Кирилл Павлович

Компания «Панавто» построила самый большой в Европе дилерский центр Mercedes. Этому достижению она приписывает магические свойства: теперь дилер рассчитывает получить наибольшие квоты на машины и поправить некогда подпорченный имидж.

Похожая история происходит и в премиум-сегменте, где цена машины переваливает за 100 тыс. евро. «До апреля нам придет не больше десяти Mercedes-Benz ML,— сообщает генеральный директор дилера „Панавто“ Кирилл Павлович.— Если хочется купить такой автомобиль сейчас, то придется ждать пять месяцев».
Повышенный спрос и ограниченное предложение давно положили конец традиционной рыночной конкуренции между дилерами Mercedes. Сейчас их положение на рынке определяют квоты, которые головной офис в Штутгарте сначала разделяет по странам, а затем российский офис — по местным дилерам. «Квоты распределяются один раз, в конце года,— вздыхает Павлович,— и после этого сделать ты уже ничего не можешь».
Чтобы держать независимых продавцов в тонусе, у DaimlerChrysler есть в Москве собственный дилер «Mercedes-Benz центр». У него большая квота: в 2007 году центр, по прогнозам, продаст 2 тыс. машин Mercedes. Он же является старейшим дилером марки в Москве. Но силы на рынке распределяются вовсе не по старшинству. Первое место по числу проданных автомобилей занимает компания «Авилон», которая занялась маркой Mercedes в 2002 году. «Панавто» же продает эти машины с середины 1990-х, но с большим отрывом идет третьим. В этом году «Авилон», по прогнозам ее брэнд-менеджера Александра Горбачева, продаст 4,1 тыс. машин, а компания Павловича — 1,5 тыс.
Соперничество с ближайшим конкурентом — «Mercedes-Benz центр» — для Павловича бессмысленно. Размеры квот собственного дилера DaimlerChrysler — вопрос политический. Павловича больше беспокоит, что вот уже пять лет «Панавто» не может добиться права продавать больше, чем «Авилон». С каждой машины дилер Mercedes получает примерно 9% маржи при средней стоимости автомобиля 100 тыс. евро. И в отличие от массового сегмента автобизнеса, в премиальном делается ставка именно на продажи, а не на сервисное обслуживание. Сервис здесь приносит не половину, а менее четверти оборота.
Несколько месяцев назад Павлович пошел в лобовую атаку. Компания завершила строительство нового дилерского центра гигантских размеров в Москве на 50-м километре МКАД. Площадь центра составила 27 тыс. кв. м, инвестиции — $40 млн заемных средств. Это будет крупнейший центр DaimlerChrysler в Европе. Логика Павловича предельно проста: чем больше размеры и пропускная способность центра, тем больше квот. «Мы инвестировали, и нас поддержат»,— уверен Павлович.

Многострадальный дилер
ПО УСЛОВИЯМ КОНТРАКТА с DaimlerChrysler дилер Mercedes не может строить больше одного центра в одном городе. Так что решение вложиться в самый большой центр и получить самые большие квоты, наверное, первое, что придет дилеру на ум. В свое время так и сделала компания «Авилон», построив дилерский центр в Москве c огромным шоу-румом на 80 машин. Средства нашлись легко: перед этим совладельцы «Авилона» выстроили успешный бизнес по продаже демократичных Ford. Принадлежащий «Авилону» дилер «Нью-Йорк моторс — Москва» — первый по продажам этой марки в России и один из лидеров в Европе.
В отличие от главного конкурента, «Панавто» почти сразу начинал с автомобилей Mercedes. В 1993 году Кирилл Павлович вместе с братом Андреем Павловичем продавал иномарки в павильоне «Электротехника» на ВДНХ, под вывеской, название которой он уже не помнит. «„Рольф“ сидел рядом с нами,— вспоминает Кирилл Павлович,— а Genser — напротив». Соседи занялись массовыми автомобильными марками. «Рольф» со временем стал крупнейшим среди российских автодилеров, а Genser вошел в пятерку лидеров. Павловичам было больше по душе следить за ростом прибыли, а не оборота, и они занялись «красивым бизнесом», купив у латвийского официального дилера Mercedes несколько машин.
К 1996 году дела пошли настолько бойко, что менеджеры российского представительства тогда еще Daimler-Benz посетили «Электротехнику» с предложением официального дилерства. Павловичи перегоняли из Латвии столько же машин, сколько завозил каждый из их официальных конкурентов. На тот момент их было всего двое — «Mercedes-Benz центр» и АЗР.
Чтобы устранить неконтролируемого «серого» дилера, представительство пошло Павловичам на уступку. Статус официального дилера получал лишь тот, кто уже построил свой центр по корпоративным стандартам Mercedes, но братьям дали отсрочку на год. В 1997 году новоиспеченный дилер «Панавто» спешно перебрался в отреставрированное здание Пресненского машиностроительного завода на 2-й Звенигородской улице. Павловичам стало понятно сразу, что в будущем имеющейся территории 0,6 га не хватит. Они постоянно думали о переезде. Тем более что братья получили дилерство на марку Yamaha и занялись продажей катеров и яхт. Однако поиску нового помещения помешал сначала кризис, потом сложности с подбором земельного участка. А в 2001 году «красота бизнеса» Павловичей начала увядать из-за конфликтов с силовыми органами.
В июле 2001-го в центр «Панавто» ворвались сотрудники УБЭП ГУВД Москвы, забрали документы на все выставленные в торговом зале машины, обвинили Андрея Павловича в отсутствии документов на их растаможку и лицензии на утилизацию мусора. Работа центра была приостановлена, через день запущена снова. Но этим дело не закончилось.
В апреле 2002 года к Павловичам снова нагрянули представители правоохранительных органов. Компанию опять обвинили в нарушении таможенных правил и конфисковали несколько десятков машин Mercedes. Оперативники заявили, что в документах престижные автомобили выдавались за менее дорогие, а расчеты с DaimlerChrysler велись через фиктивную фирму «Ролигон ГмбХ». Впрочем, суд по этому делу, состоявшийся в августе 2002-го, «Панавто» контрабандистом не признал.

Многоликий «Панавто»
«ПОСЛЕ ВСЕВОЗМОЖНЫХ ПРОВЕРОК инцидент был исчерпан, а наше доброе имя восстановлено»,— говорит Кирилл Павлович. Но имидж слишком много значит для продавца любых люксовых брэндов: репутация «Панавто» все же пострадала. До 2002 года компания была крупнейшим дилером Mercedes в Москве. Но через год после появления «Авилона», сразу получившего большие квоты, позиции компании Павловичей пошатнулись. По словам очевидцев событий, менеджерам DaimlerChrysler были совсем не по душе допросы следователей, несмотря на благополучный исход дела. А поисковые системы в интернете и сейчас выдают информацию об инциденте в ответ на запрос «Панавто». «Хорошо еще, что не в первой десятке»,— вздыхает Кирилл Павлович.
Участникам рынка до сих пор неизвестна доподлинная причина нападок силовых структур на «Панавто». «Возможно, компания не так обслужила какого-то важного клиента,— предполагает один из очевидцев событий.— Их центр находится ближе всех, например, к Белому дому, и среди клиентов, наверное, предостаточно его обитателей». Кирилл Павлович эту версию опровергает наотрез и минувшие события комментирует с изобретательностью: «К компании, в которой я сейчас работаю, это не имеет никакого отношения».
Дело в том, что в феврале 2007-го «Панавто» изменила свою внутреннюю организацию, превратившись в холдинг. Катерами и яхтами занимается Prestige Yachts, дилер марки Yamaha называется «Панавто Ко», а брэнд Mercedes закреплен за компанией «Панавто», которая как раз и переехала в новый дилерский центр. Андрей Павлович ушел из автомобильного бизнеса и передал дела брату.
Аналитики уверены, что совладельцы компании таким бесхитростным способом пытаются покончить с туманным прошлым. Павлович утверждает, что это необходимость, вызванная переездом в новый центр: автомобильное подразделение должно было стать полностью автономным. Несколько месяцев в центре на 2-й Звенигородской улице сосуществовали, например, два транспортных отдела и два отдела персонала: один обслуживал автомобильное направление, второй — остальные.
По словам Павловича, годы пребывания в стесненных условиях породили ноу-хау, которые теперь будут использоваться и в новом центре, но с большей эффективностью. Например, сейчас в «Панавто» работают десять «перегонщиков» — сотрудников, которые занимаются исключительно тем, что переставляют машины с места на место. В центре на Звенигородской они были просто необходимы, чтобы переместить автомобиль с тесной парковки в ремонтный цех. Иногда приходилось переставлять большое количество машин. В новом центре число перегонщиков не изменилось, но теперь они выполняют скорее имиджевые функции, подгоняя автомобили к приезду клиента — минута в минуту. Такие мелочи, как считает Павлович, тоже повлияют на распределение квот. Гендиректор «Панавто» очень хотел сделать свой центр не только самым большим, но и самым современным. Он вложился в дорогостоящую программу автоматизированного сервиса, новейшую телефонную систему.

Размеры и квоты
ПО СЛОВАМ ПРЕДСТАВИТЕЛЯ DaimlerChrysler Елены Диваковой, для производителя важны пропускная способность техцентра и величина торгового зала, но не потому, что дилер по этой причине сможет больше продать. Просто так у него появляется больше возможностей по продвижению моделей и конфигураций автомобилей, на которые никто не записывается в очереди.
Сейчас у покупателей Mercedes популярны машины серого и черного цветов, именно они в основном и представлены в дилерских центрах. В моду постепенно входит белый, но к нему еще не все привыкли, поэтому большинство продавцов не рискуют закупать и выставлять в торговом зале дорогостоящие белые машины. «Крупный дилер имеет такую возможность»,— уверена Дивакова.
Кроме того, обладатель крупного дилерского центра может выставить в зале непопулярные модели. Дилер, заказавший такие машины, получает большие квоты на дефицитные. По словам одного из участников рынка, «Панавто» уже запросил у DaimlerChrysler автомобили Mercedes класса C, на которые нет очереди, в таком количестве, в котором это не рискнул сделать ни один из дилеров. О точном их числе сам Павлович не сообщает. При этом особой маркетинговой поддержки продаж машин класса С в «Панавто» не планируют и надеются, что автомобили поможет быстро продать эффектная экспозиция в торговом зале.
Из соображений экономии Павлович пока медлит со стартом продаж самых дорогостоящих автомобилей DaimlerChrysler — Maybach и McLaren SLR. Их продажи исчисляются единицами в год, а торговать ими возможно, лишь обустроив в торговом зале специальную зону. Меж тем даже оборудование одного рабочего места продавца по стандартам Mercedes, по словам Кирилла Павловича, обходится дилерам в 7 тыс. евро.
«Сможет ли „Панавто“ продавать как „Авилон“, будет ясно лишь через два-три года»,— считает директор проекта Auto-dealer.ru Олег Дацкив. По его мнению, DaimlerChrysler поверит в возможности нового центра лишь после «периода раскачки», а пока заслуги прошлогодних продаж важнее призрачных потенциальных возможностей. Павлович это понимает и перед тем, как пойти на обгон, как следует «пристегнулся». Планы продаж «Панавто» на 2008 год пока ограничиваются 2,4 тыс. машин. Кроме того, в начале года в холдинге появилось новое направление. К 2009-му на месте дилерского центра на 2-й Звенигородской улице «Панавто» в партнерстве с гостиничной сетью Rival построит отель на 800 номеров. То есть, пока автомобильное направление постепенно набирает скорость, братья Павловичи решили заработать еще и на девелоперском. На новом поприще «Панавто» тоже присущ гигантизм. В генеральной схеме размещения гостиниц в Москве до 2010 года это один из крупнейших проектов.

Павел Куликов

Романова, Кира Кирилловна

Смотреть что такое «Романова, Кира Кирилловна» в других словарях:

  • Романова Кира Кирилловна — Великая княгиня Кира Кирилловна с мужем принцем Луи Фердинандом Прусским, 1938 Великая княгиня Кира Кирилловна (9 мая 1909, Париж, Франция 8 сентября 1967, Сен Бриак) младшая дочь великого князя Кирилла Владимировича (принявшего титул… … Википедия

  • Романова, Мария Кирилловна — Мария Кирилловна (20 ян … Википедия

  • Кира Кирилловна Романова — Великая княгиня Кира Кирилловна с мужем принцем Луи Фердинандом Прусским, 1938 Великая княгиня Кира Кирилловна (9 мая 1909, Париж, Франция 8 сентября 1967, Сен Бриак) младшая дочь великого князя Кирилла Владимировича (принявшего титул… … Википедия

  • Романова, Кира — Великая княгиня Кира Кирилловна с мужем принцем Луи Фердинандом Прусским, 1938 Великая княгиня Кира Кирилловна (9 мая 1909, Париж, Франция 8 сентября 1967, Сен Бриак) младшая дочь великого князя Кирилла Владимировича (принявшего титул… … Википедия

  • Кира Романова — Великая княгиня Кира Кирилловна с мужем принцем Луи Фердинандом Прусским, 1938 Великая княгиня Кира Кирилловна (9 мая 1909, Париж, Франция 8 сентября 1967, Сен Бриак) младшая дочь великого князя Кирилла Владимировича (принявшего титул… … Википедия

  • Мария Кирилловна — Романова (20 января (2 февраля) 1907, Кобург, Саксония − 27 октября 1951, Мадрид, Испания) княжна императорской крови, с 1924 года года великая княжна, с 1925 года наследная принцесса Лейнингенская, с 1939 года княгиня Лейнингенская. Старшая дочь … Википедия

  • Цецилия Мекленбург-Шверинская — Цецилия Августа Мария Мекленбург Шверинская Cecilie Auguste Marie Herzogin zu Mecklenburg … Википедия

  • Романовы с 1762 — Это служебный список статей, созданный для координации работ по развитию темы. Данное предупреждение не устанавливается на информационные списки и глоссарии … Википедия

  • Романовы с 1762 года — … Википедия

  • Kira Románova — Kira Kirillovna Románova Gran Duquesa de Rusia La Gran Duquesa Kira Kirillovna Románova y su esposo el príncipe Luis Fernando de Prusia. Nombre real Kira Kirillovna Románova (en ruso: Кира … Wikipedia Español

Кирилл Павлович Флоренский родился 14 (27) декабря 1915 года в городе
Сергиевом Посаде Московской губернии (ныне — Московской области).
Он был вторым ребёнком бывшей учительницы Флоренской (в девичестве — Гиацинтовой)
Анны Михайловны (1889 — 1973) и Флоренского Павла Александровича (1882 — 1937),
Выдающегося и разностороннего учёного, естествоиспытателя, философа,
космиста, православного священника (протоиерея), богослова, поэта
и потомственного дворянина ставшего жертвой политических репрессий.
Кроме Кирилла в семье Флоренских было ещё четверо детей —
Василий, Михаил, Ольга и Мария (Тинатин), которые
благодаря родителям также посвятили себя научной деятельности.
Духовная связь отца и сына была исключительной.
Кирилл Павлович во многом унаследовал от отца христианское, в какой-то мере пантеистическое, восприятие мира.
Он надеялся дожить до возвращения из насильственного забвения имени
и трудов Павла Александровича.
С детских лет Кирилл был в среде взрослых людей, профессионально
связанных с исследованием природы.
По окончании школы, в 1932 году Кирилл Павлович Флоренский поступил
на заочный факультет Московского геологоразведочного института
(ныне — Российского государственного геологоразведочного университета)
имени Серго Орджоникидзе.
После ареста отца, в конце 1936-го-начале 1937 года его вынудили покинуть
институт так и не получив диплома о высшем образовании.
Будучи ещё школьником, К.П. Флоренский в 1928 году работал в Геологической
Южно-Уральской, а потом студентом, в 1933-1935 годах — в Таджикско-Памирской
экспедициях, под руководством В.А. Зильберминца, где прошёл отличную
школу геолога-поисковика.
К середине 1930-х годов Кирилл Павлович стал, в сущности,
вполне сложившимся геологом.
Одной из первых научных работ К.П. Флоренского стало многоплановое геохимическое исследование — 100-страничная рукопись «Коловратитовые месторождения Южной Ферганы», написанная совместно с геологом
М.В. Самойло.
Этот труд остался неопубликованным по обычной для той эпохи причине:
Самойло был арестован и после погиб в ГУЛаге…
6 апреля 1935 года Кирилл Павлович Флоренский был зачислен лаборантом
в Биогеохимическую лабораторию Академии наук СССР (Биогел АН СССР),
возглавлявшуюся Выдающимся учёным-естествоиспытателем Академиком
Владимиром Ивановичем Вернадским.
Лаборатория (а затем — Институт геохимии и аналитической химии имени
В.И. Вернадского) стала для него на всю последующую жизнь вторым
домом, а В.И. Вернадский — учителем, научным и духовным.
За шесть предвоенных лет К.П. Флоренский успел стать крупным специалистом
по крайней мере в двух областях — геохимии изотопов и биогеохимии.
В Биогеле ещё с 1934 года начались эксперименты с целью получения тяжелой воды и определения содержания изотопов водорода и кислорода.
С помощью громоздкой, но оригинальной установки, сконструированной
К.П. Флоренским, впервые удалось оценить соотношение изотопов кислорода
и водорода воды по изменению её плотности и показателя преломления.
Спустя 15 лет эти работы были подробно изложены в фундаментальной сводке
американского геохимика И. Ингерсона, а таблицы с результатами изотопных определений полностью перепечатаны.
Кирилл Павлович в те годы проявил себя очень талантливым учёным, по мнению
В.И. Вернадского «совершенно исключительным экспериментатором
с большой инициативой и смелостью мысли».
В круг исследований Кирилла Павловича вошли проблемы биогеохимии.
Более того, отбор полевых материалов нередко предусматривал сбор образцов
почв, флоры и фауны для определения их химического состава, а льдов, снега,
воды — для изотопных исследований.
В ноябре 1936 года был арестован научный руководитель К.П. Флоренского
в области биогеохимических исследований A.M. Симорин, а в 1938-м —
Профессор В.А. Зильберминц, с которым были пройдены первые геологические
маршруты в пустынях с коловратитами…
Полевой сезон 1941 года Кирилл Павлович начал самостоятельно в Восточном Казахстане с целью нахождения биогеохимических критериев поиска
свинцово-цинковых руд.
Первой опубликованной работой К.П. Флоренского является совместная
с Профессором Д.И. Иловайским монография «Верхнеюрские аммониты
междуречья рек Урала и Илек», изданная в 1941 году, уже после
смерти последнего.
Именно под его руководством он провел исследования по этой теме
в шестнадцатилетнем возрасте.
После начала Великой Отечественной войны Кирилл Павлович свернул полевые исследовательские работы и возвратился в Москву, где он с недоумением узнал
о своём возможном увольнении из института.
Вероятно, что здесь опять появилось клеймо «сына врага народа»
и какой-то завистник-недоучка просигнализировал «куда надо».
Тем не менее К.П. Флоренский принял предложение Выдающегося геохимика
и минералога Академика Александра Евгеньевича Ферсмана на время войны заняться вопросом использования минеральных красок для целей маскировки,
в частности адсорбционными свойствами глин по отношению
к органическим красителям.
С этой целью Кирилл Павлович был трудоустроен в Оборонную комиссию
«Наука — войне» Отделения геолого-географических наук Академии наук СССР.
В декабре 1941 года он создал дешёвую маскировочную краску, с помощью которой
удалось сделать «невидимыми» обмундирование и военную технику.
До этого для окрашивания в защитный зелёный цвет использовались
хромовые краски.
У немецких лётчиков были очки со спектральным светофильтром на хром,
благодаря чему всё, покрашенное хромовой краской, ярко выделялось
на местности.
К.П. Флоренский предложил в качестве красящего вещества двухвалентное
железо, дающее зелёную окраску растениям.
Такую краску стали производить на основе минерала глауконита, запасы
которого широко распространены.
Он разработал технологию изготовления пигмента применительно к глаукониту
из Лопатинского фосфоритового рудника близ города Воскресенска
в Подмосковье — крупнейшего в Европе месторождения фосфоритов.
Через очки со спектральным фильтром военные объекты, окрашенные такой
краской, оказались неразличимыми на фоне природных объектов.
Работа была столь высоко оценена, что академик А.Е. Ферсман рекомендовал
её Президиуму Академии наук СССР в качестве кандидатской диссертации.
Однако судьба распорядилась по-другому: кандидатом наук К.П. Флоренский
стал через 17 лет, да и защищалась совсем другая работа…
В сентябре 1942 года Кирилл Павлович Флоренский несмотря на сильную близорукость
был призван Москворецким районным военным комиссариатом города Москвы
в ряды Рабоче-крестьянской Красной армии.
Он воевал в составе 54-го Гвардейского артиллерийского, впоследствии -Познанского Краснознаменного ордена Кутузова полка 27-й Гвардейской
стрелковой Новобугской Краснознамённой ордена Богдана Хмельницкого
дивизии 8-й Гвардейской армии (до 16 апреля 1943 года — 62-й армии).
Прошёл боевой путь от рядового, необученного солдата до Командира топовычислительного взвода артиллерийской разведки дивизиона.
В ноябре 1942 года К.П. Флоренский прибыл на фронт в район Сталинграда, участвовал
в знаменитой артподготовке 19 ноября 1942 года, чем он очень гордился,
а уже в декабре этого же года был удостоен звания сержанта
и назначен на должность Командира взвода.
Кроме обороны Сталинграда, он участвовал в форсировании Дона, Днепра, Западного Буга, Вислы и Одера, в освобождении Варшавы и взятии Берлина.
Отличился в боях во время Никопольско-Криворожской наступательной операции
(в январе 1944 года), Люблин-Брестской операции (в июле 1944 года) и Варшавско-
Познанской наступательной операции (в январе 1945 года).
Во время войны Кирилл Павлович активно вёл переписку со своим учителем Академиком В.И. Вернадским до самой его кончины 6 января 1945 года.
Возвращаясь в период войны, стоит отметить что Владимир Иванович делал неоднократные попытки отозвать своего талантливого ученика с фронта,
считая его нужным для науки, а не для войны.
Но письма Академика терялись в бюрократических инстанциях, говоря точнее,
они просто игнорировались.
Однако, Кирилл Павлович Флоренский достойно прошёл свой боевой путь
и закончил его в Берлине.
По окончании войны он продолжил службу в звании младшего лейтенанта
в составе Группы Советских оккупационных войск в Германии.
После демобилизации в апреле 1946 года К.П. Флоренский вернулся к научной работе в Московской Биогеохимической лаборатории Академии наук СССР
(с марта 1947 года — ГЕОХИ — Институте геохимии и аналитической химии имени
Академика В.И. Вернадского Академии наук СССР, ныне — Российской
Академии наук).
С конца 1940-х годов К.П. Флоренский начал разрабатывать новую проблему —
геохимию природных газов, имея в виду использование изотопных методов освоенных им ещё до войны.
В 1951–1954 годах им были проведены полевые исследования в бассейнах рек
Нижней и Подкаменной Тунгуски на площади более чем
500 000 квадратных километров.
Отбирались пробы газов из разнообразных водных источников, а теоретической
основой исследований стали идеи В.И. Вернадского в области гидрогеохимии
в которых указывалось на необходимость изучения свободных и растворенных
газов совместно с данными о химическом составе вод.
Для этой цели К.П. Флоренский разработал диагностическую классификацию газопроявлений.
Вновь, как и в предвоенные годы, Кирилл Павлович проявил себя не только
как геолог-поисковик, но и как изобретатель, сконструировав и применив
на практике три прибора для газового микроанализа, один из которых
предназначался для отбора газов в полевых условиях.
В 1956–1960 годах он посещал районы проявления современной гидротермальной деятельности на юге Камчатки, предложил усовершенствованную методику
отбора проб вулканических газов в комплексе с исследованиями вод горячих источников, однако, к сожалению, результаты этих работ так и не были опубликованы полностью.
Вопросы выноса тепла и вещества из недр всегда были в круге интересов
К.П. Флоренского.
Во время экспедиций на Камчатку он занимался съёмкой тепловых полей с целью
измерения аномального теплового потока в этом регионе, а в работе использовал усовершенствованный им калориметр.
Он стал настолько авторитетным специалистом в аналитической химии, что принял
предложение написать главу «Анализ газов» в методическом руководстве
«Анализ минеральных вод», вышедшем двумя изданиями в 1960-м и 1965 годах.
Через три года после маршрутов по Сибирской платформе был отработан
огромный материал, составлена карта газопроявлений и сделан вывод
о возможной нефтеносности центральной части Тунгусской синеклизы.
Эта работа, научное руководство которой осуществлял Директор ГЕОХИ
АН СССР, Академик Александр Павлович Виноградов, была успешно защищена
20 мая 1958 года К.П. Флоренским в качестве диссертации на соискание
учёной степени Кандидата геолого-минералогических наук.
После защиты диссертации проблемы геохимии газов стали в его
исследованиях постепенно отходить на второй план.
Рекогносцировочный маршрут 1953 года на место падения Тунгусского метеорита пробудил уже иные интересы: Кирилл Павлович стал одним из вдохновителей
решения загадки о падении Тунгусском метеорита.

Фотографии сделаны во время экспедиции 1961 года,
кроме аэрофотосъёмки.

для увеличения выбранной Вами фотографии
«щёлкните» левой кнопкой мыши по фотоссылке



К.П. Флоренский неоднократно проводил полевые исследования в районе
падения метеорита (в 1953-м, 1958-м, 1961 и 1962-м годах).
В этих экспедициях участвовали (в совокупности) сотни человек,
многие из которых были крупными учёными в своих областях.
Исходя из коллективного характера работ, Кирилл Павлович, в своё время,
отказался представлять результаты этих работ в качестве докторской
диссертации, что ему предлагали в Академии наук СССР.
По результатам исследований, в 1959 году К.П. Флоренским была выдвинута
гипотеза о столкновением Земли с кометой, при котором неустойчивые химические
соединения, входящие в голову кометы, соприкоснувшись с атмосферным
кислородом, могли среагировать, произведя взрыв.
В 1961 году он был назначен Руководителем Тунгусской метеоритной экспедиции Комитета по метеоритам Академии наук СССР, собравшей важные сведения
с места падения.
В частности, было установлено, что территория, на которой взрывом повален лес, имеет форму «бабочки».
Это помогло установить точное направление полёта взорвавшегося
небесного тела.
Кроме этого, работая в лаборатории Александра Павловича Виноградова,
где он трудился до 1968 года, Кирилл Павлович продолжал руководить
исследованиями форм нахождения газов в горных породах и метеоритах,
с помощью изобретённой им газоаналитической установки.
В 1960-е годы К.П. Флоренский стал одним из основателей новой науки —
сравнительной планетологии.
Забегая вперёд, здесь уместно вспомнить о сборнике «Очерки сравнительной планетологии» изданном в 1981 году группой авторов в составе:
К.П. Флоренский, А.А. Базилевский, Г.А. Бурба, В.П. Волков, А.В. Иванов,
Р.О. Кузьмин, М.А. Назаров, О.В. Николаева, А.А. Пронин, О.Д. Родэ,
О.И. Яковлев и А.А. Ярошевский.
открыть ссылки
В этой книге Кирилл Павлович писал:

….
….Узкая специализация резко увеличила проницающую силу науки, но сам объект исследования, природное тело, растворился в бесчисленном количестве свойств, изучаемых по отдельности. Планетология относится к обобщающему типу наук, который нельзя вместить в рамки классических, старых научных дисциплин. Можно уподобить развитие планеты жизни живого организма. И тогда окажется, что общий характер их возрастных стадий аналогичен.
….По представлениям астрофизики, Солнечная система находится где-то в середине своего развития. Можно приравнять каждый миллиард жизни планеты десяти годам жизни, скажем, человека. Тогда тела астероидов, так и не сумевших развиться до стадии планет, — это мертворожденные эмбрионы, а Земля — вполне зрелый человек в возрасте около сорока пяти лет. Мы хорошо его знаем в течение последних десяти лет и, конечно, замечаем каждую новую морщинку на его лице, но в целом он не изменился за это время.
….И за предыдущие пятнадцать лет он мало менялся — это совершеннолетний субъект, который стал почти взрослым в пятнадцать лет (еще в архее). Даже в десять лет он проявляет все черты своего характера. О его детстве мы ничего не знаем, но по существу половину всей жизненной информации он, как и всякий ребенок, получает в возрасте двух-трёх лет, что соответствует первым сотням миллионов лет жизни планеты.
….

Ещё в 1965 году К.П. Флоренский отмечал, что «процесс роста планеты состоит из ряда
последовательных падений тел разного размера.
Кинетическая энергия падения отдельных тел приводит к кратковременному расплавлению и испарению существенной доли падающего вещества.
Неизбежная дегазация метеорных тел с разогревом при ударе должна была
привести к образованию атмосферы и гидросферы еще во время
агломеративного роста планеты».
Эта и другие мысли, перекликающиеся с идеями В.И. Вернадского, заставили
Кирилла Павловича вплотную заняться этой, по сути, новой и весьма
интересной проблемой.
С 1967-го по 1974 год он являлся Заведующим Лабораторией сравнительной
планетологии организованной в отделе Луны и планет Солнечной системы Института космических исследований Академии наук СССР.
В 1975 году Лаборатория переехала в пределы «исторической научной родины» Кирилла Павловича — в Институт геохимии и аналитической химии
имени В.И. Вернадского и стала самостоятельным научно-исследовательским
подразделением института, вот уже более четверти века являющимся
главным Российским научным центром исследования строения и состава планет —
признанной в научном мире школой отечественных планетологов.
В эти годы К.П. Флоренскому, на основе предшествующего опыта научной мысли,
и благодаря большому опыту общения со своим Великим учителем, удалось сформулировать ряд её главных положений.
Приведем лишь два:
Во-первых, познание геологических процессов на Земле позволяющее восстановить историю других планет.
Для нас же очень важно, что страницы геологической истории, почему-либо стертые на Земле, можно найти на других планетах.
И наоборот: звенья истории Венеры, Марса, Луны можно отыскать на Земле.
Во-вторых, формирование газо-водных оболочек планет происходит на самой ранней стадии их становления в результате ударно-взрывных процессов, вызванных падением гигантских метеоритов — планетезималей.
В первые годы работа лаборатории была направлена на обеспечение конструкторских бюро ракетно-космической отрасли информацией о свойствах поверхности Луны и других планетных тел.
Тогда Президент АН СССР, Академик Мстислав Всеволодович Келдыш назвал Институт космических исследований «форпостом науки, выдвинутым
в промышленность».
Лаборатория К.П. Флоренского была непосредственно связана с работой
Командно-измерительного комплекса в составе которого работали наземные экипажи луноходов, поскольку именно Лаборатория сравнительной планетологии
выдавала данные о микрорельефе поверхности Луны.
Геологическое обеспечение посадок Автоматических космических станций
на поверхность Луны, Венеры и Марса было и до сих пор остается одной
из основных научно-прикладных задач лаборатории.
Достаточно сказать, что в 1991 году в основном благодаря усилиям сотрудников
Лаборатории сравнительной планетологии и метеоритики был составлен
уникальный атлас поверхности Венеры, содержащий её радиолокационные
изображения и первые геоморфологические карты поверхности Венеры.
Кирилл Павлович Флоренский и его коллеги внесли большой вклад в создание
«приемной» для хранения и исследования лунного грунта — такую задачу
пришлось решить в 1969–1970 годах. ко дню доставки первого образца лунного
грунта автоматической станцией «Луна-16».
По воспоминанием сотрудников лаборатории, первый, самый трудный месяц знакомства с грунтом Кирилл Павлович иногда чуть ли не круглосуточно
проводил в «приемной», усовершенствуя методику работы с внеземным
веществом.
В результате многолетних исследований выяснилось, что, во-первых, абсолютное большинство лунных кратеров имеет ударное происхождение и лишь немногие
представляют собой вулканические постройки, а во-вторых, что ударные процессы должны быть признаны ведущим фактором преобразования лунной поверхности как на ранних стадиях её эволюции, так и в последние 3,8 Х 109 лет.
Следовательно, представления Кирилла Павловича о формировании оболочек
планет, высказанные ещё в 1965 г., до начала практического исследования поверхности небесных тел с помощью космических аппаратов, оказались вполне отвечающими реальности.
Уже после ухода Кирилла Павловича из жизни, в 1983 году, вышла из печати коллективная монография «Ударные структуры на Луне и планетах»
с подведением некоторых предварительных итогов изучения последствий метеоритной бомбардировки поверхности планетных тел.
К.П. Флоренский был вдохновителем, инициатором и ведущим автором
этой книги.
С помощью газоанализаторов конструкции К.П. Флоренского, установленных
на автоматической станции «Венера-4» (запущена 12 июня 1967 года; совершила посадку на поверхность Венеры 18 октября 1967 года) впервые были проведены
прямые определения химического состава атмосферы Венеры.
Оригинальность подхода Кирилла Павловича к решению научных задач,
требующих свежих, нестандартных решений, ярко проявилась в экспериментах,
поставленных на спускаемых космических аппаратах «Венера-13» (запущен
30 октября 1981 года; совершил посадку на поверхность Венеры 1 марта 1982 года)
и «Венера-14» (запущен 4 ноября 1981 года; совершил посадку на поверхность
Венеры 5 марта 1982 года).
Установив на посадочное кольцо станций «Венера-13» и «Венера-14» асбестовую
пластину, пропитанную специально подобранным реагентом (геохимическим индикатором «Контраст» — прим.), К.П. Флоренский с сотрудниками в 1982 году
впервые измерил количество кислорода непосредственно близ раскалённой
поверхности Венеры.
Это помогло понять в какой окислительно-восстановительной обстановке находятся горные породы Венеры и как это влияет на их эволюцию.
Дело в том, что при всех запусках на Венеру автоматические приборы
для определения химического состава её атмосферы прекращали
работу, не достигнув нескольких километров до поверхности планеты,
при вхождении в зону высоких температур и давлений.
Поэтому абсолютно необходимые для понимания химии венерианской
атмосферы данные о составе её приповерхностного слоя отсутствовали.
По результатам исследований Кириллом Павловичем Флоренским было выполнено
исследование ударно-взрывных процессов и геолого-геохимической
интерпретации телевизионных изображений поверхности Венеры.
Ранее, лаборатория К.П. Флоренского была ответственной за выбор участков
для посадки автоматических станций на Луне и планетах, имеющих одновременно и научный интерес для геологических исследований, и безопасный в инженерном отношении рельеф местности, позволяющий выполнить уверенную посадку
на поверхность.
В частности, были обеспечены полёты станций «Луна-16» (запущена
12 сентября 1970 года; совершила посадку на поверхность Луны 20 сентября
1970 года), «Луна-20» (запущена 14 февраля 1972 года; совершила посадку
на поверхность Луны 21 февраля 1972 года) и «Луна-24» (запущена 13 августа
1976 года; совершила посадку на поверхность Луны 18 августа 1976 года).
Эти станции доставили на Землю образцы грунта из трёх различных
по геологическому строению районов Луны.
С помощью передвижных аппаратов «Луноход-1» и «Луноход-2» были
проведены геологические исследования на равнинной местности
в Море Дождей и Море Ясности, а также в холмистой местности
на окраине лунного материка к югу от кратера Лемонье.
По результатам изучения геологического строения поверхности Марса с помощью
космических снимков, полученных автоматическими станциями «Марс-4»
(запущена 21 июля 1973 года) и «Марс-5» (запущена 25 июля 1973 года)
К.П. Флоренский с сотрудниками впервые установил наличие внутри
крупных марсианских кратеров отложений материала, напоминающих озёрные.
Впоследствии, при проведении более детальной съёмки, это подтвердилось
и сейчас такие участки считаются наиболее перспективными для поисков
следов жизни на Марсе и исследуются с помощью марсоходов.
В последние годы жизни Кирилл Павлович Флоренский неоднократно выступал
с пропагандой учения В.И. Вернадского о биосфере, причем в изложении предмета
использовал современное состояние знаний, в том числе и выводов сравнительной
планетологии.
В частности, им ставилась проблема создания на Марсе искусственной биосферы. По его мысли, Марс мог бы стать природным экспериментальным полигоном
для изучения проблемы эволюции биосферы.
Научные интересы К.П. Флоренского были очень широки и, на первый
взгляд, могли показаться неожиданными.
Так, он с 1949 года занимался решением практических задач по реставрации архитектурных памятников.
Результатом практических исследований стала статья «О сохранении памятников
культуры», в которой он рассмотрел проблему сохранения памятников
как часть ноосферы по Вернадскому.
В конце 1970-х годов Кирилл Павлович принял предложение историка
В.А. Кучкина методами естественных наук проверить гипотезу о том, что
Куликовская битва произошла не на правом берегу реки Непрядвы,
как считалось, а на левом.
В 1980 году К.П. Флоренский выезжал в экспедицию на место древнего сражения
и провёл геохимический анализ ландшафтов.
В итоге было опубликовано исследование «Где прошло Мамаево побоище?»,
вышедшее в свет уже после смерти автора.
Деятельность К.П. Флоренского в области реставрации памятников совместно
с историками и археологами нельзя рассматривать как некое хобби.
Ученик В.И. Вернадского рассматривал природу как единое целое,
будь то ледники Кавказа, атмосфера Венеры или белокаменный храм —
компонент ноосферы.
В знак признания заслуг в области космической геохимии и за развитие
планетологии, в 1970 году Кирилл Павлович Флоренский был избран
членом Международного Астрономического союза.
Творческое наследство Кирилла Павловича Флоренского содержит сотни статей,
рукописей, лекций, воспоминаний о Великой Отечественной войне.
Особое место в его жизни занимала забота о восстановлении Памяти об отце.
Личные записи вошли в книгу «Священник Павел Флоренский в воспоминаниях своих детей Кирилла и Ольги», увидевшую свет в 2011 году.
Переписка Павла Флоренского отбывавшего срок в Соловецком лагере, затем
приговорённого к расстрелу, с сыном Кириллом и другие письма были бережно
сохранены матерью Кирилла Павловича — Анной Михайловной и опубликованы
в 4-м томе Полного собрания сочинений П.А. Флоренского, а также в книге
«Обо мне не печальтесь. Письма семье из лагерей и тюрем»
(автор — Игумен Андроник (Трубачёв) — внук Выдающегося учёного,
богослова и философа.
Награды:
В 1943 году Приказом 27-й Гвардейской стрелковой дивизии, от имени
Президиума Верховного Совета Союза ССР
«За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы
с немецкими захватчиками в проявленные при этом доблесть и мужество»
Командир топовычислительного взвода дивизиона 54-го Гвардейского
артиллерийского полка Гвардии сержант Флоренский Кирилл Павлович
был награждён медалью «За оборону Сталинграда».
Приказом 27-й Гвардейской стрелковой дивизии от 22 февраля 1944 года
№ 050/н, от имени Президиума Верховного Совета СССР
«За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы
с немецкими захватчиками в проявленные при этом доблесть и мужество»
Командир топовычислительного взвода дивизиона 54-го Гвардейского
артиллерийского полка Гвардии сержант Флоренский Кирилл Павлович
был награждён медалью «За отвагу».
Приказом 27-й Гвардейской стрелковой Новобугской Краснознамённой ордена
Богдана Хмельницкого дивизии 1-го Белорусского фронта от 22 августа 1944 года
№ 077/н, от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР
«За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы
с немецкими захватчиками в проявленные при этом доблесть и мужество»
Командир топовычислительного взвода дивизиона 54-го Гвардейского
артиллерийского полка Гвардии старшина Флоренский Кирилл Павлович
был награждён орденом Красной Звезды.
Приказом 29-го Гвардейского стрелкового Лодзинского корпуса от
19 марта 1945 года № 075/н, от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР
«За образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы
с немецкими захватчиками в проявленные при этом доблесть и мужество»
Командир топовычислительного взвода дивизиона 54-го Гвардейского
артиллерийского полка 27-й Гвардейской стрелковой Новобугской
Краснознамённой ордена Богдана Хмельницкого дивизии
Гвардии старшина Флоренский Кирилл Павлович был
награждён орденом Отечественной войны II степени.
Согласно акту от 2 ноября 1945 года подписанному Командиром
54-го Гвардейского артиллерийского Познанского Краснознамённого
ордена Кутузова полка Гвардии младший лейтенант Флоренский Кирилл
Павлович был награждён медалью «За взятие Берлина».
В 1970 году Указом Президиума Верховного Совета СССР
За успешное выполнение специального задания Правительства СССР
(за участие в создании и запуске автоматической космической
станции «Луна-10», доставившей образец лунного грунта)
Заведующий Лабораторией сравнительной планетологии
отдела Луны и планет Солнечной системы Института
космических исследований Академии наук СССР
Флоренский Кирилл Павлович был награждён
орденом Трудового Красного Знамени.
Кроме этого, он был награждён орденом «Знак Почёта»; медалями:
«За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения
В.И. Ленина», «Двадцать лет Победы в Великой Отечественной войне
1941-1945 годов», «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне
1941-1945 годов», «50 лет Вооружённых Сил СССР», «60 лет Вооружённых
Сил СССР», «За освобождение Варшавы», «За трудовую доблесть»
и «Ветеран труда».