Мелетий метаксакис

Откуда берет начало разрушительная политика фанарских иерархов.

Мелетий (Метаксакис) в США. Фото 1921 г.

Не погрешу против истины, когда скажу, что последние действия Константинопольской Патриархии повергли многих верующих нашей Церкви в шок. Если к агрессии со стороны отечественных политиков, раскольников и инославных верующий народ более-менее привык, то увидеть в роли агрессора братьев по вере и странно, и непривычно. Тем более что, несмотря на некоторые сложности, до самого последнего времени Константинополь последовательно декларировал поддержку единственной канонической Церкви на территории Украины. Но обратимся к истории Церкви начала XX века – и «странная» политика Константинопольского престола покажется очень знакомой.

В данном случае нельзя не вспомнить историю Патриарха Мелетия, личности во многом неординарной хотя бы потому, что он последовательно был Предстоятелем трех Поместных Церквей: Элладской, Константинопольской и Александрийской. Но Патриарх Мелетий неординарен также и своей церковной политикой, и своими деяниями, плоды которых православие пожинает до сих пор. Вот только назвать эти плоды благими не поворачивается язык.

Мелетий (в миру Эммануил Метаксакис) родился в 1871 г. на острове Крит. Учился в семинарии Святого Креста в Иерусалиме, по окончании которой в 1900 г. был назначен секретарём Священного Синода Иерусалимской Патриархии. Спустя несколько лет, уже будучи в сане архимандрита, Мелетий (Метаксакис) сумел проявить себя не лучшим образом. В 1908 г. в Иерусалимской Церкви начались волнения верующих арабского происхождения, которые требовали уравнения в правах арабов и греков (традиционно в Иерусалимской Патриархии руководящие посты занимали только греки) и создания смешанного совета из духовенства и мирян для управления делами православной общины Иерусалима. Иерусалимский Синод все эти предложения отклонил. При этом члены Синода заподозрили Иерусалимского Патриарха Дамиана в благосклонном отношении к православным арабам и низложили его. Спустя короткое время низложение Патриарха признали незаконным, синодалы раскаялись, а организаторы смуты, в том числе и архимандрит Мелетий, были изгнаны с территории Иерусалимской Церкви.

Обосновался неудачливый смутьян на Кипре, в то время занятом британцами. Греческий историк А. Зервудакис даже утверждает, что именно там Мелетий якобы вступил в масонскую ложу. Но, так или иначе, с этого момента Метаксакис был на очень хорошем счету у британского правительства. В 1910 г. он становится митрополитом Китийским (в составе Кипрской Православной Церкви).

В разгар Первой мировой войны Метаксакис переезжает в Афины, где вскоре при поддержке тогдашнего греческого премьер-министра Венизелоса, отличавшегося крайним национализмом, становится архиепископом Афинским и Предстоятелем Элладской Православной Церкви под именем Мелетий III (1918–1920). Впрочем, после отставки Венизелоса в 1920 г. не пользовавшийся любовью местного духовенства Мелетий также был смещен и выехал в США, где временно управлял греческой архиепископией.

Почему Мелетий (Метаксакис) нигде надолго не задерживался и не стяжал любовь окружающих, объясняется его характером и взглядами: и в Иерусалимской, и в Кипрской Церквах, и на Афинской кафедре Мелетий проявил себя авторитарным человеком, склонным к интригам, со специфическим модернистским взглядом на православие. Уже в Афинах он вел переговоры о единстве с Англиканской церковью, не оставлял близких контактов с англиканами и будучи в США, где принимал участие в англиканском богослужении. В то же время он оставался клириком Элладской Православной Церкви, Синод которой в 1921 г. создал специальную комиссию по расследованию деятельности бывшего архиепископа Афинского, которая признала нарушение им канонов. 9 декабря 1921 г. Синод Элладской Церкви постановил извергнуть Мелетия из сана, но в это самое время его неожиданно для многих избрали Константинопольским Патриархом. На Синод было оказано давление, и уже в следующем году постановление об извержении Мелетия отозвали. Стоит отметить, что давление оказывалось и на клириков Константинопольской Патриархии, избравших бывшего Афинского архиепископа во Вселенские Патриархи. По свидетельству митрополита Германа (Каравангелиса), обнищавшей Патриархии посулили 100 000 долларов (огромная по тем временам сумма) .

Став Константинопольским Патриархом (под именем Мелетий IV), Метаксакис за свое короткое (меньше двух лет) правление смог развернуться по полной.

Чуть больше чем через месяц после интронизации 1 марта 1922 г. он упразднил томос одного из своих предшественников, выданный ранее греческим приходам в США, и тем самым единолично вернул их в юрисдикцию Константинополя. Разумеется, это вызвало протест со стороны Элладской Церкви и церковные нестроения в греческой диаспоре, которые продлились до 1931 г.

В марте 1922 г. Мелетий издает еще один томос, который утверждал право Константинопольской Патриархии на «непосредственный надзор и управление всеми без исключения православными приходами, находящимися вне пределов поместных православных Церквей, в Европе, Америке и других местах» .

На основании присвоенного себе права и пользуясь тяжелым положением Русской Православной Церкви при большевистской власти, Патриарх Мелетий начинает активно вмешиваться в дела епархий, находящихся в юрисдикции Московского Патриархата: польских, эстонских и финских.

Так, в марте 1923 г. он утверждает избрание Митрополитом Варшавским и Волынским и «всея Православныя Церкви в Польше» епископа Дионисия (Валединского) (того самого, который в 1941 г. в оккупированной немцами Украине организует вторую, после 20-х годов, «Украинскую Православную Автокефальную Церковь»).

В июле того же года Патриарх Мелетий особым томосом принимает в свою юрисдикцию Ревельскую епархию Русской Церкви под именем Эстонская Православная Митрополия в качестве автономии.

Тогда же и так же единолично другим томосом Мелетий создает из русских приходов в Финляндии Финляндскую Православную Церковь, которая на правах автономии тоже входит в состав Константинопольского Патриархата, несмотря на все протесты Русской Церкви.

Но и сама Русская Православная Церковь на территории Советской России не осталась без вмешательства нового Вселенского Патриарха.

Летом 1922 г. после ареста св. Патриарха Тихона и возникновения обновленческого раскола Константинопольская Патриархия вела переговоры с советской властью о возможном признании обновленческого «Высшего церковного управления» и участии в суде над святителем Тихоном . И хотя в 1923 г. Константинополь официально осудил обновленцев, но заигрывание с ними продолжилось.

Одновременно с этим Мелетий оказывал давление и на Управляющего русскими православными приходами Московской Патриархии в Западной Европе митрополита Евлогия (Георгиевского), чтобы он со всем подведомственным ему клиром и паствой и со всем церковным имуществом перешел в юрисдикцию Константинополя. В 1923 г. этот проект не удался, но в 1931-м, уже при преемниках Мелетия, все-таки был осуществлен.

Помимо захватов чужой канонической территории Патриарх Мелетий попытался осуществить обширную программу реформ, для чего с 10 мая по 8 июня 1923 г. в Константинополе под его председательством был проведен «Всеправославный конгресс» из девяти человек, в котором приняли участие и русские архиереи: архиепископ Александр (Немоловский) и архиепископ Анастасий (Грибановский) (хотя они и не были уполномочены представлять Русскую Церковь).

«Всеправославный конгресс» был нацелен на давнюю мечту Мелетия Метаксакиса – унию с англиканами. Для этого приняли решение о введении нового календаря, который бы совпадал с западным григорианским. Тогда же конгресс положительно высказался и о допустимости вступления клириков в брак после хиротонии, в том числе и повторный для вдовцов. Также было решено созвать Всеправославный или Вселенский Собор. Не правда ли, знакомо?

Нужно сказать, что на тот момент бурная деятельность Патриарха Мелетия на Константинопольской кафедре (как перед этим и на предыдущих) не вызвала сочувствия у клира и мирян. Недовольство было столь велико, что Патриарх-реформатор под предлогом болезни оставил Фанар и перебрался на Афон, где под давлением нового греческого правительства и архиепископа Афинского Хризостома был вынужден 20 сентября 1923 г. подписать отречение. Такова судьба многих, кто полагается на мирские власти: сперва оказывают давление на других в твою пользу, затем – уже на тебя самого.

Но оставался не у дел бывший Вселенский Патриарх недолго и менее чем через три года, 20 мая 1926-го, был избран на Александрийскую Патриаршую кафедру под именем Мелетий II, на которой уже пребывал до самой своей смерти.

На Александрийской кафедре Мелетий Метаксакис тоже успел многое. При нем была проведена задуманная еще в Константинополе календарная реформа и принят реформированный Новоюлианский кадендарь, практически совпадающий с западным Григорианским (кроме Пасхалии, которая продолжает вычисляться по-старому), введенный вскоре и во многих других Поместных Церквах, что в некоторых случаях вызвало т. н. старостильный раскол.

Продолжились и экуменические контакты с Англиканской церковью. В 1930 г. Патриарх Мелетий был участником Ламбетской конференции, где вёл переговоры о единстве между англиканами и православными и признал хиротонии, совершенные в Церкви Англии. В том же году принимал участие и в Ватопедской межправославной комиссии по вопросу предстоящего диалога с нехалкидонскими Восточными Церквами.

Под конец жизни неугомонный иерарх пытался стать еще и Патриархом Иерусалимским, но Господь рассудил иначе: 28 июля 1935 г. Патриарх Мелетий скончался в Швейцарии.

Как видим, нынешние действия константинопольских иерархов, которые так шокируют верующих, на самом деле не являются чем-то принципиально новым. Все это уже было почти сто лет назад: и претензии на чужие канонические территории, и принятие единоличных решений в сложных канонических вопросах, касающихся всей православной общности. Такая политика присуща именно Константинопольской кафедре? Нет, конечно. На Константинопольском престоле побывало 270 архиереев, среди которых были и мученики, и праведники, подвижники. Вопрос лишь в том, почему нынешний Константинопольский Патриарх не следует по пути своих святых предшественников, а реанимирует страшное наследие Патриарха Мелетия?

Дмитрий Марченко

Примечания:

3. Там же.

КИРИЛЛ I ЛУКАРИС

В биографии К. Л. (наиболее актуальное обобщающее исследование жизни К. Л.: Todt. 2002) отчетливо выделяется 3 этапа: время учебы и приобретения опыта в церковной политике, периоды пребывания на Александрийском и К-польском Патриарших престолах. Первый этап был отмечен пролатинскими настроениями К. Л., начиная со 2-го этапа он окончательно переходит под влияние протестантизма.

К. Л. (в миру Константин) род. в Кандии, столице венецианского Крита, в семье греч. свящ. Стефана Лукариса. Начальное обучение он прошел у иером. Мелетия Властоса. В 1584 г. благодаря помощи своего дяди патриарха Александрийского Мелетия I Пигаса был отдан в школу при греч. церкви в Венеции, где Максим Маргуний обучал Константина языкам (греческому, латинскому, итальянскому) и богословию. Через 4 года Константин вернулся на Крит,- вероятно, из-за того, что его отец испытывал материальные затруднения. На Крите он в течение года продолжал заниматься у Мелетия Властоса в мон-ре св. Екатерины в предместье Кандии, откуда писал письма Маргунию, книги к-рого, оставшиеся в его старом доме, Константин имел возможность читать (сочинения Плутарха, неустановленную книгу Аристотеля, речи Демосфена, 2 тома «Истории» Евсевия Кесарийского, 2 книги Цицерона и некий лат. словарь).

Патриарх Александрийский Кирилл I Лукарис. Портрет. Неизвестный художник. Кон. ХХ в.
Патриарх Александрийский Кирилл I Лукарис. Портрет. Неизвестный художник. Кон. ХХ в.

Осенью 1589 г. Константин вернулся в Италию и был зачислен в Падуанский ун-т. Слушал лекции известных ученых и церковных деятелей: Паоло Сарпи, Франческо Пикколомини и Чезаре Кремонини. В 1592 г. сдал экзамены, получил степень лауреата и вернулся на Крит. С одобрения Мелетия Пигаса, к-рый был избран на Александрийский Патриарший престол в 1590 г., в 1593-1594 гг. в К-поле Константин принял монашеский постриг с именем Кирилл, а также диаконскую и иерейскую хиротонии.

В июле 1594 г. патриарх Мелетий Пигас отправляет К. Л. в Польшу в качестве протосинкелла и экзарха вместе с экзархом архим. Никифором Парасхисом-Кантакузином. В том же году К. Л. становится ректором Острожской академии.

27 марта 1595 г. митр. Киевский, Галицкий и всея Руси Михаил (Рагоза), принявший в 1596 г. Брестскую унию, поставляет К. Л. архимандритом Троицкого монастыря в Вильно. 2 февр. 1596 г. правосл. братство Вильно назначило К. Л. ректором своей школы. Именно в Вильно у К. Л. были первые контакты с лютеранами.

В окт. 1596 г. К. Л. вместе с Никифором Кантакузином отправляется в Брест с заданием воспрепятствовать осуществлению провозглашенной на Брестском Соборе 1595 г. унии части правосл. епископата с Римом. Во время II Собора в Бресте в 1596 г., к-рый должен был утвердить постановление о создании Польской униат. церкви, несогласные правосл. епископы, священнослужители и миряне Польши, включая кн. Константина Острожского, были удалены из ц. Богоматери, где проходил Собор. Тогда противники унии собрались в доме неподалеку от церкви и образовали свой Собор; были зачитаны догматические письма патриарха Мелетия Пигаса, привезенные К. Л. и Никифором Кантакузином, и осуждена уния и ее сторонники.

В то время как Никифор Кантакузин по приказу польск. кор. Сигизмунда III Вазы был объявлен шпионом тур. султана, арестован в Мариенбурге и казнен, К. Л. преподавал во Львове. В окт. 1598 г. К. Л. вернулся в Османскую империю, Рождество провел на Крите; во время праздника он произнес проповедь в церкви метохия Синайского мон-ря.

В нач. 1600 г. К. Л. вновь отправился в Польшу в качестве Великого архимандрита и экзарха, чтобы передать письма Мелетия Пигаса кор. Сигизмунду и лютеранам. Польск. лютеране в мае 1599 г. по инициативе кн. Константина Острожского вели переговоры с православными об объединении, задуманном в качестве реакции на Брестскую унию, поэтому 6 июня 1599 г. они отправили письма патриарху К-польскому Матфею III и патриарху Александрийскому Мелетию Пигасу. Восточные патриархи весьма сдержанно отнеслись к проекту объединения и не дали ему особого хода, предлагая обсудить взаимные политические интересы, но не богословские вопросы. Неизвестно, передал ли К. Л. письмо лютеранам или испугался обвинения в тайных контактах с ними. Письмо патриарха Мелетия кор. Сигизмунду было составлено по причине того, что в 1599 г. с целью принуждения православных к унии король запретил въезд и выезд иностранцам без его разрешения,- это сделало затруднительным приезд правосл. священнослужителей в Польшу. Патриарх Мелетий просил разрешения посылать в Польшу необходимое для окормления православных число пастырей.

Ранним летом 1600 г. К. Л. отправился к кн. Константину Острожскому, благодаря письму к-рого от 28 июля 1600 г. кор. Сигизмунд разрешил К. Л. оставаться в Польше целый год.

Свидетельством официальной позиции К. Л. в отношении возможной коалиции с лютеранами является письмо от 24 янв. 1601 г. к лат. архиепископу Львова Яну Димитру Соликовскому (письмо было написано на обратном пути из Львова). В этом документе (Малышевский. 1872. Т. 2. С. 159-163) после перечисления вероучительных разногласий с протестантами К. Л. подчеркивает основополагающие узы единства с католич. Церковью: это касается таинств и общей греко-латинской святоотеческой традиции.

Жесткие меры против представителей правосл. духовенства, отказавшихся примкнуть к униат. церкви, вызвали их массовый переход в католичество. Считая главной причиной случившегося невежество и понимая необходимость повышения уровня образования духовенства, К. Л. основал школу во Львове и преобразовал школу в Вильно, где стал ректором в 1596 г.

13 сент. 1601 г. после смерти Мелетия Пигаса Александрийский синод избрал К. Л. патриархом. Активная деятельность К. Л. касалась финансов Патриархата, реформирования школы, канонических вопросов и проч. В последующие годы берут начало не только его растущая враждебность к иезуитам, обнаруживающаяся в полемическом памфлете, написанном ок. 1616 г. (Παπαδόπουλος-Κεραμεύς. ᾿Ανάλεκτα. Τ. 1. Σ. 220-230), а также в выпадах в его переписке (1612), но и постоянно расширяющиеся контакты с протестантами, что привело к сближению К. Л. с кальвинизмом. Все это имело, в частности, церковно-политический подтекст и делалось не в последнюю очередь для того, чтобы богословски обоснованно выступить против рим. притязаний, все более возраставших со времени Брестской унии. Хотя еще 28 окт. 1608 г., во время своего пребывания в Иерусалиме, где он принял участие в рукоположении патриарха Иерусалимского Феофана III, и в Дамаске, К. Л. пишет письмо папе Павлу V, где говорит о папе как о законном преемнике св. Петра и даже как о «вселенском главе Церкви», в повиновении авторитету к-рого К. Л. хочет жить и умереть. Однако письмо не содержит явного признания папской юрисдикции и не упоминает Ферраро-Флорентийского Собора, признания которого добивались католики.

В 1602 г. К. Л. познакомился с Корнелием Хагой, к-рый с 1611 г. стал посланником Голландии в К-поле, а через его посредство также с голл. богословом Йоханнесом (Яном) Эйтенбогартом (1557-1644); с обоими К. Л. впосл. тесно общался. В 1617-1619 гг. К. Л. стал переписываться с голл. теологом Давидом де Вилхемом де Лё. Книги, присланные де Вилхемом, а также его советы относительно реформ в греч. Церкви способствовали постепенному сближению К. Л. с кальвинистским учением; он верил, что сможет использовать его в качестве «очищения» православия от суеверий, в частности в отношении почитания икон и святых. В 14 письмах к де Вилхему К. Л. говорит о своем согласии с основами кальвинизма, особенно в отношении учения о таинстве Евхаристии, к-рое он понимает символически. Перед смертью в 1601 г. патриарх Мелетий Пигас увещевал К. Л. держаться православия и не уклоняться от святоотеческих догматов и предания Восточной Церкви; это свидетельствует о том, что уже в то время имели место подозрения в симпатиях К. Л. к протестантизму.

Переписка К. Л. обнаруживает явное сочувствие к протестант. учению и содержит ряд положений, к-рые присутствуют в написанном им позже «Исповедании веры». В письме от 1618 г. к Марко Антонио де Доминису, бывш. католич. архиепископу, перешедшему в протестантизм, К. Л. пишет, что реформатское учение более соответствует Свящ. Писанию, чем доктрины греч. и лат. Церквей. Там же он говорит о том, насколько повлияли на него книги евангелических теологов, неизвестные в Восточной Церкви; допускает учение о реальном присутствии Христа в Евхаристии, но отвергает термин «пресуществление» (transsubstantiatio).

4 нояб. 1612 г. К. Л. был избран К-польским патриархом, однако поскольку он не захотел платить Порте за утверждение, был заменен Тимофеем, еп. Мармары (см. Тимофей II), к-рый обвинял К. Л. в лютеранстве. Осенью 1620 г. патриарх К-польский Тимофей II умер, К. Л. был единогласно избран на Патриарший престол и уплатил требуемую Портой сумму.

Став патриархом, К. Л. продолжил образовательную политику; это было обусловлено, в частности, тем, что после смерти дружелюбно настроенного к Риму патриарха Тимофея II партия сторонников унии создает противовес консерваторам. К. Л. понимал, что только с чужой помощью он может что-то противопоставить успехам школы и миссии действовавших с 1583 г. в К-поле и на Ближ. Востоке иезуитов, которых вскоре поддержали капуцины, францисканцы и доминиканцы. Необходимость реформы образования была осознана К. Л. уже во время его визитов в Польшу.

Заняв твердую антикатолич. позицию как в богословском, так и в политическом плане, К. Л. стремился к реформе греч. Церкви, прилагая к этому при поддержке англ. и голл. дипломатов немало усилий: он преобразовал патриаршую академию и посылал учеников для получения образования в протестант. страны: Англию, Голландию и Германию. Он стремился противодействовать напору Рима на фоне Брестской унии, а также миссии католиков на Востоке и попыткам завладеть св. местами в Палестине.

К. Л. пытался противопоставить нечто равноценное издаваемой в Риме и бесплатно раздаваемой религ. лит-ре (в частности катехизисам) на новогреч. языке, к-рая распространяла среди греков католич. вероучение. Так возник план создания в К-поле собственной типографии, к-рый был реализован в 1627 г. с помощью англ. посла Томаса Роу и Никодима Метаксаса, получавшего с 1623 г. образование в Англии и привезшего оттуда полный комплект оборудования для типографии. Однако уже первые подготовленные сборники сочинений полемического характера (напр., о притязаниях папы на первенство) вызвали у франц. посла Ф. де Арле гр. де Сези и иезуитов большое раздражение ввиду того, что достижение взаимопонимания К-поля и Рима окончательно затормозится, если кальвинист. симпатии К. Л. станут очевидными. Т. о., появился план прекратить работу типографии. Поскольку Никодима Метаксаса невозможно было привлечь к унии, иезуиты объявили вышедший в 1627 г. трактат К. Л. «Против иудеев» опасным для спокойствия гос-ва и донесли об обвинениях тур. властям (вместе с др. обвинениями против Метаксаса). В янв. 1628 г. янычары по приказу властей конфисковали типографское оборудование и увезли его. Хотя обвинения против К. Л. после внимательного изучения были признаны беспочвенными, а всех иезуитов за исключением 2 посольских духовников выслали из столицы, возвращенная типография так и не заработала из-за вмешательства Венеции, которая боялась распространения антикатолической литературы в своих владениях (особенно на Крите) (Podskalsky. Griechische Theologie. S. 63-64).

К. Л. надеялся составить и издать собственный катехизис на простонародном языке для научения необразованных (см. его письмо к де Вилхему 1618/19 г.: Legrand. Bibl. hell. XVIIe. T. 4. P. 314. N 98). Но составить ему удалось лишь исповедание веры, к-рое, однако, сыграло большую роль в появлении жанра катехизиса в правосл. Церкви. Весной 1629 г. в Женеве вышло «Исповедание веры» К. Л., что привело к волнениям среди православных, поскольку оно использовалось как протестантами, так и католиками с целью прозелитизма (особенно это касалось Молдо-Валахии и Украины).

После того как «Исповедание веры» стало известно в К-поле, в ходе бурной политической борьбы К. Л. был низложен в 1633 и 1635 гг., стараниями Кирилла II Контариса (при поддержке австрийского посла), который в 1633 г., став патриархом К-польским, продержался на Патриаршем престоле всего месяц. Уже со 2-й попытки патриарху Кириллу Контарису удалось оставаться на престоле более года (15 марта 1635 — 26 июня 1636). Третью попытку Кирилл Контарис предпринял по согласованию с папской курией. Контарис добился обвинения К. Л. перед тур. султаном Мурадом IV в гос. измене в пользу России: казаки якобы захватили Азов по внушению К. Л., с тем чтобы впосл. осадить К-поль и поднять греков против турок. По повелению султана К. Л. был задушен, тело его брошено в море, впосл. найдено православными и захоронено на о-ве св. Андрея; в 1639 г. перемещено в монастырь Пресв. Богородицы Камариотиссы на о-ве Халки (Todt. 2002. P. 630-631; Флоря. 1990. С. 35-36).

Обвинения К. Л. в гос. измене в пользу России и влиянии на казаков, боровшихся с Речью Посполитой, были использованы Контарисом неслучайно и имели под собой основания. Политические отношения К. Л. с рус. правительством на фоне политических интересов Речи Посполитой, Османской империи и протестант. держав представляют большой интерес (см. подробно: Флоря. 1990). Как показывает Б. Н. Флоря на основе анализа архивных документов (хранящихся в РГАДА), в кон. 20-х и нач. 30-х гг. XVII в. К. Л. оказывал значительное воздействие на внешнюю рус. политику. К. Л., к-рого прежде всего интересовал вопрос признания правосл. Киевской митрополии со стороны правительства Польши, в своих связях с Россией транслировал интересы как османского правительства, так и протестант. держав в отношении Речи Посполитой.

Однако после заключения Поляновского мира (1634) между Россией и Польшей утрачивалась почва для проектов сближения России с Османской империей и зап. протестант. гос-вами. Тем не менее К. Л. отдавал предпочтение защите рус. интересов, предупреждая русских о враждебных намерениях османов, руководствуясь, как и его предшественники на Патриаршем троне в XVI в., чаянием, что сильная Россия, единственная правосл. держава, рано или поздно освободит православные народы Балкан от османского ига. Все это вызывало подозрения и слежку со стороны тур. властей. После взятия Азова в марте 1637 г. отношения между Османской империей и Россией испортились, а в марте 1638 г. посланец К. Л. Иван Петров тайно информировал рус. царя о планах османского похода на Азов.

В наст. время исследованием греческих документов московских архивов, связанных с взаимоотношениями К. Л. и России, занимается Б. Л. Фонкич.

МЕЛЕТИЙ (МЕТАКСАКИС)

Мелетий (Метаксакис)

Мелетий (Метаксакис) (1871 — 1935), папа и патриарх Александрийский, бывший митрополит Элладский и патриарх Константинопольский

В миру Метаксакис Еммануил, родился 21 сентября 1871 года в селе Парсас, Лассити на Крите и получил при крещении имя Иммануил.

Жизнеописание

Начало пути

В 1889 году поступил в семинарию Святого Креста в Иерусалиме. В 1892 году был пострижен в монашество с именем Мелетий и рукоположен во иеродиакона митрополитом Фаворским Спиридоном. В 1899 году находился с миссией в Антиохии Сирийской.

В 1900 году, после окончания богословского образования, был принят в Святогробское Братство, и патриарх Дамиан Иерусалимский назначил его секретарём Священного Синода Иерусалимской Патриархии. Спустя два года, в 1902 году был удостоен звания архимандрита и назначен генеральным секретарем Иерусалимской Патриархии. В 1903 и 1905 годах посетил с визитом Александрию, в 1906 году — Австрию и Россию. В 1907 году в качестве представителя Иерусалимского Патриархата участвовал на переговорах с представителем Константинопольской Патриархии митрополитом Анхиальским Василием и Александрийским патриархом Фотием в результате которых был урегулирован вопрос об избрании нового архиепископа Кипра .

В 1908 году, тот же патриарх Дамиан изгнал Мелетия вместе с архимандритом Хризостомом, будущим Афинским архиепископом, из Святой Земли за «деятельность против Святого Гроба» .

В 1909 году Мелетий посетил Кипр и, по некоторым данным, здесь, вместе с двумя другими православными священнослужителями, вступил в ряды английской масонской ложи . В марте следующего 1910 года становится митрополитом Китийским на Кипре. После смерти 13 ноября 1912 года патриарха Константинопольского Иоакима III Мелетий выдвигал свою кандидатуру на Константинопольский престол, но Священный Синод решил, что «с канонической точки зрения» он «не может быть зарегистрирован как кандидат на патриарший престол в Константинополе». Затем Мелетий пытался стать Кипрским архиепископом. Но его снова его постигла неудача, во многом обусловленная его нескрываемыми политическими амбициями и модернизмом .

В 1913 и 1914 дважды посетил Святую Гору Афон и написал исследование, направленное против российского вмешательства на Афоне .

Митрополит Афинский

В 1916 году он уезжает в Грецию, где, при поддержке своего родственника, также масона, Елевферия Венизелоса, находившегося во главе греческого правительства, стал в ноябре 1918 года митрополитом Афинским. На протяжении всей своей деятельности в Греции Мелетий проявил себя как крайний «венизелист» — приверженец анти-монархического курса на сближение с либеральными режимами, модернизма, и националистического экспансионизма.

Будучи митрополитом Афинским, Мелетий с группой единомышленников посетил Великобританию, где вёл переговоры о единстве между Англиканской и Православной Церквами.

4 августа 1918 года Священный Синод Элладской Православной Церкви под председательством митрополита Мелетия принял решение об организации греческих приходов в США в одну епархию. 22 августа митрополит Мелетий в сопровождении епископа Родостолуского Александра (Демоглу), архимандрита Хризостома (Пападопулоса) и профессора афинского университета А. Амелизатоса прибыл в Нью-Йорк. Пробыв здесь три месяца, митрополит Мелетий заложил фундамент для будущей Греческой Православной Архиепископии в Северной Америке, инкорпорировав независимые греческие приходы и назначив епископа Александра своим представителем в Америке. В скором времени это привело к созданию первой параллельной юрисдикции в среде православных в Северной Америке, находившихся до этого под управлением Русской Православной Церкви. Его действие стало первым в ряду последующих размежеваний по этническому принципу, когда различные группы в Америке выходили из подчинения Русской Церкви, терзаемой внутренними раздорами, и обращались к своим национальным Церквям.

17 ноября 1920 года, в связи с резкой сменой политического курса страны приведшей к власти премьер-министра Димитрия Гунариса и вдовствующую королеву Ольгу, министр религий известил митрополита Мелетия, что королевским указом митрополит Феоклит (Минопулос) восстанавливается в своих правах главы Элладской Церкви. Несмотря на протесты митрополита Мелетия и аппеляции к королеве и Константинопольскому патриарху, он был низложен «за неканонические деяния», фактически низведён до положения простого монаха и заключен в монастыре святого Дионисия Строфадского на острове Закинфе .

Американское изгнание

В феврале 1921 года, после изгнания с кафедры, митрополит Мелетий, так и не признавший своего низложения, снова отбыл в Америку. Здесь его с почетом встретили антироялисты-венизелиты и поставленный им для Северной Америки архиепископ Александр (Демоглу), которого новый Синод безуспешно попытался отозвать назад в Грецию.

15 сентября того года митрополит Мелетий создал Греческую архиепископию Северной и Южной Америки, которая была официально признана штатом Нью-Йорк в следующем году. В ноябре 1921 года митрополит Мелетий совершил открытие первой в Америке греческой семинарии, деньги на создание которой пожертвовал Э. Венизелос. Временно семинария была размещена в одной из комнат центрального отделения ИМКА в Бруклине, Нью-Йорк .

Святитель Николай (Велимирович), также находившийся в США в связи с разладом в жизни православных, в отчёте Архиерейскому Собору Сербской Православной Церкви от 13/26 июня 1921 года сообщал:

Митрополит Мелетий считает, что по каноническим правилам, верховный надзор над Церковью в Америке должен принадлежать патриарху Константинопольскому. Он апеллирует к канону 28 IV Вселенского собора, согласно которому все церкви в странах «варварских» принадлежат юрисдикции патриарха в Константинополе. Эта юрисдикция, по его мнению, была бы скорее почётной, а реальнее проявлялась бы только в случаях апелляции одной из недовольных сторон . Такое истолкование данного канона, по утверждению церковного историка священника Срболюба Милетича, было беспримерным в истории Константинопольской Церкви и явилось одним из нововведений Мелетия .

В Америке Мелетий близко соотносился с англиканцами. Митрополит принимал участие в конференциях, совместных молитвах и богослужениях с англиканским духовенством . 17 декабря 1921 года греческий посол в Вашингтоне известил префектуру в Фессалониках, что Мелетий «в облачении принял участие в англиканском богослужении, кланялся с англиканцами на молитве, целовал их престол, проповедовал и позднее благословил присутствовавших!» Когда Священный Синод Элладской Церкви узнал о деятельности Мелетия, в ноябре 1921 года была сформирована специальная комиссия с целью расследования его случая. Между тем, пока расследование еще продолжалось, Мелетий неожиданно был избран патриархом Константинопольским. Комиссия продолжила работу, и на основании её выводов 29 декабря 1921 года Синод изверг Мелетия из священного сана за целый ряд нарушений канонического права, а также за учинение схизмы . Мелетий Метаксакис и Александр Демоглу были объявлены раскольниками, причем Синод пригрозил объявить раскольниками и всех последовавших за ними. Вопреки этому решению 24 января 1922 года он был возведён на Цареградский престол, а позднее, под сильным политическим давлением, постановление о его извержении было отозвано 24 сентября того же года .

Митрополит Константинопольского патриаршего Синода Герман (Каравангелис), который в то время законным путем уже был избран патриархом Константинопольским, сообщает об обстоятельствах связанных с неожиданным изменением ситуации следующее:

В отношении моего избрания на Вселенский престол в 1921 году не было сомнений. Из 17 голосов 16 было за меня. Тогда один из моих знакомых мирян предложил мне 10000 фунтов за отказ от всех прав на избрание в пользу Мелетия Метаксакиса. Естественно, я с огорчением и досадой отверг это предложение. Сразу после этого однажды ночью меня посетила делегация «Национальной лиги обороны» из трех человек и энергично меня убеждала отречся от избрания в пользу Мелетия Метаксакиса. Делегаты говорили о том, что Мелетий может принести 100000 долларов для Патриархии и что он в очень хороших отношениях с протестантскими епископами в Англии и Америке и может быть очень полезен в греческих национальных интересах и что международные интересы требуют избрания Мелетия Патриархом. Такова была и воля Елевферия Венизелоса. Я обдумывал это предложение всю ночь. В Патриархии царил экономический хаос. Греческое правительство перестало присылать помощь, а других источников дохода не было. Жалование не выплачивалось девять последних месяцев. Благотворительные организации Патриархии были в критическом материальном состоянии. Из этих соображений и ради народного блага я принял это предложение .

После этого договора, 23 ноября 1921 года, было принято предложение Синода Константинопольской Патриархии отложить избрание патриарха. Сразу за тем, епископы голосовавшие за то, чтобы отложить избрание, были заменены другими, так что два дня спустя, 25 ноября 1921 года Мелетий был избран. Отстранённые епископы тем временем встретились в Фессалониках и издали сообщение о том, что «избрание Мeлетия совершено противно святым канонам», и обещали, что проведут «честное и каноническое избрание Патриарха Константинополя» . Спустя два месяца Мелетий всё таки стал Константинопольским патриархом, с пощью политических кругов около Венизелоса и англичан.

Патриарх Мелетий (Метаксакис)

На Константинопольском престоле

Возведение Мелетия на Константинопольский престол произошло в разгар греко-турецкой войны, в которой союзники во главе с Англией поддержали греческую попытку захвата у Турция обширных территорий в Малой Азии. Как ярый борец за политические идеи панэллинизма, энергичный модернист и реформатор, Мелетий начал ряд реформ и повлиял на принятие многочисленных постановлений, имевших весьма трагические последствия. Так, в 1922 году, без предварительного уведомления прочих поместных Православных Церквей, Синод его Патриархии издает энциклику, которой признаёт действительность англиканского рукоположения .

Важнее всего, с 10 мая по 8 июня 1923 года по инициативе Мелетия в Константинополе состоялся так называемый «Всеправославный конгресс», изначально им поданный как «Комиссия», который вопреки постановлениям соборов 1583, 1587 и 1593 годов принял решение об изменении календаря Православной Церкви. Этот небольшой съезд — собралось лишь восемь клириков и четверо мирян от пяти (неофициально — шести) поместных Церквей — присвоил себе полномочия установить не только новый календарь, но и позволить вступление в брак после рукоположения в диакона и пресвитера, второбрачие священников, и стижку волос и ношение вне храма светской одежды духовенством во всей Православной Церкви. Конгресс объявил о созыве в 1925 году «Всеправославного Собора». На этом собрании присутствовал и англиканский епископ Чарльз Гор, сидевший по приглашению Мелетия с правой стороны от него и принимавший участие в работе этого конгресса. По поводу этого собрания преподобный архимандрит Иустин (Попович) писал в представлении Архиерейскому Собору Сербской Церкви от 7 мая 1977 года:

Вопрос подготовки и проведения нового «Вселенского собора» Православной Церкви не новый и не вчерашний в нашем веке истории Церкви. Этот вопрос поднят еще во время несчастного Константинопольского Патриарха Мелетия Метаксакиса, известного самонадеянного модерниста, реформатора и творца раскола в Православии, на его так называемом «Всеправославном конгрессе» в Стамбуле 1923 года.

Противоречивыми остаются сведения об отношении Мелетия к святителю патриарху Московскому Тихону и обновленцам. С одной стороны Константинопольский конгресс призвал весь христианский мир способствовать освобождению патриарха Тихона. С другой стороны, в послании обновленческого Синода по поводу избрания Мелетия на Александрийскую кафедру в 1926 году говорится:

Священный Синод с сердечной признательностью вспоминает о той моральной поддержке, которая была оказана Вашим Блаженством, в бытность Вашего Блаженства Константинопольским Патриархом, Священному Синоду вступлением в каноническое общение с ним как единственно законным органом Русской Православной Церкви . Документы советской Антирелигиозной комиссии показывают, что в глазах советской власти патриарх Мелетий был враждебным ставленником Англии, но к концу его правления, в период де факто изгнания с кафедры, комиссия вновь постаралась привлечь его на сторону советских обновленцев .

Как Вселенский патриарх Мелетий особое внимание посвятил попыткам переустройства отношений между Поместными Православными Церквами в мире, особенно в касательно диаспор. Его решения, письма, томосы и энциклики, были не только предметом распрь, но, иногда, логически противоречили друг другу. Так, не признавая автокефалии Албанской Церкви под предлогом того, что православное население составляет меньшинство, Мелетий, наперекор актам Русской Церкви, признал отделение Польской Церкви, которая точно также находилась в меньшинстве в Польше.

Мелетий стремился напрямую подчинить Константинопольской кафедре православные диаспоры всех земель. Не спрашивая Афинский Синод, в 1922 году он использовал свои связи с греческой диаспорой в Америке и подчинил её себе издав Томос об основании архиепископии для Северной и Южной Америки в Нью-Йорке, с тремя епископиями – в Бостоне, Чикаго и Сан-Франциско. Для подчинения себе других диаспор в том же году он назначил экзарха для всей Западной и Центральной Европы в Лондоне с титулом митрополита Фиатирского, после чего начал оспаривать право митрополита Евлогия управлять русскими приходами в Западной Европе.

Подобные действия продолжались и в 1923 году. Хотя Сербская Церковь уже имела свою епархию в Чехословакии где в те годы возраждалось Православие, 4 марта 1923 года патриарх Мелетий хиротонисал архимандрита Савватия во «архиепископа Праги и всей Чехословакии», и дал ему Томос № 1132 о восстановлении древней Кирилло-Мефодиевской архиепископии, которую потом определил под юрисдикцию Константинопольской патриархии . 9 июля 1923 года Мелетий подчинил себе епархии Русской Церкви в Финляндии в форме автономной Финской Церкви, а Томосом от 7 июля 1923 сделал то же в отношении Эстонской Церкви. Наконец, под председательством Мелетия Константинопольский Синод решает, что для православной диаспоры в Австралии необходимо образовать новую епархию, с кафедрой в Сиднее, подчиненную Константинополю, что было сделано уже в 1924 году.

Волна нестроений и возмущений всколыхнувшая православный мир в связи с юрисдикционными преобразованиями совместилась с негодованием по поводу мелетиевских новшеств, особенно в отношении «нового календаря». Продиктованный сверху, навязанный в противоречии с прежними соборными решениями, вводимый под политическим давлением, т. н. «новый календарь» вызвал расколы и кровавые уличные столкновения. В Стамбуле дошло до серьезных волнений, во время которых население громило Патриаршие покои и подвергло самого Мелетия телесным побоям. 1 июня 1923 года здесь собралась большая группа возмущённого духовенства и верующих, которые напали на Фанар с целью свергнуть Мелетия и выгнать его из города. Именно эти волнения дали начало т. н. Турецкой Православной Церкви. Однако Мелетий продержался в весьма накаленной атмосфере еще месяц, до того как 1 июля 1923 года, под предлогом болезни и необходимости лечения, покинул Стамбул. 10 июля, взяв трехмесячный отпуск и предоставив Синоду все права по управлению Церковью, он удалился на Афон. Потом при сильном давлении греческого правительства и вмешательстве Афинского архиепископа, патриарх Мелетий наконец подал в отставку со своего поста 20 сентября 1923 года.

Ни одна из Поместых Православных Церквей не приняла решений конгресса касательно брака духовных лиц после рукоположения, их второбрачия и принятия мирской одежды из-за их вопиющих противоречий с церковным Преданием и канонами. Новый календарь, и то за исключением Пасхалии, сразу ввели только три Поместные Православные Церкви: Константинопольская, Элладская и Румынская. В остальных этого не произошло из-за опасения дальнейших волнений и расколов, а также благодаря сильному отпору многих иерархов. Так, Иерусалимский патриарх заявил, что новый календарь неприемлем для его Церкви ввиду опасности прозелетизма и распространения унии на Святой Земле. Самая серьёзная оппозиция исходила со стороны Александрийской Церкви, чей патриарх Фотий I, после договора с патриархами Антиохийским Григорием IV, Иерусалимским Дамианом и архиепископом Кипрским Кириллом III, созвал Поместный собор постановивший что нет абсолютно никакой необходимости в перемене календаря. Собор выразил большое сожаление, что этот вопрос вообще оказался на повестке дня, констатировав при этом, что изменение календаря представляет опасность для единства Православия не только в Греции, но во всем мире.

Мелетий (Метаксакис) и англиканский архиепископ Ланг. Конференция в Ламбете, 1930 г.

На Александрийской кафедре

После своей отставки и «великой катастрофы» – поражения Греции в войне с Турцией в 1924 году с последовавшим судьбоносным обменом населения между двумя странами, – Мелетий оказался в Александрии, где с помощью политической поддержки был назван вторым кандидатом на трон Александрийского Патриархата. Египет был в то время под британским мандатом и египетское правительство имело право подтвердить кандидатуру одного из двух представленных кандидатов на трон патриарха. Целый год оно тянуло со своим решением, чтобы 20 мая 1926 года под нажимом англичан подтвердить кандидатуру Мелетия на престол папы и патриарха Александрийского. Тогда Мелетий, под предлогом заботы о единстве греческой диаспоры с родиной, ввел новый календарь и в Александрийской Церкви.

На новой кафедре патриарх Мелетий проявил себя не менее деятельным, но здесь его энергия нашла себе приложение в организации и расширении пришедшего в упадок древнего Патриархата. При нём были составлены документы до наших дней являющиеся основой устройства Александрийской Церкви: «Положение о священническом служении» (15.V.1930), «Положение о Синоде» (13.XI.1931), «Органический закон Греко-православной Александрийской Патриархии» (27.VI.1934). Мелетий укрепил за Александрийским Патриархатом юрисдикцию надо всей Африкой, и, объезжая континент, учредил кафедры в Йоханнесбурге (1928), Бенгази, Тунисе (1931), Судане и Эфиопии . Для подготовки клира он основал Свято-Афанасиевское духовное училище в 1928 году, преобразованное в 1934 году в высшую духовно-педагогическую семинарию. В период его предстоятельства велось активное строительство новых храмов и благотворительных учреждений.

В 1930 году, в качестве главы церковной делегации Мелетий (Метаксакис) принял участие и в конференции в Ламбете, где вёл переговоры о единстве между англиканцами и православными и признал силу англиканских хиротоний. Он также поучаствовал в Ватопедской межправославной комиссии в том же году по вопросу предстоящего диалога с нехалкидонскими Восточными Церквами.

Перед концом жизни, несмотря на серьезную болезнь, Мелетий пытался выдвинуть свою кандидатуру и на престол патриарха Иерусалимского. Однако, после тяжелой шестидневной агонии, 28 июля 1935 года он скончался в Цюрихе (Швейцария) и был похоронен в Каире с большими почестями.

Оценки

Личность Мелетия вызывала немало недвусмысленных откликов. Так, митрополит Керкирский Мефодий (Кондостанос) называл его «беглец со святых мест, из Китии, из Афин, из Константинополя, Мелетий Метаксакис – непостоянный и неспокойный властолюбивый дух, злой демон». Собрат-масон Александр Зервудакис писал что «очень немного таких которые, как брат Мелетий, приняли масонство и сделали его своим жизненным опытом. И было для нас настоящей потерей то, что он был призван… так скоро в вечность…» . По оценке церковного историка священника Срболюба Милетича, Мелетий (Метаксакис) – «один из величайших реформаторов Православной Церкви оставил после себя нестабильное, болезненное и тревожное положение, последствия которого будут ощущаться еще много десятилетий, а вероятнее всего и веков» .

Сочинения

  • Αι αξιώσεις των Αραβοφώνων Ορθοδόξων της Παλαιστίνης, ΚΠ, 1909.

Литература

Использованные материалы

Κωνσταντινίδης Χριστόφορος, Το Αρχιεπισκοπικό Ζήτημα της Κύπρου – ΙΙI, портал о Святой Горе Афон Πεμπτουσία, 6 апреля 2013,

Batistos D., Proceedings and Decisions of the Pan-Orthodox Council in Constantinople, May 10 — June 8, 1923, Athens, 1982. По этому поводу архимандрит Мелетий (Метаксакис) в 1909 году в издал брошюру «Претензии арабоязычных Православных Палестинцев» (греч. Μελέτιος (Μεταξάκης), Αρχιμ., Αι αξιώσεις των Αραβοφώνων Ορθοδόξων της Παλαιστίνης, ΚΠ, 1909) в которой была дана критика деятельности патриарха Дамиана.

По утверждению историка-масона Александра Зервудакиса, офицера британского Министерства обороны в 1944-1950 годах. Согласно с этими данными, один из двух других священнослужителей – будущий митрополит Василий, официальный представителель Константинопольской Патриархии. См. Zervoudakis, Alexander I., «Famous Freemasons,» Masonic Bulletin, No. 71, January — February, 1967 (греч.: Βλ. περιοδικὸν «Τεκτονικὸν Δελτίον,» «῎Οργανον τῆς Μεγάλης Στοᾶς τῆς ῾Ελλάδος,» ἀριθ. 71/᾿Ιανουάριος-Φεβρουάριος 1967, σελ. 25: Διάσημοι Τέκτ.·., Μελέτιος Μεταξάκης, ὑπὸ ἀδ.·., ᾿Αλεξ. ᾿Ι. Ζερβουδάκη). Членство Мелетия в масонской ложе подтверждается и официальным списком «Великой Ложи Греции», где он относится к ложе «Гармония». См. (недейств.) или . Биография Мелетия (Метаксакиса) приведена на том же официальном веб-сайте «Великой Ложи Греции» . По другим данным, был приобщен к масонской ложе «Гармония» 15 марта 1910 года в Константинополе.

Мосс В., Православная Церковь на перепутье (1917-1999), СПб., 2001, с. 92.

New York Times, 7.11.1921.

Николај (Велимировић), еп., Сабрана дела, књ. 10, Хилместир, 1983, 467.

Delimpasis, A. D., Pascha of the Lord, Creation, Renewal, and Apostasy, Athens, 1985, p. 661.

Свящ. Димитрий Успенский. Указ. соч. С. 132-133; Delimpasis A.D. Op. cit. P. 661.

Delimpasis, 662.

Delimpasis, 663.

Фотий Триадицкий, еп., «Роковой шаг по пути к отступлению. О «Всеправославном конгрессе» в Константинополе», .

Митрофан (Шкурин), игумен, «Русская Православная Церковь и советская внешняя политика в 1922–1929 гг. (По материалам Антирелигиозной комиссии)», Вестник церковной истории, № 3, 2006, Москва, ЦНЦ «Православная энциклопедия», 162-175, .

Троицки, Сергије, Црквена јурисдикција над православном дијаспором, Сремски Карловци, 1932, 4.

В своей статье священник Срболюб Милетич указывает что Константинопольский Синод издал данный Томос 23 августа 1923 года.

«The Julian Calendar», Orthodox Life, No. 5, 1995, 26.

Статья «Александрийская Православная Церковь» Православной Энциклопедии также указывает Триполийскую епархию среди учрежденных патриархом Мелетием в 1931 году. По другим данным, епархия существовала и ранее — возможно он ее восстановил. См. ст. Триполийско-Ливийская епархия.

Цитаты по Фотий Триадицкий, .

Милетич, .