Митрополит алексий

Святитель Алексий, митрополит Московский и всея России чудотворец

Дни памяти: 12 февраля, 20 мая (Обретение мощей), 5 октября (Моск. Свт.)
Святитель Алексий митрополит Московский и всея Руси

Святитель Алексий, митрополит Московский и всея России чудотворец (в миру Елевферий) родился в 1292 году (по другим данным, 1304) в Москве в семье боярина Феодора Бяконта, выходца из Черниговского княжества.

Господь рано открыл будущему святителю его высокое предназначение. На двенадцатом году жизни Елевферий раскинул сети для ловли птиц, незаметно для самого себя задремал и вдруг явственно услышал голос: «Алексий! Что напрасно трудишься? Ты будешь ловить людей». С этого дня отрок стал уединяться, часто посещать церковь и в пятнадцать лет решился стать иноком. В 1320 году он вступил в Московский Богоявленский монастырь, где провел более двадцати лет в строгих иноческих подвигах. Руководителями его и друзьями были замечательные подвижники этой обители — старец Геронтий и Стефан, брат преподобного Сергия Радонежского. Затем митрополит Феогност повелел будущему святителю оставить монастырь и заведовать судебными делами Церкви. Эту должность святой исполнял 12 лет со званием митрополичьего наместника. В конце 1350 года владыка Феогност посвятил Алексия во епископа Владимирского, а по смерти митрополита он стал его преемником в 1354 году. В то время Русская Церковь раздираема была великими нестроениями и распрями, в частности из-за претензий митрополита Литвы и Волыни Романа. В 1356 году, чтобы положить конец смутам и тревогам, святитель отправился в Константинополь к Вселенскому Патриарху. Патриарх Каллист дал Алексию право считаться архиепископом Киева и великой России с титулом «всечестнаго митрополита и экзарха». На обратном пути во время бури на море кораблю грозила гибель. Алексий молился и дал обет построить храм святому того дня, в который корабль пристанет к берегу. Буря утихла, корабль пристал 16 августа. Восторженно встретила святителя Москва.

Несмотря на все смуты, святитель Алексий всячески заботился о своей пастве — ставил епископов, устраивал общежительные монастыри (по образцу Троицкого, основанного Преподобным Сергием), налаживал отношения с ордынскими ханами. Не раз святому и самому приходилось путешествовать в Золотую Орду. В 1357 году хан потребовал у великого князя, чтобы святитель прибыл к нему и исцелил слепую Тайдулу — его супругу. «Прошение и дело превышает меру сил моих, — сказал святой Алексий, — но я верю Тому, Который дал прозреть слепому, — не презрит Он молитвы веры». И действительно, по его молитве, окропленная святой водой, супруга хана исцелилась.

Когда скончался великий князь Иоанн, святитель взял под свою опеку малолетнего его сына Димитрия (будущего Донского). Много пришлось святому владыке потрудиться, дабы примирять и смирять строптивых князей, не желавших признавать власть Москвы. Вместе с тем не оставлял митрополит и трудов по устройству новых обителей. Им основаны в 1361 году Спаса Неруко-творенного Образа монастырь на Яузе в Москве (Андроников, по имени ученика преподобного Сергия, первого игумена монастыря) по обету, который он дал, когда корабль во время его поездки в Константинополь терпел бедствие; Чудов — в Московском Кремле, восстановлены и две древние обители — Благовещенская в Нижнем Новгороде и Константино-Еленинская во Владимире. В 1361 году также была построена женская общежительная обитель его имени (Алексеевская).

Святитель Алексий достиг глубокой старости — 78 лет, пробыв на митрополичьей кафедре 24 года. Почил он 12 февраля 1378 года и погребен по завещанию в Чудовом монастыре. Мощи его были обретены через 50 лет чудесным образом, после чего стали чтить память великого святителя и молитвенника за Русскую землю.

Митрополит Алексий Московский: великий архипастырь и мудрый правитель

Митрополит Алексий Московский был покровителем державы и правящей династии. В этой статье Вы найдете житие и иконы, посвящённые Святителю.

Успенский собор Кремля

Митрополит Алексий Московский чудотворец

В сердце Кремля, в величественном Успенском соборе – древней усыпальнице московских святителей вдумчивый богомолец, вспоминающий о начале Московской Руси не найдет одной могилы – одно имя выпадает из общей череды. Это имя митрополита Московского Алексия.

Елоховский Богоявленский собор

Здесь покоятся его непосредственные предшественники митрополиты Петр и Феогност, преемник – митрополит Киприан, чей путь на русскую митрополичью кафедру был особенно тернист и сложен, и многие другие, но чтобы молитвенно поклониться мощам святителя Алексия, нам придется отправиться в другой храм – в Богоявленский (Елоховский) собор. Туда, где рядом со своим небесным покровителем ныне покоится и Святейший Патриарх Московский Алексий II.

Святитель Алексий – не тот человек в истории Русской Православной Церкви, рассказ о котором можно уместить в двух словах или даже в рамках одной статьи. Его жизнь так наполнена драматическими событиями, что они могли бы составить канву захватывающего приключенческого романа, в котором нашлось место всему: путешествиям, пленению, политике, интригам, войнам и чудесам.

На духовном небосклоне святой Руси фигура святителя Алексия как звездами окружена целым сонмом святых не меньшей величины. Те, с кем он соприкасался практически ежедневно, также прославлены Церковью каждый по своим заслугам. Преподобный Сергий Радонежский, святые благоверные Великий князь Дмитрий, прозванный Донским и супруга его Евдокия, в иночестве Евфросиния…

Но кроме духовного, наша история имеет и другие измерения. Жизнь и деятельность святителя Алексия дает нам богатую пищу для размышлений в разных направлениях, поскольку, обращаясь к его личности, мы видим не только святого, монаха, подвижника, архиерея, но и, цитируя современную «Православную энциклопедию», государственного деятеля, дипломата.

Чтобы понять, в какой ситуации пришлось действовать митрополиту Алексию, нужно вспомнить расстановку сил на тогдашней политической арене. Московское княжество еще слабо, с одной стороны оно подчинено Орде, с другой ему постоянно угрожают соседи: Суздальские и Тверские князья.

Стремительно набирает силу княжество Литовское, чьи правители, не оставляя язычества, умело лавируют между Православием и Католичеством, раскалывая русскую митрополию ради собственной выгоды. Кроме того, Русская Церковь не самостоятельна в своих решениях: всё приходится делать с оглядкой на Константинополь, куда московских архипастырей постоянно вызывают для решения спорных вопросов.

Обстановка очень динамична: смерть одного из князей порождает волну претензий и усобиц между другими. Политические весы постоянно качаются, слабеет то одна, то другая сторона: интриги и политическая нестабильность в Византии влечет за собой нестроения на Руси, т.к. два враждующих Патриарха могут поставить на престол разных претендентов.

Ослабление Орды и раздоры среди ханов казалось бы должны сыграть на руку московским князьям, но этим пользуется в первую очередь литовский князь Ольгерд. Бывшие враги завтра становятся кровными родственниками, а родственники – кровными врагами. Человеческий фактор очень силен, и духовному владыке невозможно не принимать чьей-то стороны. Митрополит Алексий сумел сделать свой исторический выбор, еще при жизни своей став покровителем державы и правящей династии.

Алексий Московский

Высокая судьба, ему, первенцу знатных кровей, сыну боярина Федора Бяконта и его жены Марии, казалось, уготована от рождения. Перебравшись из Чернигова в Москву, семья будущего первосвятителя заняла заметное место среди московского боярства. Младшие братья святителя Алексия стали родоначальниками знаменитых родов Фофановых и Плещеевых. Крестным отцом младенца был княжич Иоанн Данилович (позже получивший прозвище Калита).

По преданию, Господь Сам призвал будущего первосвятителя, во сне пообещав ему, увлекавшемуся ловлей птиц, сделать его «ловцом человеков». Так в возрасте около двадцати лет юноша принял постриг в одном из московских монастырей. Был ли это, как свидетельствует житие преподобного Сергия Радонежского, Богоявленский монастырь в в Загородье (современный Китай-город), достоверно неизвестно, но вероятно тогда инок и познакомился со старшим братом преподобного Сергия Стефаном.

Через много лет, инок Алексий привлек внимание Великого князя Семена Ивановича и митрополита Московского Феогноста, получил назначение на Владимирскую кафедру и вскоре еще при жизни митрополита Феогноста стал считаться его преемником.

Почти год митрополит Алексий дожидался в Константинополе настольной патриаршей грамоты, которая бы официально сделала его митрополитом Киевским и всея Руси. Вскоре ему придется снова возвращаться сюда и подтверждать свои права в споре с литовцем митрополитом Романом, ставленником князя Ольгерда. Не умолчим о том, что в любую поездку, в Константинополь ли, в Орду ли, с пустыми руками никто не отправлялся.

Князь Ольгерд, один из лучших военачальников своего времени, был сильным и опасным соперником православной Москвы. Московский летописец с восхищением отмечал, что этот князь «не пил вина, ни пива, ни кваса, имел великий разум и подчинил многие земли, втайне готовил свои походы, воюя не столько числом, сколько умением». Крестился Ольгерд, по преданию, только на смертном одре, хотя если верить немецким историческим источникам, так и умер язычником.

Именно Ольгерд убедил вернувшегося из ссылки Патриарха Каллиста поставить Романа митрополитом для православных епархий Великого княжества Литовского. В случае отказа литовский князь грозил принять католичество. Именно из тех времен растут горькие корни сегодняшней религиозной ситуации на Украине.

Спасо-Андроников монастырь

Одна из поездок в Константинополь чуть не стоила митрополиту Алексию жизни: на обратном пути его корабль попал в бурю, святитель чудом уцелел, дав обет выстроить монастырь в честь того праздника, в который он ступит на землю. Такова история основания Спасо-Андроникова монастыря в Москве.

Часто приходилось митрополиту Алексию бывать и в Орде. Особо известен эпизод исцеления им ханши Тайдулы от глазной болезни. С Ордой святитель всегда стремился поддерживать ровные дипломатические отношения, для ханов же это означало только одно: постоянные подношения и непременная выплата дани.

Управляя своей митрополией, святителю Алексию приходилось много путешествовать и не раз рисковать жизнью. В 1359 году во время смоленско-московско-литовских военных действий, митрополит Алексий отправился в Киев, был захвачен Ольгердом, ограблен и заточен. Милостию Божией святителю удалось бежать в Москву.

Святой благоверный Димитрий Донской

Одной из главных заслуг митрополита Алексия стала его опека над осиротевшим Великим князем Дмитрием Иоанновичем, примирение его с претендовавшим на Владимирское княжение князем Дмитрием Константиновичем Суздальским посредством династического брака между отпрысками княжеских родов: Дмитрием Московским и Евдокией Суздальской, дочерью князя Дмитрия Константиновича. Этот политически необходимый брак впоследствии дал Руси двух святых, составивших одну из самых прекрасных и достойных многодетных семей, чей пример особенно востребован в наши дни.

Справедливости ради надо сказать, что потомки Дмитрия Донского не сохранили между собой мира и вели порой жесточайшую борьбу за власть. Думается, одной из причин конфликта стало то, что Василий Дмитриевич, старший сын Дмитрия Донского, оказавшись в плену в Орде, бежал оттуда благодаря князю Ольгерду, который потребовал чтобы наследник Московского престола женился на его дочери. Так литовское влияние проникло в самое сердце великокняжеской семьи и принесло печальные плоды.

Но это случится позже. Пока же Ольгерд, ведущий борьбу с немецкими рыцарями, использует походы на московские земли в качестве легкого пути сбора необходимых для продолжения войны средств. Литовцы огнем проходят по Московской Руси, и в 1368 году осаждают саму Москву. Вместе с Дмитрием Московским и его двоюродным братом Владимиром Серпуховским в осажденной Москве находился и митрополит Алексей. Через два года литовцы снова придут под стены Кремля, но, к счастью, снова не возьмут города.

Будучи регентом при малолетнем князе Дмитрии Московском, митрополит Алексий последовательно проводил политику, направленную на создание союза русских княжеств, могущего противостоять Орде. Не раз посланником митрополита Алексия к князьям становился ни кто иной, как сам Сергий Радонежский, выполнявший трудные дипломатические поручения. Иногда политика требовала очень жестких решений. Так, приглашенного в 1368 году в Москву князя Михаила Александровича Тверского с ведома митрополита Алексия заключили в темницу, хотя прежде князю была обещана неприкосновенность.

Тем не менее, политика Москвы дала свои плоды: государство крепло и развивалось, а бесконечное соперничество князей уходило в прошлое.

Не будем идеализировать отношения святителя Алексия и Великого князя Дмитрия: не во всем они были одинаково единодушны. Предчувствуя кончину, митрополит Алексий желал видеть на первосвятительском месте достойного преемника и надеялся, что им станет Сергий Радонежский, но тот категорически отказался.

Дмитрий Донской имел на этот счет свои планы и, не смущаясь противодействием и осуждением со стороны духовенства, продвигал к первосвятительскому престолу своего ставленника, наскоро постриженного в монахи священника Митяя. Митрополит Алексий не благословлял выбора князя, считая, что епископом может быть лишь инок, прошедший все ступени монастырской жизни.

Великий князь Дмитрий Донской, воспитанный одним святым, долго не смирится с назначением московским митрополитом другого будущего святого – митрополита Киприана. Так история Руси дает нам удивительный урок: человеческие страсти, надежды и упования пред лицем Господа словно выцветают, являя миру совсем другие свои стороны, как на амальгаме проявляя скрытые доселе достоинства и добродетели.

Конечно, наш рассказ о святителе Алексие не полон. Мы не успели рассказать о его вкладе в развитие и укрепление монашеской жизни на Руси, о его письменном наследии. Интересно, например, что в одной из проповедей святитель, обращаясь к пастве вполне по-современному призывал ее к благоговейной тишине в храме…

Святитель Алексий Московский

Надеемся, наш рассказ хоть немного приподнимет перед читателем полог прошлого, и за суховатыми и высокопарными словами житий мы увидим не только сильного духом, талантливого архипастыря, правившего церковным кораблем, но умелого государственного кормчего.

Вы прочитали статью Святитель Алексий Московский: житие, молитва, икона. Читайте также:

Святители Московские

Святитель АЛЕКСИЙ, митрополит Московский и всея России, чудотворец (†1378)

Митрополит Алекси́й (в миру Елевферий Фёдорович Бяко́нт) родился между 1292—1305 годами в Москве в знатной семье Фёдора (по прозвищу Бяко́нт) и его жены Марии, выходцев из Черниговских бояр Колычевых. Боярами были его младшие братья — Феофан (Фофан), родоначальник Фофановых, и Александр Плещей, родоначальник Плещеевых. При святом Крещении ему дано было имя Елевферий, восприемником его был сын святого благоверного князя Московского Даниила Александровича — княжич Иоанн, будущий великий князь Московский, носивший постоянно с собой мешочек с деньгами для раздачи милостыни, за что и был прозван Калита (т. е. “мешок с деньгами”).

На двенадцатом году жизни Елевферий раскинул сети для ловли птиц, незаметно для самого себя задремал и вдруг явственно услышал голос: «Алексий! Что напрасно трудишься? Ты будешь ловить людей». С этого дня отрок стал уединяться, часто посещать церковь и в пятнадцать лет решился стать иноком.

Примерно до 40 лет Алексий вёл монашескую жизнь. В 1320 году он вступил в Московский Богоявленский монастырь в Загородье (современный Китай-город), где провел более двадцати лет в строгих иноческих подвигах. Руководителями его и друзьями были замечательные подвижники этой обители — старец Геронтий и Стефан, старший брат преподобного Сергия Радонежского, с которым они вместе пели на кли?росе и духовно любили друг друга.

Благочестивая жизнь и высокий ум инока Алексия привлекли к нему внимание митрополита Феогноста, святителя Московского, в то же время святой Алексий пользовался большим уважением у великого князя и бояр за свои мудрые советы не только в церковных, но и в гражданских делах. Митрополит Феогност повелел будущему святителю оставить монастырь и заведовать судебными делами Церкви. При занятиях судебными делами святитель коротко узнал людей и их слабости и приобрел обширные и точные сведения о церковных законах. Эту должность святой исполнял 12 лет со званием митрополичьего наместника. При таком отношении к святителю-греку у Алексия появилась необходимость знать греческий язык, разговорный и письменный. В конце 1350 года владыка Феогност посвятил Алексия во епископа Владимирского, а по смерти митрополита он стал его преемником в 1354 году.

Митрополит Феогност и великий князь Иоанн Иоаннович положили, на общем совещании, быть блаженному Алексию преемником Феогноста на митрополичьей кафедре. Об этом избрании тогда же написано было в Константинополь с просьбой «не поставлять никого другого в митрополита России, как преподобного Алексия, который много лет был наместником и жизни весьма добродетельной». В то время Русская Церковь раздираема была великими нестроениями и распрями, в частности из-за претензий митрополита Литвы и Волыни Романа. В 1356 году, чтобы положить конец смутам и тревогам, святитель отправился в Константинополь к Вселенскому Патриарху. Патриарх Каллист дал Алексию право считаться архиепископом Киева и великой России с титулом «всечестнаго митрополита и экзарха».

На обратном пути во время бури на море кораблю грозила гибель. Алексий молился и дал обет построить храм святому того дня, в который корабль пристанет к берегу. Буря утихла, корабль пристал 16 августа. По этому обету был создан Андроников в честь Нерукотворного Образа Спасителя монастырь на Яузе в Москве (Андроников, по имени первого игумена монастыря). Святитель, обращаясь к преподобному Сергию, говорил: «Хочу, чтобы ты уступил мне одного из учеников твоих». И преподобный с любовью отдал ученика своего Андроника в настоятели новой обители.

Святитель Алексий всячески заботился о своей пастве — ставил епископов, устраивал общежительные монастыри (по образцу Троицкого, основанного Преподобным Сергием), налаживал отношения с ордынскими ханами. Не раз святому и самому приходилось путешествовать в Золотую Орду.

Жена хана Джанибека Тайдула впала в тяжкую болезнь и ослепла. В 1357 году хан потребовал у великого князя, чтобы святитель прибыл к нему и исцелил Тайдулу, угрожая, в случае отказа, разорением всей Русской земли. Смиренный святитель не считал себя достойным совершить чудо исцеления, но, имея твердую веру в Господа, для Которого все возможно, не отказался ехать в Орду ради блага и спокойствия своей Родины и паствы, за которых готов был принять и мученическую смерть. «Прошение и дело превышает меру сил моих, — сказал святой Алексий, — но я верю Тому, Который дал прозреть слепому, — не презрит Он молитвы веры».

Святитель Алексий исцеляет ханшу Тайдулу. Капков Я. (1816-54).

Перед отъездом в Орду святитель Алексий вместе с духовенством совершил молебное пение в Успенском соборе, у раки святителя Петра, и Господь дал ему знамение, укрепившее его дух: свеча у гроба святителя возгорелась сама собой. Утешенный Алексий разделил чудесную свечу на части, раздал ее в благословение предстоявшим и, сделав из остатка малую свечу, взял ее, и отправился в Орду. Еще до его прибытия Тайдула видела святителя во сне в архиерейской одежде. Когда святой приблизился к Орде, Джанибек вышел ему навстречу и ввел его в свои покои. Святитель, начав молебное пение, велел возжечь малую свечу, привезенную им от раки святого митрополита Петра. После долгой молитвы он окропил освященной водой ханшу, и та тотчас прозрела. Хан Джанибек с великим почетом и дарами отпустил митрополита в обратный путь. Сохранился ярлык, данный в ноябре этого года Тайдулой святителю Алексию, традиционный по содержанию: согласно нему, Русская Церковь, молящаяся за ханов, освобождается от всех даней, поборов и насилий со стороны светских властей. Ханша Тайдула пожаловала также святителю земельный участок в Московском Кремле, на котором в 1365 году святитель Алексий заложил храм во имя Чуда Архангела Михаила в Хонех и основал при нем Чудов монастырь. Это был благодарный памятник чуду, совершившемуся над царицей в день празднования чуду в Колоссах (6/19 сентября). Святитель со всей щедростью строил и украсил храм Архангела Михаила. Обеспечил содержание обители, где положил быть полному общежитию.

Чудов монастырь

Степан Шухвостов. Внутренний вид Алексеевской церкви Чудова монастыря

Когда скончался великий князь Иоанн, святитель Алексий оказался фактически одним из регентов при малолетнем Димитрии Донском, которого взял под свою опеку. Много пришлось святому владыке потрудиться в деле примирения строптивых князей, не желавших признавать власть Москвы. Возможностью нового подъема Московское княжество и его династия во многом обязаны святителю Алексию. Он был первым руководителем и помощником великого князя в его борьбе за централизацию Русского государства. В итоге, благодаря усилиям святителя Алексия, преподобного Сергия Радонежского и благоверного великого князя Димитрия Донского вокруг Москвы сплотилось большинство русских княжеств. Объединение их легло в основу великой победы русского народа на Куликовом поле в 1380 году.

Святитель Алексий способствовал распространению и упрочению на Руси общежительного монашества. С его именем связано создание и возобновление ряда обителей в Москве и в Митрополичьей области: Спасо-Андроникова (1357), Чудова (около 1365) и Симонова (между 1375 и 1377) монастырей; по его благословению в 1360—1362 гг. был основан Введенский Владычный в Серпухове монастырь, возобновлены древние, но пришедшие в упадок Цареконстантиновский под Владимиром и нижегородский Благовещенский. Монастырское предание приписывает ему также создание Алексеевского девичьего монастыря в Москве для своих сестер (около 1358). Он же подал совет великому князю Дмитрию Иоанновичу построить на Москве каменный кремль, безопасный от пожаров и надежный для защиты против неприятеля.

Святитель Алексий прожил около 80 лет. Приближаясь к концу своего жизненного подвига, он желал видеть своим преемником преподобного Сергия, игумена Радонежского, которого нередко посещал и совещался с ним о всем, что касалось церковных дел.

Святитель Алексий, митрополит Московский, и преподобный Сергий Радонежский

Он вызвал к себе в Москву Преподобного и среди беседы приказал принести золотой «парамандный» крест, украшенный драгоценными каменьями. Своими руками святитель возложил на Сергия золотой крест, «как бы в знак обручения святительского сана», однако Преподобный, по своему великому смирению, уклонился от этой чести. Святитель Алексий не стал настаивать, провидя великое значение для Русской Церкви преподобного Сергия как «игумена всей Русской земли», и отпустил его с миром в обитель.

Перед смертью заповедал великому князю Димитрию Иоанновичу погрести себя вне церкви, за алтарём собора в Чудове монастыре. Скончался 12 февраля 1378 года «в заутренюю годину». По настоянию великого князя Димитрия Первосвятителя погребли внутри храма, близ алтаря. Сохранилась духовная грамота святителя Алексия, в которой святитель завещает Чудову монастырю ряд принадлежавших ему родовых сел и свой «подолней садец», поручив обитель попечению великого князя Димитрия Иоанновича.

Местное почитание святителя Алексия началось, вероятно, вскоре после его кончины, еще при жизни великого князя Димитрия Иоанновича. Свидетельством этого служит воздух сшитый в 1389 году княгиней Марией, вдовой великого князя Симеона Иоанновича Гордого, изображающий Нерукотворный Образ Спасителя с предстоящими, в числе которых четыре русских митрополита: Максим, Петр, Феогност и Алексий.

Митрополит Алексий был канонизирован в лике святителя через 50 лет после смерти. Его мощи были открыты 20 мая 1431 года, в царствование великого князя Московского Василия Васильевича Темного. При раке святителя Алексия в Чудовом монастыре хранились принадлежавшие ему, по преданию, облачения (саккос, епитрахиль и подризник) и посох. К выносному образу святителя Алексия в Чудовом монастыре был привешен золотой перстень — по преданию, подарок исцеленной ханши Тайдулы.

В XVI веке, когда дважды (в княжение Василия III и в царствование Феодора Иоанновича) остро вставал вопрос о рождении наследника престола, святитель Алексий начал почитаться и как покровитель и заступник правящей династии московских Рюриковичей.

После уничтожения в 1929 году всего комплекса построек Чудова монастыря мощи святителя Алексия находились в музеях Московского Кремля. В 1947 году по просьбе Святейшего Патриарха Алексия I (Симанского) они были переданы Русской Православной Церкви и помещены в Патриаршем Богоявленском соборе в Елохове, где и покоятся до настоящего времени.

Рака с мощами святителя Алексия, митрополита Московского

Материал подготовил Сергей ШУЛЯК

для Храма Живоначальной Троицы на Воробьевых горах

Молитва святителю Алексию:
О, пречестная и священная главо и благодати Святаго Духа исполненная, Спасово со Отцем обиталище, великий архиерее, теплый наш заступниче, святителю Алексие! Предстоя у Престола всех Царя и наслаждаяся Света Единосущный Троицы и херувимски со Ангелы возглашая песнь Трисвятую, велико и неизследованное дерзновение имея ко Всемилостивому Владыце, молися паствы твоей спасти люди, единородный ти язык, благостояние святых церквей утверди, архиереи благолепием святительства украси, монашествующих к подвигом добраго течения укрепи: град сей (или: весь сию: аще во обители: святую обитель сию) и вся грады и страны добре сохрани и веру святую непорочну соблюсти умоли: мир весь умири, от глада и пагубы избави ны и от нападения иноплеменных сохрани нас: старыя утеши, юныя накажи, безумныя умудри, вдовицы помилуй, сироты заступи, младенцы возрасти, немощствующия исцели и везде тепле призывающих тя и с верою притекающих к раце честных и многоцелебных мощей твоих, усердно припадающих и молящих ти ся, от всяких напастей и бед ходатайством твоим свободи, да зовем ти: о, Богоизбранный пастырю, звездо всесветлая мысленныя тверди, тайнаго Сиона необоримый столпе, миродохновенный цвете райский, всезлатая уста Слова, Московская похвало, всея России украшение! Моли о нас Всещедраго и Человеколюбиваго Христа Бога нашего, да в день страшнаго Пришествия Его шуияго стояния избавит нас и радости святых причастники сотворит, со всеми святыми во веки. Аминь.

Тропарь, глас 8-й:
Яко апостолам сопрестольна, и врача предобра, и служителя благоприятна, к раце твоей честней притекающе, святителю Алексие, богомудре чудотворче, сошедшеся любовию в память твою светло празднуем, в песнех и пениих радующеся и Христа славяще, таковую благодать тебе даровавшаго исцелений и граду твоему великое утверждение.

Кондак, глас той же:
Божественнаго и пречестнаго святителя Христова, новаго чудотворца Алексия, верно вси поюще, людие, любовию да ублажим, яко пастыря великаго, служителя же и учителя премудра земли Российстей. Днесь в память его притекше, радостно возопиим песнь богоносному: яко имея дерзновение к Богу,

Поучение 1-е. Св. Алексий, митрополит Московский

(Уроки из его жизни: а) не все могут быть учителями в вопросах веры; б) не должно уклоняться от общественных молитв; в) обличение старообрядцев; г) сила веры)

I. Свт. Алексий, митрополит Московский, ныне прославляемый, к высокому званию пастырского служения своего еще от юных лет был призван чудесным образом и, как избранный сосуд благодати, приготовляем был продолжительной строго подвижнической жизнью к своему великому предназначению. Он родился в Москве в 1293 г. от благородных родителей, Феодора и Марии, и при крещении наречен был Елевферием. Однажды отрок Елевферий расставил в поле сети для ловления птиц; наблюдая за ними, он задремал и услышал голос: Алексий! Что напрасно трудишься? Будешь человеки ловящ! По действию предваряющей благодати, коснувшейся юного сердца, Елевферий тотчас почувствовал силу этого призвания: наконец, на 20-м году своей жизни поступил в московский Богоявленский монастырь и получил еще в детстве преднареченное ему имя: Алексий. После строгого подвижнического уединения, продолжавшегося 20 лет, св. Алексий был призван митрополитом к управлению церковными делами в звании наместника митрополита, а чрез 12 лет избран епископом Владимирским.

В 1353 г. от губительной язвы умер митрополит Московский Феогност и вскоре затем скончался и великий князь Симеон Иоаннович; тот и другой предсмертным завещанием назначили на московскую кафедру св. Алексия, который и был посвящен в этот сан константинопольским патриархом Филофеем.

Вступив на митрополию, св. Алексий был истинным ангелом-хранителем и утешителем России: он был миротворцем князей, ссорившихся за свои уделы, для всех пастырем и наставником, питателем вдов, отцом сирот, утешителем плачущих, исправителем священных книг, словом, – светильником веры и благочестия. Святость его жития, засвидетельствованная от Бога пред соотечественниками в совершаемых им чудесах, не скрылась и от иноплеменников, не веровавших во Христа.

Когда у татарского хана заболела и ослепла жена Тайдула, хан писал великому князю: «Слышали мы, что есть у вас служитель Божий, который о чем ни помолится, будет услышан Богом. Отпустите его к нам». Св. Алексий, при крепкой своей вере в Бога и надежде на Его всесильную помощь, не усомнился отправиться по этому приглашению и, при гробе св. Петра получив подкрепление своей веры в чудесно зажегшейся свече, он с частью этой свечи прибыл в столицу хана и молитвой своей исцелил болящую, возвратив ей зрение.

До 86 лет св. Алексий был светильником Церкви православной и скончался 12 февраля 1378 г., прославленный от Бога нетлением мощей его, которые почивают в московском Чудовом монастыре, основанном самим святителем.

В заключение краткого очерка жизни святителя Алексия выслушаем его наставление о церковном общении, вышедшее некогда из богоглаголивых уст этого святителя. «Приходите к иерею, отцу духовному, – говорит свт. Алексий, – с покаянием и слезами. Отвергните от себя всякие дела злые и не возвращайтесь к ним. Истинное покаяние в том и состоит, чтобы возненавидеть свои прежние грехи; к церковной службе будьте поспешны, не говорите: отпоем себе дома. Такая молитва не может иметь никакого успеха без церковной молитвы. Как храмина без огня от одного дыма не может согреться, так и та молитва без церковной… Имейте знамение Христово в душах ваших. Григорий Богослов пишет: не легко украсть овцу, на которой положен знак. Знак же для овец стада Божия есть приобщение Тела и Крови Христовой. Вы, дети, как овцы словесного стада, не пропускайте ни одного поста, не возобновив на себе сего знамения, но будьте причастниками Тела и Крови Христовой» (Пастырское послание).

II. Приложим к себе душеспасительные уроки, которыми так богата жизнь святителя Алексия.

а) Научимся из его жизни, во-первых, той истине, что никому нельзя быть учителем Церкви, если на это нет изволения Божия и церковного благословения.

Святитель Алексий в детстве таинственным голосом был призван в ловцы человеков, каким и был на самом деле. Между тем, многие без всякого призвания Божия, как например расколоучители, делаются самозванными учителями, погубляя себя и тех, кто их слушает и признает.

Многие самопоставленные учители умножают толки лжеучений, а нерассудительные последователи умножают лжеучителей. Встречаясь с теми и другими, припоминайте, братия для себя и для них предостережение апостольское, столь бедственно ими пренебреженное: не мнози учители бывайте, ведяще, яко большее осуждение приимем.

Помните, что положи Бог в Церкви первее апостолов, второе пророков, третие учителей. И никтоже сам себе приемлет честь, но званный от Бога, якоже и Аарон (Евр. 5, 4), по богопреданному чину. Только званные Богом учители верно приводят к Богу.

б) Мы слышали далее, братия, как святитель Алексий советовал христианам не уклоняться от общих церковных молитв, из которых не только изливается обильно благодать Божия на собравшихся во имя Иисуса Христа всех Его истинных последователей, но и подается сверх этого великая помощь от взаимных друг за друга молитв.

Св. апостол Павел пишет: «Молитеся за нас» (Евр. 13, 18). «Подумайте, кто это просит себе молитвы других – Павел, который некогда с своим сотрудником Силою в темнице Филиппийской совершал молитвенное Богу славословие с такой духовной силой, что внезапу трус бысть велий, яко поколебатися основанию темничному: отверзошася же абие двери вся, и всем юзы ослабеша (Деян. 16, 25, 26), – Павел, который объятием сострадательной любви и молитвы воскресил Евтиха, – Павел, которого молитве даровал Бог вдруг двести семьдесят шесть душ сопутников его в плавании, готовых погибнуть от кораблекрушения, – Павел, которого Сам Господь нарек избранным сосудом благодати Своея, и который сам о себе говорил: вся могу о укрепляющем мя Иисусе Христе (Флп. 4, 13). И несмотря на все это, сей великий апостол просит себе помощи молитвенной, и от кого просит? – Не от каких-либо избранных, крепких молитвенников, но от всех христиан без разбора, не исключая и последнего мирянина.

Пример апостола должен вразумить нас, христиане, как настоятельна потребность взаимной друг о друге молитвы, и наипаче общественной, когда и этот столь крепкий подвижник признает для себя нужду в этой духовной помощи; как дерзко было бы опираться на силу одной собственной молитвы, хотя бы кто в ней уже имел некоторые опыты и достиг некоторых успехов, когда на собственную молитву не дерзает положиться муж облагодатствованный столь необыкновенно и чудесно». (См. Слово в день святителя Алексия, свт. Филарета Московского).

в) Затем, пример святителя Алексия собственноручно исправлявшего многочисленные ошибки, вкравшиеся от неграмотности переписчиков в св. Евангелие, служит сильным укором мнимым старообрядцам, отделяющимся от единства с православной Церковью из-за исправления богослужебных книг.

В дивном прославлении святителя Алексия и других прежде и после него бывших иерархов Церкви российской какое торжественное обличение глаголемым старообрядцам, чуждающимся иерархии православной, по поводу исправления богослужебных книг! Св. Алексий сам занимался сличением славянского перевода Нового Завета с греческим, делал в нем исправления, и памятником его труда сохранилось его подлинное рукописание на принадлежавшем ему Новом Завете… Если бы дело исправления богослужебных книг было такой тяжкой виной, что оно, по суемудрому понятию расколоучителей, могло служить причиной прекращения благодати священства в Церкви, то как св. Алексий мог быть еще при жизни облагодатствован Богом и по смерти прославлен нетлением и многими чудотворениями от гроба его?

г) Наконец, пример свят. Алексия да научит нас, братия, той истине, что кто имеет веру хотя такую, как зерно горчичное, кто с верою просил того, что служит ко спасению, тот никогда не будет посрамлен в своей молитве, как не будет посрамлен в своей молитве, проникнутой живой и глубокой верой, святитель Алексий, отправляющийся в орду для исцеления от слепоты жены хана.

Господь сказал: аще имате веру, яко зерно горушно, речете горе сей: прейди отсюду тамо, и прейдет (Мф. 17, 20). Знамения веровавшим сия последуют: именем Моим бесы ижденут; языки возглаголют новы; змия возмут, аще и что смертно испиют, не вредит их: на недужные руки возложат, и здравы будут (Мк. 16, 17–18). Читаем историю жизни святых и видим, что все это оправдано самим делом. Речете горе сей: прейди отсюду тамо, и прейдет: и действительно, горы двигались по молитвенному слову преп. Марка и св. Григория, епископа Неокессарийского (Четьи Минеи, 5 апреля и 17 ноября). Именем Моим бесы ижденут, – и бесы не только изгоняемы были святыми, но даже служили им (Четьи Минеи, 10 августа). Языки возглаголют новы: преп. Пахомий не знал греческого языка, но помолился и стал понимать инока-грека, пришедшего посетить его, и отвечать ему на греческом языке (там же 15 мая); а преп. Ор читал, не учившись читать (Четьи Минеи, 7 августа). Змия возмут: св. мученица Ирина брошена была в ров, наполненный змеями; но не только ничего не потерпела от них – напротив, они издохли от одного ее присутствия во рве (Четьи Минеи, 5 мая). Аще что и смертно испиют, не вредит их: св. мученик Михаил, по приказанию мучителя, выпил яд и остался цел, тогда как тот же яд, выпитый одним преступником, осужденным на смертную казнь, тотчас лишил его жизни (Четьи Минеи, 9 июня). На недужныя руки возложат, и здрави будут: преп. Пафнутий Боровский устроял церковь, один иконописец по имени Дионисий, работавший для этой церкви, сильно занемог ногами и должен был оставить работу, но св. Пафнутий только сказал ему: «Примись-ка, Дионисий, за дело: Бог тебя благословит, Матерь Божия даст тебе здоровье», – и больной Дионисий тотчас же принялся за работу, и его болезни как не бывало (Четьи Минеи, 5 мая).

III. Да возбудят же эти примеры у нас, молитвами святителя Алексия, живую веру в помощь Божию (Прот. Г. Дьяченко).

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Святитель Алекси́й, митрополит Московский, Киевский и всея Руси, чудотворец

Краткое житие святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Алек­сий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и всея Рос­сии чу­до­тво­рец (в ми­ру Елев­фе­рий) ро­дил­ся в 1292 го­ду (по дру­гим дан­ным, 1304) в Москве в се­мье бо­яри­на Фе­о­до­ра Бя­кон­та, вы­ход­ца из Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства.

Гос­подь ра­но от­крыл бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни Елев­фе­рий рас­ки­нул се­ти для лов­ли птиц, неза­мет­но для са­мо­го се­бя за­дре­мал и вдруг яв­ствен­но услы­шал го­лос: «Алек­сий! Что на­прас­но тру­дишь­ся? Ты бу­дешь ло­вить лю­дей». С это­го дня от­рок стал уеди­нять­ся, ча­сто по­се­щать цер­ковь и в пят­на­дцать лет ре­шил­ся стать ино­ком. В 1320 го­ду он всту­пил в Мос­ков­ский Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь, где про­вел бо­лее два­дца­ти лет в стро­гих ино­че­ских по­дви­гах. Ру­ко­во­ди­те­ля­ми его и дру­зья­ми бы­ли за­ме­ча­тель­ные по­движ­ни­ки этой оби­те­ли – ста­рец Ге­рон­тий и Сте­фан, брат пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го. За­тем мит­ро­по­лит Фе­о­гност по­ве­лел бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю оста­вить мо­на­стырь и за­ве­до­вать су­деб­ны­ми де­ла­ми Церк­ви. Эту долж­ность свя­той ис­пол­нял 12 лет со зва­ни­ем мит­ро­по­ли­чье­го на­мест­ни­ка. В конце 1350 года владыка Феогност посвятил Алексия во епископа Владимирского. По смерти Феогноста, патриарх Филофей поставил митрополитом Алексия. Настольная грамота патриарха новому митрополиту датируется 30 июня 1354 г., согласно ей, Алексий, не будучи греком, возводился в сан митрополита в виде исключения, за его добродетельную жизнь и духовные достоинства. В то вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ди­ра­е­ма бы­ла ве­ли­ки­ми нестро­е­ни­я­ми и рас­пря­ми, в част­но­сти, из-за пре­тен­зий мит­ро­по­ли­та Лит­вы и Во­лы­ни Ро­ма­на. В 1356 го­ду, чтобы по­ло­жить ко­нец сму­там и тре­во­гам, свя­ти­тель от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль к Все­лен­ско­му пат­ри­ар­ху. Пат­ри­арх Кал­лист дал Алек­сию пра­во счи­тать­ся ар­хи­епи­ско­пом Ки­е­ва и Ве­ли­кой Рос­сии с ти­ту­лом «все­чест­на­го мит­ро­по­ли­та и эк­зар­ха». На об­рат­ном пу­ти во вре­мя бу­ри на мо­ре ко­раб­лю гро­зи­ла ги­бель. Алек­сий мо­лил­ся и дал обет по­стро­ить храм свя­то­му то­го дня, в ко­то­рый ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Бу­ря утих­ла, ко­рабль при­стал 16 ав­гу­ста. Вос­тор­жен­но встре­ти­ла свя­ти­те­ля Москва.

Несмот­ря на все сму­ты, свя­ти­тель Алек­сий вся­че­ски за­бо­тил­ся о сво­ей пастве – ста­вил епи­ско­пов, устра­и­вал об­ще­жи­тель­ные мо­на­сты­ри (по об­раз­цу Тро­иц­ко­го, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Сер­ги­ем), на­ла­жи­вал от­но­ше­ния с ор­дын­ски­ми ха­на­ми. Не раз свя­то­му и са­мо­му при­хо­ди­лось пу­те­ше­ство­вать в Зо­ло­тую Ор­ду. В 1357 го­ду хан по­тре­бо­вал у ве­ли­ко­го кня­зя, чтобы свя­ти­тель при­был к нему и ис­це­лил сле­пую Тай­ду­лу – его су­пру­гу. «Про­ше­ние и де­ло пре­вы­ша­ет ме­ру сил мо­их, – ска­зал свя­той Алек­сий, – но я ве­рю То­му, Ко­то­рый дал про­зреть сле­по­му, – не пре­зрит Он мо­лит­вы ве­ры». И дей­стви­тель­но, по его мо­лит­ве, окроп­лен­ная свя­той во­дой, су­пру­га ха­на ис­це­ли­лась.

Ко­гда скон­чал­ся ве­ли­кий князь Иоанн, свя­ти­тель взял под свою опе­ку ма­ло­лет­не­го его сы­на Ди­мит­рия (бу­ду­ще­го Дон­ско­го). Мно­го при­шлось свя­то­му вла­ды­ке по­тру­дить­ся, дабы при­ми­рять и сми­рять строп­ти­вых кня­зей, не же­лав­ших при­зна­вать власть Моск­вы. Вме­сте с тем не остав­лял мит­ро­по­лит и тру­дов по устрой­ству но­вых оби­те­лей. Им ос­но­ва­ны в 1361 го­ду Спа­са Неру­ко­тво­рен­но­го Об­ра­за мо­на­стырь на Яу­зе в Москве (Ан­д­ро­ни­ков, по име­ни уче­ни­ка пре­по­доб­но­го Сер­гия, пер­во­го игу­ме­на мо­на­сты­ря) по обе­ту, ко­то­рый он дал, ко­гда ко­рабль во вре­мя его по­езд­ки в Кон­стан­ти­но­поль тер­пел бед­ствие; Чу­дов – в Мос­ков­ском Крем­ле, вос­ста­нов­ле­ны и две древ­ние оби­те­ли – Бла­го­ве­щен­ская в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Кон­стан­ти­но-Еле­нин­ская во Вла­ди­ми­ре. В 1361 го­ду так­же бы­ла по­стро­е­на жен­ская об­ще­жи­тель­ная оби­тель его име­ни (Алек­се­ев­ская).

Свя­ти­тель Алек­сий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти – 78 лет, про­быв на мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ре 24 го­да. По­чил он 12 фев­ра­ля 1378 го­да и по­гре­бен по за­ве­ща­нию в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Мо­щи его бы­ли об­ре­те­ны через 50 лет чу­дес­ным об­ра­зом, по­сле че­го ста­ли чтить па­мять ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля и мо­лит­вен­ни­ка за Рус­скую зем­лю.

Полное житие святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси

Свя­ти­тель Алек­сий про­ис­хо­дил из бо­яр­ско­го ро­да Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства и на­зы­вал­ся в ми­ре Елев­фе­ри­ем. Он ро­дил­ся в 1300 го­ду (по дру­гим дан­ным – в 1292, 1293, 1304 го­ду) и с ма­лых лет от­дан был учить­ся гра­мо­те. «Бог преж­де из­бра от юно­сти пас­ты­ря ов­цам и учи­те­ля ве­ли­ка» и ра­но от­крыл бу­ду­ще­му свя­ти­те­лю его вы­со­кое пред­на­зна­че­ние. На две­на­дца­том го­ду жиз­ни Елев­фе­рий рас­ки­нул се­ти для лов­ли птиц, неза­мет­но для са­мо­го се­бя за­дре­мал и вдруг яв­ствен­но услы­шал го­лос: «Алек­сий! Что на­прас­но тру­дишь­ся? Ты бу­дешь ло­вить лю­дей». С этих пор от­рок стал за­дум­чив, мол­ча­лив, оста­вил дет­ские иг­ры и охот­нее на­чал чи­тать Бо­же­ствен­ные кни­ги. На­клон­ность к ду­ше­спа­си­тель­но­му чте­нию и мо­лит­ве рос­ла в нем с каж­дым го­дом, и ско­ро са­мым пла­мен­ным же­ла­ни­ем его ста­ло всту­пить в мо­на­стырь, чтобы со­вер­шен­но по­свя­тить се­бя Бо­гу.

И в 1320 го­ду всту­пил в Бо­го­яв­лен­ский мо­на­стырь в Москве и то­гда же по­стри­жен был с име­нем Алек­сий – на 20-м го­ду. Два­дцать лет про­был Алек­сий в Бо­го­яв­лен­ском мо­на­сты­ре, из­ну­ряя се­бя по­стом и бде­ни­ем, мо­лит­ва­ми и сле­за­ми, изу­чая Свя­тое Пи­са­ние, со­вер­шен­ству­ясь и воз­вы­ша­ясь в ду­хов­ной жиз­ни. На­став­ни­ком и ру­ко­во­ди­те­лем его был ста­рец Ге­рон­тий, опыт­ный в ду­хов­ной жиз­ни. Сте­фан, брат пре­по­доб­но­го Сер­гия, по­сту­пив­ший в оби­тель Бо­го­яв­лен­скую, с 1337 го­да был ду­хов­ным бра­том его: они вме­сте пе­ва­ли на кли­ро­се и ду­хов­но лю­би­ли друг дру­га. Мит­ро­по­лит Фе­о­гност лю­бил Сте­фа­на, Ге­рон­тия и Алек­сия и по вре­ме­нам при­зы­вал их к се­бе для ду­хов­ных бе­сед. Впо­след­ствии мит­ро­по­лит по­ста­вил Сте­фа­на в игу­ме­на оби­те­ли, а Алек­сия, оце­нив его доб­ро­де­те­ли и вы­со­кие да­ро­ва­ния, при­бли­зил к се­бе, по­ру­чив ему управ­ле­ние су­деб­ны­ми де­ла­ми Церк­ви. При та­ком от­но­ше­нии к свя­ти­те­лю-гре­ку у Алек­сия по­яви­лась необ­хо­ди­мость знать гре­че­ский язык, раз­го­вор­ный и пись­мен­ный. При за­ня­ти­ях су­деб­ны­ми де­ла­ми он ко­рот­ко узнал лю­дей и их сла­бо­сти и при­об­рел об­шир­ные и точ­ные све­де­ния о цер­ков­ных за­ко­нах. Две­на­дцать лет от­прав­лял он су­дей­скую долж­ность с зва­ни­ем на­мест­ни­ка мит­ро­по­ли­чье­го.

В кон­це 1352 (1350) го­да вла­ды­ка Фе­о­гност по­свя­тил Алек­сия в епи­ско­па Вла­ди­мир­ско­го. Мит­ро­по­лит и ве­ли­кий князь Иоанн Иоан­но­вич по­ло­жи­ли на об­щем со­ве­ща­нии быть бла­жен­но­му Алек­сию пре­ем­ни­ком Фе­о­гно­ста на мит­ро­по­ли­чьей ка­фед­ре. Об этом из­бра­нии то­гда же на­пи­са­но бы­ло в Кон­стан­ти­но­поль с прось­бой «не по­став­лять ни­ко­го дру­го­го в мит­ро­по­ли­та Рос­сии, как пре­по­доб­но­го Алек­сия, ко­то­рый мно­го лет был на­мест­ни­ком и жиз­ни весь­ма доб­ро­де­тель­ной».

Сде­лав­шись в 1354 го­ду мит­ро­по­ли­том, свя­той Алек­сий стал с неуто­ми­мой рев­но­стью за­ни­мать­ся цер­ков­ны­ми де­ла­ми. В то вре­мя Рус­ская Цер­ковь раз­ди­ра­е­ма бы­ла ве­ли­ки­ми нестро­е­ни­я­ми и рас­пря­ми, в част­но­сти, из-за пре­тен­зий мит­ро­по­ли­та Лит­вы и Во­лы­ни Ро­ма­на, ко­то­рый тре­бо­вал се­бе до­хо­дов от Твер­ско­го епи­ско­па. Свя­ти­те­лю из­вест­но бы­ло, что хо­тя при мит­ро­по­ли­те Фе­о­гно­сте ис­пра­ши­ва­ли се­бе осо­бо­го мит­ро­по­ли­та, но это бы­ло нена­дол­го, да и не в том ви­де, как хо­тел Ро­ман.

И чтобы по­ло­жить ко­нец сму­там и тре­во­гам, сми­рен­ный свя­ти­тель от­пра­вил­ся в 1356 го­ду в Кон­стан­ти­но­поль, ту­да же явил­ся и Ро­ман. Пат­ри­арх Кал­лист под­твер­дил Ро­ма­ну, чтобы был он мит­ро­по­ли­том Лит­вы и Во­лы­ни, а Алек­сию предо­ста­вил счи­тать­ся ар­хи­епи­ско­пом Ки­е­ва и ве­ли­кой Рос­сии, и с тит­лом «все­чест­на­го мит­ро­по­ли­та и эк­зар­ха». На об­рат­ном пу­ти под­ня­лась страш­ная бу­ря на мо­ре: вол­ны ка­ти­лись, как го­ры, и ко­рабль каж­дую ми­ну­ту го­тов был ис­чез­нуть в без­дне. Все быв­шие с мит­ро­по­ли­том от­ча­и­ва­лись в спа­се­нии. Свя­ти­тель мо­лил­ся, мо­лил­ся усерд­но, дав обет со­ору­дить храм во имя свя­то­го то­го дня, в ко­то­рый ко­рабль при­станет к бе­ре­гу. Гос­подь услы­шал мо­лит­ву свя­ти­те­ля. На­ста­ла ти­ши­на, и ко­рабль при­стал к бе­ре­гу 16 ав­гу­ста. И так свя­ти­тель остал­ся обет­ным долж­ни­ком Все­ми­ло­сти­во­му Спа­си­те­лю.

В Москве при­ня­ли ожи­да­е­мо­го свя­ти­те­ля с вос­тор­га­ми ра­до­сти. И он с рев­но­стью об­ра­тил­ся к де­лам мит­ро­по­лии. Несколь­ко епар­хий оста­ва­лось без ар­хи­пас­ты­рей, умер­ших от мо­ро­вой яз­вы. Он по­свя­тил епи­ско­пов в Ро­стов, Смо­ленск и Ря­зань. В то же вре­мя низ­ло­жил он Са­рай­ско­го епи­ско­па Афа­на­сия за рас­по­ря­же­ние в чу­жой епар­хии и по­свя­тил в Са­рай Иоан­на. Вся­че­ски за­бо­тясь о сво­ей пастве, устра­и­вал об­ще­жи­тель­ные мо­на­сты­ри (по об­раз­цу Тро­иц­ко­го, ос­но­ван­но­го пре­по­доб­ным Сер­ги­ем). Свя­ти­тель Алек­сий мно­го тру­дил­ся для уми­ро­тво­ре­ния смут и меж­до­усо­биц, на­ла­жи­вал от­но­ше­ния с ор­дын­ски­ми ха­на­ми.

Сла­ва о свя­той жиз­ни мит­ро­по­ли­та Алек­сия до­шла до сто­ли­цы та­тар­ско­го ха­на. Же­на ха­на Джа­ни­бе­ка Тай­ду­ла впа­ла в тяж­кую бо­лезнь и ослеп­ла. Ни­ка­кие вра­че­ва­ния не мог­ли воз­вра­тить ей зре­ние, и она ре­ши­лась об­ра­тить­ся к свя­ти­те­лю Алек­сию, о ко­то­ром слы­ша­ла как о свя­том му­же. В Моск­ву яви­лось по­соль­ство от ха­на с пись­мом к ве­ли­ко­му кня­зю. «Мы слы­ша­ли, – пи­сал хан, – что есть у вас слу­жи­тель Бо­жий, ко­то­рый ес­ли в чем по­про­сит Бо­га, Бог слу­ша­ет его. От­пу­сти­те его к нам, и ес­ли его мо­лит­ва­ми ис­це­ле­ет моя ца­ри­ца, бу­де­те иметь со мною мир; ес­ли же не от­пу­сти­те его, пой­ду опу­сто­шать ва­шу зем­лю». Сму­тил­ся сми­рен­ный свя­ти­тель, ко­гда ве­ли­кий князь пе­ре­дал ему гра­мо­ту ха­на и про­сил ис­пол­нить его во­лю. Лю­бовь к от­чизне и Свя­той Церк­ви не доз­во­ля­ла от­ка­зать­ся от ис­пол­не­ния во­ли гроз­но­го ха­на; но как сми­рен­но­му при­нять на се­бя та­кое ве­ли­кое де­ло? «Про­ше­ние и де­ло пре­вы­ша­ют ме­ру сил мо­их, – го­во­рил свя­ти­тель кня­зю, – но я ве­рю То­му, Ко­то­рый дал про­зреть сле­по­му, не пре­зрит Он мо­лит­вы ве­ры». Свя­ти­тель на­чал го­то­вить­ся в путь. В со­бор­ном хра­ме со всем кли­ром со­вер­шил он мо­леб­ствие пе­ред ико­ной Бо­го­ма­те­ри и по­том пе­ред ра­кой свя­ти­те­ля Пет­ра. Во вре­мя са­мо­го мо­ле­ния вне­зап­но пе­ред гла­за­ми всех са­ма со­бой за­жглась све­ча при гро­бе чу­до­твор­ца Пет­ра. Уте­шен­ный Алек­сий раз­де­лил чу­дес­ную све­чу на ча­сти, раз­дал ее в бла­го­сло­ве­ние пред­сто­яв­шим и, сде­лав из остат­ка ма­лую све­чу, взял ее вме­сте с освя­щен­ной во­дой для со­вер­ше­ния но­во­го мо­леб­ствия в Ор­де. Из Моск­вы от­пра­вил­ся он 18 ав­гу­ста 1357 го­да. С ве­рой твер­дой шел он в Ор­ду; а ве­ра Тай­ду­лы бы­ла укреп­ле­на ви­де­ни­ем. Ко­гда бла­жен­ный Алек­сий был на пу­ти, Тай­ду­ла ви­де­ла во сне му­жа, об­ле­чен­но­го в свя­ти­тель­скую одеж­ду, при­шед­ше­го к ней, и с ним дру­гих, оде­тых в ри­зы. Она по­ве­ле­ла устро­ить одеж­ды то­го ви­да, как ви­де­ла она. Ожи­да­е­мый при­нят был с че­стью в Ор­де. Свя­ти­тель от­слу­жил над бо­ля­щей мо­ле­бен с чуд­ной све­чой, окро­пил ее свя­той во­дой, и Тай­ду­ла ста­ла ви­деть. При­зна­тель­ный хан дал свя­ти­те­лю в ка­че­стве по­че­сти пер­стень, ко­то­рый до­се­ле мож­но ви­деть в пат­ри­ар­шей риз­ни­це. Свя­ти­тель, со­вер­шив чу­до ве­ры меж­ду людь­ми тьмы, воз­вра­тил­ся на ро­ди­ну, а Тай­ду­ла мно­го по­том хо­да­тай­ство­ва­ла за Русь.

Свя­тая рев­ность о бла­ге оте­че­ства за­ста­ви­ла свя­то­го Алек­сия еще раз пред­при­нять тот же путь. Хан Джа­ни­бек был зло­дей­ски убит сво­им сы­ном Бер­ди­бе­ком, ко­то­рый умерт­вил еще и 12 бра­тьев сво­их. В Моск­ву явил­ся по­сол но­во­го ха­на и тре­бо­вал от рус­ских кня­зей да­ров и их са­мих звал в Ор­ду. Свя­ти­те­ля умо­ля­ли сно­ва ид­ти в Ор­ду смяг­чать же­сто­кость Бер­ди­бе­ка. Опас­ность бы­ла оче­вид­на. «Но пас­тырь доб­рый по­ла­га­ет ду­шу свою за ов­цы», – ска­зал се­бе свя­ти­тель и от­пра­вил­ся по Вол­ге в Зо­ло­тую Ор­ду. Ему при­шлось ис­пы­тать в Ор­де мно­го при­тес­не­ний и скор­бей. Но при по­мо­щи Бо­жи­ей су­мел он снис­кать бла­го­склон­ность Бер­ди­бе­ка. И при­зна­тель­ная Тай­ду­ла не мог­ла за­быть сво­е­го це­ли­те­ля: при ее по­сред­стве ис­хо­да­тай­ство­ва­на бы­ла ми­лость для Рус­ско­го го­су­дар­ства и Церк­ви: свя­ти­тель Алек­сий по­лу­чил от Бер­ди­бе­ка яр­лык и охра­ну ду­хо­вен­ства рус­ско­го.

Ко­гда скон­чал­ся ве­ли­кий князь Иоанн (1359 год), на ра­ме­на свя­ти­те­ля па­ла опе­ка над несо­вер­шен­но­лет­ним кня­зем Ди­мит­ри­ем (бу­ду­щим Дон­ским). И несколь­ко лет он был граж­дан­ским и ду­хов­ным ру­ко­во­ди­те­лем Ру­си. Сво­им умом и об­шир­ным об­ра­зо­ва­ни­ем, на­стой­чи­во­стью и твер­до­стью ха­рак­те­ра, бла­го­че­сти­вой и стро­гой жиз­нью свя­той Алек­сий при­об­рел се­бе все­об­щее ува­же­ние. Рев­ност­но за­бо­тясь о бла­го­че­стии всей сво­ей паст­вы и по­учая ее ис­пол­не­нию хри­сти­ан­ских обя­зан­но­стей, свя­ти­тель был учи­те­лем и ми­ро­твор­цем кня­зей, ссо­рив­ших­ся меж­ду со­бой за свои вла­де­ния. Тру­да­ми свя­ти­те­ля рос­ла и креп­ла власть ве­ли­ко­го кня­зя Мос­ков­ско­го. Он воз­вы­шал Моск­ву как центр пра­во­сла­вия и еди­не­ния Ру­си.

Меж­ду тем свя­ти­тель за­ни­мал­ся стро­е­ни­ем оби­те­ли ино­че­ства. В 1361 го­ду ос­но­вал он жен­скую об­ще­жи­тель­ную оби­тель во имя Ан­ге­ла Хра­ни­те­ля сво­е­го – Алек­сия. В том же го­ду ос­но­ван им на бе­ре­гу ре­ки Яу­за обет­ный мо­на­стырь во имя Неру­ко­тво­рен­но­го об­ра­за Спа­си­те­ля. Свя­ти­тель, об­ра­ща­ясь к пре­по­доб­но­му Сер­гию, го­во­рил: «Хо­чу, чтобы ты усту­пил мне од­но­го из уче­ни­ков тво­их». И пре­по­доб­ный с лю­бо­вью от­дал уче­ни­ка сво­е­го Ан­д­ро­ни­ка в на­сто­я­те­ли но­вой оби­те­ли. В 1362 го­ду ос­но­ван свя­ти­те­лем вла­дыч­ний мо­на­стырь в 3 вер­стах от Сер­пу­хо­ва. Здесь был пер­вым игу­ме­ном уче­ник его Вар­ла­ам, до­се­ле чти­мый за бла­го­че­сти­вую жизнь. По­сле то­го ис­пол­нил свя­ти­тель преж­нее на­ме­ре­ние свое о вос­ста­нов­ле­нии двух древ­них мо­на­сты­рей: Бла­го­ве­щен­ско­го в Ниж­нем Нов­го­ро­де и Кон­стан­ти­но-Елен­ско­го во Вла­ди­ми­ре. В том и в дру­гом вве­де­но им об­ще­жи­тие. В 1365 го­ду ос­но­ва­на в са­мом Крем­ле оби­тель в честь чу­да Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла на ме­сте, по­да­рен­ном ца­ри­цей Тай­ду­лой. Это был бла­го­дар­ный па­мят­ник чу­ду, со­вер­шив­ше­му­ся над ца­ри­цей в день празд­но­ва­ния чу­ду в Ко­лос­сах (6/19 сен­тяб­ря). Свя­ти­тель со всей щед­ро­стью стро­ил и укра­сил храм Ар­хан­ге­ла Ми­ха­и­ла. Обес­пе­чил со­дер­жа­ние оби­те­ли, где по­ло­жил быть пол­но­му об­ще­жи­тию. «В Чу­до­вом мо­на­сты­ре, – пи­сал пре­по­доб­ный Иосиф Во­ло­ко­лам­ский, – бла­жен­ный мит­ро­по­лит Алек­сий по­са­дил чест­ных стар­цев, ис­про­сив од­них у свя­то­го Сер­гия, а дру­гих взял из иных мо­на­сты­рей, быв­ших под его ру­кою; эти ино­ки жи­ли ино­че­ски, жиз­нью ду­хов­ною, так, что мно­гие при­хо­ди­ли к ним, ста­рые и юные, и по­лу­ча­ли поль­зу». Са­мым на­деж­ным на­став­ни­ком был здесь сам свя­ти­тель. Он лю­бил эту оби­тель и здесь под­ви­зал­ся, по вре­ме­нам, в по­сте и мо­лит­вах. «Мо­на­стырь Ми­ха­и­ла Чу­да при­ка­зы­ваю те­бе, сво­е­му сы­ну, ве­ли­ко­му кня­зю Ди­мит­рию Ива­но­ви­чу», – пи­сал свя­ти­тель. Он же по­дал со­вет ве­ли­ко­му кня­зю по­стро­ить ка­мен­ный кремль, без­опас­ный от по­жа­ров и на­деж­ный для за­щи­ты про­тив непри­я­те­ля.

С 1367 го­да свя­ти­те­лю Алек­сию мно­го над­ле­жа­ло пе­ре­не­сти скор­бей и тру­дов по де­лам твер­ских кня­зей. Вме­сте с пре­по­доб­ным Сер­ги­ем уми­рил Тверь, и князь Ми­ха­ил по­сле пя­ти лет враж­ды вы­нуж­ден был сми­рять­ся пе­ред ве­ли­ким кня­зем Ди­мит­ри­ем. До­го­вор за­клю­чен был при по­сред­стве свя­ти­те­ля Алек­сия. В нем чи­та­ем: «По бла­го­сло­ве­нию от­ца на­ше­го мит­ро­по­ли­та всей Ру­си князь твер­ской да­ет клят­ву за се­бя и за сво­их на­след­ни­ков при­зна­вать ве­ли­ко­го кня­зя мос­ков­ско­го стар­шим сво­им бра­том, ни­ко­гда не ис­кать Вла­ди­мир­ской вот­чи­ны и не при­ни­мать ее от ха­на».

Мит­ро­по­лит неред­ко по­се­щал сво­е­го пу­стын­но­го дру­га, пре­по­доб­но­го Сер­гия, и со­ве­щал­ся с ним о всем, что ка­са­лось цер­ков­ных дел. Муд­рые со­ве­ты сми­рен­но­го стар­ца и его свя­тая рав­но­ан­гель­ская жизнь по­да­ли свя­ти­те­лю мысль при­го­то­вить в ли­це Сер­гия до­стой­но­го се­бе пре­ем­ни­ка пер­во­свя­ти­тель­ской ка­фед­ры. Чув­ствуя ослаб­ле­ние стар­че­ских сил сво­их, он хо­тел по­сту­пить по при­ме­ру сво­е­го пред­ше­ствен­ни­ка мит­ро­по­ли­та Фе­о­гно­ста, ко­то­рый еще при жиз­ни вме­сте с ве­ли­ким кня­зем про­сил пат­ри­ар­ха не на­зна­чать се­бе дру­го­го пре­ем­ни­ка, кро­ме него, то есть Алек­сия.

И вот он вы­звал к се­бе в Моск­ву пре­по­доб­но­го Сер­гия из его лю­би­мо­го уеди­не­ния. Пе­ший идет ста­рец-игу­мен к сво­е­му дру­гу-мит­ро­по­ли­ту. С лю­бо­вью встре­тил свя­ти­тель пу­стын­но­го го­стя. Сре­ди бе­се­ды он вдруг при­ка­зал при­не­сти зо­ло­той «па­ра­манд­ный» крест, укра­шен­ный дра­го­цен­ны­ми ка­ме­нья­ми. Он сво­и­ми ру­ка­ми воз­ло­жил на Сер­гия зо­ло­той крест, «как бы в знак об­ру­че­ния свя­ти­тель­ско­го са­на», и ска­зал: «Я же­лал бы, по­ка сам жив, най­ти че­ло­ве­ка, ко­то­рый мог бы по­сле ме­ня па­сти ста­до Хри­сто­во. Знаю до­сто­вер­но, что все от ве­ли­ко­дер­жав­но­го до по­след­не­го че­ло­ве­ка те­бя по­же­ла­ют иметь сво­им пас­ты­рем. Те­перь, за­бла­говре­мен­но ты по­чтен бу­дешь са­ном епи­ско­па, а по­сле ис­хо­да мо­е­го и пре­стол мой вос­при­и­мешь».

Глу­бо­ко сму­ти­ло сми­рен­но­муд­рую ду­шу Сер­гия столь неожи­дан­ное пред­ло­же­ние стар­ца-свя­ти­те­ля. С ве­ли­ким уни­чи­же­ни­ем, да­же со скор­бью, он стал от­ре­кать­ся от пред­ла­га­е­мой ему че­сти, несмот­ря на дол­гие уго­во­ры свя­ти­те­ля. То­гда про­зор­ли­вый свя­ти­тель уви­дел, что ес­ли он еще бу­дет на­ста­и­вать на сво­ем же­ла­нии, то за­ста­вит пре­по­доб­но­го Сер­гия уда­лить­ся в ка­кую-ни­будь без­вест­ную пу­сты­ню, и опа­са­ясь, чтобы со­всем не скрыл­ся све­тиль­ник, ти­хим све­том оза­ряв­ший и бла­го­дат­ной теп­ло­той со­гре­вав­шей его паст­ву, пе­ре­ме­нил раз­го­вор. Уте­шив стар­ца сло­вом оте­че­ской люб­ви, он от­пу­стил его с ми­ром в оби­тель.

Свя­ти­тель Алек­сий до­стиг глу­бо­кой ста­ро­сти, 78 лет, про­быв на ка­фед­ре мит­ро­по­ли­чьей 24 го­да. В про­дол­же­ние слу­же­ния по­свя­ще­но им бы­ло бо­лее 20 ар­хи­пас­ты­рей Рус­ской Церк­ви.

Дра­го­цен­ным па­мят­ни­ком пас­тыр­ско­го уче­ния его слу­жат Еван­ге­лие, окруж­ное по­сла­ние к пастве и по­сла­ние к хри­сти­а­нам Ни­же­го­род­ской об­ла­сти. Еван­ге­лие свя­то­го Алек­сия, пи­сан­ное соб­ствен­ной ру­кой его, хра­нит­ся в Чу­до­вом мо­на­сты­ре. Оно пи­са­но то­гда, как свя­ти­тель был в Кон­стан­ти­но­по­ле, и, сле­до­ва­тель­но, то­гда, как мог он иметь в ру­ках луч­шие спис­ки гре­че­ско­го Еван­ге­лия. В окруж­ном по­уче­нии свя­ти­тель, ска­зав о сво­ей обя­зан­но­сти учить паст­ву и о рас­по­ло­же­нии, с ка­ки­ми паства долж­на при­ни­мать на­став­ле­ния, всем го­во­рит: «При­хо­ди­те к иерею, от­цу ду­хов­но­му, с по­ка­я­ни­ем и сле­за­ми; от­верг­ни­те все де­ла злые и не воз­вра­щай­тесь к ним. Ис­тин­ное по­ка­я­ние в том и со­сто­ит, чтобы воз­не­на­ви­деть свои преж­ние гре­хи. Оста­вив все де­ла свои, без ле­но­сти со­би­рай­ся на цер­ков­ную мо­лит­ву. Не го­во­ри­те: от­по­ем се­бе до­ма. Как хра­ми­на без ог­ня от од­но­го ды­ма не мо­жет на­греть­ся, так и эта мо­лит­ва без цер­ков­ной. Цер­ковь име­ну­ет­ся зем­ным небом. В ней за­ка­ла­ет­ся Аг­нец, Сын и Сло­во Бо­жие, для очи­ще­ния гре­хов все­го ми­ра; в ней про­по­ве­ду­ет­ся Еван­ге­лие Цар­ства Бо­жия и пи­са­ния свя­тых апо­сто­лов; в ней пре­стол сла­вы Бо­жи­ей, неви­ди­мо осе­ня­е­мый Хе­ру­ви­ма­ми; в ней ру­ка­ми свя­щен­ни­че­ски­ми при­ем­лют­ся Те­ло и Кровь Бо­же­ствен­ные и пре­по­да­ют­ся вер­ным во спа­се­ние и очи­ще­ние ду­ши и те­ла. Итак, вхо­дя в цер­ковь, востре­пе­щи ду­шою и те­лом: не в про­стую хра­ми­ну вхо­дишь. Не дер­зай­те, де­ти, про­гнев­лять Бо­га сво­и­ми раз­го­во­ра­ми в церк­ви. Имей­те зна­ме­ние Хри­сто­во в ду­шах ва­ших. Знак же для овец ста­да Бо­жия есть при­об­ще­ние Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой. Вы, де­ти, как ов­цы сло­вес­но­го ста­да, не про­пус­кай­те ни од­но­го по­ста, не воз­об­но­вив на се­бе се­го зна­ме­ния, при­ча­щай­тесь Те­ла и Кро­ви Хри­сто­вой».

В по­сла­нии к ни­же­го­род­ской пастве на­уча­ет паст­ву стра­ху Бо­жию. Пас­ты­рям го­во­рит: «Не убой­тесь ли­ца силь­ных, за­пре­щай­те им оби­жать мень­ших. Пусть бу­дет меж­ду хри­сти­а­на­ми мир, лю­бовь и прав­да, не на сло­вах толь­ко и на язы­ке, но в серд­це чи­стом и ду­ше пря­мой. Пи­шу это не для од­них игу­ме­нов и иере­ев, но и для кня­зей и бо­яр, для му­жей и жен, и для всех пра­во­слав­ных хри­сти­ан. Имей­те, де­ти, по­пе­че­ние, по­кор­ность и по­слу­ша­ние к ду­хов­ным от­цам ва­шим, так как они учат вас по­лез­но­му и спа­си­тель­но­му для ду­ши». Свя­той Цер­ко­вью свя­ти­тель про­слав­ля­ет­ся как «пи­та­тель вдов, и си­рот отец, по­мощ­ник су­щим в скор­би все­из­ря­ден, пла­чу­щим уте­ше­ние, пас­тырь и на­став­ник всем за­блуж­да­ю­щим», «цер­ков­ная кра­со­то», «ве­ли­кий чу­до­тво­рец», «све­ти­ло всея рос­сий­ския мит­ро­по­лии», «зла­то­зар­ная рос­сий­ская звез­да».

Свя­ти­тель Бо­жий окон­чил зем­ное те­че­ние свое 12 фев­ра­ля 1378 го­да. Он за­ве­щал по­ло­жить те­ло его в Чу­до­вом мо­на­сты­ре, ука­зал и ме­сто по­гре­бе­ния «за ал­та­рем хра­ма» сво­е­го, не же­лая, по сми­ре­нию, быть по­хо­ро­нен­ным в хра­ме. Но бла­го­че­сти­вый ве­ли­кий князь Ди­мит­рий Иоан­но­вич Дон­ской (1363–1389), глу­бо­ко по­чи­тав­ший ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля, по­ве­лел по­ло­жить те­ло мит­ро­по­ли­та Алек­сия в церк­ви, близ ал­та­ря. Це­леб­ные мо­щи его от­кры­лись спу­стя 50 лет по­сле его кон­чи­ны.

20 мая по ст. ст./2 июня – Об­ре­те­ние и пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей

Так как пер­вый храм, по­стро­ен­ный в Чу­до­вом мо­на­сты­ре са­мим свя­ти­те­лем Алек­си­ем во имя свя­то­го Ар­хи­стра­ти­га Ми­ха­и­ла, в па­мять быв­ше­го чу­да его в Хо­нех, был де­ре­вян­ный, то слу­чи­лось, что кры­ша его, при­шед­шая от дол­го­го вре­ме­ни в вет­хость, об­ру­ши­лась во вре­мя со­вер­ше­ния Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии, при­чем по устро­е­нию Бо­жию все быв­шие в это вре­мя в хра­ме оста­лись невре­ди­мы­ми. То­гда ве­ли­кий князь Мос­ков­ский Ва­си­лий Ва­си­лье­вич Тем­ный (1425–1462) по­ве­лел по­стро­ить ка­мен­ный храм. И ко­гда внут­ри преж­не­го де­ре­вян­но­го хра­ма ста­ли ко­пать рвы для фун­да­мен­та но­во­го хра­ма, то на­шли мо­щи ве­ли­ко­го свя­ти­те­ля Алек­сия непо­вре­жден­ны­ми и да­же одеж­ды на нем неис­тлев­ши­ми. Это бы­ло 20 мая 1431 го­да. С то­го вре­ме­ни ста­ли чтить па­мять свя­ти­те­ля. В но­вом хра­ме, освя­щен­ном, как и преж­ний, во имя Ар­хи­стра­ти­га Бо­жия Ми­ха­и­ла, был устро­ен при­дел в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, в ко­то­ром и по­ло­жи­ли мно­го­це­леб­ные мо­щи свя­ти­те­ля Алек­сия.

В 1484 го­ду при на­сто­я­те­ле Чу­до­ва мо­на­сты­ря ар­хи­манд­ри­те Ген­на­дии (с 12 де­каб­ря 1484 го­да – ар­хи­епи­скоп Нов­го­род­ский; па­мять 4/17 де­каб­ря) в оби­те­ли на­ча­лось стро­и­тель­ство но­вой тра­пез­ной с хра­мом во имя свя­ти­те­ля Алек­сия. В 1485 го­ду свя­тые мо­щи его бы­ли пе­ре­не­се­ны в но­вый тра­пез­ный храм и по­став­ле­ны у юж­ной сте­ны, где и хра­ни­лись два сто­ле­тия. 12 фев­ра­ля 1535 го­да, в день па­мя­ти свя­ти­те­ля, мо­щи его бы­ли пе­ре­ло­же­ны в но­вую се­реб­ря­ную гроб­ни­цу.

20 мая 1686 го­да при пат­ри­ар­хе всея Рос­сии Иоаки­ме († 1690) мо­щи свя­ти­те­ля тор­же­ствен­но пе­ре­нес­ли из об­вет­шав­ше­го к то­му вре­ме­ни тра­пез­но­го хра­ма в ар­ку меж­ду но­во­устро­ен­ны­ми хра­мом в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и хра­мом во имя свя­ти­те­ля Алек­сия, где по­чи­ва­ли от­кры­то. Ныне свя­тые мо­щи по­ко­ят­ся в Бо­го­яв­лен­ском пат­ри­ар­шем со­бо­ре в Москве.

Со вре­ме­ни от­кры­тия мо­щей ис­це­ле­ния и чу­де­са раз­но­го ро­да обиль­ным по­то­ком те­кут от свя­ти­те­ля Бо­жия.

См. так­же: «Жи­тие свя­то­го от­ца на­ше­го Алек­сия, мит­ро­по­ли­та Мос­ков­ско­го и всея Рос­сии чу­до­твор­ца» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Об­ре­те­ние и пе­ре­не­се­ние чест­ных мо­щей Алек­сия, мит­ро­по­ли­та всей Рос­сии и чу­до­твор­ца» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Празд­но­ва­ние свя­ти­те­лям мос­ков­ским Пет­ру, Алек­сию, Ионе и Филип­пу» в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.