Князь Сергей


На православной выставке в экспозиции «400-летия дома Романовых» есть постер, посвященный князю С.А.Романову.
Рядом с экспозицией гуляют «казаки», на портрет С. Романова у нас на глазах перекрестилась пожилая женщина.
Это и заставило вспомнить биографию необычного князя.
С.А.Романов в отличие от многих представителей этого дома был незаурядным человеком. Он общался с историками, любил археологию, был основателем Исторического (археологического) музея. Был покровителем художников. Был религиозным человеком.
Исполнял лужковско-собянинскую должность генерал-губернатора Москвы. При этом князь был необычайно высокомерным и неприятным в общении аристократом, что отмечали многие его знакомые. В Москве князя не любили. Когда эсер Каляев в 1905 г. разнес тело князя бомбой на части, по Москве ходила циничная шутка: «великий князь наконец-то пораскинул мозгами». Партия эсеров приговорила С.Романова к смерти не случайно: он отчасти был виновником событий 1905 г., Ходынки, предчувствовал революцию и закручивал гайки. Это, как всегда, способствовало обратному, приближало крах империи.
Но самое интересное: князь открыто вел нетрадиционный образ жизни, проще говоря, был гомосексуалистом и не скрывал этого. Возможно, это и было причиной его высокомерия и нежелания общаться со многими. Источники этой страницы биографии цитировать не будем, их несметно много, начиная с Википедии. Приведем только дневниковую запись министра иностранных дел, сделанную после назначения С.А. московским генерал-губернатором: По городу циркулируют два новых анекдота: «Москва стояла до сих пор на семи холмах, а теперь должна стоять на одном бугре». Это говорят, намекая на великого князя Сергея».
В. Н. Ламздорф, дневниковая запись от 26 апреля 1891 (игра слов: русское слово «бугор» — созвучно испорченному франц. bougre — «содомит»).
Семья, чтобы сгладить общественное недовольство, вынудила С.А. жениться, жена Елизавета всю последующую жизнь служила ширмой для особой жизни князя и закономерно после смерти последнего ушла в монастырь. Её действительно можно назвать мученицей, даже до гибели от рук чекистов. Великая княгиня после убийства князя навестила в тюрьме его убийцу, простила его, подарила Евангелие, а также просила императора о помиловании Каляева. Одно это говорит о многом. «Согласно составленному в 1992 году (после её канонизации) житию преподобномученицы Елизаветы, супруги вообще независимо друг от друга, ещё до знакомства, дали Богу обет девства. Поэтому брак их был бездетным, они жили как брат с сестрой» (W). До сих пор многие религиозные историки не хотят верить в особую жизнь князя и затыкают уши лапшой себе и другим.
С.Романов был похоронен отдельно от других Романовых. Многие в семье его не любили, другой великий князь Александр Михайлович (основатель и покровитель русской авиации) говорят, его просто ненавидел.
На месте трагической гибели С.А. был установлен крест. Кстати, по внезапному порыву проходящего мимо Ленина группа его соратников в 1918 г., обмотав крест канатом и впрягшись вместе с вождем по-бурлацки, обрушила крест.

Мы упомянули об ориентации князя не с целью очернить его память, поскольку сексуальная жизнь человека, полагаем, никак не влияет на оценку его личности. Просто надо знать больше и жить лучше, без елея и лицемерия. А религиозным и православным человеком можно быть, как показала жизнь великого князя, с любой ориентацией.

Градоначальники Москвы

В Москве с 1804 года существовало генерал-губернаторство, состоявшее только из одной Московской губернии (в отличие от других генерал-губернаторств, объединявших несколько губерний). Таким образом Москва и Московская губерния имели одновременно двух начальников — высшего (генерал-губернатора, называемого также военным губернатором) и низшего (губернатора, называемого также гражданским губернатором), полномочия их были разделены сложным образом.

В 1905 году (с 1 января) указом императора Николая II было учреждено Московское градоначальство (в значительной степени независимое от Московской губернии), и генерал-губернатор стал руководить московским гражданским губернатором (начальником Московской губернии) и московским градоначальником. В период между отставкой великого князя Сергея Александровича (1 января 1905 года) и назначением А. А. Козлова (14 апреля 1905 года), пришедшийся на развитие революции 1905 года, генерал-губернатора в Москве не было.

После 1917 года Москвой управляли председатели Исполкома Моссовета (перечислены ниже) и секретари Московского обкома партии (перечислены по ссылке отдельным списком), чья роль де-факто являлась решающей, что было закреплено в конституции 1936 года параграфом о руководящей роли партии.

С 1991 года городом руководит мэр Москвы.

Князь-мученик

День мученической кончины: 4/17 февраля 1905 года

Великий князь Сергей Александрович Великий князь Сергей Александрович – сын Царя-Освободителя Александра II, брат Царя-Миротворца Александра III, дядя Царя-Мученика Николая II. Один из самых трагических персонажей кануна русской катастрофы, человек сложной, драматической судьбы, непонятый и даже оболганный как при жизни, так и посмертно. Подвижник Православной Церкви и первый из мучеников Императорского Дома в XX веке. Около 14 лет он занимал пост Московского генерал-губернатора. Великий князь являлся покровителем, главой или почетным членом многих общественных, благотворительных, научных и культурных учреждений, поддерживая многочисленные начинания, направленные на упрочение и развитие в Москве нравственности, духовности, просветительства. Он был Председателем Государственного Исторического музея, руководителем Комитета по созданию Музея изящных искусств (ныне – Музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина), возглавлял Императорское Палестинское Общество.

Думается, в скором времени должна восстановиться справедливость – и историческая, и небесная. Имя Великого князя должно встать в нашей Церкви рядом с именем его святой жены – княгини Елизаветы Федоровны. Этой публикацией мы хотим отдать долг памяти Великому князю и его жизненному подвигу, послужить тому, чтобы приблизить момент его прославления.

История России последних веков непостижимым образом связана с таинственным апостольским словом об удерживающем теперь: Ибо тайна беззакония уже в действии, только не совершится до тех пор, пока не будет взят от среды удерживающий теперь (2 Фес. 2, 7). Эти слова – о России, о православном русском народе. И о его великих православных самодержцах, которые первые принимали на себя направленный против веры и Отечества удар. Они и удерживали. Удерживать беззаконие, не допустить его разгула в мире век от века становилось все труднее. Только Россия, с ее православным укладом жизни, с ее материальной мощью и геополитическим положением, одна была тогда в силах «удерживать».

Обет

Рождению Великого князя предшествовало необычное событие. В сентябре 1856 года, после своей коронации, его отец Александр II с супругой Марией Александровной посетили Троице-Сергиеву лавру и независимо друг от друга тайно обещали перед мощами преподобного Сергия: если у них родится мальчик, назвать его Сергеем.

Мальчик появился на свет на следующий год.

В честь этого события московский митрополит Филарет (Дроздов) произнес особую проповедь. Святитель говорил, что рождение Великого князя – «знамение во благо», знак благословения Божия для только что начавшегося царствования. Сергей Александрович был уже седьмым ребенком в семье, но он первый рождался порфирородным – после воцарения отца. Судьба такого «обетного» царственного ребенка обещала быть необычной.

Воспитанием мальчика сначала занималась фрейлина А.Ф.Тютчева (дочь великого поэта, супруга славянофила И.С. Аксакова). «Широко просвещенная, обладавшая огненным словом, она рано научила любить русскую землю, православную веру и церковь… Она не скрывала от царских детей, что они не свободны от терний жизни, от скорбей и горя и должны готовиться к мужественной их встрече», – писал один из биографов Великого князя.

Когда мальчику исполнилось семь лет, его воспитателем назначили капитан-лейтенанта Д.С. Арсеньева. «Сергий Александрович был доброе, чрезвычайно сердечное и симпатичное дитя, нежно привязанное к родителям и особенно к матери, к своей сестре и младшему брату; он очень много и интересно играл и, благодаря своему живому воображению, игры его были умные», – вспоминал Д.С. Арсеньев.

Великий князь Сергей с ранних лет хорошо усвоил такие понятия, как долг, честь, верность

Великий князь Сергей появился на свет 29 апреля 1857 года и уже с ранних лет хорошо усвоил такие понятия, как долг, честь, верность. И еще с самого начала он через всю жизнь пронес чувство ответственности за данное ему имя, имя преподобного Сергия, полученное царевичем по обету его родителей, как знак их надежды на заступничество Радонежского чудотворца на пороге нового исторического пути России.

Вместе с этой дорогой начался и жизненный путь самого Сергея Александровича. И постепенно шествуя по нему, всегда и везде – в годы учебы и нравственного роста, на фронте Русско-турецкой войны, где он проявил себя настоящим героем и был удостоен Георгиевского креста, во время командования лейб-гвардии Преображенским полком – он не переставал сверяться с теми ценностными ориентирами, что составляли его кредо. Российское самодержавие виделось ему одним из догматов веры русского человека, отступление от которого приравнивалось к святотатству. Честное служение, законопослушание, богопочитание и любовь к Родине – вот слагаемые русской государственности, понимаемые Великим князем как Божественное соизволение.

Основа мировоззрения Сергея – Православие. Глубокую искреннюю веру, заложенную в нем с детства, он сохранял на протяжении всей жизни, являя пример христианского смирения, благочестия и верности Русской Церкви.

Родители

Великий князь был убежден, что либерализм тесно связан с повреждением нравственности

Великий князь был твердо убежден, что либерализм в политике тесно связан с повреждением нравственности. Доказательство этому он видел в семье родителей. Его отец, инициатор великих реформ и, по представлениям Сергея Александровича, западник и либерал, был неверен жене. В течение 14 лет он изменял ей с другой женщиной – фрейлиной Екатериной Долгорукой, родившей ему троих детей. Неприятие действий отца особенно обострилось после тяжелой, воистину мученической кончины Марии Александровны. Императрица страдала тяжелой формой туберкулеза. Через 45 дней после ее смерти Александр II женился на Долгорукой…

Трудно передать, кем была Мария Александровна (до перехода в Православие – принцесса Максимилиана-Вильгельмина-Августа) для Сергея Александровича и других младших детей – Марии и Павла. От мамы Сергей унаследовал любовь к музыке, живописи, поэзии. Она воспитала в нем сострадательность и доброту. Научила молиться.

Когда в 1865-м году восьмилетний Сергей вместе с мамой приехал в Москву для отдыха и лечения, он удивил всех тем, что попросил вместо развлечений показать ему архиерейское богослужение в Кремле и выстоял всю службу в Алексеевском храме Чудова монастыря.

«Кто подходил к Ней, – говорил о Марии Александровне высоко ее почитавший К.П. Победоносцев, – чувствовал присутствие чистоты, ума, доброты и сам становился при Ней чище, светлее, сдержаннее».

Когда ее не стало, Сергей Александрович пережил тяжелейшее потрясение.

Отцовскую измену Сергей Александрович объяснял увлеченностью чуждыми России западными (либеральными) идеями. Западническое воспитание, казалось, подтолкнуло императора Александра II и к проведению либеральных реформ, и к супружеской неверности. Злополучное венчание с Долгорукой (о котором Сергей узнал только от адмирала Арсеньева и почти через полгода) произошло тогда же, когда у царя окончательно созрело намерение ввести в России конституцию. Все это вместе – по убеждению Великого князя – и привело отца к трагической гибели! 1 марта 1881 года Государь был убит.

Под влиянием всего перенесенного в 1880-м году у Сергея Александровича сложилось твердое убеждение в том, что спасти от нравственной и политической гибели – и отдельно взятого человека, и страну – может только приверженность исторической и духовной традиции, верность Православию и самодержавию.

Естественно, что из-за подобных взглядов Сергей Александрович нажил себе множество врагов в «передовом» русском обществе, охваченном либеральными и даже революционными настроениями.

Суженая

В соединении Сергея Александровича с Елизаветой Федоровной – принцессой из Гессен-Дармштадта, будущей русской святой – есть что-то предопределенное. Они как будто заранее были суждены – сужены – друг другу. Сергей Александрович знал Эллу с рождения. И… даже раньше.

Летом 1864 года семилетний Сережа посетил Дармштадт вместе с матерью, дочерью гессенского герцога Людвига II. Неожиданный визит внес сначала переполох в герцогское семейство, но сердечность и обаяние русских родственников быстро заставили забыть о волнении. Особенно поразил всех маленький Сергей. Он вел себя необычайно учтиво и галантно – особенно с беременной женой наследника Алисой…

Через несколько месяцев дочь Алисы увидит свет и будет наречена Елизаветой (уменьшительно Эллой). Через год Сергей Александрович впервые увидит ее. Впоследствии он еще не раз будет в Дармштадте, и Элла проникнется искренней симпатией к нему. Его благородство и рыцарственность, искренний и правдивый характер всерьез очаруют и увлекут ее. Когда в 1883-м году стеснительный Сергей решится все же сделать ей предложение, она будет по-настоящему счастлива. На двадцатом году принцесса Елизавета стала невестой великого князя Сергея Александровича. До этого все претенденты на ее руку получали отказ. Еще с ранней юности она отдала свое сердце Великому князю, когда он приезжал к ним и гостил месяцами со своей матерью, Императрицей Марией Александровной. Сергей и Элла необычайно подходили друг другу. У них были схожие интересы. Расставание хотя бы на один день было для обоих тяжким наказанием. Их объединяло живое христианское чувство, стремление помочь ближнему. То сочувствие, деятельное участие в жизни ближнего, которые Елизавета Федоровна видела в своей семье, то, чему учила их с сестрами мать Алиса – все нашло поддержку и развитие в новой среде, среди Романовых.

Уже в подмосковном имении Ильинском (завещанном Сергею матерью), где молодые провели медовый месяц, они вместе устроили родильный приют. Как могли, старались улучшить крестьянскую жизнь. И были восприемниками множества крестьянских младенцев.

Видя высокую духовную настроенность Сергея Александровича, Елизавета Федоровна в 1891-м году приняла решение перейти из лютеранства в Православие. Мог ли знать Великий князь, что воспитает для Православной Церкви новую святую? «Это было бы грехом, – писала она отцу, – оставаться так, как я теперь – принадлежать к одной церкви по форме и для внешнего мира, а внутри себя молиться и верить так, как и мой муж… Моя душа принадлежит полностью религии здесь… Я так сильно желаю на Пасху причаститься Святых Тайн вместе с моим мужем. Возможно, что это покажется Вам внезапным, но я думала об этом уже так долго, и теперь, наконец, я не могу откладывать этого. Моя совесть мне этого не позволяет».

Признание в Гефсиманском саду

За три года до этого письма Елизавета Федоровна посетила вместе с мужем Святую Землю. Сам Сергей Александрович первое паломничество на Святую Землю совершил после гибели отца, в 1881-м году. Та поездка произвела на него глубокое впечатление. Он навсегда полюбил Палестину. Узнав о бедственном положении русских паломников, о том, сколько им приходится претерпевать неприятностей от местных жителей и турецких властей, великий князь Сергей задался целью им помочь и в 1882-м году основал Православное Палестинское (с 1889 года – Императорское) общество. Благодаря содействию этого общества Святую Землю беспрепятственно смогли посещать тысячи русских людей самых разных сословий. Поездка обходилась в 38 руб. (туда и обратно) и стала доступна даже крестьянам. Кроме того, «Палестинское общество в Палестине стало строить, восстанавливать и поддерживать православные храмы. Оно открывало поликлиники, школы, амбулатории и больницы. Амбулатории в Иерусалиме, Назарете и Вифлееме принимали ежегодно до 60 тыс. больных; снабжали бесплатным лекарством», – пишет современный исследователь, священник Афанасий Гумеров.

В 1883-м году при содействии Великого князя начались археологические раскопки в Иерусалиме. Они подтвердили историческую подлинность местоположения Голгофы. Были открыты остатки древних городских стен и ворот времен земной жизни Спасителя. Знаменитый русский археолог А.С. Уваров называл Сергея Александровича «Великим князем от археологии».

В 1888-м году великокняжеская чета приехала в Палестину на освящение храма Марии Магдалины в Гефсиманском саду. Этот храм возводился на средства Александра III и братьев в память об их матери Марии Александровне. После церемонии освящения Елизавета Федоровна призналась, что хотела бы быть похороненной здесь. В 1918-м году Господь исполнит это ее желание.

Милосердная чета

Ряд исследователей считают, что брак Сергея и Эллы был исключительно духовным. По взаимному согласию они сохранили в браке свое девство. Одна из возможных причин такого решения – близкая степень родства: Елизавета Федоровна приходилась двоюродной племянницей Сергею Александровичу.

Но их духовное единение в таком случае представляется вдвойне удивительным. Особым образом единодушие супругов проявилось в осуществлении дел милосердия во время нахождения Сергея Александровича на посту генерал-губернатора.

Сразу после вступления в новую должность в 1891-м году Великий князь Сергей обратил внимание московского митрополита Иоанникия на то, как много в столице детей, оставшихся без попечения родителей. В апреле следующего года в генерал-губернаторском доме на Тверской было открыто Елизаветинское общество попечения о детях. При 11 городских благочиниях стали действовать 220 комитетов общества, повсюду организовывались ясли и детские приюты. Уже в конце апреля в приходе Рождества Богородицы в Столешниках открылись первые ясли на 15 детей грудного возраста, взятые под особое покровительство Великого князя Сергея. Оба супруга помогали всем новым яслям и садам. Для беднейших детей устанавливались именные стипендии. При своем вступлении в должность генерал-губернатора Сергей Александрович пожертвовал на пользу бедняков столицы огромную по тем временам сумму – пять тысяч рублей.

Он продолжает помогать также в сооружении памятников и музеев. Особого упоминания заслуживает его меценатская деятельность. Когда в Москве, на Волхонке, стал создаваться музей изобразительных искусств (нынешний музей им. Пушкина), Великий князь не только возглавил комитет по его устройству, но и вместе с братом своим Павлом Александровичем принял на себя расходы по строительству зала Парфенона. Современники «отдали должный восторг этому залу дорического стиля, – писал в 1908-м г., когда Сергея Александровича уже не было в живых, основатель музея И. В. Цветаев. – Это вышел хороший памятник почившему благодетелю музея». Основателю музея вторит его дочь, великая поэтесса Марина Ивановна Цветаева. «Слово ‟музей” мы, дети, слышали неизменно в окружении имен: Великий князь Сергей Александрович, Нечаев-Мальцев… Первое понятно, ибо Великий князь был покровителем искусств», – находим в ее автобиографической прозе.

«Проклятый» вопроc

Он прилагал все старания для улучшения жизни рабочих

Сергей Александрович задался целью разрешить «проклятый» для тогдашней России рабочий вопрос. Он прилагал все старания для улучшения жизни рабочих, видя необходимость в первую очередь в организации обществ взаимопомощи. Рабочие получали возможность законным образом направлять свои претензии работодателям. А в случае неисполнения их требований – послать свой протест непосредственно в государственные органы. Ни много ни мало – в полицию! Это было удивительное время. Полицейские чины под руководством С.В. Зубатова, ближайшего помощника Великого князя, рассматривали рабочие жалобы, а фабриканты скрепя сердце спешили их удовлетворять. Крупный московский заводчик Юлий Гужон, не желавший выполнять справедливые требования своих работников, получил полицейское предписание в течение 48 часов покинуть пределы России и удалиться в родную Францию.

Общества рабочей взаимопомощи создавались при непременном участии священников и обращались к идеалам Евангелия. Это были своего рода христианские профсоюзы.

Подобная политика возбуждала злобу как революционеров, так и капиталистов. Последним при помощи тогда еще всесильного министра финансов Витте удалось добиться удаления Зубатова из Москвы и свертывания рабочих организаций (спрашивается, кого в такой ситуации называть «реакционером» и «ретроградом»?).

Не участвовавший в начинаниях Великого князя Сергея и, в общем-то, скептически к нему относившийся профессор Московского университета М.М. Богословский в своих воспоминаниях вынужден был признать, что Сергей Александрович все-таки «преисполнен был самых благих намерений», а его «неоткрытость и неприветливость», может быть, «происходили только от застенчивости». Кроме того, профессор замечал: «Приходилось слышать, что он окончательно уничтожил последние остатки прежнего мордобойства, привычного в московских войсках, строго преследуя всякую кулачную расправу с солдатами».

Ходынская катастрофа

В очень затруднительное положение его поставила Ходынская катастрофа. Но какова в действительности была вина Сергея Александровича? Важно отметить, что устройство народного гуляния на Ходынском поле было поручено Министерству двора, а из ведения московского генерал-губернатора оно было изъято. Это же министерство взяло на себя ответственность и за поддержание порядка на месте гуляния. Но порядок отнюдь не был обеспечен: при раздаче царских подарков произошла страшная давка, в которой одних только погибших оказалось свыше тысячи человек.

Напомним, что после трагедии пострадавших навещали в больницах Николай II и Александра Федоровна, а также, отдельно от них, Мария Федоровна. Большинство из раненых говорили, что только они сами «во всем виноваты», и просили прощения за то, что «испортили праздник».

По воспоминаниям толстовца В. Краснова, люди накануне злополучного праздника будоражили себя слухами о том, что на следующий день прямо из земли будут бить фонтаны вина и пива, появятся диковинные животные и прочие чудеса. К утру общее настроение неожиданно переменилось на «озлобленное», по выражению Краснова, даже «зверское». Народ устремился к подаркам, чтобы скорее попасть домой, и произошла смертоубийственная давка.

Последние дни

1 января 1905 года Сергей Александрович ушел в отставку, но продолжал командовать Московским военным округом и оставался опасным для революционеров. На него открыли настоящую охоту. Каждый день Сергей Александрович получал записки угрожающего содержания. Никому не показывая, он рвал их в клочки. Во время жизни в Москве Великий князь Сергей и Елизавета Федоровна любили останавливаться в Нескучном дворце. По устоявшейся в их семье традиции в ночь с 31 декабря на 1 января 1905 года, в день памяти Василия Великого, здесь была отслужена всенощная и литургия. Все причастились Святых Христовых Тайн. Вечером 9 января великокняжеская чета была вынуждена перебраться в Кремль, откуда Сергей Александрович каждый день неизменно отправлялся в генерал-губернаторский дом. Зная о том, что готовится покушение, он перестал брать с собой адъютанта, а полицейскому сопровождению велел держаться на безопасном расстоянии от своего экипажа. 4 февраля в обычное время Великий князь выехал в карете из ворот Никольской башни Кремля – и был разорван «адской машиной», брошенной террористом Иваном Каляевым.

Зная, что готовится покушение, он перестал брать с собой адъютанта

Носилки, на которые обезумевшая от горя Елизавета Федоровна своими руками собрала останки мужа, были принесены в Алексеевский храм Чудова монастыря. Именно здесь маленький Сергей отстоял когда-то архиерейскую службу.

Молясь у растерзанного тела Великого князя, Елизавета Федоровна почувствовала, что Сергей будто чего-то ждет от нее. Тогда, собравшись с духом, она отправилась в тюрьму, где был заключен Каляев, и принесла ему прощение от имени мужа, оставив заключенному Евангелие.

В 1905-м г., после того как Сергей Александрович трагически погиб, разорванный бомбой террориста Каляева, пост Председателя ИППО согласилась занять его супруга, Великая княгиня Елизавета Федоровна.

18 июля 1918 г. Елизавета Федоровна была сброшена в шахту под Алапаевском. В 1992-м г. причислена к лику святых Русской Православной Церковью. В настоящее время мощи преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны покоятся в храме Марии Магдалины в Иерусалиме.

2 апреля 1908 года на месте гибели Великого князя Сергея Александровича был установлен памятник – крест, сооруженный на доброхотные пожертвования 5-го гренадерского полка, шефом которого при жизни был покойный. Крест был сделан по проекту художника В. Васнецова, на кресте по предложению Елизаветы Федоровны запечатлена была Евангельская строфа: Отче, отпусти им, не ведят бо что творят (Лк. 23, 34). После революции крест был разрушен, причем 1 мая 1918 года его во время субботника собственноручно сбросил веревкой с постамента Ленин. Сейчас копия этого креста установлена в Новоспасском мужском монастыре, куда в 1995-м году были торжественно перенесены останки Великого князя Сергея. Надгробие князя Сергея находится в нижнем храме – во имя св. Романа Сладкопевца.

Известно, что в монастыре уже начали записывать случаи исцелений, связанных с именем Сергея Александровича. Например, женщина, в течение 15-ти лет страдавшая экземой на руках, свидетельствовала, что получила исцеление, когда разбирала личные вещи Великого князя, обретенные на месте его захоронения.

Наместник Новоспасского монастыря архиепископ Орехово-Зуевский Алексий отмечает, что «Великий князь был убит за то, что верно служил России». Он не исключил вероятности того, что «Сергей Романов будет прославлен в лике святых». Русская Зарубежная Церковь уже канонизировала этого выдающегося государственного и общественного деятеля.

Великий Князь Владимир Александрович Романов

Заметка написана по случаю дискуссии на предмет двойников в правивших династиях Европы.
Не смогла я пройти молча мимо сего опуса
http://www.proza.ru/2014/04/21/1644 «Реальные Романовы — Кобург, 1894.»
Ввязалась в разговор с автором. О его адекватности судите сами.)
Великий Князь Владимир Александрович Романов — четвертый ребенок Александра II и Марии Александровны, принцессы Гессенского дома. Годы жизни: 1847-1909.
Посмотрим на фото и оценим его сходство с членами правивших династий.
Фото можно посмотреть и здесь: http://www.proza.ru/2018/02/20/61
Три фото слева направо — Великий Князь Владимир Александрович.
Первое фото — из ВИКИ-педии датировано 1890-ыми, остальные два портрета (в возрасте 47-ми лет) вырезаны с фотографий сделанных по случаю одного и того же события — встречи членов Английской Королевской династии в Кобурге в апрель 1894 года на свадьбе Герцога Гессенского, Эрнста Людвига (внука королевы Виктории от её дочери Алисы) и Виктории Мелиты (дочери великой княжны Марии Александровны и принца Альфреда Саксен-Кобург-Готского, сына королевы Виктории).
На той же встрече клана состоялась помолвка Российского Цесаревича Николая и принцессы Гессен-Дармштадтской, внучки Королевы Виктории, Алисы или Аликс, которой совсем скоро было суждено стать Российской Императрицей Александрой Фёдоровной.
Владимир Александрович, вместе со своими родными братьями Сергеем и Павлом, сопровождал своего племянника Цесаревича Николая, приехавшего в Кобург, чтобы сделать предложение о вступлении в брак принцессе Алисе.
Большинство из перечисленных персонажей присутствовали на общих снимках в Кобурге.
Позднее Виктория Мелита расторгнет брак с Эрнстом Людвигом и выйдет замуж за сына Князя Владимира Александровича — Кирилла Владимировича (1905 г.). Этот брак станет причиной раздора Князя Владимира и Императора Николая II, подстрекаемого Императрицей, чьим братом был Эрнст Людвиг.
Вернёмся к фотографиям. Далее слева сверху — Принц Альберт в возрасте 39-ти лет (годы жизни 1819 -1861), супруг Королевы Виктории (1818-1901) (портрет вырезан с семейного фото с супругой и дочерью Вики по случаю её свадьбы с Прусским принцем Фридрихом, будущим королем Пруссии — Фридрихом III и Императором Германии, датировано 1858 г.)
Слева снизу — художественный портрет Николая I, датированный 1854 годом, годы жизни 1796-1855. Доступные фотографии отсутствуют, что наводит на размышления, так как первое фото королевы Виктории можно датировать уже 1843-45 г. Странно, что Император Российский, будучи на 6-ом десятке лет так и не запечатлел себя для потомков на фото.
Далее — опять Владимир Александрович — «человек в чёрном котелке», который по завещанию его родного брата Александра III мог унаследовать Российский престол в случае смерти законного наследника Царевича Николая, не оставившего наследника мужского пола. На роль Принца Альберта, мужа Королевы, Владимир Александрович никак не тянет по возрасту, только на сына (Разница в возрасте — почти 30 лет). Рядом с ним на общем фото, чуть правее и выше, как раз стоял его ровесник — принц Альфред. Наших соотечественников не удивить разницей в возрасте супругов )), но сомневаюсь, что такой брак был бы интересен женщине-монарху в 19 веке.
Верхний правый угол — отец В.К. Владимира, Александр II Николаевич в возрасте 55 лет, Российский Император, годы жизни 1818-1881, (во время помолвки или свадьбы его дочери Марии (1853-1920) и принца Альфреда (1844-1900), второго сына Королевы Виктории, — 1873-74 г.г.)
Нижний правый угол — Король Дании — Кристиан IX (ориентировочно — начало 1890-х), годы жизни 1818-1906.
Внешнее сходство персонажей, на мой взгляд:
* Принц Альберт похож на Николая I — высокий лоб с залысиной, прямой нос, брови дугой без излома, подбородок не широкий, борода отсутствует, есть усы и баки, но форма их отличается.
*Владимир Александрович и его батюшка Александр Николаевич весьма похожи, что ж тут странного? Или это уже преступление — быть похожим на своего отца? — высокий лоб с залысиной, форма залысины схожа, борода отсутствует, есть усы и баки, форма бровей схожа, форма носа отличается. Извините за сравнение — «рыбий взгляд» Александра II, сыну не передался.
* Король Кристиан IX имеет некоторое сходство с Александром II, но форма носа другая и взгляд не такой «стеклянный».
Три фото слева дают возможность однозначно определить персонажа в черном котелке, как Великого Князя Владимира Александровича. В соответствии с официальными версиями истории. Другие версии я не принимаю в расчет до тех пор, пока нет четких доказательств их справедливости. Чьи-то озарения и «мне так кажется» являются ни чем иным, как плодами сезонных обострений хронических недугов.
А тот факт, что Принц Альберт, Александр II и Кристиан IX родились приблизительно в одно и то же время один в Кобурге, другой — в Москве, а третий — в Готторпе, еще не повод считать их одним и тем же историческим лицом.
Внешнее сходство Принца Альберта и Николая I — тема для отдельного разговора.
Взялась было рассуждать на предмет превратности судеб отдельных членов английской королевской семьи, даже целую статейку накатала. Кто-то успел даже прочесть, но вовремя я спохватилась и убрала её от греха подальше, чтоб гусей не дразнить. Ведь мои выводы могут быть и ошибочны. Всякий, самостоятельно думающий и интересующийся предметом, сам разберется, если захочет.
У истории, как известно, не бывает сослагательного наклонения. Оглядываясь в прошлое мы лишь можем извлекать из него уроки по своему разумению, а на своих ошибках только дураки учатся.