Колчак полярный

Полярный Колчак. Легендарный адмирал был известен как исследователь Арктики

Интерес к личности Александра Колчака не пропадает и сегодня в немалой степени благодаря популярному художественному фильму «Адмиралъ» с Константином Хабенским в главной роли. Но жизнь адмирала далеко не ограничивалась борьбой с большевиками. О Колчаке-исследователе, учёном и моряке, многие годы широкой публике почти ничего не было известно.

Александр Васильевич Колчак на зимовке у полуострова Таймыр. 1900—1901 гг. Фото: Commons.wikimedia.org

Неведомая земля

Карьеру военного моряка Александр Колчак выбрал по семейной традиции. Учился он в Петербургской гимназии и Морском кадетском корпусе, вскоре после окончания которого 19-летним мичманом отправился в первое заграничное плавание. Следующие несколько лет служил на кораблях Тихо­океанского флота и Балтики.

Летом 1900 г. Колчак на шхуне «Заря» отправился в полярную экспедицию, которой руководил известный исследователь Арктики барон Эдуард Толль. Во время экспедиции Колчак проделал большую работу и составил карту берегов Таймыра. Барон ценил молодого помощника не только как гидрографа, обязанности которого он выполнял, но и как исследователя. С подачи Толля один из открытых островов в Карском море получил имя Колчака, а самого Колчака, набиравшего популярность в научном обществе, вскоре стали звать «Колчак-полярный».

Кстати, по недосмотру большевиков остров Колчак на карте Советского Союза просуществовал до 1937 г. Потом его переименовали в честь другого участника экспедиции — Степана Расторгуева, которому барон ранее «подарил» другой остров. Так в Карском море почти 60 лет сосуществовали два острова Расторгуева! Имя Колчака вернулось в Арк­тику лишь в 2005 г.

Организованная Академией наук полярная экспедиция определяла её точную цель — обнаружение и обследование легендарной Земли Санникова, а также других островов, расположенных за Новосибирским архипелагом. В надежде найти Землю Санникова Толль с несколькими спутниками отправился на остров Беннета и затерялся где-то во льдах. Оставшиеся на шхуне «Заря», исполняя данный ранее приказ начальника экспедиции, отправились на материк. Для спасения Толля была снаряжена другая экспедиция, которую возглавил Колчак. Отправились на 6-метровом вельботе, обеспечивающем достаточную маневренность спасателей, — эту большую лодку можно было перетаскивать на руках. Однако, дойдя до ост­рова Беннета, они обнаружили следы пропавшей группы, вещи и дневники барона Толля, но самих людей не нашли.

Участники экспедиции Толля на борту шхуны «Заря». В верхнем ряду: третий слева над Толлем — Колчак. Фото: Commons.wikimedia.org

На суше и на море

Во время Русско-японской войны Колчак служил в Порт-Артуре на кораблях, которые ставили мины. На них подо­рвались три японских транспорта и крейсер «Такосадо». За мужество он был награждён Геор­гиевским оружием, но после сдачи крепости вместе со всем гарнизоном попал в плен.

После возвращения из плена и отпуска на лечение для Колчака начинается куда более спокойная жизнь. Его прикомандировывают к Академии наук для обработки материалов полярной экспедиции. Он пишет отчёт и работает над монографией «Лёд Карского и Сибир­ского морей», которая до сих пор остаётся классиче­ским трудом по этой теме. Заслуги Колчака-исследователя высоко оценило Русское географическое общество, наградив его Большой Константиновской медалью. Этой престижной награды были удостоены всего три полярных исследователя, включая Фритьофа Нансена.

Мировую войну Колчак встретил на Балтике. Весной 1916 г. он получает чин контр-адмирала, а уже летом его производят в вице-адмиралы и назначают командующим Черно­морским флотом. Отличился он, например, операцией по минированию Босфора, но за гибель на рейде Севастополя новейшего линкора «Императрица Мария» должен был пойти под суд. Император отложил дело до окончания войны…

После Февральской революции Колчак остаётся на посту командующего Черноморским флотом. Невольно втянутый в политику, он пишет своей возлюбленной Анне Тимирёвой: «Десять дней я занимался политикой и чувствую глубокое отвращение к ней». Отказавшись от командования флотом, адмирал выехал в Петроград и был направлен с военной миссией в США.

О большевистском перевороте и сепаратном мире с Германией Колчак узнал, возвращаясь из Америки. Путь в Россию через Японию, Китай и снова Японию оказался неблизким. Во Владивосток Колчак прибывает только в конце сентября 1918 г. За тот период, когда он был верховным правителем, Колчак находил время заниматься Севером. Созданный им комитет по изучению Северного морского пути позволял решать не только текущие вопросы военного снабжения, но и широкий круг транспорт­но-хозяйственных задач всей России. Поэтому большевики не стали ничего менять в структуре этого комитета и сохранили его в прежнем виде.

Каждый вправе давать свою оценку Колчаку, однако нель­зя не согласиться с высказыванием по этому поводу известного русского писателя Валентина Распутина: «Такие личности, как Александр Колчак, при всей неоднозначно­сти их деяний достойны того, чтобы о них помнил народ».

Александр Васильевич Колчак. Биографическая справка

В 1903 году Колчак возглавил поиски Толля, не вернувшегося с острова Беннета ‑ на собаках, затем на вельботе совершил рискованный переход от бухты Тикси до острова Беннета, нашел следы пребывания и научные материалы Толля, но убедился в его гибели. После по итогам экспедиции он опубликовал ряд специальных работ, главная из которых — «Лед Карского и Сибирского морей».

С началом русско‑японской войны, несмотря на хроническую пневмонию и суставной ревматизм, ставшие следствием полярных экспедиций, Колчак добился возвращения в Морское ведомство и направления в Порт‑Артур и был назначен командовать миноносцем. Под руководством Колчака были расставлены минные заграждения при входе в Порт‑Артурскую бухту. Также Александр Колчак командовал береговой артиллерийской батареей, где был ранен во время боя.

После сдачи крепости он оказался в плену, но в апреле 1905 года вернулся через Америку в Петербург. По возвращении Колчак был награжден Георгиевским оружием, орденами Святой Анны 4‑й степени и Святого Станислава 2‑й степени с мечами.

В 1905‑1906 годах Колчак приводил в порядок материалы Русской полярной экспедиции ‑ работа была настолько содержательна, что публиковалась до конца 1920‑х годов.

В 1906 году Колчак был избран действительным членом Русского Географического общества и награжден большой золотой Константиновской медалью за «выдающийся и сопряженный с трудом и опасностью географический подвиг».

Колчак стал одним из основателей и председателем полуофициального Военно‑морского офицерского кружка в Петербурге, ставившего своей задачей воссоздание и реорганизацию русского флота на научной основе. С образованием в 1906 году Морского Генштаба Колчак стал одним из первых его сотрудников, занимался разработкой оперативно‑стратегических планов на главном, балтийском театре предполагаемых боевых действий, занимался разработками по реорганизации военно‑морского флота, выступал в Государственной Думе в качестве эксперта по военно‑морским вопросам. В 1908 году он перешел в Морскую академию.

В 1907‑1910 годах Колчак занимался подготовкой Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана, одной из задач которой было исследование Северного морского пути. В 1909‑1910 годах экспедиция, в составе которой Колчак командовал ледокольным транспортом «Вайгач», совершила переход из Балтийского моря через Индийский океан во Владивосток, а затем — по направлению к мысу Дежнева. Это плавание стало для Колчака последней экспедицией в арктические моря. С 1910 года Колчак возглавил балтийский оперативный отдел Морского Генштаба и занимался также разработкой судостроительной программы России, сочетая это с преподаванием в Морской академии.

С 1912 года Колчак находился в действующем флоте, командовал эсминцем на Балтике, а в декабре 1913 года был произведен в капитаны 1‑го ранга, назначен флаг‑капитаном оперативной части штаба командующего флотом. В период Первой мировой войны Колчак руководил минированием входа в Финский залив и Данцигской бухты, высадкой морского десанта на Рижском побережье в немецком тылу и другими военными операциями. С сентября 1915 года он командовал Минной дивизией и руководил обороной Рижского залива. В том же году Колчак был награжден орденом Святого Георгия 4‑й степени. В апреле 1916 года Колчак был произведен в контр‑адмиралы, в июне назначен командующим Черноморским флотом и одновременно произведен в вице‑адмиралы — «за отличия по службе».

После Февральской революции Колчак сам сообщил матросам о ходе событий в Петрограде. 5 марта 1917 года он приказал провести парад и молебен по случаю победы и вывел флот в море, чтобы продемонстрировать противнику боеготовность. Однако под влиянием агитации посланцев «Кронштадтской республики» и общего развития событий в стране делегатское собрание севастопольских матросов, солдат и рабочих 6 июня приняло решение обезоружить офицеров, а Колчака отстранить от должности. Колчак демонстративно выбросил свой кортик в море, заявил о своей отставке и 8 июня выехал в Петроград. В Петрограде на заседании Временного правительства Колчак выступил с речью о причинах развала армии и флота. Уже тогда он стал рассматриваться либерально‑консервативными кругами общества как возможный кандидат в диктаторы.

В августе Колчак выехал во главе российской военно‑морской миссии, с остановкой в Англии и в США, где пробыл до середины октября, делясь с американцами своим боевым опытом и знакомясь с их военно‑технической подготовкой. В ноябре прибыл в Йокогаму (Япония), где узнал о намерении большевиков заключить мир с Германией. В декабре он обратился с просьбой принять его на английскую военную службу. В начале 1918 года Колчак отправился на Месопотамский фронт, однако по дороге был возвращен из Сингапура и отправился в Пекин, где был избран в правление Китайско‑Восточной железной дороги (КВЖД). В апреле‑сентябре 1918 года он пытался сформировать объединенные вооруженные силы на КВЖД для борьбы с &»германо‑большевиками», но натолкнулся на сопротивление японцев и их ставленника атамана Георгия Семенова.

Сложив с себя обязанности члена правления КВЖД, Колчак принял решение пробраться на юг и примкнуть к Добровольческой армии. В середине октября он прибыл в Омск и 4 ноября был назначен военным и морским министром правительства Директории. 18 ноября в результате военного переворота Директория, представлявшая собой блок правых эсеров и левых кадетов, была упразднена, и власть перешла в руки Совета министров. На очередной заседании этого Совета Колчак был избран Верховным правителем России с производством в полные адмиралы.

Власть Колчака признали руководители основных формирований белых в других районах России, в том числе Антон Деникин. В руках Колчака оказался золотой запас России, он получил военно‑техническую помощь от США и стран Антанты. К весне 1919 года ему удалось создать армию общей численностью до 400 тысяч человек.

Успехи армий Колчака пришлись на март‑апрель 1919 года, когда они заняли Урал. Однако вслед за этим начались поражения. Колчак не был подготовлен к роли диктатора в условиях гражданской войны: он плохо разбирался в политических вопросах, в проблемах государственного управления и был зависим от добросовестности своих советников. В ноябре 1919 года под натиском Красной армии Колчак оставил Омск, а в декабре его поезд оказался блокированным в Нижнеудинске чехословаками.

4 января 1920 года Колчак передал власть Деникину, а командование вооруженными силами на Востоке — атаману Семенову. Колчаку союзным командованием была гарантирована безопасность, однако по требованию восставших рабочих Иркутска 15 января чехословаки передали Колчака образовавшемуся в Иркутске эсеро‑меньшевистскому Политцентру, который обязался выдать его и передать золотой запас советскому командованию.

7 февраля 1920 Колчак по приговору Ревкома был расстрелян. Остатки колчаковских войск ушли в Забайкалье.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Ледяная гвардия

Ученые, работающие на Северной Земле, предложили назвать безымянные географические объекты архипелага в честь участников экспедиции Александра Колчака 1913 года. Колчак известен прежде всего как предводитель белого движения в России. Но он был еще и одним из крупнейших полярных исследователей. Эта часть его биографии в советское время замалчивалась. «Лента.ру» рассказывает о неизвестной стороне жизни Верховного правителя России.

Александр Колчак родился 4 ноября 1874 года под Петербургом в семье офицера морской артиллерии. С военно-морским делом были связаны еще несколько родственников, и семейная традиция была продолжена — в 14 лет Александр после трех классов классической гимназии отправился учиться в Морской кадетский корпус.

Отец сумел привить мальчику интерес к тематике учебы: в гимназии он, хоть и был талантливым, не показывал особых успехов, но в кадетском корпусе все изменилось. Александр относился к учебе ответственно и быстро завоевал авторитет других учащихся. Он не только много знал, но был при этом и спокойным, серьезным и вдумчивым юношей.

После выпуска из кадетского корпуса началась морская служба. В 1895 году Колчак в качестве вахтенного офицера на броненосном крейсере 1-го ранга «Рюрик» идет в заграничное плавание через южные моря к Владивостоку. Помимо непосредственных обязанностей, он занимается самообразованием — изучает китайский язык, чтобы в подлиннике читать труды китайских философов, и находит новое профессиональное увлечение — океанографию и гидрологию Тихого океана.

Мечты о Севере

Колчак решил углубиться в науку и даже просил о своем переводе с военного корабля, но поначалу просьбу не удовлетворили. Он продолжил служить, в свободное время изучая гидрологию, строя планы о полярной экспедиции. «Еще будучи в корпусе, и во время плавания на Востоке, я интересовался океанографией и исследованиями в полярной области. Моим всегдашним желанием было снарядить экспедицию для продолжения работ в Южном Ледовитом океане, начатых нашими знаменитыми исследователями адмиралами Беллинсгаузеном и Лазаревым», — писал Колчак в автобиографии.

В те годы готовилось путешествие в Арктику на новейшем ледоколе «Ермак» под руководством вице-адмирала Степана Макарова. «Я просил взять меня с собой, но по служебным обстоятельствам он (Макаров) не мог этого сделать, и «Ермак» ушел без меня. Тогда я решил снова идти на Дальний Восток, полагая, что, может быть, мне удастся попасть в какую-нибудь экспедицию, — меня очень интересовала северная часть Тихого океана в гидрологическом отношении», — вспоминал Колчак.

По возвращении из очередного плавания в 1899 году он публикует свою первую статью — о результатах гидрологических исследований, проведенных в Желтом и Японском морях. В то же время он встречается с бароном Эдуардом Толлем, геологом, полярным исследователем, готовящим Русскую полярную экспедицию. Колчаку хотелось попасть в число ее участников, но Толль не дал ему четкого ответа. Вместо этого офицер принял решение перейти на броненосец «Петропавловск», а затем, поняв, что служба не приносит удовлетворения, отправиться на Англо-бурскую войну, чтобы применить на практике военную часть своих знаний.

Однако этот план пришлось отменить — Толль все же решил взять в экспедицию талантливого молодого офицера, заинтересовавшего его своими научными работами.

Офицер, преданный гидрологии

В 1900 году Русская полярная экспедиция на шхуне «Заря» идет по Балтийскому, Северному и Норвежскому морям к берегам Таймырского полуострова. Участники планируют исследовать части Северного Ледовитого океана к северу от Новосибирских островов, а также найти таинственную Землю Санникова. Колчак руководит гидрологическими работами и выполняет обязанности второго магнитолога. Он серьезно готовился — слушал курсы в Геофизической и Павловской магнитной обсерваториях под Петербургом, ездил в Норвегию, чтобы учиться у знаменитости — Фритьофа Нансена.

Экспедиция пробудет в Арктике около двух лет. Это было сложное и рискованное предприятие. «Заря» на пути к Таймыру порой с трудом пробиралась во льдах. Во время одного из переходов четверо исследователей ночевали в палатках в тридцатиградусный мороз. Когда не хватало ездовых собак, ученые впрягались в сани сами. Велась работа по изучению местности: Колчак, в частности, занимался измерением глубины, взятием проб воды, наблюдениями за состоянием льдов, маршрутной съемкой. Во время одного из выездов он открыл новый остров и назвал его именем Петра Стрижева — каюра, участника экспедиции.

Остров в Таймырском заливе, открытый Русской полярной экспедицией в 1901 году, получит имя Колчака — с такой инициативой выступит барон Толль, очень довольный работой своего молодого помощника и коллеги. В донесении Академии наук барон отмечал, что лейтенант-исследователь «не только лучший офицер, но он также любовно предан своей гидрологии».
Когда запасы продовольствия стали подходить к концу, Толль решил отправить нескольких участников, в том числе Колчака, в Петербург с полученными образцами, а сам с небольшой группой направился к острову Беннета — барон не оставлял мечту найти Землю Санникова. Предполагалось, что за ним вернутся позже.

Благодаря собранным Колчаком данным в скором времени была составлена карта берегов Таймыра. Но материалов было столько, что изучать их предстояло еще долго.

Неудавшееся спасение

Колчак благополучно прибыл в столицу, сделал доклад, а затем предложил Академии наук организовать операцию по спасению барона Толля, от которого давно не было вестей. План спасательной экспедиции Колчак разработал сам, прекрасно понимая все риски.

«Предприятие это было такого же порядка, как и предприятие Толля, но другого выхода не было, по моему убеждению, — писал он в автобиографии. — Когда я предложил этот план, мои спутники отнеслись к нему чрезвычайно скептически и говорили, что это какое-то безумие, как и шаг барона Толля. Но когда я предложил самому взяться за выполнение этого предприятия, то Академия наук дала мне средства и согласилась предоставить мне возможность выполнить этот план так, как я нахожу нужным».

Спасательной группе предстояло проделать путь сначала на шлюпках, затем, по льду, на санях — продвижение шло медленно и сложно. Колчак, руководя экспедицией и на равных со всеми обеспечивая ее быт, успевал вести астрономические наблюдения, описывал географические объекты, начал готовить «Полярную записку» — работу о подготовке и ходе Русской полярной экспедиции.

В итоге группу Толля найти так и не удалось — только их следы и вещи, но результат у спасательной экспедиции был, и в первую очередь научный. Второе достижение — группе Колчака удалось вернуться домой без потерь. На острове Беннета после исследования его Колчаком появились мыс Софии — в честь невесты Софьи Омировой, гора Толля, а также другие новые географические названия.

Между войной и наукой

Карьера Колчака-полярника ненадолго прервалась в 1904 году: узнав о начале Русско-японской войны, он попросил о переводе из Академии наук в Морское ведомство и собрался в Порт-Артур. Во время военных действий Колчак был отмечен несколькими наградами «за храбрость», но попал в госпиталь — получил ранение. К тому же у него проявился суставный ревматизм — «наследство» полярных зимовок. После лечения опять возобновилась научная деятельность: Колчак начал обработку материалов, собранных во время полярных экспедиций. Данных было столько, что их в течение следующих пяти лет изучала специально созданная комиссия Академии наук.

В это же время Колчак пишет, а в 1909 году публикует свой самый фундаментальный труд — монографию «Лед Карского и Сибирского морей». Это исследование, написанное на основе наблюдений, проведенных на «Заре», стало классикой, а сам Колчак — основоположником учения о морских льдах и их движении. Он выдвинул гипотезу о глобальном перемещении льдов в Северном Ледовитом океане, и через полвека она подтвердилась на практике.

Наука и военно-морское дело были двумя призваниями Колчака. Он преуспевал и в том, и в другом — нарабатывал авторитет как ученый и выступал как военный эксперт в Госдуме, предлагая свои варианты возрождения и развития русского флота. Однако отказаться от участия в Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана (ГЭСЛО) Колчак не смог: он с первых полярных плаваний думал об открытии Северного морского пути, а эта экспедиция ставила целью как раз исследование возможности прохода из Атлантического океана в Тихий океан.

Основным руководителем ГЭСЛО был гидрограф, геодезист, арктический исследователь Борис Вилькицкий. Колчак также стал одним из руководителей, а кроме этого, он отвечал за подготовку экспедиции и уделил большое внимание кораблям, на которых предстояло отправиться в Арктику. Здесь пригодился весь накопленный прежде опыт: Колчак знал недостатки существовавших судов и предложил усовершенствовать ледоколы. Новая конструкция предполагала раздавливание льда, для чего использовался вес самих кораблей, к тому же стальных, а не деревянных. Вскоре именно эта идея ляжет в основу строительства нового российского ледокольного флота — но имя ее автора в советское время упоминаться не будет.

Гидрографическая экспедиция Северного Ледовитого океана вышла из Петербурга осенью 1909 года на двух построенных под непосредственным контролем Александра Колчака судах — «Таймыре» и «Вайгаче». Во время первого этапа полярникам ставились задачи по исследованию района Берингова пролива, а основные наблюдения проводились на мысе Дежнева. Выполнив их, экспедиция вернулась во Владивосток. После зимовки планировалось продолжение работ, но Колчака вызвали на службу в Морской генштаб. С одной стороны, это было разочарование — в подготовку ГЭСЛО полярник вложил немало сил. С другой — программа развития российского флота, которую продвигал Колчак, получила поддержку на высшем уровне, и перед ним как военным открывались новые горизонты работы.

Колчак вернулся в Петербург, а участники экспедиции на «Таймыре» и «Вайгаче» продолжили изучение северных территорий и в 1913 году открыли архипелаг «Земля Императора Николая II» (сейчас — Северная Земля). С тех пор открытий подобного масштаба в мире не было.

Имя на карте истории

Дальнейшая жизнь Колчака будет далека от исследований арктических земель. Почти через 10 лет, в 1919 году, он уже в статусе Верховного правителя России, понимая значимость Арктики для развития страны, создаст специальный Комитет Северного морского пути. По некоторым данным, Колчаку также принадлежит идея создания Сибирского геологического комитета — организации, которая отправит на Таймыр экспедицию Николая Урванцева, во время которой будут открыты Норильские медно-никелевые месторождения. Хотя, как рассказывала «Лента.ру», ясности с этой экспедицией мало — имел к ней отношение Колчак или нет, сейчас понять сложно.

В советское время имя Колчака практически исчезло из истории военно-морского дела, арктических исследований, с карт. В 1939 году остров Колчака, открытый экспедицией Толля, был переименован в остров Расторгуева, и первоначальное название вернулось только в 2005-м. Постепенно открываются и истинные исторические факты о личности Александра Колчака — не только белого адмирала, но и талантливого полярного исследователя.