Митрополит питирим

Митрополит Питирим: противоречивый, как сама история

Два появления этого человека вызвало за последний год большой резонанс. Первый раз — недавно, во время Пасхального богослужения, которое он вел. Второй раз — в 2002 году, во время «молитвы о мире» в итальянском городе Ассизи, проведенной по инициативе Папы Римского
Митрополит Питирим, один из старейших иерархов Русской Православной Церкви. В последние годы жизни патриарха Пимена он являлся, пожалуй, наиболее влиятельным иерархом и представлял РПЦ практически на всех официальных мероприятиях. И повернись жизнь иначе, он бы стал новым первосвятителем.
В годы горбачевской «перестройки» митрополит Питирим являлся непременным гостем разнообразных общественных собраний, постоянно выступал на радио и телевидении, комментировал для прессы многие вопросы христианства и церковной жизни. Вместе с академиком Д. С. Лихачевым и Р. М. Горбачевой он активно участвовал в деятельности Советского Фонда культуры. В 1989-1991 годах был народным депутатом СССР.
«В то время сам облик митрополита Питирима, библейского благообразного старца, производил ошеломляющее впечатление на полностью расцерковленное общество, — очень точно подметил автор статьи в газете Страна.ru. — А когда оказалось, что этот человек, будто сошедший со страниц священной истории, еще и в курсе всех современных событий, обладает уникальным даром проповедника, знает, как кажется, все на свете, видевшие и слышавшие митрополита Питирима невольно начинали внимательнее приглядываться к тому, что он представлял — к православной церковной традиции».
Владыка Питирим родился 8 января 1926 года в семье священника. В 1945 году Константин Нечаев, в то время студент Московского института инженеров транспорта (МИИТ), стал старшим иподьяконом Патриарха Алексия I. Это было время огромного религиозного подъема, вызванного войной и массовым обращением людей к Богу. Еще гремела на Западном фронте канонада, еще советские войска не форсировали Одер, но по всему чувствовалось, что войне приходит конец. Прошло Рождество, приближался Великий Пост, а за ним и светлый праздник Пасхи.
4 февраля 1945 года в стенах Богоявленского собора проходила торжественная интронизация нового первосвятителя. Дважды в тот день лучшие протодьяконы возглашали многолетия, с амвона и после молебна — всем Патриархам.
Спустя многие годы владыка Питирим вспоминал: «Нашему Патриарху возглашал многолетие престарелый и немощный старейший московский протодиакон Михаил Кузьмич Холмогоров. Это был один из замечательнейших русских протодиаконов, редкого музыкального дарования, неповторимой красоты голоса и беспорочной жизни. После прозрачных верхов Георгия Карповича Антоненко, «тигровых» низов Сергея Павловича Турикова и еще каких-то незнакомых мне громовержцев собор затих. А затем вдруг наполнила его мягкая сила. Именно сила. Казалось, что-то мягкое, звучное, глубокое, плотное, обильное непреодолимо заливает собор доверху. От купола до дальнего угла ризницы. Это был осязаемый звук. Он лился, переполняя собой все, звучал в каждой частице пространства, это было более чем орган или оркестр, потому что этот звук был живым и органичным. Казалось, он шел ниоткуда, но был во всем и все наполнял собой. Это был «Михаил Кузьмич». Это была его лебединая песнь, последний и полный дар его старческих сил новому Патриарху Московскому и Всея Руси. Минутой позже он опустился в изнеможении на скамью в уголке ризницы».
Поставленный перед выбором — профессия железнодорожника или церковная стезя, Константин выбрал второе. Через 60 лет он вернется в alma mater в качестве заведующего кафедрой теологии. В стенах института будет восстановлен храм, начнутся регулярные богослужения.
В 1951 году Нечаев с отличием (первым по списку) завершил полный курс Московской духовной академии, тема кандидатской диссертации: «Значение божественной любви в аскетических воззрениях преподобного Симеона Нового Богослова». Его оставляют преподавателем в Академии, — и вот уже более 50 лет он читает лекции по Священному Писанию Нового Завета и истории западных вероисповеданий.
В 1954 году Константин Нечаев был рукоположен в сан священника, а в 1959-ом, приняв монашеский постриг, назначается инспектором духовных школ. В 1963 году архимандрит Питирим становится епископом Волоколамским.
Чтобы понять, в какой период протекала его пастырское служение, необходимо бросить беглый взгляд на тогдашнее положение Церкви. Это было время ожесточенных «хрущевских» гонений на Православие. По всей стране закрывались храмы, а наиболее активные священники отстранялись от служения. В 1960 году был арестован и осужден на 3 года архиепископ Казанский Иов. Его обвинили в неуплате налогов с расходов на представительство, которые ранее налогом не облагались. В 1961 году арестовали архиепископа Иркутского Вениамина, — через два года владыка скончался в заключении.
При весьма странных обстоятельствах в больнице скончался («от перемены климата») митрополит Крутицкий и Коломенский Николай; уволенный по настоянию идеологического отдела ЦК на покой, он занимал жесткую позицию по отношению к гонителям Церкви.
Во многих городах власти препятствовали проведению крестных ходов даже в церковной ограде. Духовенство не имело права говорить проповеди без предварительного просмотра текста уполномоченными Совета по делам религии.
Сильный удар был нанесен по духовным учебным заведениям. Дошло до того, что встал вопрос о существовании ленинградской духовной Академии и семинарии — это, по определению газеты «Смена», «гнезда контрреволюции» в городе трех революций.
16 апреля 1961 года власти заставили Священный Синод принять постановление «О мерах по улучшению существующего строя приходской жизни». Утвердить его должен был намеченный на 18 июля Архиерейский Собор. Трех иерархов, которые были известны своей твердой, непреклонной позицией, не пригласили на его заседания, а архиепископа Ермогена, явившегося без приглашения, не допустили к заседанию.
Особенно сильный удар был нанесен по Церкви к лету 1962 года — власти, запугивая людей, ввели контроль над совершением треб: крещений, венчаний и отпеваний. Все они заносились в специальные книги с указанием фамилий, паспортных данных и адресов. Так, например, для крещения младенца требовалось обязательное присутствие обоих родителей.
Шла ликвидация монастырей. В 1961-1962 года настоящие сражения развернулись за Почаевскую лавру. Монахов запугивали, лишали прописки и угрожали отдать под суд за «нарушение паспортного режима». Каждый верующий житель этих мест состоял в государственных органах на специальном учете. Но обитель не сдавалась. Чернецов и мирян разгоняли водой, сажали в тюрьму, принудительно вывозили за пределы области. Оборона монастыря приобрела международную известность.
Лавра выстояла. Несмотря на административный нажим, запугивания и репрессии, гонителям пришлось отступить. Православным удалось сохранить также и намеченные было к закрытию Псково-Печерский и Пюхтицкий женский монастырь.
Фронтальное наступление на Церковь породило массовое возмущение и сопротивление по всей стране. «Штурм небес» вызвал неодобрение даже в некоторых государственных организациях. Одним из первых дал негативный анализ этой кампании в своей докладной записке начальник 5-го управления КГБ полковник Ф. Д. Бобков.
как музейную редкость, «последнего советского попа», оказалось явно невыполнимо.
Л. И. Брежнев и советское руководство постарались публично продемонстрировать смену курса религиозной политики. 19 октября 1964 года два митрополита были приглашены на правительственный прием в честь космического полета корабля-спутника «Восток».
С 1963 по 1994 год владыка Питирим был председателем Издательского отдела, главным редактором «Журнала Московской Патриархии» и председателем редакционной коллегии сборника «Богословские труды» (оба издания в советские годы были единственными легальными органами церковной мысли). На страницах этих изданий ему удалось опубликовать писания отцов Церкви, богословские сочинения протоиерея Сергия Булгакова, священника Павла Флоренского и некоторых других авторов.
В 1971 году владыка Питирим был возведен в сан архиепископа. В этом же году он принимал участие в деяниях Поместного Собора, который признал церковную реформу XVII века «трагической ошибкой» и официально отменил все проклятия и анафемы по отношению к старому русскому обряду.
— Мы храним традицию, потому что она — это овеществленная, генетическая память нашего народа, — говорит митрополит Питирим. — Да, у нас было двоеперстие, мы приняли троеперстие. Но в 1971 году на Соборе Русской Православной Церкви молодая часть наших богословов провела постановление о равной возможности употребления и того, и другого.
А вот недавнее свидетельство епископа Древлеправославной (старообрядческой) Церкви Антония Богородского: митрополит Питирим «в одной из первых речей перед студентами у нас семинарии (по благословению владыка Антоний получил образование в семинарии и академии Московской Патриархии — Авт.), говорил о своих теплых чувствах к старообрядцам. О том, как после решения Собора 1971 года о снятии клятв он отслужил старообрядческую литургию. Владыка тогда произнес интересную мысль, что не было настоящего раскола, а был только переходящий временами в потасовку спор о том, что такое Православие».
Большое значение владыка придавал возрождению и популяризации русского православного пения. По его инициативе было создано несколько церковных хоров, выступавших с концертными программами в России и за рубежом.
30 декабря 1986 года владыка Питирим был возведен в сан митрополита Волоколамского и Юрьевского. А в конце 80-х стал, помимо своих прежних обязанностей, еще и настоятелем возвращенного Церкви Иосифо-Волоцкого монастыря, где до сегодняшнего для он часто служит по воскресным и праздничным дням.
В Москве резиденция владыки Питирима разместилась в живописном храме Воскресения Словущего на Успенском вражке (Брюсов переулок), — в храме, традиционно привлекавшем людей искусства, писателей, художников и общественных деятелей.
После провала ГКЧП в столичной прессе появилось несколько публикаций народного депутата России священника Глеба Якунина (впоследствии лишенного сана и отлученного от Церкви). В них один из лидеров «Демократической России» утверждал: ему стали известны документы, дающие основания полагать, что митрополит Питирим сотрудничал с КГБ.
«Глубокую обеспокоенность, — писал он, — вызывает визит митрополита Питирима (Нечаева) к объявленному президентом России вне закона государственному преступнику Б. К. Пуго 21 августа 1991 года. На дипломатическом языке — это признание «де-факто». Питательной средой для такого визита явилось то обстоятельство, что Издательский отдел Московской Патриархии контролировался агентурой КГБ. В отчетах 5-го управления КГБ СССР по линии издательского отдела постоянно упоминаются агенты «Аббат» (из иерархов) и «Григорьев», часто ездившие за рубеж и, очевидно, занимавшие (занимающие) высокие посты в этом учреждении».
Любопытно, что ныне г-н Якунин входит в состав клира т. н. «Киевского патриархата», руководимого «патриархом» Филаретом (Денисенко), которого сам же Глеб Павлович в 1991 году наиболее яростно обличал в принадлежности к КГБ.
Имя владыки Питирима склоняли на всех либеральных перекрестках. Журналисты (в том числе Татьяна Миткова и Андрей Караулов) охотно разоблачали «митрополита в погонах». Вскоре пришла и опала церковная: в ноябре-декабре 1994 года на Архиерейском Соборе РПЦ, а затем и на заседании Священного Синода он был смещен со всех церковных должностей. В его ведении были оставлены только Воскресенский храм и Иосифо-Волоцкий монастырь.
В последние годы митрополит Питирим стал чаще появляться на церковных собраниях высокого уровня. По поручению Священного Синода он возглавлял представительные делегации, посещавшие Армению, Болгарию, Швейцарию в связи с разными событиями церковной жизни.
24 января 2002 года в итальянском городе Ассизи под руководством римского понтифика состоялось «совместное моление за мир», в котором участвовали 300 представителей 12 различных религий. Первоначально эту службу предполагалось провести в одном из католических соборов, но иудеи заявили, что не станут молиться с христианами в храме. Тогда действие было перенесено на открытый воздух — на городскую площадь.
От лица московской Патриархии и по поручению Патриарха Алексия II в этом ежегодном мероприятии принимала участие целая делегация из трех архиереев во главе с митрополитом Питиримом. Выступая по каналу РТР в программе «Вести», владыка заявил, что он глубоко удовлетворен тем «духом единства и братской любви», который ему удалось ощутить во время такой совместной молитвы.
На имя Алексия II полетели гневные телеграммы: «С ужасом и возмущением мы восприняли новость о том, что официальный представитель МП участвовал в шабаше под руководством папы римского. Митрополит Питирим не только не скрывает своего участия в этом беззаконии, но даже публично восхваляет совместную молитву с инославными и иноверцами.»
Широкая православная общественность была возмущена. В результате подобного взаимодействия за счет мнимого «единства» размываются основы Веры. Не случайно, что по древним церковным канонам (45 правило Св. Апостол), «епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен».
Владыка Питирим — носитель традиции. В том числе традиции советского периода, когда Церковь, чтобы выжить в условиях атеистического государства, вынуждена была идти на широкие контакты в рамках Всемирного Совета Церквей.
Эта охранительная традиция сохраняется в практике зарубежных контактов Московской Патриархии и до сих пор, вызывая критику со стороны православных как внутри страны, так и за ее рубежом.
Впрочем, кто знает — что ожидает Церковь впереди? И может быть, этот опыт, но уже в новых политических условиях, окажется востребованным?..
«Похоже, с течением времени, подлинный масштаб личности митрополита Питирима (Нечаева) как богослова, проповедника, церковного иерарха становится все более очевидным. Случайные черты забываются, все преходящее изглаживаются из памяти, а на первый план выходят опыт, спокойствие и мудрость иерарха, без деятельного и творческого участия которого не прошло ни одно значительное событие новейшей церковной истории второй половины века».

митрополит Питирим (Нечаев)

Митрополит Волоколамский и Юрьевский Питирим (Нечаев; 1926–2003) — один из почитаемых иерархов Русской Православной Церкви, который брал на себя тяжелейший груз стояния за Церковь в богоборческом государстве. Более тридцати лет он возглавлял Издательский отдел Московской Патриархии.

В семье Нечаевых росли одиннадцать детей, среди которых Константин (будущий владыка Питирим) был младшим. Его детские впечатления были связаны с обысками, с визитами налоговых инспекторов и арестами отца. Отца Владимира арестовывали несколько раз. Первый раз — в двадцатые годы, во время обновленческого раскола, потом, уже на памяти владыки, в 1930 году. Он запомнил, что пришли за отцом ночью, и что небо было звездное. Тогда, в четыре с половиной года, Костя твердо решил, что станет священником, как папа, но при этом еще и монахом, так как ему не хотелось подвергать опасности близких и заставлять их переживать те трудности, которые выпали на долю его семьи.

В 1941 году Константин поступил в Гнесинскую музыкальную школу, но с началом войны занятия прервались. В 1943 году Константин продолжил занятия, но в 1954 году началась практическая церковная работа, которая занимала все время. Но музыку владыка любил всю жизнь, играл на виолончели и даже основал в начале пятидесятых в духовных школах смычковый ансамбль из двадцати двух человек, причем сам покупал инструменты.

В 1943 году он поступил в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ). Когда при Новодевичьем монастыре открылись Богословско-пастырские курсы (преобразованные в 1946 году в Московскую духовную академию и семинарию), Константин решил получить богословское образование.

В 1951 году Константин Нечаев окончил академию со степенью кандидата богословия, присужденной за работу по трудам преподобного Симеона Нового Богослова, и был оставлен профессорским стипендиатом и преподавателем на кафедрах патристики и истории западных вероисповеданий. С 1951 по 1953 год он был преподавателем, доцентом, профессором, заведующим кафедрой Священного Писания Нового Завета в Московской духовной академии.

С 1945 года Константин Нечаев становится иподиаконом патриарха Алексия (Симанского) и с того момента почти двадцать пять лет почти неотлучно находится около Святейшего.

15 февраля 1952 года Святейшим Патриархом Алексием (Симанским) Константин был рукоположен во диакона, а 4 декабря 1954 года во священника (целибат). При рукоположении патриарх надел на отца Константина свой золотой крест.

13 апреля 1959 года отец Константин был пострижен в монашество с именем Питирим в честь святителя Питирима Тамбовского. В том же году отец Питирим был возведен в сан архимандрита Святейшим Патриархом Алексием и назначен инспектором Московских духовных школ.

23 мая 1963 года, в день Вознесения Господня, архимандрит Питирим был хиротонисан во епископа Волоколамского, викария Московской епархии.

С 1963 по 1994 год, более тридцати лет, владыка руководил Издательским отделом Московской Патриархии, был главным редактором «Журнала Московской Патриархии» и председателем редакционной коллегии сборника «Богословские труды», где публиковались выдающиеся труды православных богословов, как дореволюционные, так и созданные после 1917 года, и либо изданные за рубежом, либо имевшиеся в рукописях на Родине. В ноябре 1971 года была образована английская редакция «Журнала Московской Патриархии», имевшая подписчиков в более чем пятидесяти странах. «Журнал Московской Патриархии» высоко оценивался специалистами. Под руководством владыки Питирима был подготовлен к изданию ряд уникальных древнерусских рукописей. Издательский отдел обеспечил выпуск полного набора богослужебных книг, все храмы были обеспечены богослужебной литературой.

В 1971 году епископ Питирим был возведен в сан архиепископа.

С Крещения 1972 года владыка Питирим совершал свое служение в московском в храме Воскресения Словущего в Брюсовом переулке. Многие люди искусства и науки, писатели и общественные деятели, актеры и режиссеры приходили в этот храм специально для того, чтобы послушать проповеди и беседы владыки Питирима.

В декабре 1986 года архиепископ Питирим был возведен в сан митрополита с титулом Волоколамский и Юрьевский.

Владыка Питирим являлся крупным церковным ученым. В различных журналах и сборниках он опубликовал более семидесяти богословских статей, издал ряд книг, посвященных церковной истории и церковному искусству. За свои научные труды был удостоен степени доктора богословия и звания профессора. Он был действительным членом Российской академии естественных наук, заведующим кафедрой теологии Московского института инженеров транспорта, а также доктором теологического факультета Пражского университета и профессором кафедры ЮНЕСКО по культурному туризму «Золотое наследие Руси» Российской международной академии туризма.

В 1989 году владыка был избран народным депутатом СССР от Советского фонда культуры, а в 1990 — депутатом Московского областного совета народных депутатов. Был членом Комитета Верховного Совета СССР по делам воинов-интернационалистов, членом Комиссии по вопросам депутатской этики, членом Комиссии Священного Синода по вопросам издательства и церковной печати.

Владыка добился открытия Иосифо-Волоцкого монастыря и ряда храмов в своем благочинии. В 1989 году он стал настоятелем возвращенного Церкви монастыря, где часто служил по воскресным и праздничным дням.

Был духовным сыном преподобноисповедника схиархимандрита Севастиана Карагандинского. Господь привел Владыку Питирима принять последнюю исповедь старца, постричь его в схиму и возглавить отпевание.

Многие годы жизнь владыки Питирима была тесно связана с Московской духовной академией. Несмотря на загруженность издательской деятельностью, международными командировками, он два дня в неделю читал лекции в академии, будучи ее профессором. Эти занятия очень много значили для будущих священников. Его лекции часто воспринимались студентами как праздник.

Владыка Питирим не оставлял своего служения Церкви буквально до последних дней, несмотря на тяжелую болезнь. Он говорил: «Онкология — это особый путь к Богу».

В июне 2003 года митрополит Питирим перенес тяжелую операцию и после нескольких месяцев болезни скончался 4 ноября 2003 года, в день празднования Казанской иконы Божией Матери и памяти семи отроков Эфесских. Незадолго до кончины он принял схиму с именем священномученика Питирима, епископа Великопермского и Устьвымского.

Проститься с владыкой пришли десятки священнослужителей и тысячи верующих. Среди них было много мирян, в том числе и представителей творческой интеллигенции, пришедших в Церковь в советское время благодаря митрополиту Питириму.

Владыка похоронен на Даниловском кладбище Москвы, рядом с могилами родителей и родственников.

ПИТИРИМ (НЕЧАЕВ)

«Его интересовали естественные науки, техника, политика, философия, искусство, да и вообще буквально все стороны жизни. Владыка играл на виолончели, был прекрасным редактором и самобытным фотохудожником, умел общаться с людьми самых разных кругов и статусов. Не случайно его богослужения в храме Воскресения словущего на Успенском Вражке привлекали ученый мир и творческую интеллигенцию. Не случайно и то, что в перестроечные годы он одним из первых церковных иерархов вышел на телевидение, смог установить контакты с министрами, академиками, другими известными в позднесоветском обществе людьми. Немало представителей духовенства критиковали его за «излишнюю» активность и вообще за «светскость». Однако беседы Владыки с тогдашним истеблишментом стали для многих его представителей буквально первым контактом с Церковью. Эти люди вдруг, неожиданно для себя, начинали понимать: Церковь – не сборище темных старушек. В ней есть умные и культурные люди, имеющие что сказать стране и миру» .

Сочинения

Награды

Церковные

  • ордена св. равноап. кн. Владимира I и II степени
  • орден прп. Сергия Радонежского I степени
  • орден св. блгв. кн. Даниила Московского II степени
  • вторая панагия (10 июня 1989)

Светские

  • орден Дружбы народов
  • орден Почета

Использованные материалы

  • Биография на официальном сайте Русской Православной Церкви:
  • Биография на сайте Русское Православие:
  • Валентин Никитин. Жизненный путь митрополита Питирима: факты и даты

Александрова Т. Л., Суздальцева Т. В. Русь уходящая: Рассказы митрополита —

Жизненный путь Митрополита Питирима: факты и даты.

Преданный служитель Церкви. О Церковной и общественной деятельности митр. Питирима (Нечаева) —