Максим грек

Преподобный Максим Грек

Песнь 1

Ирмос: Поим, вси людие, от горькия работы фараони Израиля Изведшему и во глубине морстей ногами немокрыми Наставльшему песнь победную, яко прославися.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Воспети кий язык возможет по достоянию твоя, предивный отче, велия исправления, высокое учительство, в темнице и во узах мученическое страдание и долготерпение?

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Како воспоем и что тя наречем, предоблий отче? Пророка ли, яко провеща неудобь разумеваемая и ведомая нам, апостола ли, яко зыблемую противными нам ветры утверди христианскую веру Божественных писаний учении, учителя ли, но воистинну ничим же хуждши и нижши еси великих онех вселенских учитель.

Слава: Воспети Святаго и покланяемаго Параклита в темнице извещение от Ангела приим, сотворил еси канон Святому Духу, Имже еще в воли просвещен, священныя и Богодухновенныя книги составил еси.

И ныне: Поим, вси людие, святыню и славу Пречистыя и Всепетыя Божия Матере, вышшую Небес и всех умных Сил, поносившую в пречистой Своей утробе Еммануила, яко свята и преславна есть.

Песнь 3

Ирмос: Утверди мене, Христе, на недвижимом камени заповедей Твоих и просвети мя светом лица Твоего: несть бо свят, паче Тебе, Человеколюбче.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Утвердил еси, преподобне Максиме, в сердце своем Божественный страх, вся похоти плотская возненавидев, сего ради умудрился еси, якоже прост младенец, и вслед Господеви востекл еси.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Утверждением имея распеншагося Господа Иисуса Христа, странен, незнаем, бездомен, безотечествен, безъименен, безсмыслен был еси, преподобне Максиме, пред своими сродники, знаемыми и други.

Слава: Утверждался на заповедех Господних, от горести темничныя был еси на мног час, яко мертв, но деял еси о злонравных молитву, сице глаголя: Господи, Иисусе Христе, Сыне Бога Живаго, не постави им греха сего, клевещущих на мя неправду.

И ныне: Утверди нас к хвалению Твоему, Дево, и сохрани без вреда от всякия козни лукаваго, и сподоби стояния одесную Единороднаго Сына Твоего, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение во веки веков.

Господи, помилуй (трижды).

Седален, глас 4-й

Ум украсив поучении Богодохновенных Писаний, трезвенною молитвою и бдении Богоугодными, утвердил еси сердце свое в Господе исполнением заповедей спасительных Его, сего ради прославляют тя выну Росийстии людие и Афон, и обитель Ватопедская вкупе с нами вопиет: Максиме премудре, не остави нас, молящихся тебе.

Слава и ныне: Молю Тя, Пречистая Мати Бога Вышняго, едино души моея утешение, упование, сладосте, Божественный покрове, свете, заступление и спасение! Сподоби мя Твоими молитвами услышати глас благословенных призывающий внутрь чертога Владыки.

Песнь 4

Ирмос: Велия тайна Твоего, Христе, смотрения: сию бо свыше провидя Богозрительно, Аввакум, нашел еси, вопиюще Тебе, во спасение людей Твоих, Человеколюбче.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

От тайных еретических лжеучений ничтоже утаися от тебе, преподобне Максиме, но благодатию Святаго и покланяемаго Духа вся тебе откровена суть.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Таинственных догматов Православныя веры не точию поборника истинна и верна себе показа, но и паче преостра секира на вся, яже под небесем, ереси явился еси.

Слава: Яко таин Святаго Духа строитель и Небеснаго жительства рачитель, и закона Господня учитель воистинну показался еси, премудре Максиме.

И ныне: Велию таинству Моисей Боговидец научен, зря Купину Неопалиму: купина – немощь человеческаго естества, огнь же — Божество Единороднаго Сына Вышняго, ибо Бог наш – огнь есть, поядаяй грехи наша, якоже Божественный Апостол рече.

Песнь 5

Ирмос: От нощи утренююще, поем Тя, Христе, Отцу Собезначальна и Спаса душ наших, мир мирови подаждь, Человеколюбче.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Нощию луна, днем солнце просвещают и веселят тварь всю видимую, житие же и премудрость святых просвещают и веселят души всех человеков, хотящих спастися и в разум истины приити. Сице и писания преподобнаго Максима Грека, яко богодухновенныя труды, велегласно вопиют.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

В нощи молящуся тебе в темнице, Богоначальныя и Преблагия Троицы Промыслом внем Ангел Господень и рече: о старче! Сими муками избудеши вечных мук.

Слава: В нощи, яко сладкогласный и добропеснивый славий, воспел еси, премудре Максиме: не тужи, не скорби, ниже тоскуй о нихже, – любезна ми душе, – страждеши без правды, твоя бо мзда велия на Небесех.

И ныне: От нощи утренююще, поем Тя, Дево, Дщерь Цареву, рясны златыми одеяну и преиспещрену, лествицу, юже Иаков виде, гору, юже благоволи Бог жити в ней, ибо Господь вселится до конца.

Песнь 6

Ирмос: Пророка спасл еси от кита, Человеколюбче, и мене из глубины прегрешений возведи, молюся.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Пророчески, преподобне Максиме, люди обличал еси, к покаянию приводя: заблудихом, заблудихом от правого и незаблуднаго жительства преподобных инок и без ума течем к почести вышняго звания.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Пророк покаяния явился еси, преподобне Максиме, души трезвение снабдевая Божественными словесы и из рова страстей возводя омраченных грехми.

Слава: Пророческия писания, в тайне глаголанныя, явны соделал еси, премудре Максиме, сего ради послушают тя обильно вси людие.

И ныне: Пророки Тя провозвестиша, Дево Чистая, Апостоли проповедаша, святии вси ублажиша, мы же со Архангелом вопием: радуйся, Благодатная, Господь с Тобою.

Господи, помилуй (трижды). Слава, и ныне.

Кондак, глас 8-й

Богодухновенным Писанием и Богословия проповеданием неверствующих суемудрие обличил еси, всебогате, паче же, в Православии исправляя, на стезю истиннаго познания наставил еси, якоже свирель Богогласная, услаждая слышащих разумы, непрестанно веселиши, Максиме досточудне, сего ради молим Тя: моли Христа Бога грехов оставление низпослати верою поющим всесвятое твое успение, Максиме, отче наш.

Икос

Како воспоем величайшему тезоименитаго, Максима предобляго? преподобных красна венца, страдальцев твердаго правила, еретиков неложнаго посрамления, Церкви столпа непоколебимаго, девственник известнаго наставника и супружества честнаго заступника, философов премудршаго мудреца, истины источника приснотекущаго, инок похвалу и всех людей воистинну украшение, сего ради молим тя, досточудне Максиме: моли Христа Бога грехов оставление низпослати верою поющим всесвятое твое успение, Максиме, отче наш.

Песнь 7

Ирмос: Образу служити мусикийскому согласию созывающу люди, от песней сионских поюще отечески, отроцы Давидовы мучителево разориша злочестивое веление и пламень в росу преложиша, песнь воспевающе: превозносимый отцев и наш Боже, благословен еси.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Образу промышления Пресвятыя Троицы песнь благодарственну воздав, преподобне Максиме, вся ны призвал еси благословити неблазненно Отца, и Сына, и Святаго Духа, Единаго Бога в Триех Ипостасех.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Образ злострадания, терпения и молитвы показался еси, святе Максиме, паче же и упования, яко Бог Судия праведен, и крепок, и долготерпелив есть, и Той воздаст коемуждо по делом его.

Слава: Образ превыспренняго Богословия стяжал еси, премудре Максиме, сии есть догматы Божественных апостол и отец, от Святаго Параклита излиянныя, имже и нас научаеши Богомудрыми своими писании.

И ныне: Образ пречистаго Твоего Рождества, Дево Мати, неизреченен и недоведом есть, Ты бо вселение превечнаго Единороднаго Сына Отча была еси, не опалившися от Него.

Песнь 8

Ирмос: В пламене огненне горящия пещи сохраншаго дети и во зраце Ангела снизшедшаго к ним, пойте Господа и превозносите Его во веки.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Пламене Божественнаго Параклитова облистания возжелев, преподобне Максиме, сего ради и сладчайшим светом учения и чудес огнем отгнал еси всякий мрак бесовский.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Пламене геенскаго бегати люди научил еси, преподобне Максиме, сих призывая делом совершати заповеди Христовы и отступити злобы, блуда, лжи, гордости, льсти и хищения неправеднаго чужих имений.

Слава: Пламенно нечестие еретическое попалил еси, премудре Максиме, веры же христианския непорочныя Божественное исповедание изъяснив.

И ныне: В пламени огненне горящия Купины виде Тя Моисей Боговидец, провозвестив безсеменное Рождество Твое, Дево Пречистая, сего ради и нас плотских страстей свободи.

Песнь 9

Ирмос: Тебе, светлую свещу и Матерь Божию, пречудную славу и вышшую всех тварей, песньми величаем.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Тебе, светлую свещу, и ум крайнейший, и столп непоколебим вемы, паче же наставника монахов и ересей наказателя проповедуем.

Припев: Преподобне отче наш Максиме, моли Бога о нас.

Светло от полуденных стран возсиял еси, преподобне Максиме, светло житие показав, мрак лукавствия прогоняя и благоприятною молитвою просияв.

Слава: Свеща Божественнаго разума быв, достигл еси в познание Сына Божия, в мужа совершенна, в меру возраста Христова, сего ради и мы вопием ти: блажен ты еси воистинну по всему, и подвиги, и славою, и благодатию, яже еси свыше получил.

И ныне: Тебе, и светлую свещу в нощи страстей, и покров благостыни, и стену необориму от навет вражиих, песньми велегласно величаем.

МАКСИМ ГРЕК

МАКСИМ ГРЕК (Ми­ха­ил Три­во­лис) — пи­са­тель, бо­го­слов, пе­ре­во­дчик, фи­ло­лог; свя­той.

Из об­ра­зо­ван­ной греческой се­мьи, по­лу­чил до­маш­нее об­ра­зо­ва­ние; вла­дел кал­ли­гра­фическим искусством.

В 1492 году вме­сте с Ласкарисом (смотри в статье Лас­карь Иоанн), со­вер­шав­шим по по­ру­че­нию Ло­рен­цо Ме­ди­чи по­езд­ку по Гре­ции в по­ис­ках древ­них ру­ко­пи­сей, от­пра­вил­ся в Ита­лию. Во Фло­рен­ции Максим Грек обу­чал­ся у Лас­ка­ри­са и, ве­роят­но, уча­ст­во­вал в его из­да­тель­ской дея­тель­но­сти в 1493-1494 годы. Был свя­зан с греческой ди­ас­по­рой, иг­рав­шей боль­шую роль в куль­тур­ной жиз­ни Ита­лии то­го вре­ме­ни; пе­ре­пи­сы­вал со­чи­не­ния ан­тич­ных и хри­сти­ан­ских ав­то­ров (Фео­кри­та, Стра­бо­на, Фео­до­ри­та Кир­ско­го и другие). Максим Грек со­че­тал обу­че­ние в Ве­не­ции, Па­дуе, Вер­чел­ли, Бо­ло­нье, Фер­ра­ре и других го­ро­дах со служ­бой у пред­ста­ви­те­лей дви­же­ния гу­ма­низ­ма и влия­тель­ных особ. В 1498-1502 годы со­сто­ял на служ­бе у Джо­ван­ни Фран­чес­ко Пи­ко дел­ла Ми­ран­до­лы, пле­мян­ни­ка Джо­ван­ни Пи­ко дел­ла Ми­ран­до­лы. В до­ме Джо­ван­ни Фран­чес­ко, воз­мож­но, по­зна­ко­мил­ся с дос­ти­же­ния­ми куль­ту­ры Воз­ро­ж­де­ния. Максим Грек с со­чув­ст­ви­ем от­но­сил­ся к дея­тель­но­сти Дж. Са­во­на­ро­лы, слу­шал его про­по­ве­ди. Воз­мож­но, в 1502-1503 годы Максим Грек пре­бы­вал в монастыре Святого Мар­ка во Фло­рен­ции в ка­чест­ве но­ви­ция (пос­луш­ни­ка). Около 1503-1504 годов в Ве­не­ции со­труд­ни­чал с из­да­те­лем Ма­ну­ци­ем Аль­дом Стар­шим. Друзь­я­ми Максима Грека бы­ли бли­жай­шие со­труд­ни­ки Аль­да по фор­ми­руе­мой в те го­ды Но­вой Ака­де­мии (Сци­пи­он Кар­те­ро­мах, Ио­анн Гри­го­ро­пу­лос, Марк Му­су­рос).

Около 1506 года Максим Грек уда­лил­ся на Афон, при­нял по­стриг в монастыре Ва­то­пед, где име­лись бо­га­тые книж­ные со­б­ра­ния. Мо­на­ше­ское по­слу­ша­ние со­че­тал с учё­ны­ми тру­да­ми и ли­тур­гическим твор­че­ст­вом (со­ста­вил «Ка­нон святому Ио­ан­ну Кре­сти­те­лю»).

Из­вест­ны его поэ­тические опы­ты на греческом языке.

В 1516 году в от­вет на от­прав­лен­ную на Афон прось­бу великого князя мо­с­ков­ско­го Ва­си­лия III Ива­но­ви­ча при­слать пе­ре­во­д­чи­ка Максим Грек был на­прав­лен в Мо­ск­ву, куда при­был в мар­те 1518 года. Вся его даль­ней­шая дея­тель­ность бы­ла свя­за­на с Рос­си­ей. За пер­вые 7 лет жиз­ни в Рос­сии он пе­ре­вёл с греческого языка круп­ные тру­ды по эк­зе­ге­ти­ке и го­ми­ле­ти­ке: Тол­ко­вый Апо­стол (1518-1521 годы), Тол­ко­вую Псал­тирь (1521-1522 годы), Бе­се­ды святого Ио­ан­на Зла­то­ус­та на Еван­ге­лия от Мат­фея и Ио­ан­на (ме­ж­ду 1523 и началом 1525 годов), ко­то­рые ста­ли поль­зо­вать­ся боль­шой по­пу­ляр­но­стью и ак­тив­но пе­ре­пи­сы­ва­лись, а так­же статьи из эн­ци­кло­пе­дического лек­си­ко­гра­фического сборника Су­да, ряд пос­ла­ний па­три­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го Фо­тия и других; с латинского языка пе­ре­вёл со­чи­не­ние Энея Силь­вия Пик­ко­ло­ми­ни (смотри в статье Пий II) «О взя­тии Кон­стан­ти­но­по­ля тур­ка­ми». Максим Грек пред­при­нял ис­прав­ле­ние бо­лее ран­них пе­ре­во­дов Псал­ти­ри и других цер­ков­ных книг; в 1524-1525 годы по греческому ори­ги­на­лу ис­пра­вил Цвет­ную Три­одь. В этот же пе­ри­од Максим Грек на­пи­сал мно­го­численные со­чи­не­ния: о свя­то­гор­ских мо­на­сты­рях, про­стран­ные по­ле­мические трак­та­ты про­тив ла­ти­нян. В хо­де оп­ро­вер­же­ния ут­верж­де­ний адеп­тов аст­ро­ло­гии раз­ра­ба­ты­вал уче­ние о сво­бо­де во­ли («са­мо­вла­стии че­ло­ве­чес­ком»). Максим Грек про­яв­лял ин­те­рес к русской ис­то­рии, в част­но­сти к на­ча­лу го­су­дарст­вен­но­сти и Кре­ще­нию Ру­си. Со­глас­но позд­ним ис­точ­ни­кам, был еди­но­мыш­лен­ни­ком Вас­сиа­на (Пат­ри­ке­ева) в его про­те­сте про­тив раз­во­да Ва­си­лия III с же­ной Со­ло­мо­ни­ей Са­бу­ро­вой.

Не позд­нее 15 февраля 1525 года Максим Грек аре­сто­ван. Доп­ра­ши­вал­ся и как сви­де­тель, и как об­ви­няе­мый в хо­де след­ст­вия по де­лу И.Н. Бер­се­ня-Бек­ле­ми­ше­ва. В мае 1525 года цер­ков­ным су­дом об­ви­нён в ере­си (ошиб­ках, яко­бы до­пу­щен­ных, по мне­нию книж­ни­ков-тра­ди­цио­на­ли­стов, в хо­де пе­ре­во­да и прав­ки бо­го­слу­жеб­ных книг), ли­шён при­ча­ще­ния, со­слан в Иоси­фо-Во­ло­ко­лам­ский монастырь; ему бы­ло за­пре­ще­но пи­сать, об­щать­ся с внеш­ним ми­ром, был ог­ра­ни­чен круг его чте­ния. В 1531 году, ве­ро­ят­но, в ре­зуль­та­те хо­да­тай­ст­ва о Максиме Греке про­та (на­стоя­те­ля) Святой Го­ры Афон его де­ло бы­ло рас­смот­ре­но на су­де вто­рич­но. Суд, ссы­ла­ясь на от­сут­ст­вие по­кая­ния Максима Грека, не снял с не­го цер­ков­но­го пре­ще­ния и на­ка­за­ния (поз­же Максим Грек пи­сал, что три­ж­ды про­сил про­ще­ния у су­див­ше­го его Свя­щен­но­го со­бо­ра). Од­на­ко его по­ло­же­ние бы­ло нес­коль­ко об­лег­че­но: ему раз­ре­ши­ли пи­сать, он был пе­ре­ве­дён (хо­тя, ве­ро­ят­но, не сра­зу) в Твер­ской От­роч мо­на­стырь, где ему по­кро­ви­тель­ст­во­вал епи­скоп Твер­ской Ака­кий.

Пат­ри­ар­хи Ие­ру­са­лим­ский Ио­а­ким (в 1545 году) и Кон­стан­ти­но­поль­ский Дио­ни­сий (в 1546 году) на­пра­ви­ли по­сла­ния великому князю мо­с­ков­ско­му Ива­ну IV Ва­силь­е­ви­чу с прось­бой об ос­во­бо­ж­де­нии Максима Грека. Митрополит Мо­с­ков­ский Ма­ка­рий снял с Максима Грека цер­ков­ное пре­ще­ние, а Иван IV пе­ре­вёл его из Тве­ри, ве­ро­ят­но, в Мо­ск­ву (1547-1548 годы). Около 1551 года по хо­да­тай­ст­ву игу­ме­на Трои­це-Сер­гие­ва монастыря Ар­те­мия Максим Грек был пе­ре­ве­дён в этот мо­на­стырь, где пре­бы­вал до кон­ца жиз­ни.

В 1530-х — начала 1550-х годов Максим Грек сам со­ста­вил 2 со­б­ра­ния сво­их из­бран­ных со­чи­не­ний, ко­то­рые пред­став­ле­ны ру­ко­пи­ся­ми с его соб­ст­вен­но­руч­ной прав­кой (ред­кость в средневековой книж­но­сти). За­ду­ман­ные пер­во­на­чаль­но как оп­рав­да­ния по вы­дви­ну­тым про­тив не­го об­ви­не­ниям, со­б­ра­ния пе­ре­рос­ли в из­ло­же­ние по­зи­ций ав­то­ра по важ­ней­шим во­про­сам государственной, цер­ков­ной и куль­тур­ной жиз­ни Рос­сии то­го вре­ме­ни. Сре­ди со­чи­не­ний вы­де­ля­ют­ся «Ис­по­ве­да­ние пра­во­слав­ной ве­ры…», 2 «Сло­ва» об ис­прав­ле­нии рус­ских книг, в ко­то­рых пред­став­ле­ны развёр­ну­тые обос­но­ва­ния прак­ти­ки пе­ре­во­да и пра­вомер­но­сти про­из­ве­дён­ной Максимом Греком прав­ки бо­го­слу­жеб­ных тек­стов. В «Ис­по­ве­да­нии…» в об­ра­ще­нии к цер­ков­ным и свет­ским вла­стям Максим Грек во­про­шал, не выз­ва­но ли его об­ви­не­ние в ере­си его об­ли­че­ния­ми стя­жа­тель­ской прак­ти­ки, взи­ма­ния про­цен­тов («мзды»), жад­но­сти и так далее. В сочинении «Сло­во, из­ла­гаю­щее с жа­ло­стию не­строе­ния и бес­чи­ния ца­рей и вла­сти­те­лей по­след­не­го ве­ка се­го», в ко­то­ром ис­сле­до­ва­те­ли об­на­ру­жи­ва­ют влия­ние Дан­те, Максим Грек ал­ле­го­рически опи­сы­ва­ет со­стоя­ние цар­ст­ва, по­ру­ган­но­го пра­ви­те­ля­ми и вла­сти­те­ля­ми. Вме­няв­шая­ся в ви­ну Максиму Греку кри­ти­ка русских чу­до­твор­цев — ос­но­ва­те­лей мо­на­сты­рей — обу­сло­ви­ла по­яв­ле­ние его главных «не­стя­жа­тель­ских» со­чи­не­ний (смотри в статье Не­стя­жа­те­ли).

Со­ци­аль­ная по­зи­ция Максима Грека со­стоя­ла не в от­ри­ца­нии цер­ков­ной соб­ст­вен­но­сти как та­ко­вой, а в об­ли­че­нии стя­жа­тель­ской прак­ти­ки соб­ст­вен­ни­ков, рос­тов­щи­че­ст­ва, бес­че­ло­веч­но­го от­но­ше­ния к кре­стья­нам. Важ­ное ме­сто в сис­те­ме по­ли­тических воз­зре­ний Максима Грека за­ни­ма­ет ут­вер­жде­ние пра­ва ду­хов­ных и свет­ских лиц на со­ве­ты ца­рю. Максиму Греку при­над­ле­жат по­сла­ния-на­став­ле­ния Ва­си­лию III и Ива­ну IV, а так­же по­ли­тические со­чи­не­ния бо­лее ши­ро­ко­го ха­рак­те­ра («Гла­вы по­учи­тель­ны на­чаль­ст­вую­щим пра­во­вер­но»). Максим Грек ре­ко­мен­до­вал Ива­ну IV обес­пе­чить ко­ор­ди­на­цию по­ли­тических сил, при­вле­кая к это­му не толь­ко бо­яр­ст­во и ду­хо­вен­ст­во, но и во­ин­ст­во и слу­жи­лых лю­дей. В воп­ро­се об ав­то­ке­фа­лии Русской церк­ви Максим Грек ис­хо­дил не из её от­ри­ца­ния, а из убеж­де­ния, что она мо­жет быть ус­та­нов­ле­на по ре­ше­нию («гра­мо­те») Кон­стан­ти­но­поль­ско­го па­три­ар­ха­та.

Со­чи­не­ния Максима Грека со­об­ща­ли русскому чи­та­те­лю о Ве­ли­ких гео­гра­фи­че­ских от­кры­ти­ях (об острове Ку­ба, о Мо­лукк­ских островах), зна­ко­ми­ли с приё­ма­ми фи­ло­ло­гической кри­ти­ки тек­ста, вы­ра­бо­тан­ны­ми в ви­зантийской и ре­нес­санс­ной куль­ту­рах, рас­ска­зы­ва­ли о Ма­ну­ции Аль­де, пе­чат­ной кни­ге и так далее.

Мо­лит­вен­ное по­чи­та­ние Максима Грека су­ще­ст­во­ва­ло с середины XVII века, также и сре­ди ста­ро­обряд­цев. Ка­но­ни­зи­ро­ван РПЦ в 1988 году; дни па­мя­ти — 21 января (3 февраля) и 21 ию­ня (4 ию­ля), а так­же в со­бо­рах Афон­ских, Мо­с­ков­ских, Ра­до­неж­ских и Твер­ских свя­тых.

Исторические источники:

Сочинения:

Со­чи­не­ния. Ка­зань, 1859-1862. Ч. 1-3;

Со­чи­не­ния. Св.-Тро­иц­кая Сер­гие­ва лав­ра, 1910-1911. Ч. 1-3;

Ду­хов­но-нрав­ст­вен­ные сло­ва. Сер­ги­ев По­сад, 2006; Со­чи­не­ния. М., 2008-. Т. 1.

Дополнительная литература:

Бе­ло­ку­ров С.А. О биб­лио­те­ке мо­с­ков­ских го­су­да­рей. М., 1898;

Икон­ни­ков В.С. Мак­сим Грек и его вре­мя. К., 1915;

Ржи­га В.Ф. Опы­ты по ис­то­рии рус­ской пуб­ли­ци­сти­ки ХVI в. Мак­сим Грек как пуб­ли­цист // Тру­ды От­де­ла древ­не­рус­ской ли­те­ра­ту­ры. Л., 1934. Т. 1;

Denissoff E. Maxime le Grec et l’Oc­cident. P.; Louvain, 1943;

Ива­нов А.И. Ли­те­ра­тур­ное на­сле­дие Мак­си­ма Гре­ка. Ха­рак­те­ри­сти­ка, ат­ри­бу­ция, биб­лио­гра­фия. Л., 1969;

Ков­тун Л.С., Си­ни­цы­на Н.В., Фон­кич Б.Л. Мак­сим Грек и сла­вян­ская Псал­тырь // Вос­точ­но­сла­вян­ские язы­ки. М., 1973;

Ков­тун Л.С. Лек­си­ко­гра­фия в Мо­с­ков­ской Ру­си ХVI — на­ча­ла ХVII в. Л., 1975;

Бу­ла­нин Д.М. Пе­ре­во­ды и по­сла­ния Мак­си­ма Гре­ка. Л., 1984.

Фи­ло­ло­ги­че­ские взгля­ды Максима Грека.

От­но­ше­ние Максима Грека к цер­ков­но­сла­вян­ско­му язы­ку оп­ре­де­ля­лось западно-ев­ропейской гу­ма­ни­стической фи­ло­ло­гической тра­ди­ци­ей, со­глас­но ко­то­рой фор­маль­ная пра­виль­ность язы­ка свя­зы­ва­лась с его фи­ло­ло­гической «об­ра­бо­тан­но­стью», а его функ­ци­ональ­ный ста­тус — с по­зи­ци­ей в куль­тур­но-язы­ко­вой ие­рар­хии. По­сколь­ку цер­ков­но­сла­вян­ский язык воз­ник в ре­зуль­та­те пе­ре­во­да греческих бо­го­слу­жеб­ных тек­стов, функ­цио­наль­но до­ми­ни­рую­щий и фор­маль­но об­ра­бо­тан­ный греческий язык рас­смат­ри­вал­ся как об­ра­зец пра­виль­но­сти. Ошиб­ки в цер­ков­но­сла­вян­ских тек­стах Максим Грек объ­яс­нял тем, что пер­вые пе­ре­во­дчи­ки и по­сле­дую­щие пе­ре­пис­чи­ки не­дос­та­точ­но вла­де­ли греческим язы­ком и не бы­ли обу­че­ны грам­ма­ти­ке, ри­то­ри­ке и по­эти­ке. Со­от­вет­ст­вен­но пра­виль­ность цер­ков­но­сла­вян­ского языка мог­ла быть дос­тиг­ну­та по­сред­ст­вом фор­маль­но-се­ман­тического со­от­не­се­ния греческого и цер­ков­но­сла­вян­ского язы­ков. Эта ус­та­нов­ка наи­бо­лее по­сле­до­ва­тель­но реа­ли­зо­ва­лась в про­цес­се пе­ре­во­да Тол­ко­вой Псал­ти­ри и прав­ки Цвет­ной Трио­ди. Стрем­ле­ние Максима Грека к грам­ма­ти­че­ски од­но­знач­ной пе­ре­да­че греческого тек­ста и то, что при этом он не учи­ты­вал слу­чаи не­сов­па­де­ния фор­маль­но-се­ман­тических па­ра­мет­ров греческого и цер­ков­но­сла­вян­ско­го язы­ков, при­во­ди­ли к ря­ду за­мен, на­ру­шав­ших тра­диционное тол­ко­ва­ние славянского тек­ста и, как след­ст­вие, к уп­рё­кам в ад­рес Максима Грека в ере­ти­че­ской пор­че книг. Стре­мясь оп­ро­верг­нуть воз­ве­дён­ные на не­го об­ви­не­ния, Максим Грек всту­пал в по­ле­ми­ку со славянскими книж­ни­ка­ми: раз­вёр­ну­тые обос­но­ва­ния прак­ти­ки пе­ре­во­да и книж­ной спра­вы пред­став­ле­ны в соз­дан­ных им по­сле су­да 1525 года сочинениях «Ис­по­ве­да­ние пра­во­слав­ныя ве­ры…», «Сло­во от­ве­ща­тель­но о ис­прав­ле­нии книг рус­ских», «Сло­во от­ве­ща­тель­но о книж­ном ис­прав­ле­нии…». Прин­ци­пы и кон­крет­ные па­ра­мет­ры книж­ной спра­вы Максима Грека, а так­же ха­рак­тер язы­ко­вой по­ле­ми­ки на­шли про­дол­же­ние в ни­ко­нов­ской спра­ве и в спо­ре ни­ко­ни­ан и ста­ро­об­ряд­цев.

В рам­ках фи­ло­ло­гической ра­бо­ты над цер­ков­но­сла­вян­ским языком Максим Грек стре­мил­ся при­спо­со­бить к славянскому ма­те­риа­лу лек­си­ко­гра­фические и ри­то­ри­ко-по­этические со­чи­не­ния. Фи­ло­ло­гическое тол­ко­ва­ние за­им­ст­во­ван­ных слов пред­став­ле­но в его сло­ва­ре «Тол­ко­ва­ние име­нам по ал­фа­ви­ту», ко­то­рый це­ли­ком или фраг­мен­тар­но был ис­поль­зо­ван со­ста­ви­те­ля­ми всех славянских аз­бу­ков­ни­ков. В сочинении «О при­шель­цах фи­ло­со­фех» Максим Грек про­де­мон­ст­ри­ро­вал ри­то­ри­ко-по­этический при­ём пе­ре­ра­бот­ки од­но­го ви­да сти­ха в дру­гой, со­стоя­щий в из­ме­не­нии сти­хо­твор­но­го мет­ра пу­тём из­ме­не­ния по­ряд­ка слов.

С име­нем Максима Грека со­вре­мен­ни­ки свя­зы­ва­ли и грам­ма­тические ста­тьи, в ко­то­рых грам­ма­ти­ка рас­смат­ри­ва­лась как уче­ние о 8 час­тях «сло­ва», при этом ис­поль­зо­ван­ные в дан­ных ра­бо­тах тер­ми­ны от­ли­ча­лись от на­зва­ний час­тей ре­чи в ано­ним­ном ру­ко­пис­ном трак­та­те «О ос­ми час­тех сло­ва». По­ни­ма­ни­ем пра­виль­но­сти цер­ков­но­сла­вян­ского языка как ори­ен­та­ции на грам­мати­ку объ­яс­ня­ет­ся и тот факт, что ав­тор­ст­во грам­ма­ти­ки, из­дан­ной в Мо­ск­ве в 1648 году без ука­за­ния име­ни Ме­ле­тия (Смот­риц­ко­го), мог­ли при­пи­сы­вать Максиму Греку, чьи со­чи­не­ния ак­тив­но ци­ти­ро­ва­лись московскими книж­ни­ка­ми в но­вом пре­ди­сло­вии, со­став­лен­ном к это­му из­да­нию.

Исторические источники:

Ягич В. Рас­су­ж­де­ния юж­но-сла­вян­ской и рус­ской ста­ри­ны о цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке. СПб., 1896.

Дополнительная литература:

Икона Максима Грека

Максим Грек является символом смирения и мудрости. Его несокрушимую веру не смогли пошатнуть даже бесчисленные эпидемии, засухи и гонения.

Любой образ святого несет в себе Божественное участие, поддержку и опору в тяжелые времена. Молитвы перед иконами должны звучать правильно. В своих просьбах вы должны уповать на святого, который ближе к вашим желаниям. Каждый праведник отличился при жизни определенными заслугами, а ныне помогает заблудшим и терзающимся душам прийти к свету. Максим Грек — проповедник, который станет вашим проводником в мир смирения и счастья.

Максим Грек обладал знатными корнями, блестящим образованием. Его паломничество по европейским городам позволило изучить многие языки, которые после пригодились в Москве. В качестве свой миссии Святой избрал служение Господу, отодвинув карьерные перспективы.

Для Великого Максима не было ничего важнее служения церкви и людям. Проповедник утверждал, что только Господь — истинная жизнь, и призывал к этому знатных и нищих людей. При жизни он не только прославлял слово Божие, но и помог с переводом священных книг на более доступный язык. Однако неточности в переводе в силу сложного языка послужили поводом для снятия священного сана.

Претерпев тяжкие мучения, тюремное заточение и ссылку, Максим Грек продолжил служить Господу верой и правдой. Святой умел чувствовать пронзительную чистоту канонов и нести его людям, за что проповедник был причислен к лику святых. Мученик, умеющий ощущать любое отклонение общества от православной веры, незамедлительно старался это исправить и наставить людей на путь истинный. В 1988 году Угодник был канонизирован.

Максим Грек отошел в Царствие Небесное в Троицком монастыре. Позднее у его мощей стали происходить чудесные вещи, а сами останки Святого были нетленны. В 1996 году было совершено открытие святых мощей. Как утверждали люди, работающие во время раскопок, повсеместно стояло благоухание, что есть подтверждение святой силы и Божественного участия.

Где находится икона Максима Грека

В конце 20 века было замечено сходство мощей с нарисованными ранее портретами проповедника. Это было настоящее чудо — отыскать святыню, которая на тот момент была почитаема в европейских странах. В России его канонизировали только в 1988 году. Иконописцы того времени изобразили образ святого, который и по сей день находится рядом с мощами в Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры. Лик проповедника часто изображается на соборе Радонежских святых.

Описание иконы

Ревнитель истины и благочестия изображен лицом к праведникам, по пояс. На более ранних иконах властитель правды держит в правой руке псалом, а левая отведена в сторону. Синее одеяние покрывает его тело. Отличительной чертой является наличие густой седой бороды.

На более поздних иконах Максим Грек изображен в полный рост, держащим в руках крест и Священное Писание. Он облачен в священническое одеяние розоватого цвета, с темно синей накидкой.

В чем помогает икона

Максим Грек является небесным покровителем ученых, священников, миссионеров, студентов и учеников. К его помощи обращаются при отсутствии веры или для укрепления в ней. В молитвах люди призывают святого Угодника помочь вынести все тяжбы и гонения. Молятся перед образом проповедника и те, кто был испытан чужой верой.

В минуты послабления веры и тяжелых мук обязательно стоит просить заступничества великого мученика. Если вы ощущаете на себе несправедливость власти, постоянное гонение и притеснение, приобретите для себя столь ценный и чудотворный образ. Духовная сила иконы Максима Грека способна помочь при болезнях, особенно душевных — депрессии и унынии.

Молитва перед иконой

«Преподобный Максим, снизойди на нас своей милостью и помоги обрести веру непоколебимую. Мы отдалены от тебя своими грехами, беззаконием, корыстными мыслями и злыми думами. Но сейчас мы молим о помощи твоей. Наставь нас на путь истинный, вразуми и возьми жизнь грешных рабов (имя) под свое покровительство. Вся твоя жизнь была примером добродетели и благочестия, так научи и нас этому. Умоли Отца Небесного о помощи в утверждении веры. Больным даруй исцеление, обиженным и гонимым — заступничество, бедствующим — призвание. Все православные христиане поклоняются чудесам твоим, милости и крепости духа. Перед образом твоим мы просим о помощи. О, Великий Угодник, помоги людям, с верой к Тебе обращенным, в земных подвигах и покаянии. Прославляем со всеми святыми Бога нашего. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь».

День почитания иконы

Православные люди отмечают день памяти святого 21 января по старому стилю и 3 февраля — по новому. Обретение мощей празднуется 4 июля по новому стилю.

Роль святого Максима Грека в становлении православного христианства необычайно велика. Старец отдал всю свою жизнь во служение Господу и всем нуждающимся людям. Чтение молитв, особенно на сон грядущий, перед его образом поможет изменить жизнь в лучшую сторону. Будь счастливы, крепкой вам веры, и не забывайте нажимать на кнопки и

Преподобный Максим Грек: жизнь и богословские произведения

«Ревность к истине, меня вдохновляющая, не
дает успокоения: чтоб не смотрелась ложь перед
истиной и не хвалилась тьма перед светом».
Преподобный Максим Грек

Преподобный Максим Грек, его жизнь и богословские произведения представляют собой замечательное явление в истории нашей Церкви и общества. «Неверием омраченная сердца человеков светом благочестия просвещая, пресветел явился еси Православия светильник», — говорил о нем один из его современников. Это был ученейший человек, сочетавший прекрасное знание святоотеческих творений с глубоким благочестием. Его произведения, затрагивающие различные стороны жизни Русской Церкви и русского общества XVI века, представляют большой интерес и для настоящего времени.
Биографические сведения о преподобном Максиме крайне скудны. Родился он около 1480 года в городе Арты, в Албании, от богатых родителей Мануила и Ирины. Родители его, отличавшиеся благочестием, и сына своего воспитали в правилах благочестия и страха Божия. Получив первоначальное образование от своего отца, Михаил (таково было его имя до пострига) отправился в Париж, где обучался различным наукам у знатного грека Иоанна Ласкариса, а затем — в Италию. Здесь особое внимание он уделяет изучению древних языков. Большой влияние на него оказали горячая проповедь и мученическая смерть знаменитого флорентийского проповедника Саванаролы: Михаил решил себя всецело посвятить Богу и с этой целью отправился на Афон, где поступил в Ватопедскую обитель. О том, какое глубокое и неизгладимое впечатление произвели на него проповеди, личность и судьба Саванаролы, мы узнаем из обширного сочинения под названием «Повесть страшна и достопамятна и о совершенном иноческом жительстве». Здесь преподобный Максим прямо говорит, что он готов Саванаролу и его двух товарищей по мученической кончине причислить «с радостию древним защитителем благочестию, аще не быша латыня верою». Необходимо отметить, что пребывание преподобного Максима в монастыре святого Марка во Флоренции, о чем свидетельствует, в частности, описание им в одном сочинении таких деталей монастырской жизни, которые могли быть известны только очевидцу, не является доказательством его латинизации, как утверждают некоторые исследователи (Денисов и др.). Факт латинизации преподобного Максима во время пребывания его в Италии не подтверждается документальными данными и стоит в полном противоречии со всей его последующей деятельностью. Около десяти лет провел преподобный Максим в Ватопедской обители в подвигах воздержания и молитвы, в изучении святоотеческих писаний. Думал он, что здесь, в безвестной тишине, мирно окончит он дни свои, посвященные Богу. Но Господь судил иначе: иной предлежал ему путь, — путь страдальческий, хотя и не лишенный славы, в чужой ему стране, для которой суждено ему было понести труды апостольские и запечатлеть их многолетними страданиями в различных заточениях.

В 1915 году великий князь Московский Василий Иоаннович обратился с просьбой к Вселенскому Патриарху Феолипту и к Проту Святой Горы Симеону о присылке к нему ученого монаха. Выбор пал на Максима-смиренного, монаха из Ватопедской обители, обладавшего знанием греческого и латинского языков и искусного в Священном Писании.
Поводом к призванию преподобного Максима на Русь было желание великого князя Василия Иоанновича найти ученого грека, который мог бы заняться разбором множества древних греческих книг его книгохранилища, перевод некоторых из них и потребность в исправлении бывших уже в употреблении книг как богослужебных, так и Священного Писания, и святоотеческих, подвергшихся от времени сильной порче.
Когда преподобный Максим, с большим почетом встреченный в Москве, приступил к разбору великокняжеского книгохранилища, он с изумлением сказал великому князю, что и в греческой земле ему не приходилось видеть такого множества книг.
Оторванный от привычной обстановки, преподобный Максим оказался в совершенно иной среде, и, чтобы понять ее, он должен был всесторонне ее изучить, начиная с языка, на котором он стал писать.
Высокую оценку трудам преподобного Максима дает архиепископ Филарет (Гумилевский). «В многочисленных писаниях преподобного Максима, — писал он, — нельзя не удивляться разнообразию сведений его и талантов: он филолог и историк, поэт и оратор, философ и богослов».
Другой церковный историк, митрополит Макарий (Булгаков), писал: «М. Грек первый явился у нас с образованием научным и с богатым запасом сведений не только в богословских, но и в светских науках, какие тогда существовали… Можно сказать, что в лице Максима в первый раз проникло к нам европейское просвещение…».
Однако, признавая несомненность достоинств преподобного как ученого, владыка отрицательно относился к его переводной работе и в значительной степени к его деятельности как писателя. Главное достоинство сочинений преподобного Максима он усматривает в том, что «они представляют собой как бы зеркало, в котором до некоторой степени отразилась и современная ему Россия, и его собственная судьба».
Позднейший историк Церкви Е.Е. Голубинский называет преподобного Максима человеком «блестяще талантливым и высокообразованным в самом строгом смысле этого слова», «проповедником истинного христианства против фарисейства внешней набожности».
Общее число литературных трудов преподобного Максима составило 365 произведений, из которых 164 остались неизданными. Кроме переводных трудов, — это сочинения, вызванные полемикой с ересью жидовствующих и вопросом о соединении Церквей, сочинения, направленные против магометанства, монофизитства, против суеверий и пороков русских людей того времени. Сочинения эти были откликом на окружавшую его жизнь и события того времени. В них отразились характерные черты преподобного: прямота, твердость характера и исключительная правдивость.
Большая часть сочинений преподобного Максима кратка по объему. Изложены они то в форме рассуждений, то в форме церковных слов и бесед, то в виде посланий, разговоров, исторических рассказов, молитв и священных песнопений, заметок.
Обличению жидовствующих, значительные остатки которых преподобный Максим еще застал, посвящены 5 его Слов. В них он обличает жидовствующих в том, что они отвергли Божество Иисуса Христа и необходимость Его искупительных страданий, почитание Божией Матери, святых икон и священных предметов.
В начале своего пребывания в Москве преподобный Максим был свидетелем весьма оживленных сношений московского правительства с Римом. Сочувственно относясь к планам изгнания турок и восстановлению Греции, как истинный последователь преподобного Марка Эфесского, преподобный Максим Грек не шел по следам тех, которые стремились осуществить эти планы принятием флорентийской унии. И вот, несмотря на свою занятость, которая не позволяла «свободно вздохнуть», преподобный пишет сочинения, содержащие обличения западных римских христиан («латинян»), которые в лице своего доверенного лица — Николая Немчина пытались повлиять на великого князя в вопросе о подчинении Русской Церкви римскому папе. В своем труде «Против латинян» он с вежливостью обращается к Федору Карпову, подпавшему под влияние Николая Немчина, и разъясняет ему заблуждения и отклонения Римской Церкви. Свои обличения преподобный Максим направляет против двух важных догматических отклонений Западной церкви: учения о чистилище и учения об исхождении Святого Духа, а также против употребления опресноков.
Главная мысль, которую он приводит в своих обличениях на латинян, состоит в доказательстве неизменяемости догматов, основанных на Священном Писании, Вселенских Соборах и отцах Церкви.
Особенно подробно преподобный останавливается на учении об исхождении Святого Духа. В этом вопросе он вполне стоит на точке зрения Патриарха Фотия, который в своем окружном послании (867 г.) западное учение об исхождении Святого Духа называет «верхом зла». Защитники исхождения Святого Духа «и от Сына», говорит преподобный Максим, нарушают свойства Лиц Святой Троицы, вводят два начала (источника) для Святого Духа.
Вместе с тем преподобный не упускал случая, чтобы заметить о властолюбии пап, возвышающихся на высоту своею гордостью и хвалящихся тем, что они владеют местами апостолов; потому что не от градов и престолов зависит апостольское величие и власть, а от догматов правой веры и благочестивой жизни, управляемых апостольскими и отеческими учениями.
Интересно, что в своей полемике против латинян, преподобный Максим нигде даже не намекает на неудачные попытки греков вступить в унию с Римом, на действия их на Флорентийском соборе, на подвиг преподобного Марка Эфесского и на печальную участь, постигшую дело митрополита Исидора. Необходимо отметить также и то, что сочинения преподобного Максима против Западной церкви являются строго догматическими не только потому что он ограничился главными вопросами, считая обличение второстепенных ненужным, а потому, что они были уже обличены прежде и стали всем известны. На свои же сочинения преподобный Максим смотрит только как на собрание доказательств из творений святых отцов. В слове «Против лживого сочинения Николая Немчина о соединении православных с латинянами» преподобный Максим обличает «неправые мудрования» западных христиан, особенно в отношении догмата о Святой Троице, который он называет одним из «главных апостольских догматов». «Изменив величайшую тайну о Живоначальной и Пресвятой Троице и проповедуя два начала непостижимого исхождения Всесвятого Духа, вы преступили и многие установления, церковные и апостольские предания», — пишет преподобный. Далее он указывает на употребление в Западной церкви опресноков, которое называет «главной и величайшей погрешностью». «За это латиняне, как нарушители апостольских и отеческих правил и преданий, пишет преподобный, — достойны того, чтобы называться не только раскольниками, но отчасти и еретиками». Преподобный Максим призывает латинян: «Если искренно, а не лицемерно желаете соединения с нами, разрушьте то средостение, которое служит преградою между нами и вами». Здесь он имеет в виду, как то видно далее, кроме опресноков, еще и учение о чистилище. Заключает это послание преподобный такими словами: «Разъединение лучше и похвальнее соединения, отлучающего от Бога».
Против магометан преподобный Максим написал следующие сочинения: «Слово обличительное на агарянскую прелесть…», «Ответы христианам противу агарян, хулящих нашу православную веру христианскую». В этих сочинениях он доказывает Божество Иисуса Христа и опровергает необходимость обрезания, омовения и, наконец, рассматривает утверждение магометан, что христиане исповедуют трех богов. Неосновательность последнего объясняется богословскими доводами и диалектическими приемами, например, уподоблением Троицы трехчастному составу души, солнца, трем частям дерева. Преподобный говорит, что каждая часть их может называться именем целого, хотя отсюда не следует, что каждая из трех частей составляет совершенно отдельное целое. Наконец, он касается еще упреков магометан, которые говорили, что если Христос был Бог, то иудеи не умертвили бы его. Опровержение преподобного Максима состоит в положении, что Иисус Христос пострадал по своей воле, в доказательство чего он приводит различные места Священного Писания. В заключение преподобный Максим убеждает магометан отказаться от своих южных верований и обратится на путь истинный.
В нравоучительных посланиях преподобный Максим высказывается против проникшего в Россию с Запада увлечения астрологией. Здесь он говорит о прямой противоположности этой лженауки христианскому мировоззрению, как исключающей для человека возможность проявить свободную волю и избрать добровольно добро или зло.
В специальном сочинении «Сказание о известном иноческом жительстве» преподобный высказывается как убежденный противник монастырского вотчиновладения. Он даже проклинает монахов-вотчинников и в пример русским монастырям ставит жизнь картезианских монастырей Запада. В этом случае он шел не только против Собора, который совсем недавно высказался за монастырское вотчиновладение, но и против великого князя, который продолжал наделять монастыри новыми владениями и новыми жалованными грамотами. Смелые обличения преподобного усиливали негодование против него. Во многих статьях своих он укорял слушателей за незнание и несоблюдение христианского закона, за суеверие, заменяющее веру, за исполнение одного внешнего обряда, не освященного внутренним душевным подвигом, за все пороки, которые жили во многих рядом с наружною набожностью. Он убеждал православных не полагать спасение лишь в точном исполнении внешних постановлений Церкви, в воздержании от мяса и рыбы во время поста, в частых поклонах, но стараться всеми силами души воспринять закон Божий, угождать Ему милосердием, покаянием, чистотою жизни.
За все эти резкие обличения преподобный Максим был привлечен к суду на Соборе в 1525 году. Здесь ему поставили в вину его сношения с турецким послом, хулы на монастыри и особенно его ошибки, допущенные им при исправлении и переводах книг. Оправдаться преподобному не удалось, и он был заточен в Иосифов монастырь. В 1531 году преподобный Максим вновь предстал как обвиняемый перед новым Собором. Здесь ему предъявлены были обвинения в целом ряде мнимых ересей. Некоторые описки писцов в исправленных преподобным книгах квалифицировались как сознательное внесение еретических учений. Затем высказывания его о том, что наши рукописные богослужебные книги содержали большое количество ошибок, происшедших от небрежности переписчиков, расценивались как хула на всю Русскую Церковь. Осужденный и этим Собором, преподобный Максим был послан в заточение в Тверской Отрочь монастырь под надзор Тверского епископа Акакия. Этим переводом участь преподобного была облегчена: ему было разрешено писать сочинения. За 20 лет своего вынужденного пребывания в Твери преподобный Максим Грек обогатил русскую духовную литературу целым рядом новых произведений апологетического, обличительного и нравоучительного характера. Апологетико-полемические работы его, написанные в этот период, направлены были против язычества («Слово обличительное на еллинскую прелесть»), иудейства («Слово противу глав Самуила евреянина»), магометанства («Слово на агарянскую прелесть»). В обличительных статьях преподобный Максим Грек занялся опровержением целого ряда ходивших по Руси апокрифов («О иуде предателе…», «О рукописании греховном…»). В нравоучительных сочинениях, несмотря на трудность своего положения, он продолжает обличать современное ему общество в отступлениях от истинного христианства. Преподобный обратил свое внимание на два наиболее явных порока: неправосудие и мздоимство судей, воевод и начальников («Слово пространнее излагающее с жалостью настроения и безчиния царей и властителей века сего»), лицемерие и увлечение лишь одной показной стороной благочестия («Слово на пожар Тверского собора»).
В 1545 году восточные Патриархи Константинопольский Дионисий и Александрийский Иоаким обратили внимание на долговременное томление в России невинного страдальца и просили царя Иоанна Грозного о его освобождении. В их послании, в частности, говорилось: «Не творят так православные христиане над нищим, паче же над иноком, и наипаче цари, удостоенные великого смысла и учиненные от Бога праведными судиями, чтобы иметь дверь свою отверстою ко всем приходящим».
Однако преподобному Максиму надлежало пробыть еще 6 лет в заточении ибо просьба Патриархов почему-то не была услышана. Наконец, в 1551 году после 25-летнего заключения игумен Троице-Сергиева монастыря Артемий, друг преподобного, вместе с некоторыми боярами упросил царя освободить невинного страдальца из заточения.
Скончался преподобный Максим 21 января 1556 года, проведя 38 лет в трудах и страданиях в пользу Русской Церкви. Древний сказатель о пришествии преподобного Максима в Москву свидетельствует, что по смерти преподобного пробудилось к нему общее уважение, многие стремились к его останкам, как бы к святым мощам, называя его великим учителем и пророком. В тропаре преподобному, который поется в день его памяти, в частности, сказано: «За страдания темниц и заточения десницею Вышнего венчается и чудодействует преславная. И о нас ходатай буди непреложен, чтущих любовию святую память твою».
Уже во второй половине XVI века стали составляться жития преподобного Максима в виде кратких сказаний. Заботы о его церковном почитании относятся ко времени правления царя Федора Иоанновича. Протоиерей Георгий Флоровский в своей книге «Пути русского богословия» говорит о канонизации преподобного Максима Грека в 1591 году. Другие исследователи относят установление церковного почитания его к более позднему периоду. К лику святых официальных он был причислен Русской Православной Церковью в год 1000-летия Крещения Руси году, мощи были обретены в 1996 году.
В заключение необходимо отметить, что, несмотря на осуждение преподобного Максима Грека Соборами, на все недостатки его переводов и собственных сочинений, пожалуй, ни один писатель допетровской Руси не пользовался таким уважением и значением, как преподобный Максим Грек.
Икона преп. Максима Грека из пядничного ряда главного иконостаса церкви св. Николы на Берсеневке г. Москвы. Иконописец член общины церкви Косолапова Т. А.

Максим Иванович Греков (реальная фамилия Селескериди; 11 декабря 1922, Ставрополь — 20 февраля 1965, Москва) — русский актёр театра и кино.

Биография

Максим Греков родился в Ставрополе; позднее семья поселилась в Москве.

В столичной школе его одноклассником был будущий кинодраматург В. С. Фрид, вспоминавший о нём в мемуарной книжке «58 с половиной, либо Записки лагерного придурка».

Занимался в организованной в 1939 году Алексеем Арбузным и Валентином Плучеком Столичной театральной студии, позднее получившей заглавие «Арбузовской». Посреди друзей по студии — Всеволод Багрицкий, Зиновий Гердт, в той же студии занимались Александр Галич, Исай Кузнецов.

Первой ролью Максима Грекова стал Зяблик в сочинённой самим студийцами под управлением Арбузова пьесе «Город на заре», её премьера свершилась 5 февраля 1941 года.

С началом Величавой Российскей войны, как и многие студийцы, Греков ушёл добровольцем на фронт; служил в отдельной мотострелковой бригаде особенного предназначения, был сапёром-подрывником. Вел войну в Калининской области, в Туле, позже в Сталинграде…. В марте 1943-го его забросили во неприятельский тыл — в партизанский отряд, где он стал партизаном отряда «Победители» под командованием Дмитрия Медведева. Его имя упоминается в разных мемуарах о деятельности партизанского отряда (рассказы серии «Военная литература», книжка Д. М. Медведева «Это было под Ровно»).

После окончания войны возвратился к актёрской профессии, стал актёром театра им. Вахтангова, проработав там до конца жизни: с 1948 по 1965 годы.

Современники вспоминали: о Максиме Грекове писали Лена Боннэр и Александр Свободин в очерке «Партизан Максим Греков»:

«»Однажды в Ровно ждали Коха. Разведка сказала: с аэродрома поедет в машине. По дороге решили делать засаду, было надо 7 человек добровольцев и было сказано: „Надежды возвратиться нет“. Максим вызвался первым. Ему доверили командование группой. Около дороги не было ни дерева, ни кустика. День пролежали они во ржи. Германские машины не пришли. Разведка ошиблась. Стоит представить для себя денек и ночь ожидания в открытом поле, и станет понятно мужество тех, кто был там». Позже Максим Греков — командир партизанской роты, проведшей более 90 боёв. В 1944-м немцы бросили на его роту подразделение с овчарками. Рукопашная с собаками — это жутко. Но рота выстояла и даже погнала германцев…. Когда в большенном фойе Вахтанговского театра стоял гроб нашего Максима, друзья его, актёры, слушая речь партизана, боевого товарища Макса, удивлялись его геройской военной судьбе. А друзья-партизаны с удивлением слушали слова Рубена Симонова о том, каким он был актёром!»»

Похоронен на Введенском кладбище.

Супруга — актриса Театра им. Вахтангова Антонина Гунченко.

Творчество

Роли в театре

  • 1952 — «Два веронца». Режиссёр: Е. Р. Симонов — Спид, слуга Валентина
  • 1955 – «Лев Гурыч Синичкин, либо Провинциальная дебютантка» (радиоспектакль), режиссёр Р. Н. Симонов — Трагик
  • 1956 — «Горя страшиться — счастья не видать» С. Я. Маршака. Режиссёр: Е. Р. Симонов — Казначей
  • 1957 — «Город на заре» А. Н. Арбузова и Арбузовской студии. Режиссёр: Е. Р. Симонов — Зяблик
  • 1963 — «Принцесса Турандот». Режиссёр возобновления: Р. Н. Симонов — Труффальдино

Роли в кино

  • 1955 — Мексиканец — Матео
  • 1956 — Как Джанни попал в ад (музыкальный кинофильм по опере Дж. Пуччини «Джанни Скикки») — Джанни Скикки (1956)
  • 1958 — Город на заре — Зяблик
  • 1960 — Сердца должны пылать
  • 1961 — Человек идёт за солнцем — Лёва
  • 1964 — Доскорого свидания, мальчишки! — Торговец вином.