Моторика протезы

Виды протезов рук

Физическое лицо (далее – «Субъект») предоставляет настоящее Согласие на обработку персональных данных (далее — «Согласие») для целей использования Сервисов Сайта
Действуя свободно, в соответствии со своей волей и в своем интересе, а также подтверждая свою дееспособность, Субъект даёт согласие Обществу с ограниченной ответственностью «Моторика», ОГРН 1157746078984, ИНН 7719402047, адрес местонахождения: 121205, г. Москва, Территория Сколково Инновационного Центра, Большой бул., д. 42, стр. 1, эт. 1, пом. 334, раб. 10 (далее – «Оператор»), на обработку своих персональных данных в соответствии со следующими условиями:
1. Согласие дается на обработку следующих персональных данных Субъекта, не являющихся специальными или биометрическими: фамилия, имя, отчество, номер телефона, адрес электронной почты, иные сведения, которые Субъект добровольно предоставляет Оператору.
2. Под обработкой персональных данных Оператором понимается действие (операция) или совокупность действий (операций) с персональными данными с использованием средств автоматизации и/или без использования таких средств, включая сбор, запись, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), извлечение, использование, передачу (распространение, предоставление, доступ), обезличивание, блокирование, удаление, уничтожение персональных данных.
3. Субъект дает свое согласие на обработку персональных данных для следующих целей:
Использование Субъектом Сервисов Оператора «Консультация со специалистом», «Обратный звонок», «Подписывайтесь на нашу рассылку», «Начать обсуждение», «Пройти тест», «Нам нужен протез», «Быстрый старт» которые размещены на Сайте https://motorica.org/ и https://prostheses.motorica.org/;
Формирование заявки на обратный звонок и совершения такого звонка или нескольких звонков Оператором;
Формирования заявки на ответ письмом по электронной почте, подготовка и направление такого письма или нескольких писем Оператором;
Взаимодействие с Оператора с Субъектом, Субъекта с иными Пользователями Сайта, в том числе направление уведомлений, запросов и информации, касающихся услуг, работ, товаров Оператора;
Направление Субъекту уведомлений, новостных и информационных сообщений, касающихся оказываемых Оператором услуг, выполняемых работ, реализуемых товаров;
Таргетирование рекламных материалов, т.е. продвижение товаров, работ, услуг на рынке путем осуществления прямых контактов с Субъектом с помощью средств связи;
Проведение статистических и иных исследований Оператором на основе обезличенных данных.
4. Субъект персональных данных вправе направить Оператору запрос на уточнение его персональных данных, требование о блокировании или уничтожении в случае, если персональные данные являются неполными, устаревшими, неточными в соответствии с Политика в отношении обработки и защиты персональных данных Оператора.
5. Субъект несет ответственность за любые последствия, связанные с предоставлением неполных, недостоверных или неточных сведений, а также сведений, которые не относятся к Субъекту и предоставляются без согласия соответствующего лица.
6. Оператор не осуществляет трансграничную передачу персональных данных.
7. Персональные данные Субъекта обрабатываются до ликвидации Оператора.
8. Оператор принимает необходимые и достаточные организационные и технические меры для защиты персональных данных Субъекта от неправомерного или случайного доступа, уничтожения, изменения, блокирования, копирования, распространения, а также от иных неправомерных действий третьих лиц.
9. Согласие Субъекта считается предоставленным Оператору с момента нажатия кнопки «ОТПРАВИТЬ» на Сайте Оператора.
10. Согласие может быть отозвано Субъектом или его представителем путем направления заявления Оператору в соответствии с порядком, закрепленном в Политике в отношении обработки и защиты персональных данных, размещенной на Сайте https://motorica.org/ и https://prostheses.motorica.org/.
11. В случае отзыва Субъектом персональных данных или его представителем Согласия на обработку персональных данных Оператор вправе продолжить обработку персональных данных без согласия субъекта персональных данных при наличии оснований, указанных в пунктах 2-11 части 1 статьи 6, части 2 статьи 10 Федерального закона №152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 г.
РЕКВИЗИТЫ ОПЕРАТОРА
Полное наименование: Общество с ограниченной ответственностью «Моторика» Юридический адрес, почтовый адрес: 121205, г. Москва, Территория Сколково Инновационного Центра, Большой бул., д. 42, стр. 1, эт. 1, пом. 334, раб. 10 ОГРН / ИНН 1157746078984 / 7719402047 Адрес электронной почты: info@motorica.org

Руки-роботы: как сделать бионические протезы в России

Илья Чех и «Моторика» первыми в России начали продавать бионические протезы. Сейчас компания работает над устройством, которым можно будет управлять силой мысли, и планирует создать вокруг протезов онлайн-экосистему Фото: Арсений Несходимов для РБК

Когда в технопарке «Сколково» спускаешься с первого этажа на подземный, внезапно оказываешься то ли в большом робототехническом аквариуме, то ли в игре The Sims. Через стеклянные стены открывается вид на этаж вниз — на разделенные перегородками комнаты-лаборатории. В одной из них находится производство «Моторики», разработчика отпечатанных на 3D-принтере тяговых (механических) и бионических (электрических) протезов рук. Отмечающая в этом году пятилетие компания уже начала продавать бионические протезы и поставила на поток производство тяговых. В 2013 году 23-летний инженер-робототехник Илья Чех познакомился с 27-летним владельцем сервиса промышленной 3D-печати Can Touch Василием Хлебниковым. Чех, к тому времени уже основатель компании W.E.A.S. Robotics, с командой однокурсников по петербургскому университету ИТМО занимался разработкой роботов. «Мне всегда хотелось заниматься робототехникой, но в тот момент в России практически не было компаний, где это было бы востребовано. Поэтому пришлось делать свою, хотя я никогда не собирался становиться предпринимателем, мне это было неинтересно», — вспоминает он.

Чех и его команда брались за самые разные проекты — от разработки беспилотников или шагающих роботов до устройства для подъема мотоцикла на пикап. Когда Хлебников предложил заняться социальным проектом — делать бесплатные функциональные протезы для детей, — Чех сразу согласился. Сначала пошли по проторенному пути, скачав несколько open-source решений с детскими протезами. Потом Илье стало ясно, что чужие проекты — тупиковый путь: в них часто использовались некачественные материалы, и механика работы оставляла желать лучшего. Надо было делать свой.

Уже на этапе первых экспериментов посыпались просьбы и заказы. «Ниша детских протезов в России практически не занята: дети быстро растут, менять протезы им нужно очень часто, как минимум каждый год. Поэтому чаще всего детям покупают косметические протезы — бесполезные уродливые насадки, которые не могут ничего, кроме как замаскировать травму», — рассказывает Чех. Эти протезы неудобные и некрасивые, и часто дети просто отказываются их носить.

Руки для самых маленьких

Первые два года жизни нового проекта потребовали 1,5 млн руб. инвестиций в деньгах и оборудовании, вспоминает Чех. Предприниматель продолжал заниматься W.E.A.S. Robotics, и работать над проектом протеза приходилось по ночам и выходным. За два года он разработал 15 прототипов, прежде чем получился более-менее готовый к продаже вариант. Все это время Илья пытался разобраться еще и в том, как устроены фонды социального страхования, возмещающие инвалидам траты на протезы.

«Мы изначально могли пойти двумя путями: поднять пиратский флаг «долой сертификацию», просто собирать деньги и делать протезы. Но выбрали второй: решили выяснить, что нужно, чтобы сертифицировать протез, и как сделать так, чтобы каждый человек мог его бесплатно получить», — говорит Чех. В России стоимость протезирования компенсируется государством, и у компании с сертификатом есть возможность встроиться в эту систему: для механических протезов сумма компенсации может достигать 100 тыс. руб., для бионических — до 1 млн руб. «Это развязало нам руки: при стоимости протеза 100 тыс. ты можешь не экономить на материалах и разработке и делать хорошее устройство», — говорит Чех.

Первым продуктом «Моторики» были детские протезы кисти, работающие без электроники, за счет движения лучезапястного сустава: ребенок двигает кистью вверх-вниз, протез делает хватательные движения. Такие протезы нужны при травмах, когда есть кисть, но нет нескольких или всех пальцев. Протезы «Моторика» печатает на 3D-принтерах в сервисе Can Touch, которым владеет Хлебников. Следующей версией устройств стали протезы предплечья, они приводятся в действие движением локтя. Ни один детский протез не повторяет полностью сделанные ранее: каждое устройство подгоняется под анатомические особенности пациента и раскрашивается в цвета, которые выбирает он сам: «чтобы ребенок это воспринимал как игру и чтобы он вызывал интерес у сверстников».

Фото: Арсений Несходимов для РБК

Скоро в «Моторике» поняли, что для детей простого хвата не всегда достаточно: «Например, им трудно долго держать телефон или кисточку. Мы придумали систему креплений, которые устанавливаются на внешнюю сторону кисти: в такую насадку можно «вщелкнуть» скакалку, карандаш или пульт управления квадрокоптером». Пару месяцев назад в компании придумали насадку с «дополненной реальностью»: ребенок закрепляет на нее телефон и запускает AR-игру. «Ребенок ходит по комнате и смотрит вокруг через экран смартфона. И когда из-за угла выскакивает монстр, протез работает как джойстик: ребенок делает хватательное движение, а его персонаж в этот момент делает выстрел», — объясняет Илья.

Электричество из мышц

В ноябре 2017 года на рынке появился первый российский бионический протез, к его выпуску «Моторика» готовилась полтора года. «В гильзе (часть протеза, которая закрепляется на руке. — РБК) есть два датчика, считывающих электрические сигналы с мышц. При напряжении датчик чувствует импульс, и протез совершает хват, при расслаблении кисть разжимается», — говорит Чех.
По его словам, «Моторика» уже продала десять бионических протезов и работает над усовершенствованной версией — протезом, каждый палец которого сможет двигаться по отдельности, а их движения можно будет комбинировать в разные жесты. Такие устройства могут управляться силой мысли, говорит Илья: «Потребуется вживлять датчики под кожу и подключать нейросети, которые будут обучаться на предыдущем опыте использования протеза и предсказывать будущие движения. Это пока сырая технология, она обязательно будет использоваться в будущем, но сейчас к выходу на рынок не готова».

Его команда уже сделала прототип «многосхватового» устройства, но управляться гаджет «Моторики» будет пока не мыслями, а сигналами с датчиков и словами: «Мы уже протестировали голосовое управление, когда человек командами выбирает комбинацию из движений». Стоит бионический протез около 350 тыс. руб., в несколько раз дешевле, чем у зарубежных конкурентов, утверждает Чех. Кроме того, «Моторика» планирует оснащать свои протезы как можно большим числом полезных способностей. Например, компания заключила соглашение с Альфа-банком и устанавливает на протезы чипы для бесконтактной оплаты с карт банка: человек без рук сможет расплачиваться на кассе в магазине или в транспорте, говорят разработчики. На новых протезах «Моторики» скоро появится экран, показывающий заряд гаджета, считывающий пульс и активность пользователя, а через год — полноценный смартфон с сенсорным экраном и голосовым управлением.

Фото: Арсений Несходимов для РБК

В перспективе в «Моторике» хотят построить вокруг протезов целую онлайн-экосистему: платформу, которая будет оповещать врачей и разработчиков о состоянии пациента и устройства, приложение с виртуальной реальностью, которое поможет быстрее учиться управлять протезом, и даже криптовалюту, которую будут майнить пользователи протезов. Для этого надо будет совершать как можно больше хватательных движений, а на заработанные криптоденьги можно будет докупать сопутствующие устройства для гаджета или продлевать гарантию на протез.

Все это требует времени и серьезной доработки, и компания постоянно расширяет штат. Сейчас в «Моторике» работает 34 человека, еще десять — дизайнеры и врачи — помогают развивать проект удаленно. Первую выручку «Моторика» получила в 2015 году, заработав 500 тыс. руб. В 2016-м компания продала протезов уже на 4 млн руб., а в 2017-м — на 24 млн. План на 2018 год — 70 млн, говорит Чех, достичь этой цифры компания надеется за счет своего нового продукта — бионических протезов для взрослых.

По собранной «Моторикой» статистике, в России около 50 тыс. людей с полными или частичными ампутациями рук, протезами из них пользуется около 10 тыс., еще меньше людей пытаются получить функциональные протезы, а бионические используют вообще единицы. «Поэтому львиная часть нашей работы — переговоры с людьми на местах: в медико-социальной экспертизе, региональных отделениях Фонда соцстрахования и на протезных предприятиях. Для того чтобы о нас узнало больше людей, мы пользуемся и поддержкой федеральных структур вроде Минтруда или Фонда социального страхования. Но сарафанное радио с поиском новых клиентов пока что справляется гораздо лучше», — говорит Чех.

Биопринтинг: печать органов и тканей «на заказ»

Этой осенью к МКС отправится космический корабль «Прогресс» с необычным грузом — российским био-3D-принтером для печати в условиях микрогравитации.

На Земле биоматериалы используют для трехмерной печати уже довольно успешно. Вместо чернил картридж 3D-принтера заполняют сфероидами — конгломератами живых клеток; принтер наносит их на подложку из биосовместимого материала слой за слоем — и получаются ткани и даже органы, во многом аналогичные живым. Напечатанные ткани уже активно применяются в трансплантологии: с помощью созданной таким способом ткани можно, например, закрыть даже большой ожог. Есть успехи и в печати хрящевой ткани, которую затем можно использовать для лечения поврежденных суставов. Печатью хрящевых шариков занимается швейцарская компания Codon; с использованием их технологии проведено уже 12 тысяч операций. У напечатанной из клеток хозяина ткани есть большой плюс — иммунная система воспринимает ее как свою, поэтому риск отторжения очень мал.

С печатью органов все обстоит сложнее: живой орган состоит из многих разновидностей клеток, и их последовательность и связи друг с другом, очень важные для работы органа, воссоздать сложнее, чем напечатать материал, состоящий из клеток одного типа. Некоторые успехи есть и на этом направлении — правда, пока речь идет не о целых органах, а о конструктах — упрощенных аналогах, которые, однако, справляются с работой естественных прототипов. Американская биотехнологическая компания «Органово» занимается печатью небольших фрагментов человеческой печени, при этом в картридж заправляют не один, а три типа клеток; в Корнельском университете напечатали из клеток хряща и кожи человеческое ухо. Пересаживать ни людям, ни животным пока не пробовали — но напечатанные аналоги вполне годятся для того, чтобы тестировать на них лекарства.

Напечатанные ткани и органы — не единственная сфера применения биопринтинга. С помощью 3D-печати можно, кроме шуток, делать котлеты, послойно собирая их из конгломератов животных мышечных клеток. Дизайнеры экспериментируют с добавлением живых клеток в ткань (не в биологическую, а в текстиль) — так создают дышащую одежду для спортсменов. В России 3D-биопринтингом успешно занимается компания — ее специалисты недавно опробовали технологию печати железистой ткани и напечатали конструкт мышиной щитовидной железы, которая работает как живая — в ней идет синтез гормонов. Ученые возлагают на 3D-биопринтинг органов большие надежды: если технологию удастся реализовать для целых органов, человечество решит проблему дефицита донорских органов; это позволит спасать тысячи жизней каждый год.

Первый отечественный 3D-биопринтер FABION, разработка 3D Bioprinting Solutions

Уже этой осенью эксперимент по печати конструкта железы мыши повторят в неземных условиях — на борту Международной космической станции, где в отсутствие земного притяжения сфероиды клеток попробуют удержать вместе сильным магнитным полем. После завершения эксперимента принтер останется на станции и на нем смогут работать не только российские, но и зарубежные астронавты; специалисты 3D Bioprinting Solutions предполагают, что там можно будет выращивать как человеческие ткани и органы, так и космические бифштексы.

Неивазивные медицинские гаджеты: наблюдение за организмом без уколов и надрезов

Чем больше данных о состоянии пациента, тем лучше вооружен врач, тем точнее диагноз и эффективнее лечение. В разговорах о будущем медицины не обходится без описаний систем непрерывного сбора данных — регистрации физиологических показателей, таких как температура, частота сердечных сокращений, артериальное давление и состав крови. В идеальном будущем такие системы будут полностью или частично неинвазивными — то есть для их использования не нужно будет прокалывать или разрезать кожу.

Каждый год ученые предлагают по нескольку десятков концептов неинвазивных гаджетов для мониторинга физиологических показателей. Среди самых впечатляющих — футболка, которая измеряет частоту вдохов и выдохов и позволяет быстро диагностировать астму; датчики алкоголя, соли и сахара в виде наклеек для зубов или миниатюрных подкожных имплантов; алгоритмы распознавания видео, способные заметить хромоту или внезапное снижение подвижности — такие предлагается использовать для наблюдения за состоянием пожилых пациентов с нейродегенеративными заболеваниями — болезнями Альцгеймера и Паркинсона.

Неинвазивный глюкометр долгое время был одним из самых ожидаемых медицинских изобретений. До его появления каждый одиннадцатый человек в мире был вынужден регулярно прокалывать кожу для измерения концентрации в крови глюкозы. Постоянный контроль над этим показателем критически важен для людей, страдающих сахарным диабетом: при его резком повышении нужно обеспечить поступление в организм инсулина, в противном случае состояние может стать очень тяжелым, вплоть до комы. При этом измерять концентрацию глюкозы диабетикам приходится часто — десять раз в день, а то и чаще — прокалывать кожу, выдавливать каплю крови и наносить ее на тестовую полоску. Это причиняет дискомфорт даже взрослым, а маленьким детям — тем более.

За последние несколько лет ученые разработали множество концептов неинвазивных глюкометров, но пока всего один такой аппарат, FreeStyle Libre компании , получил одобрение Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США и был сертифицирован для продажи в России. Прибор размером с монету крепится возле плеча и измеряет концентрацию глюкозы в межклеточной жидкости; данные считываются специальным мобильным приемником в любой удобный момент.

Протезы: сильные, «умные», увлекательные

В не самом отдаленном будущем технологии 3D-биопринтинга и технологии с использованием стволовых клеток помогут заменить больные или поврежденные травмой органы. Если же не работает или утрачен не отдельный орган, а конечность, в ход идут протезы, и они бывают очень функциональными. Уже сейчас существуют технологии, которые позволяют чувствовать механическими пальцами фактуру поверхности и вибрацию, а самый очевидный набор функций — хватание, удержание предметов, даже тонкие манипуляции, вроде набора текста на клавиатуре или вышивания, уже доступны обладателям бионических протезов.

К сожалению, тот факт, что технология реализована, а протез можно купить в магазине, не всегда означает, что бионические руки и ноги есть у всех, кто в них нуждается. Протезы дороги, и даже при помощи государства люди, потерявшие конечности, вынуждены ограничивать свой выбор ценой. Детям приходится особенно тяжело: до 18 лет протезы рекомендуется менять раз в год, поэтому тем, кто лишился конечности до окончания роста скелета, приходится довольствоваться дешевыми и малофункциональными протезами. Бионические протезы ставят не раньше 12 лет — до этого возраста дети растут так быстро, что менять протез пришлось бы раз в несколько месяцев.

До 12 лет, как правило, обходятся косметическими протезами, которые мало чем отличаются от деревянной ноги пирата. С такими протезами есть две проблемы: во‑первых, дети их стесняются и стараются использовать как можно реже. Во‑вторых, они не позволяют создавать нормальную нагрузку на мышцы, не развивают те части нервной системы, которые при наличии конечности управляют ее движением; в результате мышцы ослабевают, а навык управления конечностью пропадает, и к тому времени, когда можно ставить бионическую руку или ногу, организм оказывается плохо подготовлен.

Для того чтобы мышцы предплечья не ослабели до того времени, когда рост скелета замедлится и можно будет поставить бионический протез, используют тяговые механические протезы. Они одновременно и тренируют мышцы, и облегчают жизнь — с их помощью можно хватать и держать предметы.

В России изготовлением тяговых детских протезов занимается компания «». У ее основателя Ильи Чеха есть свое видение будущего протезирования: по его мнению, в будущем искусственные конечности станут заменой мобильным гаджетам. У них будет доступ в интернет, сенсорный дисплей, все возможности смартфона — и, конечно, чувствительность, подвижность и сила живой руки или ноги.

Все вышесказанное, конечно — о бионических протезах: тяговые детские вряд ли когда-нибудь станут настолько футуристичными (хотя бы из-за ограничений, которые накладывает необходимость частой смены протезов в детстве) — но и в их изготовлении специалисты «Моторики» проявляют изобретательность. В детские модели встраивают то бинокль, то фонарик или рогатку, пульт управления квадрокоптером или видеокамеру. Это помогает ребенку смягчить переживание травмы и стимулирует носить устройство чаще, одновременно создавая необходимую нагрузку на мышцы предплечья.

Телемедицина: доктор по скайпу и анализ на дому

В клинике Майо (штат Миннесота), где снимали сериал «Доктор Хаус», работает больше людей, чем живет в Анапе, — 50 тысяч, из которых 3800 имеют высшее медицинское образование. Сложно назвать болезнь, специалиста по которой в Майо нет. Но для заболевших за пределами штата Миннесота, в отдалении от крупных городов с их медицинскими центрами, попасть на консультацию к нужному специалисту бывает непросто. В развивающихся странах среднее расстояние до ближайшего врача составляет 38 км, в некоторых изолированных регионах — намного больше.

Решить проблему можно тремя способами: либо привезти врачей и оборудование туда, где его нет, либо привезти пациентов к врачам. Третий способ — наладить удаленную связь между медцентрами и пациентами. Такой подход называется телемедициной, его развивают с семидесятых годов и к настоящему времени достигли некоторых успехов.

Телемедицина может существовать «в прямом эфире» — через видеозвонки, конференции, консультации специалистов. Иногда это сеанс связи врача с пациентом, иногда более опытный хирург наблюдает по видеосвязи за работой менее опытного коллеги и дает советы — это тоже телемедицина. И для того и для другого нужны методики: поскольку традиционные протоколы медицинских осмотров рассчитаны на присутствие пациента в кабинете врача, для удаленных осмотров нужные новые протоколы, которые помогут избежать ошибки.

Существует также асинхронная телемедицина — когда данные отправляют специалистам для анализа и ждут ответа. Большое применение нашла удаленная рентгенология: снимки отправляют для исследования специалистам, которым необязательно приезжать в отдаленный район, — они могут поставить диагноз, находясь на своем обычном месте работы. По такой же схеме организуют удаленную обработку данных микробиологических и гистологических исследований (по электронной почте врачам отправляют снимки тканей и клеток под микроскопом), работу дерматологов и психиатров.

Популярности асинхронной телемедицины способствует бурный рост технологий, позволяющих пациентам самостоятельно делать анализы, пользоваться компактными приборами для ультразвукового исследования организма, а в перспективе — компактными рентгеновскими аппаратами и устройствами для снятия электроэнцефалограмм.

Одна из главных задач современной медицины — создать диагностические устройства, которые пациенты смогут использовать самостоятельно. Это снизит нагрузку на врачей и одновременно ускорит диагностику. Один из самых популярных форм-факторов таких диагностических устройств — тестовые полоски для выявления наличия в жидкостях организма маркеров различных патологий, от туберкулеза до рака.