Научиться любить

Настройка души. Можно ли научиться любить ближнего, если не знаешь, что такое любовь?

Три банкрота

Как это ни печально признавать, но неспособность любить является общим диагнозом для всего человечества. Чтобы убедиться в этом, совсем не обязательно заглядывать в душу всем и каждому. Даже самый поверхностный взгляд на историю любого народа, да и на мировую историю в целом, приводит к неутешительному выводу: люди гораздо более склонны обижать и мучить друг друга, чем — любить. Войны, революции, кровавые междоусобицы, убийства, насилие… На этом историческом фоне сам разговор о любви к ближнему может показаться возвышенной идеей, так и не осуществленной на практике.

Но не одна только история дает повод к подобному пессимизму. Литература также представляет нам целый ряд героев, чья неспособность любить является их главной художественной характеристикой. Тут и молодой повеса Евгений Онегин, с холодной легкостью отвергший искреннее и чистое чувство провинциальной девушки, а после невесть с чего вдруг застреливший своего лучшего друга. Тут и отважный Григорий Александрович Печорин, с помощью нехитрой, но подлой интриги похитивший несчастную черкесскую княжну, которая надоела ему спустя четыре месяца и вынуждена была жизнью заплатить за романтические забавы скучающего искателя приключений.

Но если отсутствие способности к любви у этих двух героев русской литературы еще можно как-то попытаться объяснить схожестью их характеров и общей наклонностью к скуке, то третий персонаж, которого бы хотелось упомянуть в этой связи, напрочь вываливается из подобного объяснения. Жизнерадостный прохиндей Остап Бендер — кипучий, деятельный и не склонный к рефлексии — в отношениях с женщинами, как это ни странно, в точности повторяет «подвиги» своих литературных предшественников, упомянутых выше. Сначала, подобно Печорину (влюбившему в себя Мери, а затем бросившему ее), великий комбинатор позорно убегает от полюбившей его дочери старого ребусника,

а после (как и опомнившийся к концу романа Онегин) безуспешно пытается напомнить оставленной им девушке

о ее былой любви.

Два самых известных литературных меланхолика и веселый жулик оказались удивительно похожи в своей неспособности любить. В чем же тут дело? Почему столь разные типы людей в важнейшей сфере своего бытия оказываются так одинаково и фатально несостоятельными?

Рассуждать об этом с различных точек зрения можно довольно долго. Однако если обратиться к христианству, ответ на такой вопрос найти совсем несложно.

Как теряют любовь

В Евангелии Христос ясно говорит, что потеря любви является прямым следствием уклонения человека от исполнения заповедей Божиих: по причине умножения беззакония, во многих охладеет любовь (Мф 24:12). Очень важно понять, что само слово «беззаконие» в отношении заповедей имеет не юридический смысл по принципу: ты нарушил закон, Бог тебя за это накажет. Христианство говорит совсем о другом, духовном законе, который правильнее было бы сопоставить

с законами физики, химии, биологии и любой другой естественной науки. Ведь если человек, нарушая законы собственной природы, попытается сесть на раскаленную плиту, лизнуть железо на морозе или выпить серной кислоты, то вряд ли кому-либо придет в голову назвать печальные, но вполне естественные последствия такого беззакония — наказанием Божиим. То же самое происходит, когда человек пренебрегает духовными законами своего бытия. В сущности, все заповеди Евангелия как раз и являются такими законами, а вовсе не какими-то формальными и внешними по отношению к человеку требованиями. Нет,

в заповедях Господь лишь открывает нам принципы здорового существования нашей духовной природы, некую норму человечности, при соблюдении которой человек не будет вредить собственному естеству. Ну, в самом деле, разве вызовет у кого-то протест утверждение о том, например, что зависть или обида наносят вред, и прежде всего — самому завистнику или обиженному? Или что гневливый человек сам себе укорачивает жизнь? Да любая, даже самая далекая от христианства психологическая школа безоговорочно подтвердит сегодня истинность этих мыслей! Поэтому слова «грех» и «беззаконие» в Евангелии означают нарушение принципов нормального человеческого существования, которое неизбежно влечет за собой страдание, разрушение, смерть.

В общем-то, все заповеди лишь выявляют различные грани главного призыва Евангелия, который, наверное, известен любому культурному человеку — любите друг друга (Ин 34:13). Ведь на того, кого любишь, не станешь гневаться, ему не будешь завидовать, простишь ему любую обиду и никогда не станешь его осуждать. Таким образом, в заповедях изложены не какие-то отвлеченные истины — пускай и возвышенные, — а принципы деятельного проявления той самой любви, которой нам так не хватает в нашей жизни. Но что же происходит, если человек нарушает эти принципы? Об этом нетрудно догадаться по нехитрой аналогии: а что бывает, когда человек нарушает законы физики и пытается разжечь костер посильнее, усердно поливая его водой? Ответ очевиден: огонь погаснет. Ровно то же самое происходит и с любовью в сердцах тех людей, которые нормой своей жизни сделали нарушение закона любви, то есть — грех.

И если внимательно рассмотреть литературные истории жизни Онегина, Печорина и Остапа Бендера, то причину их неспособности к любви увидеть совсем несложно.

Так, по словам Пушкина, бедный Евгений самые чистые и естественные порывы молодости потратил на сомнительные похождения и бесконечные любовные интрижки:

Он в первой юности своей
Был жертвой бурных заблуждений
И необузданных страстей.

За восемь лет такой беспорядочной жизни Онегин довел себя до весьма печального состояния, когда женщина перестала быть для него тайной, желанной целью и радостным открытием:

В красавиц он уж не влюблялся,
А волочился как-нибудь;
Откажут — мигом утешался;
Изменят — рад был отдохнуть.
Он их искал без упоенья,
А оставлял без сожаленья,
Чуть помня их любовь и злость.

Еще страшнее выглядит внутренняя жизнь Печорина, вернее, то, что он сам сделал с этой своей жизнью. Ведь не так уж и лицемерит Григорий Александрович, когда, рисуясь перед княжной Мери, проговаривает свое жизненное кредо: «Я был готов любить весь мир, — никто меня не понял: и я выучился ненавидеть». Здесь герой честно признает любовь ко всему миру — нормальным состоянием здорового, неиспорченного человека. Правда, вину за утрату этого своего здорового состояния Печорин пытается полностью переложить на окружающих. Но путь этот тупиковый и бесплодный. Ведь если мою душу искалечили другие люди, то, значит, и приводить ее в порядок должен не я, а они. Собственно, именно такой вывод и делает лермонтовский герой: «…если б все меня любили, я в себе нашел бы бесконечные источники любви». Поставив способность к любви в зависимость от нравственности окружающих, «герой нашего времени» полностью отсек для себя возможность исцеления и пришел в поистине ужасное состояние, когда страдания другого человека, да и сама жизнь его становятся лишь забавой, топливом для эмоций, хоть как-то теребящих его ледяное сердце: «А ведь есть необъятное наслаждение в обладании молодой, едва распустившейся души! Она как цветок, которого лучший аромат испаряется навстречу первому лучу солнца; его надо сорвать в эту минуту и, подышав им досыта, бросить на дороге: авось кто-нибудь поднимет! Я чувствую в себе эту ненасытную жадность, поглощающую все, что встречается на пути; я смотрю на страдания и радости других только в отношении к себе, как на пищу, поддерживающую мои душевные силы. Сам я больше не способен безумствовать под влиянием страсти; честолюбие у меня подавлено обстоятельствами, но оно проявилось в другом виде, ибо честолюбие есть не что иное, как жажда власти, а первое мое удовольствие — подчинять моей воле все, что меня окружает; возбуждать к себе чувство любви, преданности и страха — не есть ли первый признак и величайшее торжество власти? Быть для кого-нибудь причиною страданий и радостей, не имея на то никакого положительного права, — не самая ли это сладкая пища нашей гордости? А что такое счастье? Насыщенная гордость».

Счастье — как насыщенная гордость! Бедный Печорин… Если бы он только знал, что гордость в принципе ненасыщаема и никогда не удовлетворится тем состоянием, в котором находится человек, сколь бы высоко он ни вознесся! По учению Церкви, нет более страшного нарушения закона любви, чем гордость, медной стеной отделяющая человека от всего мира, от других людей и от Самого Бога. Чтобы убедиться в истинности этого утверждения, достаточно просто перечитать страшные строки из дневника Печорина, приведенные выше.

Ну а неутомимый охотник за денежными знаками Остап Бендер лишил себя способности к любви иным методом, не менее разрушительным, чем блуд или гордость. На что же этот симпатичный литературный герой потратил весь пыл своей энергичной натуры, куда употребил таланты, которыми так щедро наделили его авторы? Об этом лучше всего сказал сам великий комбинатор в претенциозной эпитафии самому себе: «Он любил и страдал. Любил деньги и страдал от их недостатка». Вполне откровенный и точный диагноз. Любовь к деньгам в христианской традиции носит название сребролюбия. А о том, какую разруху производит сребролюбие в душе человека, прямо сказано в одном из посланий апостола Павла: А желающие обогащаться впадают в искушение и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погружают людей в бедствие и пагубу; ибо корень всех зол есть сребролюбие, которому предавшись, некоторые… сами себя подвергли многим скорбям (1 Тим 6:9–10).

В эту короткую цитату полностью укладывается вся трагикомическая история не только Остапа Бендера, но и многих других. История людей, которые в погоне за деньгами растратили свои многочисленные способности и энергию молодости, не создали семьи, не приобрели друзей… Ведь даже деньги, которые Бендер в конце концов сумел получить, не согрели его душу и не принесли счастья. Потому что не может стать счастливым тот, кто не способен любить.

Конечно, все эти герои не более чем плод писательской фантазии. Но ведь в том и притягательность настоящей литературы, что в образах вымышленных героев она показывает нам такие состояния человеческой души, на которые уже вполне реально отзывается наше сердце, наша совесть, наш жизненный опыт. И если быть с собой до конца честным, то многое из того, что лишило любви Онегина, Печорина и Остапа Бендера, мы в той или иной мере найдем и в своей жизни.

Как животное или — как Бог?

«Нет попутного ветра для того, кто не знает, в какую гавань он хочет приплыть», — когда-то сказал Монтень. К сожалению, этот тезис как нельзя более уместен в разговоре о любви в случаях, когда под этим словом подразумевается все что угодно: бурная страсть, физическое влечение, мимолетная симпатия или просто какое-то неопределенное томление в душе. Учиться любви, имея о ней столь смутные представления, — столь же неблагодарный труд, как разгадывать кроссворд, в котором отсутствуют не только ответы, но и вопросы.

В целом слово «любовь» ассоциируется у современного человека с некими бурными переживаниями, радостью или слезами, трепетом и замиранием сердца, одним словом — с сильным эмоциональным волнением. И действительно, тот, кто хоть однажды был влюблен, знает это состояние, когда в любимом человеке вдруг сосредотачивается весь смысл твоего существования. Но куда же девается это волнение страстей спустя некоторое, иногда совсем непродолжительное время? Почему так часто со скандалом делят имущество муж и жена, которые еще совсем недавно жить не могли друг без друга?

Жизнь очень сложная штука, но все же, наверное, не последнюю роль в таких разочарованиях и семейных драмах играет как раз неправильное понимание людьми важнейшего вопроса: что такое любовь? Ведь если понимать любовь как эмоцию, то неизбежно придется признать, что, подобно всем прочим чувствам, она очень изменчива, неустойчива и зависима от множества внешних и внутренних факторов нашей жизни. Не выспался — и уже не до чувств. Переел — снова не до них. Пасмурная погода за окном, больной зуб, случайно сказанное слово, косой взгляд, падение уровня сахара в крови — все эти вещи, как и великое множество других, здесь не названных, постоянно влияют на наши чувства. И если ставить свою любовь к ближнему в зависимость от многообразных обстоятельств жизни, то сохранить такую любовь-эмоцию окажется невероятно трудной задачей.

К тому же эта любовь обладает одной не очень симпатичной характеристикой: нам свойственно испытывать ее либо к тем, с кем хорошо нам, либо к тем, кому хорошо с нами. Но стоит даже приятному нам человеку выразить хотя бы легкое недовольство в наш адрес, как сразу же вместо любви к нему в душе вспыхивают совсем другие эмоции. А уж если мы узнаем, будто этот человек сделал нам какую-нибудь откровенную гадость — тут уж только держись! Тогда начинается такая «любовь», которая для несчастной бесприданницы Ларисы Огудаловой заканчивается приговором: «Так не доставайся ж ты никому!» и пулей в сердце, для пылкой Кармен — ножом в груди, а для Дездемоны — смертью от рук ревнивого мужа. В общем, с любимыми, которые вместо удовольствия начали доставлять неудобства, очень часто все происходит по схеме известной фольклорной истории, когда некий хозяин любил свою собаку лишь до тех пор, пока она не съела у него кусок мяса. Можно было бы, конечно, списать все эти печальные события на бурную фантазию драматургов, да вот беда — реальные уголовные хроники всех газет мира во все времена переполнены подобными трагедиями.

Именно такую любовь, сведенную к эмоции, Христос решительно отвергает, говоря ученикам: …если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? (Мф 5:46).

Любовь-эмоция почти не отличается от инстинктов животного. Поэтому нормой человеческой любви Христос объявляет нечто неизмеримо более высокое и требующее от людей существенного волевого и нравственного усилия: Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф 5:43-45).

Но любить своего врага, руководствуясь эмоциями и чувствами, уже не получится, поскольку чувства эти будут прямо противоположными любви. И здесь кроется одно из главных отличий любви христианской от всех прочих ее пониманий и трактовок: евангельская любовь обязательно предполагает жертвенность. А жертвой в данном случае должен стать отказ от таких естественных человеческих чувств, как неприязнь и отвращение, которые мы обычно испытываем к своим врагам. Занятие это нелегкое и даже болезненное, но ведь и цель его безмерно высока: уподобиться в любви уже не животному, но — Богу.

«Проблема расширенного эгоизма»

Ну вот, похоже, и найдены нужные слова: любовь — как жертвенность, способность к самоотдаче. Казалось бы, вот оно — христианское понимание любви! Но и тут нас подстерегают скрытые опасности. Оказывается, жертвенность вполне возможна и при отсутствии любви к ближнему. Не зря ведь апостол Павел предостерегает христиан от подобного перекоса в восприятии Евангелия: если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, нет мне в том никакой пользы (1 Кор 13:3).

Возникает закономерный вопрос: а что же, собственно, может стать для меня причиной самопожертвования, если не моя любовь к ближнему? Ответ на это — тема для отдельного большого разговора, поэтому ограничимся здесь лишь одним его аспектом, который можно было бы условно назвать «проблемой расширенного эгоизма».

Дело в том, что, вкладываясь в объект своей любви, отдавая ему силы, время, жертвуя ради него какими-то удовольствиями, человек потихоньку начинает любить в нем именно этот свой вклад, а точнее — себя самого в любимом. В итоге получается такая вот расширенная любовь к себе, пусть даже в нее будут включены мой муж или моя жена, мои дети, моя собака. Но в центре подобного отношения всегда будет этот злосчастный общий знаменатель — «мое». Такая любовь может превратиться в гордость, отделяющую нас и наших любимых от остального мира и уничижающую все, что находится за этой границей.

Убедительный пример такого расширенного эгоизма, принимаемого за любовь, можно увидеть в знаменитой сказке французского писателя Экзюпери, когда Маленький принц объяснял ничейным розам, в чем их отличие от его любимого цветка: «Вы ничуть не похожи на мою розу. Вы еще ничто… Вы красивые, но пустые. Ради вас не захочется умереть. Конечно, случайный прохожий, поглядев на мою розу, скажет, что она точно такая же, как вы. Но мне она дороже всех вас. Ведь это ее, а не вас я поливал каждый день. Ее, а не вас накрывал стеклянным колпаком. Ее загораживал ширмой, оберегая от ветра… Я слушал, как она жаловалась и как хвастала, я прислушивался к ней, даже когда она умолкала. Она — моя».

Логика Маленького принца здесь предельно ясна: чем больше самого себя вкладываешь в то, что любишь, тем больше оснований считать это своим. А все остальное можно спокойно считать «ничем», поскольку оно ведь еще ничье. Неудивительно, что бедные розы смутились, услышав эту декларацию любви-собственности. Конечно, Маленький принц — удивительно светлый и добрый герой, пожалуй, даже один из самых светлых во всей мировой литературе. Но в данном случае его понимание любви, к сожалению, не очень сильно отличается от жизненной философии генеральского денщика — персонажа одного из очерков Н. Лескова. Этот денщик делил все человечество на две неравные части: к одной он относил себя и своего барина, к другой — всю прочую «сволочь». Подобным образом и любовь-собственность заставляет человека автоматически делить весь мир на «мы» и «они». И тогда, чем бы он ни жертвовал во имя подобной любви, эта жертва неизбежно будет принесена им лишь себе самому.

Христианство предполагает совершенно иной принцип отношения к окружающим, когда основанием для любви к ближнему является вовсе не наша собственная мера жертвенности по отношению к нему, а безмерность жертвы Христа за все человечество. Чтобы эта мысль стала более понятной, можно рассмотреть ее на примере отношения героя сказки Экзюпери к чужим розам. Маленький принц по-детски наивно определил их как «ничто», поставив ничьим цветам в упрек тот факт, что ради них еще никто ничем не пожертвовал. Но христиане знают, что Христос пострадал за каждого человека, а следовательно: каждый из людей — Его, потому что для Бога нет беспризорных цветов. Христиане призваны в каждом человеке видеть Христа и почитать в любом случайном встречном образ Божий. При таком мировоззрении разделение людей на своих и чужих по какому-либо признаку становится попросту невозможным. Вот как пишет об этой «неразборчивости» христианской любви святитель Игнатий Брянчанинов: «И слепому, и прокаженному, и поврежденному рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собою, чтобы тебе не иметь недостатка в любви».

Любовь — не эмоция

На расстроенном рояле даже самый выдающийся исполнитель всех времен и народов не сможет толком сыграть и банального «Чижика-пыжика». Все его мастерство, весь обширный репертуар, экспрессия и выразительность игры окажутся бесполезными, если инструмент не будет должным образом настроен. То же самое вполне справедливо и в отношении человеческой души: она тоже нуждается в правильной настройке, без которой все наши мысли, слова и действия могут оказаться фальшивыми.

Христианская любовь к ближнему — это не чувство, и даже не действие, а именно такая настройка, а вернее, устроение человеческой души, когда в ней живет постоянная готовность отнестись к любому человеку, как к Самому Христу. Ведь в христианстве дистанция между этикой в отношениях с Богом и этикой межчеловеческих отношений практически сведена к нулю словами Христа: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне (Мф 25:40). Каждый человек, как бы ни был он плох и неприятен нам, призван к бытию Богом, любим Им, несет в себе Его образ. И для желающих исполнить христианскую заповедь о любви к ближнему прежде всего необходимо так настроить свои ум и сердце, чтобы в любом человеке за всеми его индивидуальными несовершенствами видеть этот образ Божий, помнить о том, что он — такое же любимое Богом создание, как и ты сам. Лишь на почве подобного устроения души способна прорасти та любовь, о которой говорит Евангелие. Практический же рецепт такой настройки можно увидеть в творениях святых отцов, всю свою жизнь употребивших на освоение этой непростой науки — любить ближнего.

«Воздавай почтение ближнему как образу Божию — почтение в душе твоей, невидимое для других, явное лишь для совести твоей. Деятельность твоя да будет таинственно сообразна твоему душевному настроению. Воздавай почтение ближнему, не различая возраста, пола, сословия, — и постепенно начнет являться в сердце твоем святая любовь. Причина этой святой любви — не плоть и кровь, не влечение чувств, — Бог», — говорит святитель Игнатий (Брянчанинов).

В чем же на деле должно быть выражено такое душевное устроение, объясняет другой святой — авва Дорофей: «Не делай зла ближнему, не огорчай его, не клевещи, не злословь, не уничижай, не укоряй, и таким образом начнешь после мало-помалу и добро делать брату своему, утешая его словами, сострадая ему или давая ему то, в чем он нуждается; и так, поднимаясь с одной ступени на другую, достигнешь с помощью Божией и верха лестницы. Ибо, мало-помалу помогая ближнему, ты дойдешь до того, что станешь желать и пользы его, как своей собственной, и его успеха, как своего собственного. Сие и значит возлюбить ближнего своего, как самого себя».

Вот, собственно, и все. Нетрудно увидеть, что никаких сверхъестественных ухищрений и неисполнимых требований здесь нет. И прежде всего нужно научиться так любить самых близких своих людей — мужа, жену, детей, родителей… Не потому, конечно, что они — наши родственники. Просто именно с ними мы общаемся гораздо больше, чем с остальным человечеством, и где же еще осваивать христианскую любовь к ближнему, как не в собственной семье? Глупо учиться любви к врагам, так и не научившись любить свою бабушку.

Конечно, в приведенных здесь цитатах отцов описано лишь самое начало стяжания любви к ближнему. Путь же ее совершенствования бесконечен, поскольку человек призван уподобиться в ней Самому Богу. Но без этого драгоценного начала весь остальной путь окажется для нас безнадежно закрыт.

Мы понимаем, что такая трактовка образа Маленького Принца может вызвать неоднозначную реакцию и многим не понравиться. Однако из уважения к позиции автора мы не стали подвергать текст редактуре и убирать из него это сравнение, что не означает, что редакция разделяет данную позицию. — Ред.

сайт Горловской и Славянской епархии

Вопрос, который мы задали протоиерею Владимиру Шутову, настоятелю Храма святых Царственных мучеников с. Александро-Калиново, на первый взгляд прост, однако каждый христианин знает, насколько сложно на него ответить. Действительно: как? Заставить себя? Ждать, когда любовь к ближним придёт сама собой? Да и кого считать ближним?

Как решить сложную математическую задачу? — нужно разбить её на несколько простых действий. Этот метод работает не только в математике, попробуем им воспользоваться. Допустим, человек решает полюбить ближних, но не знает, как это осуществить. Одна из первых задач — понять, что такое любовь. Как он её для себя определяет? Это чувство, страсть, увлечение? Что-то частное или же абстрактное?

Второй вопрос: кто они — мои ближние? Нужно выяснить, кого вы хотите полюбить. И третий вопрос: зачем? Зачем любить ближних? Может, вам и так хорошо? Живёте сытые, довольные, обутые-одетые. Как в «Песне о соколе» Горького: зачем мне небо? Ответы на эти вопросы могут максимально приблизить нас к главному делу нашей жизни.

А нужно ли любить вообще?

Начну с последнего. Зачем нужно любить ближних? Ответы могут быть разными. Например, человек хочет прожить на земле безбедно и бесконфликтно. Если он думает: «Я буду любить ближних, тогда и они будут любить меня, и поэтому у меня не будет ни ссор, ни обид, и разочарований», — то ошибается. Господь говорит: «В мире будете иметь скорбь» (Ин. 16:33). Он предупреждает, что если человек будет любить только любящих его, которые отвечают ему взаимностью, то никакой пользы в этом не будет.

Я бы на вопрос «зачем любить ближних?» ответил так: это надо, чтобы соединиться с Тем, Кто любит тебя больше всех. Ведь даже в земной любви между мужчиной и женщиной, юношей и девушкой люди часто идут на жертву для того, чтобы быть вместе. Тем более, если желаешь соединиться с Богом, нужно быть готовым жертвовать. Он возлюбил нас задолго до того, как мы задумались о том, как полюбить Его.

В стремлении полюбить ближнего цель должна быть самой высокой. Я хочу быть со Христом, а Он любит меня больше всех на свете. Свою любовь ко мне Он действенно показал, когда покинул Отчий дом, Свой огнезрачный Престол, и, приняв образ раба, пришёл на землю, чтобы спасти лично меня. Чтобы всегда быть с Ним, мне нужно обладать определённым качеством, по которому Он узнает, что я — Его человек. Это качество — любовь.

Кого любить?

Второй вопрос: кто такой ближний? Ближние — это все те, кого Христос называет Своими младшими братьями, то есть — весь мир. Причём, возможно, не только человеческий, но и животный. Когда дома живёт большой, жирный и ленивый кот — это одно. А приютить маленького, больного, худого, замёрзшего котёнка, которого выбросили, — это другое. Любовь должна быть ко всему живому. Но прежде всего — к человеку как образу и подобию Божию.

Эгоистичной любви не бывает. Нельзя полюбить только ради каких-то земных целей. На третий вопрос — «что такое любовь?» — можно ответить: это жертва. Ты уступаешь своё место под солнцем другому человеку, даже чужому тебе — то есть он не родственник, не друг, не знакомый, — значит, у тебя есть любовь. Любовь жертвенна. Её свойства описаны апостолом Павлом: она долготерпит, милосердствует, не раздражается, не ищет своего — и так далее.

Как полюбить всех этих людей?

А теперь обратимся к практическим советам. Могут спросить: всё понятно, но как это сделать? Даже согласившись с высокой целью любви, её жертвенным смыслом — как быть с морем людей, которые называются ближними? Как полюбить их всех? Это делается усилием воли. Каждодневным изнурительным трудом. Распятием самого себя, как в Священном Писании сказано. Апостол Павел говорит: «Но те, которые Христовы, распяли плоть со страстями и похотями» (Гал. 5:24). Нужно убрать из жизни страсти и похоть, оставить только жертвенное служение ближним, желание каждому помочь и умение отойти в сторону, дав лучшее место другому человеку.

Но и здесь снова встаёт вопрос: как это сделать? Каким должен быть первый шаг? Второй? Думаю, тот, кто задаёт эти вопросы, уже делает свои первые шаги. Нужно пристально за собой наблюдать. Случилась неприятная ситуация — тебе сердце подскажет, сказать грубое слово или промолчать. Зачем молчать? — чтобы проявить любовь. Зачем проявлять? — чтобы доказать Господу свою профпригодность. Он говорит, что если имеешь любовь, значит, ты — Его человек. Поэтому так важен первый шаг в преодолении самого себя. Нужно сделать поступок жертвенной любви. Когда ты его сделаешь, то ощутишь, что это та пища, которая крайне необходима.

Что такое Евхаристия, когда мы принимаем Тело и Кровь Господа и Спаса Нашего Иисуса Христа? Это жертва Его любви к нам, наши истинные пища и питие. Мы тоже должны приносить свою жертву. Когда принесём, почувствуем радость, вдохновение, жажду жизни. Нам захочется повторять это снова и снова. Всё внешнее — что о нас скажут, как подумают — не имеет значения, потому что мы знаем, как это хорошо.

Мне вспоминается книга Генрика Сенкевича «Камо грядеши», где рассказывается о римском патриции, воспитанном в пренебрежении к окружающим его людям и столкнувшимся с христианством. Однажды он приходит к себе домой ночью и видит, что его слуги устроили шумный пир. Они ели и пили то, что им не было позволено. В другое время этот человек жестоко наказал бы их или предал казни. Но в тот день он их прощает. Никогда в жизни не доводилось ему чувствовать то, что наполнило его душу после этого поступка. В итоге он говорит, что хочет ещё раз это повторить, пережить вновь эту радость.

Сделать первый шаг

Нужно сделать первый шаг, какое-то доброе дело. Постараться принести в жертву ближнему своё «я». Начать практику доброделания. Необходимы действия: примириться, чем-то поступиться. В прошлый раз мы разговаривали о несогласии родителей в вопросе воспитания ребёнка. Часто оно приводит к крушению семьи. Человек доказывает свою правоту и не понимает, как можно отступиться, если он — прав. Ведь справедливей будет принять то, что он предлагает! Возможно, это так. Но выше справедливости — закон любви.

Нужно определиться, чего вы хотите: доказать свою правоту — или сохранить семью? Что важнее? Если второе — то нужно смириться и сказать: я неправ. Как в известной притче о суде Соломона, когда мать была согласна отдать ребёнка, чтобы сохранить ему жизнь. Так и мы: жертвуем своим эгоизмом, чтобы сохранить семью.

После того как мы начали делать добрые дела, идёт второй шаг: следуем словам святого Игнатия Брянчанинова. «И слепому, и прокажённому, и повреждённому рассудком, и грудному младенцу, и уголовному преступнику, и язычнику окажи почтение, как образу Божию. Что тебе до их немощей и недостатков! Наблюдай за собою, чтоб тебе не иметь недостатка в любви».

Подавляющее большинство судит о любви по объектам. «Они плохие, потому что меня не любят». Ну и что, если так? Ты поставь вопрос иначе: а я их люблю? Вопрос ведь не в том, кто кого любит, а в том, есть ли у вас любовь. Если считаете, что есть, то нужно её проявить. Как? — опустить лакмусовую бумажечку, на которой написаны слова апостола Павла: «Любовь… не раздражается» (1 Кор. 13:4). И всё будет понятно. Если я прихожу домой, и ко мне подходит ребёнок с просьбой: «Папа, помоги!», — а я, раздражаясь, начинаю ему полчаса рассказывать, как устал и сколько добрых дел сделал, то какая цена всему этому добру?

Не хватает — попросите

Не хватает любви — попросите у Бога. Она — дар Божий. Её можно у Него выпросить. Однако для того, чтобы Он нам её дал, нужно показать: мы просим её для добра, а не для удовлетворения своих потребностей. Поэтому нужно просить и просить, хотя бы чуть-чуть, — чтобы не раздражаться на самых родных и близких. И Господь даст, потому что очень-очень нас любит и хочет, чтобы любовь царила между нами.

Как доказать Богу, что этот дар действительно нам нужен, и мы не потопчем его ногами, как свиньи бисер, но употребим на помощь ближнему? Просить прощения у тех, кто причиняет нам обиду. По примеру маленького мальчика Варфоломея. Друзья старшего брата обижали его, а он говорил им: «Простите! Я, наверное, делаю то, что вас задевает. Не знаю, что, но прошу у вас прощения». Он, человек, который даже читать не мог нормально, получил дар великой любви к людям, и мы знаем его как преподобного Сергия Радонежского, несколько веков поклоняемся ему и просим заступничества.

Чтобы полюбить ближних, нужны живые примеры такой любви, практика деятельного добра и непрестанные молитвы. Плюс — надо постоянно напоминать себе, для чего мы встали на этот путь.

Записала Екатерина Щербакова

сайт Горловской и Славянской епархии

Слово «любовь» используется, возможно, чаще, чем необходимо. Мы все хотим делиться любовью, получать любовь, чувствовать себя любимыми. Это движущая сила в нашей жизни. Но само слово имеет так много разных версий и оттенков, что его смысл стал довольно субъективным: «Если ты меня любишь, ты сделаешь то, о чем я прошу…». Мы постоянно находим способы измерить чью-то любовь – и нашу собственную – и использовать это в своих интересах. Любовь используется как прикрытие для страха, неуверенности, пустоты и глубоких проблем, которые нам еще предстоит решить внутри себя. Мы настолько далеки от реального смысла любви, что не всегда знаем, что это такое?

Не волнуйтесь: никогда не поздно научиться любить по-настоящему!

1. Примите целое. Любить кого-то – это принять его полностью вместе со всеми недостатками. Любовь не стремится к изменениям и ничего не требует. Она бескорыстна. Любовь воспринимает человека в цельности, и её задача – это не судить. Любовь – это безопасное, теплое и гостеприимное место для вашего избранника. Если вы пытаетесь изменить кого-то или ищете способы манипулировать, чтобы получить то, что хотите, это уж точно не та любовь, о которой мы говорим. Попытайтесь понять, что действительно происходит. Спросите себя, почему вы хотите изменить этого человека? Затем спросите себя снова. И снова. Например, если ваш ответ «Я хочу изменить его, потому что мне не нравится, как он делает то-то и то-то», тогда спросите себя: «Почему мне это не нравится?» Если ваш ответ: «Потому что это меня смущает», тогда спросите себя, почему это вас смущает. Может оказаться, что вы на самом деле хотите не менять другого человека, а избежать собственного дискомфорта.

2. Поддерживайте и лелейте. Любовь – это поддержка, поощрение и мотивация стать еще лучше. Иногда это означает держать зеркало перед другим человеком, чтобы помочь ему видеть себя. Любовь стимулирует и способствует росту и развитию. Если вам трудно поддерживать кого-то, спросите себя, почему? Снова задайте себе три вопроса. Эти вопросы – это отличный способ узнать себя. А ответы – прекрасная возможность найти скрытые страхи, а также ограничивающие вас убеждения и качества, требующие работы над собой. Так что вы сможете еще и разобраться в себе, взглянув на то, как вы относитесь к другим людям, особенно к тем, кого вы любите.

3. Выучите язык Любви. Любовь – это противоположность страху. Любовь – это умение отдавать, а не брать. Любовь спрашивает: «Что я могу сделать для вас?», а страх (или отсутствие любви) задает вопрос: «Что я получу от этого?» Любовь можно описать как полученный дар. Вы дорожите им, гордитесь им, цените его красоту. Этот дар – другой человек. Любовь уважает его и всегда стремится защищать, оберегать и помогать развитию. Любовь разговаривает мягко и нежно. Если вы обнаруживаете, что вы кричите, насмехаетесь, манипулируете или действуете агрессивно в отношении того, кого любите, спросите себя, как вы можете изменить эту поведенческую модель. Когда вы начали её применять? Рассматриваете ли вы её как защитный механизм? Зная, что любовь означает уязвимость и открытость, какими другими способами вы можете достучаться до другого человека, не заставляя его чувствовать себя плохо?

4. Любовь подразумевает умение отпускать. Часто, когда вы кого-то любите, вам приходится принимать очень трудные решения для общего блага. Бывают ситуации, когда отпустить человека – это самая лучшая вещь, которую вы можете сделать для него. И для этого требуется мужество и настоящая любовь. Необходимость отпустить непременно вызовет в вас всевозможные эмоции и страхи. Найдите способ сделать это проще, спросив себя, каков корень этого страха. Это привязанность? Если да, то какой смысл вы придавали отношениям, от которых так трудно отказаться? Какими способами можно себя исцелить, зная, что человека просто необходимо все же отпустить?

5. Настоящая любовь начинается внутри. Любовь к себе – это первое требование, если вы хотите научиться любить кого-то другого. Вам нужно беречь себя, питать свое тело и душу и ощущать себя счастливой. Если вы начнете сдаваться и рассыпаться на части, вы не сможете никого любить. Если бы вы относились к другим так, как вы относитесь к себе, хотели бы они быть рядом с вами? Примите себя полностью и безраздельно, поддерживайте, холите и лелейте себя. В конце концов, станьте своим собственным поклонником! А также научитесь отпускать людей, места или вещи, которые больше ничего не значат в вашей жизни!

Как научиться любить людей

Информационно-просветительский отдел УПЦ публикует интервью Блаженнейшего Митрополита Онуфрия редакции «Церковная православная газета».

Христианская любовь предполагает не взаимность, а самопожертвование

— Ваше Блаженство, почему так получается: в нашем обществе много говорится о любви и в то же время чувствуется ее острейший дефицит? Что нужно сказать о любви в свете Нового Завета?

— Заповедь о любви к Богу и о любви к ближним была дана людям еще в Ветхом Завете. Однако в своей беседе на Тайной Вечере Господь Иисус Христос обращается к Своим ученикам со словами: заповедь новую даю вам, да любите друг друга (Ин. 13: 34). В чем новизна этой заповеди? Прежде всего в том, что любовь христианина должна простираться не только на тех, кто близок нам по крови или кто приятен нам, а на всех, кто нуждается в нашей помощи и любви. На евангельских страницах Иисус Христос призывает нас к любви бескорыстной. А если же мы любим так, как любят грешники, то какая за это благодарность от Господа? Мы призваны любить даже своих врагов, не ожидая ничего взамен (Лк. 6: 35), т. е. не надеясь на возмещения своих трат.

— Чем обычная (человеческая) любовь по существу своему отличается от христианской?

— В обычной жизни мы любим тех, которые нам нравятся и которые любят нас. А христианская любовь предполагает не взаимность, а самопожертвование. Возьмем наглядный пример из жизни: молодой человек любит девушку, готов ей покупать цветы и терпеть ее капризы. Но такая плотская любовь распространяется лишь на немногих людей – на родителей, еще, может быть, на одну личность. А христианская любовь распространяется на всех. Она является любовью возвышенной, всеобъемлющей и, достигая своего совершенства, простирается и на врагов. Господь учит благословлять тех, которые нас проклинают, и молиться за тех, которые нас обижают.

Мы должны подчинить свою плоть законам духа

— Как же достичь подобной любви? Ведь не бывает же — раскрыл свою душу и всех возлюбил…

— Конечно, христианская любовь не приходит легко, как бы нам хотелось. Господь Иисус Христос не только заповедует нам любить друг друга, но, прежде всего, Своей жизнью являет нам пример любви и помогает нам приобретать ее. В этом является новизна и сила Нового Завета: в соединении со Христом в Церкви мы становимся способными принимать дар любви от Бога, той любви, которая простирается на всех, в том числе и врагов. Благодать воспринимается человеком по мере очищения его души: нужно себя перебороть, гордыню сокрушить, отогнать все те злые помыслы, которые наполняют нашу душу. Это делается с помощью церковных таинств Покаяния и Причастия, молитв, чтения Священного Писания и самопонуждения. Сам Господь сказал, что Царствие Небесное нудится (Мф. 11: 12), т. е. нужно себя понуждать и побуждать к соблюдению поста, целомудрию и другим добродетелям. Мы должны подчинить свою плоть законам духа. Тогда и будем иметь духовные плоды, главным из которых является любовь. Если человек творит добро, прощает обиды, любит ближнего жертвенной любовью, то он уподобляется своему Творцу. Так поступая, человек обретает душевный мир и наполняет свою жизнь радостью.

Подлинно счастливым является тот, чье счастье не зависит от внешнего мира

— Чтобы иметь радость и мир, нужно чувствовать себя счастливым. Но как этого достичь в нынешних непростых условиях, когда жизнь дорожает и цены растут?

— Наше счастье не зависит от обилия нашего имения или внешней ситуации (экономической и политической), в которой мы оказались. Можно занимать самый высокий пост в обществе и обладать огромными состояниями и при этом чувствовать себя глубоко несчастным. Подлинно счастливым является тот, чье счастье не зависит от внешнего мира. Являясь сынами Божиими, Святые были счастливы тем, что Бог им давал, потому что их сердца были наполнены благодатью Божией. Счастлив тот, кто умеет довольствоваться тем, что имеет, кто стремится очищать свое сердце от страстей, и старается любить Бога и всех людей.

Можно любить себя, угождая своим эгоистическим желаниям, а можно любить себя, чтобы обрести Царство Небесное

— Господь Иисус Христос заповедует нам возлюбить ближнего своего как самого себя (Мф. 22: 39; Мк. 12: 31; Лк. 10: 27). Для того чтобы любить ближнего, нужно любить себя? Что значит любить себя?

— Человеку свойственно любить самого себя. Никто не желает себе зла. Вопрос заключается в направленности нашей любви. Можно любить себя, угождая своим эгоистическим желаниям, а можно любить себя, чтобы обрести Царство Небесное. Что такое радости этого мира? – Это хорошая работа, увеличение своего материального состояния, различные развлечения… Конечно, мы все нуждаемся в необходимых вещах – крыше над головой, одежде, хлебе насущном. Однако христианская любовь по отношению к самому себе не означает желание приобретения земных благ. Христианин видит благо для себя в исполнении заповедей Божиих, которые приближают человека к Богу и открывают возможность стяжания Божией благодати, исполняющей сердце ни с чем не сравнимой полнотой и радостью.

— В нашей жизни бывает много затруднительных обстоятельств. Часто мы теряемся и не знаем: что делать и как поступить? К примеру, если кто-то занял деньги и не хочет вернуть, возникает вопрос: обратиться в полицию или еще какие-то меры предпринять?

— В первую очередь, нужно поставить себя на место должника. И посмотреть: как бы мы хотели, чтобы с нами поступили в подобных обстоятельствах? Господь Бог заповедует нам, чтобы мы поступали с другими так, как хотим, чтобы другие поступали с нами (см.: Мф. 7: 12). Господь ставит нас перед выбором: вести себя как грешники или быть подобными Богу? В таких ситуациях мы проверяемся в отношении того, насколько мы способны проявлять милосердие, сострадание, прощение, любовь.

Жертвенность христианской любви не может быть упразднена ничем – ни обидами, ни испытаниями, ни разочарованиями…

— В 13-й главе Первого послания к Коринфянам святой апостол Павел воспевает гимн любви: любовь долготерпит, милосердствует, <…> не завидует… (ст. 4) — и заключает свою речь о любви: любовь никогда не перестает (ст. 8). Как пониматьпоследнюю фразу?

— Сущность христианской любви – это способность христианина к жертвенности. Если в любви нет жертвенности, ее нельзя назвать христианской любовью. Любовь без жертвенности – это есть проявление эгоизма, самолюбия, самоугождения. Фразой любовь никогда не перестает святой апостол Павел указывает нам на то, что жертвенность христианской любви не может быть упразднена ничем – ни обидами, ни испытаниями, ни разочарованиями…

В иной мир за человеком пойдут только его плоды любви к Богу и ближнему. И во всей своей полноте христианин сможет раскрыть дар любви в вечной лучшей жизни, когда исчезнут не только дары пророчества и языков, но прекратятся уже вера и надежда. Вера заменится там лицезрением Господа, а надежда станет сбывшеюся, одна любовь будет царствовать во веки веков, навсегда, потому что истинной любовью является Сам Бог и Бог является вечным источником любви.

Не секрет, что способность человека любить себя очень тесно связана со способностью любить других людей. Если мы, например, сконцентрированы на недостатках, то и в себе, и в других видим преимущественно слабые стороны. Замечая в других людях хорошие качества, мы не можем не видеть их в себе, поскольку люди – зеркала для нас. Во всех традиционных религиях существуют заповеди и наставления о необходимости полюбить других людей, как самого себя. В буддизме каждый человек обладает природой Будды, и любить всех людей означает испытывать любовь к миру, к просветлению, к самому Будде. Если рассмотреть вопрос вне религиозного контекста, один из первых уроков, которые дает нам жизнь: относиться к другим следует так, как хочешь, чтобы они относились к тебе.

У большинства людей нет трудностей с тем, чтобы любить своих близких друзей, родных, партнеров. Но испытать любовь к кому-либо за пределами этого выбранного нами круга бывает тяжело. Тяжело любить тех, с чьими взглядами и действиями мы не согласны, тех, кто не похож на нас, тех, чье существование нас совершенно не трогает. Допустим, равнодушие никак не влияет на человека, но осуждение, несомненно, отбирает энергию, а любовь, для которой различия не стали помехой, наоборот, наполняет сердце мощной энергией и гармонизирует человека в целом. Вчера я достала подаренную мне год назад цифровую фоторамку с дальней полки и «залила» в нее фотографии любимых людей – семьи, друзей, а также фото, на которых я сама улыбаюсь. Это хорошее средство от уныния и тоски – смотреть на лица любимых людей, многие из которых живут в других городах, улыбаться и чувствовать, как в груди разливаются тепло и радость.

От этой фототерапии я перешла к другому шагу, о котором и хочу сегодня рассказать вам. Это несложно, упражнение можно выполнять в несколько подходов, не обязательно заканчивать все за один раз. Регулярное его повторение поможет увидеть, насколько мы похожи с людьми, которых любим и с теми, к кому пока еще питаем отрицательные чувства. Итак, для того чтобы научиться любить людей, сделайте следующее:

  1. Создайте новый файл в Word или, если вы предпочитаете писать, а не печатать, возьмите блокнот и ручку. Вспомните одного человека, которого вы любите, и напишите 4-5 предложений о достоинствах этого человека. Здесь должно быть только хорошее, никаких «но», никакого сарказма, а также исключите идеализацию. Напишите то, что думаете и чувствуете об этом человеке, что в нем восхищает вас.
    Пример. Ксюша любит жизнь, искренне и заразительно. Ксюша светлая, радуется от души, сочувствует и содействует. Ксюша любящая, с большим теплым сердцем. Ксюша мыслит свободно, у Ксюши уникальное мышление и творческий подход к любым жизненным задачам. Ксюша легкая, мягкая, приятная.
  2. Теперь переходите к следующему любимому вами человеку и продолжайте описывать людей, пока не надоест или пока не наберется 7-9 характеристик.
  3. Следующая задача сложнее: вспомните человека, лучше всего не из прошлого, а того, кто присутствует в вашем настоящем и кто вам не нравится. Не важно, по каким причинам вы так относитесь к нему, просто выберите кого-то и также напишите 4-5 предложений о том, за что этого человека можно любить. Если кажется, что не за что, думайте еще, пока не напишете.
  4. Таких характеристик нужно написать столько же, сколько вы уже написали о любимых людях. Главное – ничего не выдумывать, не приписывать нелюбимым людям качеств, которых у них нет, лишь для того, чтобы выполнить задание – это бесполезная трата времени. Нужно найти в том, к кому вы относитесь негативно, качества, за которые можно любить.
  5. И завершающая часть упражнения, которую можно выполнить в двух вариантах (если будете регулярно делать упражнение, опробуете оба):
    а). Напишите свою характеристику – за что вы любите себя, какими качествами в себе восхищаетесь? Здесь можно не ограничиваться пятью предложениями, пишите, сколько захочется. Когда закончите, пройдитесь по списку любимых и не любимых людей и найдите совпадения в том, как вы описывали себя и их.

    б). В этом варианте в свою характеристику вам нужно взять по одному предложению из всех написанных – и о любимых людях и о тех, других, опять же, не придумывая, а выбирая только то, что в вас действительно есть.

Закончив упражнение, поразмышляйте о том, что даже у самых разных людей есть нечто общее (для этого, кстати, можно сравнивать характеристики разных людей из вашего списка между собой), то, что объединяет нас в корне, несмотря на внешние отличия. Проанализируйте, насколько легко или трудно вам было находить положительные качества людей в обоих случаях. Легко ли вам признать, что с теми, кто вам не нравится, вы также схожи? И, самое главное, если вы описали человека, к которому испытываете неприязнь, и не смогли найти ничего общего между ним и собой, тяжело ли вам признать его право быть таким, какой он есть, жить так, как он хочет жить и делать то, что он делает? Понимаете ли вы, что он делает это не вам назло, а просто живет своей жизнью? Принимаете ли вы существование этого человека и таких, как он, в этом мире, их соседство с вами?

Как видите, это в большей степени философское упражнение, в котором нет заранее определенных результатов. Но, если выполнять его осознанно и честно, оно обязательно поможет лучше понять себя и других, обрести чувство единения с людьми. Если вы хотите научиться любить людей, начните видеть в них качества, достойные любви и восхищения – каждый день, общаясь и сталкиваясь с разными людьми, задавайтесь вопросом: «как я могу полюбить этого человека?». Чем больше любви вы отдаете, тем сильнее это меняет вас и вашу жизнь. Меняет в сторону счастья, гармонии, радости и, конечно, безграничной любви.