Круговая порука

САЙТ СИНОНИМОВ

  • Волегъ 22.10.2018, 01:01 Кругова́я пору́ка — групповая солидарная ответственность. Заключается в том, что вся группа людей отвечает по нарушенным обязательствам.
    Согласно Юридическому словарю, под круговой порукой следует понимать ответственность всех членов общины (иного коллектива) за действия или выполнение обязанности каждым из её членов.
    Согласно энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона под круговой порукой, в гражданско-правовом смысле, следует понимать вид корреального обязательства в его римской форме.
    В обиходе этот термин означает согласие членов группы с действиями любого из своих членов, а также его поддержка, пассивная или активная. Часто употребляется с негативным оттенком.
    Принципы
    Здесь каждый за всех и все за одного, участники круговой поруки связаны и во всех последствиях долга. Освободительные акты, не имеющие значения способов материального удовлетворения кредитора, если они допущены по отношению к одному должнику, действуют в случае круговой поруки для всех её участников. Таким образом, цель круговой поруки состоит в том, чтобы поставить перед кредитором, вместо отдельных лиц, целую общину, как таковую.
    В России до начала XX века этот термин применялся к ответственности сельской общины за подати и недоимки своих членов. Подчёркивалось, что участниками круговой поруки могут быть не члены любого союза, а лишь члены определенной территориальной единицы. Для обозначения совместной ответственности членов других союзов (товариществ) применялся термин корреальная или солидарная ответственность.
    В то же время, круговую поруку нельзя путать с простым поручительством и применять к ней правило о постепенности взыскания (beneficium excussionis). Цель круговой поруки, как и всякого солидарного обязательства — гарантировать своевременное и немедленное исполнение обязательства.
    История
    Россия
    Одно из первых упоминаний о круговой поруке встречается в «Русской правде». Круговая порука использовалась, в частности, в случае, если на определенной территории (верви) было совершено преступление, и преступник остался неизвестным, наказание в виде выплаты пеней (вира) налагалось на всю общину. Некоторые учёные видят намек на существование этого института ещё в договоре Олега с греками.
    В XV—XVI веках на жителей губных округов налагалась обязанность предупреждения и искоренения преступлений, за неисполнение этой обязанностей они несли денежную и уголовную ответственность.
    В Московском государстве круговая порука также использовалась при недоборе таможенного и кабацкого доходов (недобор мог быть взыскан с посада, который избрал в целовальники виновника недобора). Кроме того, убытки, причиненные казне подрядчиком, взыскивались иногда с того посада, к которому он принадлежал, а набирая из вольных людей отряды стрельцов, правительство возлагало на них ответственность по круговой поруке за надлежащее исполнение каждым его обязанностей и за материальный ущерб казне в случае бегства со службы.
    Со временем использование государством института круговой поруки сохранилось лишь в области фиска: жители определенной территориальной единицы искони обязаны были уплачивать определенную сумму податей. Раскладка податей, которые должны были уплачивать жители конкретной территориальной единицы, между домохозяйствами производилась самими жителями, а собирание податей возложено было на выбранных плательщиками лиц. Отсюда некоторые учёные делают вывод, что ответственность за безнедоимочное поступление податей лежала на обществе плательщиков. Несомненно, во всяком случае, что ответственность перед правительством за недоимку несли сборщики податей, воеводы и другие лица, в ведении которых состояли крестьяне данного разряда. Под страхом этой ответственности (имущественной и личной), они могли, при взыскании недоимок, применять, в большей или меньшей мере, начало ответственности одних плательщиков за других, даже в том случае, когда круговая порука не была санкционирована законом.
    В XVIII веке всё больше развивая бюрократические порядки и отказываясь от применения начала круговой поруки в различных отраслях государственного дела, утратило, по-видимому, всякое понятие о круговой ответственности плательщиков податей, как одном из принципов организации податного дела в прежние времена. Ввиду этого, будучи вынуждено в конце концов обратиться к круговой поруке, как к средству обеспечения исправного поступления податей, правительство ввело её не сразу, а применяло сначала как меру крайнюю и давало этому применению различную мотивировку. Так, в 1739 году царским указом повелевалось недоимку по сбору податей с купечества и государственных крестьян разложить членам этих сословий между собой, а недоимку с крестьян дворцовых, заводских, монастырских в первую очередь пополнить из имущества вотчинных управителей и приказчиков и только в случае их неспособности оплатить недостачу, взимать недоимки с самих крестьян.
    А. Корзухин. Сбор недоимок (1868)
    А. Красносельский. Сбор недоимок (1869)
    В. Пукирев. Сбор недоимок (1870)
    К. Трутовский. Сбор недоимок на селе (1886)
    С учреждением в 1797 году департамента уделов и образованием разряда удельных крестьян было решено, что в случае накопления недоимки по причине лености и нерадения поселян, виновные предаются суду, а недоимка взыскивается с всей сельской общины, в наказание за то, что «видя сотоварища своего в леность и нерадение впавшего, к трудам и исправлению своего долга не старалось его обратить».
    В качестве всеобщего правила обязанность общества отвечать за исправный взнос податей была закреплена Манифестом 16 мая 1811 года, дополненным указом 1828 года, но при этом не было указано определенных мер взыскания, подлежащих применению к целому селению. В то же время, в манифесте 1811 года для предотвращения недоимок волостным головам, выборным и старостам было дано право использовать злостных неплательщиков в работах в поселении или отсылать их в работный дом до уплаты долга, из которого их отпускали для сельских работ с апреля по ноябрь. Подобные меры могли быть приняты и к нерадивым старостам и выборным.
    С новым разделением в 1833 году селений казенных крестьян на общества, было подтверждено и обязательство последних отвечать за исправный взнос податей, с добавлением, что если недоимка общества возрастет до годового оклада, то ответственность переносится на всю волость. Таким образом правительство ясно показало, что не считает круговую поруку состоящей в связи с поземельными отношениями членов общества. Хотя с учреждением министерства государственных имуществ ответственность волости за недоимку сельских обществ была уничтожена, тем не менее круговая порука не была приведена в связь с поземельным владением. Лишь в 1869 году круговая ответственность по сбору казенных податей, при общинном владении землей, была ограничена пределами поземельной единицы.
    После крестьянской реформы 1861 года взимание с крестьян податей, а также казенных, земских и мирских сборов было возложено на выборных сельских старост и сборщиков, состоявших под наблюдением волостного старшины. Они не имели права прибегать по отношению к неплательщикам к каким-либо понудительным мерам взыскания, за исключением кратковременного ареста и небольшого штрафа. Большими полномочиями были наделены сами сельские общества. В частности, согласно законодательству они имели право по отношению к неплательщикам прибегать к более серьёзным мерам: продажа принадлежащего недоимщику недвижимого имущества с целью погашения недоимки, отдача недоимщика или кого-либо из членов его семьи в посторонние заработки, с изъятием заработанных денег в общинную кассу, определение к недоимщику опекуна или назначение вместо неисправного хозяина старшим в доме другого члена той же семьи. В крайних случаях сельское общество с целью воздействия на недоимщика имело право прибегать к более строгим мерам: продажа принадлежащего недоимщику лично недвижимого имущества (за исключением выкупленной усадьбы), продажа той части движимого имущества и строений недоимщика, которая не составляет необходимости в его хозяйстве, изъятие у недоимщика всего или части отведенного ему земельного надела. Если же, несмотря на все принятые меры, крестьянин не мог к 1 октябрю года расплатиться по своим долгам, то долг делился сельским сходом на других крестьян общества, которые должны были погасить его к 15 января следующего года. Если же сельское общество не справлялось с выплатой долга. то оно принуждалось к уплате недоимок через местную полицию, а в случае безуспешности и этих мер понуждения, недоимка гасилась полицией посредством продажи крестьянского движимого имущества.
    На практике же порядок взыскания податей и применение круговой поруки протекало несколько иначе. Так, меры понуждения к неплательщикам, которые согласно закону, имело право применять лишь сельская община, как правило, особенно в местностях, где преобладало подворное владение землей, применялись сельским и волостным начальством и даже полицией. Когда же к ним под сильным давлением со стороны полиции прибегало общество, то в большинстве случаев оно ограничивалось мерами, указанными в законе как крайние: продажа движимого имущества недоимщика или временное отобрание у него надела, для сдачи в аренду на погашение недоимки, минуя более лёгкие меры, как неприложимые в крестьянском быту. Очень редко применялась разделение долга отдельных крестьян между всеми членами общества. Если эта мера и применялась, то спорадически, по требованию полиции. В этих случаях доля платежа, выпадавшая на зажиточных крестьян, доходила иногда до 100 рублей и больше.
    В конце XIX века каждое сельское общество, как при общинном, так и при участковом или подворном (наследственном) пользовании землей, отвечало круговой порукой за каждого из своих членов в исправном отбывании казенных, земских и мирских повинностей. Сельским обществам, находящимся в пределах одной волости, предоставлялась возможность по общей договоренности объединяться между собой для облегчения кругового ручательства. Крестьяне, имеющие все угодья своего надела в отдельном владении, не могли быть привлечены к круговой ответственности в отбывании государственных податей и повинностей за других крестьян, даже проживавших в том же обществе или селении, но не участвующих в означенном владении. Если в селении или части селения, имеющих отдельное владение землей и получающих на этом основании отдельный окладной лист, числилось менее 40 ревизских душ, состоящих в окладе, то подати и повинности взыскивались с крестьян без круговой поруки. Возлагая на общества ответственность за исправное отбывание их членами податей и повинностей, правительство не указывало средств, к каким могли бы прибегать сельские сходы для понуждения отдельных плательщиков ко взносу сборов.
    Применение круговой поруки при взимании государственных и земских сборов с надельных земель сельских обществ было существенно ограничено в 46 губерниях европейской России в 1899 году. В 1900 году была отменена круговая порука при взимании продовольственных сборов. В 1903 году круговая порука была полностью отменена в тех губерниях, где было введено положение 1899 года, с одновременным освобождением сельских обществ от кругового ручательства по взносу мирских сборов и платы за пользование в заведениях общественного призрения неимущих членов этих обществ.
  • Владимир 16.01.2014, 09:13 Круговая порука есть и будет. Страхи очень сильны в человеке, независимо от того настоящие они или придуманные им самим. В начале в круговой поруке было рациональное зерно. К сожалению, любое хорошее начинание может не очень хорошо закончится. Так и с данным выражением.

«На миру». Картина Сергея Коровина (1893 год)

Община как форма самоуправления крестьян, живущих в одном селе, существовала в России с древних времён. Сами крестьяне называли такие объединения «обществом» или «миром», в Малороссии — «громадой». Эти неформальные объединения занимались управлением общими (мировыми) землями, распределением и перераспределением наделов между отдельными хозяйствами.

В рамках общины существовали две основные формы землевладения — общинное и подворное. Наиболее распространённым было общинное владение, при котором вся земля находилась в собственности самой общины. В 1905 году в европейской части России такое владение распространялось на 109,5 млн гектаров, с которых кормилось 9,2 млн крестьянских дворов. При подворном землевладении каждое крестьянское хозяйство получало выделенный участок раз и навсегда. Таких хозяйств было 2,8 млн, в их владении находилось 26 млн гектаров.

При общинном землевладении крестьяне на сходе периодически проводили передел (перераспределение) общей земли между хозяйствами, принимая в расчёт размер семей, их способность обрабатывать эту землю и уплачивать подати. Для каждого участка устанавливался размер тягла, то есть той доли денежных сборов, которую надлежало вносить в общую кассу общины. Учитывалось появление новых семей и исчезновение старых. Иногда сход мог ограничиться накидками и скидками — увеличить надел одного хозяйства за счёт уменьшения другого, не касаясь прочих земель. Как правило, земля отрезалась у вдов и стариков, уже не способных её обрабатывать, и передавалась крепким, увеличившимся семьям.

Для государства важной функцией общины был сбор налогов, основанный на принципе круговой поруки: члены общины как бы ручались друг за друга и несли коллективную ответственность за полное и своевременное поступление всех податей. Казна требовала уплаты налогов в целом с общины, а её члены сами решали, сколько должно выплатить то или иное хозяйство. Если какая-то семья оказывалась не состоянии заплатить сполна, недостачу должны были покрыть другие члены общины.

«Сбор недоимок». Картина Алексея Корзухина (1868 год)

Первые упоминания принципа круговой поруки в России встречаются в «Русской Правде». Он применялся при выплате штрафа жителями определённой местности, если там совершалось уголовное преступление — например, убийство. Со временем сферу применения круговой поруки ограничили сбором налогов. Так, в Московском государстве ответственность перед властями за недоимку несли сборщики податей или, например, воеводы, в ведении которых находились земли, где проживали неплательщики. Под страхом этой ответственности они могли при взыскании недоимок применять принципы круговой поруки к сёлам, где жили должники, хотя это ещё и не было подкреплено законом.

С конца XVIII века началось законодательное оформление ответственности крестьянской общины за долги своих членов. В 1797 году было принято правило, согласно которому недоимка, накопленная по долгам отдельного хозяйства, взыскивалась со всего общества в наказание за то, что «видя сотоварища своего в леность и нерадение впавшего, к трудам и исправлению своего долга не старалось его обратить».

К середине XIX века участие общины в сборе налогов оформилось окончательно. Специальные казённые палаты исчисляли общую сумму сборов (окладной лист) со всей общины с указанием разновидностей платежей (казённых, земских, мирских и т. д.). Они не занимались учётом изменений в численном составе общины и экономическом положении её членов, а также распределением платежей между крестьянскими хозяйствами. Это было функцией самой общины.

Раскладочный приговор (распределение сборов по крестьянским дворам) утверждался в начале года на сельском сходе при принятии решения о переделе земли, скидках и накидках. Развёрстка податей между домохозяйствами проводилась с учётом тягловой повинности, которая зависела от размера и качества земли на обрабатываемом наделе. Платежи уменьшали для погорельцев, семей, потерявших кормильца, дворов, переживших падёж скота. Таким образом, снижая размер повинностей или снимая их вовсе, община спасала ослабевшие хозяйства от разорения, давая им возможность восстановиться. Недоплаченные такими дворами суммы перераспределялись между остальными. В этих случаях доля платежа, приходившаяся на зажиточных домохозяев, превышала иногда 100 рублей.

Принцип круговой поруки в общине был выгоден государству и повышал собираемость налогов. С неисправного плательщика всё равно почти нечего было взять. Земельный надел принадлежал общине в целом и не мог быть изъят по долгам отдельного крестьянина. По закону, нельзя было забрать у крестьянской семьи её дом и имущество сельскохозяйственного назначения: единственную корову, производственный инвентарь, семена. Остальное же имущество обычно стоило не много.

Однако, по свидетельству современников, члены общины всячески старались избежать уплаты недоимки за другого, заставляя опустившегося домохозяина «продать последнюю рубаху». В законе от 16 мая 1811 года говорилось, что для предупреждения недоимок можно было по решению общины направлять упорных неплателыциков на работу в самом селении или отсылать в работный дом до уплаты недоимки. Более обширные полномочия в этой области были даны общине в «Положении о взимании денежных сборов», принятом 28 ноября 1833 года. Сход мог применить к неплательщикам следующие меры: 1) обратить доход с принадлежащего недоимщику недвижимого имущества на возмещение недоимки; 2) отправить недоимщика или кого-либо из членов его семейства работать на стороне — с обращением заработанных денег в общинную кассу; 3) вместо неисправного хозяина назначить старшим в доме другого члена той же семьи или опекуна; 4) продать принадлежащее недоимщику личное недвижимое имущество, за исключением выкупленной усадьбы; 5) продать ту часть движимого имущества и строений недоимщика, которая не является необходимой в его хозяйстве; 6) отобрать у недоимщика весь отведённый надел или его часть. К последним трём мерам община прибегала только в крайних случаях.

Иногда община следила за хозяйственной деятельностью своих ненадёжных членов, не допуская их до разорительных поступков и даже распоряжаясь их денежными средствами. Сход мог избирать особых лиц, чтобы оказывать нравственное влияние на крестьян, понуждения их к своевременной уплате податей. Крестьянин села Млечи Трубчевского уезда Орловской губернии Николай Иванович Сеченов жаловался в Сенат на решение мира, который отобрал его надел. Проверка показала, что Сеченов имел за 17 лет недоимку в размере 51 рубля, которую погасила община. Поэтому 20 января 1885 года сход постановил забрать наделы у Сеченова и передать их Тимофею Соловьёву, исправному и благонадёжному плательщику. По результатам дознания волостной старшина сообщал: «Николай Сеченов ничего не платил, хозяйства никакого не имеет, вообще, человек неблагонадёжный, сидел в тюрьме за воровство, был наказан волостным судом за неуплату податей розгами, а землю домогается, чтобы продать её другим».

После 1903 года даже такие случаи стали редкостью, поскольку круговая порука была отменена в 46 губерниях европейской части России, а в 1905 году — повсеместно. Обложение крестьян налогами стало индивидуальным и производилось уже без участия общин.

Выводы (исторический и финансовый)

Традиционная задача общины — управление общими землями. В глазах государства основной функцией общины были сбор и уплата налогов в казну

Крестьянское хозяйство, которое было способно уплачивать налоги, но уклонялось от этой обязанности, сурово наказывалось. Хозяйство, которое своевременно уплачивало налоги, поощрялось

Круговая порука иногда спасала крестьянское хозяйство от разорения, а иногда приводила к изгнанию крестьян из общины

КРУГОВА́Я ПОРУ́КА

КРУГОВА́Я ПОРУ́КА, со­ли­дар­ная от­вет­ствен­ность груп­пы за дей­ст­вия ка­ж­до­го из её чле­нов, це­лью ко­то­рой яв­ля­ет­ся свое­вре­мен­ное ис­пол­не­ние их обя­за­тельств. Прак­ти­ка К. п. в об­щи­не су­ще­ст­во­ва­ла со вре­мён пер­во­быт­но-об­щин­но­го строя, яв­ля­ясь од­ной из ос­нов ро­до-п­ле­мен­ных от­но­ше­ний и важ­ней­шей нор­мой обыч­но­го пра­ва. Как пра­ви­ло, К. п. за­клю­ча­лась в со­ли­дар­ной иму­ществ. от­вет­ст­вен­но­сти по дол­гам (уп­ла­та на­ло­гов и пр.), а в ран­нем Сред­не­ве­ко­вье так­же в от­вет­ст­вен­но­сти об­щи­ны за пре­сту­п­ле­ние, со­вер­шён­ное од­ним из чле­нов груп­пы или на её тер­ри­то­рии. На­ли­чие К. п. за­фик­си­ро­ва­но в Рус­ской прав­де: она при­ме­ня­лась при взи­ма­нии штра­фа (ви­ры) за пре­сту­п­ле­ние, со­вер­шён­ное на тер­ри­то­рии об­щи­ны (вер­ви). В Рос­сии позд­нее К. п. ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­лась гл. обр. в фис­каль­ной сфе­ре при взи­ма­нии раз­лич­ных ка­зён­ных по­да­тей и сбо­ров, пла­те­жей по не­до­им­кам и др.: их рас­клад­ка пе­ре­да­ва­лась на ус­мот­ре­ние са­мих чле­нов об­щи­ны под кол­лек­тив­ную от­вет­ст­вен­ность (с этой же це­лью сбор пла­те­жей воз­ла­гал­ся на из­бран­ных са­ми­ми пла­тель­щи­ка­ми лиц).

Ещё традиции крестьянства , и
Круговая порука: духовный смысл и тайные обряды
Круговая порука: взгляд изнутри / Александр Пыжиков / Тайны нашей старины / Неизвестная история / День ТВ / май, 2018
Известный историк, доктор исторических наук, специалист по истории России XX века Александр Пыжиков меняет взгляд на историю России как историю узкой правящей прослойки — аристократии, дворянства, царских фамилий — и продолжает цикл передач «Тайны русской старины», посвящённый истории русского крестьянства, малоизвестным сторонам народной жизни и быта, существовавших обрядах и глубинных верованиях.© Ещё с Пыжиковым, в т.ч. ещё Тайны нашей старины

___
Почему возникло и долго существовало такое явление как «круговая порука». Отчего это понятие носит негативный оттенок. В чем состоял духовный смысл круговой поруки и каково его значение для крестьянской общины. Почему в мировоззрении народа бессмертие души не могло быть достигнуто на индивидуальном начале, только на коллективном. Какие важные бытовые обряды составляли теневую сторону круговой поруки. Сакральный смысл работы в общине и его роль в лечении болезней.
Александр Пыжиков. Тайны нашей старины. Круговая порука: духовный смысл и тайные обряды
© День ТВ, 14 мая 2018

Скованные одной цепью

(В. Бутусов — И. Кормильцев)

Em C H круговая порука мажет как копоть Em C H я беру чью-то руку а чувствую локоть Em C H я ищу глаза а чувствую взгляд Em C H там где выше голов находится зад Em C H за красным восходом — розовый закат Em C7 скованные одной цепью Em C7 связанные одной целью Em C7 скованные одной цепью

Em C7
связанные одной…
здесь суставы вялы а пространства огромны
здесь составы смяли чтобы сделать колонны
одни слова для кухонь другие для улиц
здесь сброшены орлы ради бройлерных куриц
и я держу равнение даже целуясь
на скованных одной цепью
связанных одной целью
скованных одной цепью
связанных одной целью…
можно верить и в отсутствие веры
можно делать и отсутствие дела
нищие молятся молятся на
то что их нищета гарантирована
здесь можно играть про себя на трубе
но как не играй все играешь отбой
и если есть те кто приходит к тебе
найдутся и те кто придет за тобой
также скованные одной цепью
связанные одной целью
скованные одной цепью
связанные одной…
здесь женщины ищут но находят лишь старость
здесь мерилом работы считают усталость
здесь нет негодяев в кабинетах из кожи
здесь первые на последних похожи
и не меньше последних устали быть может
быть скованными одной цепью
связанными одной целью
скованными одной цепью
связанными одной целью…
скованные одной цепью
связанные одной цепью
скованные одной цепью
связанные одной цепью
скованные…

Всего лишь быть