Лермонтов школа

Тесты по теме «М.Ю.Лермонтов»

М.Ю.Лермонтов

1. М.Ю.Лермонтов родился:

а) в Тарханах

б) в Петербурге

в) в Пятигорске

г) в Москве

2. В какое учебное заведение поступил М.Ю.Лермонтов в 1831 г.?

а) в Школу гвардейских прапорщиков и кавалерийских юнкеров в Петербурге

б) в Московский университет

в) в Царскосельский лицей

г) в Петербургский университет

3. Какое произведение сделало имя М.Ю.Лермонтова знаменитым?

а) «Парус»

б) «Герой нашего времени»

в) «Маскарад»

г) «Смерть поэта»

4. Назовите основной мотив в творчестве М.Ю.Лермонтова.

а) зависть

б) свобода

в) одиночество

г) усталость

5. Какая характеристика общественной жизни наиболее точно передает особенности времени формирования Лермонтова — поэта?

а) начало формирования демократических тенденций

б) общественный подъем, рост национального самосознания,

вызванный войной 1812 г.

в) идеи декабризма определили атмосферу общественной жизни

г) спад социальной активности и рост пессимизма в общественных настроениях после разгрома восстания 14 декабря 1825

6. В поэзии М.А.Лермонтова воплотились принципы:

а) романтизма и сентиментализма

б) реализма и романтизма

в) классицизма и романтизма

г) реализма и классицизма

7. Парус в одноименном стихотворении М.Ю.Лермонтова — это …

а) символ дальних странствий

б) символ одинокой, жаждущей бурь личности

в) деталь пейзажа

г) символ бесконечного движения в мире

8. Стихотворение «Бородино» было написано М.Ю.Лермонтовым к :

а) 10 — летней годовщины битвы

б) 20 — летней годовщине битвы

в) 25 — летнему юбилею сражения

г) 15 — летию сражения

9. В стихотворении «Кинжал» М.Ю. Лермонтов использует образ кинжала, символизирующего поэтический дар. В каком еще стихотворении возникает тот же образ — символ?

а) «Бородино»

б) «Смерть поэта»

в) «Дума»

г) «Поэт»

10. К какому произведению М.Ю. Лермонтова подошли бы в качестве эпиграфа следующие строки из стихотворения «Дума»?

Печально я гляжу на наше поколенье!

Его грядущее — иль пусто, иль темно,

Меж тем, под бременем познанья и сомненья

В бездействии состарилось оно.

а) «Смерть поэта»

б) «Мцыри»

в) «Песня про… купца Калашникова»

г) «Герой нашего времени»

11. Укажите художественный прием, который использовал автор в выделенных строках?

Вам не видать таких сражений!…

Носились знамена, как тень,

В дыму огонь блестел,

Звучал булат, картечь визжала,

Рука бойцов колоть устала,

И ядрам пролетать мешала

Гора кровавых тел.

а) гипербола

б) олицетворение

в) инверсия

г) сравнение

Ответы:

1. г)

2. б)

3. г)

4. в)

5. г)

6. б)

7. б)

8. в)

9. г)

Школа гвардейских подпрапорщиков

Школа гвардейских подпрапорщиков

Николаевское кавалерийское училище — элитное военное училище Российской империи. Основано 9 мая 1823. Выпускниками училища были многие видные представители военной и культурной элиты России XIX — начала XX вв.

История

9 мая 1823 года приказом императора Александра I в Санкт-Петербурге, в казармах лейб-гвардии Измайловского полка (набережная Фонтанки, 120), была основана Школа гвардейских подпрапорщиков для обучения молодых дворян, поступавших в гвардию из университетов или частных пансионов и не имевших военной подготовки. В ее штате были начальник, 1 инспектор классов, 8 обер-офицеров в чине не ниже поручика и 120 слушателей. В Школе обучали юношей из дворянских семей, а затем выпускали их в полки гвардейской кавалерии.

1826 г. — При школе сформирован эскадрон юнкеров гвардейской кавалерии, учебное заведение переименовано в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. С 1825 г. школа располагается в бывшем дворце графов Чернышевых.

1859 г. — В связи с упразднением звания подпрапорщика Школа переименована в Николаевское училище гвардейских юнкеров.

В 1864 г. Школа преобразована в Николаевское кавалерийское училище, которое до конца своего существования располагалось в здании по адресу Лермонтовский (Ново-Петергофский) проспект, д. 54.

В 1890 г. при училище сформирована казачья сотня — так называемая «Царская сотня».

В октябре 1917 г. училище было расформировано.

В феврале 1921 г. училище было возрождено в Галлиполи на основе существовавшего в Крыму Учебного дивизиона. Впоследствии было эвакуировано в г. Белая Церковь (Югославия), где действовало до 1923 г. Произвело 4 выпуска (5 ноября 1922 г., 12 июля и 2 сентября 1923 г., перед закрытием — выпуск эстандарт-юнкеров, произведенных в корнеты 7 марта 1924 г.) — всего 357 человек. Начальник — генерал-лейтенант А. В. Говоров.

Устройство и учебная программа

Юнкер школы гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров. 1854 г.

В последствие в училище принимались наиболее успешные выпускники кадетских корпусов: необходимо было иметь не менее 9 баллов по наукам и 8 баллов за поведение.

В Николаевском кавалерийском училище готовили офицеров как для регулярной кавалерии, так и для казачьих войск. В соответствии с этим юнкера делились на эскадрон и сотню: 250 юнкеров в эскадроне, 120 — в казачьей сотне. Продолжительность обучения — 2 года. По окончании обучения юнкера выпускались корнетами в кавалерию.

Курс обучения был двухгодичным, и его конечной целью была подготовка выпускников к полковой службе. Основными учебными предметами были тактика, военное дело, топография, управление, артиллерия, фортификация, право, гигиена и черчение, из общеобразовательных предметов преподавались Закон Божий, русский, французский и немецкий языки, математика, механика, физика, химия, история, экономика, государствоведение и психология.

Существовала возможность сдать офицерские экзамены экстерном.

С 1864 г. выпуск проводился после летнего лагерного сбора, так как один лагерный сбор (после 1-го курса) был признан недостаточным. Первое время лучших выпускников направляли, как и ранее, в артиллерию и инженерные войска, но вскоре выпуск в эти рода войск из общевойсковых училищ был прекращен.

Система оценок

Знания оценивались по 12 бальной системе. Набравшие не ниже 9 баллов могли служить в гвардии, получившие средний балл ниже 9 баллов, могли выйти только в армию. Отметка ниже 6 баллов по любому предмету считалась неудовлетворительной. Получивший 5 баллов — проваливался.

Форма и вооружение

Форма юнкеров Николаевского кавалерийского училища времен Первой мировой войны

Форма юнкеров эскадрона, утвержденная Александром III

Повседневная: алая бескозырка с черными кантами, защитный китель, синие рейтузы с красным кантом при высоких хромовых сапогах и шпорах. Шашка, портупея и пояс надевались поверх кителя и серой, светлого тонкого сукна, шинели.

Парадная: мундир и кивер драгун наполеоновского времени с андреевской гвардейской звездой, черный мундир с красным лацканом, красно-черный пояс и длинные брюки-шоссеры с красными генеральскими лампасами при ботинках с прибивными шпорами, белая гвардейская портупея шашки и белые замшевые перчатки.

Вооружение эскадрона: шашки и карабины кавалерийского образца

Форма казачьей сотни:
Со времени учреждении сотни юнкера носили форму своих войск и полков.

С 1907 г.: китель с серебряным прибором и синие казачьи шаровары с красными лампасами и белым гвардейским снаряжением (пояс и портупея)

Воружение казачьей сотни: казачий карабин без штыка, пика, шашка донского казачьего образца

Традиции «Славной школы»

Николаевское кавалерийское училище (в память о прошлом именовашееся «Славной школой» или просто Школой) славилось своими традициями, так называемым «цуком».

При поступлении в училище каждый мог выбрать вид службы: «по славной ли училищной традиции, или по законному уставу?».

«По уставу» — выбрав службу по уставу, юнкер был избавлен от цука, но к нему переставали относится как к товарищу. Его называли «красным» и бойкотировали, никто с ним не разговаривал. С ним поддерживали лишь чисто служебные официальные отношения. Однако самым существенным, было то, что такого «красного» по окончании училища никогда бы не принял в свою офицерскую среду ни один гвардейский полк, ибо в каждом полку были выходцы из Школы, всегда поддерживавшие связь с родным училищем, а потому до их сведения, конечно, доходило, кто из новых юнкеров — «красный». Следует отметить, что «красный» юнкер был очень редким явлением.

«По славной учлищной традиции» — служба «по традиции» подразумевала полное подчинение младших (1-й год обучения) старшим (2-й год обучения), но регулировалась исторически сложившимися правилами.

Юнкера младшего курса с момента появления в училище назывались «сугубыми зверями» и поступали в полное распоряжение старшего курса. В Школе были разные лестницы для старших («корнетов») и младших («зверей») юнкеров, из четырех дверей, ведших в спальни эскадрона, где юнкера располагались повзводно, две были «корнетскими», равно как и половина зеркал-трюмо, там стоявших. Пользоваться ими младший курс не имел права. То же самое относилось и к курилке, где на полу имелась борозда, по преданию проведенная шпорой Лермонтова и потому именовавшаяся «Лермонтовской», за которую «зверям» доступ был запрещен.

Классика «цука»:

  • приседания, выполнявшиеся во всех углах и при всех случаях для развития «шлюза» и «шенкелей»
  • бесчисленные повороты направо, налево и кругом, чтобы довести «отчетливость» до совершенства
  • старший мог задать младшему любой вопрос в любое время суток, например, :»Молодой, пулей назовите имя моей любимой женщины», или «Молодой, пулей назовите полчок, в который я выйду корнетом», — «зверь» обычно отвечал на эти вопросы безошибочно, так как обязан был знать назубок, как имена женщин, любимых старшими, так и полки, в которые старшие намеревались поступить.
  • «Молодой, пулей расскажите мне про бессмертие души рябчика», — командовал старший. И молодой, вытянувшись стрункой, рапортовал: «Душа рябчика становится бессмертной, когда попадает в желудок благородного корнета».

Регулирование взаимоотношений:

Согласно обычаю, «корнеты» не имели права задевать личного самолюбия «молодого». Юнкер первого года обучения был обязан выполнить беспрекословно все то, что выполняли до него юнкера младшего курса из поколения в поколение. Однако имел право обжаловать в корнетский комитет то, в чем можно усмотреть «издевательство над его личностью», а не сугубым званием зверя. За этим строго следил «корнетский комитет» (возглавляемый выборным председателем), куда входили все юнкера старшего курса. Председатель корнетского комитета являлся верховным блюстителем и знатоком традиций Школы, компетенция его была неоспорима.

«Корнеты» не имели права с неуважением дотронуться хотя бы пальцем до юнкера младшего курса, уж не говоря об оскорблении. Это правило никогда не нарушалось ни при каких обстоятельствах.

За столкновения между собой юнкеров младшего курса с применением кулачной расправы и взаимных оскорблений обе стороны подлежали немедленному отчислению из училища независимо от обстоятельств, вызвавших столкновение

Известные выпускники

  • Лермонтов, Михаил Юрьевич (1834) — выпущен корнетом в лейб-гвардии Гусарский полк.
  • Мусоргский, Модест Петрович (1856) — выпущен корнетом в лейб-гвардии Преображенский полк.
  • Каульбарс, Александр Васильевич (1861) — выпущен в лейб-гвардии Гатчинский полк.
  • Сухомлинов, Владимир Александрович — выпущен корнетом в лейб-гвардии Уланский Его Величества полк.
  • Клейгельс Николай Васильевич (1868) — выпущен прапорщиком в лейб-гвардии Драгунский полк.
  • Плеве, Павел Адамович (1870) — выпущен в лейб-гвардии Уланский Его Величества полк.
  • Самсонов, Александр Васильевич (1877) — 12-й Ахтырский гусарский полк.
  • Яковлев, Леонид Георгиевич — известный оперный певец.
  • Келлер, Фёдор Артурович (1879)
  • Миллер, Евгений Карлович (1886)
  • Павлов Александр Александрович (1887) — выпущен в лейб-гвардии Гусарский полк.
  • Маннергейм, Карл Густав Эмиль (1889) — выпущен корнетом в 15-й Александрийский драгунский полк.
  • Мамонтов, Константин Константинович (1890) — выпущен кор­нетом в Конно-гренадерский лейб-гвардии полк.
  • Эрдели, Иван Георгиевич (1890) — выпущен в лейб-гвардии Гусарский полк.
  • Гудзенко, Анатолий Николаевич (1891) — выпущен корнетом в 46-й драгунский Переяславский Императора Александра III полк.
  • Богаевский, Африкан Петрович (1892) — выпущен в лейб-гвардии Атаманский Полк.
  • Фицхелауров, Александр Петрович (1893)
  • Борис Владимирович (великий князь) (1896)
  • Бискупский, Василий Викторович (1897)
  • Улагай, Сергей Георгиевич (1897)
  • Дутов, Александр Ильич (1898) — выпущен в 5-й Саперный батальон.
  • Балабин, Евгений Иванович (1900)- выпущен в Лейб-Гвардии Казачий Его Величества Полк
  • Секретев, Александр Степанович
  • Глазенап, Петр Владимирович (1903) — выпущен корнетом в 13-й драгунский Военного Ордена генерал-фельдмаршала графа Миниха полк.
  • Каппель, Владимир Оскарович (1903) — выпущен в 54-й Новомиргородский драгунский полк.
  • Толстов, Владимир Сергеевич (1905)
  • Князь Крови Императорской Иоанн Константинович Романов (1907)
  • Шкуро, Андрей Григорьевич (1907) — выпущен в 1-й Уманский казачий полк Кубанского казачьего войска.
  • Бабиев, Николай Гаврилович (1909) — выпущен хорунжим в 1-й Лабинский казачий полк.
  • Марков, Анатолий Львович (1914)

Примечания

  1. А. Г. Шкуро «Записки белого партизана»

Ссылки

  • Николаевское кавалерийское училище
  • Форма кадетов времен Первой мировой войны
  • Анатолий Марков. Книга «Кадеты и юнкера»
  • А. Г. Шкуро «Записки белого партизана»
  • К. Г. Маннергейм «Мемуары»
  • В. С. Трубецкой «Записки кирасира»
  • Корнеты и звери («Славная школа»): очерки.
  • Общество бывших юнкеров Николаевского кавалерийского училища. 1935.

В этот день в 1814 году родился великий русский поэт, прозаик, драматург, художник и настоящий офицер Михаил Юрьевич Лермонтов.


К. А. Горбунов «Михаил Лермонтов в сюртуке Тенгинского пехотного полка» (1841)

Источник – Лермонтовская энциклопедия

Военная служба Лермонтова

Военная служба Михаила Юрьевича Лермонтова началась с того дня, когда он был зачислен в Школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров унтер-офицером лейб-гвардии Гусарского полка – 14 ноября 1832 года. Он знал, что здесь его ожидали «маршировки, парадировки», всевозможные ограничения свободы, связанные с военной дисциплиной, но, приняв решение, он видел впереди не только забавы и пиры, но и долг – защиту родины. Лермонтову было трудно расстаться с его «неблагодарным кумиром» – литературной карьерой, но путь был выбран. В октябре 1832 года он писал М. А. Лопухиной: «…Если будет война, клянусь вам богом, буду всегда впереди». В 1840 году поэт доказал, что это не пустые слова.

Было бы ошибочным считать, что Школа юнкеров ничего не дала Лермонтову. Он стал образованным офицером, обладающим широким кругозором, знанием военной истории и основ военного искусства. Однако муштра и запрещение читать художественную литературу сильно ему досаждали, и он мечтал о скорейшем выпуске в корнеты л.- гв. Гусарского полка. Произошло это 22 ноября 1834 года. Служба в полку состояла не только в обычных военных занятиях, учениях, парадах, но и в обязательном посещении придворных балов. Правда, л.-гв. Гусарский полк значительно уступал в близости ко двору полкам Кавалергардскому и Конногвардейскому. Это порождало некоторую разобщённость между кавалергардами и конногвардейцами, с одной стороны, и лейб-гусарами – с другой. 7-м эскадроном л.-гв. Гусарского полка, в который был сначала зачислен Лермонтов, командовал Н.И. Бухаров – «столетья прошлого обломок… / Гусар прославленных потомок, / Пиров и битвы гражданин». В полку ещё сохранились старые вольнолюбивые традиции. Это проявилось и в том, что к стихотворению «Смерть поэта» и к его уезжавшему в ссылку автору офицеры-гусары отнеслись сочувственно и собирались дать Лермонтову по подписке прощальный обед. Однако М. Г. Хомутов – командир полка – усмотрел в этом проявление протеста против царского приговора и не разрешил торжества.
Было известно, что конногвардейцы и кавалергарды были на стороне Ж. Дантеса. И неслучайно позднее в «Кружке шестнадцати» из офицеров были только гусары. Вольнолюбивые традиции среди гусар способствовали развитию у Лермонтова привязанности к полку. В «Тамбовской казначейше» поэт писал: «…и скоро ль ментиков червонных / Приветный блеск увижу я… » (лейб-гусары носили алые доломаны и ментики). Белая масть лошадей, присвоенная л.-гв. Гусарскому полку, навсегда стала любимой мастью Лермонтова.
Службу он нёс исправно, но не терпел педантизма в мелочах службы и быта. В издевательском тоне говорится об этом в поэме «Монго»: «…и не тянул ноги он в пятку, / Как должен каждый патриот…». Свой протест против бессмысленных требований великого князя Михаила Павловича, командовавшего гвардией, Лермонтов осуществлял то явкой на развод караулов с миниатюрной саблей, то – на великосветский бал с неуставным шитьём на обшлаге и воротнике вицмундира. За это Лермонтова отправляли под арест. Но ни Школа юнкеров, ни «большой свет» не смогли заглушить лучших свойств натуры поэта. Период первой ссылки был важен для становления личности поэта-воина. На Кавказе он встретился с новыми людьми: это были скромные труженики войны и сосланные декабристы. Здесь Лермонтов ощутил известное сочувствие к себе со стороны начальства и отсутствие постоянной слежки III отделения.
Лермонтов в 1837 году являлся наблюдателем, а в 1840 – прямым участником боевых действий против горцев. Отношение его к военным действиям было противоречивым. С одной стороны, поэт всей душой был на стороне свободолюбивых народов Кавказа, однако, как Пушкин и декабристы, понимал, что у горцев нет надежды на завоевание полной независимости, и единственный выход состоит в присоединении к России.

В «Мцыри» Лермонтов писал: «И божья благодать сошла / На Грузию! она цвела / С тех пор в тени своих садов, / Не опасаяся врагов, / За гранью дружеских штыков». По планам 1837 года Нижегородский драгунский полк должен был принять участие только в рекогносцировке Главного Кавказского хребта, не связанной с боевыми действиями. Доброжелатели Лермонтова – А. И. Философов, В. Д. Вольховский, П. И. Петров – стремились дать возможность поэту в боевой экспедиции 1837 года заслужить «прощение». Их усилиями Лермонтова освободили от поездки в полк и прикомандировали к отряду А.А. Вельяминова в экспедицию за Кубань.
Однако непредвиденные обстоятельства нарушили эти планы. Весной 1837 года, когда экспедиция только ещё готовилась, Лермонтов заболел. Принято считать, что по этой причине он не принял участия в операции. Однако Лермонтов знал, что его хотят не только направить в экспедицию, но и «подать» царю на смотре, назначенном в Анапе, а фактически проведённом в Геленджике 20 – 21 сентября 1837 г. Срок этот был определён заранее. Весеннюю экспедицию 1837 г. Вельяминов планировал так, чтобы до царского смотра войска могли отдохнуть и привести себя в порядок. Боевые действия начались 15 мая и закончились 2 сентября. Рапорт о болезни Лермонтов подал 13 мая. В конце мая он начал лечиться – принимал ванны в Пятигорске, встретился там с Вольховским и узнал о сроках экспедиции и смотра.
Известно, что Лермонтов прибыл в Тамань только в 20-х числах сентября, узнал об отмене осенней экспедиции и из Ольгинского укрепления отправился в свой полк. Случайным ли было его опоздание на царский смотр в Геленджике или намеренным? Вряд ли состояние здоровья удерживало Лермонтова. Присутствовать на царском смотре он, очевидно, не хотел и принял по этому поводу твёрдое решение. Он предполагал быть в отряде после отъезда императора Николая I.
Тем временем экспедиция была отменена. Лермонтов направили в полк, во 2-й дивизион, осуществлявший наблюдение за всей Ширванской провинцией, – в Шемаху. К этому времени относятся поездки Лермонтова с А.И.Одоевским и эпизод с перестрелкой в районе Кубы. Месяцы, проведённые на Кавказе, сыграли большую роль в формировании мировоззрения поэта, в становлении его творчества. К тому же усилилась его неудовлетворённость военной службой, созрело решение выйти в отставку и посвятить себя исключительно литературной деятельности. Благодаря хлопотам Е. А. Арсеньевой по представлению А. Х. Бенкендорфа 11 октября 1837 года Лермонтов был переведён в л.-гв. Гродненский гусарский полк, в котором пробыл недолго. Лермонтов не строил себе иллюзий в отношении места стоянки полка. В письме к П. И. Петрову на Кавказ от 1 февраля 1838 г. он писал о «приятном путешествии» в «великий Новгород, в ужасный Новгород». Поэт ехал в Селищенские казармы Новгородского удела военных поселений в 60 км от Новгорода; для него это – край древней вольности, воспетый декабристами, с одной стороны, и место аракчеевских военных поселений – с другой. На места поселённых полков были поставлены части 2-й лёгкой кавалерийской дивизии, в том числе л.-гв. Гродненский гусарский полк, принимавший участие в подавлении восстания в Польше в 1830 – 1831 годов. О кровавой истории Селищенских казарм Лермонтов, конечно, знал от С. А. Раевского, служившего в Департаменте военных поселений.

Лермонтова назначили в 4-й эскадрон, который формировал и которым командовал вплоть до ареста декабрист М. С. Лунин. Поэт застал в полку 16 офицеров и десятки солдат в своём эскадроне, служивших вместе с Луниным. Селищенские казармы дважды в год – во время ледостава и ледохода по р. Волхову – были отрезаны от внешнего мира. В полку господствовали псевдогусарские традиции (картёжная игра и выпивки), быстро надоевшие поэту. В окрестных деревнях продолжали влачить полунищенское существование пахотные солдаты, свидетели и участники восстания военных поселян. Командир полка Д. Г. Багратион-Имеретинский стремился сделать полк лучшим в России.
Видимо, Лермонтов исправно нёс службу, только этим можно объяснить то, что ему дважды разрешили 8-дневный отпуск в Петербург. В конце апреля 1838 года Лермонтов возвратился в столицу, а 14 мая прибыл в л.-гв. Гусарский полк, квартировавший в Царском Селе. Он не терял надежды на отставку, нёс опостылевшую после Кавказа плац-парадную службу, регулярно посещал балы, но чаще – среду литераторов. Участвовал в «Кружке шестнадцати».
Столкновение и дуэль с Э. Барантом привели к унизительной процедуре допросов и суда, суровому приговору, переводу в Тенгинский пехотный полк. Во время второй ссылки Николай I был беспощаден к Лермонтову. Царь выбрал для поэта Тенгинский полк, который действовал на наиболее опасных участках. В 1840 году предполагалось осуществить операции преимущественно на правом фланге Кавказкой линии. Передовую линию было решено перенести с Кубани на р. Лабу, а пространство между этой рекой и Верхней Кубанью заселить казачьими станицами. Для этой цели был сформирован Лабинский отряд Г. Х. Засса и десантный отряд И. Н. Раевского. На левом фланге планировалось закрепление на Кумыкской плоскости и в Салатавии. Это было возложено на Чеченский отряд генерала А. В. Галафеева.
Однако в 1840 инициативу в свои руки взяли горцы. Ранней весной они нанесли ряд ударов в Черноморье и овладели некоторыми укреплениями. Уже в марте Шамиль осуществил военные операции в Чечне. Как правило, русские войска действовали с опозданием, давая возможность Шамилю распространить своё влияние на всю Чечню и даже окрестности Владикавказа. Операции русских войск носили скорее карательный, чем боевой характер. Экспедиции 1840 года себя не оправдали. Лермонтов выехал из Петербурга 5 или 6 мая, 10 июня был в Ставрополе и добился назначения в Чеченский отряд Галафеева на левый фланг Кавказкой линии.
Стеснительные условия службы в качестве командира взвода 12-й мушкетёрской роты Тенгинского пехотного полка (поэт был определён по ходатайству К. К. Данзаса в его батальон), по-видимому, Лермонтова тяготили. Он предпочёл более свободную от повседневной опеки должность адъютанта в отряде Галафеева. Офицеры штаба – адъютанты, как их тогда называли – иногда прикреплялись заранее к какой либо части боевого порядка, вели наблюдение за её действиями, доносили об этом, а порой и сами организовывали действия этих частей. Так было, в частности, с Лермонтовым в бою на реке Валерик. Он был назначен для наблюдения за штурмовой колонной и должен был действовать в её составе. Для выполнения такого поручения надо было обладать мужеством, хорошим кругозором, пониманием обстановки и решительностью. Служба таких адъютантов была сопряжена с большей опасностью, чем в строю. Так, в бою на реке Валерик потери в офицерах строевых частей составили 8%, а среди адъютантов около 20%.
Лермонтов участвовал в операциях Галафеева предположительно с 29 июня, а согласно документам с 6 июля 1840г. С 6 по 14 июля отряд действовал в Малой Чечне по маршруту: Грозная, Чах-Гери, Ахшпатой, Урус-Мартан, Гехи, Валерик (11 июля), Казах-Кичу, Грозная. В первой же операции Лермонтов проявил себя инициативным офицером. Он выполнял свой долг «…с отличным мужеством и хладнокровием и с первыми рядами храбрейших ворвался в неприятельские завалы». В стих. «Валерик» сказано: «Все офицеры впереди… / Верхом помчался на завалы / Кто не успел спрыгнуть с коня… «.
За этот бой поэт был представлен к ордену Владимира 4-й степени с бантом, но командир корпуса снизил представление до ордена Станислава 3-й степени, который Лермонтов также не получил. Не достигнув решительного успеха в этой операции, Галафеев с опозданием направился на выручку генерал-лейтенанта Ф. К. Клюги фон-Клюгенау в Темир-Хан-Шуру. Выступив из Грозной 17 июля, Галафеев 9 августа возвратился в Герзель-аул и приступил к строительству запланированного укрепления, прекратив на время боевые действия.
Во время этой паузы Лермонтов и другие офицеры получили кратковременные отпуска в Пятигорск и Кисловодск. В 20-х числах сентября 1840 года Лермонтов возвратился в отряд и с 27 сентября по 18 октября участвовал в походе на Большую Чечню. В бою 10 октября был ранен Р. И. Дорохов, командовавший «сотней» отборных конных бойцов. В дальнейшем она именовалась Лермонтовским отрядом.
Лермонтов, приняв командование, проявил не только незаурядное дарование кавалерийского офицера, но и повседневную заботу о подчинённых, с которыми делил опасности боя и тяготы походной жизни. Командующий конницей у генерала П. Х. Граббе, принявшего на себя руководство дальнейшими боевыми действиями, В. С. Голицын писал, что трудно было бы подобрать для этой «сотни» более подходящего командира. Лермонтов «…был всегда первый на коне и последний на отдыхе… » Голицын представил его к золотой сабле «За храбрость», что предполагало возвращение в гвардию.
С 27 октября по 6 ноября Граббе совершил повторный, не оправдавший себя поход в Малую Чечню. Снова был бой на р. Валерик и опять отличился Лермонтов. С 9 по 20 ноября «Чеченский отряд» действовал в Большой Чечне. 20 ноября в Герзель-ауле состоялся смотр этого отряда военным министром А. И. Чернышевым. Он нашёл отряд в расстроенном состоянии, отменил зимнюю экспедицию и распустил войска на зимние квартиры. Лермонтова, проявившего себя отважным офицером, представили к двум наградам с переводом в гвардию.
В конце 1840 года Лермонтов прибыл в Тенгинский пехотный полк. 14 января 1841 он отправился в отпуск в Петербург с надеждой на отставку. В столице Лермонтов узнал, что его вычеркнули из Валерикского представления к наградам, подведя под общее положение. Из итогового представления за 1840 Николай I вычеркнул его сам. Но об этом стало известно после смерти поэта. Возвращаясь на Кавказ в 1841, поэт все ещё собирался «…заслуживать себе на Кавказе отставку… «.
В последних письмах бабушке от 9 – 10 мая и 28 июня 1841 опять задается вопрос: «выпустят ли» в отставку? Не выпустили. П. А. Клейнмихель иезуитски ответил Е. А. Арсеньевой, что не советует поэту подавать прошение об отставке, а сам 30 июня 1841 года передал предписание Е. А. Головину о запрещении царя отпускать Лермонтова от «фронта» в Тенгинском пехотном полку, то есть от неотлучной строевой службы, чтобы не давать повода «отличиться».
В письме к Арсеньевой от 9 – 10 мая 1841 Лермонтов писал: «…кажется, прежде отправлюсь в Шуру, где полк, а оттуда постараюсь на воды… » В это время ему была выдана подорожная в Темир-Хан-Шуру.
Однако по пути к месту назначения поэт заехал в Пятигорск и получил там разрешение остаться на лечение. 15 июля 1841 года Лермонтов был убит на дуэли и только 12 августа исключён из списков армии.

Из статьи «Военная служба» Лермонтовской энциклопедии.

День рождения Михаила Лермонтова

К Т*** (Тизенгаузену)
Не води так томно оком,
Круглой жопкой не верти,
Сладострастьем и пороком
Своенравно не шути.
Не ходи к чужой постеле
И к своей не подпускай,
Ни шутя, ни в самом деле
Нежных рук не пожимай.
Знай, прелестный наш чухонец,
Юность долго не блестит!
Знай: когда рука господня
Разразится над тобой
Все, которых ты сегодня
Зришь у ног своих с мольбой,
Сладкой влагой поцелуя
Не уймут тоску твою,
Хоть тогда за кончик хуя
Ты бы отдал жизнь свою.
ОДА К НУЖНИКУ
О ты, вонючий храм неведомой богини!
К тебе мой глас… к тебе взываю из пустыни,
Где шумная толпа теснится столько дней
И где так мало я нашел еще людей.
Прими мой фимиам летучий и свободный,
Незрелый слабый цвет поэзии народной.
Ты покровитель наш, в святых стенах твоих
Я не боюсь врагов завистливых и злых,
Под сению твоей не причинит нам страха
Ни взор Михайлова, ни голос Шлиппенбаха
Едва от трапезы восстанут юнкера,
Хватают чубуки, бегут, кричат: пора!
Народ заботливо толпится за дверями.
Вот искры от кремня посыпались звездами,
Из рукава чубук уж выполз, как змея,
Гостеприимная отдушина твоя
Открылась бережно, огонь табак объемлет.
Приемная труба заветный дым приемлет.
Когда ж Ласковского приходит грозный глаз,
От поисков его ты вновь скрываешь нас,
И жопа белая красавца молодого
Является в тебе отважно без покрова.
Но вот над школою ложится мрак ночной,
Клерон уж совершил дозор обычный свой,
Давно у фортепьян не раздается Феня…
Последняя свеча на койке Беловеня
Угасла, и луна кидает бледный свет
На койки белые и лаковый паркет.
Вдруг шорох, слабый звук и легкие две тени
Скользят по каморе к твоей желанной сени,
Вошли… и в тишине раздался поцалуй,
Краснея поднялся, как тигр голодный, хуй,
Хватают за него нескромною рукою,
Прижав уста к устам, и слышно: «Будь со мною,
Я твой, о милый друг, прижмись ко мне сильней,
Я таю, я горю… » И пламенных речей
Не перечтешь. Но вот, подняв подол рубашки,
Один из них открыл атласный зад и ляжки,
И восхищенный хуй, как страстный сибарит,
Над пухлой жопою надулся и дрожит.
Уж сближились они… еще лишь миг единый…
Но занавес пора задернуть над картиной,
Пора, чтоб похвалу неумолимый рок
Не обратил бы мне в язвительный упрек.
РАЗЛУКА
(посвящено М.И.Сабурову)
Я виноват перед тобою,
Цены услуг твоих не знал.
Слезами горькими, тоскою
Я о прощеньи умолял,
Готов был, ставши на колени,
Проступком называть мечты:
Мои мучительные пени
Бессмысленно отвергнул ты.
Зачем так рано, так ужасно
Я должен был узнать людей
И счастьем жертвовать напрасно
Холодной гордости твоей?..
Свершилось! вечную разлуку
Трепеща вижу пред собой…
Ледяную встречаю руку
Моей пылающей рукой.
Желаю, чтоб воспоминанье
В чужих людях, в чужой стране
Не принесло тебе страданье
При сожаленье обо мне…
Первоисточник: Лермонтов

Биография — Лермонтов Михаил Юрьевич

Михаил Юрьевич Лермонтов родился 3(15) октября 1814 года в Москве.

Родовые корни

Мать и отец Михаила Лермонтова.

По отцовской родовой линии великий русский писатель происходил из шотландского рода Георга Лермонта, который, находясь на службе у польского короля, во время сражения в 1613 году у крепости Белой перешёл на сторону русских и позднее получил от царя грамоту на владение землёй в Костромской области. От него пошёл род Лермонтовых уже во втором поколении принявших православие. Михаил Юрьевич был восьмым коленом от воина Георга.

Прадед Лермонтова был воспитанником шляхетского кадетского корпуса.

Отец поэта – всего лишь капитаном в отставке с небольшим имением в Тульской губернии. Юрий Петрович был добрым и отзывчивым красавцем с крайне пылкой натурой.

Его красота и светские манеры не оставили равнодушной единственную дочь богатых соседей Марию. Вопреки желанию матери, она вышла замуж за отставного капитана. Было ей тогда 17 лет.

Дед Михаила Юрьевича по материнской линии – Михаил Васильевич Арсеньев, отставной гвардии поручик, происходил из старинной дворянской фамилии. После женитьбы на бабушке поэта купил у графа Нарышкина в Пензенской губернии прекрасное большое село Тарханы, где и проживал со своей семьёй. Был человеком беззаботным и увлекающимся.

Бабушка поэта по материнской линии происходила из богатого и известного рода Столыпиных. Известный российский реформатор Пётр Аркадьевич Столыпин приходился Лермонтову троюродным братом. После смерти мужа бабушка сама управляла большим имением.

Судьба сложилась так, что она пережила не только мужа, но дочь, зятя и любимого внука Михаила.

Детские переживания

Семья Лермонтовых проживала в Тарханах, но поскольку мать поэта отличалась слабым здоровьем – муж повёз её на роды в Москву, где можно было рассчитывать на более квалифицированную медицинскую помощь.

Михаил Лермонтов (возраст 6-8 лет).

Там, в доме напротив Красных ворот, в ночь со 2-го на 3-е октября 1814 года родился мальчик Михаил, которому суждено было стать позднее великим русским поэтом и писателем.

Бабушка поэта стала его крёстной и основала в честь внука новое село, которое назвала Михайловским.

Когда мальчику было три года, умерла его мать и началась «война» между отцом и бабушкой, которая самым неблагоприятным образом отразилась на психике мальчика. Он любил их обоих, но страшно тосковал по отцу, которого бабушка вынудила уехать в своё имение, оставив внука ей.

Елизавета Алексеевна тратила на воспитание внука огромные деньги, возила его отдыхать на Кавказ (Миша отличался слабым здоровьем), нанимала учителей для обучения языкам, но радости, свойственной своим сверстникам Лермонтов не чувствовал никогда. Все свои душевные проблемы он описал в неоконченной юношеской «Повести», где главный герой Саша Арбенин по-сути является двойником поэта. Маленький мальчик рано стал чувствовать взрослое одиночество, но этого не замечал никто вокруг.

Несмотря на своё душевное состояние, он много читал и занимался. Уже в детстве Лермонтов читал в оригинале английскую, немецкую и французскую литературу и отлично изучил культуру Европы.

Время учёбы и первой любви

Когда Михаилу исполнилось 12 лет, бабушка повезла внука в Москву для подготовки к поступлению в университетский благородный пансион. Здесь поэт обучается почти два года. Он много читает, пробует силы в самостоятельном творчестве и даже участвует в выпусках ученического журнала. Не менее важным кажется Лермонтову найти родную душу, которая бы разделяла все его устремления и сомнения. Но он разочаровывается в друзьях, негодует на их предательства. Особенно тяжело становится Михаилу с 1829 года, когда бабушка, играя на чувстве благодарности внука, вынуждает его навсегда расстаться с отцом. Юрий Петрович отступает, поскольку хочет, чтобы сын его жил в достатке и получил хорошее образование, что сам он не смог бы обеспечить.

В 16 лет молодой человек говорит о том, что его душа состарилась! В это время он пишет первый очерк «Демона» и стихотворение «Монолог», из которого позднее выльется знаменитая «Дума».

Весной 1830 года пансион преобразуют в гимназию, и Лермонтов покидает его, уезжая в Середниково к брату бабушки. Недалеко проживают родственники Верещагины, у которых Лермонтов знакомится с предметом своего первого обожания – Катей Сушковой. В те времена поэт станет лишь предметом её развлечений и насмешек, позднее – он отомстит ей со всей пылкостью своей натуры.

В этом же году Лермонтов напишет удивительно пророческое стихотворение о России – «Предсказание», которое как будто бы увидит сквозь время из 1917 года.

В университете

С сентября 1830 года Лермонтов начинает учёбу в Московском университете на нравственно-политическом отделении, позднее переходит на словесное.

Студенческая жизнь «бьёт ключом», но не для Михаила. Он прекрасно знаком со всеми известными кружками, воззрения некоторых студентов даже разделяет, но близко не сходится ни с кем. Он стоит «наблюдателем» над всем и всеми. При этом посещает светские салоны и участвует в их развлечениях, то прикрываясь насмешкой и презрением, то разыгрывая из себя отчаянного любителя приключений.

В этот период Лермонтов пишет стихи о любви, поэмы и драмы.Человеку, не знающему Лермонтова близко, его поэзия могла показаться совершенно несовместимой с той личностью, которую он привык показывать в свете. Свои действительные отношения к светской жизни он раскрывал только перед самыми близкими друзьями. В одиночестве он с удовольствием и грустью вспоминал свои кавказские впечатления – от людей могучих и благородных, совершенно не похожих на фальшивых представителей высшего света. В 1831 году умирает отец, что вносит в душу поэта дополнительное смятение и духовное отчуждение от общества. Он мечтает о естественной жизни, свободной от почестей и вражды. В этом году он пишет драму «Странный человек» — против существующей власти и крепостного права.

Отношения с преподавателями в университете не всегда складываются хорошо и несколько профессоров заваливают Лермонтова при сдаче экзаменов на втором курсе. С июня 1832 года, чтобы не остаться на второй год, поэт уходит из университета и уезжает в Санкт-Петербург вместе с бабушкой.

Школа прапорщиков

В Санкт-Петербурге поэт планирует продолжать учёбу, но ему отказываются засчитать два года, проведённые в Московском университете. И по совету родственников он поступает в Школу гвардейских подпрапорщиков. Бабушка одобряет такую перемену в карьере.

Но сам поэт позднее назовёт эти два года «злополучными». В это время он в полной мере участвует во всех проказах юнкеров (в т.ч.эротических), пишет фривольные и даже непечатные стихи, которые пользуются большим успехом в среде военных. Такая жизнь вызывает искренние опасения у его настоящих друзей. Но Лермонтов сумел пройти через все кутежи и разгул, сохранив лучшее в себе. Бурная жизнь и новые приятели дали ему блестящее знание психологии людей и множество новых характеров для своих произведений. В свободное время он пишет роман «Вадим» и всё больше задумывается о написании драматических произведений.

Практически вместе с Лермонтовым поступает в ту же школу его будущий убийца, который пишет про Михаила, как высокообразованного человека, значительно выделяющегося среди своих сверстников умом и воззрениями на мир.

В гвардии

М.Ю. Лермонтов, художник — Заболотский

Окончив школу корнетом лейб-гвардии гусарского полка, в ноябре 1834 года Лермонтов вместе со своим другом А.Столыпиным поселяются в Царском Селе, где продолжают вести прежний образ жизни.

Лермонтов является завсегдатаем светских вечеринок, забав и карнавалов, образцом для подражания для молодёжи и вожделенным женихом для девушек. Многие дамы мечтают завести с ним роман. Именно в это время он находит свою подростковую любовь Сушкову и расстраивает её выгодный брак. Лермонтов всеми силами старается казаться любвеобильным и беспощадным, и только самые близкие друзья знают – насколько он одинок и близок к отчаянию. В конце 1835 года выходит замуж Варвара Лопухина, единственная женщина которую поэт любил по-настоящему всю жизнь. Это усугубляет его чувство одиночества. В этом же году Лермонтов пишет драму «Маскарад» и его произведение впервые появляется в печати. Один из друзей поэта без его ведома отдаёт повесть «Хаджи-Абрек» в «Библиотеку для чтения». И хотя повесть имеет успех, Лермонтов ещё долго не хочет печатать свои стихи.

Творческий перелом

Гибель Пушкина поразила Лермонтова безмерно. Когда совершилось страшное событие, он болел и услышал первые рассказы о трагедии от своего врача. Этот же врач рассказал ему о реакции «света» на гибель Пушкина, о том, что многие дамы практически оправдывали действия Дантеса.

Лермонтов был потрясён и в едином порыве написал стихотворение «Смерть Поэта», которое сразу вознесло его на вершины известности и полностью поменяло всю жизнь.

Стихотворение вызвало бурю в высшем обществе – глубокую благодарность друзей и родных Пушкина и бешеную ненависть остальных. Один из родственников Лермонтова стал выговаривать ему за неосмотрительную горячность к столь высокородному господину, как Дантес. В ответ поэт выставил родственника за дверь и написал заключительные 16 строк стиха, которые привели к судебному разбирательству.

Император был в гневе, но благодаря заступничеству друзей Пушкина (в первую очередь Жуковского, близкого к царской семье) и связям бабушки корнет Лермонтов был переведён прапорщиком в полк, действовавший на Кавказе, избежав длительного тюремного заключения.

Отъезд поэта в ссылку не остался незамеченным. Всё дворянское общество разделилось «на два лагеря»: одни горячо сочувствовали Лермонтову, другие – также рьяно ненавидели.

Первая ссылка на Кавказ

В марте 1837 года поэт по личному приказу царя был отправлен в Нижегородский драгунский полк, располагавшийся в Грузии. Ссылка произвела на характер Лермонтова неизгладимое влияние.

Он был поражён красотами природы, силой характеров горцев и их любовью к родной земле. Поэт заинтересовался народным творчеством горских народов, их языком и бытовыми традициями. Он мог часами сидеть, глядя на снежные вершины или цветущие деревья, много рисовал. Прошлая жизнь как будто растворялась за горизонтом. Здесь же Лермонтов познакомился с декабристами и грузинской интеллигенцией.

Но привычка жить в «светском» обществе влекла его назад, в Петербург. Благодаря усилиям бабушки Лермонтова сначала перевели в Новгород, а затем и обратно в столицу.

Годы расцвета

1838-1840 года можно назвать лучшими в творчестве Лермонтова. Кавказ как будто всколыхнул его душу и поднял на её поверхность то, что было в глубине.

После стихотворения «Смерть поэта» он становится одним из самых известных в обществе писателей.

Поэт восстанавливает свои светские связи, бывает в литературных салонах и на аристократических приёмах. Пользуется необыкновенной популярностью у дам. И при этом – с глубоким отвращением относится ко всему высшему обществу и его привычкам.

В этот период поэт уделяет много времени написанию двух самых известных своих произведений: поэмам «Демон» и «Мцыри» (закончена в 1839 году).

Творчество Лермонтова становится многообразнее и ярче. В 1838 году публикуется (без имени автора) историческая поэма «Песня…про купца Калашникова», в этом же году выходят стихи-раздумья о судьбе своего поколения и гражданских идеалах поэзии – «Дума» и «Поэт». В поэтических произведениях «Бородино», «Завещание» и «Родина» поэт обращается к народному творчеству и возвеличивает характер русского народа. Он находит темы для сотрудничества с журналом «Отечественные записки» (почти каждый номер выходит с его новым стихотворением), лично знакомится с В.Г.Белинским.

Поэзию свою он «питал» от «корней» лирики декабристов и Байрона. Поэзия Лермонтова всегда далека от созерцательности и наполнена напряжённой мыслью, герои его часто «демонически» необузданны, но и реалистичны одновременно. В образе Демона поэт воплощает мятеж личности против «мировой несправедливости», но в то же время, видит возможность духовного возрождения героя – через любовь и добро.

К сожалению, роль «льва» в петербургском обществе закончилась для Лермонтова серьёзной проблемой. Перейдя в любовных увлечениях дорогу сыну французского посланника Эрнесту де Баранту, Лермонтов дошёл до дуэли. Дело закончилось бескровно, но Лермонтова арестовали и перевели в Тенгинский пехотный полк на Кавказе.

Снова Кавказ

Вторичное пребывание на Кавказе кардинально отличалось от того, что было ранее.

Тогда Лермонтов ездил по Кавказу с прогулками, знакомясь с бытом и традициями народов. Теперь же, по личному приказу царя, его не отпускали с передовой линии и задействовали во всех возможных военных операциях. Лермонтов был настолько «безумно» храбр и хладнокровен, что о нём с уважением говорили даже горцы.

За безудержную храбрость во время сражения при реке Валерик в Чечне поэт дважды представлялся к наградам, но царь лично отклонял эти представления.

Творческие мысли Лермонтова давно уже были заняты романом. Основные герои были «написаны» ещё в 1837 году. Продолжение писалось постепенно главами. К 1840 году роман был готов и напечатан.

Он стал лучшим произведением лермонтовской реалистичной прозы, как точный и психологически раскрытый портрет современника на фоне жизни всего общества. Портрет личности сильной по духу, но слабой по действию. Многие из современников увидели в образе Печорина самого Лермонтова, хотя сам Михаил Юрьевич никогда этого не подтверждал.

В этом же году вышел единственный изданный при жизни сборник стихотворений Лермонтова, в котором было почти 28 стихотворений.

Февраль 1841 года принёс Лермонтову короткую радость – ему дали небольшой отпуск для поездки в столицу и свидания с бабушкой.

Последние месяцы жизни

Домик Лермонтова в Пятигорске. В нем Лермонтов провел последние месяцы жизни.

Оказавшись в Петербурге, Лермонтов пытается выйти в отставку, чтобы посвятить жизнь литературному творчеству. Но бабушка надеется, что внук сможет сделать военную карьеру и Михаил Юрьевич с тяжёлым сердцем возвращается на Кавказ.

По дороге он останавливается в Пятигорске для лечения и встречает старых знакомых, которые проводят время в отдыхе и веселье. С одним из них, Мартыновым, происходит ссора, которая приводит к дуэли.

Лермонтов принимает вызов, но вспоминая свои старые приятельские отношения с Николаем, категорически не собирается стрелять в него. Мартынов же убивает Лермонтова наповал.

Как погибшего на дуэли Лермонтова похоронили без панихиды, но с соблюдением других церковных обрядов на кладбище в Пятигорске 15 (27) июля 1841 года. В следующем году гроб с его телом был перевезён в Тарханы и погребён в семейном склепе Арсеньевых.

Мистические факты о Лермонтове:

— Сразу при рождении родителям Лермонтова было сделано предсказание, что их сын умрёт в молодом возрасте.

— Возвращаясь из Петербурга на Кавказ, Лермонтов буквально упросил своего родственника Столыпина поехать через Пятигорск, где и состоялась роковая дуэль.

Вернуться в раздел «Биографии»