Откуда онкология у детей?

Почему дети болеют раком? Онколог о симптомах и профилактике опухолей

Каждый год в мире у более 200 тысяч детей находят онкологические заболевания, и половина из них — умирает. Десятая часть случаев рака выявляется лишь на третьей стадии, а у 8 % детей рак диагностируют на четвёртой стадии, что усложняет лечение и уменьшает шанс на выживаемость.

О сложностях диагностики онкологии у детей, причинах увеличения заболеваемости и роли родителей в процессе лечения мы поговорили с главным детским онкологом Минздрава, заместителем директора НИИ детской онкологии Российского онкологического научного центра имени Блохина Владимиром Поляковым.

Майя Миличь, АиФ.ru: Есть ли тенденция к увеличению количества юных пациентов у вас и ваших коллег?

Владимир Поляков: Да, такая тенденция прослеживается. Более заметные процессы происходят у взрослых, увеличивается количество больных раком, рак молодеет, стали болеть люди в возрасте 20–25 лет. Увеличение заболеваемости у детей также отмечается во всех странах мира, в том числе и у нас. Но в России это отчасти связано с улучшением статистики — то есть цифры растут ещё и из-за более качественного учёта заболевших.

– Чем можно объяснить увеличение заболеваемости?

– Исключительно факторами внешней среды. Там, где плохая экология, там и число злокачественных опухолей у детей выше, чем в более благоприятных регионах. Но отмечу, что вообще повысился уровень заболеваемости детей любыми болезнями, это и инфекции, и аллергические реакции, и многое другое. Все отрицательные факторы проживания, питания, неблагоприятная психологическая обстановка — сказываются на людях. Сильно сказывается образ жизни родителей — от того, как они себя ведут, как живут, пьют ли, курят ли, правильно ли питаются, напрямую зависит здоровье детей. Сейчас здоровье населения в целом хуже, поэтому и дети рождаются более слабые. Если взять статистику согласно шкале Апгара (система быстрой оценки состояния новорождённого — прим. ред.), то раньше рождались дети 9–10 баллов, а сейчас — 8–7. То есть общий фон — хуже.

– Можно ли говорить сегодня о возможности профилактики рака у детей?

– Можно, но тут важно скорее говорить о том, как живут взрослые. Здоровье маленьких детей зависит именно от родителей. Сказываются все болезни, перенесённые женщиной во время беременности, работа на вредном производстве, место проживания будущей матери. Есть некоторые данные, указывающие на связь частоты развития злокачественных опухолей у детей с ранее проведёнными женщине абортами. Также имеет значение возраст женщины, когда она рожает ребёнка — чем позже, тем больше вероятность появления новообразования. Поэтому хорошо, когда женщина рожает в 19–20 лет, но с учётом сегодняшней тенденции к социализации и собственной реализации в жизни люди поздно задумываются о детях. К мужчинам относятся всё те же факторы, разве что они чаще злоупотребляют алкоголем, табаком, неправильно питаются. Всё, что в целом нехорошо, и может стать фактором развития злокачественных опухолей.

У детей подросткового возраста болезнь провоцируют травмы, всплески гормонов, все перенесённые заболевания, стрессы, даже несчастная любовь может даром не пройти. Они так же, как и взрослые, находятся в зависимости от окружающей среды и испытывают её влияние.

– Почему дети болеют раком? Какие есть теории на этот счёт?

– Какой-либо из факторов запускает механизм, нарушающий нормальное деление клеток. Сегодня есть разные теории — почему именно запускается сам механизм образования раковых клеток. Основные — это химическая и вирусная теории. Химическая говорит о влиянии факторов внешней среды, а вирусная говорит о том, что вирус, попадая в организм, так влияет на клетку, что разблокирует возможности её опухолевой трансформации. То есть вирус таким образом влияет на иммунную систему, что она не может остановить это деление. Но это только теории. Если бы мы точно знали природу рака, то могли бы перейти на другой уровень лечения. Но пока у нас есть только средства, которые могут избавить ребёнка от рака — это химиотерапия, лучевое и хирургическое виды воздействий, иммунотерапия, и сейчас развивается биотерапия рака.

Фото: РИА Новости / Владимир Песня

– Какие опухоли чаще всего встречаются у детей?

– Если взять все опухоли за 100 %, то примерно половина из них составляют злокачественные опухоли кровеносной ткани, самая частая форма — острый лимфобластный лейкоз, который, на наше счастье, мы научились эффективно лечить. Чуть большую часть составляют опухоли солидной природы — это опухоли мягких тканей, костей, печени, почек, сетчатки, щитовидной железы и других органов. Среди всех солидных опухолей преобладают опухоли головного мозга. Возможности излечения при разных злокачественных новообразованиях не одинаковы. Что-то лечится успешнее, что-то хуже, но в целом, если взять всех больных, то выздоравливает 80 % пациентов.

– Многие ли дети поступают к вам в запущенном состоянии?

– Эта проблема огромная и трудноразрешимая. Даже в тех странах, где медицина на очень хорошем уровне, дети часто попадают в отделение в критическом состоянии. В маленьких странах эта проблема менее актуальна. Во-первых, там меньше населения, во-вторых, всё ближе, проще доехать до специализированного центра и проверить причины плохого самочувствия ребёнка.

У нас же эта проблема актуальна из-за большой территории. Пока ребёнок из дальней деревни попадёт в районный центр, а потом в областной центр — проходит время. В районных центрах нет службы детского онколога, поэтому на этом уровне понять, что у ребёнка развивается злокачественная опухоль, на первоначальных этапах очень трудно.

Педиатры нечасто встречаются со злокачественной опухолью, поэтому специфические симптомы могут быть просто не опознаны. Отрицательную роль играет отсутствие онкологической настороженности. У детей сейчас большая нагрузка, поэтому, к примеру, головная боль или усталость могут и не насторожить.

При этом онкологические заболевания часто маскируются под другие болезни, например, под респираторные инфекции. Забить тревогу нужно, когда заболевание не поддаётся стандартным методам лечения. Но зачастую ребёнка лечат до последнего, пока не поймут, что заболевание протекает нетипично. В непонятных ситуациях всегда лучше сразу предположить худший из всех диагнозов. Ведь чем меньше стадия — тем проще и эффективнее лечение.

Часто позднее выявление рака связано с нелюбовью родителей к посещениям врача в поликлинике, родители не любят туда водить детей из-за очередей, распространения инфекций.

– Как родителям вовремя понять степень серьёзности недомогания ребёнка?

– Точных первоначальных признаков нет, чаще всего — это маски других заболеваний. Например, если респираторные заболевания рецидивируют или протекают нетипично — это уже повод насторожиться. Как правило, развитие заболевания сопровождается нарастающей вялостью, слабостью, раздражительностью, отказом от пищи, потерей веса, снижением активности, повышенной утомляемостью — это всё служит поводом для обращения к врачам. Причиной такого состояния может стать всё что угодно, тем более что многие опухоли у детей имеют скрытую локализацию. В любом случае, лучше вызвать врача на дом или обратиться за консультацией. Грамотный врач всегда что-то заподозрит, предложит дополнительные исследования.

– Какую роль играют родители в процессе лечения?

– Многие родители тяжело переносят новость о заболевании своего ребёнка, им не понятно, что делать дальше, как жить. Но, когда они попадают в отделение, становится легче — они видят, что они не одни с такой бедой, не одиноки в своём несчастье, и становится легче. Они видят, что кого-то лечат, кому-то лучше — это даёт надежду и силы на борьбу.

У нас также с родителями и старшими детьми работают психологи. Маленькие детки часто не понимают, чем именно они болеют, а вот подростки — они осознают себя, своё будущее, и борьба за хороший психологический настрой им даётся так же тяжело, как и взрослым.

Родители всегда должны быть заодно с врачом. Когда есть хороший контакт с доктором, есть доверие и взаимоуважение, то вы уже боретесь вместе, есть слаженный альянс. Если же этого нет, то лечение получается механистическим. Важно внимание родителей, их послушание и выполнение всех рекомендаций врача. Роль мамы в лечении очень велика, особенно, учитывая, что медицинского персонала по уходу зачастую не хватает.

Да и кто будет ухаживать за ребёнком лучше, чем мама? У нас все мамы находятся рядом с детьми. Хотя по закону, дети старше 4–5 лет должны находиться в больнице без родителей. А у нас же даже подростки с мамами, это важно не только с технической точки зрения, например для гигиенической помощи ребёнку, но и с моральной. Родители очень внимательно следят за состоянием детей, они первые могут что-то заметить, обратить внимание на жалобы или особенности поведения ребёнка и своевременно обратиться к медицинскому персоналу за советом или помощью.

Младенцы и рак

У рака нет возрастных ограничений

Вскоре последовали разъяснения. В красноярском Центре охраны материнства и детства в 2019 году диагностировали онкологические заболевания у трех новорожденных малышей. У них обнаружили рак кровеносной системы. Слово «впервые», так напугавшее всех не имеющих отношения к медицине людей, прозвучало на круглом столе краевого Минздрава в связи с тем, что впервые врачи Центра охраны материнства и детства обнаружили такой диагноз сразу у троих новорожденных. Обычно, благодаря современным методам ранней диагностики, ежегодно там выявляют 1-2 случая врожденного лейкоза.

Увы, раком болеют все, в том числе и дети, в том числе и новорожденные дети. Ежегодно в мире более 200 тыс. детей заболевают раком, среди них есть и новорожденные. В среднем, исходя из статистики, ведущейся с 2010 года, среди впервые выявленных пациентов с онкологическими заболеваниями дети до 1 года составляют 10 случаев, новорожденные — 1-2 случая. С 2017 года в России существует новое направление в педиатрии – неонатальная онкология. (Неонатология — раздел медицины, изучающий новорожденных и младенцев, их развитие, а также патологические состояния.)

Реклама на веке Как разместить

По данным статистики, количество больных онкологией детей во всех странах мира примерно одинаковое: 14-15 детей на каждые 100 тыс. Пик заболеваемости приходится на возрастную группу до трех лет.

Министр здравоохранения Красноярского края Борис Немик в связи с возникшей в СМИ паникой выступил с пояснением, опубликованном на сайте краевого Центра охраны материнства и детства:

«В структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями у детей первого года жизни преобладают эмбриональные опухоли. Это новообразования, возникающие вследствие аномального развития и размножения зародышевых клеток. Причиной онкологического новообразования у ребенка могут послужить генетический фактор при формировании зародыша, наследственность, образ жизни родителей. До 90% опухолей у детей первого года жизни — врожденные. Важно выявление заболевания на ранних стадиях. Это помогает своевременно приступить к лечению злокачественных новообразований у детей любого возраста. Благодаря современным технологиям значительно улучшилась диагностика, что позволяет определить группу риска, стадию процесса и выбрать оптимальную программу терапии у детей любого возраста, в том числе до года».

Основные факторы риска возникновения рака

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), основными факторами риска возникновения рака являются:

— употребление табака, включая курение сигарет и жевание табака (самый значительный фактор риска развития рака, на который приходится почти 22% смертей от рака);

— избыточная масса тела или ожирение;

— нездоровое питание с низким уровнем потребления фруктов и овощей;

— отсутствие физической активности;

— употребление алкоголя;

— заражение ВПЧ, происходящее половым путем;

— заражение гепатитом или другими канцерогенными инфекциями;

— ионизирующее и ультрафиолетовое излучение;

— загрязнение воздуха в городах;

— задымленность помещений в результате использования в домах твердых видов топлива.

Еще одним основополагающим фактором развития рака является старение. С возрастом заболеваемость раком резко возрастает, вероятнее всего, в связи с накоплением факторов риска развития определенных раковых заболеваний вкупе со снижением эффективности механизмов обновления клеток по мере старения человека.

Почему раком болеют младенцы?

Как видим, большинство рисков развития рака связано с образом жизни человека и не дает ответа на вопрос, почему рак возникает у новорожденных еще внутриутробно.

По имеющимся на сегодняшний день данным, около 10% рака у детей возникает из-за генетической предрасположенности. Неправильный образ жизни и возраст родителей тоже могут стать причиной рака у новорожденного. Безусловно, влияют экология, окружающая среда, в которой живут родители и происходит внутриутробное развитие плода. Но каков удельный вес каждого из факторов, медицина пока не знает. Необходимы дальнейшие исследования для выявления причин развития рака у детей.

Чем в России лечат больных малышей?

Поскольку предотвратить развитие рака у детей, как правило, невозможно, основное внимание неонатальных и детских онкологов направлено на быструю и правильную диагностику с последующим действенным лечением. По данным ВОЗ, более 80% детей, заболевших раком, можно вылечить.

Но с доступностью эффективной диагностики и качественного лечения в Красноярском крае и в России в целом дело обстоит плохо. Быстрая и правильная диагностика возможна только в крупных городах, где есть соответствующие медицинские заведения, вроде упомянутого Центра охраны материнства и детства в Красноярске. Но ведь не все живут в крупных городах, жителям маленьких городов, сельских поселений, деревень качественная высокотехнологичная диагностика недоступна.

Еще хуже обстоит дело с лекарственным обеспечением. Политика на импортозамещение и законодательство в области государственных закупок лишили россиян импортных препаратов, которые лечат, оставив нам лишь дешевые дженерики, у которых побочные эффекты значительно превышают лечебные.

Депутат Заксобрания Красноярского края Илья Зайцев в конце прошлого года выложил в Сеть настоящий крик души:

«Мне пишет мама маленькой девочки, ей еще и полутора лет нет. У нее рак. Она прошла первый курс с немецким препаратом, и ей стало значительно лучше. Второй курс — уже препаратом российским. И он показал те самые осложнения. Корректировка курса не помогла. У девочки отнялись ноги. После третьей попытки российское лекарство отменили, а немецкое купить в России нельзя. И в Германии нельзя — нужен рецепт немецкого врача. И через посольство пробовали. И через знакомых. И они в отчаянии спрашивают: «Илья, как нам спасти нашу дочь?» А я не знаю, что сказать… Да, врачи регистрируют все случаи тяжелых осложнений и направляют их в Росздравнадзор, но сколько должно быть этих осложнений, чтобы немецкий препарат вновь стали закупать? И сколько детей не дождутся этого препарата?»

После данной публикации красноярские депутаты подготовили обращение к тогдашнему министру здравоохранения России Веронике Скворцовой с требованием решить проблему отсутствия препаратов иностранного производства, необходимых для лечения онкобольных детей.

Как известно, Скворцова не справилась ни с этой проблемой, ни со своей работой в целом, и вместе со всем правительством ушла в январе этого года в отставку. Но после отставки не последовало никаких разбирательств проваленной «оптимизации» здравоохранения, а экс-министр здравоохранения получила новый высокий пост – стала руководителем Федерального медико-биологического агентства при правительстве Российской Федерации. При этом бывший руководитель ФМБА Владимир Уйба назначен заместителем министра здравоохранения Российской Федерации. А новым министром здравоохранения стал Михаил Мурашко, бывший руководитель Росздравнадзора. Такой вот круговорот чиновников в правительстве, не ведущий ни к чему, кроме сохранения этих чиновников.

Рак у детей: жребий заболеть и шанс спастись

(Статья взята из архива Аргументов и Фактов. Кому интересно — читайте. )

Дети, больные раком… Сознание отказывается даже на минуту представить такое. Тем не менее, как свидетельствуют сухие сводки статистики, злокачественные опухоли у детей — суровая реальность. Есть ли путь спасения? На этот и другие важные вопросы отвечает заведующий отделением онкологии Российской детской клинической больницы, кандидат медицинских наук, хирург-онколог высшей категории, заслуженный врач России Владимир Иванович КОВАЛЕВ.

— Владимир Иванович, первый и самый важный вопрос: разве рак — это не типично взрослая напасть?

— Как ни печально, но это не так. Заболеваемость детей злокачественными опухолями составляет 14–15 случаев на 100 тысяч детского населения в год. Нетрудно подсчитать, что за 15 лет детства из каждых ста тысяч ребят, родившихся в один год, раковыми опухолями заболевают больше двухсот. Из тех шести миллионов человек, что погибают ежегодно в мире от рака, около двухсот тысяч — дети. Риск, что ребенок столкнется с раком, тем более трагичен, что сейчас в семьях чаще всего лишь по одному-два ребенка.

— Часто о самой возможности возникновения рака у детей люди практически ничего не знают. Парадокс?

— Главной задачей медицины прошедших столетий была борьба с инфекциями, уносившими множество детских жизней. Еще тридцать-сорок лет тому назад важнейшими проблемами были рахит, полиомиелит, другие болезни, которые сегодня взяты медициной под надежный контроль. На этом фоне на относительно редкие опухоли у детей просто не обращали внимания.

Наша неосведомленность о возможности возникновения рака у детей — из недавнего советского прошлого. Еще лет пятнадцать назад редкая газета или журнал осмелились бы опубликовать статью даже о раке у взрослых, а тем более у детей; ведь детям полагалось быть счастливыми и здоровыми, а если болеть, то только аппендицитом да ветрянкой. Статьи на подобную малооптимистическую тему тогдашняя цензура не пропускала.

— Однако складывается впечатление, что проблема рака у детей становится все более и более актуальной. Действительно ли риск заболеть злокачественной опухолью в последние годы вырос?

— Еще лет десять назад назывались совсем другие цифры заболеваемости раком у детей: всего 8–10 человек на 100 тысяч в год вместо нынешних пятнадцати.

— Но почему же заболеваемость раком у детей так выросла? Ведь малыши не курят, едят более здоровую пищу по сравнению со взрослыми, у ребят нет «взрослых» профессиональных вредностей?

— Сейчас во многих бедах принято винить экологию. Но в случае с ростом заболеваемости злокачественными опухолями связь с плохой экологической обстановкой несомненна. Резкое увеличение риска для детей заболеть раком именно в ХХI веке не случайно. Действительно, раньше не было тех вредных веществ и воздействий — канцерогенных факторов, с которыми соприкасаются современные дети.

— Что представляют собой эти канцерогенные факторы и как они действуют на детские организмы?

— Это прежде всего промышленные отходы, которые загрязняют воздух, воду, почву. Это искусственные материалы, которыми наполнены современные жилища. Это радиация. Это вирусы. И еще, наверное, что-то, о чем ученые пока и не знают.

При воздействии канцерогенных факторов на организм ребенка, в отличие от взрослого, есть одна особенность: непосредственной причиной рака канцерогенные факторы могут быть лишь у старших детей, подростков. На малышей же они воздействуют не прямо, а через родителей, повреждая, делая дефектными их половые клетки. В результате зародыш развивается неправильно, и в одном из участков тела будущего младенца вместо нормальной ткани появляется опухоль. Другая возможность канцерогенам сделать свое черное дело — воздействовать на плод во время беременности, попав в него через организм матери. Из-за этого могут возникнуть не только врожденные уродства, но и злокачественные опухоли.

— Что же, выходит, в возникновении у малыша злокачественной опухоли виноваты его родители?

— Существует наследственная предрасположенность к опухолям, как, например, к поражающей глаз ретинобластоме, к некоторым другим опухолям. В цивилизованных странах давно уже люди не вступают в брак, не удостоверившись в «чистоте» медицинского «досье» будущего супруга. Современное медико-генетическое консультирование позволяет с высокой точностью предсказать возможные отклонения в здоровье будущих детей, в том числе и риск опухоли.

Впрочем, наследственная предрасположенность к опухоли не всегда означает, что у ребенка разовьется рак — для этого чаще всего нужны еще и внешние причины (и уж тем более, сам рак по наследству передать нельзя). Установить вероятность рождения здорового и больного ребенка в каждом случае — задача врача медико-генетической консультации.

Получается, чтобы обезопасить будущего малыша, нужно постараться еще до возникновения беременности: поселиться в экологически чистом месте, вести здоровый образ жизни, правильно питаться и не ошибиться с выбором второй «половины». И еще нельзя забывать, что чем старше родители, тем выше для ребенка риск заболеть злокачественной опухолью. Это особенно актуально, если вспомнить, что сейчас люди предпочитают обзаводиться детьми во все более зрелом возрасте.

— Есть ли отличия в течении рака у детей и взрослых?

— При опухолях детского возраста механизмы роста новообразований те же, но вот опухоли совсем другие. Раки составляют лишь около 4% всех злокачественных опухолей. Большая же часть новообразований развивается из клеток крови — это лейкозы и лимфомы, — и из клеток соединительной ткани — это саркомы. Сразу после рождения и в первые три-четыре года жизни выявляются врожденные (они появляются еще в утробе матери) опухоли почек и нервной ткани, опухоли из зародышевых тканей — тератобластомы, дисгерминомы, в разные возрастные периоды возникают опухоли из мышц и других мягких тканей, рак щитовидной железы, а в подростковом возрасте наступает пик заболеваемости опухолями костей. Впрочем, для простоты, чтобы не путать не готовую к медицинским нюансам публику, за рубежом все злокачественные опухоли называют раками, поэтому термин «рак у детей» вполне допустим.

— Что саркома, что рак… И то и другое — злокачественная опухоль. Что меняется от названия?

— Очень многое. Опухоли у детей развиваются гораздо быстрее, чем у взрослых. Если «взрослые» раки могут «тлеть» годами и десятилетиями, чтобы потом в одночасье «вспыхнуть» бурным ростом, то детские опухоли часто проявляются уже через несколько недель после возникновения. Кроме того, злокачественные опухоли у детей располагаются глубже в недрах организма и их труднее определить. Но зато — и это для нас главное — злокачественные опухоли детского возраста гораздо лучше поддаются лечению, чем раки у взрослых. Для примера: сейчас детские онкологи спасают до 90% детей с опухолями почек, до 75% детей с опухолями костей и мягких тканей, 80% больных лейкозом и 100% — ретинобластомой.

— Спору нет, результаты современного лечения впечатляют. Но что оно собой представляет?

— Лечение зависит от вида опухоли. Если это развивающиеся из клеток крови лейкоз или лимфома, применяют химиотерапию и лучевую терапию. Если опухоль растет из других тканей, то не обойтись без операции. Хирург удаляет опухоль вместе с пораженными частями организма, лучевая терапия «выжигает» ее, а химиотерапия заставляет саму опухоль сжаться, стать менее жизнеспособной, а ее отдаленные очажки — метастазы, возникающие из разнесшихся с током крови клеток опухоли, — сократиться или вовсе исчезнуть.

Иногда химиотерапия — в малых дозах — оказывается эффективной даже при доброкачественных опухолях. Например, есть такая пограничная опухоль — агрессивный фиброматоз (по-другому — десмоид), который никогда не дает метастазов, но способен у детей даже после радикального удаления вновь возникать по нескольку раз. Мы при этой болезни научились проводить длительную химиотерапию, которая свела к нулю число рецидивов после операции.

— Известно, что химиотерапия вызывает немало тяжелых побочных эффектов даже у взрослых больных. Легко ли неокрепшему детскому организму переносить столь непростое лечение?

— К сожалению, химиотерапия — это рискованное лечение. Риск связан с тем, что опухоли растут из организма ребенка и слишком похожи на его нормальные клетки, чтобы можно было найти лекарство, действующее на раковую клетку и не вызывающее повреждений в нормальной. Ведь даже при лечении заболеваний, вызываемых бактериями, вирусами, грибами, бывают осложнения. Что же говорить о химиотерапии!

— Химиопрепараты ведут свое начало от ядов?

— И являются ими. Но на злокачественные клетки они действуют в тысячи раз сильнее, чем на здоровые ткани и органы. Химиотерапия проводится курсами, поэтому в перерывах между ними нормальные ткани полностью восстанавливаются, а вот опухоль уже нет. Нужно помнить, что без лечения выздороветь от злокачественной опухоли невозможно. Кроме того, мы применяем современные лекарства, которые сводят на нет побочные эффекты от химиопрепаратов. Это противорвотные средства, лекарства, стимулирующие образование клеток крови в костном мозге, препараты, защищающие печень, сердце, другие внутренние органы. Эти лекарства помогают нашим маленьким пациентам переносить лечение с максимальным комфортом.

— Операция — нелегкое испытание и для взрослого организма. Да еще говорят, что онкологические операции — одни из самых сложных и травматичных. Как их переносят дети?

— Чтобы вылечить ребенка, нужно обязательно удалить опухоль, иначе, даже при очень хорошем действии химиотерапии и лучевого лечения, вскоре опухоль начнет расти вновь. Кроме того, хирургу нужно восстановить то, что разрушила опухоль, чтобы маленький человек смог жить полноценной жизнью. Мы научились делать восстановительные операции: создаем путь искусственного оттока мочи после удаления опухоли мочевого пузыря, устанавливаем искусственные суставы и «переставляем» собственные кости, чтобы избежать ампутации и сохранить конечности детям с опухолями костей, делаем и другие сложные операции. Среди них операции, когда онкологи совместно с нейрохирургами вскрывают позвоночный канал и удаляют опухоль, сдавившую спинной мозг, или операции, которые выполняются с использованием микрохирургической техники; при них под микроскопом сшиваются между собой тонкие артерии и вены, чтобы восстановить кровообращение в органах и тканях ребенка.

— Сейчас много говорят о пересадке костного мозга при раке. Что это такое и применяется ли пересадка у детей?

— Пересадка костного мозга — часть так называемых высокодозных программ лечения. Их применяют, когда при стандартных дозах (хотя и они часто весьма тяжелы для ребенка) успеха достичь не удается. В таких случаях идут на риск: в надежде уничтожить опухоль вводят сверхвысокие дозы химиопрепаратов, которые, к сожалению, приводят и к гибели собственного костного мозга, в котором образуются клетки крови. Чтобы в последующем ребенок не погиб от отсутствия клеток крови, ему переливают либо костный мозг от донора, либо свой, заранее запасенный. После переливания костный мозг приживляется в костях и начинает свою работу. Сама пересадка костного мозга технически несложна. Сложно и дорого проведение лечения, направленного на предупреждение очень тяжелых осложнений, которые наблюдаются при высокодозной химиотерапии.

— Получается, что при лечении ребенка от рака на одной чаше весов — риск роста опухоли, а на другой — возможные осложнения от химиотерапии и лучевой терапии. Да и операции хотелось бы избежать. Может быть, существуют другие, нетрадиционные, безвредные методы лечения?

— Конечно, хотелось бы, чтобы было надежное, эффективное и не имеющее побочных эффектов лекарство. Но, к сожалению, чудеса бывают только в сказках. Хотя это как рассудить: ведь успехи современной терапии рака у детей — это самая настоящая фантастика по сравнению с самыми смелыми прогнозами двадцати-тридцатилетней давности. Но нужно помнить, что успех обеспечивается только при самом современном лечении в строгом соответствии с утвержденными международными программами. Над каждой такой корпят лучшие ученые из самых известных онкологических центров мира. При этом врачи всегда честно предупреждают родителей и о трудностях лечения, и о величине шанса выжить. А вот всевозможные целители и продавцы «чудодейственных» средств никогда не сообщают всей правды о своих методах и «лекарствах». То, что предлагают эти «кустари-одиночки», делающие деньги на чужом отчаянии, в лучшем случае бессмысленно, а в худшем — вредно и опасно для жизни. Сколько драгоценного времени теряют больные дети, пока шарлатаны упражняются с ними в своем «искусстве»! А ведь в это время опухоль продолжает расти.

— Но ведь в прессе периодически сообщают о случаях, когда целителю удалось вылечить больного раком, от которого «отказались» врачи. Неужели все вранье?

— Еще ни разу ни одному такому «целителю» не удалось доказать свои успехи фактами. Либо нет признаков излечения, либо, если миру предъявляют якобы «вылеченного» человека, у него не было никакого рака. Ведь к таким целителям часто попадают еще не полностью обследованные больные, у которых диагноз рака еще не подтвержден. Трудно ли вылечить того, кто вовсе не болен? Между тем в научной медицине и диагноз и излечение всегда доказываются, обман или подтасовка невозможны.

— На что нужно обращать внимание, чтобы не «прозевать» у ребенка опухоль? Чтобы не получилось: «пока гром не грянет…»

— Необходимо помнить, что в отличие от взрослых раков, детские опухоли прячутся под «масками». Всегда есть соблазн найти более легкое объяснение, почему малыш капризничает, плохо ест, откуда взялась потливость и отчего так увеличился живот. Очень часто к нам поступают дети, которым дома, недостаточно разобравшись, ставили диагноз «рахит» вместо опухоли почки или нервной ткани, «ушиб», «артрит», «перелом» — при опухолях костей; таких примеров, к сожалению, пока хватает. Причин тому несколько. Это и относительная редкость этой напасти у детей (средний участковый педиатр за всю свою профессиональную практику встречает не более восьми детей со злокачественными опухолями), и трудность выявления, и то, что большинство родителей просто не знают, что у ребенка может быть рак. Из-за этого, в отличие от Европы и других развитых стран, у нас на лечение поступают, как правило, дети с запущенными стадиями — третьей и четвертой.

Тем не менее очень часто опухоль у малыша обнаруживают именно родители. Это бывает при купании, одевании. Вдруг в животе прощупается что-то «лишнее», или на шейке покажутся увеличенными лимфатические узелки, или что-то еще не понравится. Симптомами опухоли могут быть и одышка, и кровь в моче, и утомляемость, и снижение аппетита, и беспричинная капризность, и подъемы температуры до 37 — 37,5 градусов. Если вам показалось, что что-то со здоровьем вашего ребенка не в порядке, не теряйте времени — само не рассосется! — идите к врачу и обследуйтесь. Если окажется, что ничего страшного нет, очень хорошо, ну а если опухоль, то ее-то как раз и нужно выявлять на самых ранних стадиях развития.

— Что необходимо знать родителям, чьему малышу предстоит лечение от злокачественного новообразования?

— Прежде всего, что не одни лишь врачи и сестры будут заниматься его лечением. Такое лечение — всегда тяжелый совместный труд врачей и медсестер, родителей и … самого малыша. Только при соединении усилий шанс победить опухоль растет. Ведь лечение длительное, занимает месяцы, иной раз и больше года. За это время могут быть тяжелые моменты, связанные с опасностью для жизни. Важно, чтобы родители не впадали ни в отчаяние, ни в безудержный оптимизм и работали с медиками рука об руку ради выздоровления ребенка. Многое требуется и от малыша. Он — не объект лечения, а полноправный его участник. Если у ребенка есть воля к победе (а чаще это бывает, когда папа и мама активно настраивают его на хороший результат), лечение идет более гладко. Кстати, поэтому в нашем отделении мы ввели практику круглосуточного нахождения родителей вместе с детьми во время всего срока лечения. Как правило, первый шок быстро проходит, и вся родительская энергия направляется на достижение нашей общей цели — выздоровление ребенка.

По правилам онкологии, каждого вылеченного больного наблюдают в течение пяти лет. Если суждено случиться возврату опухоли — рецидиву — или возникнуть метастазам, то это произойдет именно за этот срок. В дальнейшем возвращения болезни можно не опасаться.

— Сейчас повсюду за лечение берут деньги. Как же могут обычные родители позволить себе лечить больного злокачественной опухолью малыша?

— Химиопрепараты, а также лекарства, которые применяются для предупреждения и лечения возможных осложнений, действительно очень дороги. Недешево обходятся и сложные операции, которые мы выполняем больным детям. Но по закону все расходы за лечение больного ребенка несет государство. Поэтому лечение в стенах отделения онкологии Российской детской клинической больницы бесплатное: не нужно платить ни за лекарства, ни за операцию. На лечение принимаются дети из всех регионов России.

Адрес, где помогают детям: Москва, Ленинский проспект, дом 117, Российская детская клиническая больница, отделение онкологии.

Сергей НИКОЛАЕВ

Статистика заболеваемости раком детей в России: Росстат предоставил сведения о росте числа детской онкологии

Статистика устрашающая: за период 2018 года в России было диагностировано рекордное количество онкологических заболеваний среди детей. Под наблюдением врачей, согласно статистической информации, полученной от Росстата, находилось 26995 малолетних пациентов с диагностированным заболеванием. Похожая ситуация в России наблюдалась 10 лет назад, когда произошел резкий всплеск новообразований у детей.

Росстат предоставил сведения о росте числа детской онкологии

За истекший год зафиксировано 21248 случаев детской онкологии. В эту группу входят дети с рождения и до 14 лет. По отношению к 2017 году прирост составил 4,3%.

Среди подростков возрастом 15 -17 лет увеличение численности заболевших составило 5707 человек. По сравнению с показателями десятилетней давности, количество увеличилось на 36,9%. Здесь стоит отметить, что часть детей, которые десять лет назад состояли на учете в младшей группе, теперь перешли в подростковую.

По мнению Румянцева, увеличение численности в старшей группе, говорит об результативности лечения. Наблюдения и статистические данные свидетельствуют об успешном результате: 80% заболевших на протяжении пяти лет имеют безрецидивное течение болезни.

Доктор медицинских наук, профессор, академик РАН, президент «Национального медицинского исследовательского центра детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева Александр Румянцев рассказал о статистике детских заболеваний раком и его лечении.

Диспансерное лечение и реабилитация детей с онкологическим заболеванием

Для детей, входящих в диспансерную группу организована комплексная реабилитация на базе Центра Министерства Здравоохранения РФ. По словам профессора Румянцев, большая часть онкологических больных, у которых обнаружена злокачественная опухоль находится под постоянным контролем Центра имени Дмитрия Рогачева.

Росстат уточнил, что при формировании отчетности, учитывалась информация о всех детях, состоящих на диспансерном учете на конец 2018 года. Регламентируется сбор и анализ информации федеральным статистическим наблюдением Министерства здравоохранения России №7 «Сведения о злокачественных новообразованиях». Проводится ежегодно.

Центр оказывает услуги по лечению рака в соответствие с едиными медицинскими стандартами и протоколами. Всем детям предоставляется бесплатное лечение, основанное на новейших инновационных технологиях. Используются современные препараты, при необходимости проводят трансплантацию костного мозга.