Наказание за грехи

Болезнь – это наказание за грехи?

Болезнь – это наказание за проступки, отступление от веры, за нарушение церковной дисциплины. Так ли это? Мы беседуем с протоиереем Валентином Уляхиным, преподавателем кафедры Священного Писания Ветхого и Нового Завета ПСТГУ.

Протоиерей Валентин Уляхин

— В православной среде существует такое мнение, что болезнь – это наказание. Как вы считаете, насколько это правильно?

— Болезнь – не наказание. Болезнь — это объективный фактор нашей жизни. Без болезни не может быть человека. Единым человеком вошел в мир грех, как пишет апостол Павел, комментируя Бытие, в послании к Римлянам. И грехом вошла в мир — смерть.

То есть грех непослушания привел к смертности и болезненности всякого человека. Мы в своих немощных телесах несем устремленность к смерти. Поэтому смерть и болезнь объективны для нас, и мы не можем быть без болезни и несем в своих бренных членах, как пишет апостол Павел, те наши болезни, которые нас сближают с крестной болезнью Господа.

«Довлеет тебе благодать Моя, сила моя в немощи совершается» — это апостол Павел услышал от самого Христа. Все христианские подвижники, все апостолы, мученики, преподобные были отнюдь не богатыри. И это – главное доказательство того, что болезнь – не наказание.

Вспомним описание, известное из деяний апостола Павла и его первой ученицы Феклы (это апокриф, но он один из древнейших и подтверждается в посланиях апостола). Мы видим на иконах апостола Павла как богатыря с мечом, словом Божиим обоюдоострым, апостола Петра — с ключами от Царствия Небесного, а ведь они были очень немощными.

«Апостол Павел». Часть полиптиха из церкви Санта-Мария дель Кармине в Пизе.

Апостол Павел был тщедушный, маленький, кривоногий, заросшие брови, глазки маленькие, нос крючком, лысый, да еще гугнивый к тому же — заикался, как Моисей. У него болели глаза (он пишет к Галатам: молодцы вы, Галаты, если бы вы могли – глаза бы свои дали мне, потому что я плохо вижу). Он страдал эпилептическими припадками. Дело в том, что апостол Павел был родом из Тарса. И там, в Киликии, далекой провинции Римской империи, периодически бушевала лихорадка. И Павел страдал последствиями этой болезни в виде припадков.

Он пишет к Галатам: благодарю вас, что вы не плевались, слушая меня. Это буквальный перевод с греческого, в русском тексте это немножко препарировано. Почему? Потому что во время проповеди он часто падал. Это считалось духовной болезнью типа проказы, и обычно люди, видя такого припадочного, плевались, чтобы отвратить от себя бесов, духов злобы поднебесной. Апостол Павел был очень болезненный человек, он даже своего любимейшего ученика Луку как врача держал всегда с собой, потому что не мог без врача путешествовать.

Так вот, Павел жаловался самому Господу, о чем читаем в послании Коринфянам: Господи, за что ты мне дал ангела сатаны, жало в плоть, которое удручает меня? Что такое жало в плоть? Skolops – в переводе с греческого это кол, на который насаживали отпетых разбойников. Это самая страшная мучительная казнь. Павел просил: «Господи, избави меня от жала в плоти». Есть разные мнения, что это за болезнь, но главное, что он страдал болезнями, и Господь не исцелил апостола Павла, а только сказал: «Довлеет тебе благодать моя, сила моя в немощи совершается». Наша сила совершается в крестном несении болезни.

Амвросий Оптинский

Преподобный старец Амвросий Оптинский большую часть своей жизни, лет с сорока (а жил он довольно долго — восемьдесят лет), лежал. Все известные и неизвестные 19 веку болезни гнездились в его бренном теле. И кишечные заболевания, и желудочные, почки, печень, позвоночник — всё страдало. Он лежал буквально на одре смертном сорок лет. Ему предлагали рыбку на Пасху, а он говорил: «Я не могу ее кушать, дайте хоть понюхать мне эту рыбку на Пасху». Доктора не знали причину этих болезней.

Преподобный Сергий, игумен Радонежский, страдал на одре смертном, тягчайше болел. Мы обычно читаем, что преподобный очень легко отдает свою чистую святую душу Богу. Нет. Игумен Сергий Радонежский тяжко страдал, прежде чем умереть.

Возьмите Иоасафа Белгородского. Он жил очень мало, около пятидесяти лет, по-моему. Он в конце своей жизни говорил: «Как жалко, что я в свои молодые годы не берег свое здоровье, я питался одним хлебом и водою, и в результате не могу сделать то, что хотел всю жизнь, совершить все свои труды. И он умер раньше времени.

Бессмертный Бог умирает как последний грешник на кресте, потому что Он взял на Себя все грехи мира, и даже Отец отвернулся («Боже, почему ты меня оставил?»). Христос на кресте взял на Себя все грехи, и как бы в Своем лице Он олицетворил самого страшного грешника. В очах своего Отца Он предстал как самый страшный грешник и умер крестной смертью. И смертью своей смерть попрал. Потому, что без такой смерти нельзя было войти во ад, чтобы там предстать перед сатаною. Как пишет Василий Великий – сошел в бездну ниже всякой бездны, где был дьявол. И своим явлением, и дыханием уст своих победил дьявола. И для этого нужно было умереть на кресте. Господь умер как самый последний грешник, взяв на себя всего грехи мира, вменившись с разбойниками в один ряд. Сам Господь претерпел такие страшные болезни.

Мы можем жить в правде, только подражая крестным мукам Спасителя. Чтобы быть нам человеками, тем более православными христианами, нам нужно нести болезни. Апостол Павел пишет: «Аз язвы Господа Христа моего на теле своем ношу». И на парамане каждого монаха написаны эти слова. Потому что без этого невозможно нам спастись. Мы живем в подражании Христу.

Иоанн Кронштадский

Вспомните святого праведного Иоанна Кронштадтского. Ему тоже приходилось очень много болеть, он был отнюдь не богатырского сложения. Но он до конца был верен поставленной цели. Когда он был очень тяжело болен, врачи говорили: «Если вы не будете вкушать пищу скоромную, вы умрете».

И все-таки, посоветовавшись со своей матерью, святой праведный Иоанн Кронштадский решил отказаться от требований врачей и не нарушать поста. А мать ему писала, что лучше умри, но не нарушь поста. И это нам тоже пример перенесения скорбей и болезней.

Все святые, за редким исключением, претерпели болезни — в виде каких-то тяжких скорбей или реальных болезней, будучи мучениками за имя Христово. Сам Господь, в Евангелие от Иоанна в 5 главе говорит, что мы, люди, несем наш образ Божий в бренном теле. Хотя это бренное тело становится для нас со всеми своими болячками храмом Духа Святаго, живущего в нас.

У Иоанна Богослова в пятой главе говорится о расслабленном, который 38 лет находился в параличе. Это Евангелие мы всегда читаем на водосвятном молебне. В Иерусалиме на общей купели лежали множество болящих, слепых, хромых, сухих, чающих движения воды.

Слепой — это не только тот, кто не может видеть, это еще зашоренный, предубежденный, который видит чудеса Христова и не воспринимает. Духовная болезнь как бы проецируется на физический недуг.

Глухие — это те, кто недужен и не слышит. Когда человек зашорен, не воспринимает слово Божие, он каждое воскресенье приходит в храм и исповедуется в одних и тех же грехах, потому что он не может оторваться от грехов и совершает те же самые грехи, в которых исповедуется каждую неделю. Он слышит слово Божие, но не воспринимает. В результате он всю жизнь остается глухой.

Сухой — это человек, который засох в своей вере. У него была вера, но она высохла под влиянием разных обстоятельств, он уже не имеет живительной благодати, хотя и часто причащается, и исповедуется, и в других таинствах участвует, но он окаменел в своем сердце и только формально приходит в храм и участвует иногда в жизни Церкви. Это все падает на засохшую почву сердца.

Все взаимосвязано. Болезни наши телесные и недуги наши духовные часто идут рука об руку. Мы все болящие, скорбящие. И вот Господь приходит и говорит: «Ты хочешь исцелиться?» То есть, хочешь ли ты привести в гармонию свои телесные немощи и свой образ Божий? Ты не можешь освободиться от болезней, это невозможно, потому что человек несет в себе это заряд смерти. Рано или поздно он умирает, и телесная смерть побеждает. А смерть — это таинство, которое помогает перейти порог вечности и соединиться с Господом. Поэтому апостол Павел говорил: «Для меня жизнь Христос. А смерть – приобретение». Какая смерть? Это физическая смерть.

Смерть — успение, кратковременный сон, который обязательно кончается пробуждением. Эта смерть нас всех ожидает, как кратковременный сон, поэтому мы называем умерших «усопшими». То есть человек уснул сном, и до второго Пришествия он спит. А во время второго Пришествия, которое обязательно придет, Господь воскресит всех успопших, и душа бессмертная соединится с воскресшим, преображенным телом.

А вот самая страшная смерть – это смерть в результате болезни духовной, когда человек уходит сам от Бога. Апостол Павел признает только эту смерть, духовную. Духовная смерть гораздо опаснее, чем все причины, которые ведут к временной смерти, чем все болезни, которые мы несем в своем теле.

Такие смертные болезни посетили меня в 2005 году, когда мне было 55 лет. У меня случайно обнаружили карциному простаты, онкологию. И мне пришлось облучаться. Слава Богу, уже пять лет прошло. Несмотря на всевозможные последствия такого облучения, я жив. В 2006 году, через год после облучения, мне пришлось пережить инфаркт и, чтобы иметь возможность служить, я согласился на шунтирование сердца. Мне поставили 3 шунта. Более того, 4 раза мне зашивали грыжевое кольцо на каждой стороне (паховая грыжа), и затем такие мелкие операции, как микрома груди.

Я сам чувствую, что без пролития крови нельзя наследовать Царствия Небесного. Но Царствие Небесное нудится, поэтому, когда Господь приходит к расслабленному у купели, он спрашивает: «А хочешь ли ты исцелиться?»

По-гречески получается так: имеешь ли волю исцелиться? Конечно, все желают избавиться от болезни, а вот имеешь ли волю, то есть, можешь ли воспринять Господа своим Богом?

И что же получается? Этот расслабленный сказал: «Да, конечно, Господи». И тогда Господь говорит: «Возьми одр свой и ходи». И исцеляет его. Проходит некоторое время, как пишет Блаженный Августин, и этот расслабленный становится палачом Господа Иисуса Христа. Он бьет его по ланитам и заушает. Получается, что он выразил желание формально, а на самом деле предал Господа. И, конечно, его смерть становится не легким сном, а вечной смертью, отступлением от Бога.

Такая динамика происходит в жизни каждого человека. Мы желаем исцелиться, мы готовы все отдать за исцеление, мы просим, молим: «Дай нам исцеление!» А Господь спрашивает: «А хочешь ли?» То есть, имеешь ли волю соблюдать мои заповеди? И мы говорим: «Да, да, конечно». Но проходит некоторое время, и мы отступаем. Наша динамика идет по синусоиде.

Устремляемся иногда к совершенству, а затем падаем в бездну греха отчаяния, ропота, малодушия. Затем встаем, опять каемся, берем свой крест, опять совершаем восхождение и опять падаем. Но все решает вектор: или он направлен вверх, или вниз. Господь нас призывает идти вверх – ищите прежде Царствие Божие и Правды его, и все приложится вам.

От нас зависит свободный выбор и желание быть с Господом не только устами, но и конкретными делами, исполнять его волю. Так вот, когда Господь исцеляет тещу Петра, в русском тексте сказано: «И теща начинает служить им», то есть апостолам и Христу. В греческом оригинале сказано: «И она начинает служить Ему», то есть Христу. Мы получаем исцеление для того, чтобы служить Богу.

Господь иногда посещает нас смертными болезнями, чтобы привести в гармонию нашу форму и содержание. Посещает нас болячками, чтобы мы дух направляли к совершенствованию. Иногда человек, которого преследуют страшные болезни, начинает как-то иначе смотреть на мир, и болезнь становится стимулом к его совершенствованию. И он, зная, что ему скоро умирать, уже обращается всей своей жизнью, всеми фибрами своей души к любви Христовой.

Господь каждого из нас ведет ко спасению: через болезни, через скорби, через ужасы, войны, драмы, расставание с ближними, через семейные трагедии, чтобы внешняя оболочка соответствовала главной задаче совершенствования образа Божия, уподоблению Богу.

Наша задача — постоянно совершенствовать душу, ум для правды, чувства для святости, волю для добра, чтобы быть подобием Божием.

Раковые клетки есть у каждого человека, и мы не знаем, как они будут эволюционировать, но Господь-то знает. Мы достигаем какой-то стадии, когда нам требуется посещение Божие в виде болезни, без которого мы не можем стать людьми, тем более христианами, тем более православными христианами.

Часто люди просто скрывают свои болезни, они стараются выглядеть мужественно, чтобы не показывать их. На самом деле у каждого есть болячки, у каждого есть свои немощи. Господь как заботливый врач исцеляет всех. Если не сокрушается сердце человека, то Господь для спасения сокрушает кости человека. Об этом говорят и пророки. Об этом говорил еще премудрый Соломон. Если человек костенеет в своей жизни, сердце его становится камнем, то Господь, чтобы сокрушить сердце каменное, сокрушает кости человека — для того, чтобы это сердце стало способным воспринять живительную силу слова Божия и любви Божественной.

Анатомия болезни и исцеления прекрасно дается в Евангелии. Центурион, сотник, то есть младший офицер в римских войсках (как лейтенант), который исповедует культ императора, приносит жертвы императору как богу, который в глазах иудеев является отверженным от спасения, который сочувствует Богу Израилеву, но поклоняется и множеству других богов пантеона языческого мира — этот центурион приходит и обращается ко Христу, хватается за последнюю соломинку: «Господи! Мой отрок болеет, и вот я пришел к тебе, чтобы Ты мне помог». И Господь говорит: «Ну, ладно». А язычник отвечает: «Господи, я не достоин, чтобы Ты вошел под кров мой». И Господь что говорит: «Во Израиле не встречал Я такой веры, как у этого язычника». Вот почему придут с Востока и Запада и возлягут в лоне Авраама, а мнящиеся же бытии сынами Царства Божия будут изгнаны вон.

Язычник пришел ходатайствовать за своего слугу, раба или родственника, и поражает такое смирение: «Господи, ты рцы слово только, и отрок мой исцелится. Я не достоин, чтобы Ты вошел под кров мой». И Господь исцеляет. Значит, не по нашим заслугам мы получаем исцеление. В одном из Евангелий говорится, что приходят иудеи и говорят, что этот центурион является тайным прозелитом, то есть он благосклонно относится к иудеям, он для нас построил синагогу, так что он достоин, сделай для него чудо. А Господь как бы отвечает им: «Не по заслугам, а исключительно по необходимости».

Некоторые говорят: почему я столько потрудился для Церкви, достиг таких постов в иерархии, например, и так страшно болею? А потому что Господь исцеляет не в силу наших заслуг, а исключительно в силу того что необходимо для нашего спасения. Так вот сотнику необходимо было, чтобы его сыночек исцелился. А нам может более необходимо чтобы нести болезнь, крест свой.

2 декабря 2008 года мне пришлось проповедовать в храме Христа Спасителя. Мне сказали: подольше говори проповедь, потому что Патриарх Алексий еще не приехал (он возвращался из больницы, где лечил сердце).

Мне пришлось говорить 40 минут. Он успел, вошел в алтарь. Господь дал еще ему несколько дней жизни (он скончался 5 декабря), для того, чтобы он сделал последнюю точку. Целая группа священников, диаконов, протодиаконов в тот день должна была получить награды. И Патриарх, будучи в таком болезненном состоянии, наградил всех священников, а затем, на другой день, четвертого, он служил в Успенском Соборе, и, поскольку был день интронизация Патриарха Тихона, он еще поехал в Даниловский монастырь, там совершил молебен. И только после этого Господь принял его душу.

Бог дарует нам исцеление не потому, что мы совершаем молебны о здравии в сорока монастырях, заказываем сорокоусты. Если нам необходимо, чтобы мы, как преподобный Амвросий Оптинский, на одре смертном лежали для того, чтобы душа вошла в вечность, тогда Господь дарует нам именно это, хотя мы просим совершенно о другом.

Спаситель очень часто дарует нам исцеление по молитвам совершенно неизвестных нам людей. В притче о самарянине священник, который спешил на службу в Иерусалимский храм, перешел на другую сторону, чтобы даже взглядом не прикоснуться к мертвецу. То же самое левит сделал, и только самарянин подошел и несчастного иудея, который пал от разбойников, спас. Причем последнюю рубашку разорвал, чтобы перевязать раны, возливая масло и вино, посадил на своего ослика и отвез в гостиницу.

— Как должна измениться жизнь христианина после того, как он узнал, что смертельно болен? Как смириться с болезнью?

— Когда я узнал, что у меня карцинома, я написал бумажки и повесил их перед собой рядом с письменным столом на двери и на кухне. Написал так: «Заповедь Господня: хочешь жить — не думай ни о чем». И «Сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Богу предадим». Если мы будем думать о наших болячках, они будут усугубляться.

Господь с нами всегда. Он в нашей жизни. Вот мы причащаемся Тела и Крови – Он во всей полноте входит в нас, причем телесно. Но то, что нам предписывает медицина, мы должны воспринимать как дар Божий. И более того, для многих медицинские рецепты становятся обоснованием их особой дисциплины во время поста. Если человеку рекомендуется вкушать какую-то особую пищу во время поста, эта пища становится лекарством для него, и он обязательно должен вкушать такую пищу. Скажем, цесаревич Алексей должен был вкушать мясо, у него была гемофилия.

Если почитаем древних отцов, они говорят так: не прилагай сердца и не отвергай. Не нужно отвергать то, что нам дает медицина, не нужно при этом прилагать сердце, то есть нужно всю свою жизнь предать Господу и одновременно использовать медицинское средство.

Мне шестьдесят лет, и я помню, как многие священники семидесяти, восьмидесяти, девяноста лет относились к своим болячкам. Был такой священник — протоиерей Андрей Усков, храм Архангела Михаила в селе Михайловское. У него было много болезней, но он старался не разглашать то, что Господь давал ему чудесное исцеление. У него были трофические язвы, у него болел желудок, у него была ишемия головного мозга, давление, и он молился Господу, и Господь даровал ему силы, потому что ему еще нужно было исполнить волю Божию. И он говорил так: «Никогда не говори о том, что тебе стало лучше, что тебя Господь исцелил». Это из Евангелия, когда Господь исцеляет слепцов, он говорит: «Никому не говорите об этом». Как только человек начнет говорить «Дал Господь мне исцеление», лукавый тут как тут. Поэтому, если человек получает исцеление, лучше об этом никому не говорить. Благодарить Господа, но это оставить в тайне.

— Насколько христианин должен заботиться о своем здоровье? Где та грань, после которой начинается уже не надеяние на Господа, а переживания о своих болячках?

— Мы не знаем, что будет завтра. Мы не знаем, что будет через год, через десять лет. И завтрашний день — он в руках Божиих. Мы не знаем, будем мы среди тех пятисот человек, которые каждый день умирают в Москве и Московской области. Или в числе тех двадцати тысяч, которые умирают каждую минуту во всем мире.

Лучше не думать об этом, не прилагать сердце. Не отвергать, но и не прилагать сердце. День прошел, и славу Богу. Мы не отказываемся от того, что предлагает нам медицина, но зацикливаться на этом ни в коем случае нельзя.

— Есть такое мнение, что воля к выздоровлению может творить чудеса. Чем больше ты хочешь выздороветь, тем быстрее выздоравливаешь. Говорят, что нужно поддерживать в себе позитив, чтобы увеличить шансы на скорейшее выздоровление. Вы согласны с этим?

— В этом есть рациональное зерно. В апостольском веке, в эпоху первых христиан, этот позитив был постоянным ожиданием Мессии, пришествием Христа. Вот это каждодневное ожидание прихода Христа давало силы людям. И когда мы верим в позитив, который уже ассоциируется не с каким-то новым лекарством, новым методом лечения, а с помощью Божией, этот позитив оказывает на нас благотворное воздействие.

Мы верим — Господи, вот завтра я причащусь, я буду полностью исполнять Твои заповеди, переменю свои мысли. Произведу покаяние, реальное покаяние, буду по-другому к Тебе относиться, буду по-другому относится к ближним, у меня ум на 180 градусов перевернется, отойду от греха, буду только устремляться к тебе, завтра я буду тебя встречать и послезавтра буду встречать. И так, с каждым днем, это оказывает позитивное воздействие.

— Правильно ли, если человек не щадит своего здоровья ради добрых дел?

— К сожалению, мы часто безрассудно относимся к самим себе.

Я вспоминаю одного из своих учителей прошлого века, Владимира Николаевича Панешникова, он занимался святыми источниками. Еще в 35 году он спас лаврские источники, когда там хотели строить заводы.

Ему было 86 лет, и он считал, что вода этих святых источников может все болезни исцелять. И так действительно было. Я тоже иду по его стопам. Каждое воскресение, уже в таком возрасте, он ездил на источники и привозил бидоны с водой. И вот однажды он взял тяжелый бидон на 5 литров и пошел к двум сестрам, одна из которых была слепая, чтобы навестить их и передать им воду. И этот риск оказался смертельным. По дороге почувствовал себя плохо. Когда приехала скорая помощь, он был мертв. Нам нужно рассчитывать, распределять свои силы так, чтобы достигнуть конечной цели.

Апостол Павел говорит в послании к Коринфянам: «Я бегу». Это означает — «я совершаю марафонский забег». Нужно жить как спортсмен, который совершает марафонский забег, он знает, когда ускорить свой бег, когда замедлить, остановиться на некоторое время и ни в коем случае не подвергать себя смертельному риску. Потому что если спортсмен рванет сразу же, он тут же упадет и может концы отдать. Нужно уметь распределять свои силы, чтобы достичь заветной цели, а не рисковать безрассудно.

Наказание

  • О наказаниях Божиих свт. Лука (Войно-Ясенецкий)
  • Наказания Господни, как ни тяжелы – все к нашему благу митр. Иоанн
  • Православный ответ на 6 аргументов сторонников лжеучения «Бог никого не наказывает» Антон Дулевич
  • Святые отцы Церкви о наказании Божием

Наказа́ние – 1) мера воздействия, используемая в отношении кого-либо за совершенный проступок (преступление) или несовершенное действие, которое надлежало совершить; 2) отмщение; 3) возмездие за совершенный грех, или его последствия, проявляющиеся в муках совести и во внутренних страданиях человеческой души, а также внешних скорбных обстоятельствах (в т.ч. страданиях тела). Наказание попускается Богом для исправления людей и духовного совершенствования.

По временным параметрам наказания разделяются на:
– наказания в нынешней жизни;
– наказания после смерти человеческого тела;
– наказания после Страшного Суда (воскресения мертвых).

Священное Писание о наказании Божием:
Евр.12:4-11; Откр.3:19; Откр.22:11-12; Иов.5:17.

Если Бог есть любовь, то как он может наказывать человека?

«Бог есть любовь» (1Ин.4:8). Эта истина никогда не ставилась Православною Церковью под сомнение. Любовь Божья проявляется как во внутренней жизни Отца и Сына и Святого Духа, так и в Промыслительной деятельности. В отношении же человека Бог — человеколюбив. Имея это ввиду, многие недоумевают, мол, почему, если Бог отличается человеколюбием, Он подвергает людей столь тяжким наказаниям, таким, например, как истребление почти всех жителей земли водами потопа или истребление жителей Содома и Гоморры огнём?

Многие задаются вопросом, не противоречат ли наказания Божьи Божественной любви? Священное Писание даёт ответ на этот вопрос: «Господь, кого любит, того наказывает» (Евр.12:6). Понимать это библейское свидетельство нужно следующим образом. Наказание Божье не есть действие мстительности или слепой ярости со стороны Бога. Наказания Господни имеют причину в Божественной благости, премудрости, любви, милосердии, справедливости. Как правило, они служат средством ограничения зла, а также средством вразумления и исправления грешников. Даже и те наказания, результатом которых бывает смерть беззаконников, могут пойти им на пользу, так как с физической смертью для них прекращается возможность коснеть во зле и, стало быть, усугублять свою посмертную участь.

Заметим, что во времена Ветхого Завета даже и наказание сына отцом могло служить показателем любви: «Кто жалеет розги своей, тот ненавидит сына; а кто любит, тот с детства наказывает его» (Притч.13:25). В этой связи отцам не только не воспрещалось, но и предписывалось наказывать детей: «Кто любит своего сына, тот пусть чаще наказывает его, чтобы впоследствии утешаться им» (Сир.30:1).

***

«Очень часто употребляется такое понятие, как «наказание Божие». Оно означает не изменение неизменной любви Божией на гнев и применение кар к грешнику. Природа скорбей, по православному учению, совершенно иная. Первопричиной их всегда является сам человек, преступающий законы совести и Бога и тем ранящий свою душу и тело. Страсти в самих себе несут страдание («страсти» – слав. слово, означающее страдание). Бог и предупреждает человека об этом Своими заповедями. И не только предупреждает, но и оказывает каждому согрешающему (а согрешают все)максимальную помощь, не нарушая его свободы.
Эта помощь заключается в том, что Бог, пока человек не умер духовно, так устраивает все его жизненные пути, что его совесть постоянно оказывается перед выбором между добром и злом, поскольку лишь духовное САМОопределение человека решает проблему его греха. Бог не может спасти (исцелить от греха) человека без его воли, ибо спасение есть СВОБОДНО-личностное принятие Бога-Спасителя. Поэтому все действия Божий в принципе исключают какое-либо насилие над человеческой свободой. Человек сам, своими намерениями, мыслями, словами, делами определяет собственную судьбу не только в вечности, но и здесь в самом ее существе. Господь же Своей любовью постоянно делает все возможное человеку к его пользе, его спасению.
Здесь просматривается полная аналогия с врачебной деятельностью. Как врач не награждает тяжело больного, посылая его в санаторий, и не наказывает, выпрыгнувшего с третьего этажа, делая ему операцию, а поступает по любви к обоим, так и Господь не награждает за добродетели и не наказывает за грехи, но всех с равной любовью ставит в наилучшее, т.е. наиболее соответствующее свободного выбора Бога и достижения спасения.
«Наказание Божие», т.о. это один из антропоморфизмов, употребляемых в целях психологической помощи тем, кого свт. Иоанн Златоуст относит к категории «более грубых». Наказание же человек получает, но с другой стороны – от своих собственных страстей, восстающих против всех законов жизни: Божественных, тварных и человеческих. Однако и здесь Господь не оставляет Свой падший образ. Страждущему грехами, страстями и пороками человеку Он всегда с той же совершенной любовью ниспосылает до последней его возможности (ср.: «друг, для чего ты пришел»? – Мф.26;50) Свои промыслительные действия для его свободного обращения (покаяния) и спасения.
Отсюда становится понятной и вся нелепость вопроса: «За что Бог меня наказал?» Апостол Иаков прямо пишет: «В искушении никто не говори: «Бог меня искушает»; потому что Бог не искушает злом и Сам не искушает никого. Но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью»(Иак.1; 13-14). А преп. Марк Подвижник говорит: «Вина всякого скорбного случая, встречающегося с нами, суть помыслы каждого из нас» (Доброт.ТЛ, с.375). «Все злое и скорбное… приключается нам за возношение наше»(с.379)».

проф. А.И. Осипов

***

Божие наказание

священник Алексий Потокин

– Фактически это вопрос о том, как Бог относится к нам. Бога мы находим душой. Она чувствует в Нем свое, родственное. Начальные слова Священного Писания подтверждают это: Господь сотворил человека по образу и подобию Своему. Подобное радуется подобному. Благодаря нашей соприродности Творцу, мы ищем Его и не можем быть счастливы без Него.

В природе человека заложена некая неполнота. С одной стороны, мы созданы для блаженства – совершенно такого же, каким живет Господь.

– А с другой?

– Человек должен искать Его, выбрать. На свете много кумиров, соблазнов. Найти самое-самое – нелегко.

Признаком здоровья человека является алкание и жажда.

– Алкание – голод. Хочешь есть и пить – значит, здоров.

– Когда душа желает полной взаимности, совершенства – это вечное алкание и жажда. Если они благочестны, то душа насыщается. Даже больше, чем мы ждем.

– Слово «благочестие» встречается в книгах афонского старца Паисия. Но точный смысл его мне не ясен.

– Это понятие высокое. Но я его немножечко приземлю. Есть лукавые, хитрые пути. Есть нетвердые, неверные, с изменой. Можно добиваться чего-то, употребляя некое насилие.

А Евангелие указывает нам путь просьбы. Ни в коем случае – не требования. И он должен сопровождаться уважением свободы другого, желанием благодарить, забывать себя. Если эти условия хоть в малейшем не соблюдаются, то полноты и совершенства не будет.

– Таков благочестный путь?

– Да. Наша жизнь – это поиск забытых, утраченных возможностей находиться в Раю. Немыслимо быть в Царстве Небесном, если душа живет только земным, правда?

– Безусловно.

– Даже в хороших условиях человек испытывает некое томление. И когда совершает ошибки, переживает их как боль, утрату. Если душа жива, путь благочестен, то совесть подсказывает: никто меня не мучает специально, я сам виноват в том, что утратил благо.

– Все так. Но и внешние причины тут тоже бывают. От близких запросто услышишь: «Отстань!»

– Конечно, люди могут болеть и внешне толкаться. И ребенок бьет мать ножками, но при этом душа его просит: «Возьми меня, будь со мной!» И любой человек по существу всегда говорит: «Господи, хочу быть с Тобой! Хочу быть с другими!» Но часто его внутреннее желание не согласуется с его внешним поведением. Об этой утрате мы и говорим – об утрате целомудрия.

– Внутренней цельности?

– При которой душа, тело и ум хотят одного и того же, а не разрываются в разные стороны.

Кстати, в болезненных состояниях мы и сами отталкиваем Бога: «Уйди! Хочу жить без Тебя!» И Он нас предоставляем самим себе.

– Но не оставляет?

– Не оставляет Своей надеждой, упованием. Не вмешивается в нашу жизнь, не решает за нас ничего. Но готов поддержать нас, когда это будет возможно. И ждет единения.

– Так что же получается? Мы сами себя наказываем?

– Нет, мучаем. Любой грех сразу становится болезнью. Разрешил телу попраздновать, а обратно оно уже не хочет. Душа просит: «Дай слово сказать!» А оно: «Нет!»

Превратиться в тело, в организм для человека по-настоящему мучительно. А кто виноват? Бог? Нет, сам захотел.

Причина многих неустройств кроется в нас. Но не только. Мы связаны друг с другом. И если близкая мне душа отвергла Бога, то я чувствую ее терзания. Господь меня наказывает? Нет. Это я сам выбираю путь сотрудничества.

– Да, общего жизненного труда и сострадания.

– Нам, эгоистам, конечно, больно класть душу за близкого человека. А Христу радостно было душу Свою положить за всех нас. Странно прозвучал бы вопрос: кто наказал Его? Ведь Он говорил: «Как бы Я хотел, чтобы этот огонь уже возгорелся».

Ему было и больно, и трудно, и тяжко. Но когда апостол Петр стал просить, чтобы Он не шел крестным путем, Господь сказал: «Отойди от Меня, сатана!» Это значит: «Ты отнимаешь у Меня то, чем Я живу. Это Мои дети. Как Мне за них не отдать Себя?»

Одна из лукавых черт человека – самому себя мучить, а вину сваливать на другого. Это же клевета, что Господь нас обижает, наказывает. Бесчинников, деток, которые все время на Небо плюют, враждуют, бьются, требуют своего, Он только жалеет, только милует. Чудом, постоянной жертвой, умалением Себя дает возможность продолжаться жизни на земле.

– Мы живем за Его счет?

– Именно так. Если бы Бог дал каждому из нас выполнить все наши желания, жизнь прекратилась бы. Даже если не брать таких вещей, когда кто-то кому-то не нравится.

– Значит, Бог не воздает нам по нашим делам – и в этом смысле относится к людям несправедливо?

– Да, Он относится к нам милостиво. Человеческая несправедливость – убивает. А Его – животворит. За зло Он воздает благом.

Перед каждым из нас встает вопрос о путях Божией милости. Даже не в духовной, а в нашей земной жизни. Но тут важно, хочет ли сам человек знать, что он умрет, что будет с ним происходить дальше.

Мне кажется, в наше время большинство людей предпочитает жить как бы в забвении, не сообразуясь с реальностью. Не думая о многих вещах, прячась от них.

Но некоторые все-таки хотят знать правду.

– И потому приходят в Церковь.

– Это дает им совершенно иные силы для жизни. Отсекаются лишние, ненужные вещи. Все незначительное теряет смысл. А подлинное, настоящее (даже малое!) становится необыкновенно значимым.

Конечно, на этом пути теряются друзья, которые только казались друзьями. Иногда остаешься совсем один. Но это не конец, а только начало. И можно сказать: «Господи, вот теперь я могу найти хотя бы одного настоящего друга!» Это касается любой дружбы – с Богом, людьми…

– И даже с нашими пристрастиями – столом, кошельком?

– Да-да, где обман заканчивается, происходит разочарование. Обычно это слово звучит для нас как-то грозно. Но на самом деле оно благодатно. Пропадает фальшь. Через ее утрату человек открывает живую Истину.

– Неужели это и есть Божие наказание?!

– Да, в самом настоящем смысле. Господь открывает нам нашу жизнь. Слово «наказание» происходит от глагола «казать», «показывать». Но опять же: если ты ищешь, тебе откроется. А если знать не хочешь, никто тебе ничего открывать не будет.

И когда приходит наказание (откровение о мире), можно спросить себя: разве ты этого не хотел? Разве друг – тот, кто тебе льстит и принимает твою лесть? Не лучше ли честное отношение?

Современная культура дает ничтожное количество примеров подлинной жизни. Вместо нее нам предлагают нечто похожее на жизнь.

– Вкусовые добавки, «идентичные натуральным».

– Количество подмен, обманов, лукавства, лицемерия, лжи в этом смысле – колоссальное. Все кризисы – от этого. В переводе с греческого языка «кризис» – суд. Судится наше восприятие мира. Об этом Господь говорил: «Смотрите, как вы слушаете. У кого око чисто, у того чисты и сердце, и жизнь».

– В каком смысле чисты?

– Не в том, что я не различаю хорошего и плохого. А в том, что вижу все как есть.

Какие-то вещи проще заметить в окружающих, чем в себе. Но те ошибки, которые мы видим вокруг, начинаются внутри нас. И нужно настоящее мужество, чтобы понять это. Нет ничего больнее, чем узнавать правду о себе. Поэтому слово «наказание» для нас непременно связано с болью.

Чтобы добиться в жизни чего-то достойного, всегда требуются мучения. Хотите ли вы учиться, иметь друга, семью, Родину, веру. Еще в Ветхом Завете сказано: «Где много мудрости, там много печали. Кто умножает премудрость, умножает скорбь».

Вот и нам нужно увидеть: мир наш – гибнущий. Это ад, в котором распяли Бога. Как мы еще живем? Непонятно. Потому-то наши времена называются последними.

– Впервые эти слова прозвучали из уст апостолов, переживших распятие Христа.

– У людей уже просто нет никакой иной возможности жить, как только Воскресением Господа, Его силой и милостью. Наивно ожидать, что на земле будет хорошо. Здесь происходит свободный суд души. Мы решаем, что для каждого из нас лучше: иметь хоть малую причастность к Богу (и тогда все неустройство мира – ничто!) или проклясть эту жизнь, от которой нечего ждать, и успеть схватить, потребить побольше.

– Потому и общество – потребления…

– Мы рождаемся несовершенными. И если начинаем сравнивать себя с другими, которые чего-то в жизни добились, нам наше состояние тоже представляется наказанием.

– Зависть – наказание?

– Да. А ведь никакие возможности не закрыты от человека. Другой вопрос – как их открыть.

В Евангелии рассказывается о слепом. Господа спросили, кто виноват в его слепоте – он сам или родители. Христос сказал: «Никто. Это для того, чтобы открылась слава Божия».

Бог из небытия создает человека, Свое дыхание в него вкладывает. Растит, учит дорожить миром, беречь его. И глаза дает не за то, что человек хорошо или плохо поступает.

Часто причины нашего нынешнего состояния мы ищем в прошлом. Это верно только отчасти. Потому что прошлую жизнь и даже ее смысл можно изменить.

– Как?

– Так же, как это делали люди прежде. Они ведь тоже ошибались, падали. И мы вслед за ними можем сказать: «Господи, прости! И нас, и наших близких, которые нам нужны и для нас важны!» И само существо жизни будет меняться.

Жить и считать, будто мне плохо, потому что я расплачиваюсь за грехи предков, – это эгоизм. А потерпеть, принести себя хоть в малую жертву ради другого, порадоваться ему – уже по-христиански.

Нам кажется, что наказание – это всегда плохо.

– Но, оказывается, это всегда хорошо.

– И святые люди благодарили: «Господи, Ты мне даешь потрудиться вместе с Тобой! Какое блаженство!»

Мы привыкли считать удачей, когда удается улизнуть от труда. Но это глупо. Лучше самому ходить на ногах, чем смотреть по телевизору, как кто-то бегает.

Потерпеть, чтобы жизнь дальше раскрылась – это дело именно Божие. У Бога цели и причины – в будущем. А у нас чаще всего – наоборот. Поэтому для нас наказание – удар, окрик, мучение. А для человека любящего – открытие возможностей.

– Значит, болезни, моры, войны – совсем не наказание Божие?

– Нет, это последствия нашей жизни. Мы отходим от Бога – и начинаем уничтожать сами себя, утверждаться за счет других. Надо удивляться тому, что войн и моров мало.

Земля – ад. Превратить ее в рай не получится. Но смягчить боль, страдания друг друга можно. И не надо ждать от своих близких великих подвигов. Если человек хоть чуть-чуть сдержался, тебя обидел, да не так сильно, как мог бы, – это уже труд. Мы его обычно не замечаем – и очень зря. А ведь сами-то чувствуем, когда нас не понимают именно в этом.

Наказание 

Было бы хорошо встать на ТВЁРДОЕ основание и говорить,что Бог меня наказал раком, туберкулёзом, гриппом, диареей, убил моего ребенка,разбил мою машину, что это воля Божья. Или наоборот, так не думать и не говорить. Наказание – это процесс. Давайте разбираться.

Восприятие

Для начала важно понять чисто психологический момент. Когда я слышу слово «свинья», я представляю себе грязное животное, которое валяется в грязи и собственных экскрементах, ест всё подряд.

Но один раз, когда началась перестройка в 1985 году, я увидел репортаж из Франции, где на ферму к свиньям корреспондента пустили только в специальных защитных бахилах и костюме. И не для того, чтобы не вымазаться, а для того чтобы не вымазать свиней!!! Где-то потом узнал, что им дают слушать специальную музыку, для лучшего роста…

Для чего я это написал? Дело в том, что любое слово имеет значение.

Значение слов

Но мы подчас вкладываем в него и наш оттенок, то, как мы это воспринимаем. Кто-то называет своего отца папой, папочкой, а кто-то стариком или паханом. У кого-то самые добрые воспоминания, а кто-то даже вспоминать не хочет. Женщина, пережившая насилие, не всегда хочет видеть мужчину или думать о совместной жизни, а другая летает на крыльях.

Так же и со словом «наказание». К сожалению, переводчик использовал именно это слово в нашем тексте, а для нас слово «наказание» не для всех означает «вразумление, обличение» (значение именно этого слова в греческом). Поэтому, давайте посмотрим весь контекст Евреям 12 глава и выделим отдельные слова. Не будем касаться сложностей перевода. Вникнем в дух Писания.

Исследуем Писание

Очень важно увидеть это место целиком и понять, что здесь говорится о святой жизни, о победе над грехом. Важно понимать, что мы размышляем духовно, а значит по Слову, которое есть дух и жизнь. Все наши мирские представления надо отложить в сторону.

1)Слово НАКАЗАНИЕ и сопоставляется со словом ОБЛИЧЕНИЕ. Как мы говорили — важно видеть контекст.

2)слово УНЫВАЙ сравниваем со словом в 11 стихе ПЕЧАЛЬ. В 2Коринф7.10 написано, что печаль мирская ведёт к смерти, а печаль ради Бога производит покаяние.

3) Если ТЕРПИТЕ наказание, то Бог поступает с вами как с сынами. Опять же, слово «терпение» мы должны рассматривать в библейском ключе.

4) слово БЬЁТ — одно из самых странных мест. Но только тогда, когда мы по-человечески представляем себе Бога. В Слове говорится о том,что Бог через пророков БИЛ СЛОВОМ УСТ.

Очень важное понимание есть.

Иисус является ЯВЛЕННЫМ СЛОВОМ, Словом во плоти. Он ЯВИЛ ОТЦА.

Глядя на Него мы можем сказать, как действует Бог. Как Иисус «бил» людей? Только Словом. Он никого не сделал больным, не оставил больным и не отказал в исцелении, освобождении или спасении. .

Наказание для всех людей или только для детей Божьих

5)НАКАЗАНИЕ КОТОРОЕ ВСЕМ ОБЩЕ. Если болезнь, проблемы являются ОБЩИМ НАКАЗАНИЕМ ДЛЯ ИСТИННЫХ ДЕТЕЙ Божьих, то почему теми же болезнями болеют и неверующие??? Они что, тоже дети Божьи?? Или почему одни верующие болеют часто и много, а другие всегда здоровы??? Другими словами – есть какое-то действие Бога на нас, которое специфично только для верующих. И оно названо «наказание».

6) следствие НАКАЗАНИЯ ПЛОТСКИХ РОДИТЕЛЕЙ являлся страх. И мы помним, что он был связан с ремнём, или углом с солью, или лишения телевизора, или конфет… Следствие Божьего наказания должна стать ПОКОРНОСТЬ, и участие в СВЯТОСТИ.

7) теперь слово ПЕЧАЛЬ. Это — следствие наказания, и по плоти это всегда была мирская печаль. Да и сегодня, заболевая или попадая в трудности, мы печалимся МИРСКОЙ печалью. А вот ПЕЧАЛЬ РАДИ БОГА производит ПОКАЯНИЕ. И многие сегодня имеют этот опыт — после ОБЛИЧЕНИЯ и УТЕШЕНИЯ от Духа, которое является СУДОМ , который есть свет, когда приходит покаяние.

И это только у детей Божьих, Его Невесты, Церкви. Это — то самое ОБЩЕЕ для всех НАКАЗАНИЕ, которое только мы можем понять как наказание. Мир, к сожалению, даже совесть сжигает, доказывая свою правоту и проявляя гордость, а не покаяние.

Наученным через него.

!!!!!Иисус предупреждал никого не называть учителем кроме Себя, и поэтому вывод о научении мы можем делать только на библейском основании. Именно Дух Святой научает и утешает нас. ПЛОД ПРАВЕДНОСТИ — это проявление Христа внутри нас, потому что наша праведность не нужна никому. И важный вывод — ИТАК УКРЕПИТЕ И ХОДИТЕ. Следствием нашего проявления плодов праведности и святости будет ИСПРАВЛЕНИЕ тех, кто хромает.

Сами сделайте вывод, не используя переводы и не придираясь к мелочам — о КАКОМ НАКАЗАНИИ (утешении, обличении, битье) идёт разговор????