рисовал карандашом, вполне профессионально освоил граверное дело. Страстный путешественник, он оставил после себя многочисленные альбомы с пейзажами, видами городов и местностей в России и европейских странах. Но при этом Жуковский был и талантливым портретистом. Его офорты и гравюры часто выполнены по собственным рисункам.

Фото: Fotodom

3. Виктор Гюго (1802-1885), Франция

Писатель создал более тысячи рисунков, многие из которых были иллюстрациями к его же произведениям. Рисовал не только красками и карандашом, но даже черным кофе. Поговаривали даже, что в некоторых работах он использовал собственную кровь. Мрачные романтические сюжеты (кораблекрушение, гигантский спрут, виселица, замки) обусловили и художественную технику. Особое место занимают «Спиритические альбомы» Гюго, в которых он рассказывал о своем мистическом опыте.

Фото: Fotodom

4. Уильям Теккерей (1811-1863), Великобритания

Создатель «Ярмарки тщеславия» начинал как карикатурист. Со школы он рисовал на всем, что попадалось под руку: в книгах, тетрадках, на чеках, билетах, в письмах текст перемежал рисунками. В основном это были карикатуры и шаржи. В Париже он учился живописи, а в литературу пришел благодаря несостоявшемуся сотрудничеству с Чарльзом Диккенсом. Тот отверг карикатуры Теккерея для «Посмертных записок Пиквикского клуба». Тот стал писать, но не бросил рисовать.

5. Максимилиан Волошин (1877-1932), Россия

Поэт был и основателем так называемой Киммерийской школы живописи. Сказочная Киммерия, которую он рисовал,— любимый им Крым, Коктебель. Писал Волошин чаще всего пейзажи, используя акварель, и сопровождал работы стихами: «Твой влажный свет и матовые тени дают камням оттенок бирюзы»…Живописи Максимилиан Волошин учился в Париже. Сейчас произведения Волошина находятся во многих музейных собраниях, в том числе в Третьяковской галерее и ГМИИ им. А.С. Пушкина.

6. Владимир Маяковский (1893-1930), Россия

Футурист в поэзии и живописи, поэт даже свою знаменитую строку лесенкой сделал произведением искусства. Рисовал Маяковский с детства. Образование получил в Строгановке и Училище живописи, ваяния и зодчества, единственном месте, куда отсидевшего в тюрьме Маяковского приняли без свидетельства о благонадежности. Со временем Маяковский, соединив рисунок и поэзию, создал новый вид искусства — революционный плакат.

7. Федерико Гарсиа Лорка (1898-1936), Испания

Поэт, драматург, режиссер оказался еще и одаренным художником. Лорка примыкал к авангардистам и развивал это течение в своей поэзии и изобразительном искусстве. Отношения с мэтром сюрреализма, Сальвадором Дали, были почти родственные. В 1927 году прошла выставка работ Лорки в Барселоне, среди художников-авангардистов он стал звездой. Репродукции его картин печатали газеты, а сам он часто использовал их как иллюстрации к своим стихам.

8. Антуан де Сент-Экзюпери (1900-1944), Франция

Французский писатель и поэт был еще и профессиональным летчиком, журналистом, изобретателем, карточным фокусником и художником. К рисованию тянулся с юности. Самая популярная сказка Экзюпери, одна из наиболее читаемых и переводимых во всем мире — «Маленький принц»,— известна и прекрасными иллюстрациями, которые сделал автор. Писатель сдал рукопись в издательство со своими рисунками, и сразу стало понятно, что здесь текст и рисунок — одно целое.

9. Александр Зиновьев (1922-2006), СССР

Сам философ не относился серьезно к собственным художественным опытам. «Я рисовал карикатуры на соучеников в школе, на сослуживцев в армии, на студентов и преподавателей своего факультета в МГУ, на коллег по работе… Позднее стал рисовать портреты знакомых и бытовые сцены»,— рассказывал сам Зиновьев. Жена философа начала собирать его работы. Зиновьев начал активно выставляться уже после его высылки из Советского Союза в 1978 году. Первая выставка в Москве состоялась 29 октября 2000 года.

10. Юрий Коваль (1938-1995), СССР

Выпускник педагогического института, среди многочисленных дипломов имел и диплом учителя рисования. Как художник Коваль проявил себя так же ярко, как писатель (он был, кстати, и блестящим иллюстратором, и не только своих книг). Занимался в мастерской скульпторов-монументалистов Владимира Лемпорта, Вадима Сидура и Николая Силиса. Интересовался рисунком, живописью, мозаикой, эмалью, фреской. Сам писатель считал, что лучшие люди, встретившиеся ему на дороге жизни,— художники.

Почему погиб Михаил Лермонтов (9 фото)


П. Кончаловский. Лермонтов, 1943. Фрагмент
176 лет назад, 27 июля (по старому стилю – 15 июля) 1841 г. был убит на дуэли поэт Михаил Лермонтов. С тех самых пор не утихают споры о том, что стало причиной этого убийства, и кому оно было выгодно. Биографы поэта выдвигают десятки различных версий – от мистических до политических. В этой истории так много тайн, что восстановить истинную картину событий сегодня действительно очень сложно.

К. Горбунов. М. Ю. Лермонтов в сюртуке Тенгинского пехотного полка, 1841. Фрагмент
Поводом для дуэли стала произнесенная Лермонтовым в адрес его приятеля Николая Мартынова колкость в присутствии дам. Отставной майор любил носить кавказскую одежду и поражал воображение барышень кинжалом, который всегда висел у него на поясе. Лермонтов посоветовал Эмилии Верзилиной, к которой оба испытывали симпатию, опасаться этого «горца с большим кинжалом». Тот не слыл задирой и никогда прежде не участвовал в дуэлях, но на этот раз почувствовал себя оскорбленным и потребовал сатисфакции. По сути, Лермонтов сам спровоцировал вызов на дуэль.

П. Заболотский. Портрет М. Ю. Лермонтова, 1837. Фрагмент
На дурной характер Лермонтова жаловались многие его современники. Говорят, его за глаза называли «ядовитой гадиной». Шутка в адрес Мартынова – далеко не единственная и относительно безобидная. Поэту давали такую характеристику: «Характера он был капризного и нервного. То услужлив до приторности и любезен, то рассеян, равнодушен и невнимателен. Он был то весел, то грустен. Мог молчать часами, а когда к нему обращались, то получали в ответ желчь и сарказм».


Дуэль, которая привела к трагической гибели поэта
Некоторые считали, что поединок стал прикрытием для спланированного убийства. Во времена СССР самой популярной была версия политического «заказа» – якобы Лермонтова застрелили по приказу шефа жандармов Бенкендорфа или самого Николая I. Писали, что поэта выслали из Петербурга по распоряжению самого императора, что в Пятигорске за ним следили жандармы, а дуэль наверняка не была случайной. Другие исследователи соглашались с тем, что судьба Лермонтова была предрешена задолго до дуэли, и враги только искали повод натравить на поэта кого-нибудь из его знакомых.
А. Клюндер. Портрет М. Ю. Лермонтова, 1838. Фрагмент
Однако версию «преднамеренного убийства Лермонтова агентами Николая I» вряд ли можно считать достаточно аргументированной. Император действительно назвал стихотворение «Смерть поэта» «бесстыдным вольнодумством, более чем преступным» и выслал поэта на Кавказ в действующую армию, у него были причины для недовольства, но не для ненависти и уж тем более убийства. Попытка представить поэта жертвой самодержавия выглядит слишком надуманной. Лермонтов вряд ли был настолько опасен для императора, чтобы тот прибегнул к самым крайним мерам.
Николай Мартынов
Сторонники версии спланированного убийства выдвигают также предположение о том, что на дуэли был кто-то третий, наемный убийца, притаившийся в кустах и стрелявший в поэта снизу. Причина такого объяснения – необычный характер ранения Лермонтова: пуля прошла снизу вверх под углом 35 градусов. Однако выстрел Мартынова прозвучал сразу после того, как поэт поднял руку и выстрелил в воздух. От отдачи он мог отклониться немного назад, и тогда пуля действительно могла войти под таким углом.
Ф. Будкин. Портрет М. Ю. Лермонтова в вицмундире лейб-гвардии Гусарского полка, 1834. Фрагмент
Еще одна версия гибели Лермонтова – это самоубийство, замаскированное под убийство. Некоторые исследователи уверены в том, что поэт сам искал смерти как своеобразного избавления от жизни, тяготившей его. Поэтому сознательно спровоцировал Мартынова на ссору и вызов на дуэль. Перед роковым выстрелом Лермонтов был спокоен, он не воспользовался своим правом дуэлянта и со словами «Стрелять в этого дурака я не буду» поднял руку вверх и выстрелил в воздух. И словно специально подставил себя под пулю Мартынова. На дуэли с де Барантом в 1840 г. он тоже выстрелил в воздух. Свою раннюю смерть он предчувствовал и словно ждал ее, о чем свидетельствуют пророческие строки многих его стихотворений. Биографы Лермонтова утверждают, что он всю жизнь был одержим страстью самоуничтожения и не раз подвергал себя риску. И делают вывод о том, что поэт сам спланировал и организовал собственную казнь.
И. Репин. Дуэль, 1897
Некоторые усматривают в гибели поэта мистику, называя его смерть последней в череде смертей «проклятого рода» Лермонтовых. Якобы никто из них не дожил до глубокой старости и не умер естественной смертью. Его дед из-за несчастной любви покончил с собой, выпив стакан «какой-то дряни», мать умерла в 21 год от чахотки, отец ушел из жизни в 44 года. И со смертью Михаила Юрьевича этот несчастный род пресекся. Мистику усматривали и в зеркальных датах рождения и смерти поэта – 1814 и 1841 гг., проводя параллели с трагическими событиями в истории всей страны, которые случились спустя столетие в это же время.

Р. Шведе. М. Ю. Лермонтов на смертном одре, 1841
Возможно, такое множество версий возникло просто потому, что поклонникам творчества великого поэта до сих пор сложно поверить в то, что безобидная шутка могла стать причиной дуэли со смертельным исходом и оборвать жизнь Лермонтова в 26 лет.

beauty_talking

И 10 фактов об этой грани таланта литературного классика
Михаил Лермонтов. Пятигорск. 1837–1838
1. Уже в детстве Лермонтов смотрел на мир глазами живописца. Вот что он сам вспоминал: «Я помню один сон; когда я был еще восьми лет, он сильно подействовал на мою душу. В те же лета я один раз ехал в грозу куда-то; и помню облако, которое небольшое, как бы оторванный клочок черного плаща, быстро неслось по небу; это так живо передо мною, как будто вижу. Когда я еще был мал, я любил смотреть на луну, на разновидные облака, которые в виде рыцарей со шлемами теснились будто вокруг нее, будто рыцари, сопровождающие Армиду в ее замок, полные ревности и беспокойства».
2. В семье говорили, что в детстве Миша сначала увлекся рисованием и только после – сочинительством. Повзрослев, Лермонтов брал уроки у профессиональных художников. И подражал Карлу Брюллову – самому модному тогда живописцу.
3. Еще одна семейная легенда сообщает, что Лермонтовы произошли от испанского герцога Лермы. Михаилу Юрьевичу герцог даже приснится – и он напишет по памяти его портрет. Герцог подозрительно похож на самого Михаила Юрьевича.
Михаил Лермонтов. Герцог Лерма. 1832-33
4. В 1832-м году впечатленный «Гамлетом» Лермонтов сделал карандашный портрет Шекспира, а в 1837 исполнил автопортрет, на котором он, если не принимать во внимание одежду, похож на Шекспира.
Михаил Лермонтов. Портрет Шекспира. 1832
Михаил Лермонтов. Автопортрет. 1837-38
5. Акварель «Парус» Лермонтов создал раньше одноименного стихотворения.
Михаил Лермонтов. Парус (Морской вид с парусной лодкой). 1828-31
ПАРУС
Белеет парус одинокой
В тумане моря голубом!..
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?…
Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрыпит…
Увы! Он счастия не ищет
И не от счастия бежит!
Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой…
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой!
1831
6. Лермонтову нравился Рафаэль, но в этом нет ничего особенного или удивительного: от Рафаэля в России тогда все были без ума, включая Пушкина. А вот любовь к Рембрандту еще не стала мейнстримом – Лермонтов же посвятил ему целое стихотворение «На картину Рембрандта» (оно могло быть откликом на картину голландца «Портрет молодого человека в одежде францисканца» из московской галереи Строгановых):
Ты понимал, о мрачный гений,
Тот грустный безотчетный сон,
Порыв страстей и вдохновений, –
Все то, чем удивил Байрон…
7. Когда Лермонтов описывал в своей прозе интерьеры, особое внимание он уделял картинам, украшавшим стены.
8. Самые интересные пейзажи Лермонтов написал во пребывания в ссылке на Кавказе.
Михаил Лермонтов. Кавказский вид с верблюдами. 1837–1838
9. Лермонтов-художник оставил около 250 произведений: это рисунки, зарисовки на полях рукописей, акварели и 13 картин маслом.
Михаил Лермонтов. Автограф стихотворения «Стансы» («Взгляни, как мой спокоен взор…») с портретом Екатерины Александровны Сушковой. 1830–1831
Михаил Лермонтов. Наброски скачущих лошадей, всадника, мужской головы. 1840
Атака лейб-гвардии гусар под Варшавой 21 августа 1831 года. 1837-38
10. Первое исследование, посвященное живописи и рисункам Михаила Лермонтова, написал барон Николай Врангель – старший брат знаменитого белогвардейца Петра Врангеля. Николай Врангель был искусствоведом и, как сказали бы сегодня, арт-менеджером и куратором. К герою своего исследования Врангель был объективен, называл художества Лермонтова «культурным баловством», «дилетантскими попытками», пусть порой и «полными дарования и огня». «Лермонтов должен быть причислен к гениям слова, и в области изобразительных искусств он не оставил следа, — признавал Врангель. — Но как характеристика его мысли и ощущений, как пример разносторонних попыток его воплотить свою мечту, – все многочисленные рисунки и редкие картины Лермонтова должны быть рассматриваемы с величайшим вниманием и интересом».
Михаил Лермонтов. Нападение (Сцена из кавказской жизни). 1838
Tags: живопись

Кто такой художник В.А.Поляков к сожалению не смогли поведать ни одна из энциклопедий, ни такой все знающий в мире источник, как Интернет. Хотя конечно жаль, рисунки довольно интересные и очень красивые. Исполнены они для двухтомного полного собрания сочинений Михаила Юрьевича Лермонтова 1900 года издания. В него вошли стихотворения поэта, поэмы и проза.
Возможно, речь идет о художнике Александре Васиьевиче Полякове, но утверждать точно не берусь. Александр Васильевич Поляков был крепостным, его талант был замечен и художник заслужил свободу, умер рано. К моменту смерти ему было всего 34 года. В его биографии упоминается Галерея портретов героев 1812 года.
Александр Васильевич Поляков (1801—1835) — русский художник. Был крепостным генерала А. Корнилова. Прослышав о его таланте, Д. Доу в 1822 году попросил определить Полякова к себе в помощники. Жалованья ему было положено 800 рублей в год. «Но из сей суммы господин Доу дает ему только 350 рублей, остальные 450 оставляет в уплату за квартиру и за стол, хотя сей последний он имеет с его лакеями», — писал Комитет Общества поощрения художников. Помимо того, с Полякова, не отличавшегося крепким здоровьем, англичанин вычитал суммы за дни болезни, в результате художнику едва оставалось сто рублей в год на одежду и пропитание.
Но даже в этих кабальных условиях А. Поляков поражал всех талантом и трудолюбием. Однажды за шесть часов он изготовил столь искусную копию портрета Н. Мордвинова, что адмирал только ему доверил внести некоторые исправления на оригинальном портрете. Многие десятилетия спустя специалисты пришли к выводу, что именно Поляков реставрировал две сотни (!) почерневших портретов кисти Доу и заканчивал по памяти не один десяток его небрежных набросков.
Узнав о талантливом крепостном, российские художники решили ходатайствовать об освобождении его от крепостной зависимости. Однако «отпускная» крепостному художнику появилась только через несколько лет после завершения работы над картинной Галереей портретов героев 1812 года.
Зимой 1833 года по прошению комитета президент Российской академии художеств А. Оленин подписал постановление о возведении Александра Полякова в ранг свободного художника.
Здоровье Александра Васильевича, несмотря на молодость, оказалось в крайне плачевном состоянии. От Общества поощрения художников он получал 30 рублей жалованья ежемесячно, но этой суммы едва хватало на то, чтобы купить холст, краски и скудную еду.
Замечательный живописец Александр Васильевич Поляков умер 7 января 1835 года, 34 лет от роду. Его похоронили на Смоленском кладбище в Петербурге.
В архиве Академии художеств сохранились два документа. Один из них — «Отчет о затратах на похороны Полякова — 160 р. 45 к., в том числе на поминовение по обычаю — 20 рублей».
Второй документ — опись незавершенных картин и вещей, оставшихся после смерти художника: «Стол простой, шкаф простой с деревянной кроватью, одеяло ветхое, халат на вате, шляпа пуховая старая, два мольберта, красок 12 пузырьков, три палитры:» И еще 340 портретов — Галерея героев Отечественной войны 1812 года, истинный шедевр мирового искусства, созданный кистью крепостного мастера Александра Васильевича Полякова.

Иллюстрация к роману «Герой нашего времени» — «Княжна Мери»
— Мне дурно, — проговорила она слабым голосом.
Я быстро наклонился к ней, обнял рукою ее гибкую талию…
Портрет Михаила Юрьевича Лермонтова из Собрания сочинений 1900
Иллюстрации к стихотворениям
Ангел
По небу полуночи ангел летел
И тихую песню он пел;
И месяц, и звезды, и тучи толпой
Внимали той песне святой.
Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов;
О боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.
Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез;
И звук его песни в душе молодой
Остался — без слов, но живой.
И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна;
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.
Иллюстрация к стихотворению «Бородино» — «Да, были люди в наше время…»
Узник
Узник
Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу,
Черногривого коня.
Я красавицу младую
Прежде сладко поцелую,
На коня потом вскочу,
В степь, как ветер, улечу.
Но окно тюрьмы высоко,
Дверь тяжелая с замком;
Черноокая далеко,
В пышном тереме своем;
Добрый конь в зеленом поле
Без узды, один, по воле
Скачет весел и игрив,
Хвост по ветру распустив.
Одинок я — нет отрады:
Стены голые кругом,
Тускло светит луч лампады
Умирающим огнем;
Только слышно: за дверями,
Звучномерными шагами,
Ходит в тишине ночной
Безответный часовой.
Иллюстрация к стихотворению «Кинжал»
Кинжал
Люблю тебя, булатный мой кинжал,
Товарищ светлый и холодный.
Задумчивый грузин на месть тебя ковал,
На грозный бой точил черкес свободный.
Лилейная рука тебя мне поднесла
В знак памяти, в минуту расставанья,
И в первый раз не кровь вдоль по тебе текла,
Но светлая слеза — жемчужина страданья.
И черные глаза, остановясь на мне,
Исполненны таинственной печали,
Как сталь твоя при трепетном огне,
То вдруг тускнели, — то сверкали.
Ты дан мне в спутники, любви залог немой,
И страннику в тебе пример не бесполезный:
Да, я не изменюсь и буду тверд душой,
Как ты, как ты, мой друг железный.
Иллюстрация к стихотворению «Сон»
Сон
В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь точилася моя.
Лежал один я на песке долины;
Уступы скал теснилися кругом,
И солнце жгло их желтые вершины
И жгло меня — но спал я мертвым сном.
И снился мне сияющий огнями
Вечерний пир в родимой стороне.
Меж юных жен, увенчанных цветами,
Шел разговор веселый обо мне.
Но в разговор веселый не вступая,
Сидела там задумчиво одна,
И в грустный сон душа ее младая
Бог знает чем была погружена;
И снилась ей долина Дагестана;
Знакомый труп лежал в долине той;
В его груди, дымясь, чернела рана,
И кровь лилась хладеющей струей.
Они любили друг друга так долго и нежно,
С тоской глубокой и страстью безумно-мятежной!
Но, как враги, избегали признанья и встречи,
И были пусты и хладны их краткие речи.
Они расстались в безмолвном и гордом страданье,
И милый образ во сне лишь порою видали.
И смерть пришла: наступило за гробом свиданье…
Но в мире новом друг друга они не узнали.
Иллюстрация к стихотворению «Пророк»
Пророк
С тех пор как вечный судия
Мне дал всеведенье пророка,

В очах людей читаю я
Страницы злобы и порока.
Провозглашать я стал любви
И правды чистые ученья:
В меня все ближние мои
Бросали бешено каменья.
Посыпал пеплом я главу,
Из городов бежал я нищий,
И вот в пустыне я живу,
Как птицы, даром божьей пищи;
Завет предвечного храня,
Мне тварь покорна там земная;
И звезды слушают меня,
Лучами радостно играя.
Когда же через шумный град
Я пробираюсь торопливо,
То старцы детям говорят
С улыбкою самолюбивой:
«Смотрите: вот пример для вас!
Он горд был, не ужился с нами:
Глупец, хотел уверить нас,
Что бог гласит его устами!
Смотрите ж, дети, на него:
Как он угрюм, и худ, и бледен!
Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!»
Иллюстрация к стихотворению «Тростник»
Тростник
Сидел рыбак веселый
На берегу реки;
И перед ним по ветру
Качались тростники.
Сухой тростник он срезал
И скважины проткнул;
Один конец зажал он,
В другой конец подул.
И будто оживленный,
Тростник заговорил;
То голос человека
И голос ветра был.
И пел тростник печально:
«Оставь, оставь меня;
Рыбак, рыбак прекрасный,
Терзаешь ты меня!
«И я была девицей,
Красавица была,
У мачехи в темнице
Я некогда цвела,
И много слез горючих
Невинно я лила;
И раннюю могилу
Безбожно я звала.
Иллюстрации к стихотворению «Три пальмы»
Три пальмы
(Восточное сказание)
В песчаных степях аравийской земли
Три гордые пальмы высоко росли.
Родник между ними из почвы бесплодной,
Журча, пробивался волною холодной,
Хранимый, под сенью зеленых листов,
От знойных лучей и летучих песков.
И многие годы неслышно прошли;
Но странник усталый из чуждой земли
Пылающей грудью ко влаге студеной
Еще не склонялся под кущей зеленой,
И стали уж сохнуть от знойных лучей
Роскошные листья и звучный ручей.
И стали три пальмы на бога роптать:
«На то ль мы родились, чтоб здесь увядать?
Без пользы в пустыне росли и цвели мы,
Колеблемы вихрем и зноем палимы,
Ничей благосклонный не радуя взор?..
Не прав твой, о небо, святой приговор!»
И только замолкли — в дали голубой
Столбом уж крутился песок золотой,
Звонков раздавались нестройные звуки,
Пестрели коврами покрытые вьюки,
И шел, колыхаясь, как в море челнок,
Верблюд за верблюдом, взрывая песок.
Мотаясь, висели меж твердых горбов
Узорные полы походных шатров;
Их смуглые ручки порой подымали,
И черные очи оттуда сверкали…
И, стан худощавый к луке наклоня,
Араб горячил вороного коня.
И конь на дыбы подымался порой,
И прыгал, как барс, пораженный стрелой;
И белой одежды красивые складки
По плечам фариса вились в беспорядке;
И, с криком и свистом несясь по песку,
Бросал и ловил он копье на скаку.
Вот к пальмам подходит, шумя, караван:
В тени их веселый раскинулся стан.
Кувшины звуча налилися водою,
И, гордо кивая махровой главою,
Приветствуют пальмы нежданных гостей,
И щедро поит их студеный ручей.
Но только что сумрак на землю упал,
По корням упругим топор застучал,
И пали без жизни питомцы столетий!
Одежду их сорвали малые дети,
Изрублены были тела их потом,
И медленно жгли их до утра огнем.
Когда же на запад умчался туман,
Урочный свой путь совершал караван;
И следом печальным на почве бесплодной
Виднелся лишь пепел седой и холодный;
И солнце остатки сухие дожгло,
А ветром их в степи потом разнесло.
И ныне всё дико и пусто кругом —
Не шепчутся листья с гремучим ключом:
Напрасно пророка о тени он просит —
Его лишь песок раскаленный заносит,
Да коршун хохлатый, степной нелюдим,
Добычу терзает и щиплет над ним.
Иллюстрация к стихотворению «Грузинская песня»
Грузинская песня
Жила грузинка молодая,
В гареме душном увядая.
Случилось раз:
Из черных глаз
Алмаз любви, печали сын,
Скатился.
Ах, ею старый армянин
Гордился!..
Вокруг нее кристалл, рубины,
Но как не плакать от кручины
У старика?
Его рука
Ласкает деву всякий день,
И что же? —
Скрываются красы, как тень.
О боже!..
Он опасается измены.
Его высоки, крепки стены,
Но всё любовь
Презрела. Вновь
Румянец на щеках живой
Явился,
И перл между ресниц порой
Не бился…
Но армянин открыл коварность,
Измену и неблагодарность
Как перенесть!
Досада, месть,
Впервые вас он только сам
Изведал!
И труп преступницы волнам
Он предал.
Тамара
В глубокой теснине Дарьяла,
Где роется Терек во мгле,
Старинная башня стояла,
Чернея на черной скале.
В той башне высокой и тесной
Царица Тамара жила:
Прекрасна как ангел небесный,
Как демон коварна и зла.
И там сквозь туман полуночи
Блистал огонек золотой,
Кидался он путнику в очи,
Манил он на отдых ночной.
И слышался голос Тамары:
Он весь был желанье и страсть,
В нем были всесильные чары,
Была непонятная власть.
На голос невидимой пери
Шел воин, купец и пастух…
Иллюстрация к стихотворению «Незабудка»
Незабудка
(Сказка)
В старинны годы люди были
Совсем не то, что в наши дни;
(Коль в мире есть любовь) любили
Чистосердечнее они.
О древней верности, конечно,
Слыхали как-нибудь и вы,
Но как сказания молвы
Всё дело перепортят вечно,
То я вам точный образец
Хочу представить наконец.
У влаги ручейка холодной,
Под тенью липовых ветвей,
Не опасаясь злых очей,
Однажды рыцарь благородный
Сидел с любезною своей…
Тихонько ручкой молодою
Она красавца обняла.
Полна невинной простотою
Беседа мирная текла.
«Друг: не клянися мне напрасно,
Сказала дева: верю я,
Ясна, чиста любовь твоя,
Как эта звонкая струя,
Как этот свод над нами ясный;
Но как она в тебе сильна,
Еще не знаю. — Посмотри-ка,
Там рдеет пышная гвоздика,
Но нет: гвоздика не нужна;
Подалее, как ты унылый,
Чуть виден голубой цветок…
Сорви же мне его, мой милый:
Он для любви не так далек!»
Вскочил мой рыцарь, восхищенный
Ее душевной простотой;
Через ручей прыгнув, стрелой
Летит он цветик драгоценный
Сорвать поспешною рукой…
Уж близко цель его стремленья,
Как вдруг под ним (ужасный вид)
Земля неверная дрожит,
Он вязнет, нет ему спасенья!…
Взор кинув полный весь огня
Своей красавице безгласной,
«Прости, не позабудь меня!»
Воскликнул юноша несчастный;
И мигом пагубный цветок
Схватил рукою безнадежной;
И сердца пылкого в залог
Его он кинул деве нежной.
Цветок печальный с этих пор
Любови дорог; сердце бьется,
Когда его приметит взор.
Он незабудкою зовется;
В местах сырых, вблизи болот,
Как бы страшась прикосновенья,
Он ищет там уединенья;
И цветом неба он цветет,
Где смерти нет и нет забвенья…
Вот повести конец моей;
Судите: быль иль небылица.
А виновата ли девица —
Сказала, верно, совесть ей!
Иллюстрация к стихотворению «Сказка для детей»
Скака для детей
…»Когда ты спишь, о ангел мой земной,
И шибко бьется девственною кровью
Младая грудь под грезою ночной,
Знай, это я, склонившись к изголовью,
Любуюся — и говорю с тобой;
И в тишине, наставник твой случайный,
Чудесные рассказываю тайны…
А много было взору моему
Доступно и понятно, потому
Что узами земными я не связан,
И вечностью и знанием наказан…
Иллюстрации к поэмам
Поэма «Ангел смерти»
Три иллюстрации к поэме «Измаил Бей»
Поэма «Кавказский пленник»
Поэма «Боярин Орша»
Поэма «Казначейша»
Поэма «Мцыри»
Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова
Иллюстрации к поэме «Демон»
Иллюстрация к драме «Маскарад»
Иллюстрации к роману «Герой нашего времени»
Бэла
Максим Максимович
Тамань
Княжна Мери
Фаталист
Иллюстрации к произведениям М.Ю.Лермонтова художника В.А.Полякова
Поляков Александр Васильевич (Википедия)
Биография художника на сайте «Русская живопись»
Художник В.А.Поляков (ВК)
Никольский сельский совет
Картины художника
Новицкий А. Поляков, Александр. Русский биографический словарь в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
История жизни костромского крепостного живописца i пол. ХIХ В. Александра Васильевича полякова (1801-1835 гг.). Автор Касторская Татьяна Михайловна