Кто в семье паустовских был младшим ребенком?

У Марии Григорьевны Паустовской (Высочанской) и Георгия Максимовича Паустовского, родителей будущего писателя, было четверо детей. Кто в семье Паустовских был младшим ребенком?

Борис;

Галина;

Константин;

Вадим.

Какая птица помогает героине в сказке К.Г. Паустовского «Квакша»?

Ворона;

Воробей;

Ласточка;

Соловей.

Какое желание загадала девочка Варюша, главная героиня сказки К.Г. Паустовского «Стальное колечко», с помощью подаренного ей волшебного колечка?

Повидать белый свет со всеми его чудесами;

Чтобы случилась большущая радость;

Выздоровление деда Кузьмы;

Чтобы побыстрее наступила весна.

В какое время года разворачиваются события, описанные К.Г. Паустовским в рассказе «Барсучий нос»?

Летом;

Осенью;

Весной;

Зимой.

Как называется советский мультфильм, снятый по произведениям К.Г. Паустовского в необычной живописной технике, который был номинирован на премию «Ника» за лучший анимационный мультфильм в 1989 году?

«Растрепанный воробей»;

«Жильцы старого дома»;

«Стальное колечко»;

«Квакша».

«Дом – это не стены. Это люди и отношения». Интервью с семьей Качура о воспитании детей, совместных делах и пирогах

8:01 12 Октября 2019

На областном этапе конкурса семья Качура поразила жури своей сплоченностью, креативностью.

Любовь, взаимопонимание, уважение, позитивный взгляд на мир, общие дела и хобби – все это объединяет семью Качура из Лиды, которая представит Гродненщину в финале республиканского конкурса «Семья года».

Счастливый случай

В доме вкусно пахнет выпечкой. Мама Люда постаралась. Потрясающие шоколадные кексы радуют глаз и дразнят аппетит. Вокруг собралась вся семья: Людмила, Андрей и трое их ребятишек – десятилетняя Валерия, семилетний Максим и трехлетний Никита.

– Мы очень любим принимать и угощать гостей, — улыбается хозяйка дома.

Непринужденно щебечут дети, за чашкой чая завязывается разговор, и мы возвращаемся в прошлое, вспоминаем, с чего все началось…

– С мужем мы познакомились на свадьбе моей сестры. Были свидетелями жениха и невесты, – рассказывает Людмила. – Понравились друг другу сразу, и почти не расставались. Через полгода Андрей сделал мне предложение, а еще через полгода сыграли свадьбу. Через год появилась Лерочка.

–Когда впервые взяла на руки новорожденную дочь с огромными глазами и длиннющими ресницами, – сразу ощутила, какое это счастье – быть мамой, — откровенничает Людмила. – Средний сын Максим был желанным: папа очень хотел сына. А вот младшенький Никита был приятным сюрпризом для всех.

О том, что станут многодетной семьей, — даже не предполагали… Жили с родителями, потом переехали в общежитие Лидского молочно-консервного комбината.

Многогранный детский мир

Дети в семье Качура талантливые и пытливые. Лера учится в пятом кассе СШ №8, серьезно занимается плаванием и танцами. Красавица, умница, вдумчивая и серьезная, любознательная и творческая, главная мамина помощница. У Максима – совсем другой характер, он – огонь: энергичный, подвижный, шустрый. Увлекается спортом, занимается в ДЮСШ, играет в футбол. Малыш Никита – любимец семьи, похожий на солнышко, пока во всем копирует брата и сестру и требует повышенного внимания к себе.

Родители говорят, что характеры у всех детей разные и стараются развивать лучшие черты и индивидуальность каждого. Ограничивают в гаджетах, но балуют в другом: запоминающиеся семейные праздники, поездки в аквапарк или детский центр, кинотеатр, велосипедные прогулки, фотосессия. Дети послушны, авторитет родителей для них безоговорочный.

– Любое событие в жизни ребенка – важно для всей семьи, – уверен Андрей. – Потому мы всегда вместе: болеем на соревнованиях, посещаем утренники и выступления детей, участвуем в конкурсах. Наш дебют, кстати, состоялся на школьном конкурсе «Супермама — 2018» в средней школе №9, где училась дочь. Мы решили всей семьей поддержать Люду, там нас и заметили…

Тепло очага

Семья Качура пока живет в общежитии Лидского молочно-консервного комбината.

–Дом – это не стены, – уверены супруги. – Дом – это люди, отношения…

В их доме всегда тепло и радостно. За любое дело берутся вместе. Не делят обязанности на мужские и женские. Папа готовит пиццу, мясо, а мама балует домочадцев потрясающей выпечкой, сладким. При этом дети всегда помогают родителям, участвуют в процессе приготовления. Потом вместе накрывают на стол и обсуждают новости.

Глава семейства работает на Лидском молочно-консервном комбинате аппаратчиком, портрет его висит на доске почета, Людмила работает в медицинском центре «Экватор» медрегистратором. Говорит, с появлением детей у нее открылись творческие способности: рисует, лепит, создает цветочные композиции.

Дорожить корнями

На областном этапе конкурса семья Качура поразила жури своей сплоченностью, креативностью.

– Наша фамилия Качура означает горсть хлеба и овса, — рассказывают Людмила и Андрей. – Мы сыплем зерно в жернова и вымешиваем семейный каравай. В него вкладываем наши семейные традиции: гостеприимство, любовь к земле, уважение к предкам. В итоге получается большой красивый каравай…

Они поддерживают прекрасные отношения со своими родителями, внуки обожают бабушек и дедушку. Мама и папа Андрея, чей семейный стаж 44 года, принимали участие в областном этапе конкурса «Семья года» и собираются поддержать детей в финале республиканского.

В Минске семья Качура надеется достойно представить себя, свои традиции и свой социальный проект. Они много репетировали, изучали историю рода, встречались с блокадниками, детьми войны, проводили акции, шли в бессмертном полку с портретами дедов, а накануне 9 Мая в Лиде инициировали акцию «Семьи Лидчины за мир».

– Конкурс стал событием для нашей семьи и очень нас сплотил, – вспоминают супруги. – На многие факты и вещи мы посмотрели другими глазами, поняли, как много людей нас поддерживают, верят в нас и мы благодарны всем за поддержку.

Бороться за семью и заступаться за своих

– А ссоры у вас случаются? – интересуюсь.

– Конечно, – говорят супруги. – Но мы счастливы вместе. С годами научились расставлять приоритеты, уступать, прощать и бороться за свои чувства. Потому подолгу разговариваем, доверяем друг другу, решения принимаем только совместные. И детей своих учим заступаться друг за друга, в любой ситуации подставлять плечо. Мы же команда!

Говоря о трудностях, невзначай бросают: «Трудности – это когда болеют дети, а все остальное – мелочи жизни». Они надеются, что их наследники вырастут достойными добрыми людьми, и понесут по жизни то лучшее, что впитали в своей семье.

Алла БИБИКОВА
Фото: автора и из архива семьи Качура

Дмитрий Емец

Бунт пупсиков

© Емец Д., 2015

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2015

* * *

Светлой памяти моего папы

Александра Ивановича

Глава первая

Все начинается

Двое детей – это уже много, а трое – это еще мало.

Общеизвестный факт

В городе Москве в двухкомнатной квартире жила-была семья Гавриловых. Семья состояла из папы, мамы и семерых детей.

Папу звали Николай. Он писал фантастику и боялся даже ненадолго отойти от компьютера, чтобы мелкие дети не впечатали в текст какие-нибудь посторонние буквы. Но буквы еще ладно. Много хуже, когда дети случайно ухитрялись удалить кусок текста, а папа обнаруживал это только месяц спустя, когда начинал править книгу.

И еще папу все время дергали, потому что он работал дома, а когда человек работает дома, всем кажется, что он всегда свободен. Поэтому папа вставал в четыре утра, прокрадывался с ноутбуком на кухню и замирал, когда слышал, что в соседней комнате по полу начинают стучать детские пятки. Это означало, что ему не удалось выбраться из комнаты незаметно и сейчас на нем повиснут один-два ноющих ребенка.

Маму звали Анна. Она работала в библиотечном центре главной умелой рукой в кружке «Умелые руки». Правда, чаще она сидела дома, потому что у нее рождался очередной малыш. И еще у мамы одно время был интернет-магазин развивающих игр и учебных пособий. Интернет-магазин находился на застекленном балконе. Там он обитал на множестве полок, которые папа сколотил, попадая молотком себе по пальцам. Детям очень нравилось, что у них есть свой магазин. А еще больше нравилось, когда мама в большой комнате собирает заказы, раскладывая на ковре десятки разных интересных игр.

Они тогда сидели и говорили друг другу: «Главное – ничего не трогать!» При этом старшие на всякий случай держали младших за руки. Младшие же или кусались, потому что не очень приятно, когда тебя держат, или проникались чувством ответственности и тоже поучали друг друга: «Главное – положить все на место!» и «Главное – если открыл пакетик, потом его аккуратно закрыть!»

Но все равно, если мама ненадолго отлучалась, чтобы выключить молоко или ответить по телефону, бандероли покупателям уходили с неправильно рассортированными кубиками, выгрызенной мозаикой или совсем без фишек. А один заказчик получил в коробке папину тапку и был недоволен примерно в той же степени, что и папа. Они оба потом долго созванивались, договариваясь, где им встретиться, чтобы вернуть тапку, но так и не встретились. Около полугода папа Гаврилов утаскивал вторую тапку у кого-нибудь из детей или у мамы, а они его все хором разоблачали.

Кроме детей, умелых рук и игр на маме была работа семейного доедалы. Как только у нее появлялось свободное время, она сразу доедала все с детских тарелок и шла спать.

– Меня не кантовать! – заявляла она.

Пете, самому старшему из гавриловских детей, было пятнадцать. Он целыми днями с кем-то таинственно разговаривал по телефону, выскочив на лестничную площадку, где его могли слышать только пять этажей соседей, уроки делал глубокой ночью и дома отгораживался от братьев и сестер мебелью, на которую вешал таблички «Не входить!». В школьных анкетах Петя писал, что он единственный ребенок в семье, а на улице шел в стороне от всех, чтобы не подумали, что вся эта толпа – его родственники.

При этом, когда младшие дети иногда на неделю уезжали к бабушке, Петя явно скучал. Ходил по пустой квартире, заглядывал под кровати и задумчиво говорил: «Чего-то тихо как-то! А эти-то когда приедут? Скоро уже?»

Его сестре Вике было тринадцать. Она не могла сесть за стол, пока на нем была хотя бы одна крошка. И не могла лечь в кровать, пока не разгладит простыню так, что исчезнет последняя складочка. Еще Вика постоянно танцевала сама с собой и принципиально читала только те книги, в которых действуют или хотя бы просто попадаются лошади. Например, в «Войне и мире» лошади встречаются – значит, «Войну и мир» она читала. А в «Горе от ума» лошадей нет – значит, «Горе…» оставалось навеки непрочитанным, хоть бы учительница даже повесилась на шторах. И не важно, что «Горе…» в семь раз короче и в пять раз проще.

Домашнее задание Вика всегда выполняла с огромной тщательностью и по полчаса страдала, когда строчка подходила к полям, а у нее оставалось еще три буквы или цифры. На новую строчку переносить глупо, а если закончить на этой, то придется залезть за поля!

Мама и папа не уставали удивляться, как Вика ухитряется совмещать в себе романтика, любящего лошадей, и все эти складочки на простынях, страдание из-за залезания на поля и крошек на столе.

Кате недавно исполнилось одиннадцать. У нее было прозвище Екатерина Великая. Она единственная из всех детей знала пароль от «большого компьютера», и братьям и сестрам приходилось умолять ее, чтобы она его включила. «Зачем? А ты уроки сделала? Ты руки помыла? Ты вещи свои убрал? Зубы когда ты последний раз чистил?» – строго спрашивала Катя, после чего обличаемый с воплем «у-у-у» и слезами нетерпения на глазах мчался торопливо давиться кашей или чистить зубы.

Однажды папе это надоело, и он вообще удалил с компьютера пароль. Но от этого всем стало только хуже. Дети ссорились – каждый хотел смотреть или делать на компьютере что-то свое, а малыши сидели перед монитором столько времени, что падали со стульев. Поэтому пришлось вернуться к системе Катиного самовластия, и опять все стало спокойно.

В свободное от активного руководства время Катя ходила по квартире и расклеивала желтые бумажки с объявлениями: «Стулья не красть! Они поставлены окончательно!» или «Поигранные игрушки должны быть убраны до 19.00!».

Алене было восемь. Она постоянно влюблялась, и это удивляло ее сестер, потому что Катя и Вика, хотя и были старше, влюблялись крайне редко. У Алены было прозвище Девочка Нет. Попросишь ее что-нибудь сделать – она сразу крикнет: «Нет! Ни за что! Фигушки!» И сразу сделает. А другие ответят: «Да-да, сейчас!» – а потом три часа надо ждать. И поэтому получалось, что Девочка Нет помогала с малышами больше всех.

Шестилетний Саша был великий химик. Он смешивал все подряд с чем попало и смотрел, что из этого выйдет. Например, смешает обувной крем с яблочным соком, пшикнет туда дезодорантом из туалета и проверяет, взорвется это или не взорвется. Больше всего от Сашиных опытов страдали продукты, особенно мука и яйца, и жидкости с верхних полок в ванной. Однажды он случайно открыл, что укус и сода, если все правильно смешать, могут устроить большой бабах, и с тех пор уксус и соду приходилось чуть ли не скотчем приклеивать к потолку, потому что Саша их вечно похищал. Свои таланты Саша скромно характеризовал так: «Теперь меня зовут Сверхспособность! Теперь меня зовут Мегамозг! Теперь меня зовут Летающая Тряпка!»