О покаянии

как в той песне… Избавление, но не покаяние

Авторы Произведения Рецензии Поиск Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Проза.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Данные пользователей обрабатываются на основании Политики обработки персональных данных. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Проза.ру – порядка 100 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более полумиллиона страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Значение слова покаянный

Примеры употребления слова покаянный в литературе.

В двойственном характере любви церковной, как любви агапической или эроса, проявляется вышеуказанная антиномическая двойственность христианского пути, как аскезы и творчества, покаянного смирения и творческого вдохновения.

Он все еще думал о маленьком капитале, этот больной, несчастный старик, и в голове его по ночам рядом со страшными покаянными мыслями бродили мысли и о ваксе, и о большой торговле фруктами, и мало ли каких планов о добыче маленького и потом большого капитала.

Итак, от того часа, когда Иван Вельяминов, обливаясь слезами, писал покаянное письмо мертвому, отступим мы на два года назад, и даже на пять лет назад, ибо надобно сказать здесь о том, что совершалось в 1373 году от Рождества Христова в Византии и от чего покатился, разматываясь, клубок событий и дел, едва достигший своего завершения лишь два десятилетия спустя описываемого нами времени.

И финал — покаянное лобзание родной земли предавшим его товарищем — артист Гостюхин ушел дальше замысла режиссера и провел эту сцену на высочайшем трагедийном уровне, на пределе искренности.

Элдер Камара, выступая перед журналистами, предложил закрыть первую сессию не благодарственным, а покаянным молебном.

В давние времена папа римский отлучил от церкви германского кесаря Генриха Четвертого, и тот, прибыв в Каноссу, посыпал главу пеплом, покаянно разорвал на себе одежды, неделю простоял на ногах под дождями и солнцем, со слезами умоляя папу не отвергать его.

Клянусь Двенадцатью Кринолиновыми Покровами Самого Покаянного Грешника, — прорычала разгневанная Талея, — я хочу, чтобы духу вашего тут не было!

По теме — это первое после неопределенных стихов наброска 20 несомненное проявление покаянных настроений у Микеланджело, отныне уже не покидавших его и становившихся с возрастом все решительнее.

Всегда позже времени кусаю локти, — покаянно проговорил Остроумов, сел и прижал к груди руки.

Если Христич не знает своей вины, он никогда не напишет в налоговую полицию покаянного заявления, на основании которого можно прекратить уголовное преследование.

Церковные коллеги устраивали покаянные процессии из Граса в Ла Напуль и обратно.

И, поддаваясь этому грустному сознанию и теплому покаянному чувству перед этой чистой нежной девушкой, Мижуев слово за слово стал говорить о своей жизни.

Перед ними он произносит свою прощальную покаянную речь, и они же являются очевидцами его страшной кончины и рассказывают о том, что сами видели, в дополнение к жизнеописанию, найденному ими в кабинете своего учителя.

В клинике доктора Флджяна Таня провела две с половиной недели, малоприятных не столько медицинскими обстоятельствами, сколько сенсорным голодом — облупившиеся белые стены внутри и снаружи, унылый дворик с темными кипарисами и чахлым розовым бордюром, занудный однообразный режим, хриплый телевизор, показывающий только бледные тени, соседки — скорбные армянские девы, с их покаянными придыханиями и толстыми свежевыбритыми ногами.

А один молодой человек даже консультировался со мной, как с литератором, достаточно ли слезно и проникновенно изложено его покаянное письмо в Латвию к бывшему тестю, которого он несколько лет поносил и оскорблял за неверие в израильский рай.

Источник: библиотека Максима Мошкова

Покаяние

См. раздел: ТАИНСТВО ПОКАЯНИЯ (ИСПОВЕДЬ)

  • Покаяние Библейская энциклопедия архим. Никифора
  • Покаяние старец Сергий (Шевич)
  • О покаянии архим. Софроний (Сахаров)
  • Умное делание начинается с покаяния прот. Иоанн Журавский
  • Вынужденное покаяние прп. Паисий Святогорец
  • Путь покаяния старец Иосиф Ватопедский
  • Практика покаяния в древней Церкви прот. Андрей Лобашинский

Покая́ние (от греч. μετάνοια (метанойя) — перемена сознания, переосмысление, прозрение) —
1) глубокое раскаяние, сокрушение о грехах, характеризуемое печалью и скорбью, вызванной уязвлением совести, но главное, живым ощущением разлучения с Богом; сопровождаемое твердым желанием очищения, преображения жизни; упованием и надеждой на Господа. В широком смысле под покаянием подразумевается фундаментальная перемена в жизни: от произвольно-греховной, самолюбивой и самодостаточной – к жизни по заповедям Божиим, в любви и стремлении к Богу.
2) Таинство Церкви, в котором, по искреннем исповедании грехов перед лицом священника, грешник по милосердию Божию силой Божественной благодати освобождается от греховной нечистоты.

Покаяние – изменение внутренней и внешней жизни человека, заключающееся в решительном отвержении греха и стремлении проводить жизнь в согласии со всесвятой волей Бога.

Покаяние начинается с изменения человеческого ума, отвращающегося от греха и желающего соединиться с Богом. Покаяние всегда есть умоперемена, то есть перемена одного направления ума на другое. За изменением ума следует изменение сердца, которому Бог дает опытно познать Свою благодатную любовь и святость. Познание любви и святости Божьей дает силы человеку не повторять грех и противостоять его действиям. В тоже время, благодатное вкушение Божественной любви и святости требует от человека немалого подвига для ее удержания в своей душе. В этом подвиге Бог испытывает свободное намерение человека отринуть грех и вечно пребывать с Ним.

Следование Божественным заповедям встречает сопротивление падшего человеческого естества, отчего покаяние неразрывно связано с напряжением воли в движении от греха к Богу или подвижничеством. В подвижничестве от человека требуется искреннее желание преодолеть грех, а от Бога подается благодать для его преодоления. Покаянный подвиг – дело всей жизни человека, поскольку человек всю жизнь должен стремиться к соединению с Богом и освобождению от греха.

Для отпущения содеянных грехов Церковью установлено Таинство Покаяния (Исповедь), требующего искреннего раскаяния человека в совершенном грехе и решимости не повторять его с помощью Бога. Покаяние – это обличение своего греха, это решимость не повторять его в дальнейшем.

Мы грешим против Бога, против ближнего и против самих себя. Грешим делами, словами и даже мыслями. «Нет человека, который поживет на земле и не согрешит», говорится в заупокойной молитве. Но нет и такого греха, который не прощается Богом при нашем покаянии. Ради спасения грешников Бог стал человеком, был распят и воскрес из мертвых.

Явно исповедь принимает священник, а невидимо – Сам Господь, давший пастырям Церкви отпускать грехи. «Господь и Бог наш Иисус Христос, благодатию и щедротами Своего человеколюбия, да простит тебе вся прегрешения твоя, и я, недостойный иерей, властью Его, мне данною, прощаю и разрешаю тебя от всех грехов твоих», – свидетельствует священник.

См. Подготовка к Исповеди

***

Каждая исповедь — ступень

В разрешительной молитве, которую священник читает над каждым человеком индивидуально, есть такие слова: «Примири и соедини его Святей Твоей Церкви… подаждь ему образ покаяния…» То есть время для покаяния вроде уже кончилось, вроде человек исповедался, а просит Господа, чтобы подал ему образ покаяния. А почему? Потому, как говорят святые отцы, что, когда человек входит в темную комнату, он вначале не видит ничего, а потом глаза отдыхают, он начинает различать крупные предметы, потом более мелкие, а если осветить комнату, то он будет еще более подробно всё видеть – от исповеди к исповеди человек духовно прозревает.

Каждая исповедь – есть ступень для следующего этапа. Господь потом ещё открывает, ещё, по частям. Сначала – самое главное, заметное, потом меньше, меньше, меньше, даже до слов иногда вспоминается то, как человек согрешил. Это и есть тот труд покаянный, который совершает человек, старающийся избавиться от грехов.

Чем истинное христианское покаяние отличается от механического перечисления грехов?

Отношение к покаянию как к механическому действию освобождения от гнёта греха строится на ложной, грубо-юридической интерпретации учения о Спасении и подразумевает, в качестве главного условия, необходимость механического перечисления грехов. Сообразно этой идее, самое важное — озвучить грехи перед священником; тот в свою очередь помолится, а Бог, будучи бесконечно милосердным, непременно откликнется и простит.

В действительности же основа покаяния должна лежать не только в осознании вины, но и в твердом желании внутреннего очищения, изменения жизни, искоренения греховных желаний, греховных страстей. Плодом покаяния должны быть не только слёзы сожаления о грехе, но и добрые дела. Без такого стремления невозможно уподобление Богу, соединение с Ним и обожение. Если человек, каясь о грехах, имеет в виду вышесказанное, Бог помогает ему, укрепляет духовные силы, утверждает в добре.

По мере возрастания в праведности человек начинает замечать в себе и сокрушаться даже и о таких помыслах, мыслях, поступках, о которых раньше не задумывался (в плане нравственной оценки) или же вовсе не считал их грехами. Чем чище и совершеннее становится человек, тем выше становится и его способность к должному восприятию благодати, тем выше радость от общения с Богом и выше способность жить по законам Царства святых.

Механическое покаяние свидетельствует о непонимании человеком собственной греховности. И если оно постоянно сопровождается нежеланием кающегося отказываться от греха, нежеланием работать над собой, в этом может усматриваться злое упорство, грубое пренебрежение Божьим законом: мол, понимаю, что согрешаю, но исправляться, увы, не желаю.

По этой причине спутником механического покаяния нередко выступает самооправдание и обвинение ближних. Христианское же покаяние требует признания и осмысления собственной вины и не подразумевает перебрасывания личной ответственности на других.

Чем покаяние отличается от раскаяния?

В обиходе, как правило, отождествляются совместимые, но отнюдь не синонимичные термины — покаяние и раскаяние. Если судить по произошедшему с Иудой (см. Мф.27:3–5), раскаяние может быть и без покаяния, т. е. бесполезным, а то и погибельным. Несмотря на свое созвучие в русском языке, в тексте Священного Писания этим терминам соответствуют разнокоренные слова μετάνοια (метанойя) и μεταμέλεια (метамелия). Слово μετανοέω (метаноэо) значит «переменять свой образ мыслей», изменять видение, понимание смысла жизни и ее ценностей. А этимология слова μεταμέλεια (метамелия) (μέλομαι, меломэ — заботиться) указывает на изменение предмета заботы, устремлений, попечений. Покаяние в отличие от раскаяния предполагает именно глубинное переосмысление всего в корне, перемену не только предмета стремлений, забот, но качественную перемену самого ума.

Возможно ли покаяние после смерти?

Покаяние как средство очищения человека от скверны греха, средство восстановления личностных отношений с Богом возможно для человека только в рамках земной жизни. Земная Церковь предоставляет ему для этого все необходимые благодатные дары.

В ад же человек попадает в том случае, если не уделяет спасению должного внимания или даже прямо противится Божьему Промыслу о спасении. Собственно, поэтому ад и становится его посмертным пристанищем до дня Страшного Суда, как закономерный итог добровольно выбранного им жизненного пути.

Несмотря на то, что в аду нет места покаянию (изменению жизни в соответствии с Божьими Заповедями), там есть раскаяние (сожаление о совершённом грехе), и причём очень мучительное. Однако раскаяние грешника в аду — в отличие от покаяния праведника, сожалеющего о совершенном грехе прежде всего как о преграде к общению с Богом, часто обусловливается ужасом положения и сожалением об утрате земных благ, а его отношение к Богу часто сопровождается ожесточением.

Это душевное состояние можно охарактеризовать так: раскаяние есть — а любви к Богу нет, и желания жить по законам святых — тоже нет. Получается, что даже если бы он, пребывая в таком состоянии, и был переведен в Царство святых, разве он радовался бы там той же радостью, которую испытывают святые? Если Бог ему не нужен, а заповеди чужды или, что хуже, ненавистны, что ему делать в Раю?

Собственно расположенность души к аду или Раю безошибочно выявляется уже и на частном суде. Стало быть, невозможность покаяния за гробом нельзя сводить к грубому юридизму, мол грешник и рад бы принести покаяние, да Бог не дозволяет: грешник сам запирает для себя двери к покаянию, двери к Царству Небесному, ещё на земле.

Справедливо ли определять для человека участь в вечности на основании краткой земной жизни?

Грехи имеют свойство перерастать в страсти, а добрые дела — в добродетели. Времени земной жизни человека вполне достаточно для того, чтобы духовно определиться по отношению к Богу, приобщиться к Его благой воле или воспротивиться ей, избрать спасение или погибель.

Возможно ли покаяние для неверующих?

Священник Николай Лызлов: Одна прихожанка в некотором недоумении рассказывает: «Я никак не могу бросить курить. И молюсь, и исповедуюсь, и помощи Божией прошу, а никак грех курения победить не могу. А вот мой коллега, человек вообще неверующий, подумал, что курение это плохо, взял и бросил. Значит, он победил грех, а в книгах мы читаем, и в проповедях отцы говорят, что без помощи Божией, без молитвы победить грех невозможно».

Действительно, так бывает, можно привести и множество других примеров, как православный человек не может справиться, например, со злоупотреблением алкоголем, а другой человек, просто желающий вести здоровый образ жизни, и про Бога не думает, на исповеди не кается, а взял и бросил. Но ведь грех — это не просто конкретный поступок или наша привычка, но — это состояние нашей души, это то, что отделяет нас от Бога. В принципе, грех у нас один: он в том, что мы отпали от Бога — и потому, что носим печать первородного греха, и в результате своих собственных грехов. Мы не можем видеть Бога, с Богом общаться, у нас и потребности нет Его видеть, — вот это и есть грех. А все конкретные проявления — курил человек, или еще что-то делал — это только частности. Можно не курить, не грабить банк, не воровать, и при этом быть далеким от Бога.

Исходя из такого понимания, очищение от греха, покаяние — это перемена образа мышления, образа жизни. Это вообще — другая жизнь: человек жил вне Бога, вся жизнь его была без Бога, он не думал о грехах, а сейчас он покаялся, отрекся, переменился, начал жить для Бога, для соединения с Ним.

***

Грехи наши и падения были видимы миру, но наше покаяние было доведомо и зримо только одному Господу Богу.
Игумен Феодосий

***

Покаяние всегда прилично всем грешникам и праведникам, желающим улучить спасение. И нет предела усовершению, потому что совершенство и самых совершенных подлинно несовершенно. Посему-то покаяние до самой смерти не определяется ни временем, ни делами.
Прп. Исаак Сирин

Покаяние — это то чувство, которое в разной степени знакомо каждому человеку. Греческое слово μετάνοια (метанойя — «покаяние») означает «перемена ума», «перемена мыслей». В христианстве покаяние означает осознание человеком своих прегрешений перед Богом. В жизни человека покаяние проявляется в весьма разных формах. Это и слова «прошу прощения», «извините», и определенные жесты. Все это служит для выражения человеком сожаления о совершенной ошибке или о причиненном окружающим людям зле. Покаяние необходимо человеку, чтобы очистить свою совесть, примириться с людьми, которых вольно или невольно обидели.

Грехи и раскаяние

Более всего мы бываем виновны перед Господом, когда совершаем тот или иной грех, тем самым нарушая данные Им Заповеди. Каждый грех становится преградой в наших отношениях с Богом и требует своего искупления. Как известно, человек имеет свободную волю, то есть сам выбирает свой жизненный путь, может творить добрые дела или совершать греховные поступки. Нередко человек перекладывает вину за свои грехи на диавола, придумывая себе такое оправдание, как «бес попутал». Однако диавол не может заставить согрешить. Он действует хитростью, например, соблазняя человека мнимой выгодой греховного дела. Если человек не устоял и нарушил Божию заповедь, значит, он тем самым отверг Господню волю и исполнил волю диавола.

Притча о блудном сыне. Греческий Фаворский монастырь, современная фреска. Пример покаяния описан в библейской притче о блудном сыне

Часто случается, что человек, впадающий в некие прегрешения, самостоятельно не может избавиться от того или иного греха, сколько бы раз не собирался изменить свою жизнь. Диавол каждый раз находит способ подтолкнуть человека к греху. Единственным способом вырваться из власти греха является Таинство Покаяния, которое возвращает человеку милость Божию и Его помощь. Диавол, видя кающегося человека, теряет над ним свою власть и оказывается посрамленным. Именно поэтому сатана всячески пытается помешать человеку прийти к покаянию, воздвигая на его пути множество препятствий и отговорок. Так, многие люди считают, что им каяться, по сути, и не в чем, а периодически возникающее чувство вины за совершенные проступки люди рассматривают как нечто ненормальное, стараясь поскорее его в себе «заглушить». Кроме этого, нередко человек стремится сваливать вину за совершенные им грехи на окружающую действительность, мол, «жизнь такая, общество такое, а мы как бы и не причем». Еще страшней бывает, когда люди не осознают того, что им придется держать ответ перед Богом за свои дела. Необходимо помнить, что никто из верующих и неверующих не избежит правосудия Божия. Люди, обольщенные диаволом, считают, что еще успеют сходить в церковь, успеют покаяться, но вот проходят годы — и человек умирает без покаяния. Хотя, казалось бы, он обещался Христу в Таинстве Крещения, не отвергал покаяние, как таковое, осознавал, что должен дать Богу ответ за каждое свое дело и помышление, но по научению сатаны все откладывал. Святые Отцы говорят, что в любом грехе, даже совершенном невольно, есть вина человека. Человек всегда имеет возможность избежать греха, но пренебрегает ей. Каждый грех — преступление перед Богом. Но Господь милостив и ждет, что каждый грешник вновь обратится к Нему, покается и приложит все силы для исправления своего жизненного пути.

Покаяние необходимо для примирения с Господом

Чтобы примирить грешника с Богом, наставить его на путь добродетельной жизни, облегчить его душу, отягченную грехами, Церковь издревле содержит Таинство Покаяния. Это таинство помогает человеку вырваться из греховного плена и приблизиться к Богу. Регулярное покаяние помогает христианину проводить свою жизнь в согласии с волей Господа и своей совестью. Приход каждого человека на исповедь должен быть осознанным. Изложение Чина исповеди с древности содержало разного рода поучения и наставления, которые обращены к кающимся. Эти поучения должны помочь христианину осознать свои грехи, раскаяться в них и приняться за исправление своей духовной жизни. Человек должен регулярно участвовать в Таинстве Покаяния. Фактически участие в Таинстве Исповеди является подтверждением принадлежности человека к Христовой Церкви. Тот, кто не участвует в Таинстве Покаяния, можно сказать, исключает себя из Церкви Божией. По христианскому обычаю, исповедники приходят на покаяние четыре раза в год: в Рождественский, Великий, Петров и Успенский посты. Участие в Таинстве Исповеди должно быть хотя бы ежегодным. Во всяком случае возможность прийти на исповедь не должна быть упущена в Великий пост.

А.И. Корзухин «Перед исповедью», 1877 г., Государственная Третьяковская галерея

При серьезных затрудняющих обстоятельствах считается простительным не бывать на исповеди до трех лет. Благочестивая жизнь, духовные труды становятся малополезными в том случае, если человек подолгу не исповедуется, а уже тем более, если никогда не бывал на исповеди.

Покаяние врачует грех

Чтобы покаяние имело пользу, необходимо осознать, насколько тяжки и многочисленны наши грехи. Также нужно понять, что является причиной греха. Любой поступок — следствие неких внутренних причин. Подчас внутренние причины греха — греховные страсти, которые человек не видит, не осознает и которые как раз и приводят его к грехам. Все множество грехов может быть сведено к перечню греховных страстей, таких как: гордость, блуд, сребролюбие, чревоугодие, гнев, ненависть, уныние. Нужно различать грехи и греховные страсти. Как поясняет авва Дорофей:

Ибо одно суть страсти и иное грехи. Страсти суть: гнев, тщеславие, ненависть и тому подобное. Грехи же суть — сами действия страстей, когда кто приводит их в исполнение на деле, т. е. совершает телом те дела, к которым побуждают его страсти (ибо иногда можно иметь страсти, но не действовать по ним).

Так, воровство происходит от сребролюбия, леность и пьянство — от чревоугодия, убийство и всякая жестокость — от ненависти или гнева и т.д. У каждой страсти есть противоположность — добродетель, которой и врачуется страсть. Например, гордость врачуется смиренномудрием и самоуничижением, гнев — кротостью и милосердием, сребролюбие — милосердием и милостыней, малодушие — терпением, тщеславие — самоуничижением и т.д.

Святые Отцы проповедовали покаяние

Для того, что лучше находить в себе духовные пороки и исправлять их, необходимо чаще обращаться к Священному Писанию. Именно чтение духовной литературы позволяет увидеть свои дурные помыслы, оценить себя с высоты Божественной истины. Святители Иоанн Златоуст (ок. 347-407 гг.) и Кирил Александрийский (376-444 гг.), преподобные Макарий Египетский (ок. 300-391 гг.), авва Дорофей (505-565 или 620 гг.), Иоанн Лествичник (525-595 (605) или 579-649 гг.) и многие, многие другие святые отцы оставили нам в назидание множество душеспасительных поучений.

Святые Отцы советуют всегда хранить память о своей смерти и будущем суде Божиим, иметь страх Божий в своей душе, стараться посещать храм, творить молитвенное правило дома, непрестанно иметь в душе молитву, ощущать присутствие Господа всегда, быть внимательным к самому себе и своим поступкам, уделять время на чтение душеполезных книг, иметь духовного отца и регулярно приходить на исповедь, избегать общества безнравственных людей, постоянно трудиться, не позволять себе чрезмерный отдых, учиться любви Божией.

Таинство Покаяния: богословские аспекты

высокопреосвященный Евгений, архиепископ Верейский

Покаяние: содержание понятия

Слово «покаяние» происходит от глагола, исходное значение которого «понимаю впоследствии, изменяю свое мнение». В Ветхом Завете соответствующее слово происходит от еврейского глагола, означающего «возвращаться», т. е. отказаться от греха и устремиться к Богу (ср.: Иер. 18:11). В Новом Завете термин сохраняет значение нравственного возвращения. Но в духе новозаветного учения покаяние оказывается уже необходимым условием для достижения Царствия Божия: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное» (Мф. 4:17). В святоотеческой письменности появляется целая гамма толкований и взаимодополняющих определений понятия «покаяние». Согласно Клименту Александрийскому, покаяние — это исцеление, согласно прп. Иоанну Лествичнику, оно — «примирение с Богом», «сознательное очищение», «добровольное претерпевание всех скорбей», согласно прп. Симеону Новому Богослову — «сознательная борьба с самим собой» В богословских категориях, выработанных в средневизантийской патристике, покаяние касается не природной «воли», а «желания, выбора, произволения»; не самой «природы», а «способов» или «образов» ее бытия. Прп. Максим Исповедник писал: «Достойные покаяния повелел ему сотворить плоды. То есть изменить внешние образы согласно скрытому расположению сердца».

Таково вообще значение слова «покаяние». Но в сакраментологии под Покаянием как названием таинства подразумевается особое церковное действие — исповедь грешника и совершение определенного чина священнослужителем. Так, блж. Симеон Солунский писал, что Покаяние — это «одно из таинств».

Определения

В соответствии с заглавием, в настоящем докладе будут затронуты именно богословские аспекты таинства Покаяния. Существует множество специальных вопросов, касающихся исторического становления современного чинопоследования этого таинства, его святоотеческих толкований, дополняющих и обогащающих одно другое, а также канонических аспектов (включая сложный вопрос о покаянной дисциплине), — но все это предполагается отразить в отдельных сообщениях, нас же в данном случае интересует доктринальная сторона темы.

Традиционно таинство Покаяния рассматривается как одно из семи таинств Церкви. Напомним его краткие определения:

«Покаяние есть таинство, в котором исповедующий грехи свои, при видимом изъявлении прощения от священника, невидимо разрешается от грехов Самим Господом Иисусом Христом».

«Таинство Покаяния есть Богоучрежденный обычай, в нем Бог через иерея прощает совершенные после Крещения тем, кто искренно кается и исповедает их священнику».

Структура таинства

Рассмотрим составляющие элементы таинства Покаяния. В догматических богословских системах было принято отдельно рассматривать т. н. невидимую и видимую стороны таинств. В Покаянии т. н. невидимая сторона таинства включает, с одной стороны, раскаяние христианина в своих грехах, а с другой — прощение этих грехов Богом. Видимая же сторона состоит, во-первых, в устном исповедании грехов перед священником и, во-вторых, в разрешении грехов кающегося со стороны священника.

Поэтому схематически структуру таинства можно представить следующим образом:

(1) Раскаяние — (2) Исповедание — (3) Разрешение — (4) Прощение.

Остановимся подробнее на каждом из этих пунктов.

  1. Прежде всего, Покаяние как таинство следует отличать от покаяния в широком смысле, то есть того постоянного покаянного настроения, сожаления о совершаемых грехах, которое должно сопровождать христианина всегда. Участие в таинстве Покаяния является особым поступком и особым событием на духовном пути члена Церкви. Подготовка к таинству включает испытание совести и сознательное осуждение христианином своих греховных деяний, совершенных словом, делом или помышлением.
  2. В то же время для совершения таинства недостаточно внутреннего сожаления и раскаяния: таинство предполагает устное исповедание грехов перед исповедующим священнослужителем. В таинстве Покаяния человек участвует как душой, так и телом, как сердцем, так и устами, то есть всем своим существом. Грехи должны быть названы. Ибо если человек вслух именует грехом нечто, им совершенное, тем самым он уже отвергает грех. И все же одного только перечисления грехов также недостаточно: исповедь должна быть соединена с искренним раскаянием, а также с верой и надежной на милость Божию.
  3. Разрешение от грехов совершает исповедующий священник. Оно совершается через молитвы, произносимые, согласно Чину исповеди, до и после собственно исповедания грехов. В славянском Чине исповеди присутствует также особая разрешительная молитва, которой нет в греческом Евхологии и которая появилась в славянских книгах только в XVII веке — сначала, в первой половинеXVII века, в некоторых южнорусских изданиях, а со второй половины XVII века — также и в официальных московских. В этой молитве содержатся как просьба к Богу простить грехи кающемуся, так и слова священника, произносимые им от первого лица: «Аз, недостойный иерей, властию Его мне данною, прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих, во Имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь».
  4. Но прощает грехи кающемуся Сам Богочеловек и Господь Иисус Христос. Об этом священник напоминает перед исповедью: покаяние невидимо принимает Сам Христос («Се, чадо, Христос невидимо стоит, приемля исповедание твое»), а священник есть только свидетель («аз же точию свидетель есмь, да свидетельствую пред Ним вся, елика речеши мне»).

Таким образом, таинство Покаяния имеет целью удостоверить как искреннее раскаяние христианина в совершенных им грехах, так и непреложность прощения, дарованного кающемуся Самим Богом. Раскаяние является достаточным условием для принятия прощения от Бога.

Богословские аспекты

Теперь обратимся к основным богословским аспектам таинства.

Необходимость таинства Покаяния

В таинстве Крещения, которое является таинством вступления в Церковь, даруется полное прощение всех грехов. Однако Крещение не уничтожает греховную поврежденность человеческой природы, а потому и после Крещения человек продолжает совершать грехи, которые отчуждают его от Бога и пути спасения, то есть от церковного общения. Поэтому в Церкви существует необходимость особого таинства для очищения человека от постоянно совершаемых им грехов. По этой причине таинство Покаяния именуется «Вторым Крещением», или «Крещением слезами», а также Таинством примирения — примирения с Богом и Его Церковью.

Прощение грехов через Церковь

Таинство Покаяния является таинством освобождения человека от греховного плена и возвращения в состояние оправданности и Богоусыновления.

О необходимости прощения грехов как особого деяния говорил Сам Господь Иисус Христос во время Своего земного служения. Более того, Он заповедал и поручил совершать прощение грехов Своим апостолам, дав им для этого особую власть:

«Истинно говорю вам: что вы свяжете на земле, то будет связано на небе; и что разрешите на земле, то будет разрешено на небе» (Мф. 18:18).

Также и после Своего воскресения из мертвых, явившись Двенадцати, Господь сказал им:

«Мир вам! как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас. Сказав это, дунул, и говорит им: примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин 20. 21–23).

В классических догматических системах именно эти два евангельских речения считаются установлением таинства Покаяния.

Власть «вязать и решить», о которой говорится в Евангелии, дана апостолам не каждому индивидуально, но всем вместе — во-первых, как представляющим первоначальную Церковь и, во-вторых, как основателям и предстоятелям местных Церквей. Об этом свидетельствуют слова Господа Иисуса Христа, сказанные первоверховному апостолу Петру, главе Двенадцати:

«Я говорю тебе: ты — Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее; и дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах» (Мф. 16:19–20).

Апостол Петр здесь предстает как основание Церкви Христовой, являющей на земле Царство Небесное. Соответственно, все преемники апостола Петра и других апостолов, то есть епископы Церкви, воспринимают эту власть «вязать и решить», действуя от имени Церкви как ее предстоятели местных Церквей.

С распространением Церкви и умножением ее членов епископы передали право принимать покаяние и разрешать кающихся от грехов также и пресвитерам, то есть рукоположенным священникам, которые совершают в Церкви богослужения и все таинства, кроме таинства Священства.

Таким образом, в таинстве Покаяния предстоятель (епископ или пресвитер) действует по поручению Самого Христа, Главы Церкви, свидетельствуя об искренности покаяния, приносимого христианином, и примиряя его с Богом и Церковью. В частности, священник допускает исповедующего свои грехи к церковному общению, то есть участию в Евхаристии. Итак, таинство Покаяния — как и другие таинства — имеет своей целью участие в Евхаристии.

Таинство Покаяния и Евхаристия

Таинство Покаяния приносит не только прощение, но и исцеление, совершаемое действием благодати Божией, и потому в нем происходит также и освящение человека. Постоянным источником преизобильного освящения через соединение со Христом является в Церкви Святая Евхаристия. Таинство Покаяния тесно связано с Евхаристией, поскольку упраздняет грех как препятствие для принятия Тела и Крови Христовых.

В то же время принятие христианином Святых Таин, согласно вере Церкви, выраженной в литургических текстах, совершается во оставление грехов и в жизнь вечную. Поэтому таинство Евхаристии является для верующего запечатлением покаяния, принесенного на исповеди.

Однако само по себе участие в таинстве Покаяния не является достаточным основанием для того, чтобы приступить к Святым Тайнам. Совершение тяжких грехов требует иногда продолжительной подготовки к Причащению.

Прощение грехов и Домостроительство спасения

Все церковные таинства имеют своим основанием Домостроительство спасения, совершенное Господом нашим Иисусом Христом, и совершаются с целью сообщать его плоды членам Церкви Христовой.

Кровь Христова — Кровь Нового Завета, излиянная на Кресте, — есть источник прощения грехов, подаваемого в таинстве покаяния, а также в других таинствах: в Крещении, в Евхаристическом соединении со Христом, в таинстве Елеосвящения.

Господь даровал апостолам и их преемникам в Церкви власть прощать грехи, ибо Он добровольно принес искупительную жертву за человеческий род и совершил дело примирения с Богом всех, кто стремится к спасению и обретению вечной жизни.

Покаяние и духовное руководство

Когда мы говорим именно о таинстве Покаяния, следует иметь в виду также и следующее. После принятия исповеди и разрешения от грехов священник может накладывать на кающегося епитимию. Однако епитимия как таковая не входит в состав таинства Покаяния. Ибо, согласно православному пониманию, она является не наказанием за совершенные грехи, а педагогическим и исправительным средством, способствующим труду покаяния и, соответственно, освобождению человека от греховных склонностей, побуждающих его к повторению греха.

В этой связи повторим: все, что касается покаянной дисциплины, относится не к сакраментологии, а к сфере канонического права.

Далее. Существует одновременно различие и связь между исповедью и духовным руководством. Само по себе исповедание грехов как неотъемлемая часть таинства Покаяния не предполагает духовных советов и наставлений. В таинстве священник должен прежде всего помочь кающемуся выявить и глубоко осознать свои грехи, чтобы очистить душу покаянием, которое с готовностью принимает милосердный Господь, по благодати дарующий прощение и духовное исцеление.

В то же время, духовник, имеющий дело с неповторимой человеческой душой, призван не только относиться к ней со вниманием и осторожностью, но и осуществлять душепопечение, руководить христианином на его духовном пути в Церкви. При этом следует помнить, что само по себе духовное руководство имеет вполне самостоятельное значение и не ограничивается принятием исповеди.

Богословские аспекты церковно-практических вопросов

Здесь мы переходим к церковно-практическим вопросам, связанным с богословием таинства Покаяния.

Один из таких вопросов — вопрос о совершителе таинства покаяния от лица Церкви. В Русской Церкви право принимать исповедь имеет любой священник. В греческих Церквах исповедь принимают лишь особо назначенные и принявшие специальную хиротесию от архиерея духовники.

Иногда священника, принимающего сакраментальную (то есть тайносовершительную) исповедь, называют учителем, врачом и судией. В то же время, как нам напоминает свт. Иоанн Златоуст, исповедник — не столько судья, сколько именно врач:

«Здесь врачебница, а не судилище, где требуется не (столько) ответственность за грехи, сколько подается оставление грехов… Ибо там, где милость, там нет испытания, где милость, там судии не восседают…».

О том же говорится и в слове к кающемуся из Чина исповеди: «понеже бо пришел еси во врачебницу, да не неисцелен отыдеши».

Однако учительство является важной составляющей врачевания души, а потому принимающий исповедь священник должен обладать как личным духовным опытом, так и знанием человеческих душ, а также особым «педагогическим» даром или искусством. Иными словами, если власть «вязать и решить» и, соответственно, принимать сакраментальную исповедь имеют все священники (епископы и пресвитеры), это не значит, что распоряжение этой властью не может быть ограничено из пастырских соображений.

Другой церковно-практический вопрос связан с практикой т.н. общей исповеди. С силу исторических и иных причин (недостаток священников, внешние ограничения церковной деятельности) в определенные периоды это явление было распространено и считалось вполне допустимым. Его можно также считать оправданным в исключительных случаях. Однако с богословской точки зрения, таинство Покаяния всегда предполагает устное исповедание грехов в общении со священником-духовником.

В то же время существует и другой, тесно связанный с предыдущим, церковно-практический вопрос, имеющий богословский аспект: соотношение таинства Покаяния и таинства Причащения за Божественной литургией.

Поскольку это два разных таинства, между ними нет необходимой связи. Если между ними и существует богословская связь (о чем было сказано выше), тем не менее очевидно, что возможна, а иногда и необходима сакраментальная исповедь, за которой не следует Причащение. Сложнее ответить на вопрос: верно ли обратное — то есть должно ли участие в Евхаристии обязательно предваряться таинством Покаяния, или, иначе говоря, сакраментальным разрешением от грехов? Из этого вопроса вытекает еще один: как известно, в чине Божественной литургии есть целый ряд молитвословий, имеющих своим содержанием просьбу о разрешении от грехов ради достойного Причащения ; так каков статус этих молитвословий в сравнении с сакраментальной исповедью? Несомненно, эти вопросы требуют дальнейшего серьезного историко-литургического, богословского и канонического изучения.

С этими вопросами связана и еще одна проблема богословско-литургического характера — проблема т. н. «разрешительной формулы». Как известно, согласно принятому ныне в нашей Церкви Чину исповеди священник произносит эту формулу от собственного лица: «Аз… прощаю и разрешаю тя от всех грехов твоих». Такая формула соответствует средневековой католической доктрине о совершении таинств in persona Christi. Однако возникает вопрос: насколько вытекающая из этой доктрины формула — несмотря на более чем трехвековую практику ее использования — соответствует православному пониманию таинства? Следует иметь в виду, что разрешительная молитва славянского Требника не входит в состав греческого Евхология

Как этот, так и другие специальные, а также собственно церковно-практические вопросы требуют особого обсуждения. В настоящем докладе они лишь обозначены, так как, несомненно, имеют и богословский аспект.

Чтобы найти ответы на эти вопросы, нужно привлекать знания компетентных ученых, а также опытных духовников. Но при обсуждении этих вопросов и в среде специалистов, и в среде священников-пастырей следует всегда иметь в виду догматическое учение Церкви о Святых Таинствах.

Примечание

Доклад подготовлен Московской Духовной академией совместно с Синодальной Богословской комиссией.

1. Педагог 1. 9.

2. Лествица. Слово 5.

3. Слово нравственное. 10.

4. О богословии. Сотница 1. 23.

5. блж. Симеон Солунский. О покаянии. 254 // PG. 155.Col. 477.

7. AvdpomoaqXp. 19562. ?. 376.

8. свт. Иоанн Златоуст. О милосердии 3. 4 // PG. 49. Col. 297–298; свт. Иоанн Златоуст. На 50 псалом 2// PG. 55. Col. 577.

9. Например, общеизвестна практика св. прав. Иоанна Кронштадтского, когда общая исповедь иногда принимала черты публичной исповеди, напоминая обычаи древней Церкви

10. Соответствующие прошения просительных ектений; молитва «Ослаби, остави, прости…», читаемая священнослужителями в начале литургии и перед Причащением (примечательно, что в иерусалимском чине Божественной литургии, носящем имя ап. Иакова, эта молитва вставлена прямо в анафору), некоторые другие молитвословия и даже молитва Господня «Отче наш», которая — как показал Р. Тафт — была включена в чин литургии именно в качестве эквивалента разрешительной молитвы.

11. Из этой же доктрины вытекает, например, и учение об установительных словах как формуле освящения Святых Даров

12. Можно также отметить, что древней разрешительной молитвой на Востоке является молитва «Ослаби, остави, прости…», широко известная и сейчас. Она, в частности, входит в состав второй молитвы исповеди по современному славянскому Требнику — и именно эта молитва часто употребляется в греческой практике в качестве разрешительной.

V Международная богословская конференция Русской Православной Церкви

«Православное учение о Церковных Таинствах»