Кирилл новоезерский

LiveInternetLiveInternet

Бывший Кириллов-Новоезерский монастырь расположен в Белозерском районе в 40 километрах от районного центра, на Огненном острове посреди Нового озера.

Остров Огненный. Бывший Кирилло-Новозерский монастырь

Основан монастырь в 1517 г. Преподобным Кириллом.

Кирилл был пострижен в монашество в возрасте 15 лет в Комельской обители самим настоятелем Корнилием. Пробыв в монастыре около семи лет, Кирилл с благословения преподобного ушел дальше на север, чтобы создать свою обитель. Инок Кирилл долго странствовал по всем пределам Руси, прежде чем достиг Белоозера и остановился неподалеку от него на Новозере.

Получив в дар от крестьян деревни Шиднем Дия, Григория и Давида Красный остров, он основал обитель в честь Воскресения Христова, в 1517 году. Место это было предназначено ему свыше явлением Богородицы в Успенском Тихвинском монастыре, где Кирилл проживал некоторое время.

Житие Кирилла сообщает о том, что впервые он увидел место, указанное ему Богородицей, с Кобылиной горы, где позднее была возведена церковь, во имя Тихвинской Богоматери и куда два раза в год совершался крестный ход из монастыря — зимой по льду озера, а летом на лодках.

Начало образования монастыря было довольно традиционным: хижина из неокоренных стволов деревьев, ветвей и коры. В 1518 году были срублены две небольшие церкви: Воскресения Христова и Богородицы Одигитрии и две деревянные келий — для себя и собравшейся братии. Постепенно уединенный скит наполнился пришедшими к Кириллу иноками и организовался как монастырь.

Кирилл, избранный настоятелем, прожил в своей обители около двадцати лет. Ещё при жизни игумена монастырь обзавелся своими землями и крестьянами. С 1517 года по год своей смерти Кирилл оставался игуменом обители, получившей позднее его имя, был похоронен на территории основанного им монастыря, признан святым и канонизирован после обретения мощей.

Московские князья изначально поддерживали северные обители вкладными и охранными грамотами, При этом монастыри, обладавшие крупными вотчинами, были обязаны нести за них государственные повинности. По данным 1620 года, северные монастыри поставляли стрелецкие деньги и стрелецкий хлеб на содержание стрельцов, ямские деньги на содержание почт в государстве, полоняничные деньги на выкуп пленных, деньги и хлеб на жалование ратным людям и содержание их в военное время, даточных людей с полным обмундированием на ратную службу. Подать с монастырей взималась и за рыбную ловлю, которая была одним из важных источников их дохода.

Наиболее значительными были вклады светских лиц. Новоезерская обитель пользовалась вниманием великих князей, начиная с Василия II. Особо богатые дары пожаловал монастырю Иван IV Грозный после чуда, явленного преподобным Кириллом (явившись, царю во сне, старец дал ему совет не входить в палату до третьего часу дня, когда в ней рухнули своды и погребли под собой многих князей и бояр). Особенно прославилась обитель как местонахождение мощей преподобного Кирилла во второй половине XVII века. В 1721 году островной монастырь посетили Петр I с императрицей Екатериной, также оставившие богатые денежные вклады и пожаловавшие чугунные плиты для пола в соборе.

Поддержка великих князей и царей привела к тому, что монастырь, основанный на глухой северной окраине, к середине XVII века стал одним из видных центров экономической и культурной жизни края.

Нового строительства в Новоезерском монастыре не было до опустошительного пожара 1605 года. После него, по храмозданной грамоте митрополита Ростовского и Ярославского Кирилла (в чьей митрополии состояла обитель), данной иеромонаху Леониду, начали строить деревянную церковь Богородицы Одигитрии.

Позднее, в 1644 году, по второй храмозданной грамоте митрополита Ростовского и Ярославского Варлаама возведение Одигитриевской церкви закончили. По непонятным причинам ее освятили лишь в 1649 году. Таким образом, полностью деревянной и небогатой Кириллова обитель и оставалась до этого года.

Уже в 1649-1652 г.г по обету и на средства боярина Бориса Ивановича Морозова на острове был возведен в камне Воскресенский собор, при сооружении которого были обретены мощи основателя монастыря Кирилла Новоезерского.

В 1685 году на средства царевны Софьи была построена теплая церковь во имя Смоленской Богоматери и трапезная палата. Оживленное каменное строительство продолжалось и в XVII веке, когда была возведена надвратная церковь Петра и Павла. Почти одновременно с ней строилась церковь Захарии и Елизаветы с братскими кельями и колокольней, имевшей два яруса звона с двенадцатью колоколами.

Планировка монастыря, задуманная в XVII веке, свидетельствовала о цельности композиционного замысла. Обитель делали неприступной высокие каменные стены на сваях и гранитном фундаменте и массивные угловые башни с мощной надвратной башней. От монастыря к другому небольшому, так называемому «Сладкому» острову вел деревянный мост длиною с полверсты. Торжественный въезд осуществлялся через стоящие в воде ворота, к которым примыкала небольшая площадь, замкнутая с одной стороны зданиями трапезной и настоятельских покоев, а с другой — главным зданием всего комплекса — пятиглавым Воскресенским собором с приделами.

Церковная реформа 1764 года, отнесшая монастырь к III классу, и большие средства, расходуемые на каменное строительство, привели к тому, что обитель пришла в запустение. В 1793 году на острове жило всего 10 монахов. Однако в XIX веке слава новозерского чудотворца Кирилла и деятельность нового игумена (затем первого архимандрита) Феофана Соколова, переведенного из Николо-Моденского монастыря, Устюженского уезда, привлекли внимание царствующего дома Романовых. В 1795 году императрица Екатерина II пожаловала монастырю покров из золотого чешуйчатого глазета на раку преподобного Кирилла. Император Павел Петрович в 1796 году преподнес обители 1000 золотых рублей, священнослужебные сосуды, напрестольное евангелие и серебряный крест с финифтью, а также ризы и священнические облачения из драгоценных тканей. В 1819 году Александр I пожаловал архимандриту Феофану митру и наперсный крест, осыпанный драгоценными камнями. Много помогали обители и московские купцы Афанасий Долгов и Семен Васильев, иждивением которых были сооружены иконостас Воскресенского собора и серебряная с чернью рака преподобного Кирилла.

Значительные вклады позволили монастырю вернуть его былое благосостояние, и к 1838 году в нём жило уже 80 монахов. В монастырской ризнице хранилось множество икон, книг, риз из драгоценных тканей, золотой и серебряной утвари. О значении Кирилло-Новозерского монастыря в жизни Новгородской епархии свидетельствовал тот факт, что с 1799 года исправление должности благочинного монастырей Кирилловского уезда было поручено настоятелю обители архимандриту Феофану. В его ведении находились Кирилло-Белозерский, Горицкий, Моденский монастыри и Филиппо-Ирапская пустынь.

В 1906 году монастырь сильно пострадал от пожара, возникшего в Алексеевской церкви от искры, вылетевшей из алтарной печи. Воскресенский собор с приделами, храм Захарии и Елизаветы, трапезная палата и колокольня были полуразрушены. Уцелели лишь угловая Петропавловская церковь и монастырская ризница. По свидетельству очевидцев, монастырь представлял собой «нечто вроде руин средневекового замка». Восстановительные работы, развернутые после пожара, продолжались в обители более 5 лет.

К 1917 году в монастыре было три храма: соборный храм во честь Воскресения Христова, построенный на средства боярина Морозова, в честь Смоленской иконы Божей Матери и надвратный храм во имя Петра и Павла. В соборном храме покоились мощи основателя монастыря Преподобного Кирилла.

Закрытый и разоренный монастырь в 20-х годах стал местом заключения Белозерского священства и монашества.

17 февраля (4 февраля ст. ст.) празднуется память преподобного Кирилла Новоезерского.

Житие преподобного Кирилла Новоезерского

Преподобный Кирилл родился в XV веке и был сыном благочестивых галических бояр, что близ Костромы. Когда ему было 15 лет, он убежал в Кириллов Комельский монастырь. На пути он встретил старца, который проводил его до врат монастыря, благословил и вдруг исчез. Сам преподобный Корнилий не сразу принял юношу из-за его юного возраста, предупреждая его о тяготах иноческого жития, но, видя неотступность и ревность юноши, вскоре постриг его с именем Кирилл. Родителям же его вскоре стало известно, что он поселился в монастыре Корнилия. Его мать открыла отцу намерение постричься в инокини. Отец его тут же отправился в обитель для раздачи милостыни: братию собрали, но среди монахов отец не узнал родного сына, потому что подвиги иссушили преподобного. На следующее утро отец открыл настоятелю монастыря истинную цель своего приезда. Игумен отправил смущенного Кирилла к его отцу. Сын просил у отца прощения, но отец отверг извинения и объявил сыну о намерении остаться в обители вместе с ним как монах. Преподобный Корнилий постриг его с именем Варсонофий. Через несколько дней они узнали, что мать Кирилла преставилась ко Господу, приняв в иночестве имя Елена. После этого они раздали все свое имение. Спустя три года отдал Богу душу Варсонофий, а сын его после этого только усилил подвиги. Он имел редкий дар слез.

Спустя 10 лет после поступления в обитель, игумен благословляет молодого монаха на уединение для более совершенной монашеской жизни. Тот ушел на север и стал скитальцем, стал питаться грибами, травой, древесной корой и ягодами. Вскоре святой пошел во Псков, в Новгород и в Москву. По дороге он посещал все монастыри и старался не пропускать ни одного богослужения. Он шел днем, а молился по ночам в притворах храмов. В тяжком подвиге странничества он провел около двадцати лет, никогда не входя в чей-то дом и не принимая милостыню.

Однажды он услышал голос с неба, глаголющий: «О блаженный Кирилл, раб Мой, ты уже исполнил все доброе, ты соблюл заповеди, ты прошел путем узким и прискорбным. Иди теперь на Белоезеро, ты обретешь там место, где совершишь твое спасение». Тут же увидев, что в стороне, где находится Болоезеро, засиял свет, он тотчас направился туда. По дороге он остановился на три дня в Тихвине, где сподобился видения Богородицы, Которая также указала ему идти на Белоезеро. Придя туда, он увидел огненный столп на острове, называемом Красным. Жители деревни Шидзем, которые владели островом, разрешили преподобному там поселиться. Это случилось в 1517 году. В этом году он там поселился и устроил келью. Вскоре ему явился ангел и сказал, что это и есть то самое место, которое ему предопределил Бог. Тут же к нему начали приходить ученики, были построены две церкви, а преподобный рукоположен в сан иерея.

Однажды приехал к ним больной благотворитель — князь Иван Пеньков. Стояли лютые северные морозы, народ был не в силах выстоять службу, но преподобный служил в драной ризе и босой. По окончании службы он дал болящему святой воды, и тот исцелился. Много скорбей приходилось переносить монахам.

Однажды пришли грабить обитель. Но некие дивные юноши избили вора, однако их никто, кроме него самого, не видел. Остальные ослепли. После своего покаяния они прозрели.

Однажды местный крестьянин Евдоким, который крал монастырский лес, возвращался на лодке, которая опрокинулась, и несчастный стал тонуть. Преподобный, который все это видел, осенил его крестом, и он тут же схватился за край лодки, которую понесло к берегу. С тех пор Евдоким стал почитать и часто посещать преподобного. Однажды воры украли колокола, но, проблуждав всю ночь вокруг обители, не нашли дороги, а утром их привели к настоятелю, который распорядился их накормить и ласково увещевал: «Никто укравший тем не разбогател, но многие потеряли что имели сами». Воров отпустили с миром.

Однажды его ученик Афанасий видел, как некий дьякон сослужит преподобному. После службы дьякон стал невидим. Преподобный завещал Афанасию никому не говорить об этом до его смерти.

Преподобный Александр Свирский прислал к нему своего ученика Никифора Важеозерского наставляться в иноческой жизни. Преподобный чудесно узнал о прибытии Никифора во время бдения. Он тотчас же отплыл к нему навстречу. Преподобному Никифору же было открыто приближение святого Кирилла небесным светом. Оба преподобных много утешались духовными беседами впоследствии.

Перед своей кончиной преподобный Кирилл предсказал, что Русь ждут трудные времена и величие по их прошествии. Сказал, что видит царя на престоле и двух вооруженных отроков в венцах, которые предстоят ему. Братию преподобный учил пребывать в совершенном послушании и любви. Последними словами его было: «Слава Богу за всё». После этого он, причастившись Святых Тайн, отдал свою чистую душу Господу 4 февраля 1532 года. Но и после успения лик его сиял неизреченным светом. Тело его погребли в основанном им монастыре. После смерти по молитвам преподобного свершались дивные чудеса.

Тропарь, кондак и канон преподобному Кириллу Новоезерскому

Тропарь, глас 8-й

Божиим духом подвизаем, слез твоих тучами, иссохшае напоил еси, и бесплотное в пустыни житие показал еси, и еже из глубины сердца бодренными молитвами и постом, благодеяния плоды уплодоносил еси, и вселенную всю просветил еси, сиянием чудес твоих, отче наш Кириле, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 8-й

Взбранному и крепкому адаманту, прогонителю бесом, новому чудотворцу победительная, восписуем ти, отче наш Кириле, но яко имея дерзновение у престола Христова, верою чтущих тя, град же и люди молитвою своею сохраняй, ты бо е си царю крестоносному и граду твоему похвала и утверждение.

Библиотека Русской веры
Канон преподобному Кирилу, Новоезерскому чудотворцу→

Читать онлайн

Преподобный Кирилл Новоезерский. Иконы

Прп. Кирилл Новоезерский. Светлицы Марии Ильиничны Романовой. Шитьё. Москва. 1652 год. Покров на раку — вклад Ильи Даниловича Милославского в Кирилло-Новоезерский монастырь. Череповецкое музейное объединение. Вологодская обл.Преподобный Кирилл Новоезерский. Середина — вторая половина XIX в. Музей им. Андрея Рублева, МоскваПрп. Кирилл Новоезерский. Икона. Россия. XIX века. ЦМиАР. МоскваПрп. Кирилл Новоезерский. Икона. Россия. XVIII в. Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей-заповедникПреподобный Кирилл, Новоезерский чудотворец

Преподобный Кирилл Новоезерский

На фото: Икона прп. Кирилла Новоезереского в храме-музее Спаса Всемилостивого в Белозерске.

Пожалуй, нет в Белозерске и его окрестностях более почитаемых «местных» святых, чем преподобный Кирилл Новоезерский. В настоящее время, когда налицо повсеместный упадок церковной жизни и из всех храмов Белозерска действует только один Успенский (с «парным» к нему Богоявленским), часовня Кирилла Новоезерского близ Торговых рядов все же не покинута христианами — она открыта, в ней регулярно служатся молебны. Да и прежде одной из главных святынь Белозерска являлась икона прп. Кирилла «с чюдесами», находившаяся в Спасо-Преображенском соборе.

Преподобный Кирилл по происхождению своему не был белозером. Он появился на свет в Галиче Костромском во второй половине XV века. Судя по всему, в нем с детства жило стремление к иночеству, и в 15 лет он тайно ушел из дома и поступил послушником в обитель прп. Корнилия Комельского, где вскоре принял постриг. Корнилиев монастырь находился, по современному счету, примерно в двухстах километрах от Галича, на территории теперешнего Грязовецкого района Вологодской области. Дорога шла по местам глухим и малолюдным. И, быть может, юноша оробел, решимость его поколебалась. Во всяком случае, из Жития преподобного Кирилла Новоезерского известно, что он получил некое укрепление: ему встретился старец, который благословил его продолжать путь и — сделался невидим.

Путь преподобного Кирилла Новоезерского к Белому озеру

Пока Кирилл проходил под руководством преподобного Корнилия азы монашеской жизни, родители сбивались с ног, разыскивая его. Они уже считали сына умершим, когда случайно узнали от одного комельского инока, что Кирилл находится в монастыре. Отец тотчас бросился в Комельскую обитель, но не сразу признал сына в строгом аскете, который встретил его. Затем, ближе познакомившись с жизнью монастыря, отец Кирилла тоже принял постриг — с именем Варсонофий. В иночестве кончила земные дни и мать Кирилла.

Со смертью родителей Кирилл раздал оставшееся после них имение и, благословившись у прп. Корнилия, отправился странствовать по северным обителям.Будучи в Тихвинском монастыре, он, согласно Житию, получил повеление от Божией Матери идти в окрестности Белого озера. Здесь на озере Новом он увидел остров (который иногда называют Красным, а иногда — Огненным), где и поселился.

Основание Преподобным Кириллом Новоезерского монастыря

Основание монастыря на Новом озере относят к 1517 году, но неизвестно, что считать «основанием» — водворение ли прп. Кирилла на Красном острове или приход к нему братии. В 1518 году, как следует из Жития, иноки под руководством Кирилла уже срубили две деревянные церкви (Воскресенскую и Одигитриевскую) и поставили кельи.

Первое время жизнь монахов была сурова и исполнена опасностей. Помимо обычных трудностей, сопутствующих устроению обители, инокам досаждали разбойники, которые считали эти пустынные места чуть не своей вотчиной. Однажды они унесли с монастырской звонницы колокол, но заблудились и случайно «набрели» на прп. Кирилла. Тот сурово отчитал их, сказав, что «вор не бывает богат, а бывает горбат», а потом накормил и отпустил с миром.

Для братии преподобный Кирилл Новоеозерский служил примером во всем. Он трудился больше, а отдыхал меньше всех, ходил в старой одежде, босой (даже зимой) и непрестанно пребывал в молитве. Слава о нем как о чудотворце вскоре облетела все окрестности, а однажды, как рассказывается в Житии, Кирилл исцелил некоего князя, что послужило к немалой пользе обители: исцеленный повелел выдавать монахам ежегодно сорок мер ржи и вдобавок постного масла и соли в потребном количестве. Присутствует в Житии и традиционный «евхаристический сюжет»: ученик преподобного Дионисий увидел, как вместе со святым Кириллом служит литургию неведомый диакон, вдруг затем исчезнувший.

Скончался прп. Кирилл 4/17 февраля 1532 года, перед смертью предсказав «беды великие и мятеж» в Русской земле. «Но, — прибавил он, — царство наше будет умирено и устроено Богом».

Прославление Кирилла Новоеозерского

После кончины прп. Кирилл не оставил своим попечением основанного им монастыря. То один, то другой из братии рассказывал, что ему довелось получить несомненную помощь от покойного игумена. Наиболее яркие случаи были зафиксированы в монастырских документах. Так, однажды прп. Кирилл исцелил инока Макария. Этот монах, как рассказывается, был едва ли не самой паршивой овцой в новоезерском стаде: роптал, скандалил, сеял смуту. И в какой-то момент немирные свойства его характера переросли в настоящее душевное заболевание. Макарий не мог ни есть, ни спать, а когда братия привели его к гробу преподобного, он повалился возле него в корчах. Не без усилий монахи положили Макария на гроб Кирилла, и через несколько мгновений он уже был совершенно здоров.

Со всем тем, почитание Кирилла довольно долго оставалось неофициальным. Только в 1649 году, по миновании всех общерусских бедствий, предсказанных старцем перед смертью, были обретены его мощи; вскоре состоялась и канонизация.

Обретение мощей произошло при рытье котлована под каменный Воскресенский храм, строившийся иждивением боярина Бориса Морозова, который питал особую любовь к прп. Кириллу. Мощи положили в Кирилловском приделе новопостроенной церкви.

Жизнь Новоезерского монастыря

Дореволюционная судьба обители Кирилла Новоезерского была вполне благополучна. Богатые и знатные благотворители не оставляли ее своим попечением. В 1685 году на средства царевны Софьи Алексеевны в монастыре возвели теплую каменную церковь в честь Смоленской иконы Божией Матери с приделом Алексия человека Божия и трапезной. Праздник св. Алексия вообще имел особое значение в монастырской жизни. Ежегодно в этот день под стенами обители открывалась Алексеевская ярмарка, которая своей шумливой разгульностью хотя и не соответствовала монашескому духу, однако ж приносила монастырю хороший доход. Потому, когда в 1892 году вышло распоряжение переместить торг в Белозерск, монастырское начальство было недовольно этим.

Наивысшего расцвета Новоезерская обитель достигла при 36-летнем настоятельстве архимандрита Феофана (Соколова), назначенного сюда в 1793 году. До того в течение нескольких десятилетий монастырь влачил скудное существование на третьеклассном содержании, положенном ему Екатериной II. Материальной скудости сопутствовал и упадок духовной жизни. Но архимандрит Феофан благоустроил Новоезерский монастырь во всех отношениях. С. П. Шевырев писал о настоятеле: «Здесь (в монастыре. — Прим, ред.) память его священна. На его гробнице горят неугасимые лампады и поются почти ежедневные панихиды. Иноки помнят его испытующий взор, и хранят и читают житие его. Он был южного воспитания. В духовном образовании его участвовал Паисий Величковский, распространитель иноческой жизни в странах Молдавских. Общежительный устав был введен Феофаном в этот монастырь во всей его строгости. При нем обитель славилась своим гостеприимством. Много добра творил он в местах окрестных, и бедные находили всегда здесь приют».

Новоезерский монастырь колония особого режима

В феврале 1919 года новая власть распорядилась вскрыть мощи прп. Кирилла, но после того они оставались на своем месте до 1928 года, когда монастырь закрыли. С этих пор о судьбе их нет сведений. Монахи разошлись по окрестным деревням, многие впоследствии были репрессированы, а в стенах обители, как будто нарочно предназначенных своей неприступностью для устройства тюрьмы, разместили колонию для политических заключенных, просуществовавшую до 1953 года. Впоследствии здесь была обычная тюрьма (послужившая декорациями к фильму Василия Шукшина «Калина красная»), а с 1997 года бывший Новоезерский монастырь перепрофилировали в тюрьму для заключенных, отбывающих пожизненное тюремное заключение.