Когда появились иконы?

Икона, с которой всё и началось

Где же искать ее истоки?

Для христианина главная икона – это икона Христа. Когда и как появилась первая икона Господа Иисуса? Она, конечно, была. У нас в Церкви установлен и специальный праздник в ее честь. По календарю праздник приходится на следующий день после Успения Пресвятой Богородицы.

29 августа праздник в честь Нерукотворенного образа Господа Иисуса Христа. Первая икона Христа не была написана красками, не была создана руками человеческими. Не являлась плодом фантазии древнего художника.

Первая икона дана нам напрямую от Господа. Согласно церковному преданию первая икона представляла собой чудесно появившийся на холсте отпечаток лика Иисуса Христа.

Дать людям икону – это была Божья воля, а не пожелание человеческое.

Мы, православные, должны бы хорошенько это знать.

Икона – дар Божий.

Зачем Господь нам его дал?

Каждый дар от Господа служит людям для чего-то важного. Для чего же христианину икона? Какая духовная польза от нее? – Неоценимая! Много об этом можно рассуждать.

Во времена советских гонений на Церковь иконы проповедовали. Так буквально говорили знающие люди. И не ошибались. Как это было?

В то время власти старались уничтожить церковную проповедь вне храма и даже загасить проповедь с амвона. Так вот, помимо проповеди звучащим словом, до людей доходила проповедь зримым образом – иконой. И распространялась проповедь по храмам и далеко за церковной оградой. Иконы проповедовали в музеях. Проповедовали в художественных альбомах по древнерусскому искусству.

Проповедь икон достигала до людей, очень далеких от мысли прийти на церковное богослужение.

Икона в политическом детективе

Помню популярный игровой фильм середины восьмидесятых годов. Политический детектив «ТАСС уполномочен заявить» по сценарию Юлиана Сёменова.

Как полагается, сюжет острый: в одной африканской стране происходит переворот, за которым стоят американские спецслужбы. ЦРУ удалось завербовать какого-то советского специалиста высокого уровня. Его пытаются вычислить и обезвредить сотрудники госбезопасности. Тематика, прямо скажем, в стороне от религиозной жизни.

И все-таки в одном эпизоде детектива мелькнул диалог об иконе.

Перескажу его. Сотрудник КГБ приходит к подопечному, повидавшему виды художнику, и дает ему письмо, написанное от имени свидетеля вербовки. Анонимное письмо подкинул в наше посольство вроде бы тот, кто лично видел, как американцы обрабатывали русского специалиста. Перед художником был поставлен вопрос: «Как думаете, кто автор письма? И насколько автор искренний?»

Художник подтверждает подлинность и искренность письма. Считает, что автор его – бывший власовец. Сотрудник спецслужб вроде бы согласен с художником. Тем не менее, интересуется, почему собеседник решил, что письмо настоящее.

Старый художник, в свое время близкий к власовским кругам, в ответ вспоминает короткую историю. Был у него знакомый, иконы реставрировал. Показал этот коллега как-то свою работу, скопировал он русскую икону XVI века. Копия получилась удачная. И состоялся небольшой спор:

– Слушай, почему бы тебе не заняться иконописью?

Реставратор только рассмеялся:

– Что ты! У меня так никогда не получится.

– Ты, талантливый художник с такой великолепной школой, и сработаешь хуже, чем этот безграмотный богомаз?!!

Тогда реставратор поставил рядом оригинал и сказал:

– Неужели ты не видишь разницу? Этот художник писал икону с верой в Бога. А веру подделать трудно. Даже невозможно.

Икона XVI века была подлинной. И письмо о вербовке было выстрадано, было подлинным…

До сих пор удивляюсь: в политическом детективе икона засвидетельствовала о подлинных человеческих религиозных чувствах. Может быть, икона и здесь, с советского телеэкрана проповедовала о религиозном опыте, который стоит за церковным искусством.

Да, техникой иконописи можно овладеть, можно выучиться копировать старинные образцы. Но вот веру в Того, Кого пишешь, нельзя скопировать, не получится подделать. Чтобы написать подлинную икону, нужен дар Божий, дар веры, дар общения с Господом.

Иконопись начинается с опыта

Что это за опыт? Опыт настоящей встречи с настоящим Христом. И опыт молитвенного общения с Ним. Без этого не было бы на Земле подлинной иконы.

Господь дает нам видеть Свой Лик, обращаться к Нему. Поблагодарим Его за это счастье.

Словарь «Правмира» — Икона

Около нескольких тысяч, а некоторые ученые даже утверждают, что миллионов лет тому назад человек научился говорить, потом люди научились рисовать, а уж после – писать. Что касается иконописи, то тут, назвать точную дату появления первых икон так же трудно, как сказать о времени появления речи и письменности. Однако существует немало легенд, как появились первые иконы.

Немного из истории написания раннехристианских икон

С античных времен такая живописная культура как энкаустика дошла до христианства. Именно она считается прародительницей и основывалась на рисовании расплавленными красками. Множество раннехристианских икон написаны с помощью техники восковой темперы, одной из разновидности энкаустики, отличавшейся сочностью и особой яркостью наносимой краски. Возникла данная живопись в Древней Греции и после постепенно дошла до христианства. Одна из первых и наиболее выделяющихся икон в таком стиле – икона Христос Пантократор – самый древний и известный образ Христа.

Легенда возникновения первой иконы

Так, по словам ценителей иконопоиси, самая первая икона – лик Иисуса Христа. Это случилось еще во время Крестного пути, по дороге на Голгофу, когда женщины отерли Его лицо полотенцем и на белом рушнике остался отпечаток лика. На сей день данное средневековое предание носит название «Плат Вероники», взявший имя той женщины, что дала Ему платок. Была она одна или их было несколько, не исключено, однако в своем названии первая икона упоминает лишь имя Вероника.

Вторая версия «рождения» первой иконы, которая и является общецерковной, связана с восточным преданием. История создания иконы повествует о художнике царя Эдессы, который был послан с целью изобразить Иисуса, но попытка оказалась провальной. Тогда Иисус Христос умылся и вытер лицо платком, на котором собственно остался отпечаток лика. Борода Его запечатлелась в виде одной пряди, напоминавшей по форме клин, из-за чего, вероятно, эта икона начала именоваться как «Спас Мокрая Брада».

Таким образом, относительно двум церковным приданиям, первая икона появилась за годы земной жизни Спасителя, коей стала икона с названием Нерукотворный Спас.

Первый мастер иконописи

Первой рукотворной иконой по преданию считается икона Божьей Матери, а человеком, который ее написал, стал христианский святой, один из семидесяти учеников Иисуса Христа, евангелист Лука. Помимо написания иконы Пресвятой Богородицы ему приписывают икону двух святых апостолов: Павла и Петра и еще около семидесяти икон, изображающих Деву Марию. Лишь три из которых были написаны с самой Божьей Матери и при жизни получили свое благословение.

К числу таких икон принадлежат: Смоленская, Корсунская или Эфесская и Филермская Богоматерь. За сказаниями, сначала евангелист Лука запечатлел на доске образ Мадонны с Младенцем на руках, а после написал еще две, похожие на первую, иконы и отнес Святой Богородице. Все три значительно отличаются от остальных икон Девы Марии, что может давать удивительное и уникальное представление того, как в земной жизни выглядела Матерь Божья.

Существует даже икона, воссоздающая тот самый процесс написания Лукой иконы Пресвятой Богородицы.

На самом деле, конкретный ответ на вопрос, когда появились первые иконы, не может дать никто. Это все настолько покрыто занавесом прошлого, что, чем дальше мы отходим от древних времен, тем меньше становится шанс узнать истину. Однако, не все остается неизведанным. Так, первыми иконами в истории христианства считаются – «Плат Вероники» и «Спас Мокрая Брада», ставшие двумя версиями появления первой иконы нерукотворного образа Спасителя. А первым иконописцев принято считать евангелиста Лука, сделавшего великий вклад не только, как автор одного из четырех Евангелий, но и как художник, изобразивший на своем холсте Пресвятую Деву Марию.

Откуда в христианстве появились иконы?

Священное Писание не содержит прямых указаний на обязательное иконопочитание для христиан. Однако церковное Предание дает нам несколько историй связанных с почитанием изображений. Первая из них – это предание о Нерукотворном Образе, лике Господа Иисуса Христа чудесно отпечатавшимся на полотенце, которое было дано для исцеления правителю Авгарю в город Эдессу. Вторая – предание согласно которому, апостол Лука написал первую икону Богородицы, которую благословила сама Пречистая. В первые века христианства изображения не были широко распространены, но не по каким-либо вероучительным причинам, а по практическим. Христиане часто подвергались гонениям, и потому часто вынуждены были менять места для богослужений. Даже частные дома, в которых проводились собрания общин, старались не выделять особым образом, чтобы не навлечь преследований.

Исключением из этого положения вещей стали Римские катакомбы, где христиане собирались часто и могли чувствовать себя в безопасности. Именно здесь мы видим первые образцы христианской живописи: фрески «Пастырь Добрый», «Христос: Альфа и Омега» и другие. Христиане хотели выражать свою веру и молитвенное состояние не только через молитвы и песнопения, но и в искусстве. Это и стало толчком к развитию первых иконописных изображений, которые отличались натуралистичностью, яркостью красок и символизмом сюжетов.

Такой стиль в иконописи преобладал и после установления христианства как государственной религии в Римской империи, и в период первых Вселенских соборов. Иконописцы того времени использовали античную технику энкаустики и пытались уже найти особый стиль в написании, который бы позволял донести до зрителя богословский смысл христианства. Уже в то время начинают оформляться первые черты иконописного канона. В 590 году Трулльский собор запретил изображать Христа символично (как ягненка или иным образом), а только как Богочеловека. К сожалению, до нашего времени дошло немного икон этого периода, поскольку большая их часть была уничтожена во время иконоборческого гонения в империи.

Движение против икон остановило развитие иконописи более чем на столетие. Однако восстановление иконопочитания Седьмым Вселенским собором в 787 году и полученное за годы споров богословие иконы явились полезными факторами для нового этапа в иконописании. Отныне икона не просто изображение, которому верующие оказывают почтительное поклонение. Икона теперь несет еще и вероучительный смысл, отражает догматы Церкви для простого народу. Эта миссия меняет и сам стиль иконописания: он становится более застылым, двухмерным и очень символическим. Складывается особый иконописный канон или правила как правильно писать иконы. Центрами иконописания становятся земли Византийской империи и Южной Италии. И если итальянская школа впоследствии была вытеснена религиозной живописью эпохи Возрождения, то в Византии иконопись развивалась в рамках канонов жанра, хотя и получая некоторое влияние со стороны общества.

На Руси первые иконописцы из славян стали появляться уже в XII веке. Это известные мастера–монахи — святые Алипий и Григорий Печерские. Постепенно к XIII веку уже почти в каждом большом городе была своя иконописная школа. Древнерусские изографы следовали канонам и в то же время добавляли к образам местный колорит. Это проявляется на русских иконах в чертах лиц Христа или Богоматери, общей стилистике оформления образа. Далее иконописание в украинских землях продолжало развиваться своим самобытным путем. Примером тому служат иконы XIII – XIV веков сохранившиеся в храмах Западной Украины, а также более поздние иконы времен казачества, которые впитали многие элементы казаческого или украинского барокко.

В XXI веке иконопись не стоит на месте, как и любое другое искусство. Современные иконописцы стараются по-новому осмыслить каноны жанра, подать их в новом, близком для современного человека свете. Ведь желание выражать свою веру в красках остается с нами. Оно всегда будет актуально для христиан нового тысячелетия также, как это было и во времена первых веков христианства.

Происхождение иконы

РУССКАЯ ИКОНА

Ирина ЯЗЫКОВА

Русское слово «икона» происходит от греческого «ейкон» (), что значит «образ» или «портрет». И хотя на иконах изображаются люди, это не портреты в привычном смысле слова, потому что человек представлен в особом, преображенном виде. Да и не всякий человек достоин быть изображенным на иконе, а только тот, кого мы называем святым, — Иисус Христос, Богородица, апостолы, пророки, мученики. На иконах изображаются также ангелы — бесплотные духи, которые и вовсе отличаются от людей. Мир в иконе тоже является преображенным — это не окружающая нас действительность, а мир духовный, «Царство Небесное». Задача иконописца весьма трудна, ведь он должен написать то, чего нет или почти нет в нашем привычном опыте. Апостол Павел писал: «Не видел того глаз, не слышало ухо и не приходило на сердце человеку, что приготовил Бог для любящих Его».

Богоматерь Владимирская
Первая треть XII в. ГТГ, Москва

Иконописное изображение на первый взгляд необычно: оно не реалистично, вернее, не натуралистично, а сверхприродно. Язык иконы условен и глубоко символичен, потому что в иконном образе открывается нам иная реальность. Создание первых икон предание относит ко временам апостолов и называет первым иконописцем апостола и евангелиста Луку. Правда, историки отрицают, что в то время вообще кто-либо писал иконы. Но Лука создал одно из четырех Евангелий, а в древности Евангелия называли «словесной иконой», икону — «живописным Евангелием», так что в каком-то смысле Луку можно назвать одним из первых иконописцев.

С. Спиридонов Холмогорец. Св. Лука
80-е гг. XVII в. Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник

Однако первые три века своей истории христиане не писали икон и храмов не строили, поскольку жили в Римской империи в окружении язычников, враждебно относившихся к их вере, и жестоко преследовались. В таких условиях христиане не могли проводить богослужения открыто, они собирались тайно, в катакомбах. За стенами Рима простирался целый город мертвых — некрополь, состоящий из многокилометровых подземных галерей-катакомб. Здесь-то и собирались римские христиане на молитвенные собрания — литургии. В катакомбах сохранилось немало изображений II–IV вв., свидетельствующих о жизни первых христиан — рисунки-граффити, живописные композиции, образы молящихся людей (орант), небольшие скульптурки, рельефы на саркофагах. Именно здесь истоки иконы — в этих символических изображениях вера христиан обретала зримый образ.

Статья опубликована при поддержке интернет – портала «English-Polyglot.com». Хотите быстро освоить английский язык не прибегая к спец курсам и самоучителям? Используя материалы сайта www.english-polyglot.com вы сможете за 16 часов стать полиглотом знающим английский язык. Посетите сайт www.english-polyglot.com и выучите английский язык.

Св. Агнесса в окружении голубей, звезд
и свитков Закона. III в. Катакомбы Памфила, Рим

На плитах захоронений и на саркофагах рядом с именами умерших встречаются очень простые рисунки: рыбка — символ Христа, кораблик — символ Церкви, якорь — знак надежды, птицы с веточкой в клюве — души, обретшие спасение, и др. На стенах можно видеть и композиции более сложные — сцены из Ветхого Завета: «Ноев Ковчег», «Сон Иакова», «Жертвоприношение Авраама», а также из Нового Завета — «Исцеление расслабленного», «Беседа Христа с самарянкой», «Крещение», «Евхаристия» и др. Часто встречается образ «Доброго пастыря» — юноши с овечкой на плечах, символизирующего Христа Спасителя. И хотя первые христиане вынуждены были скрываться в катакомбах, их искусство свидетельствует о радостном восприятии жизни, и даже смерть они встречали светло, не как трагичный уход в никуда, а как возвращение к Богу, в Отчий дом и встречу с Христом, их Учителем. В росписи катакомб нет ничего мрачного, аскетичного, манера письма свободная, легкая, сцены перемежаются орнаментами с изображениями цветов и птиц, символизирующими рай и блаженство вечной жизни.

Добрый пастырь. Катакомбы
св. Каллиста. IV в. до н.э. Рим

В 313 г. римский император Константин Великий издал Миланский эдикт о веротерпимости, отныне христиане могли исповедовать свою веру открыто. По всей империи стали возводить храмы, их украшали мозаиками, фресками, иконами. И все, что было наработано в катакомбах, пригодилось в украшении этих храмов.

Иисус из Назарета в образе императора. Ок. 494–520
Архиепископская Часовня, Равенна

Древнейшие из дошедших до нас икон были найдены в монастыре Святой Екатерины на Синае, их датируют V–VII вв. Написаны они в технике энкаустики (восковыми красками), энергично, пастозно, натуралистично, как было принято в античности. Стилистически они близки фрескам Геркуланума и Помпей и позднеримской портретной живописи. Некоторые исследователи прямо выводят икону из так называемого фаюмского портрета (первые такие портреты были найдены в оазисе Фаюм, близ Каира) – небольшие дощечки с изображением умершего человека, их клали на саркофаги при погребении. На этих портретах мы видим выразительные лица с широко раскрытыми глазами, глядящими на нас из вечности. Сходство с иконой значительно, но велико и различие, оно касается не столько изобразительных средств, сколько смысла образа. Погребальные портреты писались, чтобы удержать в памяти живых облик ушедших из жизни. Они всегда напоминают о смерти, о ее неумолимой власти над миром. Икона же, напротив, свидетельствует о жизни, о ее победе над смертью, ведь образ святого на иконе есть знак его присутствия рядом с нами. Икона есть образ Воскресения, ибо религия христиан зиждется на вере в Воскресение — победу Христа над смертью, которая, в свою очередь, есть залог всеобщего воскресения и жизни вечной, в которую первыми входят святые.

Портрет супругов.
Ок. 65 г. Помпеи
Фаюмский портрет. I в.
ГМИИ им. А.С. Пушкина, Москва

В VII–VIII вв. христианский мир столкнулся с ересью иконоборчества, которую поддержали императоры Византии, обрушившие весь репрессивный аппарат империи не только на иконы, но и на приверженцев священных изображений. Более ста лет в Византии шла борьба между иконоборцами и иконопочитателями, закончившаяся победой последних. На VII Вселенском соборе (787 г.) был провозглашен догмат об иконопочитании, а Константинопольский собор (843 г.) утвердил праздник Торжества Православия как истинного исповедания Христа, исповедания и в слове, и в образе. С этого времени во всей христианской ойкумене иконы стали почитать не только как священные изображения, но и как образ, в котором выражена вся полнота веры в Боговоплощение и Воскресение Христа. В иконописном изображении соединились слово и образ, догмат и искусство, богословие и эстетика, поэтому икону называют умозрением, или богословием в красках.

Св. Петр. V–VII вв.
Монастырь св. Екатерины, Синайский полуостров

Согласно церковному преданию, первое изображение Иисуса Христа было создано при его земной жизни, вернее, оно проявилось само собой, без всякого человеческого усилия, отчего и получило название Нерукотворного образа, по-гречески Мандилион (), в русской традиции — Нерукотворный Спас.

Происхождение Нерукотворного образа предание связывает с исцелением царя Авгаря, правителя Эдессы. Будучи неизлечимо больным, Авгарь услышал об Иисусе Христе, исцеляющем больных и воскрешающем мертвых. Он послал в Иерусалим своего слугу, чтобы пригласить Иисуса в Эдессу. Но Христос не мог оставить предназначенного ему дела. Слуга попытался нарисовать портрет Христа и не смог этого сделать из-за сияния, исходившего от его лика. Тогда Иисус попросил принести воды и чистое полотенце, умыл лицо и вытерся полотенцем, и тотчас на ткани изобразился нерукотворно его лик. Слуга доставил это изображение в Эдессу, и Авгарь, приложившись к образу, получил исцеление.

Однако до IV в. о Нерукотворном образе в христианском мире ничего не было известно. Первое упоминание о нем мы находим у Евсевия Кесарийского (ок. 260–340) в «Церковной истории», где он называет Нерукотворный образ «богоданной иконой». А история Авгаря рассказана в «Учении Аддаи». Епископ Эдессы Аддаи (541 г.) повествует также, что во время нашествия персов на Эдессу плат с запечатленным на нем ликом Христа был замурован в стене, но в один момент образ проступил на стене и так был вновь обретен. Отсюда берут происхождение два иконописных варианта Нерукотворного образа: «Спас на убрусе» (то есть на полотенце), и «Спас на чрепии» (то есть на черепице, или на кирпичной стене).

Туринская плащаница. Фрагмент

Постепенно почитание Нерукотворного образа стало широко распространяться на христианском Востоке. В 944 г. византийские императоры Константин Багрянородный и Роман Лекапин выкупили святыню у правителей Эдессы и торжественно перенесли в Константинополь. Этот образ стал палладиумом Византийской империи. В 1204 г. во время разгрома Константинополя крестоносцами Нерукотворный образ исчез. Считается, что французские рыцари вывезли его в Европу. Многие ученые отождествляют пропавший Нерукотворный образ с Туринской плащаницей. И сегодня в научных кругах споры о происхождении Туринской плащаницы не прекращаются, в церковном же предании Нерукотворный образ считается первой иконой.

Спас Нерукотворный. 1130–1190-е гг.
Государственная Третьяковская галерея, Москва

Как бы ни относиться к историчности предания о Нерукотворном образе, это изображение, прочно вошедшее в иконографию, связано с главным догматом веры христиан — тайной Боговоплощения. Всемогущий и Непостижимый Бог, которого невозможно видеть человеку (отсюда и запрет на его изображение в Ветхом Завете), являет свой лик, становясь человеком — Иисусом Христом. Апостол Павел в своих посланиях прямо называет Христа иконой Бога: «Он есть образ () Бога невидимого» (Кол. 1:15). И сам Христос в Евангелии говорит: «Видевший Меня видел Отца» (Ин. 14: 9). Запрет Ветхого Завета на изображение Бога, о чем гласит вторая заповедь Декалога (Исх. 30: 4), в Новом Завете обретает иной смысл: если Бог воплотился, принял видимый образ, значит, Его можно изображать. Правда, святые отцы всегда оговаривали, что икона изображает Иисуса Христа по человеческому естеству, а божественная его природа, оставаясь неизобразимой по сути, в изображении присутствует.

Человек согласно Священному Писанию также есть образ, или икона, Бога. В книге Бытие читаем: «…и создал Бог человека по образу () Своему» (Быт.1: 27). Апостол Павел задолго до появления иконописи писал: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!» (Гал. 4: 19). Святость в христианстве всегда воспринималась как отражение Божьей славы, как печать Бога, поэтому уже в первых веках христиане почитали тех, кто последовал за Христом, и прежде всего апостолов и мучеников. Святого можно назвать живой иконой Христа.

Первые иконы Богоматери христианская традиция приписывает евангелисту Луке. На Руси Луке приписывается около десяти икон, на Афоне — около двадцати, столько же на Западе. Наряду с Нерукотворным образом Христа почитался и Нерукотворный образ Божьей Матери. Так именуется Лиддская-Римская икона, представляющая первоначально изображение на столбе. Предание гласит, что Богоматерь обещала апостолам Петру и Иоанну, шедшим в Лидду на проповедь, что она их там встретит. Когда они явились в город, то увидели в храме изображение Богоматери, которое, по словам жителей, нерукотворно проступило на столбе. В иконоборческие времена по приказу императора это изображение пытались убрать со столба, его закрашивали, стесывали штукатурку, но оно снова проступало с неумолимой силой. Список этого образа был отослан в Рим, где также прославился чудесами. Икона получила именование Лиддской-Римской.

Церковное предание знает немало историй о чудотворных иконах, но церковь, утверждая иконопочитание, подчеркивает, что главный смысл его в почитании Иисуса Христа как истинного образа Бога. В своей глубине христианское искусство направлено на восстановление истинного образа человека в его подлинном достоинстве, как создания богоподобного. Святые отцы говорили так: «Бог стал Человеком, чтобы человек стал богом».

Входя в храм, мы видим множество самых разных образов: иконы в иконостасе и киотах, фрески на сводах и стенах, вышитые изображения на пеленах и хоругвях, каменные рельефы и металлическое литье и др. Через эти изображения невидимый духовный мир становится зримым. В Средние века церковное искусство называли «Библией для неграмотных», потому что для людей, не умеющих читать, оно служило главным источником знаний о Боге, мире и человеке. Но и сегодня, несмотря на то что все стали грамотными, икона остается кладезем мудрости.

Ветхий и Новый Завет, сотворение мира и будущая его кончина, история церкви и судьбы царств, чудесные явления и Страшный суд, подвиги мучеников и жития святых, представление о красоте и святости, о доблести и чести, об аде и рае, о прошлом и будущем — все это запечатлено в иконописном искусстве. Иконопись — древнее искусство, но оно не принадлежит только прошлому, оно живо и сегодня: иконописцы пишут священные образы, как и много веков назад. В сюжетах, казалось бы, традиционно повторяемых веками, как в зеркале вечности, мы находим новый и порой неожиданный взгляд на нас самих, нашу жизнь и наш мир, его идеалы и ценности.