Основные мотивы принятия ребенка в семью

Сотрудники служб по семейному устройству детей и специалисты Школ приёмных родителей уделяют большое внимание мотивации кандидатов в усыновители и опекуны как во время подготовки, так и при выдачи «Заключения о возможности быть…». Так какой же должна быть мотивация будущего приёмного родителя?

Представляем для ознакомления краткий конспект главы «Сознательное замещающее родительство» из книги «Успешное замещающее родительство» Е.В. Трофимовой и О.Н. Хахловой.

Мотивация – побуждение к действию; динамический процесс физиологического и психологического плана, управляющий поведением человека, определяющий его направленность, организованность, активность и устойчивость; способность человека удовлетворять потребности.

Потребность — ощущение недостатка в чем-либо, которое носит индивидуализированный характер при всей общности проявления. Выделяют врожденные потребности, которые являются общими для всех (в еде, сне, отдыхе и т. п.) и приобретенные, связанные с существованием человека в обществе (потребность в достижении результата, в любви, в уважении и т. п.). Потребности – это основной источник активности человека, как в практической, так и познавательной деятельности.

Мотив – это то, что вызывает определенные действия, вызванные собственными потребностями, эмоциями, позицией человека. Один и тот же мотив может быть порожден в зависимости от ситуации как внешним воздействием, так и внутренней мотивационной структурой.

Желание взять приёмного ребёнка возникает у всех по-разному, при разных обстоятельствах, причём не каждый, кто задумывается о принятии ребёнка, решает идти до конца. Истории конкретных людей показывают: принимают в свою семью детей как от недостатка любви, общения или полноты жизни, так и от избытка тех же самых чувств.

Деструктивные мотивы

Люди решают принять в свою семью ребёнка и из-за страха одиночества, и из-за отсутствия собственных детей, и из-за желания помочь; иногда ведущую роль играет минутный порыв. Среди других мотивов приёмных родителей встречается желание спасти пошатнувшийся брак, жажда перемен, намерение обеспечить себе поддержку в старости.

Можно выделить несколько распространенных мотивов принятия ребёнка, которые негативно сказываются на развитии отношений в приёмной семье. Деструктивные мотивы относят к негативным мотивам, они показывают, что родители еще не готовы к усыновлению ребёнка.

Распространённым мотивом можно назвать жалость. Часто, увидев в телевизионной программе детей-сирот или детские учреждения, взрослые испытывают импульсивное желание спасти хотя бы одного ребёнка. Однако жалость не может заменить любовь и родительские чувства, зато имеет тенденцию быстро перерастать в неприязнь, потому что жалеть всю жизнь невозможно. Многие приёмные родители рассказывают о том, что в после устройства в семью ребёнка уже совсем не жалко, а привязанности и какие-то нежные чувства ещё не «отросли», что заметно осложняет процесс адаптации. Кроме того, под действием сиюминутного порыва родители не задумываются о ресурсах семьи: собственном здоровье, финансовых или жилищных трудностях. Перед принятием в семью «ребёнка, которого жалко», не помешает заранее представить, что вы будете делать в случае развода или выявления у ребёнка серьезного заболевания.

Среди приёмных родителей бытует мнение, что ребёнок может спасти распадающийся брак. Это ошибочное представление. Родители думают, что ребёнок станет своеобразным «цементом» для родителей. Однако появление ребёнка в семье, где нет взаимопонимания, способно ускорить распад брачного союза. Ребёнок окажется в центре скандалов. Он может быть их поводом, причиной или просто свидетелем. Все это может негативно сказаться на физическом и психологическом здоровье ребёнка.

Если усыновить ребёнка хочет только один из супругов, а второй идет у него на поводу, то это не принесет радости ни супругам, ни ребёнку. Если супруг не сможет полюбить ребёнка и привязаться к нему, то рано или поздно он начнёт предъявлять претензии или уклоняться от воспитания ребёнка («Ты выбрала, ты и занимайся»). Увы, часто такие семьи распадаются.

К деструктивной мотивации также относится попытка заменить приёмным недавно умершего ребёнка. Считается, что осознанно или нет, но родители переносят свои ожидания с родного ребёнка на приёмного, и от этого страдают и малыш, и мама с папой. Однако нередко родители забывают, что приёмный ребёнок – это отдельная личность, со своими способностями, интересами и возможностями. Попытки максимально приблизить усыновленного ребёнка к умершему, постоянные сравнения и неудачи ребёнка преуспеть в том же, что и погибший крайне губительны для отношений. В таких случаях необходимо сначала отгоревать по ушедшему кровному ребёнку, пройти личную терапию с психологом, и только потом принимать ребёнка, желательно другого пола и внешнего типажа.

Иногда ребёнка усыновляют из страха одиночества. Причиной здесь может быть то, что дети подросли и покинули отчий дом («синдром опустевшего гнезда»), или же вообще никого рядом нет. Эти мотивы чаще посещают одиноких женщин в возрасте, у которых назревает перспектива остаться в старости одинокой. В данном случае, усыновление ребёнка младше 12-14 лет может стать проблемой из-за большой разницы в возрасте. Помимо того, большинство детей имеют нарушение привязанностей и прочие отклонения, и родители могут потратить много усилий на установление контакта и всё-таки остаться в старости одинокими.

Иногда у будущих родителей возникает желание самоутвердится за счет ребёнка, совершить «подвиг» или просто доказать кому-то или себе, что «могу». И здесь важно понимать, что когда цель будет достигнута, родитель останется с живым и настоящим ребёнком, который требует каждодневной любви и заботы. И сам ребёнок в ряд ли будет благодарить родителя за этот труд.

Мотив «обретение смысла жизни» подразумевает, что в данный период жизни взрослого смысл жизни потерян. Причиной тому может быть острое горе, ситуативный стресс, нарушенные отношения в семье или одиночество, за которым иногда стоят психические заболевания (например, депрессия).

Создание приёмной семьи в данном случае проблему не ликвидирует, хотя и может вызвать чувство субъективного облегчения. Нерешенная личностная проблема в дальнейшем может стать причиной установления патологических взаимоотношений с ребёнком.

Бездетные супруги или одинокие взрослые могут испытывать некое чувство неполноценности, ущербности: «Подруги уже по второму родили, а я всё никак», «Семья без детей не семья», «Тяжело на беременных смотреть». Желание «быть как все», стать «настоящей» семьей, становится непреодолимым, и иметь ребёнка – уже смысл существования семьи. Однако, приёмный ребёнок скорее всего не избавит вас от желания «родить своего» или стать «нормальным родителем».

Иногда ведущим мотивом может стать стремление получить материальные выгоды. Для некоторых финансовая сторона выступает достаточно сильным стимулом. Семьи, принявшие на воспитание детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, имеют ряд социальных гарантий и льгот. Но если думать только о материальных выгодах, легко забыть о ребёнке, о его чувствах и ощущениях, а таким образом семью не построишь. Абсолютное большинство состоявшихся приёмных родителей говорит о том, что выплаты от государства не покрывают актуальных потребностей детей.

Еще одним негативным мотивом может выступить желание «замолить грехи» или «исполнить данный богу обет». Некоторые люди, с возрастом пришедшие Богу, начинают испытывать чувство вины за сделанные в молодости ошибки и готовы на принесение «жертв». Воспитание ребёнка рассматривается как своего рода наказание, «крест». Руководствуясь таким мотивом, родитель не может адекватно оценить трудности во взаимоотношениях с ребёнком и обратиться за помощью. Существует достаточно способов «искупления вины» без того, чтобы принимать ребёнка в свою семью: денежные пожертвования в адрес детских домов, волонтёрская деятельность и др.

Безусловно, детям нужна семья, которая бы их любила. Замещающая семья лучше детского дома только тогда, когда ребёнок желанный, и принятие ребёнка происходит в результате позитивной мотивации приёмных родителей.

Конструктивные мотивы

Самым распространенным конструктивным мотивом выступает мотив продолжения рода. Если будущий родитель готов и хочет воспитывать ребёнка, и не важно, кровного или приёмного, готов подарить ему любовь и заботу, воспринимать его как отдельную личность, то замещающая семья станет для ребёнка родной.

Мотив «хочу реализовать себя в качестве родителя» подготовить ребёнка к жизни, естественное желание каждого родителя, и хорошо реализуется, если при воспитании ребёнка учитываются его личностные особенности, и признается его индивидуальность. Бывает, однако, что за заявлением «хочу реализоваться как родитель» стоит невротическое желание воплотить при воспитании какую-нибудь сверхценную идею, или реализовать через ребёнка свою потребность в достижении и социальном признании. Такой родитель имеет жесткий образ того, каким должен быть «его» ребёнок и будет стремиться подгонять ребёнка под эти представления.

Если же, родители готовы любить своего приёмного ребёнка таким, какой он есть, со всеми его недостатками и достоинствами, если они не будут сравнивать его с детьми друзей и родственников, а смогут воспринимать его как отдельного человека, тогда усыновление будет позитивным.

Следующий мотив – это желание иметь большую и дружную семью. Если у приёмных родителей есть силы, желание и возможности воспитывать более двух детей, то, безусловно, эта мотивация носит позитивный характер. Обычно, кандидаты в приёмные родители рассуждают так: «Мы – хорошая семья. Состоялись как родители: у нас растут хорошие дети. Материальный достаток позволяет нам сделать хорошее дело – поднять на ноги ребёнка, который родителей не имеет. И вообще, мы любим детей. Почему бы нам не стать приёмной семьей?». Мудрость, опыт воспитания собственных детей, личностная зрелость, взвешенность при принятии такого решения, позволяющий избежать неоправданно высоких ожиданий от приёмных детей, в большинстве случаев приводит к хорошим результатам. Но желание иметь большую семью может носить как позитивный, так и негативный характер. Если это желание вызвано какими-то прагматическими целями (например, использование детей в качестве рабочей силы или для получения льгот), то это деструктивный мотив усыновления, руководствуясь которым создавать семью не стоит.

Таким образом, наиболее благоприятный прогноз хорошего функционирования приёмной семьи в случаях, когда родители берут ребёнка, потому что хотят его любить, заботиться о нем, дать ему семью, подготовить его к взрослой жизни.

Эффективный приёмный родитель — это человек, у которого нет оснований жаловаться на свою жизнь, ему многое удается, он считает, что жизнь его станет еще богаче, когда в семье появится ребёнок, и всерьез к этому стремится, несмотря на возможные сложности. Этот человек не просто жалеет ребёнка, который лишен родительской заботы, но считает, что может ему помочь, готов поделиться своей любовью, дать ему теплый дом и стать заботливым родителем. Он знает о том, какие могут возникнуть проблемы с приёмным ребёнком, и полон решимости их преодолевать, считает, что с приходом ребёнка жизнь в его семье станет гармоничнее.

Усыновить: мотивация «правильная» и «неправильная»

Почему люди усыновляют детей? Ответов на этот вопрос много: бесплодие пары, одиночество женщины, которая видит, что все подруги кругом родили и воспитывают детей, жалость к какому-то конкретному малышу, которого увидели на картинке в интернете, смерть собственного единственного…

Почему люди усыновляют детей? Ответов на этот вопрос много: бесплодие пары, одиночество женщины, которая видит, что все подруги кругом родили и воспитывают детей, жалость к какому-то конкретному малышу, которого увидели на картинке в интернете, смерть собственного единственного…

Причин много, но специалисты считают, что далеко не каждая из них – правильная мотивация для усыновления. Попробуем разобраться в том, когда не стоит усыновлять ребенка.

Надо отталкиваться от человека

Когда мои знакомые несколько лет назад брали ребенка из детского дома, единственная причина, по которой они делали это, – была жалость. Мотивация, с точки зрения большинства специалистов, крайне неверная. Они не знали, какие из них выйдут усыновители, Школы приемных родителей тогда обязательны не были, почитали какие-то статьи в интернете, поняли, что делают все неправильно, но ребенка все равно взяли. Сейчас можно сказать, что это был правильный шаг, у них прекрасные отношения с девочкой.

Другой пример удачной «неправильной мотивации»: пара, вырастившая собственных детей и почувствовавшая в 40 с лишним лет, что их ничего не связывает друг с другом. Пока растили детей, были общие заботы, а сейчас их нет. Решили для «скрепления отношений» взять ребенка из детского дома. И оказалось, что муж и жена снова кому-то нужны, и друг другу. Ребенок уже 10 лет живет с ними, отношения прекрасные.

На сайте одной организации, помогающей устройству детей в семьи, написано следующее: «Особенно грустно видеть людей с неверной мотивацией, которые только что пришли на занятия. Например, родители хотят заменить приемным ребенком погибшего ребенка или родственника, реализовать себя как опытный учитель, преподаватель или даже, такое бывает, воспитать своему кровному ребенку друга или подругу. Психологи объясняют, что в такой ситуации им нельзя брать ребенка, так как он не оправдает их надежд».

Психолог и приемная мама двух детей Екатерина Аруцева не согласна с данным утверждением: «Моя приемная дочь – подруга кровного сына с первого дня, а младший приемный ребенок — реализация моего творческого потенциала, моя работа. Кому от этого плохо? Мне кажется, что обобщать нельзя. Все люди разные, индивидуальные, и мотивации могут быть совершенно разные. Для кого-то одна и та же мотивация может быть правильной, а для кого-то она же неправильной. Кому-то не надо взамен погибшего ребенка другого брать, а кому-то, наоборот, обязательно надо. И так во всем. От человека, усыновителя нужно отталкиваться, а не от мотивации».

На самом деле, чем больше ты читаешь статей на тему правильной/неправильной усыновительной мотивации, тем больше понимаешь, что подойти под нужную категорию вряд ли удастся, потому что брать ребенка из жалости – нельзя, взамен нельзя, для решения проблем нельзя, есть даже формулировка, что нельзя усыновлять «из мании величия», из-за денег, само собой нельзя, для чего же можно? Часто можно прочитать или услышать, что усыновлять можно лишь из любви к ребенку. Но любовь – вещь сложная, к абстрактному ребенку ее может и не быть, бывает, что и своего-то не сразу любишь…

Помочь семье осознать свои ресурсы

Ольга Донскова, специалист одной из московских школ приемных родителей: «На мой взгляд, нельзя говорить, что мотивация бывает правильная или неправильная. Я из опыта работы с приемными семьями знаю, что есть осознанная мотивация, то, что лежит на поверхности, о чем кандидат говорит и рассуждает. И это, как правило, социально одобряемые и принятые в нашем обществе мотивы: помочь ребенку, дать ему тепло, образование, уход и т.п. Об этом говорят на первичном интервью большинство потенциальных родителей.

Когда знакомишься ближе с человеком, пришедшим в нашу Школу приемных родителей, во время тренинга и посещений-обследований семьи, то часто это уже совсем другие, глубоко личные мотивы: одиночество, потеря смысла жизни, непонимание с кровными детьми, которые выросли и отделились (так называемое «пустое гнездо»), комплексы по поводу того, что своих детей плохо воспитывали («а вот с приемными я исправлюсь»), увидела фотографию, прочитала историю ребенка и вдруг почему-то так глубоко тронуло, что не могу уже и жить без этого ребенка …

В школе приёмных родителей при Марфо-Мариинской обители милосердия

Практически половина — это семьи, имеющие проблемы с рождением собственных детей, т.е. бесплодные пары. И корни этого явления прячутся глубоко. Очень хочется быть папой и мамой, испытать радости и трудности материнства/отцовства. Есть категория семей, в которых уже есть свой/свои ребенок/дети. Рожать еще — нет возможности (причины разные), а всегда мечтали о большой семье или о девочке/мальчике и т.п.

Самая непростая категория потенциальных усыновителей — семьи с потерей. Для них тренинг – это, отчасти, психотерапия. Ушедшего ребенка нельзя заменить. Им надо прожить свое горе, понимая, что боль не уйдет, память не сотрется. А есть ли в душе место для приемного ребенка, есть ли силы помочь другому человечку пережить горе?

Так что получается, что все приходят изначально со своими личными проблемами.
А где вы найдете в наше время семьи без проблем?! Мы никогда не говорим: Ой, у вас столько проблем! Вы их сначала решите, а потом приходите за ребенком. Мы начинаем помогать пришедшей к нам семье: в чем причины, почему так случилось, как справлялись, кто помогал, кто может помочь? Работа с семьей должна стать конструктивной, какие-то прожитые ситуации должны увидеться совсем иначе, должны найтись ответы на многие «почему именно со мной».

Если говорить грубо, то мы помогаем семье осознать свои ресурсы. И тогда мотивация «подтянется»! Она ведь сегодня одна, а завтра другая. Жизнь-то меняется, и человек тоже и мудрее становится, и терпимее. За время тренинга «розовые очки» просто срывает!»

Родительство – это жертва

Как правильная/неправильная мотивация связана с отказом и возвратом детей в детский дом? К сожалению, все специалисты сходятся во мнении, что отказы есть и будут. Выше мы говорили о ресурсах семьи. Ольга Донскова: «Возможно, кто-то переоценил свои силы, или возникли, как говорят, непреодолимые обстоятельства, не зависящие от родителей. Лучше ребенка вернуть, чтобы сохранить его здоровье, психику.

Чаще всего рядом в трудную минуту нет помощи. Или стыдно за ней обращаться. Если у ребенка нет какого-то тяжелого диагноза — причина в родителях. Вы готовы рассказать специалисту все о своих слабостях и негативных чертах характера? И не только о себе, а о самых близких!»

Скажем, кто-то смалодушничал и скрыл от опеки, что у бабушки, которая живет в той же квартире прогрессирующая деменция (старческое слабоумие). Думали, что справятся с этим. И превратили жизнь подростка-девочки в кошмар. Родители на работе днем, а ребенок придет из школы и сидит дома с больной бабушкой, которая бывает иногда очень агрессивной. Благими намерениями выложена, как известно, бывает дорога в ад.

На самом деле, как говорят психологи, предугадать невозможно, какая семья окажется настоящей для ребенка: та, что была с «правильной» мотивацией, или та, от которой даже специалисты не могли ожидать такой мудрости и самоотверженности, такого принятия и теплоты, которая дала им возможность стать настоящими родителями для приемного ребенка.

На одном из собраний в Школе приемных родителей при Марфо-Мариинской обители милосердия владыка Пантелеимон (Шатов) сказал примерно следующее: «Родительство — это жертва. Но она может быть счастливой. Нет большей радости и смысла, чем служить ближнему, тому, кто нуждается в твоей помощи». Наверное, это и есть самая правильная и важная усыновительная мотивация.

В последнее десятилетие в России активно проводится политика укрепления сферы семейного устройства детей, оставшихся без родительской заботы. Однако, несмотря на актуальность вопроса успешности функционирования приемной семьи, исследование данного феномена (замещающего родительства; воспитания детей-сирот, принятых в некровнородственную семью) как психологического феномена изучено недостаточно.

Выявлено, что на формирование родительства оказывают влияние несколько факторов: направленность и индивидуальные особенности личности; согласование моделей родительства обоих супругов; конкретные условия жизни супружеской семьи. Отмечается, что наличие потребности в детях может быть обусловлено конкретными социальными, экономическими, психологическими условиями жизни семьи. Эти условия отражаются в сознании и «социальной психике» партнеров в соответствии с личностными особенностями каждого человека и детерминируют его репродуктивную мотивацию и мотивацию принятия ребенка в семью.

Мотивационные комплексы играют ключевую роль в принятии ребенка в замещающую семью, так как именно вид мотивации оказывает побуждающее действие как у родителя к ребенку, так и у ребенка к вхождению в семью. Учет мотивации усыновления позволяет прогнозировать успешность родительской роли взрослого и взаимной адаптации родителей и детей, в случае необходимости корректировать психологическую готовность супругов к усыновлению и детско-родительское взаимодействие.

Психологические аспекты в изучении мотивации приемных родителей интерпретируют мотивацию к принятию ребенка как комплекс ожиданий, смыслов, значений для семьи, связанных с появлением приемных детей.

На данный момент известно несколько мотивов принятия ребенка в семью.

1. Альтруистическая мотивация

Данная ориентация является распространенней формой человеческой активности, играющей роль в межличностных контактах, внутригрупповом взаимодействии, общении и совместной деятельности людей.

Стремление защитить ребенка, оказать ему помощь и содействовать в создании благоприятных условий развития представляется особенно важной, поскольку в данном случае приемный родитель фокусом своих усилий делает благополучие и интересы ребенка, а не удовлетворение собственных интересов и потребностей.

Альтруистическая мотивация — это всегда внутренняя личностно-смысловая мотивация, описываемая понятием смыслообразущего мотива. Среди внутренних мотивационных механизмов собственно альтруистического содержания различаются два мотива, являющихся смысловыми детерминантами альтруизма — мотив морального долга и мотив сочувствия.

Мотив морального долга по отношению к альтруистическим действиям является следствием нормативного воспитания личности и формируется на основе интериоризации альтруистических социальных норм, превращающихся во внутренние императивы, личностно-смысловые регуляторы деятельности. Ведущим чувством в мотивации данного типа является чувство ответственности за приемного ребенка перед собой и другими людьми. Действие этого мотива непосредственно связано с областью моральной самооценки. Его реализация сопровождается позитивными чувствами морального удовлетворения, самоуважения, гордости, повышением самооценки.

Мотив сочувствия, основанный на воспитании идентификационных и эмпатических способностей человека, является второй и весьма существенной смысловой детерминантой альтруизма. Реализация мотива сочувствия невозможна без осуществления мысленной постановки себя на место нуждающегося в помощи приемного ребенка без процесса сопереживания ему. Сочувствие предполагает сопереживание возможному улучшению состояния объекта помощи, т.е. носит опережающий, предвосхищающий характер, побуждая к совершению акта помощи. Механизм сочувствия основан на идентификационно-эмпатическом взаимодействии, т.е. слиянии, отождествлении внутренних состояний субъекта в объекте помощи, временном стирании границы между «Я» и «другим Я».

Наиболее альтруистичными оказываются субъекты с гармоничной представленностью в структуре личности обоих смыслообразующих мотивов, когда мотивы долга и сочувствия одинаково сильно действуют в ситуациях, аппелирующих к помощи.

Существует опасность такого вида мотивации, которая кроется в стремлении родителя из самых благих намерений построить асимметричные отношения, в которых ребенку неосознанно навязывается роль «потребителя» тех условий, которые создает для него родитель-благодетель. Очевидно, что при такой потворствующей гиперпротекции ребенок выучится только брать, ничего не отдавая взамен.

Однако в отношении эмоциональных механизмов следует различать ситуативное влияние альтруистических эмоциональных переживаний на поведение помощи и устойчивое эмоциональное отношение к ситуациям нужды и бедственного положения ребенка-сироты, которое выступает как специфический, сформировавшийся на эмоциональной основе мотив.

Большому количеству детей-сирот требуется помощь. Таким образом, возможно, стоит для начала заняться благотворительной деятельность, поскольку усыновление ребенка – серьезный шаг, а помощь сиротам в любом случае не будет иметь негативных последствий.

2. Прагматическая мотивация

В данной ситуации усыновление рассматривается исключительно с точки зрения его полезности и эффективности в реализации целей конкретного человека. Со стороны прагматического подхода на первое место ставится не нравственная сторона душевной жизни (то есть условное разделение поступков и событий на хорошие и плохие, нравственные или аморальные), а делятся все проявления человеческой личности на полезные (способствующие успеху) и бесполезные (то есть такие, что способны замедлять процесс самореализации и мешать человеку в достижении оптимального результата).

Моральные ценности и культурные установки в данном случае могут выступать барьерами на пути к достижению желанного результата, поэтому человек способен их нарушать и обходить. Ведь каждым индивидом движет в первую очередь забота о личных интересах (ожидание старости, материальная выгода), а не абстрактном всеобщем благе, интересах ребенка-сироты.

При обладании акизитивного (материального) мотивационного комплекса изначально могут доминировать мотивы, противоречащие интересам ребенка, могут не выполняться элементарные правила ухода за приемным ребенком, подчеркиваться его особое положение в семье, преувеличиваться значение допущенных ребенком ошибок и т.д., что предопределяет нежелание решать педагогические задачи воспитания ребенка-сироты.

В случае доминирования данной мотивации игнорируются такие черты личности человека, как альтруизм, способность пожертвовать собственными интересами на благо ребенка-сироты. Усыновление может рассматриваться со стороны двух типов прагматической мотивации: инструментальной – отношение к усыновлению как к средству зарабатывания денег; комфортно-ориентированной – ориентация на отсутствие одиночества, обеспеченную старость.

Важной чертой личности с данной мотивацией является то, что все вкладываемое в задумку усыновления (время, силы, деньги) должно во время окупаться. Речь не всегда идет только о материальной прибыли – для удовлетворения своих притязаний данному человеку достаточно получить и моральную выгоду. В противном случае усыновитель считает свои вложения зря упущенными. Люди, обладающие этой характеристикой, способны проявить заботу о приемном ребенке, но только если они знают, что получат взамен (решение вопроса занятости, материальный достаток семьи).

Однако возможно, что прагматичный человек может оказывать поддержку и заботу гораздо большее, нежели другой человек, не отдавая себе отчет в том, что и оказывает их в надежде получить аналогичную ответную реакцию.

3. Нормативная мотивация

Данный феномен представляет собой побуждение человека к определенному типу поведения через идейно-психологическое воздействие. У человека с доминирующей нормативной мотивацией принятия ребенка-сироты на воспитание семья представляется как социальный институт, то есть организованное объединение людей, которые выполняют определенные социально значимые функции, обеспечивающие совместное достижение целей на основе выполнения членами института своих социальных ролей, обусловленных социальными ценностями, идеалами, нормами. В таком случае социальные ценности, идеалы, нормы сами обеспечивают устойчивость существования и функционирования социального института.

Семья как социальный институт проходит ряд этапов, последовательность которых складывается в семейный цикл или жизненный цикл семьи. На определенном этапе ее развития индивид выделяет необходимым появление ребенка, поскольку основная, первая функция семьи – репродуктивная, то есть биологическое воспроизводство населения в общественном плане и удовлетворение потребности в детях – в личностном плане. Наряду с этой основной функцией семья выполняет воспитательную функцию, то есть социализацию молодого поколения.

При доминировании нормативной мотивации приемный родитель подчеркивает важность ролевых отношений в семье, когда семейная роль – один из видов социальных ролей человека в обществе. Исполнение семейной роли зависит от выполнения правильно сформированного ролевого образа. Однако усыновителем не учитывается, что у приемного ребенка может быть не сформирован образ родителя или образ себя как ребенка, что может привести к конфликту ролевых образов.

Такой мотив управляет поведением человека, поскольку социальные мотивы побуждают достигать определенного социального статуса, чтобы получать одобрение со стороны своей социальной группы, соответствовать требованиям общественной морали.

При доминировании данного мотива активно стремление отвечать установленным в данном обществе социальным нормам и правилам – иметь семью, детей. Дети в данном случае выступают как элемент определенного социального статуса, престижа. Такие семьи занимают позицию повышенной моральной ответственности, что может заставить их приемных детей выполнять функцию чрезмерной нагрузки, не всегда благоприятствующей сохранению их психического и физического здоровья. Родители могут перегружать своих детей дополнительными занятиями, не учитывая особенности их развития, что отрицательно будет сказываться на взаимоотношениях с приемными детьми. Таким образом, с трудом формируется психологическая близость между приемными родителями и детьми.

4. Кризисная мотивация

Данная ориентация выявляет, что у приемного родителя на первый план выступают супружеские отношения, когда происходит обострение не решенных супружеских проблем. В этом случае ребенок выступает в первую очередь как средство налаживания деформирующихся супружеских отношений, а родители приемного ребенка остаются со своими проблемами и трудностями в развитии семьи. Усыновленный ребенок может стать ещё одним поводом для конфликта, а не для сплочения супругов.

В ситуации образования «пустого гнезда» (уходом из дома последнего ребенка) у родителей выявляется чувство потерянности, пустоты, ненужности, когда возможно нарушение близких отношений и благополучия. В связи с уходом детей из семьи изменяется ее структура: существовавший на протяжении долгого времени треугольник, включавший мать, отца и ребенка, трансформируется в супружескую диаду. В такой ситуации кризисная мотивация выявляет нарушение установления нового баланса близости-отдаленности и изменения ролевой структуры семьи, когда не реализовались родительские позиции в подвижных коммуникациях с ребенком, прогностической способности родителей строить взаимоотношения.

Кризисная мотивация выявляет нарушение эмоционально и оценочно окрашенной совокупности знаний, представлений, и убеждений относительно себя как родителя.

У одиноких людей, по разным причинам не сумевших создать или сохранить семью, подобная мотивация предполагает, что приемный ребенок будет рассматриваться как значимый партнер, с которым можно установить отношения близости и доверия, источник положительных эмоциональных переживаний, опора в старости. Факторами риска в этом случае являются чрезмерность и неадекватность ожиданий в отношении личностных качеств ребенка (чуткости, доброты, заботливости и т.д.).

Кризисная мотивация выделяет стремление приемных родителей, переживших смерть родного ребенка, как можно скорее восполнить жизненную пустоту и смысловой вакуум принятием ребенка в семью. Подобная мотивация может стать причиной трудностей детско-родительских отношений.

В случае потери родного ребенка при усыновлении приемные родители стремятся взять в семью сироту, максимально похожего на собственного сына или дочь того же возраста. Такой ребёнок по всем показателям будет уступать в глазах родителей их родному ребенку. Идеализация прошлого и постоянное сравнение родителями своего собственного и приемного ребенка, осуществляемое как на осознанном, так и неосознанном уровне, может привести к разочарованию, дистанцированию, отчужденности и даже отвержению приемного ребенка.

При изучении мотивации принятия ребенка-сироты в замещающую семью предполагается наличие совокупности мотивов при доминировании одного ведущего.

Выявление мотивации усыновления имеет важное значение для формулировки целей, задач психологической помощи принимающим семьям и для самих усыновителей.