Легион, кто это?

Имя мне — «Легион», ибо нас много

Люди с фантастическими способностями — благодатная тема для комиксов, фильмов, игр и сериалов. Но если раньше супергерои смотрели на фанатов преимущественно со страниц печатных изданий, то сейчас все чаще обращают на нас свой взор с больших экранов. DC балует нас кинолентами про Бэтса и Человека из стали, Marvel прибегает к скандинавской мифологии и всевозможным интересным мутациям… Про последние в этой статье мы поговорим поподробнее, ведь совсем скоро свет увидит новый сериал про сверхлюдей — «Легион».

Предупреждаем сразу, в нашем рассказе будут спойлеры. Аккуратней!

Жанр: фантастический боевик
Режиссеры: Майкл Аппендаль, Ной Хоули, Дэнни Гордон
Продюсеры: Джон Камерон, Джеймс Чори, Ной Хоули
В ролях: Дэн Стивенс, Маккензи Грэй, Скотт Лоуренс, Кэтрин Аселтон, Джереми Харрис
Премьера в РФ: 9 февраля
R

Хорошо бы знать

Легион — персонаж из комиксов Marvel. Еще в 1985 году этот неоднозначный герой появился в выпуске «Новые мутанты №25». Создателями Легиона считаются Крис Клэрмон, «крестный отец» людей Икс, и Билл Сенкевич.

На что стоит обратить внимание, так это на личность (ха!) нашего пациента. Сегодня мы говорим о Дэвиде Чарльзе Хэллере, сыне одного из величайших мутантов, Чарльза Ксавье, и Габриэль Хэллер. Мальчик родился с феноменальными способностями, правда, открылись они не сразу. В его арсенале оказалось множество сил: телепатия, пирокинез, телекинез, путешествия во времени и многое-многое другое.

► «Новые мутанты №25». Здесь впервые упоминается Легион.

Казалось бы, ему светит фантастическое будущее… но судьба приготовила для Дэвида еще один сюрприз — диссоциативное расстройство личности. Что-то похожее наблюдалось у небезызвестного Билли Миллигана — человека, в котором уживались двадцать четыре полноценные личности. Но в случае с Легионом все усложнялось тем, что «обитатели» его разума не только временами брали верх над его физической оболочкой, но и контролировали его недюжинные способности. Доминантные личности Дэвида поделили суперсилы между собой: бойкой девушке Синди досталось управление огнем, а террористу Джемаилу Карами — чтение мыслей.

Все вышесказанное, однако, справедливо только для комиксов. И все это совсем не обязательно отразят в сериале.

Наконец, последнее, что нужно знать: сценаристы заявили, что сериал не имеет пересечений с «Людьми Икс». Простите, фанаты серии, наших любимых мутантов не будет. Даже вселенная вроде как параллельная.

А теперь перейдем непосредственно к пилотному эпизоду сериала «Легион».

Что нам показали?

Сюжет вертится вокруг уже известного нам Дэвида Хэллера. Сериал не выкладывает все карты сразу на стол, но мы видим, что молодому человеку нехорошо. Настолько нехорошо, что после попытки суицида он очутился в психбольнице. Парню не дают жить странные пугающие видения и голоса в голове. Много голосов…

► Знакомьтесь, Дэвид Хэллер.

История развивается в двух направлениях одновременно: события настоящего обильно перемежаются флэшбеками. Нас потихоньку подводят к истиной проблеме Дэвида: не все то, что ему «чудится», в полной мере не существует. Например, его телекинетические способности чуть более чем реальны.

Тем временем в сюжет умело вплетают любовную линию. В психиатрической лечебнице, где содержат юношу, появляется очаровательная блондинка Сид, которая почему-то до смерти боится физического контакта. Ни за ручку не подержаться, ни в щеку чмокнуть — как в такую не влюбиться?! Ну Дэвид и влюбился. И любовались бы мы прекрасным дуэтом шизофреника и неврастенички до самого конца, если бы девушка не пропала при безумно странных и вдобавок кровавых обстоятельствах.

► Кажется, они справились со странной фобией Сид. Полотенчико в помощь!

Вот вам и завязка: бедный, снова одинокий Дэвид всеми правдами и неправдами хочет найти свою возлюбленную. А на его пути встают люди с автоматами, собственная болезнь, непонимание и безразличие со стороны родных, галлюцинации и прочие странности.

Каково наблюдать за психами?

Поскольку сериал рассказывает историю психически больного человека (если его можно так назвать), на экране мы буквально видим его болезнь: повествование плавным не назовешь. Зрителя постоянно и без предупреждения бросают в разные временные промежутки, часть которых даже не существовала на самом деле, а была лишь плодом воспаленного сознания. К таким играм с пространством и реальностью очень сложно приспособиться. Не добавляют ясности и шепчущие голоса, сопровождающие Дэвида в его злоключениях. В общем, атмосфера безумия во всей красе.

► У психопатов своя атмосфера!

Актеры играют так, что им веришь и ни капли не сомневаешься в происходящем. Главные герои — уж точно натуральные психи. Оценить второстепенных персонажей сложно: пока не вполне понятны их мотивы, и иногда их поведение не на шутку удивляет. Но зато это образует простор для их развития в последующих сериях.

* * *

«Легион» очень многогранный: местами забавный, местами пугающий, но в большинстве своем… странный. Странный, как диссоциативное расстройство. Как психлечебница и ее пациенты.

Как Дэвид Чарльз Хэллер, наконец.

<<предыдущая оглавление следующая>>

БЕСЫ

Отец Амвросий показал о. Венедикту бесов таким образом:

Накрыл его мантией, потом подвел его к окну и говорит:

— Видишь?

— Да, вижу, Батюшка, вижу, что идет множество арестантов грязных, изодранных, со страшно-зверскими лицами. Батюшка, откуда столько их? Идут, идут, и конца нет, и кто их пустил одних в Скит? Вероятно, весь Скит оцепили казаки?

А эти арестанты все идут, идут, расходятся направо, налево, за церковь.

— Ну, что видишь, о. Венедикт?

— Да, Батюшка, что же это?

— Это бесы. Видишь, сколько должно приходиться на каждого из братии?

— Батюшка, да неужели?

— Ну, теперь смотри.

Снова посмотрел о. Венедикт, и уже ничего более не увидал, все тихо по-прежнему.

Вот видите, против скольких мы должны бороться, но, конечно, Бог попускает борьбу сообразно силам каждого…

Домовые и современные барабашки – суть те же бесы

Начальник нашего Скита, отец Анатолий также лично передавал мне следующий случай. В доме его знакомого, который ныне служит управляющим казенной палатой в одной из губерний Царства Польского, завелся бес. Появление его ознаменовалось стуком по ночам, передвижением мебели в комнатах, а главное – ужасом, который нападал на всех живущих в доме, особенно по ночам. Детям он представлялся в виде небольшого мальчика, одетого в красную куртку и выделывавшего разные кувыркания и прыжки.

Этот знакомый рассказывал о всем бывающем в его доме одному городскому протоиерею, ученому-академику. Многоученый отец-протоиерей в ответ на это только посмеялся над простотой и легковерием своего друга, но впрочем, обещал зайти и лично убедиться в бесовских проделках. По приходе его, во время вечернего чая, вдруг он, да и все прочие, сидя в комнате видят, что по воздуху идет рюмка с водкой и становится против него на столе. За ней – другая, далее – третья, так что множество рюмок, наполненных водкой, настойками, винами появились таким же образом пред Протоиереем, который от изумления и ужаса не мог прийти в себя, видя совершающееся пред его глазами; при этом он весьма был сконфужен еще тем, что действительно любил выпить. Поневоле поверил ученый в существование бесов.

Бесы могут материализовываться

Скитский мантийный монах о. Адриан рассказывал мне следующий случай. Ему было около 7 лет. Однажды пошел он в гости к родственникам, которые жили в одном с ним селе. У этих родственников в доме было, как принято говорить вообще про подобные дома, «неспокойно». Играя в комнате с хозяйскими детьми, они все увидели какое-то существо, выглядывавшее из-под кровати. Это было среди дня, хотя в комнате никого из взрослых не было. Самой старшей девочке, игравшей с ними, дочери хозяйки, было не более 12 лет. Дети бросились бежать из комнаты, и он с ними; девочка бежала последней, а он перед ней, и когда выбежал в сени и оглянулся, то увидел, что какое-то живое существо, похожее на шар и покрытое волосами, выбежало из-под кровати. Девочка в это время хотела затворить дверь, но существо уперлось в дверь лбом и не допускало ее затворить, так что дверь оставалась не затворенной на четверть, и в это время он и успел разглядеть невидимое существо.

На крик девочки и прочих детей прибежали взрослые, но в ту самую минуту, когда они приблизились к девочке, упершейся в дверь из сеней, существо мгновенно исчезло и они его не видели. Высота неизвестного существа была около аршина, и это была не собака, не кошка и не еж.

Игумен Раифской Пустыни, что близ Казани, отец Вениамин, передавал мне, что лично слышал от бывшего казначея этой Пустыни о неоднократно повторявшемся ему искушении от беса. Казначей страдал запоем, и вот во время приступа этой страсти по ночам, когда он тщетно искал в своей келье водку, являлся ему видимо бес, в образе мальчика-негра, держа под рукою бочонок с водкой, которую он наливал в рюмку и ставил пред казначеем на стол, прося его знаками выпить. Соблазн был столь велик, и страсть к водке в эти минуты столь распалялась в нем, что он после некоторых колебаний выпивал водку, принесенную бесом.

На вопрос мой, как это может быть, о. Игумен отвечал: «Бес может материализовываться и в этом виде. Он брал из любого винного подвала бочонок с водкой и рюмку, с которыми и проникал в келью казначея чрез какой-либо ход (например, чрез печную трубу или же чрез подпол), ибо может легко проходить в землю, подобно кроту».

Сети бесовские

Враг всюду расставляет свои сети, желая погубить человека, и губит неосторожных.

Отсюда, из монастыря, виднее сети диавола, здесь раскрываются глаза, а там, в миру, действительно, ничего не понимают. Возблагодарим Создателя, что мы отошли от мира, этого чудовища…

Блудный бес искушает молитвенников

Рассказывал мне о. Феодосий, проживавший на покое в нашем Скиту, что одному иноку, проходившему молитву Иисусову, являлся козел, который становился между ним и иконостасом прямо пред лицом молящегося инока и, вставши на задние ноги, покушался лизнуть его в лицо своим мерзким языком; но однако сему Бог не попускал исполниться. Козел простаивал иногда больше часа, искушая инока. Думается мне, что этот инок не был ли сам о. Феодосий? Старец о. Амвросий сказал на это: «Хорошо еще, что козел не мог достать языком инока, а иначе последним овладела бы жестокая и лютая блудная страсть, ибо этот козел был бес блудный».

Бесовские искушения

Он же рассказывал, что в то время, как он жил в хибарке на нашей монастырской даче, бес сбросил его однажды за ногу с кровати, и он упал на пол, но не ушибся.

Он же рассказывал, что лично передавал ему о. Порфирий, бывший келейник у Затворника Задонского Георгия, о великом искушении, которому подвергся Затворник. Дело было так. Приехала однажды в Задонск на богомолье г-жа Кологривова с дочерью девушкой. Последняя, желая беседовать с Затворником, пошла к нему во время всенощной. Уступая ее усиленным и неотступным просьбам, Затворник принял ее в келью. Между тем, мать ее хватилась и узнавши от монахов, что дочь ее отправилась к Затворнику, пошла к нему. Начала стучаться в дверь его кельи, которую Затворник отворил не скоро.

Вся взволнованная, г-жа Кологривова войдя в келью, спрашивает Затворника, где ее дочь и, получивши отрицательный ответ от него, идет в следующую келью, где и находит дочь, спрятавшуюся за дверью. Вне себя от бешенства она со всего размаха дает Затворнику пощечину; последний молча поворачивает к ней другую щеку, и она наносит ему другой удар, называя его при этом всякими поносными именами. Она, конечно, все это поняла по своему развращенному уму и сердцу, подобно всем злым людям, которые во всяком добродетельном поступке видят одну гнусность. Таковы бывают искушения от врага истинным рабам Божиим.

Господь не всегда попускает бесам искушать истинных рабов Своих

Рассказывал мне о. Венедикт, иеромонах нашего Скита: «Позвали меня напутствовать схимонаха о. Николая (Лопатина). Это было дня за два до кончины его. Больной находился в полном сознании и памяти. Пред Причащением я попросил соседа его по келье монаха о. Пиора сходить в церковь к пономарю за теплотой. Тот ушел. Исповедовав больного, я приобщил его. Приходит о. Пиор и чрез перегородку своей кельи сердито говорит: «Пономарь не дал теплоты!» Я ответил, что обойдусь без нее и дам больному отварной воды из самовара. Объясняю, что о. Нектарий не дал теплоты, как сообщил сейчас пришедший от него о. Пиор, и потому придется запить Св. Тайны водою. О. Николай говорит: «Я ничего не слышу!» – «Как, – спрашиваю я его, – не слышите? Вот о. Пиор говорит, что о. Нектарий отказал в теплоте.» – «Нет, – отвечает больной, – ничего не слышу!» Я удивился. Но в эту минуту отворяется дверь кельи и входит о. Пиор, неся в руках сосуд с Пиорой. Спрашиваем его: приходил ли он сейчас в келью к себе? «Нет, – отвечает тот, – не приходил. Прямо от пономаря пришел сюда!»

Таким образом, врагу хотелось привести в смущение умирающего по принятии Св. Таин. Умирал о. Николай от чахотки, и, как все чахоточные, был очень раздражителен, особенно во время болезни предсмертной. Но Господь не попустил врагу искусить причастника Своего, закрыв ему слух, так что бесовские слова слышал только я один».

Враг научает злословить рабов Божиих, чтобы отвлечь от них людей

Враг научает злословить рабов Божиих, чтобы отвлечь от них людей. Действительно, врагу выгоднее всего, когда люди бегут от светильников Божиих и пребывают во тьме. Происки врага бывают и у нас в Оптиной. У о. Макария, несмотря на его святую жизнь, было много недоброжелателей из скитян. Бывали такие случаи: приедут из Москвы богатые купцы на тройках (железной дороги тогда не было) к батюшке о. Макарию. Подъезжают к Скиту и спрашивают:

— Где живет известный о. Макарий?

— У нас такого нет, – отвечают ему.

— Как же такого нет, а нас именно и послали к о. Макарию.

— Макариев-то в монастыре много, которого же вам?

— Да это Оптин Скит?

— Оптин, Оптин!

— Ну как же, тогда нет сомнения, что здесь живет о. Макарий.

— Ах, вам, верно, иеромонаха Макария, есть, есть, только зачем это вы к нему приехали, никакой пользы от него не получите. Не советуем к нему идти. – Озадаченные такими словами, купцы, выругавшись, поворачивали обратно.

Некоторые иноки с негодованием передавали о. Макарию о случившемся и говорили:

— Как вы, Батюшка, подобных монахов терпите? Да их метлой надо гнать из монастыря. Если уж вам все равно, так обитель лишается помощи, ведь среди купцов были богатые фабриканты. Мы же живем милостыней.

— Успокойся, – отвечал обычно о. Макарий, – иноки тут не причем, значит, не дорога этим людям быть у меня; кого Бог посылает, тот меня найдет.

Потерпев поражение в борьбе, с твердостью и мужественной готовностью следует востать и продолжить борьбу, не впадая в уныние и отчаяние

За одним монахом бес ходил 30 лет, стараясь соблазнить его, и все не удавалось. Наконец, через 30 лет, он соблазнил его блудом, и монах пал. Впасть в этот грех монаху все равно, что уничтожить все свои предшествовавшие труды. Бес пришел к падшему и сказал ему, что он теперь отпал от Бога и стал рабом греха и диавола.

— Ты теперь мой, – говорил бес.

— Никогда, я – Божий.

— Да как же ты можешь быть Божиим, когда впал в мерзейший грех? Ты ужаснейший грешник.

— Но что ж грешник? Я – Божий, а тебя знать не хочу.

— Да ведь ты пал?

— А тебе-то какое до этого дело?

— Куда же ты теперь пойдешь?

— В монастырь.

— Разве место тебе в монастыре, сделав такое ужасное дело? Твое место теперь в миру. Да к кому ты идешь?

— К духовнику на исповедь.

Бес всячески хулил духовника, останавливал монаха, но тот настоял на своем. Что же сказал духовник? Грех он его отпустил.

— Достойно плача, брате, все свои прежние труды уничтожил ты своим падением. Встань и начинай сначала.

А в ночь Игумену того монастыря, мужу высокой жизни, явился Господь Иисус Христос. Он держал за руку монаха.

— Узнаешь ли ты, кто это? – спросил Господь Игумена.

— Узнаю, Господи; это монах из моего стада, да еще падший.

— Узнай же и то, что этот монах, не поддавшись наветам бесовским, склонявшим его к унынию и отчаянию, в самом падении своем посрамил беса; и Я оправдал его.

Такое значение имеет твердость и мужественная готовность, потерпев поражение в борьбе, начать ее снова, не впадая в уныние и отчаяние.

СТРАХОВАНИЯ БЕСОВСКИЕ

Именем Господним изгоняются бесы

Отгоняйте его псаломским словом, как учили старцы: «от страха вражия изми душу мою» (Пс. 63, 2).

Страшные явления бывают иногда в кельях иноков. У нас живут в отдельных кельях, но обязательно не менее двух человек в отдельном помещении. Это для того, чтобы в случае каких-либо бесовских наваждений можно было постучать в келью соседа и попросить помощи.

Был у нас флигелек, где жил один монах, но теперь там не позволяют жить одному. Однажды был такой случай. После вечернего правила он увидел, что в его келье сидит какой-то человек, уже преклонных лет, и говорит ему:

— Что ты здесь только небо коптишь! Вернись к своим прежним занятиям, ты там принесешь гораздо больше пользы, и, получая хорошее содержание, будешь жить в свое удовольствие.

— Но как отсюда уйти? Двери Скита крепко заперты.

— Ты об этом не беспокойся, только пожелай, и я мгновенно перенесу тебя. У ворот уже стоит тройка.

— Но кто же ты? Верно, демон? Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! – воскликнул пришедший в себя инок, и злой дух исчез. Было около двенадцати часов ночи, когда инок прибежал к батюшке о. Амвросию и рассказал ему о случившемся.

— Да, страшное видение ты имел, – сказал Старец. – У тебя был восьмилегионный бес, и кому он является, почти всегда того убивает.

— Как же я-то спасся?

— Господь известил меня, что ты в опасности, – ответил о. Амвросий, – и я встал на молитву; и тебе Господь напомнил о страшном и славном имени Своем, которого трепещут адские силы.

Да, страшные вещи бывают у нас иногда. Но в монастыре легче победить диавола, в миру же несравненно труднее, и восьмилегионный бес, явившись, убивает. А является он людям, которые еще не начали жить, а только еще думают об исправлении жизни.

В позапрошлую же ночь, рассказывал тот же о. Борис, бесы страшно приступали к нему и стучали в ворота, прося отворить их. В оба эти раза о. Борис отогнал бесов молитвою Иисусовой.

Этот же самый о. Борис прежде сего жил тогда года три в одной из угловых башен Скита. В это время бесы очень много докучали ему. Например, по ночам начнут плясать над потолком его кельи, петь скверные песни, играть на музыкальных инструментах; иногда являлись в виде больших крыс.

О других страхованиях о. Борис умалчивает, только рукой махнет. Говорят, что если пройти мимо этой башни ночью, можно слышать вопль и вой бесов. Удостоверяться я в этом не считаю нужным, ибо и так верую в полную возможность сих явлений.

Известно, что бесы называют нас, православных христиан, «сынами Божиими». Господь создал сначала мир невидимый, но горсть его возмутилась и отпала от Бога, тогда все они были свержены с неба. Места же остались вакантными. Вот Господь создает землю, украсил ее, как невесту. Сатана смотрит, что дальше будет, для кого это? Уж, конечно, не для нас, – думает. Затем Господь создает Адама и Еву, дает заповедь им о невкушении от древа познания добра и зла. «А, так это вот что, – говорит сатана, – надо их погубить». И губит. Сначала падает Ева, затем Адам. Многим покажется странным, как это Бог, всемогущий, допустил диаволу погубить их. Но Господь попустил это для того, чтобы воссоздать Адама во Христе, сделать его еще лучше, чем Он создал его. Бог сошел на землю и открыл нам путь, чтобы мы могли совершенствоваться, то есть стать богоподобными. Но путь этот тяжел, усыпан страданиями.

Когда я был еще в миру, лет 40 тому назад, посетил меня один схимник с Афона. Принял я его, как мог угостил, деньги у меня в миру не хворали. Пришел он ко мне вечером, так часов в 7. Сидим мы, беседуем. Рассказывает он мне, что бесы могут являться и чувственно. «А вам, Батюшка, являлись?» – спрашиваю. «Как же, один раз в жизни только видел. Пришел как-то я от обедни, лег отдохнуть до трапезы, дверь заперта, вдруг вижу, стоят два арапчонка, думаю, да откуда же это? Слышу – один и говорит другому по-русски:

— Убьем, убьем его!

Я открыл глаза.

— Да он не спит, – отвечает тот.

— Ничего, неси скорей!

Вижу, несут что-то в виде шали или облака.

— Бросай на него, он задохнется, никто и не узнает, отчего умер.

Я привстал, осенил себя крестным знамением: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» – мигом арапчонки отскочили в конец комнаты. Говорю:

— Что вам, окаянные, от меня нужно? За что вы так ненавидите нас, православных христиан?

— Из зависти, что Бог к нам несправедлив: зачем вы хотите занять наши места?

— Как так?

— Да как же, грешите вы, грешите, а потом пойдете к духовнику, пошепчетесь там с ним, и все вам прощается.

— Да ведь и вы можете вернуться опять на свои места.

— Как?

— Так, смиритесь, подойдите вот хоть сейчас к иконе и помолитесь.

— Ни за что!

— Ну вот вы сами и виноваты, гордыня вас погубила».

За беседой мы не заметили, как и ночь прошла. Отдергивает он занавеску и говорит: «Ну, а теперь на часок прилегли бы отдохнуть». – «Как на часок», – удивляюсь. «Да вам к которому часу на службу нужно?» – «К девяти», – отвечаю. «Ну, а теперь который?» Вынул часы, смотрю, семь как раз, до восьми один час, и в восемь я всегда встаю, пока умоешься, оденешься, напьешься чая и час прошел, в девять уже иду на службу.

На отшельников бес нападет сильнее

. Разговорились мы с ним. Стал я расспрашивать, как он живет, как угождает Господу.

«Жить в лесу – от людей спокойно, – сказал Старец, – вот только с бесами воевать приходится. Каких только страхований не нагонят они! Однажды, среди белого дня, вдруг вижу, едет к моей келье множество саней, в которых сидят чуваши. Остановились, стучат в дверь:

— Отвори скорее, – говорят, – мы иззябли.

— Отец Настоятель запретил мне пускать кого-либо без молитвы; вот я и говорю: сотворите молитву.

— Какую там молитву, – отвечают, – отвори!

— Скажите: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас!

За дверьми раздался смех. Затем все садятся в сани и уезжают. Вышел я на улицу посмотреть, вижу – никаких следов на снегу, сугробы кругом моей кельи огромные, следовательно, все это было призрачное. А то покойник приходит по ночам, стучит кулаком и ревет, что есть мочи.

Такой раз был случай со мной, никому не рассказывал, а тебе скажу.

Стал я вечером на молитву, есть у меня не то что рогожа, а так себе, ковришко… Ну, стою я на коленях и вдруг чувствую: шевелится ковер. Все больше и больше, и поднимаюсь на воздух. Достигнул потолка, он раздвинулся, я поднялся на страшную высоту. Узенькой ленточкой виднелась Волга и Сура с нею, наш город казался совсем крошечным; подо мной расстилалась бездна: Господи! Если грохнусь, косточек не останется! Прильнул головой к своему коврику и стал молиться: Господи, спаси меня! Господи, помози мне! Поднимаю голову и вижу, что я опять в своей келье».

Много и других искушений пришлось вытерпеть Старцу.

В нашем Скиту живет три года монах Софроний. Будучи на Афоне, он принял там схиму, но так как для того чтобы быть признанным постриженным в схиму по прибытии в российские монастыри, необходимы разные формальности и переписка, то о. Софроний остается тайным схимонахом, считаясь простым монахом, ибо уже был пострижен в нашем Скиту прежде сего. Вот что он мне рассказывал. Недалеко от монастыря Св. Пантелеимона на Афоне есть отведенный участок земли, на котором находятся отдельные кельи, называемые калибы. В такой калибе жил и он, о. Софроний, а недалеко от него – другой монах. Последний приходит к нему и рассказывает, что видел бесов. «Иду, – говорит он, – сегодня в Русик, (а приходилось идти по месту пустынному), и вижу – идут бесы. Их было до сотни, и вид их был совершенно такой, как изображают у нас на картинах, то есть в виде козлов. Шли стадом. Старший бес шел с палкой, как бы пастух». Когда он (монах) догонял их, они рысью бежали вперед и пробежав некоторое расстояние, опять шли шагом, а потом исчезли.

«Спрашиваю его, – говорит о. Софроний, – что же ты не боялся их, не нападал ли на тебя ужас?» – «Нет, – говорит,— никакого страха не чувствовал: бесы шли молча, только пастух их иногда злобно смотрел на меня, когда оглядывался».

Тот же монах рассказывал о. Софронию, что идя однажды в монастырь, ему встретился монах из Пантелеимонова монастыря, которого он лично знал. Пошли вместе и разговорились дорогой. Но когда они расстались, мнимый монах отошедши, пустил в него огромным камнем, и он едва успел посторониться, иначе камень раздробил бы его на мелкие куски. По приходе в монастырь, где жил тот монах, он встретил его там и оказалось, что он никуда из монастыря не уходил.

Тот же о. Феодосий рассказывал мне, что когда он жил в Лебедяне, то устроена ему была келейка в монастырском саду. Много понес он там искушений от врагов видимых и от невидимых. Между прочим, нередко слышал по ночам под окнами кельи вой волков, как бы собравшихся в числе нескольких сотен.

Бесы могут принимать и облик человеческий

Тот же монах рассказывал о. Софронию, что к нему в калибу зашла днем монахиня, которая приказала ему передать начальнику ближайшего скита, чтобы он упокоил ее, а иначе, пригрозила она, скажи ему, будет плохо от меня. На вопрос его: кто она? – та ответила: – та, которая ухаживала за вами. Замечательно, что вошла она, произнеся отчетливо Иисусову молитву и, войдя в келью, поклонилась на свв. иконы и приложилась к ним. Одета была просто. Ни страха, ни радости особенной при ней монах не чувствовал. По уходе она начала подниматься на воздух и постепенно удаляясь все выше и выше, исчезла. Когда монах объяснил об этом видении начальнику Скита, последний счел это за прелесть вражию.

О. Венедикт, передавал мне, что в то время, когда о. Амвросий еще жил в Скиту, он, т.е. о. Венедикт, возвращаясь от обеденной трапезы к себе в келью увидел у калитки, ведущей на двор кельи отца Анатолия (Начальника Скита) о. Арсения. «Вид о. Арсения был ужасен; он был мрачен от злобы. Мне стало тяжело, и я поспешил пройти мимо. Но в эту минуту на повороте святой дорожки к церкви, встречаю идущего с противоположной стороны о. Арсения в обычном виде. Рассказал ему сию минуту виденное мною, и оба весьма изумились. О таком вражеском искушении тогда же сообщил отцу Амвросию. Не встреться со мною о. Арсений, я принял бы привидение за истинное». Отец Арсений и сейчас живет в Скиту, но я его об этом пока еще не расспрашивал.

Отец Иларий, благочинный Оптиной Пустыни рассказывал мне замечательный случай. Был в Оптиной иеромонах о. Виталий. Неизвестно почему, но он приразился к старцу о. Амвросию и начал порицать его. Совсем отстал от него, а также и в церковь перестал ходить и приобщаться Св. Таин. Впал в прелесть. Архимандрит Исаакий советовал ему посещать церковные службы, но о. Виталий отказывался, под предлогом болезни ног. Отказывался даже и тогда, когда о. Архимандрит предложил ему лошадь для проезда из кельи в церковь. Вот однажды пред обеднею является к о. Виталию иеромонах Рафаил, что ныне в монастырской больнице и говорит ему: «Пойдем, отец Виталий, к обедне. Архимандрит лошадь прислал за тобою!..» Но о. Виталий, отказываясь от сего, вдруг и говорит о. Рафаилу: «Кто тебя знает, может быть ты меня не к обедне, а в ад потащишь?!» – и начал читать молитву. В эту минуту мнимый о. Рафаил мгновенно исчез.

Оказалось, что это был бес. О. Виталий после этого случая исправился.

В нашем Скиту живет схимонах Борис, старец лет восьмидесяти, хорошей жизни, всеми любимый и уважаемый. Недавно он рассказывал мне, что ночью к дверям его кельи подходило множество бесов, в виде странников и стучались к нему. Он исполняет послушание вратаря в Скиту, и келья его выходит окном в лес, окружающие Скит, а дверь во двор Скита. Так как на ночь ворота запираются, то, следовательно, никто из посторонних в Скит проникнуть в ночное время не может.

Господь избавляет от страха бесовского

Рассказывал мне мой сокелейник, послушник Федор, что он до 10 лет весьма боялся разных привидений, леших; даже в комнате не решался оставаться один. В то время, как ему шел 11 год, он служил у одного торговца и ему приходилось нередко ходить от него домой чрез кладбище. Проходя чрез него однажды ночью, он в темноте с разбегу упал в могилу, вырытую в этот день, в которой и провел целую ночь. Было летнее время, и земля в могиле была еще мягкая, поэтому он и не ушибся, но чувствовал невыразимый ужас, когда сидел в могиле. Утром его вытащили, и в этот день он ничего не мог говорить, точно в нем что-то оборвалось и язык не ворочался. На другой уже день рассказал все случившееся.

Замечательно, что с этой самой ужасной ночи, он перестал чувствовать страх, ничего не стал бояться и спокойно по ночам проходил чрез кладбище. Так Господь избавил его от боязливости.

Господь воздаст терпеливо переносящим вражеские наваждения

Рассказывал мне Начальник нашего Скита отец Анатолий: «В Скиту нашем жил в качестве послушника некто Жадкевич, родом из дворян. Бес не давал ему покоя, смущая его помысел тем, что он при смерти тотчас схватит его душу и увлечет в ад. Наводил на него бес и страхования. Так, когда Жадкевич однажды шел по Скиту, он увидал, как вдруг из трапезы выбежал повар с помелом, на котором были горящие угли, и кинулся, чтобы нанести ему удар помелом. В ужасе Жадкевич кинулся от него бежать, но повар внезапно при этом исчез. Оказалось, что это был не повар, а бес, принявший его образ. Кроме того, по рассказам Жадкевича, бес неоднократно наносил ему удары рукой по голому телу сзади, когда он шел например для естественной надобности.

По смерти Жадкевича, один монах читал в церкви Псалтирь и вот видит он явно, что в церкви стоит Жадкевич и держит великий крест из сияющего золота, что продолжалось полчаса и даже более.

Не упомню, как Батюшка называл этого монаха, помню только, что в миру фамилию носил Карпенко и был родом также из дворян.

Бесы, чувствуя приближающуюся кончину человека, стараются погубить его

Да, как верно предчувствие. Уж какой я старец, а все же через меня бывают откровения. У меня вчера был этот о. Иоанн. Мне, как духовному отцу, все известно про него. Последнее время на него напал бес и довел его до того, что он решил уходить в мир. Приходит ко мне и говорит:

— Благословите уходить.

Я ему отвечаю:

— Разве могу я благословить на такое дело? Представь себе, что ты едешь на пароходе ночью. На море буря, пароход летит на всех парусах. И вот ты говоришь мне: «Благословите меня броситься в эту бездну и темь…» – вот тоже и теперь.

— Да, это Батюшка, не то.

— Да не то, это еще хуже. Сам посуди, с твоим здоровьем ты долго не проживешь, что было, то прошло. Оставайся здесь.

И вот видите, что случилось. Это всегда так. Бесы видят, что человеку не долго жить, вот они и стараются его вытащить из монастыря, надеясь его там перед смертью погубить, столкнуть в бездну. Одно нарушение обета уже гибельно.

Был здесь один случай, что какой-то сын миллионера поступил в Скит. Прежде жил он очень разгульно, вскоре ему надоела и монашеская жизнь и он ушел. И какую жизнь влачит этот несчастный теперь. Ходит в цилиндре с тросточкой по Невскому проспекту и более ничего. Но о. Иван, слава Богу, умер на кресте. Верую, что спасен.

Можно ли чувствовать милость к бесам и молиться за них?

Заметьте, это не сам еп. Игнатий говорит, а он приводит только слова Исаака Сирина. Это единственный Святой, который молится о бесах. Но как молиться? Можно молиться, чтобы Господь уменьшил их муки, ослабил по неизреченной Своей милости. Затем, что можно святому великому, того нельзя нам. Все птицы высоко летают, но выше всех орел; подобно орлу св. Исаак парит между святыми. Нам же молиться за бесов опасно.

Знаю одну начальницу общины. Она молилась за бесов. Я предостерегал ее. Она не послушалась и продолжала. Вскоре бесы стали являться ей и благодарить за молитвы о них. Последствием всего этого было то, что она пала с одной сестрой своей общины однопольным грехом, стали заниматься спиритизмом с этой же сестрой. Конечно, обе они ушли из общины. Смотрите, как же плохо она кончила…

<предыдущая оглавление следующая>>

Имя им — легион

Лк., 38 зач., VIII, 26-39. Исцеление гадаринского бесноватого

И приплыли в страну Гадаринскую, лежащую против Галилеи. Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах. Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни. Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион, – потому что много бесов вошло в него. И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло. Пастухи, видя происшедшее, побежали и рассказали в городе и в селениях. И вышли видеть происшедшее; и, придя к Иисусу, нашли человека, из которого вышли бесы, сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме; и ужаснулись. Видевшие же рассказали им, как исцелился бесновавшийся. И просил Его весь народ Гадаринской окрестности удалиться от них, потому что они объяты были великим страхом. Он вошел в лодку и возвратился. Человек же, из которого вышли бесы, просил Его, чтобы быть с Ним. Но Иисус отпустил его, сказав: возвратись в дом твой и расскажи, что сотворил тебе Бог. Он пошел и проповедовал по всему городу, что сотворил ему Иисус.

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Рассказ, который мы только что слышали, ставит нас лицом к лицу с тремя различными и несовместимыми положениями.

Церковь Покрова Богородицы при Российской детской клинической больнице в Москве. «Изгнание легиона из гадаринского бесноватого».

Мы видим, во-первых, отношение к одержимому человеку сил зла, бесов, сил зла, которые всячески стараются его поработить, не оставить в нем ничего, что не было бы им подвластно, что не принадлежало бы им до конца, чем они не могли бы воспользоваться, чтобы творить свое зло.

Эти силы бесовские можно назвать всеми названиями греха человеческого: если только мы даем власть в себе какому-либо греху, мы делаемся рабами греха (об этом и апостол Павел говорит подробно). И если мы делаемся рабами греха, то перед нами участь этого человека: всю жизнь прожить как оружие зла на земле, в безумии, в страдании, в творении зла.

Но за этим стоит более страшное. Бесы просили, чтобы Христос их послал в стадо свиное. Свиньи для евреев означали нечистоту: выбор бесов пойти в стадо свиное говорит о том, что все зло, которое в нас качествует, которое мы творим, которому мы прилепляемся, которому мы даем власть над собой – это именно осквернение и предельная нечистота.

А предел этого порабощения мы видим опять-таки в судьбе свиного стада: оно погибло, ничего не осталось от него. Оно исполнило свое задание, и было уничтожено. Вот отношение сил зла к нам, к каждому из нас, ко всем нам в совокупности: к общинам, семьям, государствам, вероисповеданиям, – ко всем без исключения.

И вместе с этим мы видим отношение Спасителя Христа.

Исцеление гадаринского бесноватого. Елена Черкасова

Перед Ним – вся трагедия Вселенной, и Он, как бы забывая эту трагедию Вселенной, вернее, видя ее воплощенной, трагически, в одном человеке, оставляет все ради того, чтобы спасти этого человека.

Умеем ли мы это сделать? Умеем ли мы забыть о больших задачах, о которых мы мечтаем, ради того, чтобы сосредоточить свое внимание, отдать свое сердце до конца, творчески, трагически, крестно одной-единственной нужде, которой мы можем помочь?

И третий образ – это образ людей гадаринских, которые знали, в каком состоянии этот бесноватый, видели ужас его бесноватости и слышали о том, что Христос его исцелил и какой ценой: цена была погибель их стада. И они пришли ко Христу, прося Его уйти, оставить их пределы, не творить более чудес, которые им „дорого стоят”: даже не жизни, не покоя, а вещественного богатства…

Вот о чем они просили: Уйди от нас! Твои чудеса, Твоя Божественная любовь слишком для нас накладны – уйди!

Нам надо подумать о себе. Мы можем себя увидеть в образе этого бесноватого, потому что каждый из нас во власти тех или других страстей. В ком нет зависти, в ком нет горечи, в ком нет ненависти, в ком нет тысячи других грехов?

Мы все, в той или другой мере одержимы, то есть под властью темных сил, а это и есть их цель: овладеть нами, чтобы мы стали ничем иным как орудием зла, которое они хотят творить и могут творить только через нас, но одновременно сделать нас не только творцами зла, но и страдальцами…

Подумаем о себе по отношению к другим людям: не хотим ли мы ими обладать? Не стараемся ли мы над ними властвовать, их поработить, сделать из них орудия нашей воли, предметы наших вожделений? Всякий из нас может в себе найти именно такие свойства, такие поступки, и увидеть вокруг себя такие именно жертвы.

И наконец, подумаем: мы Христовы. Неужели мы, будучи Христовыми, не выберем путь Христов, крестный, жертвенный путь, который может дать свободу другим, новую жизнь другим, если только мы оторвемся от всего того, что нас занимает, ради того чтобы обратить внимание на одну реальную, жгучую нужду?

Подумаем об этом; потому что Евангелие к нам обращается не для того только, чтобы нам представить образы; Евангелие – призыв и вызов: где ты стоишь, кто ты, с кем ты?.. Каждый из нас должен себе ответить, и ответить Богу: кто мы? где мы? Аминь!

Источник: Электронная библиотека «Митрополит Антоний Сурожский»

Адский легион

Адские полчища из Warcraft.

Адский легион — это армия демонов. Инфернальные силы встали на тропу войны, и им уже мало просто совращать смертных или покупать у них души исподтишка — теперь они всерьез настроены надрать кому-то задницы. Огромные войска рогачей всех мастей, видов и размеров лезут из врат и щелей ада, топают по земле копытами, верещат богохульными флейтами и бьют в сводящие с ума барабаны и штурмуют мир людей, чтобы устроить конец света. А под их командованием маршируют монстры, гарпии, церберы, контролёры из электричек, налоговые инспекторы и прочее адовое охвостье. Это, однако, не значит, что они не будут уже никого совращать или покупать — ведь это превосходное подспорье к любой военной победе. Имя им — легион.

Происхождение тропа библейское. Во время изгнания бесов из одного одержимого Иисус Христос спросил, каково имя беса, на что получил ответ: «легион имя мне, потому что нас много».

В переносном смысле фраза «имя им легион» употребляется, когда хотят сказать, что каких-то неприятных личностей слишком много, и о конкретных персонах говорить смысла мало. А ещё Легионом называют себя завсегдатаи анонимных имиджборд, так-то. Насколько их идеология близка к адской — вопрос дискуссионный.

Где встречаются

Литература

  • Р. С. Беккер, «Князь Пустоты» — армия Инхороев и их слуг. Субверсия, так как соотношение добра и зла там не совсем стандартно (автор — гностик, и идеи в книге соответствуют его мировоззрению).
  • К. Саймак, «Братство талисмана» — Разрушители. На самом деле — пришельцы. Причём против них людям помогает обычный демон, за нерадивость в сотворении зла изгнанный из ада.

Сетевой оригинальный контент

  • The Salvation War: натуральный легион натуральных демонов из ада вторгается на Землю начала XXI века… чтобы эпично получить по рогам.
  • «Сталь и Пламя» — межмировая демоническая империя Укбуфур.

Манга, аниме, ранобэ

  • Berserk: антагонисты истории — демоны и Апостолы Идеи Зла начиная от тупого демона, сотканного из отрицательных эмоций и взявшего контроль над какой-то материальной оболочкой (телом человека или животного, неодушевленным предметом, трупом) до четырёх Ангелов Руки Бога — некогда могущественных смертных, продавших местному злому Демиургу свои души (и пожертвовавшие жизнями всех близких им людей) ради божественной силы и могущества. И, конечно, Апостолы — как Ангелы, но труба пониже, дым пожиже и жертва нужна только одна, зато их число ничем не ограничено.
  • Devilman — целиком о разборках героя с таким вот адским легионом.
  • High School DxD — собственно, история про то, как обыкновенный японский школьник Хёдо Иссэй перестал быть чмом и неудачником и пришел с успеху, став колдуном в нестройных рядах адских легионов. Плюс легиона тут два — за Ад воюют друг с другом падшие ангелы (антагонисты истории) и, непосредственно, демоны (которые вроде исламских шайтанов и ангелами никогда не были, им-то ГГ и служит). Впрочем, церковники тут явно не лучше — готика же.
  • Slayers — в подобное сатанинское воинство объединены демоны-мазоку.
  • Violinist of Hameln — аналогично «Рубакам».
  • Goblin Slayer — некие армии Царя Демонов мелькают на горизонте, из-за чего большинство героев совершенно не озабочено борьбой с, собственно, гоблинами, которых считают мелкими вредителями. Лично в истории не появляются, но по мнению фанов Царь Демонов может сам быть особо древним и могущественным гоблином.

Комиксы

  • Spawn: армия демонов ада, всё по ГОСТу.
  • Вселенная Top Cow: на тормозах. Пастор-расстрига Том Джадж в одиночку управляет толпой демонов для борьбы с другими демонами. Это, конечно, не армия, но принцип «их много, но они вместе» соблюдён.

Видеоигры

  • Вселенная Warcraft: Пылающий Легион, так и называются. Глава — падший титан Саргерас. Войска включают в себя: демонов-колдунов, демонов-вампиров-интриганов, демонов-надзирателей, пехотинцев, владык рока, суккубов, механиков, роботов, космические корабли, бесенят, нетопырей, адских гончих, злобноглазов, а также коллаборантов разных рас. Точнее, каждый демон, вплоть до главы Легиона, — изначально коллаборант (даже Натрезим по современному лору были просто гуманоидной расой). А над Легионом стоят некие Владыки Пустоты, предположительно связанные с Древними Богами. В современных играх, пожалуй, кодификатор.
  • Хотя нет, Diablo от той же конторы успешно поспорит с «Вариком» за звание кодификатора. Тут у демонов и имена околобиблейские: Мефисто, Баал, Азмодан… Ну, и главгад — просто Дьябло.
  • Doom. Тут у них ещё и кибер-демоны.
  • The Elder Scrolls IV: Oblivion: местные демоны — даэдра Мехруна Дагона — устраивают вторжение в Тамриэль.
  • Might & Magic и HoMM: инопланетные полчища Криган.
  • Painkiller — шутер по отстрелу адских полчищ, а в конце самого Люцифера.
  • Disciples — Легионы Проклятых. Демонами, что характерно, полностью представлена только ветка воинов поддержки — их стрелки это горгульи (одержимые душами грешников магические конструкты), а маги и рукопашники, пусть и оканчивают свой путь как демоны, стартуют в качестве людей-мраккультистов (ведьм, колдунов, берсеркеров, одержимых).
  • Kingdom Rush — в DLC-кампании «Огненное мучение» есть демоны, умеющие создавать копии самих себя. Так и называются — Легионами.
  • Аллоды: во вселенной онлайн-игры прежде редкие демоны Астрала начали объединяться в банды, а потом и армии. Пример не особо штампованной внешности — это скорее не стандартная христианская мифология, а лавкрафтщина (хотя рожки и копыта бывают).

Настольные игры

  • Warhammer 40 000 — демоны Хаоса и их служители не едины, но у них есть такое явление, как Чёрный Крестовый поход. Которое тысячелетие его возглавляет персонаж с красноречивой фамилией Абаддон.
  • Dungeons & Dragons — все расы «извергов» (бюрократы и законники дьяволы, манипуляторы и соблазнители даймоны, разрушители и совратители демоны) представляют собой именно, что адские легионы — просто у дьяволов это именно что легион с дисциплиной, уставом и должностями и верховным главнокомандующим, князем Ада Асмодеем, то у демонов скорее орда из отдельных грызущихся друг с другом банд, у которых теоретически есть некий «президент Сомали» Демогоргон, но практически все остальные варлорды Бездны чихали на него с высокой горки. Воюют прежде всего друг с другом за контроль над душами грешников.
  • Magic: the Gathering: культ Ракдоса в на планете-городе Равника. Хаотично-злые чудовища, но даже имеют свою роль в социуме: контролируют наёмных убийц и публичные дома.
  • Mutant Chronicles: раса инопланетных демонов, которые недвусмысленно называют себя Тёмным Легионом.
Армия и военное дело
Страницы в категории «Армия и военное дело»

Адский легион, Армия нежити, Армия раздолбаев, Военная полиция, Военный препарат, Воины и солдаты, Все, способные держать оружие, Из силовиков в бандиты, Из силовиков в повстанцы, Карательные отряды, На пистолетный выстрел, Неармейские войска, Огонь по своим, Оружие добудете в бою, Парамилитарии, Радиоэлектронная борьба, Следопыты-дозорные, Стратегия непрямых действий, Тёмное воинство, Тайная армия, Что ж ты в танке не сгорел?

Подкатегории для категории «Армия и военное дело»

Броня и защитное снаряжение, Военные типажи, Оружие, Тренировки, Тропы о боях и сражениях

Обломов и обломовщина как явление русской жизни

Роман И. А. Гончарова “Обломов” вышел в свет в 1859 году, в тот момент, когда в стране чрезвычайно остро стоял вопрос отмены крепостного права, когда русское общество уже в полной мере осознало губительность существующих порядков. Глубокое знание жизни и точность социального анализа характеров позволили писателю найти удивительно верное определение уклада русской жизни того времени — “обломовщина”.
Главная задача автора в романе — показать, как постепенно умирает в человеке человек, насколько не приспособлен к жизни помещик, не привыкший что-либо делать. Главные качества доброго, милого Ильи Ильича Обломова — его инертность, апатия, отвращение к какой-либо деятельности. Верный традициям реализма, И. А. Гончаров показывает, что эти качества явились результатом воспитания Обломова, они рождены уверенностью в том, что любое желание его будет исполнено и для этого не надо прилагать никаких усилий. Обломов — дворянин, ему не надо трудиться ради куска хлеба — на него трудятся сотни крепостных Захаров в имении и полностью обеспечивают его существование. А значит, он может целыми днями лежать на диване, не потому, что устал, а потому, “что это было его нормальным состоянием”. Он почти слился со своим мягким удобным халатом и длинными широкими туфлями, в которые виртуозно попадал с первого раза, едва только свешивал ноги с дивана.
В молодости Обломов “был полон всяких стремлений, надежд, ждал много от судьбы и самого себя, все готовился к какому-то поприщу, к какой-то роли”. Но время шло, а Илья Ильич все собирался, готовился начать новую жизнь, но не продвинулся ни на шаг ни к какой цели. В Москве он получил хорошее образование, но голова его “была как будто библиотека, состоящая из одних разрозненных по частям знаний”. Поступая на службу, которая ранее представлялась ему в виде какого-то семейного занятия, он и не предполагал, что жизнь сразу разделится для него на две половины, одна из которых будет состоять из труда и скуки, что для него было синонимами, а другая — из покоя и мирного веселья. Он понял, что “надобно быть по крайней мере землетрясению, чтобы не прийти здоровому человеку на службу”, а потому он вскоре подал в отставку, потом прекратил выезды в свет и полностью затворился в комнате. Если Обломов и признает какой-то труд, то только труд души, поскольку десятки поколений его предков “сносили труд как наказание, наложенное еще на праотцов наших, но любить не могли, и где был случай, всегда от него избавлялись, находя это возможным и должным”.
В жизни Обломова бывали минуты, когда он задумывался о причинах, побудивших его вести такую жизнь, когда он задавал себе вопрос: “Отчего я такой?” В кульминационной главе романа “Сон Обломова” писатель отвечает на этот вопрос. Он создает картину провинциального помещичьего быта и показывает, как ленивая спячка постепенно становится нормальным состоянием человека.
Во сне Обломов переносится в имение своих родителей Обломовку, “в благословенный уголок земли”, где нет “моря, нет высоких гор, скал, пропастей, ни дремучих лесов — нет ничего грандиозного, дикого и угрюмого”. Перед нами предстает идиллическая картина, ряд прекрасных пейзажей. “Правильно и невозмутимо совершается там годовой круг. Глубокая тишина лежит на полях. Тишина и жизненное спокойствие царствуют и в нравах людей в том краю”, — пишет И. А. Гончаров. Обломов видит себя маленьким мальчиком, стремящимся заглянуть в неизвестное, задать больше вопросов и получить на них ответы. Но лишь забота о пище становится первой и главной жизненной заботой в Обломовке. А все остальное время занимает “какой-то всепоглощающий, ничем непобедимый сон”, который И. А. Гончаров делает символом, характеризующим людей типа Обломова, и который называет “истинным подобием смерти”. С самого детства Илья был приучен к тому, что не должен ничего делать, что для любой работы есть “Васька, Ванька, Захарка”, да и сам в какой-то момент понял, что так “покойнее гораздо”. А потому все “ищущие проявления силы” в Илюше “обращались внутрь и никли, увядая”. Такая жизнь лишила героя романа всякой инициативы и постепенно превратила его в раба своего положения, своих привычек и даже раба своего слуги Захара.
В своей статье “Что такое обломовщина?” Н. А. Добролюбов писал: “Обломов — не тупая апатичная фигура без стремлений и чувств, а человек, тоже чего-то ищущий в жизни, о чем-то думающий”. Он наделен многими положительными качествами, да и не глуп. В его суждениях есть грустная правда — также следствие российской жизни. К чему стремятся все эти Судьбинские, Волкины, Пенковы? Действительно, стоит ли вставать с дивана ради той мелочной суеты, которой заняты его бывшие товарищи?
В духе традиции, созданной русскими писателями, И. А. Гончаров подвергает своего героя величайшему испытанию — испытанию любовью. Чувство к Ольге Ильинской, девушке огромной душевной силы, могло бы воскресить Обломова. Но И. А. Гончаров — реалист, и он не может показать счастливый финал романа. “Отчего погибло все? Кто проклял тебя, Илья? Что сгубило тебя?” — с горечью пытается понять Ольга. И писатель дает ответ на эти вопросы, совершенно точно определив имя этого зла — обломовщина. И не один Илья Ильич стал ее жертвой. “Наше имя легион!” — говорит он Штольцу. И действительно, поражены “обломовщиной”, стали ее жертвами почти все герои романа: и Захар, и Агафья Пшеницына, и Штольц, и Ольга.
Величайшая заслуга И. А. Гончарова состоит в том, что он удивительно точно изобразил болезнь, поразившую русское общество середины XIX века, которую Н. А. Добролюбов охарактеризовал как “неспособность деятельно захотеть чего-либо”, и указал на социальные причины этого явления.