Люди с ограниченными

Инвалиды — это ЛЮДИ с ограниченными возможностями

Инвалиды — это ЛЮДИ с ограниченными возможностями.

Люди с ограниченными возможностями, по-русски, инвалиды, есть везде. Ограничение возможностей накладывает свой отпечаток на характер таких людей. И, пожалуй, самой яркой чертой становиться желание быть нужным и полезным. В подавляющем большинстве такие люди хотят и могут работать. Мы все знаем, что трудоустроиться в России хоть как-то инвалиду более чем трудно, что и говорить о возможности найти хорошую работу по душе, силам и оплате. Поэтому мы хотим предложить вашему вниманию рассказ-зарисовку о жизни инвалидов в США. Ее автор – Светлана Букина 17 лет живет в Соединенных Штатах Америки. Ее взгляд на проблему — это просто взгляд со стороны.

Валиды

Мне потребовалось прожить в Америке несколько лет, чтобы сообразить, что слово «инвалид» — это написанное русскими буквами английское слово invalid. В словаре Мириам-Вебстер invalid определено следующим образом:

not valid: a: being without foundation or force in fact, truth, or law b: logically inconsequent — безосновательный, беззаконный, неподтверждённый фактами. Нелогичный. Инвалид – существительное. Мы можем сказать: «Вот идёт инвалид». В английском языке тоже есть подобное слово – cripple, но по степени неполиткорректности оно сравнится разве что с «негром». Это обзывалка, которую злые подростки выкрикивают вслед бедному мальчику на костылях в душещипательных романах.

Существительные определяют человека – урод, гений, идиот, герой. Американцы любят существительные-определения ничуть не меньше других народов, но вот инвалидов предпочитают называть “disabled persons”. Человек, возможности которого ограничены. Но сначала человек.

Я работаю в здании Национальной Обороны (National Guard), и инвалиды там – на каждом шагу. Речь не идёт о ветеранах войны, потерявших руки или ноги. Говорят, что их много, но я их не вижу. Сидят себе в своих «кубиках» и выполняют бумажную или компьютерную работу. Я о тех, кто был рождён с неким физическим или умственным недостатком, а чаще – и с тем, и с другим. Солдату без ноги или руки легко подыскать работу. Попробуйте подыскать работу глухонемому умственно отсталому корейцу или женщине в инвалидной коляске, у которой IQ дай Бог 75.

Кореец собирает у нас мусор из корзинок и выдаёт новые пакетики. Хороший парень, которого все любят, и выдвигают корзинки с мусором из-под столов при первых звуках его добродушного мычания. Женщина в коляске, на пару с полунемым мексиканцем, убирают наши туалеты. Как они это делают (особенно она, в коляске-то) я точно не знаю, но туалеты блестят. А в кафетерии половина сервировщиц явно не от мира сего, да ещё по-английски плохо говорят. Но проблем нет – ткнёшь пальцем, положат на тарелку. Кладут очень щедро, я вечно прошу снять немного мяса, мне столько не съесть. И всегда улыбаются. А в мини-кафешке на третьем этаже работает весёлый парень, совершенно слепой. Такие хот доги делает, что держись. За секунды. Вообще работает лучше и быстрее, чем большинство зрячих.

Эти люди не производят впечатление несчастных и убогих, да и не являются ими. У инвалидов в колясках специально оборудованные машины, или их развозит приспособленный под это дело микроавтобус. У всех – достойно оплачиваемая работа плюс очень приличные пенсии, отпуска и страховки (на государство работают, как никак). Про то, как им обустраивают квартиры, я знаю на примере собственной покойной бабушки, которой установили специальный телефон, когда она почти оглохла, а потом заменили на такой же, но с гигантскими кнопками, когда она почти ослепла. Да ещё принесли лупу, увеличивавшую каждую букву раз в сто, чтобы она могла читать. Когда ей ампутировали ногу, бабушку перевели в новую квартиру, где под раковинами было место, чтобы въезжать туда на инвалидной коляске, все прилавки были низкими, а ванная комната была оборудована вмонтированными в стену «хваталками», дабы удобно было пересаживаться с кресла на унитаз или в ванную.

Насмотревшись на этих людей, я стала без грусти наблюдать за умственно и физически отсталыми детьми. Садик, в который ходит мой младший сын, находится в отдельном крыле школы для таких детей. Каждое утро я вижу, как они выходят из автобусов или машин родителей – кто сам, кто с чьей-то помощью. Некоторые со стороны выглядят абсолютно нормально, по другим за версту видно, что с ними что-то не так. Но это обычные дети – швыряются снежками, смеются, корчат рожи, теряют варежки. Они учатся в прекрасно оборудованной школе, где преподают специалисты, которых минимум четыре года обучали тому, как с ними лучше обращаться и как лучше учить таких ребят.

Недавно мне привелось столкнуться по работе с мужчиной, назовём его Николай, приехавшим в Америку из Москвы несколько лет назад. Проговорив с ним некоторое время, я всё никак не могла взять в толк, что же толкнуло этого человека на эмиграцию. Сам – высококлассный специалист, программист, жена – тоже, и оба были хорошо устроены; старший сын заканчивал одну из лучших физматшкол в Москве. У них была прекрасная квартира, машина… К тому же люди русские, москвичи в Бог-знает-каком поколении, все родственники там остались, все друзья. Никак Николай не вписывался в образ типичного иммигранта. Тем не менее, он был именно иммигрантом: выиграл грин-карту, подал на гражданство, купил дом и возвращаться не собирался. Политика? Климат? Экология? Я терялась в догадках.

Пришлось спросить прямиком. «Так дочка у меня…» замялся мой новый знакомый. Дочку изуродовали при рождении – как-то неправильно вытащили щипцами. У девочки церебральный паралич в довольно серьёзной форме, она ходит на костылях (тех, что начинаются от локтя, подставки такие), должна носить специальную обувь и отстаёт в развитии на несколько лет.

В Москве у меня не было ни родственников, ни друзей с умственно или физически отсталыми детьми, поэтому то, что рассказал Николай, явилось откровением и вызвало лёгкий шок. Во-первых, девочку негде было учить. Дома – пожалуйста, а нормальных (читай: специальных) школ для них нет. То, что есть, лучше не упоминать. Жене пришлось бросить работу и обучать дочку дома. Да только как? Таких детей трудно учить традиционными способами, нужны специальные методы, определённый подход. Мало накопать информацию в Интернете — требуется особый талант. У жены-математика талантов было много, но вот этим конкретным Бог обделил. Женщина оставила перспективную и любимую работу и мыкалась с ребёнком-инвалидом, не зная, как с ней заниматься, и ощущая, что жизнь катится в тартарары.

Но это было только начало. Ребёнку полагались какие-то особые льготы, которые приходилось выбивать, унижаясь и проходя семь кругов бюрократического ада. Хуже всего были визиты к врачам. Девочка боялась их панически, орала, дрожала и билась в истерике. Ей каждый раз делали очень больно, со строгим видом объясняя маме, что так надо. Всё это – за очень приличные деньги, в частной клинике. Николай рассказал мне, что у дочери на много лет установилась фобия – она панически боялась всех людей в белых халатах. Потребовалось несколько месяцев здесь, в Америке, чтобы она начала отходить, и несколько лет, чтобы полностью доверять врачам.

Тем не менее, всего этого было недостаточно, чтобы толкнуть Николая на эмиграцию. Уж больно глубоко врос он в Россию корнями. Решение уехать было принято, когда дочка стала подрастать, и Николай с женой вдруг поняли, что в той стране у неё нет абсолютно никаких перспектив, нет надежды, уж простите за банальность, на светлое будущее. В Москве можно жить, если ты здоров и способен прилично зарабатывать. Человеку с серьёзной инвалидностью вкупе с умственной отсталостью там делать просто нечего. Они уехали ради дочери.

Не жалеют. Ностальгируют, конечно, любят свою Родину, ездят туда через два года на третий и российские паспорта берегут. О России Николай говорил только хорошее. Но жить предпочитает тут. Дочка в Америке расцвела, ходит в школу типа той, в которой садик моего сына, отстаёт в развитии всего на два-три года по сравнению с пятью ещё несколько лет назад, завела кучу подружек и научилась любить врачей и физиотерапевтов. Её обожает вся улица. Жена вышла на работу и воспряла духом.

Николай с семёй живёт не в мегаполисе типа Нью-Йорка или Вашингтона, а в небольшом городе в средне-американском штате. Штат называть не буду – там слишком мало русских, их легко узнают – но представьте себе Кентукки или Огайо. Подобные школы есть везде, при чём там работают не только учителя, но и психологи, и career counselors.

Кстати, о карьерах. The Americans with Disabilities Act не заставляет, как думают некоторые, принимать на работу инвалидов или гарантировать им трудоустройство. Там чётко написано, что от работника с инвалидностью ожидается ровно то же самое, что и от других. Я лично видела, и принимала участие в интервью, как на работу брали не глухого и не хромого (и не чёрного, кстати), а того, кто лучше подходил для открывшейся позиции. Решения всегда аргументировались, и проблем не возникало ни разу.

Оглохшему дирижёру, ослепшему фотографу или сломавшему спину грузчику придётся подыскать другую работу. А вот если спину сломал бухгалтер, то работодатель обязан предоставить ему доступ к рабочему месту – построить пандус для коляски, например, или поставить лифт. Парализованный бухгалтер ничуть не хуже здорового, но если его уволят или не наймут, при прочих равных, из-за того, что владельцу фирмы было лень строить пандус или жалко денег на специально оборудованную кабинку в туалете, то босса спокойно могут засудить.

Сначала многие плевались, но потом здания просто стали по-другому строить. А заодно старые модифицировать – так, на всякий случай. Бытиё определяет сознание. «Под инвалидов» сейчас оборудовано практически всё, везде. Выигрывают не только сами инвалиды, выигрывает общество. О тех, у кого только физические проблемы, даже речь не идёт – страна приобретает высококачественных специалистов в мириадах областей. В одном IBM, например, сотни парализованных, слепых, глухонемых и каких угодно ещё программистов и финансистов. Их работа оценивается ровно по тем же критериям, что и работа всех остальных. Один раз вложив деньги в инфраструктуру, компания пожинает плоды многие годы, получая квалифицированных и, главное, благодарных и верных фирме работников.

А как же быть с умственно отсталыми? Для тех, у кого всё в порядке с мобильностью, работ тоже полно. Но даже таким, как моющая наши туалеты женщина, находится работа. Удлините ей ёршик и щётку, и она отдраит туалет ничуть не хуже любой другой уборщицы. Можно укладывать еду в пакетики в супермаркетах или стричь газоны, выгуливать собак или следить за малышами. Одна из воспитательниц в садике сына – девушка с синдромом Дауна. Она, конечно, не главная воспитательница и не принимает серьёзных решений, но она очень тёплый и мягкий человек и успокаивает всех орущих малышей, никогда не раздражаясь и не повышая голос. Дети её обожают.

Давайте забудем на минутку о выгоде для общества. Конечно, благоустроенным людям не надо платить пособие по инвалидности из нашего общего кармана, да и с экономической точки зрения это хорошо, и с демографической. Но дело-то не только в этом. Отношение к старикам и инвалидам – одно из лучших определителей здоровья общества. Никакие экономические показатели, никакая военная мощь, никакой политический вес не скажут вам о стране того, что скажут кучка счастливых детишек с аутизмом, церебральным параличом, или синдромом Дауна, не говоря уж о не менее счастливой группе их родителей. Ведь Америка не только дала дочке Николая надежду на нормальную – и достойную – жизнь, она дала не меньше и её матери.

Медицина движется вперёд семимильными шагами. Всё больше больных детей доживают до взрослого возраста, а женщины рожают всё позже и позже, нравится нам это или нет. Количество детей с отклонениями вряд ли уменьшится, хотя раннее тестирование беременных позволяет пока держать его более или менее стабильным. Интересен тот факт, что всё больше и больше мам, узнав, что у их ребёнка синдром Дауна или какое-нибудь другое нарушение, предпочитают не делать аборты.

Конечно, физические проблемы и низкий IQ никуда не денутся, и на среднестатистическом уровне эти люди функционировать не будут. Но в одном можно быть уверенными: каким бы ни был их потенциал, они достигнут максимум того, на что способны. Потому что a person with disability – это не инвалид. Это человек с набором проблем. И если ему помочь, он станет валидом.

* * *

Эта статья вошла в тридцатку самых обсуждаемых статей в блогосфере. А ведь она не содержит ничего такого, на что обычно клюет массовый читатель. Просто спокойный взгляд со стороны, просто зарисовка. Автор не ставил цели гордиться, красоваться, собирать сотни комментариев. В США все привыкли видеть инвалидов такими, какие они есть. Жизнь человека с ограниченными возможностями не становится сверхусилием. Наверно, поэтому у статьи было столько откликов из России.

Читаешь статью и понимаешь, как мы еще бесконечно далеки от такого социального комфорта. Порой не получается обычную детскую коляску в лифт втолкнуть, а про коляски для инвалидов и говорить не приходиться.

Год назад мы перевели один из популярных материалов нашего сайта «Пожалуйста, найдите меня, или нужны ли нам больные дети?»на английский язык Do We Need Sick Children? , статья была посвящена проблемам детей-инвалидов в России. Англоязычные читатели нас не поняли, им была совершенно непонятна проблематика статьи и обсуждаемые в ней проблемы. Вместо того, чтобы привлечь внимание к острой, как мы думали, проблеме, мы акцентировали ту тяжелейшую ситуацию, которая сложилась в Отечестве.

Однако некоторые сдвиги намечаются и у нас. О проблемах людей с ограниченными возможностями хотя бы начинают говорить. Все больше и больше пандусов, появляются большие вместительные лифты и туалеты для инвалидов. Пользоваться этими благами цивилизации инвалидам пока сложно, ведь дома, какие были такими и остались, равно как и общественный транспорт, метро и т.д.

Но, основная проблема, скорее всего, не в этом. Инвалиды так долго были изолированы от общества, что теперь встреча с ними для обычных людей подобна шоку. Человек долго с удивлением и любопытством разглядывает инвалида. Получается эдакий «зоопарк» среди людей. Но такая длительная изоляция от «иных» людей не пошла на пользу здоровому, так сказать, обществу. Мы совершенно не владеем знаниями и культурой поведения по отношению к инвалиду. Поэтому и ведем себя с ним дико и бестактно.

«…Я живу в России, мой ребенок — тяжелый инвалид. Плюс я живу в маленьком провинциальном городе, где для моего ребенка нет НИЧЕГО вообще. Ни лечения, ни обучения, ни какой-либо захудалой интеграции. Мы стараемся гулять с ребенком каждый день и каждый день и меня и ребенка осматривают прохожие с ног до головы, некоторые стараются пройти мимо 2-3 раза, если не удалось всё рассмотреть с первого раза.. Если кто-то видит, что я не могу провести коляску или застряла в сугробе, будут наблюдать, чем кончится дело, вывалю я ребенка на землю или нет, но никто не подойдет помочь… Когда у нас хватает наглости и мы заезжаем в кафе (единственное кафе в городе без ступенек, вход вровень с мостовой),то никто не сядет за наш столик, даже если свободных мест больше не будет.

И это Россия…наша страна… Родина наша.»

Что ответишь на это… Бесконечно грустно и бесконечно стыдно. Поэтому начинать решать проблемы социальной адаптации кого бы то ни было надо со здоровых людей, с себя и прямо сейчас. И, пока существуют такие ситуации, как в приведенном комментарии, никакие пандусы, подъемники, поручни и лифты не уменьшат пропасти между здоровым и больным, с обычными возможностями и ограниченными.

Человеческие ограничения и чем они мешают

Человеческие ограничения и чем они мешают

У каждого из нас есть множество препятствий на пути к целям. Если бы препятствий не было совсем, то было бы, возможно, не очень интересно, да и страшно. К счастью, мы лишены этой опасной, да еще и обессмысливающей все реальности. Однако же, слишком много препятствий на пути — это потеря эффективности. Это потеря времени и дополнительных ресурсов, в конце концов. Мы хотим решить задачу — а там препятствия. Мы хотим становиться умнее — а там трудности. Мы хотим развиваться — а там тоже все не очень просто.

И, временами, проблема в независимой от нас нехватки ресурсов. Но, в большинстве случаев, проблема достижения целей связана с нашими личными ограничениями.

А они достаточно разнообразны.

Предлагаю в данной статье рассмотреть ограничения, связанные с так называемым «человеческим».

Давайте сразу же определимся с этим термином, чтобы не было всяких разночтений, ладно?

Под «человеческими» ограничениями я буду понимать ограничения трех типов:

  • физические — они связаны непосредственно с нашим телом, физиологией, рефлексами, потребностями и т.д.;
  • психические — это наши эмоции, наши страхи, наша любимая потеря контроля над собой в ряде стрессовых ситуаций и так далее;
  • социальный контроль — это самые важные с точки зрения Ментального Подхода (МП) ограничения.

В целом, первые 2 группы описывать отдельно нет необходимости: с ними все должно быть и так понятно.

Остановимся на третьей группе.

Человек — это существо стадное, как ни крути. Поэтому очень много его ограничений связано с общественными запретами. Это такие сильные запреты, которые над нами довлеют даже когда мы находимся далеко от общества. Например, наедине с собой. В центре пустыни Сахара. Русский человек, например, и там не перестанет считать, что «нужно быть как все», даже если там этих самых «всех» в пустыне и не будет. Даже если некому будет контролировать выполнение данного правила.

Сформированные нашим обществом правила в наших головах — это и есть следствия третьей группы «человеческих» ограничений — социального контроля.

Таким образом, И Мужчина, и Женщина — мы существа биологические, с физиологией. А еще, у нас есть психика со всеми страхами. А еще, мы живем в обществе и у нас есть Супер-Эго, со всеми предписаниями.

А теперь давайте представим себе, что несмотря на весь этот дивный букет мы хотим еще и развиваться — делать себя лучше, совершеннее, осознаннее и так далее.

Ну и насколько ты уйдешь в своем развитии, не выходя из рамок социального контроля — «будь таким как все», «самое главное в жизни — семья», «гордись великостью своего народа» и так далее? Как далеко ты «разовьешься»?

Ну и насколько ты уйдешь в своем развитии, не выходя из рамок страхов? Когда страшно нарушать зону собственной безопасности (учитывая, что опасным априори считается все неизвестное)? Как далеко ты «разовьешься»?

Ну и насколько ты уйдешь в своем развитии, не выходя из рамок постоянного подпрыгивания вокруг собственных физиологических потребностей? Когда любые твои рассуждения о предназначении Мужчин и Женщин заканчиваются ровно в тот момент, когда замечен привлекательный субъект привлекающего тебя пола? Как далеко ты «разовьешься»?

И так далее. И тому подобное.

Давно пора понять,что развитие в рамках этих 3-х групп рамок будет очень ограниченным. Прямо-таки «негде развернуться».

Хотите развиваться дальше — извольте приступать к преодолению этих трех групп ограничений.

Понятное дело, что не о полном преодолении речь идет (хотя…). Но ты хотя б начни уже. Хотя бы от самых ограничивающих рамок избавься. Уточню, что цель состоит не в самом по себе избавлении от рамок. Это не самоцель! Ведь это просто способ стать эффективнее и открыть путь к дальнейшему развитию. Помни, что рамки у тех, кто стремится к свободе без ограничений еще уже, чем у многих людей.

Ну а тут можешь выполнить задание при желании.

Возьми-ка и проранжируй свои эти самые ограничения отдельно по всем трем группам: от самого ограничивающего, до самого наименее мешающего.

Удачи!

Эссе на тему «Отношение к инвалидности»

«Слова. Меня окружают тысячи, миллионы слов… Слова снежинками вьются вокруг меня — все разные, двух одинаковых не найдёшь — и, опускаясь, тихо тают на моих ладонях. Внутри у меня вырастают сугробы — нет, целые горы из слов, фраз, умных мыслей, глупых шуток, песен…Но только у меня в голове. Мне почти одиннадцать. За всю жизнь я не произнесла ни слова…»

Ш. Дрейпер «Привет, давай поговорим»

В нашем мире так много особенных людей. Людей, которые не похожи на нас и друг друга. Кто-то не может ходить, кто-то говорить, есть и те, кто, казалось бы, не может ничего. Люди с ограниченными возможностями. Особенные люди. Каково им в нашем мире, мире не всегда готовом их принять?

Как-то ко мне в руки попала книга Ш. Дрейпер «Привет, давай поговорим». Я читала ее впитывая каждое слово. Через книгу я попала в совершенно другой мир, сложный и даже где-то непонятный. Мир маленькой девочки, моей ровесницы, ребенка с ДЦП. В этой книге поднимается проблема отношения «нормальных» людей к инвалидам. Но, что значит быть нормальным? Только лишь возможность ходить и говорить?

Благодаря своей работе я хочу научиться и научить других понимать и уважать людей с ограниченными возможностями на примере героини книги Ш. Дрейпер «Привет, давай поговорим» Мелоди Брукс.

Ш. Дрейпер показывает, что к инвалиду нужно относиться, как к человеку, а не как к диагнозу — ребенку с ДЦП. Так, американская девочка с ДЦП — Мелоди Брукс считалась отсталой умственно и физически только потому, что она не могла ничего делать — ни ходить, ни говорить. В раннем детстве все ждали, что она встанет и пойдет куда-то, произнесет первое слово в своей жизни. Но она не оправдывает ожиданий. Она стремится показать, что она умна (а она действительно умнее всех детей своего возраста), но без помощи слов она никак не может этого сделать, несмотря на все старания. Всё таки в конце концов она всем показывает, на что способна.

Раньше к ней относились как к отсталой, но потом осознали, что она такой же человек, как и все, и что к ней тоже надо относиться по-человечески. Мне кажется, что именно это автор и пыталась до нас донести.

Дружелюбное и искреннее отношение само по себе довольно часто способно оказать помощь и поддержку. Небрежность в общении, высокомерие, невежливость приведет к тому, что человеку больше не захочется приходить туда, где с ним так обращаются. Это аксиома. И это касается всех посетителей библиотеки (и не только библиотеки), независимо от возраста и состояния здоровья. Однако, соблюдая общепринятые нормы общения, при обслуживании инвалидов необходимо дополнительно обратить внимание на некоторые особенности, связанными с теми или иными ограничения их здоровья.
Работникам библиотек, помимо прочего, необходимо знать, например, что хотя термин «инвалид» на настоящий день сохраняет свою юридическую значимость, однако, в настоящее время всё чаще в практическом обороте (в том числе, и в разговорной речи) он заменяется другими категориями. Чаще всего употребляются такие категории, как «люди с ограниченными возможностями», «люди с ограничениями здоровья», «люди с особыми потребностями».
Во Всемирной программе действий в отношении инвалидов, которая была принята Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН в 1982 году, подчеркивается необходимость преодолевать любые проявления ущемления прав и достоинств людей с ограниченными возможностями. В этом документе прозвучали несколько тезисов, имеющих принципиально важное значение для развития этики работы с инвалидами:

  • инвалидность – это не физический дефект, а неспособность осуществлять ту или иную деятельность по причине дефекта, а также социальных условий, в которых проживает человек;
  • инвалиды – это неоднородная группа, разные заболевания и патологии создают различные социальные барьеры для людей с ограниченными возможностями;
  • создание доступной для инвалидов среды – это ответственность не только государства, но и общества;
  • важная задача государства состоит в ознакомлении населения своих стран с теми выгодами, которые могут получить отдельные лица и общество в результате вовлечения инвалидов во все сферы социальной, экономической и политической жизни;
  • приоритетны те меры социальной помощи, которые предполагают включение инвалидов в общие, а не специализированные социальные институты;
  • инвалиды, имея равные права, равны в своих обязанностях. Следовательно, люди с ограниченными возможностями должны быть максимально полно включены в активную жизнь общества;
  • в центре внимания должна находиться способность инвалидов, а не их неспособность.

Требование не допускать дискриминации инвалидов, соблюдать взаимную ответственность людей с ограниченными возможностями и общества друг перед другом составляют идеологическую основу «Конвенции о правах инвалидов» (2006).

    Этическими принципами Конвенции о правах инвалидов являются:

  • уважение присущего человеку достоинства, его личной самостоятельности, включая свободу делать свой собственный выбор, и независимости;
  • недискриминация;
  • полное и эффективное вовлечение и включение в общество;
  • уважение особенностей инвалидов и их принятие в качестве компонента людского многообразия и части человечества;
  • равенство возможностей;
  • равенство мужчин и женщин;
  • уважение развивающихся способностей детей-инвалидов и уважение права детей-инвалидов сохранять свою индивидуальность.

Конвенция обязывает все страны предпринимать активные действия, направленные на формирование положительного отношения к людям с ограниченными возможностями в широких общественных кругах, которых заключаются в следующем:

  • повышении просвещенности всего общества, в том числе, на уровне семьи, в вопросах инвалидности и укреплении уважения прав и достоинства инвалидов, поощрении позитивных представлений об инвалидах и более глубокого понимания их обществом;
  • ведении борьбы со стереотипами, предрассудками и вредными обычаями в отношении инвалидов, в том числе, на почве половой принадлежности и возраста, во всех сферах жизни;
  • пропаганде потенциала и вклада инвалидов в общественную жизнь, содействии признания навыков, достоинств и способностей инвалидов, а также их вклада на рабочем месте и на рынке труда;
  • воспитании восприимчивости к правам инвалидов, формировании у всех детей начиная с раннего возраста, уважительного отношения к правам инвалидов, продвижении воспитательно-ознакомительных программ, посвященных инвалидам и их правам;
  • побуждении всех органов массовой информации к такому изображению инвалидов, которое согласуется с целью Конвенции.
  • Говоря о профессиональной этике специалиста, который взаимодействует с людьми с особыми потребностями и их близкими, необходимо обозначить, что в общении и взаимоотношениях с ними специалист (социальный работник, психолог, педагог, библиотекарь и т.д.) является лицом, выполняющим возложенные на него обязанности и представляющим свое учреждение. От того, насколько его внешний вид, поведение и речь соответствуют общепринятым правилам этикета, зависят не только доверие к нему и эффективность работы, но и общественное мнение об учреждении (в нашем случае библиотеке) и ее деятельности.
    Существуют некоторые специфические нормы этикета при взаимодействии с людьми с ограниченными возможностями. Эти нормы предназначены, в первую очередь, для сохранения личного достоинства инвалида, а также для разрешения сложных и неловких ситуаций, которые могут возникнуть во взаимодействии с участием людей с ограниченными возможностями. Вот некоторые из них:

    • при разговоре с инвалидом следует обращаться непосредственно к нему, а не к сопровождающему (или, например, сурдопереводчику), которые присутствуют при разговоре;
    • при знакомстве с инвалидом вполне естественно (при желании) пожать ему руку — даже те, кому трудно ею двигать, или кто пользуется протезом, вполне могут пожать руку — правую или левую, что вполне допустимо;
    • со взрослыми инвалидами следует обращаться как со взрослыми, ни в коем случае нельзя фамильярничать (например обращаться на «ты» и проч.);
    • предлагайте помощь, и только получив положительный ответ, приступайте к её оказанию (спросив перед этим — как и что делать); сдержите все негативные проявления, если ваша помощь отвергнута.

    Говоря о работе с людьми, имеющими различные ограничения здоровья (и возникающие при этом барьеры во взаимодействии), помимо общих правил, следует рассмотреть также и конкретные ситуации и связанные с ними правила поведения.
    Например, можно выделить нормы взаимодействия с людьми, испытывающими трудности при передвижении:

  • при общении следует занять удобное положение относительно человека с ограниченными возможностями: не стоять за его спиной или сбоку, если возможно, сесть таким образом, чтобы находиться на одном уровне с собеседником;
  • необходимо помнить, что инвалидная коляска — это часть неприкасаемого пространства человека, который ее использует; недопустимо опираться о коляску или «повиснуть» на ней;
  • ненавязчиво следите за окружающей обстановкой, чтобы предвидеть трудности, которые может испытывать человек с ограниченными возможностями при передвижении в конкретной ситуации: иногда нужно задержаться и пропустить вперед человека на костылях или коляске при входе в узкую дверь, придержать дверь или убрать с дороги мешающие передвижению предметы, не наращивать скорость ходьбы, недоступную для собеседника;
  • помните, что, как правило, у людей, имеющих трудности при передвижении, нет проблем со зрением, слухом и пониманием.
  • Люди с нарушениями зрения часто испытывают к себе дискриминационное отношение, потому что их собеседнику кажется, что человек не просто ограничен в одном из средств восприятия мира, но и в целом неспособен понять, о чем идет речь и принять необходимое решение. Это выражается в стремлении говорить с сопровождающим, задавать ему вопросы и ожидать именно от него ответов, касающихся непосредственно человека с ограниченными возможностями. Иногда слепые и слабовидящие люди говорят, что они испытывают чувство изоляции: «Мне кажется, что они не замечают моего присутствия, говорят так, словно меня здесь нет».

      Соблюдайте следующие правила:

    • когда вы встречаетесь с человеком, который плохо или совсем не видит, обязательно называйте себя и тех людей, которые пришли с вами. Если у вас общая беседа в группе, не забывайте пояснить, к кому в данный момент вы обращаетесь и назвать себя;
    • осуществляя сопровождение, направляйте человека аккуратно, не тащите его за собой, чаще всего, достаточно поддержать незрячего под локоть и в среднем темпе двигаться к цели. При этом следует предупреждать его о препятствиях, стараясь четко определить их местоположение (например, «в трех шагах прямо по движению будет невысокий порог»;
    • предлагая незрячему человеку сесть, не усаживайте его, а направьте руку на спинку стула или подлокотник;
    • не пытайтесь «заигрывать» с собакой-поводырем, не отвлекайте её; помните — специально обученная собака находится на ответственной службе, требующей постоянной концентрации внимания;
    • при знакомстве незрячего с незнакомым предметом, не водите по поверхности его руку, а дайте ему возможность свободно потрогать предмет. Если вас попросили помочь взять какой-то предмет, не следует тянуть кисть слепого к предмету и брать его рукой этот предмет.

    У людей с нарушениями слуха — другие барьеры, поэтому для эффективного общения важно соблюдать особые этикетные правила, которые служат для того, чтобы облегчить получение собеседником информации через доступные ему (визуальные или звуковые) каналы восприятия.
    Общаясь с человеком, у которого плохой слух:

  • смотрите прямо на него;
  • не затемняйте свое лицо и не загораживайте его руками, волосами или какими-то предметами. Лучше, чтобы ваш собеседник имел возможность следить за выражением вашего лица;
  • говорите ясно и ровно. Не нужно излишне подчеркивать что-то или сильно повышать голос (кричать);
  • убедитесь, что вас понимают, если сомневаетесь — вежливо спросите об этом;
  • используйте короткие и простые фразы, не отягощайте речь специальными терминами, незначительной информацией и сложными речевыми конструкциями;
  • используйте «переходные» фразы, которые дадут собеседнику понять, что вы меняете тему разговора;
  • если конкретное предложение не понято собеседником, перефразируйте его;
  • сложную информацию лучше записать (продублировать), особенно если это цифровые данные.
  • Нарушения слуха довольно часто сопровождаются затруднениями речи. Общение с человеком с такими проблемами требует такта и деликатности. Иногда люди испытывают непроизвольную неловкость при общении с людьми с затруднениями речи, стараются, как можно быстрей выйти из ситуации, и совершают несколько распространенных ошибок: делают вид, что поняли фразу тогда, когда на самом деле это не так; перебивают говорящего словами «я понял»; договаривают за собеседника; прерывают общение.
    Правила взаимодействия с человеком, у которого имеются речевые затруднения, состоят в следующем:

    • не игнорируйте таких людей и не избегайте с ними разговора;
    • будьте готовы к тому, что общение займет достаточно много времени;
    • сосредоточьтесь на разговоре и поддерживайте визуальный контакт с собеседником;
    • позвольте собеседнику полностью договаривать фразы и начинайте говорить только тогда, когда вы убедились, что мысль завершена;
    • не стесняйтесь переспросить или уточнить, если вы что-то не поняли;
    • не относитесь к собеседнику предвзято: трудности в речи прямо не влекут за собой трудности и восприятии и обработке информации;
    • при наличии серьезных барьеров в речевой коммуникации тактично предложите альтернативный способ обмена информацией, например, переписку.

    Общение с людьми с задержкой психического развития также требует соблюдения определенных норм и правил:

  • выбирайте доступные вашему партнеру темы для разговора; используйте простой и точный язык, короткие фразы; избегайте метафор и образных выражений;
  • если есть необходимость и возможность, в процессе речи указывайте на предмет, о котором вы говорите для облегчения его восприятия информации;
  • сложную информацию напишите. Изложите суть вашего разговора на бумаге и предложите вашему собеседнику обсудить это с родными.
  • Наиболее распространенная ошибка при взаимодействии с такими людьми – смотреть на человека с задержкой психического развития, как на неспособного вас понять. Это не так, определенный уровень информации доступен для него, и лучше позаботиться о том, чтобы сведения, которые вы сообщаете собеседнику, соответствовали этому уровню, тогда вам удастся построить эффективное взаимодействие.
    Иногда нам ошибочно кажется, что собеседник скорее нас поймет, если мы будем говорить громче. Не повышайте голоса при общении с человеком с задержкой психического развития. Не ведите себя высокомерно, соблюдайте все правила вежливости и этикета, которые вы соблюдали бы с любым другим человеком.
    При общении с людьми, имеющими психические расстройства, необходимо помнить, что эти нарушения – не то же самое, что проблемы в развитии. Люди с психическими проблемами могут испытывать эмоциональные расстройства или замешательство, осложняющие их жизнь. У них свой особый взгляд на мир. Психические расстройства не всегда сопровождаются интеллектуальными нарушениями, более того, часто они проявляются не на постоянной основе, а ситуационно. Нередко, зная то, что у человека есть психические расстройства, люди резко меняют отношение и стиль взаимодействия с ним, основываясь на стереотипах, которые далеко не всегда верны.

      Поэтому:

    • не распространяйте опыт общения с одним человеком, имеющим психические расстройства, на других людей и другие случаи;
    • не бойтесь насилия и агрессии, представления о том, что все люди с психическими нарушениями склонны к «буйному сумасшествию» — это один из мифов;
    • примите тот факт, что ваш собеседник, как правило, способен оценить ситуацию и понять все, что вы ему говорите;
    • на любые проявления волнения старайтесь реагировать спокойно, исходите из мысли о том, что большинство людей с психическими расстройствами могут справиться с негативными эмоциями;
    • не раздражайтесь и не повышайте голоса;
    • помните, что если человек не лишен дееспособности, он может принять любое решение в области его прав и обязанностей;

    При организации мероприятий:

  • всегда лично убеждайтесь в доступности мест, где они запланированы;
  • заранее поинтересуйтесь, какие могут возникнуть проблемы или барьеры, и как их можно устранить;
  • если существуют архитектурные препятствия, предупредите о них, чтобы человек заранее имел возможность принимать решения. Например, есть люди, пользующиеся инвалидной коляской, которые при этом не утратили способности ходить и могут передвигаться с помощью костылей, трости и т.п. Коляски они используют для того, чтобы экономить силы и быстрее передвигаться в местах, где это им доступно;
  • не смущайтесь, если из-за недостатка опыта вы случайно допустили оплошность, расслабьтесь и не акцентируйте на ней внимание, однако, старайтесь не допускать повторения ситуации.
  • Вопрос ограничения жизнедеятельности сегодня признан социальной проблемой и основным путем ее решения является интеграция индивида в общество. Всем, а особенно людям, работающим с этой категорией граждан, следует понимать, что эти ограничения – не атрибут индивида, а комплексное сочетание условий, многие из которых сформированы социальным окружением. Следовательно, управление ситуацией требует социальных решений и во многом предполагает коллективную ответственность общества за проведение изменений окружающей среды, необходимых для полноценного участия лиц с ограничениями жизнедеятельности во всех сферах общественной жизни. Возвращаясь же к вопросу об этике общения и работы с людьми с ограничениями здоровья, хочется вновь повторить, что главное при взаимодействии с ними – это уважение, доброжелательность и стремление помочь. Проявляя вежливость, такт и непредвзятость, вы сможете преодолеть любую неловкую ситуацию, исправить допущенную вами оплошность, помочь собеседнику почувствовать себя раскованно и спокойно. А это значит, что вы тем самым укрепить его желание посещать библиотеку (или общаться иначе — в доступном и удобном для него режиме — в процессе надомного обслуживания, с помощью компьютерных технологий и т.п.).

    Инвалиды среди нас — как правильно относиться к таким людям?

    Взгляд на инвалидов с точки зрения религии

    По улице медленно идет человек, нащупывая дорогу впереди себя белой тростью. Глаза его закрыты темными очками. Это слепой или слабовидящий человек. На остановке стоит группа людей – они оживленно общаются. Однако, слов мы не слышим – они оживленно жестикулируют, шевеля при этом губами. Это глухие или очень плохо слышащие люди, которые в силу этого врожденного дефекта не сумели научиться говорить и поэтому пользуются языком жестов.

    Иногда мы видим человека, который передвигается в инвалидной коляске либо на костылях, или со специальной тростью. Все это инвалиды с тем или иным поражением двигательного аппарата – полностью парализованные, с ограниченными возможностями к передвижению и тому подобным.

    Этих людей в мире довольно много – по статистике Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) примерно 10% населения планеты (от 650 млн до 1 млрд человек) имеют ту или иную форму инвалидности. Кто-то из людей уже рождается с ограниченными возможностями (слепым, глухим, с парализованными конечностями или без каких-то частей тела), кто-то становится таким в результате болезни или несчастного случая.

    Отношение общества к инвалидам

    Отношение к подобным людям в различные исторические эпохи сильно отличалось. В древнем мире – в частности, в Древней Греции, где был культ физической силы и красоты тела, такие люди не считались полноценными гражданами. Философ Аристотель писал в своей работе «Политика»: «Пусть в силе будет тот закон, что ни одного калеки-ребенка кормить не следует».

    В Древнем Риме также имело место умерщвление детей-уродов. Римский философ Сенека считал, что надо убивать уродов и топить тех детей, которые рождаются на свет хилыми и обезображенными, поскольку право на жизнь имеют только здоровые и красивые люди. Согласно римскому праву, слепые и глухие люди не могли оставлять завещание и быть наследниками чужого имущества.

    В средние века в Европе отношение к инвалидам также было очень разным. Христианское учение призывало людей к любви и милосердию ко всем людям – в том числе и к больным, и убогим. Однако, простые люди в силу своих суеверий боялись и избегали инвалидов – как отмеченных печатью злых духов или наказанных Богом за грехи. Поэтому участь больных и калек в те времена была незавидной – они были исключены из общественной жизни и могли лишь просить милостыню, подвергаясь при этом насмешкам и презрению окружающих.

    Отношение европейского общества к инвалидам меняется с эпохой Просвещения – в 17-18 веках. Тогда философы и гуманисты начинают продвигать идею, что ни одного человека нельзя исключать из общества – инвалидов следует развивать и включать в общественную жизнь по мере их возможности.

    В 17 веке во Франции — под руководством аббата Шарля Мишеля де л’Эпе, а в Германии — под руководством Самуэля Гейнике был создан язык знаков, которые предназначался для помощи в общении глухим людям. Это была система условных жестов рук и пальцев, позволявшая передавать мысль.

    В 1824 году французский учитель Луи Брайль, сам будучи слепым от рождения, придумал азбуку для слепых людей («шрифт Брайля») – в виде выпуклых точек – которой слепые и слабовидящие люди пользуются до сих пор. Тогда же – в 19 веке стали появляться первые школы для детей-инвалидов (по зрению, слуху, школы для умственно отсталых).

    И только в 20 веке цивилизованное человечество вполне прониклось идеей о том, что инвалиды – такие же люди, как и все прочие, просто ограниченные в каких-то возможностях. Но это не делает их хуже других людей, они имеют такое же право, как и остальные люди, участвовать в обычной жизни – учиться, работать в меру сил, путешествовать. Мы со своей стороны должны помогать им в этом и облегчать им жизнь.

    К примеру, в Татарстане действует Национальный исламский благотворительный фонд «Ярдэм» (Помощь), который занимается множеством благотворительных проектов, в том числе реабилитацией инвалидов. В январе месяце там стартовали новые курсы для слепых и слабовидящих людей.

    По словам организаторов, проект «Видеть и слышать сердцем» «предполагает обучение чтению по системе Луи Брайля; обучение компьютерной грамотности с помощью специальной программы «Jaws»; психологическую реабилитацию; медицинскую помощь; культурную программу и экскурсии; спортивные мероприятия; занятия по ориентированию на местности; обучение домоводству; оказание юридической помощи; постреабилитационное сопровождение, содействие в трудоустройстве незрячих. При желании обучающиеся могут освоить арабскую графику и основы ислама». (Подробнее: Здоровых Всевышний испытывает через больных людей…).

    Взгляд на инвалидов с точки зрения религии

    Религии откровения подчеркивают необходимость милосердного и сострадательного отношения к инвалидам и неизлечимо больным людям. Болезнь – это не наказание и не проклятие. Всевышний допустил такие несчастья в их жизни по Своей воле и мудрости – которых мы до конца понять не можем.

    Такие люди должны напоминать остальным – здоровым людям – о необходимости милосердия к окружающим, а также чтобы отучить нас жаловаться на жизнь – ведь если такие люди умеют наслаждаться радостями жизни, так тем более, нам грех жаловаться – что такое наши проблемы по сравнению с их несчастьем?

    Как научиться быть благодарным даже тогда, когда все плохо?

    Здоровые люди должны относиться к инвалидам тактично и внимательно. Ни в коем случае нельзя смеяться над ними, обижать их, пользуясь их болезнью и слабостью.

    В библейском тексте говорится о запрете обижать подобных людей:

    «Не злословь глухого (не говори о нем плохо, пользуясь тем, что он плохо слышит) и перед слепым не клади препятствия, и бойся Бога твоего» (Пятикнижие Моисея, книга Левит, 13:13).

    В пророческом хадисе сказано о том, как мы можем облегчить жизнь инвалидам:

    «(Необходимо) показать дорогу слепому, обратиться к глухому и немому так, чтобы они могли понять, привести нуждающегося в место, где он может получить то, в чем нуждается, помочь страждущим, бессильным, разобрать речь того, кто с трудом говорит – все это садака…» (Муснад имама Ахмада).

    В другом хадисе говорится о том, что не следует глазеть на больных людей, привлекать внимание других к их недостаткам:

    «Не смотрите долго на прокаженных» (Хайтами, Маджмуа аз-заваид).

    Человек не виноват в своей болезни, и нужно вести себя с ним так, чтобы он не чувствовал, что чем-то отличается от других людей.

    Некоторые сподвижники Пророка (мир ему) также были инвалидами – тем более, мусульманам в то время приходилось вести войны, так что среди них было много людей, которые были ранены и искалечены в сражениях (Подробнее: Отношение пророка Мухаммада (мир ему) к инвалидам).

    Самый известный сподвижник с ограниченными возможностями – это слепой Абдуллах ибн Умм Мактум. О нем даже упоминается в Коране (сура Абаса 80:1-12). Пророк (мир ему) назначил его муэдзином – призывающим на молитву других мусульман. Сообщается, что он тринадцать раз он был имамом в намазе вместо Посланника Аллаха.

    Женщина-сподвижница по имени Насиба осталась тяжело раненой после сражения при Ухуде – в котором она принимала участие. После битвы она долго болела – и, как передается, Пророк (мир ему) часто навещал ее и молился за нее. Во время правления халифа Абу Бакра Насиба, несмотря на преклонный возраст, приняла участие в битве при Йямаме, где лишилась руки. После сражения сам халиф навестил ее и велел выплачивать ей пенсию из казны мусульман.

    Один из известных сподвижников, Абдуррахман ибн Ауф, остался калекой от ран, полученных в битве при Ухуде. Другой сподвижник Муаз ибн Джабаль был хромым, но несмотря на это Пророк (мир ему) назначил его наместником в Йемен.

    Сподвижники Амр ибн Туфайль и Бара ибн Малик, как сообщается, имели хронические заболевания, Имран ибн Хусайин годами не вставал с постели. Передают, что сподвижник по имени Муайлиб страдал проказой.

    Как мы можем помочь людям с ограниченными возможностями?

    Когда мы сталкиваемся с людьми с ограниченными возможностями, то чувствуем себя неловко – нам хочется помочь им, но по незнанию и неумению мы можем сделать что-то неправильно.

    Вот общие правила, которые сформулировали сами люди с ограниченными возможностями и которые приняты Международным обществом инвалидов.

    Во-первых, если хотите помочь человеку, спросите его – нужна ли ему помощь, и если вам ответят утвердительно, то делайте точно так, как он вам скажет. Не нужно навязывать помощь по своему усмотрению – ведь больной человек сам лучше знает, что ему нужно.

    Общаясь с парализованными людьми или, к примеру, со слепыми или глухими, имейте в виду, что этот человек – не умственно отсталый, не нужно вести себя с ним снисходительно, как с ребенком, — он вполне разумен и способен понять вас так же, как здоровый человек.

    Если вы общаетесь с человеком, которые ограничен в передвижении или вообще не может ходить:

    Помните, что инвалидная коляска — неприкосновенное пространство человека. Не облокачивайтесь на нее, не толкайте, не кладите на нее ноги без разрешения. Начать катить коляску без согласия инвалида — то же самое, что схватить и понести человека без его разрешения.

    Если возможно, расположитесь так, чтобы ваши лица были на одном уровне. Избегайте положения, при котором вашему собеседнику нужно запрокидывать голову.

    Если беретесь сопровождать такого человека на какое-то мероприятие, заранее узнайте – насколько доступно это место для инвалида в коляске. Если есть какие-то препятствия, узнайте, как их можно устранить.

    Если вы беретесь помочь слабовидящему или слепому человеку:

    Если вы хотите помочь такому человеку пройти куда-то, не хватайте его за руку и не тащите, а просто направляйте его, куда ему нужно идти. Кратко описывайте местность – где вы находитесь. Заранее предупреждайте о препятствиях – ступеньках, лужах, ямах, низких притолоках и т.д. Используйте, если это уместно, фразы, характеризующие звук, запах, расстояние.

    Когда вы предлагаете незрячему человеку сесть, не усаживайте его, а направьте руку на спинку стула или подлокотник. Не водите по поверхности его руку, а дайте ему возможность свободно потрогать предмет. Если вас попросили помочь взять какой-то предмет, не следует тянуть кисть слепого к предмету и брать его рукой этот предмет.

    Если вы оказываетесь в одной компании с незрячим человеком, то назовите себя и тех, кто с вами пришел. Обращайтесь непосредственно к самому человеку, а не к его зрячему сопровождающему. Если вы хотите пожать руку, скажите об этом. Когда вам нужно отойти, скажите человеку об этом – чтобы он не говорил в пустоту.

    При общении со слабослышащими и глухими:

    Имейте в виду, что некоторые плохо слышащие люди умеют читать по губам – а кто-то пользуется только языком жестов. Все это надо заранее узнать и учитывать при общении. Если человек может слышать речь – либо читает по губам, следует говорить громко и четко, глядя ему в лицо. Если человек может понимать только язык жестов, и вы общаетесь через переводчика, обращайтесь к самому человеку, а не к переводчику.

    Когда вы разговариваете с человеком, испытывающим трудности в общении, слушайте его внимательно. Будьте терпеливы, ждите, когда человек сам закончит фразу. Не поправляйте его и не договаривайте за него. Никогда не притворяйтесь, что вы его поняли, если на самом деле это не так. Повторите, что вы поняли из его слов, это поможет человеку ответить вам, а вам — понять его. (Более подробно об этом можно прочитать ).

    Если сомневаетесь, как правильно поступить в конкретном случае, используйте свой здравый смысл и способность к сочувствию. Представьте себя на месте этого человека и обращайтесь с ним так, как бы вы хотели, чтобы поступили с вами. Уважайте его так же, как вы хотите, чтобы уважали вас. Общайтесь с ним на равных, как с обычным человеком.

    И напоследок, запомните очень хорошие слова, сказанные одной парализованной женщиной. Когда ее спросили, что ее больше всего раздражает в обращении с ней здоровых людей, она ответила: «Когда тебе начинают жаловаться на жизнь… Посмотрите на меня и поблагодарите Господа за свои мелкие неприятности!».

    Кобулова Анна